электронная
100
печатная A5
340
12+
Приключения Серёжи в волшебном лесу

Бесплатный фрагмент - Приключения Серёжи в волшебном лесу


5
Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-9509-1
электронная
от 100
печатная A5
от 340

                                       * * *

Сережа проснулся ни свет, ни заря, услышав крик петуха. На улице было еще темно. Он встал с кровати, подошел к холодильнику, достал крынку с молоком и стал пить через край.

— Ай, яй, яй, внучек, забыл про чашку. Некультурно это, пить- то так, — на пороге стояла бабушка и качала головой.

— Бабушка, ты что так рано? — спросил ее Сережа, хлопая глазами.

— Да я вот решила вам на дорожку лепешки испечь, соскучился, я думаю, по домашним лепешкам. Иди, поспи еще полчасика.

Спать уже не хотелось. Сережа вышел на улицу босиком. От утренней росы стало немного прохладно, но в то же время очень-очень приятно. Он огляделся вокруг, невольно задержав взгляд на лесных просторах. Ему уже не терпелось попасть в лес: ведь сегодня дедушка собирался за грибами. Еще с вечера Сережа предвкушал эту прогулку, заранее припас короб, выпросил у деда складной нож и уже представлял себя возвращающимся домой с полной корзиной грибов.

А погода какая стояла замечательная! Утро, конечно, выдалось немного прохладное, но день обещал быть теплым. Эх, так бы всё лето. Отдохнуть бы как следует в деревне и с новыми силами в следующий, уже в четвертый класс. Бабушка вчера нарадоваться не могла приезду родного внука. Как был он для нее маленьким Сережкой, так и остался. Подумав это, Сережа поморщился. Да, сегодня он докажет, что уже не маленький, обязательно наберет полный короб грибов.

— Серега, готов? — на пороге появился дедушка, потянулся и присел на лавочку.

Мальчик кивнул головой.

— Иди, поешь лепешки с топленым молоком. А после пойдем.

— Я не хочу есть. Пойдем быстрее, пока нас дачники не опередили.

— Иди, иди, покушай сначала. Лепешечки-то вкусные. А дачники не опередят. Они в лес-то ходят раз в год, да и места не все знают, а я в этом лесу с каждым деревцем знаком. Покажу тебе такие места, куда не каждый дачник дорогу найдет.

Сережка забежал в дом, сел за стол и принялся уплетать лепешки. Да, лепешки были ну просто очень вкусные: с маслицем, на коровьем молочке. Сережа испытал настоящее блаженство от этого деревенского завтрака. Ну а теперь в лес. Сборы заняли совсем немного времени, и вот они — мальчик со своим дедушкой — уже бодрым шагом приближались к лесу.

А что за воздух в деревне! Отличается от городского. А в лесу он еще свежее, еще чище. И вот в лесу Сережа совсем потерял голову: от свежего воздуха, от пения птиц, от звуков лесных жителей. Бодрым шагом шел он по лесной тропинке, распевая свои любимые песенки.

— Серега, ты, что, песни сюда петь пришел? Смотри, я уже два подосиновика и горстку лисичек нашел, а твоя корзина еще пустая. Сразу видно, из города приехал. Помедленнее иди, внимательнее вокруг себя смотри. Грибов-то много, только их видеть нужно.

Мальчик посмотрел в свой короб. Действительно, ни одного гриба. А как же обещание, данное самому себе, набрать полную корзину грибов. Да, сейчас нужно грибы искать, а на обратной дороге с чувством выполненного дела он еще лучше, еще громче споет. И Сергей стал пристально смотреть себе под ноги. И вот уже подберезовик. Был под ногами, переместился в корзину. Еще один, еще, недалеко маслята на солнышке переливаются. А вот…

— Деда, я белый нашел.

Сережа подбежал к дедушке и показал ему гриб. Дедушка одобрительно кивнул головой.

— Молодец. Только смотри, далеко не уходи. В лесу и потеряться недолго.

Но мальчика уже захватил азарт. Он начал углубляться в лес. Ведь корзина продолжала наполняться. А в лесу точно больше грибов, чем у тропинки. Еще подберезовик, подосиновик, еще два подосиновика, еще подберезовик, лисички-сестрички во мху собрание устроили, ишь ты, как их много… Давайте-ка в корзину: там вам веселее будет.

Еще белый гриб… Даже два. Мальчик подбежал к грибу, аккуратно срезал его ножиком, положил в корзину. Уже потянулся за другим… Неожиданно у второго белого гриба появились ножки, ручки и маленькая голова, и он куда-то побежал. Сережа в первую минуту растерялся, а потом кинулся за ним. Зачем? Сережа не понимал. Наверное, ему было просто интересно разобраться, гриб ли это. Он думал, что бежать долго не придется, сейчас он быстро догонит этот странный белый гриб. Не тут-то было: гриб неожиданно прибавил скорость и специально выбирал такой путь, где ему было удобно, а вот Сереже с его ростом приходилось испытывать значительные затруднения. Мальчик понимал, что он уже далеко убежал от дедушки, но продолжал преследовать гриб. Да и расстояние между ним и этим бегающим грибом начало сокращаться.

