электронная
126
печатная A5
274
6+
Принцесса Сада

Бесплатный фрагмент - Принцесса Сада

Книга для детей

Объем:
86 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4483-6435-8
электронная
от 126
печатная A5
от 274

Принцесса Сада

Однажды в теплое и ясное летнее утро Арина вышла из дома. Луна уже уплыла, увозя с собой ночные колыбельные песни сверчков.

Сонные ивы неторопливо полоскали свои косы в небольшом пруду в конце сада.

Туман еще клубился и медленно поднимался над землей.

И вдруг она услышала:

— Доброе утро, прекрасная принцесса Сада! — весело покачивая легкими стебельками, произнесли цветы. — Посмотри, мы раскрыли свои бутоны, чтобы порадовать тебя.

Блестящие от утренней росы цветы тянули к ней свои яркие побеги. Каждый из них хотел увидеть и приветствовать свою королеву. И пусть голоса у них были еще неокрепшие, но искренность и звонкость создавали завораживающее звучание.

Пион, расцвеченный лучами солнцами, благородным жестом склонил перед Ариной лепестки.

— Я поведу разговор с тобой от имении всего нашего садового сообщества — шелковистые струны его голоса мягко ложились на мое сердце. — Совет принял решение радовать тебя историями нашей жизни в твоем величественном саду. Мы — создания твоей прелестной души, пусть еще маленькой, но красивой и заботливой. И преисполнены гордости, что цветем и благоухаем для твоего радостного настроения.

— И какие же истории вы хотите мне поведать? — спросила Арина, удивленная такой радушной речью цветка. — Мне очень интересно послушать.

— Для начала, наша королева, — певуче ответил пион, — присмотрись повнимательнее к обитателям твоего сада. Послушай, о чем мы мечтаем.

Арина стала прислушиваться к голосам… и поняла, что Сад научил своих питомцев думать и говорить. Она чувствовала, что здесь, в саду ее детства, происходит своя, важная для обитателей и таинственная жизнь, о которой люди даже не догадываются.

Таинственность, величие Природы, присутствующие здесь в чистой простоте — разве можно сравнить это торжество Природы с обычной жизнью людей!?

Солнце легко взбежало по невидимой небесной лестнице, золотистым опахалом накрыло вековые деревья. Потоки света хлынули с небес, разливаясь по земле мягким теплом.

Все растения пришли в движение, вздрогнули корни могучих деревьев.

Заохали клубни луковиц и картофеля, зашептались радостно семена.

Закачались признательными движениями бутоны роз.

Пчелы сладким роем запарили над ароматной липой.

Легкий, игривый ветер, кумир трав и листьев, увлекал всех воспитанников сада, все овощи и фрукты в единый хор и сводный хоровод.

И даже сорняки, на миг забыв о своей вредоносной натуре, замерли в восхищении, не нарушая торжества.

Старая груша, корни которой оголились после зимы, а ветки изогнулись от холода, тихо дремала, отогреваясь под солнцем. Она первой встретила весну, первой увидела ласточку, и этим гордилась. Ее сладостное настроение было сполна удовлетворено:

— Что бы без меня делал мой друг Сад? — умиротворенно произносила она во сне. — Ведь весну только я различаю и оповещаю всех друзей о ее приходе.

В ее дупле проснулась белка, сладко потягиваясь от утренней прохлады.

Тихо ворчала под порывами ветра малина, радостно улыбались неутомимому сорванцу барышни-вишни.

Зеленая ель погрузилась в воспоминания: когда — то ее бабушка была непревзойденной красавицей и потому заслужила право стать главным украшением новогоднего царского дворца.

По траве, оставляя едва заметный след, прошмыгнула мышь — полевка, подбирая на ходу старые зернышки.

В гнезде на ветвистом клене воробьи кормили своих птенцов, передавая им добытых червячков.

Только один маленький вьюн был безутешен в это солнечное утро. Ему никак не удавалось просунуть свою крохотную головку через комок земли, чтобы его увидела принцесса Сада и ласково провела по молодому стебельку своей мягкой рукой. Тужился вьюнок, кряхтел, как старичок, но сил не хватало. От отчаяния он едва ли не разревелся.

— Да не крути ты так головой, — успокоила его ласточка, пролетая низко над ним. — Вдруг сломаешь свою шею. Вьюн должен радовать девочку своими зелеными побегами на беседке, так что береги себя для роста. Не унывай, время твоего расцвета скоро придет.

