электронная
126
печатная A5
498
16+
Принцесса идет искать

Бесплатный фрагмент - Принцесса идет искать

Хроники Эвы Лины Маунтенар Декрой

Объем:
382 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-2334-6
электронная
от 126
печатная A5
от 498

Пролог.
Обратная сторона

Принцесса полулежала на собственной кровати в собственной спальне собственного замка и маялась от безделья, стреляя в противоположную каменную стену косточками от только что съеденной вишни. Она брала их из чаши, облизывала, чтобы они стали скользкими, и сильно сдавливала пальцами. В какой-то момент косточка выскакивала из зажима и, перелетев комнату, щелкала по стене. Идея была в том, чтобы попасть в заранее выбранный камень.

К концу чаши принцесса заметно продвинулась в своих новых умениях и решила поразить один узкий вертикальный камень на довольно большой высоте. Она не попала, но сам камень вдруг показался ей необычным. Принцесса слезла с кровати, подошла поближе, стараясь не наступать босыми ногами на вишневые косточки, и, задрав голову, стала его изучать.

— Ваше Высочество! — сказала, появляясь в дверях, фрейлина Ниса. — У тебя урок благородных манер скоро! Ты что делаешь?

— Странный камень! — сказала принцесса фрейлине, которая была еще и ее лучшей подругой. — Странной формы! Как это я раньше не замечала?

— Какой еще камень?! Тебе одеваться пора! — сказала Ниса, потому что на принцессе была одна только нательная рубашка без рукавов, спускавшаяся чуть ниже колен.

— И вокруг нет строительного раствора! — сказала принцесса, расширяя темные глаза в предчувствии большой загадки. — Одни щели! Там, наверное, клад!

— А ты не можешь поискать его после урока? — осторожно спросила Ниса.

— Могу! — сказала принцесса и пошла в камин, который был в той же стене, что и загадочный камень. — Но хочется сейчас!

В камине сбоку уходил вверх широкий квадратный дымоход. На высоте примерно полутора принцесс он загибался горизонтально, как раз на уровне странного камня. Это должно было быть не просто так!

— Может быть, не стоит? — спросила Ниса в предчувствии большой неприятности.

— Я только гляну! — сказала принцесса. — Подсади!

— Принцесса уперлась ладонями в покрытые сажей стенки дымохода, зацепилась за выступ камня пальцами ноги и, оттолкнувшись, стала карабкаться вверх.

— Тут копоть! — сообщила Ниса об очевидном, упираясь в принцессу плечом и стараясь не касаться стенок.

Ниса была на несколько лет старше самой принцессы и поэтому уже имела некоторую склонность к занудству.

— Бу-бу, — гулко ответила принцесса из дымохода.

Она уже зацепилась руками за край загиба и теперь втягивала себя в него, отталкиваясь от стенок ногами. В дымоходе было темно, лишь впереди серел слабый свет, пробившийся сверху по трубе. Когда принцесса вползла в горизонтальную часть всем телом и уже раздумывала, как половчее втащить ноги, раздался скребущий каменный шорох и в поясницу сверху что-то уперлось. Принцесса запустила назад руку и нащупала плоский, но довольно толстый камень, который взялся неизвестно откуда. Она дернула его, и камень надавил на поясницу сильнее.

— Нашла что-нибудь? — спросила Ниса снаружи.

— Мне что-то уперлось в спину, — сказала принцесса. — Я не могу вылезти.

— Отсюда слышно только «бу-бу-бу», — сказала Ниса.

— Не могу вылезти! — крикнула принцесса.

— Опять «бу-бу-бу», только громкое.

Принцесса подергала ногами, как будто собиралась вылезать.

— Чешется что-то? — попыталась трактовать движения пяток фрейлина.

В темноте дымохода принцесса закатила глаза и уронила голову на руки.

— Лина! — фрейлина использовала второе имя принцессы, предназначавшееся для друзей. — Вылезай, пожалуйста, а то ведь нам влетит!

Это принцесса и без нее знала! Ситуация обладала всеми признаками неодобряемого поведения: недостойные королевского высочества действия были произведены необдуманно, невовремя и по недоступным взрослому пониманию причинам.

