электронная
72
печатная A5
460
18+
Притворяясь мёртвыми

Бесплатный фрагмент - Притворяясь мёртвыми

Объем:
348 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5528-8
электронная
от 72
печатная A5
от 460

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Белый пони

1

Александр вышел из кабинета босса в негодовании, которое маскировал под стандартной корпоративной улыбкой. Прошёл мимо аквариума и якобы весело побарабанил пальцами по толстому стеклу.

Внутри у Александра всё кипело и бурлило. Мысли хаотично рвались на поверхность сознания, как кислород из аквариумного компрессора.

Девушка офис-менеджер подошла к нему с блюдцем.

Александр принял из её рук чашечку с кофе и отправился в свой кабинет.

Сел за стол. Долго разглядывал на странице какого-то веб-сайта анимированную гифку из фильма «Большой Лебовски». Бородатый герой делал глоток коктейля и облизывал усы.

В дверь постучалась и вошла одна из сотрудниц, худая и высокая девушка со строгим лицом человека, страдающего осознанием того, что начальство её недооценивает:

— Я сделала отчёт по выставке.

— Спасибо.

— Как ты просил, со всеми данными за последние четыре года. Обрати внимание, судя по таблице, прибыль компании в прошлом году упала наполовину. По невыясненным причинам.

— Спасибо, выясним.

Сделал вид, что просматривает документ. Отхлебнул кофе. Захотелось облизнуть несуществующие усы. Лицо девушки приняло более строгое выражение под названием «Опять не оценили моих трудов». Она вышла. Александр еле успел крикнуть слова благодарности.

Пару минут листал отчёт, потом смотрел в окно. Ему, как одному из самых ценных сотрудников компании, не пожалели углового кабинета с видом на город. Даже у шефа окна смотрели на стоянку.

Решительным шагом вышел из кабинета и прошёл на выход.

По пути кто-то у него спросил что-то по поводу аккаунта… Вопрошающий проводил до самого лифта. Что-то убедительно рассказывал и настойчиво требовал ответа. Александр кивал и снова жал кнопку вызова. Представил, что как в компьютерной игре из детства: когда почти прошёл уровень, но индикатор жизни мигает истлевшей красной полоской, а враги наседают со всех сторон. Единственное спасение — продержаться, отстреливаясь яростными сериями нажатий на кнопку лифта.

Собеседник пытался протиснуться в кабину, но Александр сделал вид, что не понимает его намерений и загородил вход.

— Тебя когда ждать обратно? — Напоследок спросил собеседник. — Скоро придёт та важная клиентка, из-за которой босс весь месяц на говно исходит. Важный контракт для компании. Нельзя просра…

Двери закрылись.

Когда Александр выехал из парковки бизнес-центра, у него зазвонил мобильный. Человек-у-лифта хотел продолжить разговор. Это был один из тех незначительных сотрудников, чья работа состоит в наклеивании на свой монитор разноцветных бумажек с напоминаниями. На всех бумажках лишь одно напоминание: не забыть наклеить, согласно таймлайну, новых бумажек. Он был так поглощён планированием своей продуктивности, что на работу не оставалась времени. Так как эти люди дико боятся потерять свою должность, то проявляют постоянную, почти безумную активность в согласовании всякой мелочи.

«Впрочем, — подумал Александр, я ведь тоже испугался потерять работу. У меня с боссом было противостояние, кто кого сильнее запугает — я своим уходом или он моим увольнением. Забавно, как „моё“ стало его, а „его“ моё».

Затихший мобильник снова завибрировал, Александр сбросил звонок и выключил телефон. Положил его не как обычно на подставку для подзарядки, а забросил поглубже в бардачок.

Он толком не знал куда ехать. План был обиженно покинуть офис и переместится подальше от него.

«Но что потом? Попить кофе? Съесть обед? Для обеда рано, да и неохота. Кофе уже пил. Жаль, что бросил курить. Сигарета имитирует занятость, помогает скоротать время до прихода стоящей мысли».

Задумчиво потянулся к подставке, чтоб поставить музыку и вспомнил, что отключил телефон. Музыку в машине слушал с него, а старая магнитола глючила и иногда отключалась сама по себе.

