электронная
180
печатная A5
359
0+
Приключения Ванечки и Фуфика

Бесплатный фрагмент - Приключения Ванечки и Фуфика

Сказки дедушки Миши

Объем:
122 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4493-1037-8
электронная
от 180
печатная A5
от 359

Любое полное или частичное использование, копирование текста, содержания данных сказок без согласия автора ЗАПРЕЩЕНО


Этот сборник сказок

посвящаю своим внукам

От автора

Автор-сказочник Жужук Михаил Яковлевич родился в маленьком южном городе Болграде на берегу озера, являвшегося когда-то заливом реки Дунай. Со временем, из-за значительного подтопления прибрежных земель, была построена дамба. Так образовалось озеро, которое местные жители стали называть лиманом. Город располагается выше в паре километров от озера.

Одна из достопримечательностей городка — многовековой овраг, разделяющий город на две неравные части и оканчивающийся у самого лимана. Глубина оврага достигает тридцати метров. Его дно и крутые склоны густо покрывают заросли шиповника, боярышника, терна и других кустарниковых растений. На дне оврага разрослись могучие вековые деревья грецкого ореха. Есть и колодец с чистой ключевой водой. По всей длине разбегается множество ответвлений такой же глубины, поросших такой же растительностью, что и в главном овраге. Когда идут дожди, вся вода с улиц города и с окрестных сельхозполей стекается сюда и далее попадает в лиман.

Другой достопримечательностью города является старинный парк. Он тянется вдоль лимана на несколько километров. Говорят, в парке любил прогуливаться во времена своей ссылки в Бессарабию великий русский поэт А. С. Пушкин. Сам парк был высажен задолго до его прибытия. На территории парка сохранились развалины маленького замка, в котором, по преданию, непродолжительное время проживал поэт. В нижней части парка бьет источник чистейшей родниковой воды, оформленный в виде маленькой часовенки. Устроенная площадка с приямком (углубление для сбора воды) позволяет желающим набрать воды и утолить жажду. Далее вода попадает в большой пруд и, переливаясь через его края, по специальному желобу стекает далеко в лиман. Вокруг источника широко раскинулись буйные лесные заросли. Под вековыми дубами и платанами стоят декоративные скамеечки, на которых горожане укрываются от летнего зноя, наслаждаются благодатной свежестью, исходящей от пруда. А некоторые смельчаки даже купаются в его ледяной воде.

Другое место отдыха горожан — длинные аллеи из туи. По прошествии сотен лет деревья с обеих сторон дорожек срослись так, что образовались своего рода тоннели. Здесь также установлены скамейки, на которых отдыхающие спасаются от палящих лучей летнего южного солнца.

В этих местах, под теплым солнцем юга, среди богатой природы, прошло детство автора, наполненное чудесами и окруженное красотой здешних мест, которая не могла не оставить неизгладимое впечатление в его памяти. Сказки наполнены личными переживаниями автора, а чудесные места, куда отправляются в своих путешествиях мальчик Ваня со своими друзьями, порой так сильно напоминают тенистые аллеи парка и солнечные берега лимана.

Прошло время. Автор уехал из родного города, закончил в Ленинграде вуз, обзавелся семьей. Году примерно в 1985, когда старшему сыну было уже около пяти лет, обозначилась проблема. Как люди очень общительные, они с женой на всяческие праздники, родины-именины часто принимали гостей — друзей и многочисленных родных. Встречались в основном семьями. И часто оставляли гостей ночевать. Детишки были примерно одного возраста. После девяти вечера кто-то из взрослых отправлялся укладывать их спать. Действовали при этом проверенным методом. На ночь читали им известные сказки как отечественные, так и зарубежные.

Но через некоторое время ребятки стали капризничать, требовать все новых и новых сказок. Им стали надоедать уже знакомые. И вот однажды автор испытал это возмущение деток на себе. Сын кричал: «Папа!», его друзья — «Дядя Миша, расскажи, пожалуйста, новую сказочку! Совсем уже надоели нам «старые». Видимо, от безысходности он им и пообещал: «Ладно, ребятки. Вы только помолчите немного. Попробую вас сегодня порадовать».

И он начал вести свой рассказ. Как-то вдруг вспомнилось детство, родной городок, овраг и лиман. Автор рос бедовым, самостоятельным мальчиком. В некоторых приключениях, которые описаны в его сказках, принимал самое непосредственное участие. В голове его как-то быстро сложился образ волшебного бегемотика Фуфика — друга мальчика Вани. Сюжеты сказок, приключения с его участием переплелись с воспоминаниями о реальных событиях и местах.