— Не могу я вылезти! — крикнула принцесса и многозначительно помотала ногой.

Было слышно, как лучшая подруга вздохнула так тяжело, что это было похоже на стон.

— Не бу-букай! — все же Ниса была хороша тем, что не первый раз обеспечивала принцессе надежный тыл. — Давай так: если «да», то ты помаши левой ногой, если «нет», то правой. Хорошо?

Принцесса помахала левой ногой.

— Отлично! — сказала Ниса. — Это ведь левая?

Принцесса помахала левой ногой.

— Так я, пожалуй, запутаюсь, — Ниса, наверное, нахмурилась. — Передоговоримся: если «да», то ты складывай ноги, а если «нет» — разводи. Годится?

Принцесса сложила одну ступню на другую. Дело пошло. Принцесса послушно разводила носки врозь и скрещивала их. Через шесть-семь вопросов до Нисы дошел весь ужас положения.

— Давай дерну! — сказала она и, хотя принцесса так орала ногами «нет», что отшибла пальцы о стенки дымохода, приступила к исполнению своей задумки.

Ниса дернула, поясницу защемило, принцесса жестко отказалась от продолжения.

— Чего ты лягаешься-то?! — обиделась Ниса.

— Потому что! — сказала принцесса, растопыривая все десять пальцев на ногах.

— Ладно. Не злись, — примирительно сказала Ниса. — И что делать будем?

На этот вопрос принцесса не могла ответить даже ртом.

— Вы не видели Ее Высочество? — зашла в комнату мадам Дено, которая должна была провести урок манер, но не дождалась ученицу. — Что-то случилось? Она здесь?

— Да, мадам! — ответила Ниса. — Она здесь, но только частично.

Принцесса в дымоходе уперлась лбом в ладони и зажмурилась. Мадам Дено отвечала за воспитание и искренне расстраивалась каждый раз, когда выяснялось, что ее усилия тщетны. Даже козу можно было научить не прыгать по крыше сарая! Чувствовать себя глупее козы принцессе не нравилось, и она попросила ногами прощения.

— Ей больно? — спросила мадам Дено.

— Это она пытается присесть в реверансе, — перевела Ниса с языка жестов ногами. — Просто, когда висишь, это выглядит непривычно.

В двух словах Ниса очертила проблему.

— Бу-бу-бу, — подтвердила принцесса из дымохода.

К сожалению, из комнаты не было видно ее сложенных домиком бровей и жалобного взгляда. Такого пятками не изобразишь.

— Нам нужно позвать на помощь!

— Нет! — сказала принцесса, разводя носки, но Ниса не успела перевести, и мадам вышла из комнаты.

— Сейчас начнется цирк с акробатами, — сказала Ниса со знанием дела. — Хорошо бы оказаться где-нибудь в поле! И сажать там брюкву дней пять-семь!

Первой на зов явилась матушка Хло, управительница королевского хозяйства.

— Понятно! — сказала она, осмотрев положение дел в дымоходе и потрогав ноги кухонным полотенцем. — А почему они подергиваются?

— Это она смущенно улыбается, — сказал Ниса.

— Задом? — матушка Хло не брала уроков манер для благородных девиц, зато разбиралась в том, как залезть в дымоход. — Подсаживали?

— Нет! Конечно, нет! — судя по тону, Ниса распахнула свои серые глазищи. — Я говорила: «Не смей!» и пыталась тянуть вниз!

Принцесса вздохнула. Она на Нису не обижалась. Что-что, а сваливать свою инициативу на чужие плечи принцесса отучилась давным-давно. От вздоха в нос попала сажа, и принцесса чихнула.

— Ясно! Можете не выгораживать, Ваше Высочество! — сказала матушка Хло. — Коменданта звать надо!

Коменданта принцесса узнала по звяканью ключей на большом кольце. С ним пришли два стражника. Принцесса приветливо поздоровалась.

— Может, посильнее потянуть? — спросил комендант и понаблюдал, как высочайшие ступни резко развелись в стороны три раза. — Глянь-ка! В таком положении, а танцуют!