2

Александр окинул взглядом длинный торговый зал магазина электроники.

Прошёл мимо телевизоров с повторяющимся видео танцующей фигуристки. Фигуристка существовала в пространстве закольцованного действия, как облизывающий усы Лебовски. Миновал пылесосный отдел, где похожие на ретрофутуристических роботов аппараты свесили хоботы, готовые всосать любую грязь.

Подольше задержался возле аудиосистем. Спросил у продавца-консультанта, из какого дерева корпус колонок. Тот выпучил глаза, постучал по колонкам:

— Из дерева. Вот… звук.

— Окей, спасибо. — Не стал объяснять, что если что здесь и отзывается деревянным стуком, то, скорее всего его, продавца, башка.

— Пожалуйста, чем ещё помочь?

— Где автомагнитолы?

Продавец показал на отдельный стенд. Возле него стояла девушка в униформе магазина и поправляла ценники. Тёмные волосы, под форменной кепкой. На щеке пирсинг, рукава рубашки закатаны до локтей, на внутренней части руки большая цветная татуировка. На почти неприметной груди висел бейдж с именем «Эльмира». Причём часть когда-то длинного имени, кроме первых двух букв, густо зачёркнуто, а буква «я» дописана сверху.

— Поможешь выбрать магнитолу, Эля?

Она тоже оценивающе его оглядела. Пальто, деловой костюм, стильные ботинки. Отметила серёжку в ухе и причёску, которую при необходимости с помощью геля можно быстро превратить в стильный беспорядок.

— Какую надо? — Произнесла независимым тоном, в котором явно звучало: «Как вы меня все задолбали».

— Самую лучшую.

— То есть дорогую? Вот есть за пятьдесят три тысячи. Лучше не бывает.

Услышав цену, Александр подумал «Недёшево, однако» Но дыру в бюджете не пробьёт. Хотя… если учесть, что скоро стану безработным, не стоит ли начать экономить? От этой мысли, захотелось сжать зубы и с мстительностью потратить ещё больше:

— Беру, если девайс играет все форматы файлов.

Девушка отошла к полке, перебрала там несколько коробок. Извлекла нужную и прочитала:

— «Поддерживаемые форматы. Та-а-ак… Вот, смотри, куча всего. Плюс есть специальная фиговина, контроллер, выводится на руль, и можешь переключать треки, не отвлекаясь от аварий.

Александр прочитал характеристики и кивнул:

— Беру. Хоть кто-то в магазине разбирается в том, что продаёт.

— Да и мне, если честно, нет дела до этого дерьма, — с вызовом ответила она и зашвырнула коробку обратно. Затем ушла и вернулась с упакованной магнитолой:

— Оплачивать на кассе. Гарантийник в пакете. Ну и, типа, спасибо за покупку, приходите ещё.

Александр пошёл к кассе и встал в конце небольшой очереди, вытаскивая на ходу карточку из портмоне. Иногда оглядывался и смотрел, как Эля ходит с пачкой ценников вдоль полок. Вскоре её заслонили посетители и Александр стал думать, что после покупки можно заняться установкой магнитолы, протянуть ещё минут тридцать времени… А потом куда?

3

Со стороны стенда с магнитолами донёсся шум рассерженных голосов. Александр развернулся, кассирша, перегнувшись через дверцу, тоже стала смотреть. Напротив Эли стоял мужчина, коренастый до неестественной округлости, как оживший снеговик. Потрясая коробкой, он отчитывал:

— …Тисячу раз говорил. Ти не понимаешь? Ти специально это? Ти зачем грубишь, зачем товар побросала? Ти слышала, что электронный товар нужно бережно складывать?

Девушка нахмурилась, гордо подняв голову, и так как была выше человека-снеговика, то и отвечала свысока:

— Нормально складывала. Не кидала.

— Ти кидала. Кидала. Вот он видел (показал на деревянноголового продавца из отдела аудиосистем) Ти вот эту коробку кидала. Это автомагнитола, внутри есть стабилизатор, а если ти его сломала?

— Она пустая.

— А если не пустая? Если поломается, кто платить ущерб будет? Ти будешь, ти.