И вот еще что важно. Была поставлена цель уложить деток спать. И автор придумал свою манеру повествования. Сначала он начинал рассказывать сказку детям довольно громко, четко проговаривая слова. По прошествии десяти–пятнадцати минут продолжал рассказывать тише, постепенно переходя на шепот. Ребятки расслаблялись и мечтательно вникали в повествование. Через некоторое время, когда голос рассказчика начинал стихать, им приходилось все больше и больше напрягать слух. Действуя по принципу «хуже не будет», автор периодически имитировал зевок, который сопровождал соответствующим тихим звуком. А по истечении еще какого-то времени, с удивлением обнаружив, что его и самого «потянуло на сон», начал по-настоящему зевать. В результате ребятки быстро, один за другим заснули.


Однажды случился казус. Автор заснул одновременно с последним из ребят. И после этого ему было поручено это ответственное дело — укладывание детишек на ночь. Вплоть до того времени, когда надобность в этом ритуале отпала.

Шли годы. Сыновья стали взрослыми. Совсем недавно в разговоре со своей дальней родственницей, филологом, преподавателем университета, автор случайно проговорился о сочиненных когда-то поневоле сказках. Она тут же отреагировала и настоятельно порекомендовала: «Михаил Яковлевич! Вам надо эти сказки обязательно вспомнить и опубликовать. Они будут востребованы».

Автор понимал, содержание именно тех сказок почти забылось. Как-то он попросил старшего сына, которому было почти 24 года, вспомнить хоть что-нибудь. Но тот ответил: «Папа! Помню только, что в твоих сказках были очень интересные приключения Фуфика. И рассказывал ты их так здорово, ни разу не повторяясь».

Во время отпуска автор отправился в свой родной городок. Появилась возможность уединиться, расслабиться, помечтать. И снова, как по волшебству, неожиданно нашло вдохновение, и появились сказки, которые и предлагаются на суд любезному читателю.

Стимулом к написанию сказок о волшебных приключениях маленького мальчика и его друзей явилось и такое соображение. Два маленьких внука у автора уже есть. Совсем скоро могут появиться еще. Не успеешь оглянуться, как один из них скажет: «Деда! Ну, расскажи, пожалуйста, новую сказку. Совсем надоели мамины и папины». Так как момент этот очень ответственный, автор и решил соответствующе подготовиться.

Автор очень надеется, дорогие читатели, что ваши детки или внуки также оценят предложенные сказки. Приятного прочтения!

Путешествие за орехами

В нашем городе Твери опять шел дождь. Погода была пасмурная. Собравшись маленькими группками у окон, мы стояли в холле детского сада и грустно смотрели, что происходило во дворе.

Вечером меня забрала мама и наконец обрадовала долгожданной вестью: у них с папой отпуск совпал в июле, и уже через два дня мы едем в гости к бабушке с дедушкой в далекий маленький город Болград, который расположен где-то на юге Украины.

Закончились долгие сборы, и мы всей семьей — папа, мама и я, шестилетний Ванечка, — загрузились в поезд. После двух суток мучений в вагонной июльской духоте мы наконец прибыли в знаменитую Одессу.

Отсюда уже было недалеко до дома моих бабушки и дедушки — еще каких-то полсуток езды на поезде или часа четыре на автобусе. Папа сказал:

— Прежде чем принимать решение как дальше добираться, давайте-ка мы поедем на пляж, искупаемся, поваляемся на песочке у моря, а потом, отдохнув, отправимся дальше.

Мама сочла это решение мудрым.

Погода была чудесной. На небе ни тучки, еле ощутимый ветерок. Над головой ярко светило солнышко. Через часик мы уже стояли у моря.

Это было так здорово! Мне первый раз в жизни позволили самостоятельно купаться. Папа купил большую надувную резиновую лягушку и сказал:

— Сын! Плавай, брызгайся, но осторожно. Лучше не ныряй и далеко не отплывай от берега. Будешь слушаться — будем и дальше с тобой дружить.

После этого каждый из нас занялся своим делом. Мы с удовольствием плавали, загорали на раскаленном песочке. Ближе к вечеру поели в ближайшем кафе и отправились на вокзал. По дороге родители решили все-таки ехать поездом. Без всяких приключений мы сели в раскаленный южным зноем вагон. Ночью почти никто из нас не спал — стояла неподвижная, тягучая жара.