— Посильнее мы можем, — сказал стражник. — Только не оторвались бы. Досадно им будет, без ног-то! Попробовать?

Принцесса не на шутку испугалась и попыталась поджать ноги так, чтобы им было за них не ухватиться. Пальцы цеплялись за камни, срывались и цеплялись опять, получалось, будто принцесса пытается бежать.

— Похоже, Ее Высочество куда-то торопятся! — сказал комендант.

— Наверное, на урок, — предположила матушка Хло.

Принцесса сложила на одной ноге кулак и погрозила им.

— Мерзнет! — сказал один из стражников.

— Или пить хочет, — ответил другой.

Было решено послать за каменщиком. Вместе с ним пришли его помощник, две служанки и почему-то королевский конюх, хотя ему тут было делать нечего. Принцесса всех вежливо и не без изящества приветствовала.

— А! — сказал каменщик, даже не заглядывая в дымоход. — Это заслонка! Каменная! Да только ей уже двести лет никто не пользуется. Тут рычаг был, так его обтесали, чтобы виду не портил.

Похоже, указывал он при этом как раз на тот камень, который принцессу и привлек.

— А теперь она опустилась и Ее Высочеству будет поперек спины. Видите, в глубину ушел, отсюда не поднимешь.

— А оттуда? — спросил кто-то.

Каменщик залез в дымоход, попытался подняться на цыпочки, деликатно отжимая в сторонку некоторые части принцессы, чтобы разобраться в ситуации.

— Здесь тоже не выйдет, — сказал он и выбрался из камина. — Ее Высочество все загородили своей…

«Ну нет!» — возопила принцесса мысленно.

— Обратной стороной, — подыскал слова каменщик. — Теперь только если кладку вокруг разобрать. По-другому никак!

Все собравшиеся принялись обсуждать ситуацию.

— Может, хлестануть с этой стороны хорошенько, и она сама туда проскочит? — предложил средство из своего арсенала конюх.

— Хлестануть — было бы нелишне, — задумчиво ответила матушка Хло и, вздохнув, явила вдруг несвойственное ей милосердие: — Но это мы на крайний случай отложим.

Принцесса почесала одну ногу другой.

— Это она что хочет сказать? — спросил комендант. — Не пойму как-то.

Принцесса развела носки.

— Не хочет?

— Может, заслонка опускается? — предположил каменщик.

Принцесса предпочла ногами больше не шевелить, чтобы не отвлекать их от обсуждения спасательной операции. Снова открылась дверь.

— Его Величество король Эннер! — объявил советник короля граф Меамольд и они оба вошли в комнату.

Это был конец. Принцесса готова была сама порваться пополам, выбраться передней частью через трубу и убежать из замка на руках. Они бы еще весь королевский совет собрали! Король заглянул в дымоход.

— Это то, что я думаю? — спросил он.

— Да, Ваше Величество! — сказал комендант. — Только ракурс не совсем обычный.

— И еще все в копоти, — добавила матушка Хло. — Бриса, протри!

Служанка повозила по пяткам мокрой противной тряпкой, отчего они поочередно поджались.

— Видите! — радостно воскликнула матушка. — Вот оригинальный розовый цвет проступает! А вот тут уже смуглое. Узнать можно.

— Да, — осторожный голос пожилого графа Меамольда, наверное, приглядывается близоруко. — Ее Высочество леди Эва Лина Маунтенар Декрой, наследная принцесса.

— Напомните, граф, — аккуратно спросил король Эннер, — сколько ей лет?

— Скоро будет пятнадцать, Ваше Величество!

— Пятнадцать! — воскликнул король так, будто после четырнадцати принцесс из дымоходов доставать было не принято.

Все вежливо молчали, позволяя королю обдумать положение.

— Что это за звук? — спросил он.

— Мне кажется, — скромно сказала Ниса через паузу, — это Ее Высочество бьются лбом об стенку. От осознания!

— Дымоход выдержит?! — обеспокоился король.

— Дня два-три продержится, Ваше Величество! На совесть строили! Но потом, если Ее Высочество каяться не перестанут, тогда уж не знаю.

Принцесса устало замерла. Каменщик разъяснил про заслонку.

