электронная
360
печатная A5
406
6+
Принцесса северного города

Бесплатный фрагмент - Принцесса северного города

Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-1279-2
электронная
от 360
печатная A5
от 406

Пролог

Красный платок все сильнее растворялся в дали и смешивался цветом с горизонтом. Красный платок, хозяйка которого очень бережно к нему относится, сейчас красиво развивается на ветру. Девушка под платком смеется, пробегая босыми ногами по вымощенной камнями улочке, ведущей вдаль. Я не успевал за ней. Каждый раз, когда я хотел ее догнать, она отдалялась еще сильнее, это обескураживало меня. Я пытался прибавить к бегу, но что-то тормозило меня, а она только смеялась и бежала дальше. Пробежав еще немного, она остановилась и обернулась.

— Ну, где ты там? — Спросила она.

— Я не могу бежать так быстро.

— Врушка! Ты просто не хочешь. — Сказала она и, обернувшись, побежала дальше…

I

Этот странник с самого начала не вызывал у меня доверие. После того, как наш отряд удобно расположился в Тихом ущелье, единственная мысль, сопровождающая меня до настоящего момента: аккуратно сложить оружие, прочесть новую главу учебника по боевой тактике и завалиться спать. Последнее, что я хотел сейчас — слушать россказни старого безумца, который пристал к нам, во время перехода через перевал. Надо отдать ему должное, он как-то смог разговорить командира войска, который ко всем гражданским относился, мягко скажем, с отвращением. Я зашел в палатку и принялся складывать снаряжение рядом со своим спальным мешком.

Только теперь, когда мы разбили в лагерь и разошлись по палаткам, я почувствовал, что хочу есть. Не есть в дальних походах — самоубийство. Каждому выдавался приличный сухой паек, но капитан, купивший десять бараньих туш на рынке, в последней населенной местности, что мы проходили, хотел, чтобы мы плотно поели. Ужин выдался достаточно сытным, сильно наедаться не хотелось, нужно было чувствовать определенную легкость в пути завтра, но голодать хотелось еще меньше. Съев пару кусков тушеного мяса, я решил пойти в палатку, чтобы поспать побольше.

В палатке в этот раз мы расположились вдвоем. Мой товарищ, тоже закончивший с обедом, заглянул к нам в палатку с интересным предложением:

— Уже устал? — Спросил меня Двадцать восьмой, присев рядом. — Там представление у костра начинается, старик отжигает, рассказывает, как танцевал с драконами в ущелье Пестрой свободы, пойдем, послушаем.

В месте, в котором мы росли и воспитывались, нас называли по номерам. Мы никогда не видели своих родных, и понятия не имеем, какие должны носить имена.

— Я хочу спать. — Ответил я, складывая последний нож. — Завтра снова трудный переход и слушать рассказы от человека, который танцевал с существами, вымершими почти тысячу лет назад, я не собираюсь.

— Да брось ты. Во время войны с Кланом Летучих Мышей, мы бились и стояли за спинами друг друга несколько ночей подряд, неужели ты выдохся от двенадцати часов похода?

— Завтра, нам предстоит, по меньшей мере, пятнадцать часов непрерывного марш-броска, мы должны успеть до полнолуния дойти до Северного города. — Парировал я.

— Ради бога, спи сколько угодно. — Ответил Двадцать восьмой и закатил глаза. — Завтра расскажу, о чем ведал странник. — Сказав это, он быстро покинул палатку.

Дочитав главу, посвященную рассредоточению войска на поле боя, я лег в кровать, накрывшись войлочным одеялом, и закрыл глаза.

Ночь была тихой, неприлично тихой. Обычно в солдатском лагере по ночам я слышал тихое позвякивание оружия, сортирные анекдоты от караульных где-то вдалеке или вой сторожевых собак. Но сейчас я не слышал практически ничего, даже птицы не издавали звуков. Я уже начал привыкать к этой тишине и мой мозг постепенно переходил в состояние дремоты, когда я услышал тихий голос, доносящийся из центра нашего лагеря. Я не мог разобрать, о чем этот голос говорил, но интонация была явно повествующая, будто кто-то рассказывал историю своей жизни. «Неужели этот странник, смог присесть на уши всему отряду?», — подумал я и перевернулся на другой бок.