Вьюн почувствовал прилив счастья, он узнал смысл своей садовой жизни и всем стеблем ощутил, как стал наполняться силой.

Хрупкий одуванчик стоял перед девочкой, как часовой, прямо и горделиво подбоченясь:

— Я не могу ни сидеть, ни лежать, — сказал он Арине, поймав ее взгляд. — Только когда я стою, солнечная сила проникает в мой стебель и достигает корней. Я так расту, чтобы радовать мою принцессу Сада.

Арбуз, подставляя девочке свои круглые бока, напоенные сладкой влагой, заявил, что он в саду самая большая ягода, сладкая и полезная.

Вступил немедленно в разговор помидор, разгоряченный колкой речью своего собрата по грядке:

— Да, спору нет, ты самый крупный плод, — горячился томат, — но полезнее меня нет. Недаром люди с такой любовью и заботой ухаживают за мной, укрывают от непогоды. Я для них — непременный спутник всей жизни: и когда я свежий, полный сочным томатом, и зимой, когда я маринованный или соленый, я украшаю любое блюдо на столе.

— Хорошо, хорошо, — миролюбиво ответил арбуз, — я не хотел тебя обидеть. Все верно ты говоришь!

Тоненький высокий колокольчик сказал девочке, что он самая видная фигура в саду, самая звонкая — он дежурный. Звонит, когда надо вставать, обедать, передохнуть в полдень, или когда тревога в саду: ветер набежал, гроза вот-вот грянет — он звоном предупреждает обитателей, что надо быть осторожными.

Картофель, кое — как ворочая толстыми клубнями, пророкотал, как нужен он людям во все время года, и здесь он с томатом — брат.

Ревень имел строгий неподкупный вид — ведь сама сорока дала ему свое перо, чтобы он записывал историю Сада. А это, как водится, дело наисерьезнейшее, ни одной подробности пропустить нельзя. Славно, конечно, что у него в подмастерьях верткая птица Сорока, всюду успевает, все видит и обо все весть ему приносит.

Молодые тыквы с коротким, как у таксы, хвостом дружелюбно посмеивались над подорожником, который изнемогал от ярости, что его топчут все кому не лень.

Розы, возвышаясь над клумбами, приветливо светились всеми цветами радуги, приглашая девочку к себе в гости, чтобы расспросить о дальних странах, в которых цветут знаменитые их сородичи. Наверняка, в роскошных оранжереях? Росли розы рядом с яблонями и считали их своими старшими сестрами, потому что они красиво цвели и от них исходил такой же приятный аромат.

Вековая липа пышно цвела и была похожа на огромный букет. А рядом с ней, как в прелестных древних сказках, добрый и спокойный кряжистый дуб.

— Доброе утро, прекрасная Арина! — добродушно поприветствовал липа девочку. — Я могу спрятать тебя от палящего солнца. Зайди под моими ветки. А мой верный спутник дуб еще плотнее сдвинет ветви со стороны солнца — и чем не шатер принцессы будет!

Могучий дуб озорно шевельнул ветвями, спрятал Арину от солнца…

Арина, не привыкшая к такому обращению, сначала сильно покраснела, даже смутилась. Но послушалась совета. В тени могучего дерева, ветки которой были покрыты сверкающими маленькими соцветьями, она почувствовала свежесть и прохладу. В миг этого великого пробуждения земли только люди безмятежно спали под своими теплыми перинами.

— Неужели мне все это снится? — с удивлением спросила себя Арина. — И пусть даже это будет сон, но он такой волшебный, что я не хочу расставаться с ним.

Она обняла старую яблоню, нежно пахнущую будущими сладкими плодами. Яблоня наклонилась к девочке и неожиданно молвила ласково и трогательно:

— Хочешь послушать сказку?

— Да.

Яблоня предложила Арине присесть рядом на корни, разогретые солнцем, опустила ветку с белыми цветами на ее колени.

Девочка и яблоня

Жила в лесу красивая яблоня. И любила яблоня маленькую девочку с золотыми волосами. Девочка каждый день прибегала к яблоне, собирала падавшие с неё листья, плела из них венок, надевала его, как корону, и играла в лесную королеву. Она взбиралась по стволу яблони и качалась на ее ветках. А потом они играли в прятки и, когда девочка уставала, она засыпала в тени ветвей. И яблоня была счастлива. Но шло время, и девочка подрастала, и все чаще яблоня коротала дни в одиночестве. Как — то раз девочка пришла к яблоне. И яблоня сказала:

— Иди сюда, девочка, покачайся на моих ветках, поешь моих яблок, поиграй со мной, и нам будет хорошо.