— Велите разбирать? — закончил он.

— Ваше Величество, простите! — умоляюще сказала матушка Хло. — А может быть, так оставить недельки на две?

— Думаете? — принцесса представила, как отец задумчиво приподнял одну бровь.

— Мы ей кормежку кой-какую можем через трубу в корзинке спускать. Зато точно будем знать, что она здесь и что с ней все в порядке! Хоть бы недельку-то не дергаться!

— Я бы могла читать ей из грамматики, — сказала мадам Дено, у которой вообще никогда не было чувства юмора. — Хотя письменные задания, видимо, придется отложить.

Король всерьез задумался.

«Ослиный бубенец!» — думала принцесса и краснела в дымоходе так, что, возможно, было видно даже по ногам. Самое противное — стоит ей теперь брякнуть, что она, мол, уже не маленькая, как у отца в глазах во всей красе будет появляться этот злосчастный дымоход. Это он ей, пожалуй, месяца три припоминать будет! На самом деле, она преувеличивала — ни одна история так долго ни у кого в памяти не держалась, потому что принцесса попадала в них чаще.

На всякий случай она сложила ножки так, чтобы выглядеть раскаявшейся и послушной, но король смотрел совсем в другую сторону.

— А что делают на полу вишневые косточки? — спросил он.

— Трудно сказать, — пожал плечами комендант. — Возможно, Ее Высочество планировали вишневый сад разбить.

— В спальне? — удивился король.

— Ну, фиалки же они в суповой кастрюле выращивали! — сказала матушка Хло.

— И сосновые шишки в навозной куче сажали! — это конюх.

— И дубовую рощу из желудей в цветочной клумбе у крыльца растили! — садовник-то откуда тут взялся?! — Столько роз полегло…

— Прекратите! — завопила принцесса и забилась в дымоходе на манер свежепойманной рыбы на дне лодки. — Мне было десять лет!

— Бу-бу-бу? — переспросил король.

— Тут слышимость в одну сторону, — пояснил каменщик.

— Она говорит, что была маленькая, — сказала Ниса. — С тех пор выросла.

— Да? — король еще раз внимательно посмотрел в дымоход. — Действительно. Выросла.

Обе ноги повисли безвольно. Принцесса сдалась.

— Ладно, — повелел король. — Разбирайте.

Матушка Хло вздохнула. Больше принцесса ничего слышать не могла, поскольку дымоход непрерывно гудел от ударов. Спустя полвечности появился свет и свежий воздух, потом камень на спине дрогнул, подался и отпустил. Принцесса сползла вниз и выпала в камин в облаке угольной пыли.

Спальня была полна народу. Все молча и сосредоточенно разглядывали принцессу, как будто задумали ее купить, но не могли решить — соглашаться ли на предложенную цену или поторговаться еще. Все, кроме Нисы, которая обнаружила что-то интересное на потолке. Принцесса вылезла из камина и постаралась принять настолько человеческий облик, насколько позволяли обстоятельства. По этой части у нее был колоссальный опыт.

— Благодарю, — сказала она учтиво в сторону каменщика, стараясь не глотать сыплющуюся с волос сажу, и добавила уже всем, слегка приподняв подбородок: — Простите за беспокойство!

— Сколько вам потребуется времени на починку? — спросил король каменщика, не отводя глаз от принцессы.

— С помощником, Ваше Величество, к вечеру управимся, только раствор разведу.

— На сегодня вот ваш помощник, — король кивнул в сторону дочери. — Пойдемте.

— Я?! Камни таскать? — попыталась спастись принцесса, но король уже вышел.

Это был его метод выращивания единственной дочери — за каждое приключение она расплачивалась освоением новой подходящей случаю специальности. Это, правда, еще ни разу ее не остановило, но Его Величество не отчаивался.

За королем по одному потянулась остальная публика. Последней, мельком покосившись на принцессу и сморщив, извиняясь, нос, бесшумно выплыла Ниса, видимо, пошла сажать брюкву. Задержалась только матушка Хло.

— Как думаете, — спросила она каменщика, — имеет смысл сейчас отмывать?

