электронная
100
печатная A5
380
18+
Приключения ведьмы

Бесплатный фрагмент - Приключения ведьмы

Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-9053-9
электронная
от 100
печатная A5
от 380

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

«Крыська дура!» — кратко сообщала криво нацарапанная надпись на стене. Глаза Кристины равнодушно скользнули по обшарпанной штукатурке, опустились к земле. Она давно привыкла к подобным фразам, написанное не задевало, как раньше, смысл проскальзывал мимо сознания, не оставляя ни малейшего следа. Ей скоро будет шестнадцать, она уже взрослая и обращать внимания на полуграмотные каракули — фи! Внезапно закружилась голова, в ногах появилась пугающая слабость. Девушка торопливо подходит к ближайшему подъезду, садится на ступеньки. Такие приступы стали происходить все чаще. Сначала она думала, что это результат того состояния, которое периодически появляется у всех женщин. Оно раздражает, злит и о нем никто не хочет говорить. Просто терпят, как плохую погоду или приступ хандры. Но у нее критические дни давно миновали, а приступы повторяются. Сердце? Да нет, с ним все в порядке, она проверялась. Тогда что? Господи, только не эпилепсия! Кристине однажды пришлось наблюдать, как совершенно нормальный с виду мужчина вдруг затрясся, у него дико выпучились глаза, лицо страшно исказилось. Он упал на брусчатку тротуара, крупное тело сотрясли судороги, подбородок, шею покрыла пена, из горла вырвался хрип, словно невидимая удавка захлестнула шею. Прохожие в испуге шарахнулись в стороны, кто-то побежал прочь, чтобы не быть свидетелем. Не растерялся только один. Мужчина в черном костюме и шляпе безбоязненно подошел вплотную, несколько мгновений внимательно смотрел на беснующегося. Бесстрашно схватил подмышки и потащил к ближайшей лавке. Легко, словно манекен из папье-маше, положил на деревянные доски. Ладонь левой руки уперлась в грудь, прижимая содрогающееся тело с неодолимой силой, пальцы правой сложились в щепоть. Неизвестный трижды перекрестил припадочного и — Кристина не поверила своим глазам! — он стал успокаиваться. Судорога волной пробегала по телу несчастного, но с каждым разом слабее. Пена, которая буквально фонтанировала изо рта, хлынула быстро иссякающим потоком и скоро сошла на нет. Лицо из синюшного стало сначала красным, потом порозовело и вернулось в обычное состояние. Искаженные черты разгладились, веки опустились. Приступ прекратился, больной словно заснул спокойным сном.

Мужчина в черном перекрестился, прошептал несколько слов и спокойно пошел дальше. Кристина провожала его изумленным взглядом, пока неизвестный в черной шляпе не скрылся за углом дома. Тем временем больной очнулся, поглядел вокруг дикими глазами. Он сильно покраснел, руки бесцельно засуетились, ощупывая одежду, проверяя карманы. Мужчина торопливо вскочил и быстрыми шагами пошел прочь, будто опасался, что сейчас набегут разные и начнут вопросы задавать — что, да как, да почему? Воспоминания промелькнули перед глазами Кристины, словно яркие картинки из недавнего сна. Она ощутила затылком прохладу каменной стены, к которой прислонилась без сил. Прядь светлых волос упала на лицо, неприятно защекотала подбородок. Рука опустилась в карман, пальцы нащупали маленькое зеркальце. Крышка с тихим щелчком откинулась, из крохотного блестящего овала на нее посмотрел собственный нос, немного крупноватый и покрытый веснушками. Отодвинула зеркало дальше. Появилось лицо, глаза, какие-то блеклые и невыразительные. На белках хорошо видны синие и красные жилки. Так бывает у тех, кто злоупотребляет крепкими напитками. Боже, откуда это, ведь она-то даже пробки не нюхала! Коротенькие ресницы обиженно блымнули, в уголках глаз заблестело. Нос, и без того похожий на огурец, моментально распух и покраснел, словно подтверждая — да, пила и не закусывала! Узкие, как говорят в народе, злые губы скривились, одутловатое из-за выпуклых щек лицо стало менять форму и цвет. Еще мгновение и она разревется на ступеньках чужого подъезда, как последняя дура! Уже первые капли упали на складки кофточки, в то место, где у женщин главная прелесть — грудь, а у нее… складки. Расплывающийся от слез взор упал ниже — нет, это не ноги. Это неудачно сделанные протезы из плохо оструганных палок, вот что это! Превозмогая слабость, Кристина встала. Словно слепая, потерявшая палочку, она побрела по тротуару, касаясь кончиками пальцев шершавой стены дома. В глазах мутно от слез, почти ничего не видно. Так, свет от темноты отличает. Особенно горько, что пожаловаться некому. И отец, и мать абсолютно равнодушны к дочери. Нет, они исправно выполняют родительские обязанности и Кристине не было знакомо унизительно чувство бедности, когда носишь старые мамины платья и все об этом знают. Она не видела голодных снов, в которых ешь, ешь, ешь… и никак не насытишься. Девушка не ощущала тепла. Родители словно исполняли долг, некие договорные обязательства, от сих до сих. Что-то большее — за отдельную плату.