— «Ти-ти» — передразнила его Эля. — Хватит уже про тити, надоел.

Снеговик подпрыгнул от ярости:

— Уволю тебя, ти не способна работать в продаже. Ти глупая.

Эля швырнула в лицо снеговика пачку ценников, которые до этого расклеивала на коробки:

— Да пошёл «ти». Кого ты можешь уволить? Я сама уйду, из тупого магазина, где одни неудачники.

Всплеснула руками и быстро побежала к выходу.

Снеговик бесновался, на губу и лоб приклеились бумажки с цифрами:

— Вот и иди ти сама, пока в суд не подал. И собственность магазина верни, воровка.

Эля стянула с себя рубашку униформы, оголился плоский животик с пирсингом в пупке. Подбросила вверх рубашку. Одежда, как подстреленная птица, раскинув рукава, взмыла резко вверх и упала, накрыв мёртвым телом телевизор. Девушка осталась в чёрной майке с изображением силуэта бегущей лошади и надписью White Pony. Выбежала на улицу.

Посетители наслаждались шоу. Некоторые продавцы неприязненно смотрели на человека-снеговика, кто-то пытался остановить девушку, увещевали одеть хотя бы куртку, холодно же. Кто-то из персонала укоризненно кивал головой, стараясь чтоб человек-снеговик заметил, что они на его стороне.

Александр схватил пакет с покупкой, не стал дожидаться, пока допечатается чек и поспешил за ней.

4

Александр спешным шагом догнал девушку, но его обошёл один из работников магазина с курткой в руках:

— Эля, стой. Куртку возьми.

Она поблагодарила и оделась.

— Ну, ты, блин, даёшь. Ты что такая истеричная?

— Сколько можно терпеть этого мудака?

— Да-да, Титька, конечно, неадекватный, но нужно уметь решать конфликтные ситуации в русле взаимного понимания…

— О, не надо парить ерундой с тренингов.

— Ладно, я побежал. А на тренинги полезно сходить, там учат нужным штукам.

— Тренинги для лузеров, — пробормотала Эля вослед убегающему.

Тут подошёл Александр:

— Ты права, тренинги для лузеров. Я сам иногда веду семинары для сотрудников компании. Заметил, что самые прилежные — самые лузеры.

Эля ничего не ответила. Достала из кармана пачку сигарет и прикурила. Александр продолжил:

— Не поверишь, но у меня примерно часа два назад была такая же ситуация с боссом на работе.

— И что?

— Как видишь, забил на фиг.

— И пошёл автомагнитолу сразу покупать?

— Старая сломалась. Слушай, ты теперь куда? Давай пообедаем? Мы заслужили своей смелостью.

Девушка сначала хотела нагрубить в ответ, ещё не улеглось возбуждение от боевых действий против человека-снеговика, но она передумала:

— Поехали в Ки-Эф-Си. И ты платишь.

Александр открыл перед ней дверь своего автомобиля:

— Ты усаживайся, а я установлю магнитолу. Ты же не торопишься?

Она безразлично кивнула и стала набирать СМС. Её айфон был упакован в чехол с изображениями зомби. Они лезли из могилы и тянули гнилые руки к луне.

Покончив с установкой, воткнул в плеер флешку и после недолгих манипуляций включил музыку. Выбрал песню Passenger с альбома White Pony группы Deftones. Стал напевать знакомые слова.

— Классно поёшь. — Заметила Эля, не отрываясь от телефона.

— Я знаю. Но в группе, где играю, есть солист получше.

— Как называетесь?

— Ещё никак.

— Ну и ладно, — ответила она и снова стала строчить сообщения.

Часть пути проделали не разговаривая. Александр иногда подпевал, Эля то отвечала на СМС, то смотрела в окно. Потом сказала:

— Чёт надоело это слушать.

— А что хочешь?

— Песен твоей группы.

— Нет с собой, к сожалению. А радио ставить неохота. Ненавижу радио в машине.

— Я тоже. Особенно ведущих всяких шоу со звонками слушателей. Вот скажи, многие ли согласятся, чтоб их окружила кучка несмешных клоунов, которые вдруг начинают говорить ерунду, а мы их внимательно слушать? Да никогда. А в машине — пожалуйста, срите в уши сколько угодно.