Каменщик оглядел принцессу и похлопал себя по затылку:

— Чую — лучше потом, когда закончим. Чего же воду-то два раза греть?!

Часть первая.
Ночь рождения принцессы

Наследная принцесса Арранты переоделась в ночную рубашку и повалилась на кровать. Нужно выждать, пока в замке все угомонятся, проникнуть в королевские комнаты и вернуть то, что ей не следовало брать. Главная задача — не уснуть. Это было бы глупо! Выпитый за праздничным ужином сидр думал иначе — при моргании глаза закрывались легко, а открывались только силой воли.

Тогда Эва Лина Маунтенар Декрой перевернулась головой к изножью, подняла ноги и уперлась ими в гобелен, висевший на стене сразу за подушками. Гобелен изображал отару овец и веселую пастушку. С пастушкой разговаривать не хотелось, сегодня ее бессмысленная улыбка особенно раздражала, и принцесса стала считать овец. Это тоже было не очень занимательно, поскольку принцесса точно знала, что их тридцать четыре. Гобелен висел здесь давно.

Как такое вообще могло случиться? Принцесса отмотала назад клубок прошедшего дня и уткнулась во фрейлину Игрену. Если бы она не бесила принцессу, то, само собой, принцесса бы не бесилась, а вела себя как рассудительный человек! Некоторое время принцесса размышляла, в человеческих ли силах не раздражаться на Игрену? Чего стоило одно одевание!


— А-ай! — громко сказала принцесса, когда за ее спиной Игрена в очередной раз беспощадно рванула шнуры полотняного корсета. — Осторожнее!

— Ваше Высочество, в эти праздничные дни вы должны иметь стройную талию! — сладко сказала Игрена, готовясь к очередному усилию. — Всем на заглядение!

— Талия давно кончилась! А-ай! — съязвила принцесса сердито. — Тут уже грудь!

— Грудь? — хрипловато спросила фрейлина Ниса с подоконника, откусила от яблока, оглядела принцессу и с набитым ртом искренне поинтересовалась: — Где именно?

Принцесса уперла в Нису взгляд исподлобья, раздвинув губы в жутковатом оскале. Это было лицо под названием «Ой, как смешно!». По правде, надо было признать, что самой Нисе никто такого вопроса не задал бы. У нее и без корсетов все необходимые узкости и пышности располагались, где надо. В придачу к ним прилагалась белая кожа, огромные серые глаза и локоны цвета светлого золота. Принцесса полагала, что встань они с Нисой перед толпой художников и вели изобразить принцессу, девяносто девять из ста нарисовали бы Нису. «И это еще по самой скромной оценке!» — подумала темноволосая смугловатая принцесса.

Ниса наклонилась в открытое окно и посмотрела во двор замка:

— Кортеж почти готов! Нарядные все такие… — сказала она, разглядывая гарцующих всадников, — с флажками!

— Мы тоже почти готовы! — пропела Игрена.

С помощью служанки она уже зашнуровала платье и теперь закалывала принцессе волосы белыми тряпичным цветами на проволочных зажимах.

— Игрена! — прошипела принцесса. — Череп!

— Ах, прошу прощения, Ваше Высочество! Но вы должны потерпеть! Терпение — основа красоты!

Принцесса, глядя на Нису, свела глаза к переносице. Ниса изобразила в своих бескрайних глазах сочувствие и, откусив последний кусок яблока, вознамерилась вышвырнуть огрызок в окно. Игрена фыркнула.

— Не надо, — сказала принцесса, — положи на поднос.

Ниса была дочерью какого-то старого графа, основным достоянием которого была сама Ниса. Росла она почти в деревне и, хотя уже пять лет была фрейлиной принцессы, все еще сохраняла странные привычки.

— Спасибо, Игрена, — сказала принцесса, когда та потянулась к пудренице. — Ниса мне поможет, ты свободна.

Пухлая и страшненькая Игрена на мгновение поджала губу, положила пудреницу на место и, подарив Нисе неприязненный взгляд, вместе со служанкой вышла из спальни Ее Высочества.

— Как она меня бесит! — сказала принцесса, глядя в зеркало и орудуя кисточкой с пудрой.