Домой идти не хотелось. Мать отдала ее в школу раньше, чем других детей, потому уже в этом году она будет поступать в колледж. Но школа так и не стала близкой. Наверно, потому, что не появилось школьных подруг. Слезы незаметно высохли, в глазах прояснилось. Она уверенно шла на окраину города, в тот парк, где любила проводить все свободное время и читать книги о юном волшебнике по имени Гарри Поттер. Во вторую половину дня парк пуст. Изредка можно встретить пару тихо беседующих между собой молодых мамаш с колясками, бредущего малыша под неусыпным присмотром няни или строгой бабушки. Может пробежать старичок с плеером на поясе и серебристыми наушниками на седой голове. По аллеям плывет ленивый ветерок, подбрасывает сухие листья или сварливо шумит гибкими вершинками старых деревьев. В некоторых местах парк был настолько пустынен, что становилось не по себе. Словно ты попал в заколдованный лес. Некто убрал мусор, навел везде порядок и скрылся. Пусто, тихо, все замерло в ожидании чего-то странного… Кристина не боялась пустых парковых аллей. Ее не пугали темные закоулки, шорох в кустах. Даже внезапное громкое фырканье в зарослях, от которого с визгом шарахались остальные девчонки, только смешило ее. Это ведь ежик, маленькое колючее существо, до полусмерти перепуганное шумными людьми. Девушка медленно идет по дорожке, взгляд бездумно скользит по деревьям, кустам. Внимание привлек шорох и стрекотание над головой. Она подняла лицо. На верху, в переплетении веток ссорятся две белки. Маленькие хвостатые прыгуны мечутся вокруг ствола и сердито стрекочут. Время от времени встречаются, быстро-быстро машут лапками друг на друга и опять разбегаются.

«Сварятся, как две старушки на кухне из-за убежавшего молока, — подумала девочка. — Здесь так много деревьев, чего делить-то? Вот если бы…»

Додумать она не успела. Твердая брусчатка под ногами вдруг исчезает, Кристина оказывается в темной пустоте. От чувства стремительного падения перехватывает дыхание, она хочет закричать, но не может. Мимо с бешеной скоростью несутся коричневые стены, круглый кусок неба стремительно удаляется, уменьшаясь до размера булавочной головки… Сознание покинуло еще до того, как она достигла дна. Край одежды зацепился за выступающий кирпич, бесчувственное тело ударилось вскользь и поехало дальше по влажной стене. Это замедлило скорость, но все равно она слишком велика. Тело закрутило, завертело с бешеной быстротой, девушке — даже в бессознательном состоянии — удалось как-то сгруппироваться, руки и ноги прижались к телу и она сваливается в мягкую, вонючую жижу на дне. Раздается громкий всплеск, звук удара разносится во все стороны, наступает тишина.