Эля понажимала что-то на мониторе магнитолы, затем посмотрела в экран своего телефона, дождалась соединения устройств и поставила музыку из своей фонотеки. Заиграло что-то неторопливое, немного электронное, полное посторонних абстрактных шумов.

— Что это? Впервые слышу.

— Это Twin Boots, американская команда конца восьмидесятых двадцатого века. Малоизвестная.

Александр уважительно кивнул. Попытался вслушаться в текст. В одной композиции исполнитель нараспев перечислял предметы и образы. Словарного запаса солиста хватило до самого фастфуда. Уже припарковались, а он продолжала перечислять:

окно

поворачивающий автобус,

крошки в постели,

земля на подошве.


Было в композиции нечто, что доходило не сразу, но постепенно слова-образы заполняли сознание, мозг покорно подрисовывал идею каждого слова.

— Ладно, это длинная песня, — вздохнула Эля и нажала «стоп»

— Как, говоришь, называются?

— Twin Boots. И это редкая группа, трудно найти в открытом доступе. Можешь и не пытаться.

Глава 2

Мелодическая гармоника

1

В фастфуде было людно, много студентов, школьников и семейных с детьми. Обстановка заставила Александра непроизвольно поморщится. Он в первый раз за время знакомства с Элей подумал «Что я здесь делаю?» Поймал на себе её изучающий взгляд, приободрился и, перекрикивая детей, спросил:

— Тебе что заказать?

— Панини, большую фри и колу, безо льда. — Села за стол и погрузилась в телефон.

Александр терпеливо отстоял в большой очереди, злой и неорганизованной, изучал меню. Решил заказать себе то же самое, что и Эля. Вернулся с подносом, ему было непривычно балансировать двумя тяжёлыми стаканами колы, казалось, наклони на полградуса и всё рассыплется.

Девушка набросилась на еду с увлечением проголодавшегося. Проворно развернула бутерброд, откусила побольше, да умудрилась запихать в рот несколько ломтиков картофеля. Залила всё колой и неторопливо начала жевать, подняв глаза на Александра. Видимо, ей не понравилось выражение его лица:

— Ты из тех, кто презирает фастфуд?

Он обмакнул картофельную соломку в майонез и откусил:

— Такая еда вредна для внешности.

— Ерунда. Я жру это каждый день и внешностью довольна. Или я не красивая?

— Красивая. Но не путай красоту со здоровьем.

— «Нэ путэй крэсоту со здоровьем» — передразнила она низким голосом. Кусочек жёваной булки выпал изо рта. Она спокойно взяла пальцами и сунула обратно. — Ты фигнёй страдаешь. Собрался жить триста лет?

— Ну, плюс-минус.

— Понято. Я путаю долголетье с вечностью? Тебя вообще как зовут? Александр? Ну, Александр, что-то ты какой-то правильный весь. За здоровьем следишь, долголетье планируешь. Что вообще играет ваша группа тогда? Христианский рок какой-то? У меня был друг, ходил в секту евангелистов и играл на дудке с кнопками.

— Это что такое?

— Ну, такая дудка, не знаю, забыла название. С виду как дудка, но сверху клавиши, как у пианино. На батарейках работает.

— Это называется мелодическая гармоника. Странный инструмент.

— Ага, тот чувак и сам странный был. Его посадили потом за поджёг. Говорят, что это в секте его научили, но я не верю. В сектах люди безобидные, говорят о боге, песни поют. Он на этой клавишной дудке «Радиохед» играть мог. Однажды вышел ночью на улицу с канистрой бензина и поджёг магазин. Один охранник сгорел, второй задохнулся в дыму. Слышала, что после суда он пытался повеситься.

— А теперь он где?

— Не знаю. Или сидит ещё или вышел. Какая разница. Так, значит, вы поёте о Боге?

— Мы играем постпанк, новую волну, в этом духе.

— Супер. А ты поёшь или играешь на кнопочной дудке?

— Я гитарист, ну и подпеваю иногда. Вообще-то у нас отдельный солист, с академическим образованием.