— Она несчастная, — сказала Ниса.

— Это ладно! — принцесса мизинцем подвела губы помадой из воска и малинового сока. — Она же еще и по уши деревянная.

— Старая, — сказала Ниса примирительно, — ей уже двадцать три, а мужа не предвидится.

Сама Ниса была на три года младше, и при ее сказочной внешности беспокоиться о замужестве не приходилось. Когда Ниса поднимала свой лучистый и бездонный взор, под названием «сама невинность», никого уже не беспокоило, что из приданого за ней лишь несколько платьев. Будущего мужа, однако, поджидали некоторые сюрпризы: Ниса отличалась отменным аппетитом и особенно любила жареное мясо. На кухне королевского замка с людьми от смеха случались истерики, когда она, сохраняя вид нежной полупрозрачной блондинки, оттопырив мизинчики, обгладывала свиное ребро с повадками бездомной кошки.

— Она просто ждет принца. За денежки ее отца любой возьмет ее в жены. Ну да, придется зажмуриться! — скорчила гримаску принцесса.

— Ты сегодня не ласковая.

— Ну она вот тут уже! — принцесса постучала ребром ладони по горлу. — И потом, я же говорю правду!

На этом слове Ниса почему-то отвернулась и посмотрела в окно. Принцесса открыла шкатулку в виде небольшого сундучка и стала выбирать кольца. Ей нравилось носить кольца, сочетать их по два, а то и по три на каждом пальце, нравилось чувствовать, как они сжимают кожу при движении руки.

— Зачем тебе столько колец? — спросила Ниса, глядя на эти приготовления.

— Разве плохо? — принцесса растопырила пальцы и повернула тыльную часть кисти к окну. — Мне нравится!

— Угу. Всем известно, что тебе нравится. Завтра, небось, кольца будут в половине подарков, начиная с… — Ниса замолчала.

— Начиная с чего?

— У тебя и так красивые руки. А вся в кольцах, ты становишься похожа на свою тетю Эрмину.

У принцессы было чувство, точно ее укололи спицей под ребро. Родной сестре короля герцогине Эрмине было за пятьдесят. Принцесса вспомнила ее дряблые руки, действительно, всегда унизанные перстнями. Губы у принцессы непроизвольно напряглись, а ноздри расширились. Если бы до этого ее не выводила из себя Игрена, она, может, и удержалась бы, но ее понесло:

— Ты, конечно, моя лучшая подруга, — сказала принцесса, чувствуя, как розовеют щеки, — но согласись, что вкус не твоя сильная сторона.

— Да, Ваше Высочество, — и Ниса вдруг присела в реверансе.

— Ах вот как!

Что-то горячее стремительно поднялось вверх и ударилось изнутри принцессе в лоб. Она пошарила глазами вокруг себя и зацепилась взглядом за шкатулку.

— Может, ты просто завидуешь? — спросила принцесса подчеркнуто радушным голосом. — Хочешь — пожалуйста, бери, пользуйся, — она кинула шкатулку на кровать, и кольца рассыпались по покрывалу.

— Позволите идти, Ваше Высочество? — Ниса не поднимала глаз от пола, покорно сложив руки на животе.

Стоя боком к Нисе, принцесса потеребила кольца на руках, а потом сделала короткое движение кистью в сторону. Краем глаза она видела, как Ниса кивком поклонилась, развернулась на носках и вышла.

Принцесса клокотала. Фиолетовые пузыри всплывали и лопались в ушах. «Кобылица!» — сформулировала наконец принцесса свое отношение к произошедшему. Справедливости ради надо заметить, что она и сама не знала, кого именно имеет в виду.

Во дворе прогудел рог. Настроение было испорчено. Принцесса содрала с пальцев все кольца, побросала их на кровать, задрала подбородок, подхватила юбки и решительным шагом двинулась к выходу из комнаты.

У двери она остановилась, оглянулась, поморщила нос и вдруг, быстро просеменив обратно, схватила одно простое, без украшений, колечко. Одно маленькое можно!