Голос не умолкал на протяжении долгого времени, я все никак не мог уснуть и решил, что это безобразие нужно заканчивать. Учитывая то, какой путь нашему войску еще предстоит пройти, всем солдатам давно нужно было расходиться по палаткам. Я торопливо оделся и вышел на улицу.

Пройдя к центру лагеря, я увидел приличную ватагу солдат, со всех сторон рассевшуюся вокруг старика. Он что-то рассказывал, активно жестикулируя и повышая тон голоса. Харизматичный старик. За ним было интересно наблюдать, даже не вслушиваясь в слова. Он был одет в темный плащ, штаны из тонкой ткани и темные кожаные ботинки. Его борода доставала до живота, а в глазах блестела необычная искра. Если он зарабатывает на жизнь байками, то образ он выбрал себе безусловно подходящий. «Будь я на отдыхе сейчас, с удовольствием бы к ним присоединился», — подумал я.

— Уважаемый клуб любителей приключений неизвестного вам сказочника, будьте добры тушить костер. — Сказал я, приближаясь к кругу людей, сидящих в центре лагеря.

— Да брось ты, Семьдесят пятый! — Крикнул все тот же надоедливый, Двадцать восьмой, — присоединяйся к нам. Старик рассказывал о своих приключениях, а сейчас расскажет о местной легенде северного города.

— Я, пожалуй, воздержусь. — Сказал я и развернулся обратно к палатке. — Только завтра не нойте, что хотите спать.

— Вы когда-нибудь слышали о горе Драконов? — Спросил меня старец, подкидывая сухие ветки в костер, когда я уже успел сделать несколько шагов. — Думаю, вам это будет интересно.

— О той, что расположена в двух верстах от Северного замка? — Произнес я, напрягая память и замедляя стремление убраться восвояси.

— Совершенно верно. — Сказал старик, улыбнувшись. — Ее еще называют невозможной.

— Ну что же, — сказал я, вернувшись и присев, — удивите меня, старче. Только не рассказывайте банальную чушь, расскажите лучше, как вы туда взобрались и какие сокровища увидели. Я давно не слышал таких историй, скука в военных походах убивает.

— Мне нравится ваш скептицизм юноша, но сейчас он неуместен. Я расскажу легенду, которая передавалась из уст в уста многими поколениями жителей северного города. Как только вам станет неинтересно, вы спокойно нас покинете.

Я немного успокоился и решил все же его послушать, тем более о чем-то связанном с невозможной горой. О ней ходили множество легенд. Кто-то говорил, что эта гора — остаток кратера, который приземлился на нашу землю много лет назад, кто-то говорил, что эту гору создали драконы, чтобы хранить в ней свои сокровища. Вероятно, вторая версия больше пришлась по душе людям, с тех пор ее так и прозвали — гора Драконов или Драконья гора. Единственное, что я знал наверняка — это то, что гора — настоящее чудо света. Она необычайно красива и завораживает с первого взгляда. Я видел ее лишь однажды, но мне вполне хватило этого, чтобы запомнить ее. Гора расположена прямо посередине равнины и, в отличие от остального ландшафта, вылеплена не из земли, а из неизвестного минерала с голубоватым оттенком. Очень тонкая в основании, она сильно расширяется к середине и берет свое начало из углубления в земле. Это произведение искусства тянется ввысь на добрых двадцать метров. Подойти к ней невозможно. Гору у основания в углублении окружает ров с темно-зеленой водой шириной в семь метров. Вода моментально растворяет все вещи, попадающие в нее. Прямо из горы торчат древесные шипы, расположенные друг от друга на расстоянии полуметра. Говорят, что шипы ядовиты, и прикасаться к ним нельзя, так что пытаться взобраться по ним на гору — бессмысленно, да и попросту невозможно, они чрезвычайно остры.

Мне трудно объяснить, что заставило меня присесть и выслушать этого человека, но я почувствовал невероятную силу этого, казалось бы, собирательного персонажа и решил дать ему шанс, поведать мне нечто новое. К тому же, мне удалось заглянуть в маршрут нашего похода. Скорее всего, сражение будет проходить на равнине рядом с этой геологической необычностью.

Старик сломал еще пару коротких сухих веток и кинул в костер, сопровождая это действие взглядом.