Очнулась от холода. Стужа проникла так глубоко в тело, что Кристине показалось, будто она превратилась в кусок льда. С трудом пошевелила руками, ноги слушаться не захотели. Пальцев она совсем не чувствовала. Долго барахталась в холодной жиже, пока сумела наконец встать. После многочисленных неудачных попыток подняться тело немного разогрелось, по жилам вяло потекла теплая кровь. Кристина ощущала себя колодой, деревянным чурбаком, который желает стать буратиной. В изнеможении прислонилась к стене. Холодный камень кажется теплым и почти мягким после стылой жидкой грязи, в которой пролежала неизвестно сколько. Девушка попыталась открыть глаза — не вышло. Грязь слиплась, застыла, пришлось сильно тереть глаза. Только после этого веки разомкнулись, но вокруг все та же тьма. Кристина не поверила, опять закрыла глаза, открыла. Все тоже самое, темно, хоть глаза коли. И холодно. Кровоток опускается вниз и поднимается к сердцу холодный, словно вода преисподней. Девушка в отчаянии поднимает лицо. Далеко вверху ярко горит светлое пятно. Глаза различают кирпичную кладку, выложенную кругом. Старые камни сплющились от тяжести, раствор осыпался, но стены крепки и поднимаются к самому небу. Кристина поглядела вокруг, опять наверх и громко, не стесняясь, заплакала. Она на дне глубокой каменной ямы. Никто не знает, что это за яма, откуда взялась тут. Самое главное — что она, Кристина, здесь, глубоко под землей. Выбраться самой невозможно, нет лестницы. Если кто-то и спускался сюда, то длинной веревке, за которую потом и вытаскивали. От того места, где она стоит, ведут два подземных хода, вправо и влево. Потолок невысокий, нужно идти, немного сгибаясь. Почему-то этот факт особенно расстроил и напугал Кристину. Она прочитала в одной книге, что в старину люди были меньшего роста, чем сейчас. Кто не верит, пусть сходит в музей и посмотрит на доспехи древних рыцарей. Они такие маленькие, что впору только пятикласснику. Кристина сразу решила, что колодец и тоннели построены в древности, они очень старые и страшные. Заревела еще сильнее. Минут через десять слезы кончились, лицо стало чистым, как умытым. Выплакавшись, девушка немного успокоилась и задумалась. В тоннеле есть воздух, значит, имеется выход на поверхность. Она вышла на середину, попыталась определить, в какую сторону дует. Ни в какую. Воздух тих, неподвижен и холоден.

Девушка посмотрела по сторонам. Везде одинаково темно. Подумав, решила идти направо. Она не представляла, куда ведет это ход, к городу или наоборот, но он показался ей чем-то лучше. Вздохнула, пальцы стерли остатки слез, нога с трудом поднялась из цепкой грязи. Кристина шагнула в темный тоннель. Через несколько минут оглянулась. Светлое пятно колодца осталось далеко позади. Впереди непроглядная тьма и холод, но надо идти именно туда. Кажется, что в тоннеле гуляет легкий ветерок и дует он именно оттуда. Или это только чудится? Через несколько минут впереди показалось светлое пятно. Смутное, то и дело гаснущее, как будто некто поднимает и опускает занавес. Кристина ускорила шаг, в глухой тишине подземелья плеск раздается, словно шум водопада. Пятно увеличивается, становится ярче, но не сильно. Что-то мягко коснулось щеки, попыталось забраться за воротник. Девушка в панике бросилась обратно, взмахнула руками. Бежать по колено в воде тяжело, Кристина быстро устала. Разжала пальцы. На ладони лежит что-то мягкое и влажное. Похоже на паутину в росе. Девушка стряхнула неизвестную гадость, торопливо вытерла ладонь об одежду. Опять пошла, но уже осторожнее, выставив руки вперед, словно растопыренные пальцы могут спасти. По коже вновь заскользили мягкие лапы, но в этот раз Кристина не ударилась в панику. Спокойно отводила от лица и шла дальше. Светлое пятно приблизилось и уже можно рассмотреть, что свисающие с потолка мягкие волокна — это мох странного вида. Он не растет на камнях темно-зелеными пятнами, как обычно, а вытянулся лохматыми щупальцами вниз, почти до воды. Кристина раздвигает моховую завесь. В глаза бросается ярко пылающая — после подземной тьмы! — потолочная лампа. Далеко впереди, почти на пределе видимости, горит еще одна. Откуда здесь взялись светильники, почему они горят — эти вопросы не волновали девушку. Есть свет и хорошо, остальное неважно. Она по-прежнему стоит по колено в ледяной воде, но холода не чувствует — ей тепло от простого фонаря. Хоть какой-то признак жизни!