— Я слишком взрослая, чтобы лазить по деревьям, — ответила девочка. — Мне хотелось бы других развлечений. Но на это нужны деньги, а разве ты можешь мне их дать?

— Я бы рада, — вздохнула яблоня, — но у меня нет денег, одни только листья и яблоки. Возьми мои яблоки и продай их в городе, тогда у тебя будут деньги. И ты будешь счастлива! И девочка залезла на яблоню и сорвала все яблоки, и унесла их с собой. И яблоня была счастлива.

После этого девочка долго не приходила, и яблоня опять загрустила. И когда девочка однажды пришла, яблоня так и задрожала от радости.

— Иди скорей сюда, малышка! — воскликнула она. — Покачайся на моих ветках, и нам будет хорошо!

— У меня слишком много забот, чтобы лазить по деревьям, — ответила девочка. — Мне хотелось бы иметь семью, завести детей. Но для этого нужен дом, а у меня нет дома. Ты можешь дать мне дом?

— Я бы рада, — вздохнула яблоня, — но у меня нет дома. Мой дом — мой лес. Но зато у меня есть ветки. Сруби их и построй себе дом. И ты будешь счастлива.

И девочка срубила ее ветки и унесла с собой, и построила себе дом. И яблоня была счастлива. После этого девочка долго не приходила. А когда явилась, яблоня чуть не онемела от радости.

— Иди сюда, девочка, — прошептала она, — поиграй со мной.

— Я уже слишком стара, мне грустно и не до игр, — ответила девочка. — Я хотела бы построить лодку и уплыть на ней далеко-далеко. Но разве ты можешь мне дать лодку?

— Спили мой ствол и сделай лодку, — сказала яблоня, — и ты можешь уплыть на ней далеко-далеко. И ты будешь счастлива.

И тогда девочка спилила ствол и сделал из него лодку. И уплыла далеко — далеко. И яблоня была счастлива.

Прошло много времени. И девочка снова пришла к яблоне.

— Прости, девочка, — вздохнула яблоня, — но я больше ничего не могу тебе дать. Нет у меня яблок.

— На что мне яблоки? — ответила девочка. — У меня почти не осталось зубов.

— У меня не осталось ветвей, — сказала яблоня. — Ты не сможешь посидеть на них.

— Я слишком стара, чтобы качаться на ветках, — ответила девочка.

— У меня не осталось ствола, — сказала яблоня. — И тебе не по чему больше взбираться вверх.

— Я слишком устала, чтобы взбираться вверх, — ответила девочка.

— Прости, — вздохнула яблоня, — мне бы очень хотелось дать тебе хоть что-нибудь, но у меня ничего не осталось. Я теперь только старый пень. Прости.

— А мне теперь много и не нужно, — ответила девочка. —

Мне бы теперь только тихое и спокойное место, чтобы посидеть и отдохнуть. Я очень устала.

— Ну что ж, — сказала яблоня — старый пень для этого как раз и годится. Иди сюда, девочка, садись и отдыхай.

Так девочка и сделала. И яблоня была счастлива.


***


Роскошное лето поднялось в зенит.

Густой аромат клубники и укропа разливался в саду.

Где-то еще затерялся утренний тонкий запах соцветья картофеля, уходили в небо ароматы ночной фиалки.

Всё пришло в движение.

В деревьях шумел сок, выпрямились с шумом кусты смородины и калины, принялись с жадностью пить утреннюю влагу.

Сильно разросшийся дикий виноград пышно заплёл ствол рябины.

Рядом с подсолнухом паук выткал красивую и упругую паутину, ее причудливые узоры, пропуская свет, блестели как бриллианты.

Подсолнух склонил слегка свой огромный солнечный цветок, и Арина видела на нем маленькие черные точки-семена. Он напоминал девочке желтый зонтик, его широкие плотные листья всегда укроют от дождя.

Арина не удержалась и опустилась на мягкий ковер из шелковой травы. Лежа на нем, вдыхая свежесть помидорной ботвы, продолжала наблюдать и слушать.

Вот патиссон весело смеялся, когда мимо него резво пробегали мыши, проворно утаскивая в норы упавшие зерна и ягоды.

Возмущался длинноногий игольчатый георгин: «Неслыханная дерзость! Колокольчики стали считать себя цветами. Так недолго ждать осталось, когда к нашему высшему обществу себя причислят ромашки и лютики».