— Как в опере поёт что ли? «Фигаро-фигаро, ла-ла-ла».

У неё снова выпали кусочки еды, она так же непринуждённо собрала со стола и отправила в рот. Покончив со своей порцией картофеля, она, не спрашивая разрешения, запустила руку в его тарелку:

— Рассказывай, что там у тебя с боссом приключилось?

2

Александр колебался. Поначалу он хотел раскрыться ей, вдруг поможет с ответом? Известно, что поведать незнакомому человеку о своих проблемах гораздо легче. Он выслушает, скажет что-то необязательное и пропадёт в той безвестности, откуда появился. С Элей стало иначе. Казалось, что он знает её давно. Что несколько лет встречаются по-дружески, разговаривают о музыке, советуют друг другу что послушать, обедают в фастфуде или недорогих кафе.

— Уж не знаю с чего начать, — сказал он и строго отвёл её руку от своей тарелки с картошкой. — На самом деле, ничего особенного. Просто мне дали понять, что я не такой уж важный, каким себя чувствовал. Но при этом я прекрасно знаю, что они блефуют. После ссоры со мной компании придётся забыть о существенной части прибыли.

— Ничего не поняла, но продолжай. Вот, например, без меня магазин дерьмовой электроники точно не потеряет часть прибыли.

— Ты хорошо знаешь товар, гораздо лучше других продавцов.

— Во-первых, я умница, во-вторых, вместо посещения дерьмовых семинаров, я просто-напросто читала инструкции к технике. По-любому, я не собираюсь торчать там всю жизнь, как этот Титька. Прикинь, он учился на математика, собирался уже PhD получать в американском универе, в Рочестере. А потом доктора нашли у него какую-то болезнь, то ли рак, то ли что-то генетическое. Он долго лечился, потратил кучу бабок на врачей. После химиотерапии или каких-то лекарств, стал тупеть и толстеть. Заметил, что он так странно опухший? Это всё болезнь. После неё он вообще перестал шарить в математике. Мозги сломались. Работает в дерьмовой сети магазинов лет десять. До сих пор, говорят, не расплатился с кредитом за лечение. Он не плохой человек, просто злится на всех за то, что с ним произошло. Считает, что виновата наша экология. А причём тут экология, если эту болезнь обнаружили американские врачи в Америке? Они же и лечили. Фиг знает, чем они его пичкали там. Но он обвиняет нашу власть, вечно подписывает всякие петиции экологических организаций. Нас всех заставлял ставить подписи то спасти дерьмовый заповедник в горах, то деревья в городском парке, то спасти полудохлых сайгаков. Ненавижу экологов. Можно ещё картошки, а? А ты рассказывай, рассказывай. Что за должность у тебя? Директор отдела Важных Чуваков?

— Номинально должность называется «менеджер по работе с ключевыми клиентами», то есть моя задача поддерживать отношения с самыми значительными людьми в бизнесе компании. Но на деле всё зашло гораздо дальше. У меня есть собственная методика, которая даёт потрясающие результаты. Именно из-за моей продуктивности начальство заставило проводить семинары. Думали, что я могу поделиться с тупоголовыми сотрудниками опытом. Естественно, если у человека в голове вместо мозга древесина, то они ничего не добьются. Ну, и я не стал раскрывать тайну своей методики. Просто читал стандартные фразы из учебника по психологии бизнеса. Некоторые древесноголовые даже записывали в тетрадки.

— А мне раскроешь?

— Тебе это не нужно. На самом деле особой тайны и нет. Мой подход к делу базируется на всем известных обязанностях КАМа…

— Кого?

— КАМ это с английского, Key Account Manager. Просто я делаю это лучше, точнее, глубже и правильнее. Плюс творческий подход. Важно, не просто следовать инструкции, важно любить своё дело, любить его…

— О-о-о, прекращай. Мы не на семинаре.

— Из обычного КАМа я превратился в ключевое звено компании. На мне сейчас завязано столько знакомств, каналов инсайдерской информации и личных взаимоотношений с некоторыми клиентами, что вынь меня из пирамиды бизнес-процессов и компания, если не рухнет, то сильно закачается.