Повеселев, идет дальше. Бульканье воды раздается неестественно громко и тут же тонет в зарослях потолочного мха. Девушка упорно идет вперед, не обращая внимания на холод, одиночество и пугающую пустоту. Постепенно уровень воды понижается, она едва достает до щиколоток. Внезапно ход обрывается и Кристина попадает в громадный зал, противоположный конец которого теряется в темноте. Наверху, очень высоко, горят фонари, освещая зал тусклым красноватым светом. По краям зала проходит дорожка шириной в три шага, выложенная темной плиткой. Дальше провал. Кристина осторожно подходит. Яма неглубока, около шести или семи метров, дно устлано темным песком или землей. Со стороны очень похоже на бассейн, из которого слили воду. Девушка подходит ближе, опасливо заглядывает вниз. Там ничего, только идеально ровное сухое дно, но, всмотревшись внимательнее, Кристина замечает одну странность — на земляном дне отчетливо видна цепочка следов. Отпечатки глубокие, четкие. У девушки екает сердце — это следы не человека и не животного! По крайней мере, не знает такого существа, которое оставляет следы размером с ладонь взрослого человека, но с очень длинными пальцами и глубокими отпечатками когтей. Следы начинаются от того места, где стоит Кристина и теряются в темноте. Девушка в страхе оглядывается, но вокруг никого, не слышно ни единого звука. Что это за место, для чего построено такое громадное помещение, Кристина не знает. Она вообще не понимает, где находится. Вокруг царит сумрак, углы тонут в темноте и тишина такая, что хочется унять сердцебиение и задержать дыхание — эти звуки оглушают. Потопталась на месте, неуверенно пошла по гладкой дорожке вокруг высохшего бассейна. Прошла почти половину пути, уже видна большая ржавая лестница наверх. Там, на обширной площадке железная дверь, из щели вырывается тонкий лучик света. Кристина идет быстрее, торопится. Внезапно раздается странный звук, похожий на скрип и щелканье, словно кто-то идет по тонкому стеклу и оно крошится под каблуками. Или когтями!

Другая сторона бассейна скрыта мраком. Звук доносится оттуда. Кристина бросается вперед, к спасительной лестнице. Бежит изо всех сил, но на той стороне кто-то тоже бежит вместе с ней. Шаги тяжелые, быстрые, керамическая плитка, которой выстлана дорожка, трещит и колется на куски под ударами. Девушка чувствует, что по той стороне мчится некто страшный и сильный, с которым она ни за что не справится. Страх придает силы и Кристина бежит так, как никогда в жизни не бегала. Но проклятая лестница приближается чересчур медленно, а шаги неизвестного существа все громче, слышится хриплое сопение и рык, как будто дикий зверь гонится за добычей. Приближается поворот. Кристина резко сворачивает и бежит по кромке, по самому краю дорожки. Один неверный шаг и она свалится на дно. С другой стороны раздается сиплое рычание, больше похожее на карканье полузадушенной вороны. Такого крика девушка не слышала ни разу в жизни. Неизвестное существо хочет обогнать девушку, раньше добраться до лестницы. В азарте погони не чувствует опасности, оступается и падает на дно сухого бассейна. Слышен злобный вой, обрывающийся звуком падения тяжелого тела. Кристина не оборачивается, из всех сил бежит к лестнице. Но мысленным взором видит, как большое, страшное существо неуклюже поднимается на кривые ноги и, прихрамывая, спешит к кромке бассейна. Существо несколько раз подпрыгивает, но край высоко, длинные лапы не достают. Раздается вой, в котором слышна злоба и разочарование. Неведомая тварь бредет прочь. Слышно, как трещит штукатурка, когда существо пытается выбраться наверх.