Ранним утром мы прибыли на станцию Болград и еще через час подъехали к родительскому дому моего папы. Калитка была закрыта. Долго стучали в окошко. Наконец выглянул заспанный дедушка, увидел нас и закричал:

— Марина! Вставай! Наконец-то дождались мы дорогих гостей! И внучка привезли!

Через несколько минут мы уже обнимались и целовались со стариками. Бабушка воскликнула:

— Ой, миленькие! Что же вы телеграмму-то не дали? Мы и не готовились к приему гостей. Чем я вас кормить-то буду? Вот если только свеженьких яиц поджарить. Ванюша! Возьми-ка миску, сходи в курятник, собери, сколько найдешь. Только смотри, чтобы петух наш Петенька тебя не обидел. Разговаривай с ним ласково, да угощения горсть возьми в коридоре. Увидишь там, в мешке.

Послушавшись бабушку, я выбежал во двор и удивленно стал осматриваться. До этого мне никогда не приходилось бывать в частном доме. Большой, одноэтажный, с толстыми стенами из глины (позже мне сказали, что дом был сделан из самана). И двор мне показался очень большим, как футбольное поле недалеко от нашего детского сада. Во дворе росли старые деревья, все увешанные фруктами, названия которых я и не знал. За ними шли аккуратные ряды виноградника, с которого свисали огромные кисти с темно-фиолетовыми и белыми ягодами. В дальнем углу двора я увидел низенький домик, примерно в мой рост. Площадка вокруг него была огорожена заборчиком из металлической сетки. Я догадался, что это и есть курятник и направился к нему.

На огороженной площадке вокруг курятника выхаживал огромный белый петух и что-то клевали курочки. Я с опаской посмотрел на петуха и стал приоткрывать входную дверку.

Вдруг петух издал боевой вопль: «Ку-ка-ре-ку-у-у-у!» — пригнулся, стал чиркать крыльями о землю, грозно приближаясь ко мне, яростно клекотать и расшвыривать своими шпорами комья глины.

Вспомнив наказ бабушки, я внятно сказал, глядя ему в глаза:

— Ну, Петенька! Ну, миленький! Не сердись! Пожалуйста, позволь мне вместо бабушки яички собрать. Не буду я твоих курочек обижать.

Потом вытащил из кармана горсть зернышек и угостил ими петушка и курочек.

Петенька с удивлением выслушал меня, успокоился и, отвернувшись, занялся своими прежними делами. Тогда я смело зашел в курятник. Внизу на сене лежало много яичек. Некоторые были еще тепленькие. Я быстро наполнил ими принесенную с собой миску.

Через какое-то время, когда глаза привыкли к слабому освещению курятника, я увидел в стороне еще что-то, похожее на огромное размером с мяч яйцо, светло-коричневого цвета с белыми круглыми пятнышками. Осторожно потрогал. Это нечто было холодным и не шевелилось. Я подумал, что, наверное, надо показать его бабушке. Может в этих краях и такие яички куры несут.

Взяв это странное яйцо в левую руку, а в правую — миску, я осторожно выбрался из курятника и побежал к взрослым.

Никто из них сначала не обратил на меня внимания. Все оживленно разговаривали — все-таки не виделись давно.

В гостиной было сравнительно светло, хотя все окна зашторили, чтобы с улицы попадало меньше тепла.

Я молча установил табурет посреди комнаты, поставил на него миску с обычными яичками, а потом достал это «нечто».

— Бабушка! — спросил я, — а у вас часто курочки несут такие огромные яйца?

В этот же миг это странное яйцо неожиданно лопнуло и с треском развалилось на две части. Из него шустренько выпрыгнул маленький, толстенький зверек. Я вспомнил, что видел похожего в зоопарке, но только тот зверь был намного, намного большего размера.

На некоторое время в гостиной воцарилась полная тишина. Затем бабушка очнулась, принялась мелко-мелко спешно креститься и что-то шептать. Потом громко закричала:

— Свят, свят, свят! Изыди, отродье сатаны!