«История, которую я вам расскажу, произошла очень давно. Северный город, раздираемый бесконечными битвами с внешними врагами, держался до последнего вздоха. Дело дошло до финальной битвы с очередным отрядом наемников. Король зашел в тронный зал к своей королеве с оставшимся войском и взглянул ей в глаза:

— Моя королева, я должен отбросить последние войска врагов, они подошли слишком близко, если они нас окружат, Северный город падет…

— Неужели нет другого выхода? — Спросила его супруга, вытирая слезы. — Ты ведь можешь не вернуться!

— Другого пути нет. — Тихо ответил Король и достал хрустальную шкатулку. — Скоро наша годовщина, я хочу, чтобы ты приняла этот подарок от меня сейчас.

Сказав это, король открыл шкатулку и поднес ее своей королеве.

— Это диадема пяти королевств. Ее собирали по крупицам лучшие ювелиры всей долины. Я хочу, чтобы ты приняла ее.

— Ты ведь вернешься? — Спросила королева, торопливо приняв подарок и посмотрев в глаза своему королю.

— Вернусь, я обещаю… — ответил король, и, быстро поцеловав королеву, покинул тронный зал.

Король не сдержал своего обещания. Войско смогло победить врага, но командир пал в самом конце битвы. Весть принесли королеве на рассвете, когда стало известно о победе, а вместе с этим и о кончине короля…

Смерть монарха предрекала упадок замку и сильный удар по королеве. Она отошла от всех дел, место на троне занял ее советник, а сама она впала в сильную тоску. Королева не могла смотреть на эту диадему, она постоянно думала о короле. Она всем сердцем любила его и возненавидела после его кончины. Как он мог оставить ее? Как он мог не вернуться из той злосчастной битвы? Она велела своему самому преданному слуге отнести диадему на вершину горы Драконов, чтобы ни один смертный не смог ее достать, потому что знала, что после ее смерти, диадему могут украсть и продать где-нибудь в южных или западных районах долины. Больше диадему никто не видел. Говорят, что она до сих пор лежит на вершине этой горы, вместе с остальными сокровищами драконов. Столетиями монархи на троне Северного замка сменялись, многие короли приказывали взобраться на гору и вернуть драгоценное сокровище, но все добровольцы возвращались с пустыми руками. «К горе невозможно подойти и по ней невозможно взобраться», — отвечали они. Следующий король обещал исполнить любое желание человека, который принесет ему родовую реликвию королевской семьи, также поступали последующие монархи, включая действующего короля…»

Старик замолчал и посмотрел на солдат. Я слегка потер глаза и тихим голосом обратился к рассказчику:

— Каким ловким образом вы смогли уместить две легенды в одну. Значит, вы тоже считаете, что эту гору воздвигли драконы, чтобы хранить на ней свои сокровища?

— Так говорят провидцы. — Ответил он.

— Ну, допустим — это правда, и гору тысячу лет назад создали драконы. Но диадема… то есть за все время, что просуществовала эта гора ни один смертный на нее не взобрался, а тут какой-то королевский слуга в одиночку смог магическим образом на ней очутиться и оставить там эту драгоценность?

— Так гласит легенда.

— Доброй ночи, старче. — Сказал я, разворачиваясь к палатке и проклиная себя за то, что потратил время на этот бред.

— Легенды очень редко врут!

— Охотно верю.

Я ускорил свой шаг, но старик успел кинуть мне в след последнюю фразу:

— Мне кажется, мы с вами еще встретимся!

— Искренне надеюсь, что нет. — Ответил я негромко. На самом деле мне было абсолютно наплевать, увижу я его еще или нет. Он украл время моего отдыха и только за это, он мне уже неприятен.

Зайдя в палатку, я снова накрылся одеялом и закрыл глаза. Больше нельзя тратить время, мне нужно поспать.

II

В эту ночь мне снился совсем странный сон, возможно рассказы старика так на меня повлияли. Снился тот день, когда я впервые увидел драконью гору. В возрасте шести лет нас отправили в северный район долины к известному военачальнику. Наш хозяин думал, что нас с радостью купят как будущих бойцов, но военачальнику что-то не понравилось, и он не купил никого. На юг мы возвращались через Северный город. Хозяина там ждали, и он оставил нас вместе со своей женой за пределами стен. Она была достаточно добра, насколько она вообще могла быть к нам добра, и позволила подойти к горе, так как всем было страшно интересно, что же это такое.