Ладони девушки ощущают прохладу металлических ступеней. Кристина в изнеможении прижимается к грязному железу и несколько мгновений стоит не шевелясь. Сердце понемногу успокаивается, дыхание выравнивается. Стараясь не шуметь, девушка поднимается по ступеням. В подземелье тихо и звуки шагов разносятся по всему залу, затихая в темных углах. Покрытые ржавым налетом полосы железа чередуются друг с другом, каменный пол медленно удаляется. Чем выше поднимается Кристина, тем чище становится воздух. Взобравшись на промежуточную площадку, девушка останавливается. Отсюда, с высоты, хорошо видно, как велик подземный зал. Громадный бассейн есть ни что иное, как отстойник для грязной воды. Когда-то давно сюда поступала вода по каменным трубам, заполняя отстойник до краев. Сотни тонн мутной, дурно пахнущей жидкости таились в непроглядной темноте, ожидая, когда грязь осядет на дно. Потом вода по узкой трубе сливалась в фильтрующую емкость с песком и гравием, и только после этого уходила обратно в реку. На дне скапливалась грязь, мусор, гниющие трупы животных и людей. Решетки из грубого чугуна приходилось периодически очищать вручную. Это была каторжная работа, которую выполняли только осужденные за тяжкие преступления — убийства, разбои и колдовство. Десятки мужчин и женщин, закованных в кандалы, трудились по двенадцать часов в день. Чтобы осужденные не убежали, цепи приковывали к фильтрационным решеткам. Те, чьи преступления были не столь тяжкими, вывозили грязь тачками к специальному ковшу, который затем поднимали наверх. Грязь сваливали в зловонные кучи и пустой ковш опускали обратно. Другие каторжники под присмотром надзирателей раскидывали грязь для просушки. Потом ее собирали и продавали окрестным фермерам как удобрение.

Не все выдерживали такие условия. В холодных, душных подземельях осталось немало трупов каторжников, умерших от истощения и непосильного труда. Надзиратели не любили опускаться на самое дно очистных сооружений. Собравшись кучкой, они кидали жребий, кому идти в подземелье наблюдать за работой каторжников. Те, кому не везло, обязательно брали с собой водку и закуски. Расположившись на верхнем ярусе, они смотрели, чтобы кузнецы из числа осужденных как следует крепили цепи от кандалов на решетке. Кузнецы старались. Если кто-то из них плохо выполнит свою работу или, не дай Бог, каторжник сбежит и причиной тому будет плохо прикованная цепь, виновный сам оказывался в смрадном подземелье на грязной и тяжелой работе. Особенно трудно приходилось женщинам. Самым тяжким преступлением для них считалось колдовство. К осужденным за чародейство плохо относились все — и надзиратели, и другие осужденные. Колдуний назначали на самые трудные участки, у них отнимали еду, одежду и очень часто несчастные женщины работали обнаженными, стоя по пояс в ледяной грязи. Они трудились вместе с мужчинами и потому насилие было правилом, а не исключением. В таких условиях женщины очень быстро теряли человеческий облик и погибали.

Те, кто выживал, становились настоящими чудовищами.