— А в чём проблема? Тебя вынули или ты сам захотел вынуться? Или денег мало?

— Мне идёт процент от договоров, а так как подписания договоров я добиваюсь почти всегда, то денег хватает. Мне нужны не деньги, а время.

— Вот это поворот. А можешь мне ещё картошки купить? А то что-то, реально, не наелась я.

3

Александр выполнил просьбу и принёс сразу две порции. Эля накинулась так, будто ни кусочка за весь день не съела. Прожорливость стройной и симпатичной девушки изумляла. С набитым ртом проговорила:

— Про то, какой ты суперценный специалист всё ясно. Расскажи, что поссорило тебя с начальством.

— Не поссорило, а обозначило границы намерений. Виновницей стала музыка, если говорить обобщённо. Солист нашей группы пытался развивать команду. Ему недостаточно просто играть и получать благодарности от пьяных посетителей кабака. Он суетился, заставлял нас записывать в студии какие-то им избранные композиции. Постоянно учил нас, как играть, как вести себя на сцене, к чему стремится в творчестве.

— Правильно.

— Рассылал демо-записи по всем продюсерам, чьи контакты только находил. Знакомым, незнакомым, малоизвестным и очень известным. В Америке и Англии, Франции и России. Даже в Японские звукозаписывающие лейблы отсылал.

— И был результат?

— Пришёл ответ от одного японского продюсера. Тот попросил записать парочку демок по его рекомендациям. Он ищет необычных музыкантов для телешоу на японском телевидении.

— Крутотень.

Александр поморщился:

— Ты видела японские телешоу? Лично мне такой популярности не надо. Хотя другой и не предвидится…

— Так в чём проблема-то?

— Если я выбираю музыку, то я ограничиваю работу в компании. Если я выбираю бизнес, то группа ищет нового гитариста и пытается добиться успеха без меня.

— Что выбрал?

— Посмотрел парочку выпусков этого шоу… Выступали музыканты, играющие Вагнера замками-молниями на ширинках. Потом показывали дрессированную жабу. Она наквакала что-то из «Битлз». В перерыве между этими талантами выступал диссидент из Северной Кореи. В уши он вставил специальные дудочки и под аккомпанемент играл саксофонную партию из Put Yourself in My Place Дюка Эллингтона. Наше место будет где-то между жабой и дудящими ушами.

— А в чём вы необычные? Может не руками играете, а письками?

— Мы самые обычные. Видимо, японец рассчитывает, что наше происхождение заинтересует публику. Рок-музыканты из малоизвестной страны, где по слухам правят кровожадные кгб-олигархи, а людей убивают без причины.

— Ну, почти так и есть…

— Я вообще не верю в успех. Но одна мысль свербит в сознании: вдруг после участия в глупом шоу, группу заметят кто-то более серьёзный? Я попробовал схитрить и совместить оба призвания. Рассказал боссу всё как есть. Поставил условие, что компания даст мне творческий отпуск до конца лета. Был уверен, что мне не откажут, но начальник упёрся. Сейчас назревает крупный долгосрочный контракт. И если им не займусь я, то больше некому. Именно на этого клиента мы работали почти полгода. Босс подключил все свои родственные связи. Не представляешь, какой клубок змей сплетался и интриговал в правительстве, чтоб нужные люди сообщили другим нужным людям, а те, проверив родственную принадлежность босса, кивнули головой и дали добро на попытку. Одну лишь попытку. Босс мне прямо сказал, что если я не возьму этот контракт, то у компании нет будущего. Стал давить на то, что я всех подвожу и ломаю всё то, что мы дружно строили. Говорит, остался последний рывок, а ты как лох сливаешься.

Эля слушала внимательно, на этом месте прервала:

— А не слишком ли они требуют? Хоть ты, типа, и величайший специалист, но есть же вероятность, что ты не сможешь замутить этот контракт.

— Я не достаточно уверенно выразился? Я крутой. Могу замутить всё что угодно.

— Мне бы твои проблемы. Ты страдаешь от выбора, стать известным музыкантом японского телевидения или продолжить карьеру бизнесмена. Это называется — зажрался.

Она отправила в рот последнюю горсть картошки.