Драконью гору можно было увидеть издалека. Когда мы приблизились, смогли оценить, как на солнце, она красиво переливалась разными цветами. Я подошел к углублению, посмотрел вниз на бурлящую воду темно-зеленого оттенка, взял какой-то камень, лежащий рядом со мной, и бросил вниз. Камень плюхнулся в воду и зашипел. Я видел, как он растворяется в воде и думал о чем-то своем. «Гора… А что на вершине? А я смогу туда взобраться?» — Самые обычные мысли, самого обычного шестилетнего мальчика.

Этот сон заменился следующим. Опять эта улочка, опять этот красный платок. Опять она бежит, а я не могу ее догнать. В последнее время этот сон снился мне все чаще. Сумасшедшая реальность сна поглощала меня все глубже, пока не наступило отвратительное утро…

Я проснулся утром от луча солнца, слепящего глаза, который смог вероломно пробраться в мою палатку. Немного потянувшись, я встал со своего спального мешка и похрустел костяшками пальцев. Обычно, по утрам, я делаю легкую зарядку и силовые упражнения, но сейчас я нахожусь в походе, впереди предстоит тяжелый переход и опасная битва, надо бы приберечь силы. Я вышел из палатки и увидел командира.

— О, семьдесят пятый! — Воскликнул он. — Зайди в штаб на пару минут. Прямо сейчас.

— Буду на месте! — Четко ответил я.

Меня периодически приглашали на собрание командиров отрядов. Там они обсуждали стратегию на бой, а также новости от разведчиков. Я уже успел зарекомендовать себя как советника на поле боя и к моему мнению часто прислушивались. Быстро умывшись, я вошел в большую палатку, с длинным столом посередине. Командиры что-то бурно обсуждали, вероятно, будущее сражение. Ко мне подошел капитан пехоты и задал мне вопрос:

— Семьдесят пятый, верно?

— Так точно.

— Я слышал, что ты отличился в битве с кланом Летучих мышей при Вечном море.

— Меня удостоили медали. — Четко, но не громко ответил я.

— Значит, отличился. — Сказал капитан и повернулся к столу, на котором ловко были расставлены фигурки людей и артиллерий. — Разведчики доложили, что клан наемников, с которыми мы будем биться в полнолуние, использует то же оружие, что и Летучие мыши. Можешь коротко рассказать об этом?

— В битве мы ожидали, по меньшей мере, пятьсот человек пехоты и около пятидесяти лучников. Ландшафт местности в западной части Долины при Вечном море располагал к плотной битве. Однако, вместо этого, Летучие мыши использовали около двухсот человек пехоты и мощные катапульты, стреляющие ядром из неизвестного минерала, который при столкновении с землей взрывается и разлетается на мелкие осколки…

— Я знаю, какое оружие они использовали. Я читал полный доклад твоего командира. Я хочу услышать, как вы смогли уничтожить эти катапульты от первоисточника.

— Я уговорил командира доверить мне отряд из пятнадцати лучников. Нам удалось пробраться по холмам и сесть в засаде за несколько часов до наступления Клана Летучих мышей.

— Как вы выбрали место для засады? Да и вообще не слишком мало для этого человек?

— Как мы и предполагали, враг сделал упор на артиллерию и небольшую часть пехоты, лучников было мало. В качестве засады, мы выбрали именно холмы, так как с учетом веса катапульт их вряд-ли бы тащили на возвышенность, значит, мы смогли бы атаковать сверху. Оттуда мы и начали нашу операцию.

Все стоящие за столом командиры оставили свои обсуждения и приблизились к нам, вслушиваясь в мой устный доклад.

— Что было дальше? — Нетерпеливо спросил капитан.

— Мы до последнего выжидали начала битвы. Нам повезло с расположением, так как мы оказались в тылу врага, когда он вплотную подошел и расположился на поле боя. Расправившись с небольшим отрядом лучников, мы принялись оценивать ситуацию. Катапульта — очень большое и неуклюжее сооружение, которое имеет один очень серьезный изъян.