Принцесса прошла через анфиладу своих комнат, вышла в центральный холл, миновала широкую лестницу на первый этаж и вошла на половину Его Величества короля Эннера Третьего.

Первой комнатой была приемная зала, у дальней двери которой стоял стражник. Дальше вот уже двенадцать лет с того дня, как умерла королева, проход дозволялся только двум людям: самому королю и его дочери, принцессе Лине. Все остальные, включая слуг, бывали в королевских апартаментах только по особому разрешению. Стражник у двери был только один, но никому и в голову не приходило испытать его способность к отпору.


Принцесса, не снижая темпа, прошла мимо него в личный кабинет короля, где короля не было. Принцесса пересекла спальню, в которой Его Величества также не оказалось, и заглянула в следующую комнату, где хранилась одежда. Пусто. Она повернулась, чтобы пойти обратно, но остановилась, увидев небольшую шкатулку на столике между окон.

В своем замке любая уважающая себя принцесса знает все шкатулки наперечет. Эта была ей неизвестна. Глаза у принцессы сами по себе расширились, губы поджались. «Нет!» — сказала себе принцесса и, намеренно отвернувшись, медленно пошла мимо столика. Шкатулка, отделанная золоченой витой проволокой, поблескивала в самом краю поля зрения правого глаза, совершенно случайно сильно скошенного именно в ту сторону. Принцесса, крепко сжав одну ладонь другой, почти миновала столик, когда в голове прозвучала фраза Нисы: «Начиная с…». Принцесса остановилась. В конце концов, это ведь нечестно — оставлять подарки на шестнадцатилетие без присмотра! Мало ли что!

Быстро шагнув к столику, принцесса откинула на шкатулке крючочек и открыла ее. На бархатной подложке лежало кольцо. Принцесса взяла его, чтобы только глянуть. Небольшое кольцо с изящным серебряным плетением. В середине один небольшой прозрачный камень и еще четыре совсем маленьких голубоватых располагались с двух сторон попарно. Откровенно говоря, ничего особенного. Может, это только часть королевского подарка? На внутренней стороне крышки, на металлической табличке, была выгравирована надпись. Вычурные буквы было трудно прочесть сразу, а времени у принцессы уже не было — в кабинете послышались шаги.

— Где же ты?! — сказала принцесса, как только король показался на пороге спальни. — Я уже и в гардеробе смотрела!

— Искал тебя на твоей половине. Как мы разминулись? — и он поднял одну бровь. — Идем?

Принцесса взяла короля под руку, и они пошли к лестнице. Разворачиваясь к выходу, король окинул комнату взглядом. Принцесса надеялась, что он не заметит, как держась за него правой рукой, левой она кладет что-то в кармашек платья: затягивающийся шнурком небольшой мешочек из той же ткани, что и само платье, пришитый к поясу. Вместилище неизбежных дамских мелочей.

Вместе с Его Величеством принцесса под звуки второго рога вышла во двор. Король помог ей подняться в открытую карету, где уже дожидалась мадам Дено — дама, обреченная отвечать за обучение наследницы. Король поднялся на коня, и целая процессия, окруженная всадниками с разноцветными флажками на пиках, вытянулась из ворот замка на главную улицу города.

Впереди верхом король. За ним свита. За ними карета принцессы. За ней повозка с фрейлинами. За ними два фургона с посудой, мебелью и провизией, около которых все утро хлопотала матушка Хло — кухарка, кастелянша, экономка и вообще правительница королевского домохозяйства. За ними, кажется, еще что-то. Все это, звеня, громыхая и цокая, ехало к большому мосту неподалеку от города, чтобы организовать там королевский пикник, а заодно встретить высоких гостей, прибывавших по этой дороге на завтрашний праздник. Или наоборот — встретить гостей и заодно пикник?

Так или иначе, оба мероприятия удались. Прибыла тетя Эрмина, герцогиня Озерного герцогства. Чуть позже приехала процессия короля Фота из соседнего королевства. Он был каким-то там геральдическим родственником. Вместе с ним явились его костистая жена и два вялых сына, оба чуть помладше принцессы. Поставили шатры, накрыли столы, пили сидр, всадники устроили потешный турнир, принцесса победила в стрельбе из лука, возможно потому, что стояла на десять шагов ближе к мишени. Было терпимо.