Кристина слышала много страшных историй, связанных с городской канализацией. Труд осужденных давно уже не использовался, и сам завод по очистке стоков построили в другом месте. Старая канализация была заброшена. Но чем дальше уходило то время, тем страшнее становились рассказы о том, что случалось здесь раньше. Наверно, большинство историй были выдумкой, но даже если правдивой оставалась только одна, все равно никто из жителей города по доброй воле ни за что не пришел бы сюда. Особенно ночью. Чем больше Кристина смотрела на подземелье, тем сильнее ей казалось, что в темных углах шевелятся неведомые существа, из трещин в каменных стенах выползают истлевшие мертвецы с остатками ржавых цепей на костях. Ей даже послышалось приглушенное позвякивание и лязг кандалов. В неподвижном воздухе явственно чувствуется запах гнили и тления… Когда над головой внезапно захлопали крылья, Кристина едва не умерла от страха. Ноги налились свинцом, стали бесчувственными и тяжелыми. Колени задрожали, девушка упала на корточки и закричала. В огромном подземелье раздался истошный визг и вопль, которого здешние стены не слышали лет сто наверно. Кристина захлебнулась воздухом, закашляла, ее трясло и колотило, словно пропустили ток высокого напряжения. От страха навернулись слезы, она не могла разглядеть, кто это рядом с ней и от того трусила еще больше. Наконец, удалось смахнуть слезы и девушка увидела, что на перилах сидит странное существо размером с крупную собаку, только с крыльями. Кожаные складки расправились, на Кристину глянули большие, красные как раскаленный металл, глаза. Широкая, с выступающим острым подбородком, морда. Челюсти слегка вытянуты. Сверху, на абсолютно лысой макушке, торчит шишка, похожая на коротенький рог и уши с загнутыми книзу вершинками, как у свиньи. Нос крючком с очень широкими ноздрями. Кожистые крылья складываются в ком, на спине появляется некрасивый горб. Задние лапы согнуты, длинные когтистые пальцы плотно обхватывают перила, руки сложены на груди, совсем как у человека. Что-то знакомое почудилось Кристине в странном облике, но что именно, она понять не успела. Существо шумно вдохнуло носом, вывернутые ноздри задвигались, уши дрогнули. Далеко внизу раздался шум шагов и звонкое цоканье когтей по кафельной плитке. Неизвестная темная тварь выбралась из сухого бассейна и теперь приближается к лестнице!

Испугаться сильнее Кристина уже не могла. Подняла залитое слезами лицо, беспомощно посмотрела на рогатое существо. Оно еще раз понюхало воздух, потом неторопливо перелезло на лестницу. Рогатая голова повернулась, взгляд остановился на заплаканной девушке. Кристине было страшно смотреть в немигающие глаза неизвестного существа, но оно не проявляло враждебного отношения к человеку и Кристина немного осмелела. Она вдруг вспомнила, как называется это существо и где она уже видела его. Это горгулья! Каменные изваяния этих мистических полуживотных, полулюдей украшают крыши некоторых католических храмов, самый известный — Нотр-Дам де Пари. Кристина и предположить не могла, что горгульи существуют на самом деле. От удивления она едва снова не упала на лестничную площадку. Раздавшийся внизу вой привел ее в чувство. Горгулья словно ждала этого крика. Перебирая передними лапами перила, неуклюже полезла наверх. Кристина бросилась за ней. Едва она приблизилась, горгулья неожиданно подпрыгивает и, ловко перебирая лапами, бежит по лестнице, Кристина за ней. Не прошло и минуты, как девушка оказалась на самом верху, возле полуоткрытой двери. Темный силуэт горгульи мелькнул и пропал за железной створкой. Внизу, на лестничном пролете, раздался шум, скрип железа и звук падения тяжелого тела. Озлобленный вой заметался под высоким потолком, сменился хриплым рычанием. Девушка кинулась к выходу. Массивная дверь с пронзительным скрипом распахнулась. Кристина навалилась всем телом на ржавую половинку, глухо звякнуло железо. От удара сорвался тяжелый засов и девушка едва успела отскочить, когда железная дубина упала на скобы. Почти тотчас с другой стороны послышался рык и удар сотряс дверь. Кристина замерла на месте, не в силах идти дальше. Дверь дрогнула от удара, рычание сменилось разочарованным воем и наступила тишина. Девушка прислонилась к стене, без сил опустилась на пол. Сердце стучит так, что отдается болью в груди. В глазах потемнело, Кристина впала в забытье.