— Степень сложности проблемы определяется не тем кто её оценивает, а тем кто её испытывает. Тебе мои проблемы кажутся надуманными, для меня твои вообще не выглядят проблемой.

— Это потому что у меня нет проблем. — Победоносно заявила девушка.

— Есть. И очень большие.

Она отвернулась. Посмотрела на соседний столик. На секунду Александру показалось, что она раздумывает, не утащить ли у соседей картошки. Тихо ответила:

— И обе наши проблемы дерьмо по сравнению с Титькиными. Представляешь, как он себя чувствует, когда листает старые математические журналы со своими статьями? Он пытается вникнуть, вспомнить, что когда-то был умным, что это он написал эти научные строки и формулы. Перечитывает свою фамилию в конце статьи и не верит. Он начинает думать, что его никогда и не существовало. Что это однофамилец написал, а он просто психически нездоровый менеджер из сети магазинов техники. Тогда он на самом деле сходит с ума. Начинает распечатывать на принтере экологические листовки и рассовывает в почтовые ящики подъезда или разбрасывает в парке. Вот это проблема — быть полжизни математическим гением, а вторую, самую длинную, быть с утра до вечера никем в торговом зале, где выставлены тостеры.

— Это ты к чему?

— К тому, что нужно менять свою жизнь так, как хочешь именно ты, пока она не поменялась на свой лад. И, когда это произойдёт, тебе только и останется, что восхищаться самим собой из прошлого, фантазируя, каким бы ты мог стать.

У Александра захватило дыхание от правдивости её слов. Ведь именно так он и чувствовал. Девушка будто ободрила его, дала разрешение на то, чтоб решить так как хочется, а не так, как думает, что надо.

Он резко поднялся из-за стола. Эля тоже. Стукнула кулачком в его грудь:

— Делай свой выбор. Сегодня ты станешь водителем автобуса своей жизни, а не пассажиром спутавшим номер маршрута. Это, кстати, из песни Twin Boots.

— Сейчас же заберу свои вещи из офиса и молча уйду. И компенсации законной мне не надо. Пусть корпорация идёт в задницу.

— Молодец. Только можешь, пожалуйста, подбросить меня до парка? Тут недалеко, два квартала.

4

Когда они сели в машину, Александр попросил Элю поставить песню про автобус жизни.

— Она длинная. Ехать две минуты, а слушать пять. Давай как-нибудь в другой раз послушаем вместе. А в интернете не пытайся искать — настоящий раритет.

На этом расстались.

Эля отказалась дать свой номер:

— Не хочу, чтоб ты звонил, если тебе в голову взбредёт какая-нибудь пошлость. Лучше сама позвоню, когда мне нечего будет делать.

Александр был весь поглощён предстоящим событием. Обдумывал, что скажет офис-менеджеру, когда с коробкой вещей подойдёт к лифту. По хорошему, думал он, вообще не нужно туда возвращаться, но не хотелось терять те мелкие вещицы, которыми обзавёлся за несколько лет. Кроме того, нужно на рабочем компьютере навести порядок. Подчистить личные файлы. Заодно скачать несколько конфиденциальных файлов, мало ли что может пригодиться?

Лишившись ободряющей поддержки новой знакомой, он старался сохранить решительный настрой, не давая лазейки для довода ведущего к компромиссу.

«Девчонке легко решать, — думал он. — Считает, что легко поддаться импульсу, резко повернуть на другую дорогу и оборвать все связи с надоевшими делами. Но реальность отличается от представлений. Она сама завтра вернётся в магазин электроники, чтоб подписать заявление об увольнении. Мне тоже никуда не деться от контракта. Я опутан обязательствами к другим людям. Не могу же я стать мудаком и подвести всех, кто от меня зависит. Или… могу? Или это и нужно сделать? Иначе всё будет напрасно».

Что именно напрасно, он не додумал, потому что приехал.

Кое-как припарковался, всё равно через двадцать минут снова уезжать. Поступью победителя вступил в лифт. Сердечно поздоровался с совершенно незнакомым попутчиком и стал напряжённо следить за цифрами, будто боялся пропустить свой этаж.