— Уважайте друг друга, — призывали всех белые астры, — мы все прекрасны. Места в саду всем хватит.

— Не перевелись еще доброта и справедливость на свете, — молвила мудро сорока, наблюдая за происходящим с верхушки могучего клена.

Поникшая лебеда отбывала в углу наказание за самовольный захват огуречных грядок. Хотя за что ее наказывать — сама природа наделила ее редкостным качеством проникать своими побегами в каждый уголок земли.

Репейник без устали качал своими маленькими колючими маковками и в промежутках между порывами ветра укорял лук, что он порой нестерпим в обращении с людьми, а чесноку предъявил претензию, что тот вызывает у людей приступы кашля.

Любезный и воспитанный хрен предлагал петрушке жить в тени теплицы, чтобы в хорошем соседстве продлить свои короткие дни.

Хлопали крылья любопытных сорок, пикировали голуби, синицы мелькали едва видимой полосой светло — синего цвета.

Трели скворцов создавали настоящий хор, звонкий и мелодичный.

Все обитатели Сада шумно и дружно приветствовали друг друга.

И начался традиционный утренний Совет, свидетелем которого и стала Арина.

Солнечные лучи рассеяли первый туман. Сад утопал в белой дымке, кружа голову благоуханным цветением. Настоящий Карнавал Ароматов!

В белом танце плавно плыли черемуха и сирень, рядом кружились жасмин и ландыши, порошила белым цветом акация.

Вот вошла в круг яблоня, грациозно изгибаясь длинными тонкими ветвями, горделиво неся на себе белые бутоны. Все кустарники и цветы преклонили перед ней колени, бросили к ногам свои красивые лепестки.

— Цветет наша яблоня райским цветом, — вездесущая сорока от прилива нежности как-то неожиданно прослезилась.

Ревень поспешил записать это событие в своей Книге Сада.

Все семейство Сада было в полном здравии!

Речь, как и водится в подобных торжественных случаях, держал высокий игольчатый гладиолус:

«Никто из питомцев Сада наутро не нарушил Заповеди Природы. Также поднялось красное солнышко, прибежал прохладный ветерок. Мы по-прежнему добры и милосердны, даем человеку радость и веселье. И нам потому не стыдно перед небом, звездами и нашим Творцом.

Своим первоцветом мы несем человеку эту первозданную красоту и благоуханье. Наши травы колосятся под солнцем, они мудры и терпеливы. Они дают зерно и овёс, рис и кукурузу. Наши цветы прелестны, они украшают аллеи и дома. А наши глубокие ароматы наполняют человека удивительными ощущениями.

И человек благодатно к нам относится. Нам — первые поливы, лучшие грядки и больше солнечных мест. Поэтому мы стараемся украсить его трудную, порой суетную, нам не во всем понятную человеческую жизнь. Делаем ее красивой, вкусной, сладкой. Словом, мы добры и великодушны, приносим только радость и пользу.

На нашем Совете сегодня замечательное событие: присутствует девочка Арина, которая для нас навсегда останется королевой Сада. Приглашаем тебя, прелестная королева, попить нашего благоухающего чая.

Арина и не заметила, как ее усадили на теплый пенек. Трава заварила чай из душицы, налила липового меда и положила веточку малины и клубники. Девочка пила благоухающий напиток и слушала речь Старейшины — гладиолуса:

— Мы, растения, живем на земле, чтобы учить человека по — настоящему любить, понимать язык Природы. Учим не боятся мечтать и рисковать, верить в себя и в добро. И всегда бережно сопровождаем человека на его жизненном пути. А жизнь у него такая же бесконечная, как и сама Природа. И мы для него огоньки! Огоньки его детства. Открытого и светлого! Божественного и неповторимого.

И неожиданно гладиолус произнес торжественно и величественно: «Мы считаем человека, а значит, и нашу королеву Сада, самым совершенным созданием, самим красивым цветком Природы! А потому я расскажу девочке небольшую сказку. Это сказка о маме, которая может заменить всех, но которую никто не заменит. Слушай»

Первый ангел

Перед своим рождением ребенок спросил у Творца:

— Я не знаю, зачем я иду в этот мир. Что я должен делать?

Творец ответил:

— Я подарю тебе ангела, который всегда будет рядом с тобой. Он все тебе объяснить

— Но как я пойму его, ведь я не знаю его языка?

— Ангел будет учить тебя своему языку. Он будет охранять тебя от всех бед.

— Как и когда я узнаю ангела?

— Твой ангел скажет тебе все.

— А как зовут моего ангела?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 274