Она очнулась от того, что чья-то холодная ладонь дотронулась лба. Девушка открыла глаза, но рядом никого нет. Взгляд коснулся двери, скользнул по следам от ударов с той стороны. Кристина сразу вспомнила все события, что произошли с ней. Торопливо поднялась, стук каблуков отозвался гулким эхом, заметался среди каменных стен, словно летучая мышь. Идти по темному коридору все же не так пугающе, как брести по узкому тоннелю под землей, но тоже страшно. Девушка заторопилась, выложенные красным кирпичом стены побежали навстречу. Железная дверь распахнулась и Кристина оказалась в огромном зале, заполненном странного вида машинами. Громадные колеса медленно вращаются, спицы толщиной с ногу взрослого человека неторопливо поднимаются, в самой верхней точке на мгновение замирают и начинают равнодушно опускаться в железное брюхо машины. От больших колес тянутся широкие приводные ремни к колесам меньшего размера. Они вращают рычаги с шестеренками. Железо блестит от толстого слоя масла, вращение происходит абсолютно бесшумно. Странные механизмы выполняют какую-то таинственную работу, которая непонятна стороннему наблюдателю. Кристина с опаской приблизилась к машине. Осторожно, боясь зацепиться за движущиеся части, идет по узкому проходу. Громадные рычаги, зубчатые колеса равнодушно вращаются совсем рядом с девушкой. Изредка слышится тихое шипение и тогда из сочленения вытекает пузырящийся ручеек машинного масла.

Выйдя из зала с непонятными механизмами, Кристина оказалась в коротком коридоре, в конце темнеет дверь. Девушка решительно берется за ручку, створка распахивается. Холодный воздух охватывает тело, запахи мокрой листвы и травы наполняют легкие. После тусклого освещения каменного мешка сумерки кажутся непроглядным мраком. Кристина выходит на низкое крыльцо. Над головой раскачивается фонарь, желтое пятно света колеблется на влажной земле. Неподалеку замерло несколько раскидистых елей, в сумраке они кажутся черными холмами, за которыми прячется что-то страшное. Незаметно для себя Кристина выходит за пределы освещенного круга и мрак вокруг сгущается. Далеко впереди мигает маленький огонек. Ветви елей колышутся, светлая точка надолго исчезает, словно гаснет и появляется вновь. Вокруг так темно, что даже звезд на небе не видно. Девушка ежится от пронизывающего холода, лицо и шея покрываются «гусиной кожей». Кристина решительно идет прямо на огонек. Ноги сразу тонут в мокрой траве, но холода почти не ощущают — джинсы еще не просохли после путешествия по тоннелю. Ветви больно колются сквозь одежду, на голову падает несколько холодных капель воды. За елями расположилась маленькая полянка, а за ней сплошные заросли кустарника. Когда Кристина выбралась на чистое место, футболка оказалась порванной на боках и спине и ночной ветерок буквально леденил тело. Впереди показались какие-то странные холмики, кресты и плиты, поставленные вертикально в землю. Девушка вздрогнула, страх словно накрыл черной материей и лишил возможности двигаться. Впереди раскинулось кладбище!