— Какой же?

— Хрупкое соединение между двумя мостами сооружения. Одно точное попадание стрелой и это соединение моментально ломалось, вследствие чего и сама катапульта приходила в негодность. Если инженеры позаботились о защите сооружения от лицевых атак, навесив на него несколько толстых щитов, то тыльная сторона была оголена. Дальше мы…

— Я знаю, что было дальше. Мне было интересно, как вы боролись с этими машинами. — Сказал Капитан, проходя к сооруженному на скорую руку театру военных действий на столе. — Какое у тебя звание, сынок?

— Младший сержант.

— После такого трюка, тебе должны были дать более высокое звание.

— Я отказался. Я такой же солдат, как и все, то, что произошло в той битве — я своим подвигом не считаю. Медали было вполне достаточно.

— Я буду не против, если ты снова сможешь провернуть что-то на подобии этого, получишь от меня любые ресурсы. Хотя в этом не будет необходимости. Мы просто разобьемся на несколько отрядов и быстро смешаемся с наемниками. Они не станут лупить по своим, а мы, смешавшись, быстро их всех вырежем. — Уверенно заключил капитан.

— Наемники не станут? — Удивился я, как любой человек, выросший среди таких же наемников, и знающий их повадки. — Это люди без совести и чести, для которых важнее всего получение вознаграждения. Их командир лично убьет всех своих «солдат», если будет знать, что ему за это заплатят. Наивно полагать, что они не будут делать вещи, которые для нас показались бы дикими.

Я закончил свою пламенную речь, и в палатке повисла тишина. Я начинал чувствовать, что немного перегнул палку и нарушил не писаное правило военного устава: Высказывать свое мнение только тогда, когда об этом просят и не проявлять лишней инициативы.

— Свободен! — Дал приказ капитан, и я незамедлительно покинул палатку.

С одной стороны, разговором я остался доволен. Меня выслушали, и я рад, что смог предоставить информацию. С другой стороны я чувствовал, насколько эта информация бесполезна. Никаких возвышенностей в месте, где мы собираемся биться, не будет. Одна гора на всю равнину и то Драконья. Если наемники действительно собрались использовать эти катапульты, у нашего войска будут большие проблемы. Нейтрализовать их выстрелами в лоб бесполезно. Попытаться окружить войско наемников тоже глупо — их попросту будет больше. Ну а уж разбиваться на группы и смешиваться с войском врага, как сказал капитан — верх военной гениальности, ведь нас сразу же растопчат. Я постепенно погружался в раздумья, устремляя взгляд на точку в небе, когда ко мне подошел мой надоедливый товарищ.

— Как прошло собрание? Рассказал им, как будем побеждать? — С усмешкой спросил Двадцать восьмой.

— Собрание идет до сих пор, я зашел дать устный доклад по последнему походу.

— И все? Новости есть какие-нибудь?

— Одна есть. Помнишь катапульты, которые мы уничтожали?

— Еще бы. Было весело. Правда, это хрень поубивала много наших, но победили мы с небольшими потерями.

— В битве в полнолуние весело не будет. Мы опять с ними встретимся.

— Что за чушь? Откуда у наемников такое оружие?

— Я не знаю и мне это не особо интересно. Надо решить, как будем воевать.

— Да как обычно. Придем и уничтожим их вместе с этими катапультами.

— Я не разделяю твоего оптимизма. Нас разобьют, если мы не придумаем, что будем делать. — Ответил я и направился в палатку, в поисках ответа на будущий вопрос.

Я долго думал и читал. У нас действительно появилась большая проблема, решение которой я не видел. Необходимого оружия у нас не было. Если бы мы вышли в поход на пару дней раньше, смогли бы первыми напасть на врага, преимущество было бы неоспоримым.

Мои размышления прервала горячая дискуссия в лагере, которая, судя по накалу перерастала в драку. Я выбежал на улицу и увидел двух солдат из соседнего взвода.

— Какого черта мы опять куда-то идем? Опять убивать? — Кричал Пятнадцатый, со слезами на глазах.

— Чего ты орешь? — Пытался его успокоить командир тридцать четвертого отряда.

— А может, я больше не хочу служить?

Я подошел к Двадцать восьмому и спросил:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 406