Зверек встал на задние лапки, передние прижал к животику, низко поклонился бабушке и сказал:

— Дорогая бабушка Марина! Я вовсе не посланец сатаны, а маленький бегемотик по имени Фуфик. Меня послал к вам добрый волшебник. Он выяснил, что вашему внуку Ванечке предначертана необыкновенная судьба великого человека. А я, Фуфик, здесь для того, чтобы помочь Ванечке быстрее вырасти, стать умным человеком, полезным и для вас, и для всей вашей страны. Пока я и сам маленький. Но с каждым днем, по мере того как буду расти, великий добрый волшебник будет давать мне все больше и больше знаний. И я смогу во многом помогать Ване.

Через некоторое время бабушка пришла в себя, обернулась к иконе в углу комнаты и прошептала через силу: «Господи! На все воля твоя». Потом повернулась к Фуфику и говорит:

— Ты можешь дружить с внучком, но мне на глаза старайся не попадаться…

Я понял, что бабушка в этом доме самая главная: как она скажет, так и будет. Поэтому молча забрал Фуфика, и мы пошли в отведенную мне комнату. Там Фуфик и говорит мне:

— Ванятка! Ты помни: я в полном твоем подчинении, и ты можешь со мной поступать как угодно. Но, с другой стороны, я тоже еще маленький. Поэтому был бы очень рад, если б мог всегда находиться с тобой. Ты засунь меня за пазуху. И еще, Ванятка, хочу тебя попросить: постарайся, чтобы люди обо мне поменьше знали. И предупреди об этом родителей и бабушку с дедушкой, ладно?

Скоро наступило время обеда. Все поели, и взрослые пошли отдыхать. Оказывается, в этом жарком крае, чтобы переждать самый сильный зной, после обеда принято устраивать «тихий час».

Нам же с Фуфиком совсем не хотелось спать и вообще отдыхать. Мы посоветовались и решили пойти гулять. Мне не терпелось познакомиться с соседскими мальчишками и девчонками. Выполнив просьбу Фуфика, я засунул его за пазуху, дождался, пока в доме утихли все звуки, и выбрался на улицу.

В это время из соседнего дома вышел мальчик примерно моего возраста с рюкзачком на спине. Я его окликнул:

— Эй, мальчик, подожди! Давай познакомимся. Я Ваня. Приехал к бабушке с дедом в гости. А тебя как зовут?

— Витя, — ответил мальчик. — Если хочешь, пойдем с нами в овраг за орехами. Там я тебя познакомлю и с другими ребятами.

— Ладно, — согласился я, — тогда возьму с собой свой рюкзачок.

Пришлось вернуться. Потихоньку, чтоб не шуметь, я проскользнул в свою комнату, разыскал свой рюкзак и также тихо вышел на улицу.

Неподалеку от нашего дома улица заканчивалась. Дальше шел огромный глубокий овраг с крутыми, почти отвесными склонами. Глубина его была примерно как пятиэтажный дом в высоту, а ширина — как у нашей улицы. Сверху было видно, что он зарос мелким лесом. Маленькие полянки, покрытые невысокой травой, чередовались с зарослями самых разных кустарников. По извилистой тропинке мы спустились вниз. Витек сказал мне, что этот овраг пересекает весь город и заканчивается у лимана. А по пути к лиману растет множество больших деревьев грецкого ореха. Сегодня они с ребятами решили собрать орехи на варенье.

— Кстати, Ваня! А ты когда-нибудь пробовал варенье из орехов?

— Нет, конечно, — сказал я — У нас в городе в магазине продают или целые сухие орехи в скорлупе или их очищенные ядрышки.

— О-о-о! Это такая вкуснятина! Вот вернешься домой — попроси у бабушки попробовать. А теперь пойдем.

Мы пошли дальше и через некоторое время увидели колодец и группу ребят возле него. Мы поздоровались, и Витя познакомил меня с ними. Все ребята жили неподалеку от бабушкиного дома, в последнем квартале на нашей улице, перед оврагом. Мальчики назвали свои имена: Вася, Саша, Коля и Митя. Видно было, что они очень обрадовались моему появлению. Заметив, что я кручу головой, рассматривая окружающую нас красоту, один из них, Митя, обратился к другим:

— Ребята! Может, покажем наш овраг Ванятке? Пройдемся до самого лимана? Такого оврага и лимана он больше нигде не увидит. До вечера еще далеко. Успеем вернуться и орехов набрать.