Могилы, словно бородавки на старой жабе, беспорядочно разбросаны по обширному пустырю. Дожди и ветры в нескольких местах рассекли землю глубокими трещинами. Некоторые прошли прямо по захоронениям. Если подойти ближе, можно увидеть старые гробы. Боковые доски давно сгнили, осыпались трухой. В черных дырах белеют аккуратно сложенные останки. Там, где земля осыпалась под днищем, сквозь щели свисают руки и ноги, покрытые остатками одежды. Сквозь лохмотья видны искривленные временем серые кости. Сгнившие сухожилия с трудом выдерживают вес. Надгробные плиты наклонены, памятники покосились, кресты изгажены вороньем, высохшая трава и паутина колышутся ветром и кажется, что это не крест, а чудовищное пугало у входа в другой мир. Тучи внезапно расходятся и страшный мир поселения мертвых открылся Кристине во всей мрачной красе. Чувствуя, как ужас охватывает все тело и лишает сил, Кристина все же делает первый шаг. Тихо шуршит трава, ветер внезапно меняет направление и теперь дует в спину, словно подталкивает. Старые могилы медленно плывут мимо, покрытые плесенью и мхом надгробия равнодушно глядят в землю. Девушка выбирает дорогу между холмиков, чтобы случайно не наступить на захоронение. Могил вокруг становится все больше, они смыкаются, будто окружают со всех сторон. Приходится протискиваться между оградками. Внезапно жилища покойников словно расступаются. Дорогу дальше преграждает широкая расщелина. Кристина подходит ближе. То, что она видит в бледном свете луны, повергает в ужас. Растущий овраг расколол землю в том месте, где захоронений особенно много. Боковые доски выпали, гробы чернеют дырами, словно широко улыбаются человеку. Останков людей не видно, выпали. Кристина боязливо подходит ближе. Совсем рядом из земли торчит половинка гроба. Вцепившись в края костлявыми пальцами, висит скелет. Непонятно, как он не рассыпался, чем скреплены кости и почему вообще мертвец оказался в таком странном положении. Скелет тихо болтается, подталкиваемый порывами ночного ветра, череп наклонен. Кажется, что мертвец раздумывает — забраться в гроб или спрыгнуть на дно оврага да погулять до рассвета?

Девушка чувствует, как слабеют ноги. Чтобы не упасть, хватается за оградку. Пальцы судорожно сжимают холодный стальной прут, но раздается тихий треск, вершинка отламывается. Кристина недоумевающе смотрит на ладонь. Пальцы разжимаются. Она видит, что в руке кусок кости, очень похожий на человеческий палец. Хорошо видны сочленения и остатки ногтя. Взгляд перебегает с ладони на ограду. От забора осталась только поперечина, за ней на коленях стоит скелет, костяные руки лежат на гнилой доске. Пальцы растопырены, за один из них она и схватилась, не глядя. Чувство омерзения судорогой свело тело, Кристина швыряет кость в яму. Со дна доносится раздраженный писк, рычание, слышна возня. Стараясь не думать, кто это может быть, девушка обходит разлом. В этом месте могилы стоят особенно тесно, оград нет, захоронения отделяет друг от друга не больше полуметра. Кресты стоят так тесно, что кажутся частоколом. Колючая трава цепляется за ноги, иглы рвут джинсы, острые углы надгробий больно тычутся под ребра. Кристина несколько раз сильно ударяется головой о памятные плиты. Они наклонены так, что кажется, будто вот-вот свалятся под ноги. Исцарапанная, вся в синяках и ссадинах, девушка выбирается на относительно пустое место. Впереди, шагах в десяти, темнее низенький домик с фигуркой какого-то святого на крыше. Раньше Кристина никогда не бывала на кладбищах, но видела разные фильмы и потому с опаской приблизилась к странному домику. Она не собиралась заглядывать внутрь, но едва поравнялась со склепом, как чугунная дверца срывается с гнилых петель и с грохотом падает на мощеную булыжником площадку. В черном отверстии блеснули красные глаза, крупное существо темного цвета метнулось наружу. Кристина вскрикнула и закрыла лицо руками, но неизвестное существо и не думало нападать. С ворчанием оно шарахнулось в темноту, зашуршала трава, раздался стук когтей по камням. Донесся затихающий вой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 380