Двери раскрылись и Александр шагнул в коридор родной компании. Там было суматошно. Девушка офис-менеджер бежала выставив перед собой поднос. Чашечки кофе позвякивали друг об друга. Человек-стикер мчался за ней с двумя бутылками морковного сока в руках. Обидчивая сотрудница, что готовила отчёт по выставке, согнулась пополам и буквально волочила стопку из двух десятков копий этого самого отчёта.

Александра тут же подхватил за локоть босс, появился из двери кабинета для конференций:

— Алекс. А я тебе звоню и звоню. Почему не на связи? Ладно, ты не сильно опоздал. Она пришла. Уже начинаем. Уф, ну, спасибо, что не подвёл и вернулся. Мне после нашего разговора было стыдно, что я тебе угрожал. Ты извини, что обидел. Думаю мы всё компенсируем и найдём компромисс, да? Ну а теперь, пять минут на сборы и давай в конфиренc-рум.

Босс резво скрылся обратно в кабинете, выхватив из рук человека-стикера морковный сок. Он всегда пил его на переговорах. Говорил, что помогает зрению и концентрации внимания.

Александр сравнил себя с гигантским роботом из аниме, внутри которого сидит человек и управляет. Сначала этот человечек-водитель отвёл его механическое тело в кабинет. Там он собрал в папку документы по будущему контракту. Поправил пиджак и галстук. Причесался у зеркала и побрызгался одеколоном. Потом этот маленький негодяй направил ноги Александра прямиком в кабинет, где шли переговоры.

В голове крутилась лишь одна фраза, как сонное воспоминание из прошлого: «Я — пассажир, севший не на тот автобус, я — пассажир, севший не на тот автобус, я — пассажир…»

Управляющий его роботизированным телом человечек нажал рычаг и рука Александра взметнулась в приветствии, на лице включилась улыбка. В конференц-зале, напротив пьющего морковный сок босса, сидела грудастая брюнетка. Она любезно подала ему руку для рукопожатия и представилась:

— Карина. А о вас, Александр, я наслышана. Мне рассказали, что ещё никто не уходил от вас не подписав контракта.

Роботоводитель внутри его тела включил микрофон и ответил голосом Александра:

— Уходили несколько раз, но только за тем, чтоб принести ещё два.

Босс ободряюще поднял стакан с соком и подмигнул.

Глава 3

Прощай, детка, прощай!

1

Проход между двумя многоэтажками был тёмный и безлюдный. Женщина в пальто, стуча каблуками, свернула сюда с оживлённой улицы. Из мрака выступила фигура огромной собаки. Сначала раздался рык, показались клыки.

Женщина остановилась. Попробовала медленно отступать назад, к началу прохода, где светил фонарь. Пёс сделал прыжок и очутился рядом. Женщина замерла, боялась пошевелиться. Угрожающее рычание не смолкало ни на секунду.

— Уберите соба…

Пёс оборвал её коротким лаем. Зверь реагировал на любую попытку спастись. Всякое движение пресекал толчком огромной головы с оскаленной пастью.

За спиной раздался негромкий голос:

— Держать.

Она обернулась. Владелец — высокий, худой. От него несло перегаром.

— Ваша собака? Уберите пожа…

— Заткнись и слушай. Линч — тренированный. Прикажу — перегрызёт глотку.

— Что вам надо?

— Гони сумочку.

Так как женщина не спешила расставаться с собственностью, хозяин собаки негромко приказал:

— Линч. Пример.

Пёс обхватил огромной пастью ногу женщины. Она отшатнулась и упала бы, если бы не стена дома. Клыки разорвали сеточку колгот и больно впились в кожу.

— Только дёрнись и прокусит насквозь.

— Пожалуйста, не надо.

По лицу женщины катились слёзы. Ей одновременно хотелось визжать и бить собаку по голове и одновременно притаится, замереть.

Грабитель отобрал сумочку и начал в ней рыться, подсвечивая фонариком. Свет обрисовал худое небритое лицо, с тонкими губами и горбатым носом. Выгреб деньги и мобильный, отвернул крышечку духов и понюхал.

— Ништяк запах. — Сунул духи в карман куртки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 460