Ребята поддержали его предложение. Витя набрал из колодца полведра чистейшей холодной воды. Мы попили и потихоньку тронулись в путь. Протоптанная тропинка причудливо извивалась по дну оврага, временами скрываясь в буйных зарослях. Я продолжал крутить головой, рассматривая предстающие передо мной чудные картины природы. Вот показалась обнаженная стена оврага. Она напоминала слоеный пирог. Во всю высоту на ней чередовались разноцветные слои пород. Вверху шел серый слой — обычная почва. Под ним пролегал слой желтого, местами переходящего в рыжеватый, цвета. Ниже — черный и блестящий, похожий на уголь. А в самом низу, у дна оврага, виднелся слой сине-фиолетовой глины. Я заинтересовался этой глиной, подошел ближе и ковырнул пальцем. Она показалась мне похожей на самый обыкновенный пластилин, из которого мы в садике лепили разные фигурки. Я не удержался и спросил:

— Витя! А что это за глина?

Витя равнодушно пожал плечами и ответил, что все местные ребята, кто увлекается лепкой разных фигурок из глины, например, зверушек, берут ее в овраге. А потом, что получится, выставляют на солнышко. Если часто смачивать такую поделку водой, то фигурки затвердевают и могут долго храниться.

Пройдя еще немного, мы услышали звон колокольчика. Он приближался и становился все громче. Я обратился к ближайшему мальчику, шагающему следом за мной по тропинке:

— Сашок! Что это за колокольчик приближается к нам?

— Ваня! Это местный пастух ведет стадо овец к колодцу на водопой. А колокольчик привязан к шее идущего впереди козла.

Действительно, через несколько минут из-за поворота показалось стадо. Оно заполнило почти весь овраг в ширину. Огромный черный козел с большущими закрученными рогами гордо вышагивал впереди, позванивая колокольчиком. За ним шли белые козы. Рядом с некоторыми из них бегали и прыгали маленькие козлята. А сзади плелось большое стадо овец. По-видимому, они чувствовали приближение воды, потому что все пространств вокруг наполнилось громким блеянием. Мы прижались к стене оврага, и ведомое козлом стадо прошло дальше. Позади стада две рослые собаки, почти неслышно лая, щелкали зубами, заставляя быстрее передвигаться отстающих ослабевших от жары и жажды животных. И, наконец, показался пастух — высокий пожилой человек, опирающийся на длинную палку. Мне показалось странным, что несмотря на летнюю жару, на голове его возвышалась папаха, а на плечи было накинуто длинное, почти до пят, похожее на шубу одеяние.

Один из мальчиков, по-моему Митя, кинулся с разбегу к нему в объятья.

— Дедуля! Привет. Мы с друзьями собрались за орехами. Но у нас появился новый друг. Мы решили показать ему наш овраг и пройти по нему до самого лимана. Дедушка, когда поведешь стадо домой, скажи Ванечкиной бабушке, чтобы его родные не волновались. Ваня ведь с нами. Мы вернемся ближе к вечеру.

На этом мы расстались с этим сказочным для меня пастухом. Прошел еще час, а может быть, два. Я почувствовал, что с непривычки устал. Захотелось опять пить. Сказал об этом Витьку.

— Ваня, сейчас будут заросли боярышника и терна. Пожуй. И мы тоже отдохнем немного.

Вскоре показались большие кусты, сплошь усыпанные красными ягодами. Я догадался, что это боярышник, потому что такие же ягоды были нарисованы на коробочке с лекарством дома. Пожевав немного сочных ягод, мы улеглись в тень кустов на травку. Я стал разглядывать стену оврага напротив. На ее светло-желтой поверхности чернело много-много отверстий, в каждое из которых прошло бы яблоко. К этим отверстиям подлетали небольшие бело-серые птички, забирались вовнутрь, а затем улетали. Понаблюдав за ними, я не удержался и спросил:

— Сашок! Скажи, что это за птички? Что они делают в этих отверстиях?

— Ваня, отверстия — это такие гнезда, которые себе сделали птички, чтобы жить в них. Там они откладывают свои яйца. Иногда вечером, возвращаясь из похода, мы с друзьями вытаскиваем немного яиц и варим их в котелке, и с солькой они очень даже вкусные. Правда, птички часто больно клюются, но ничего, терпимо.

Мы полежали еще немного и старший из нас, Витек, предложил идти дальше. Времени прошло уже много, можем не успеть орехов набрать. По пути встретились небольшие колючие заросли с темно-фиолетовыми ягодами, покрытыми тончайшим светлым налетом.