К вечеру все собрание прибыло в замок. По улицам процессию сопровождала толпа горожан, радостно встречавших виновницу завтрашнего торжества. Любовь народа к принцессе была подкреплена объявлением, что завтра будут угощать на площадях элем. Кое-где на домах даже развесили гирлянды из цветов, выглядело очень мило.

Перед ужином принцесса переоделась. Помогала ей, помимо прочих, Игрена, а при ней незаметно достать кольцо из кармашка было, разумеется, невозможно. Принцесса велела не уносить прогулочное платье, а повесить его на деревянный брус в углу комнаты. Ужин сопровождали разговоры за столом и гроза за окнами.

— Как вовремя мы вернулись с пикника! — всего раз восемь заметила тетя Эрмина.

Принцесса улыбалась, но отчасти разделяла чувства унылых сыновей Фота, которым через каждые две фразы напоминали, как надо держать спину, вилку и себя за столом. Ниса весь вечер маячила где-то на заднем плане. Ни единого шанса вернуть кольцо принцессе не представилось.

Ноги, задранные на гобелен, побледнели и стали замерзать. Принцесса перевернулась головой кверху и села на кровати. Нужно выждать еще немножко, прежде чем нести кольцо обратно в шкатулку. Она вздохнула и, оглядевшись, увидела на комоде книгу под названием «Краткое иллюстрированное руководство по хорошим манерам и благочинию для юных девиц благородного рода», которая наверняка оказалась тут не случайно, а была подсунута назидательницей мадам Дено. Руководство так руководство, выбирать не приходилось. Вопрос заключался в том, как именно обустроиться с этим внушительном томом на кровати, чтобы было удобно.

Сначала принцесса положила книгу на одеяло, а сама пристроилась рядом на боку. Довольно быстро затекла шея. Принцесса положила голову на согнутую в локте руку, но получилось низко и было невозможно охватить всю страницу глазами, сколько их не скашивай.

Тогда принцесса поставила книгу вертикально, а сама улеглась перед ней на живот, подперев голову обеими руками. Однако при этом щеки, в которые принцесса упиралась ладонями, сползли вверх, превратив глаза в узкие щелочки. Читать через них было решительно невозможно.

— Когда ж я такие щеки наела?! — подумала принцесса и предприняла последнюю попытку.

Она легла на спину и поставила книгу на живот. С верхней частью страницы проблем не возникало, но для того, чтобы прочесть нижние строчки, нужно было либо выгнуть шею по-лебединому, либо приподнять книгу. Честно признав, что до лебедя ей далеко, принцесса предпочла второй вариант, но не рассчитала тяжести кожаного переплета. Руководство по благочинию вывернулось из пальцев и хлопнуло принцессу по носу.

— Вот брюква! — глухо сказала принцесса из-под книги. — Кто вообще столько пишет?!

Она столкнула книгу с лица, и та с грохотом упала на пол. Если это краткое руководство, то полным можно было бы, наверное, прибить не только юную девицу, но и средних размеров медведя. Принцесса некоторое время полежала, представляя, как выглядела бы охота на медведя с книгой. Лучший вариант выходил — залезть на дерево и обрушить все запасы благочиния с ветки на голову проходящему мимо зверю. При известной ловкости могло сработать.

— Если переплетом попасть по медведю, медведь попадет в переплет! — уверенно заключила принцесса. — Синева небесная, какую чушь я несу!

Принцесса сползла с кровати и пошла к окну на разведку. Она отворила раму и улеглась животом на подоконник. Стены в жилом доме замка были толстые, а окна высокие. Если лечь всем телом поперек подоконника, то в комнату свисали босые ноги, а глаза только-только высовывались наружу, чтобы можно было посмотреть вниз.

Если вытянуться подальше и выглянуть вправо, можно было увидеть караульную на внешней стене. Как раз сейчас оттуда по лестнице спускался лейтенант в сопровождении двух стражников с факелами. Заступила вторая вахта, а значит, ночь была уже достаточно глубокая для того, чтобы действовать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 498