— Ваня! — проговорил кто-то из ребят. — Вот, пожуй, это терн.

Я пожевал пару больших ягод и, подержав во рту, выплюнул. Ягоды хоть и сочные, имели странный терпкий вкус. Во рту все свело от них. Витек посмотрел на меня и, улыбнувшись, сказал:

— Ваня, ты прости. У нас вообще-то их мало кто ест, — он хитро прищурился и добавил, — Знаешь! Но они здорово помогают от расстройства желудка.

Вскоре посреди оврага появилось первое огромное дерево. Ствол толстый, в два или даже в три обхвата. Потом встретились еще два таких же дерева. А следующее уже было окружено группой незнакомых нам ребят. Часто наклоняясь, они подбирали с земли гладкие небольшие палки и с силой швыряли их в листву дерева. Мы некоторое время понаблюдали за ними. Почти каждый бросок помогал добыть с веток несколько крупных зеленых орехов. Витек пояснил мне, что орехи с этого дерева самые крупные и что, возвращаясь назад, мы тоже будем их сбивать.

Дальше шли уже быстрее, ни на что не отвлекаясь. И вдруг неожиданно овраг закончился. Во всю его ширину перед нами развернулась водная гладь. На ней виднелись гребешки небольших волн.

— Ур-р-р-а-а! — закричали ребята.

— Ну наконец-то пришли. Ваня! Это и есть наш лиман.

Пошлепав за Витьком по воде, которая доходила нам до щиколоток, мы выбрались на берег справа от оврага. Выбрав вблизи маленькую полянку, заросшую густой мелкой травой, ребята разделись догола, побросали свои одежки, рюкзачки, и из оставшихся сил, перепрыгивая через волны, побежали вглубь.

Я же, вспомнив просьбу Фуфика поменьше упоминать про него людям, быстренько отбежал за ближайший куст и разделся там. Фуфик шустро спрятался под моей майкой, а я вслед за ребятами ринулся в воду.

Мы поплавали, поныряли и, уставшие, вернулись на берег. Солнышко хоть и было уже не такое жаркое, как днем, но мы быстро обсохли. Позагорав немного, я встал и с любопытством стал разглядывать лиман.

Мне он казался просто огромным. Расстояние от берега до берега было, наверное, раз в десять больше, чем ширина реки Волги в нашем городе. Я посмотрел и влево, и вправо, но не увидел ни начала, ни конца этого лимана. Это было удивительно, потому что я первый раз наяву увидел что-то большее, чем река, протекающая рядом с моим домом. Вдоль берега лимана далеко вдаль уходили густые заросли. Высота их была, наверное, не меньше, чем в два моих роста. Заметив мое любопытство, Витек, как старший, пояснил:

— Ванятка, наш лиман некоторые взрослые называют озером Ялпуг. На картах так и пишут. Говорят, оно начинается от реки Дунай в городе Измаиле и заканчивается далеко за нашим городом Болградом. А эти густые заросли называют плавнями. Эта трава похожа на бамбук, из которого делают удочки. Но это камыш. Из него делают бумагу и картон, и даже крыши на местных избушках. Ну а нам пора возвращаться. Уже поздно. Надо еще и орехов успеть набрать.

Мы быстренько собрались и пошли за Витьком. Весь путь до большого орехового дерева мы проделали намного быстрее, чем шли сюда, к лиману. Солнышко уже давно село. Мы с ребятами подобрали с земли уже знакомые палки и стали метать их вверх. Редко какой-нибудь наш бросок сбивал с веток один или два ореха. Через некоторое время все сильно устали и уныло опустились на землю. Я почувствовал сильную вину перед ребятами. Ведь из-за меня они вернутся домой без орехов.

Тут за пазухой зашевелился Фуфик.

— Ванюша, — почти неслышно зашептал он, мы с тобой с сегодняшнего дня как одно целое — ты и я. Я тоже чувствую вину перед друзьями. Они показали нам чудесную природу оврага, сводили на лиман искупаться, а в результате не выполнили просьбу своих родителей набрать орехов. Давай-ка вот что сделаем. Ты попроси своих новых друзей дать клятву, что они никому обо мне не скажут. Я же попробую немного поколдовать. Авось и получится всем вам помочь.

Я от души поцеловал своего бегемотика в прохладный нос и тоже прошептал:

— Умница! Было бы действительно здорово!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 359