«Ну, теперь точно тебя поймаю», — подумал мальчик и побежал еще быстрее. Он уже не смотрел по сторонам, перед глазами был только это странный гриб. Все ближе и ближе. Сережа уже приготовился схватить его. И… неожиданно запнулся, а затем, немного пролетев вперед, стал куда-то падать. Падение происходило без помех. Но мальчик ничего вокруг себя не видел. И не понимал, почему он так долго летит да еще в полной темноте? И куда? Сережа успел несколько раз испугаться и столько же раз побороть свой страх.

«Когда же все это закончится?» — подумал Сережа и потерял сознание.

                                       * * *

Когда Сережа пришел в себя, первой мыслью было, что этот бегающий гриб ему просто привиделся, а то, что он упал, так это просто за ветку запнулся. Мало ли их тут, веток этих. Да и упал удачно: ничего не болит и, что удивительно, короб рядом полный стоит, ни один гриб не выпал.

Он огляделся вокруг. Лес был другим, не тем лесом, куда он с дедушкой за грибами пришел. Тот был смешанный, берез было много, а здесь одни осины, сосны и ели. Да и то большей частью сухие или полусухие. А может, он, действительно, куда-то убежал, а потом куда-то провалился. Но так долго падать без последствий просто невозможно, сейчас он, как минимум, корчился бы от боли, да и грибы все растерял. Чем дольше Сережа пытался понять, что с ним произошло, тем больше он ничего не понимал.

— Ну что, внучек, оклемался?

— Деда, — Сережа повернул голову, надеясь увидеть дедушку, и увидел, только это был не его дед.

Мальчик вскочил и попятился в сторону. Перед ним находился невысокий старичок с растрепанными волосами и смуглой морщинистой кожей. Все тело старичка было покрыто волосами, даже на ладонях можно было увидеть небольшие волосики. Одет он был в какие-то лохмотья, а на ногах вообще никакой обуви не было. Ногти на руках и на ногах у старичка были очень длинные. Он выглядел сутулым и стоял, опираясь на палку. Старичок приставил палец к губам.

— Тише, тише! А то тебя весь лес услышит. Хотя… о том, что ты здесь, наверное, уже многие знают. Да и Микошка, я думаю, своей хозяйке про тебя уже рассказал.

— Микошка?

— Гриб. Только он у вас грибом был. А здесь он — кот черный, слуга Варвары Дормидонтовны.

Сережа с удивлением слушал старичка. Значит, был все-таки гриб, да не просто гриб, а еще и слуга какой-то Дормидонтовны. И кто эта Дормидонтовна?

— А кто эта Дормидонтовна? — повторил свой вопрос вслух мальчик.

Старичок насторожился и стал пристально куда-то смотреть.

— Тсс… Сейчас она здесь появится. Микошка зря время не теряет. Скорее ложись на землю и не шевелись. А я тебя одним волшебным плащиком накрою.

Сережа посмотрел по сторонам. Никого не было. Старичок сердито взглянул на него.

— Что стоишь? Живо на землю! Я шум ее транспорта ни с чем не перепутаю. Через несколько минут здесь будет.

Сергей, продолжая ничего не понимать, так как он не видел никакой Дормидонтовны и не слышал никакого транспорта, лег на землю и притих. Старичок накинул на мальчика какую-то тряпицу. Сережа нащупал под тряпицей свой короб. «Видно, серьезная женщина эта Дормидонтовна, если от нее даже грибы спрятали», — подумал Сережа.

Через пару минут он услышал, что о землю что-то несильно стукнулось.

— Леша, ты все ходишь, за порядком в лесу следишь? — послышался грубый женский голос.

— Да, слежу, как не следить. Чуть расслабишься, глядишь, опять Кикимора с Водяным поссорятся, а еще Лихо Одноглазое постоянно смуту в лесу наводит. Ты бы, Варвара Дормидонтовна, поговорила с ней, тебя-то она уважает, твое слово для нее закон, а мне часто силу приходится применять. А я, сама видишь, старый становлюсь, хватка уже не та, — сказав это, старичок присел на пенек.

— Ха, что захотел. Переходи на мою сторону, тогда подумаю.

— Да если я на твою сторону перейду, то тебя и твои злые дела никто не остановит. Ты и сестру свою, и Водяного со свету сживешь. А остальные, те, кто тебе неугоден, сами лес покинут. Нельзя, чтобы зло торжествовало. Везде должно быть равновесие.

— Тоже мне хранитель добра нашелся. Я ведь все равно придумаю, как с тобой расправиться.

— Зло тебя разбирает, Дормидонтовна, ты же знаешь, что ничего тебе с нами не сделать, пока мы вместе. Это вы, нечисть, поодиночке злые дела делаете. А мы сильны взаимовыручкой.

— А сам-то кто? Давно ли нечистью быть перестал?

— Ладно, хватит, а то поругаешься с тобой, и вечером опять давление подскочит. Говори, зачем пришла?

— Слухи до меня дошли, Лешенька, что в наш лес человек маленький забрел. Ты его, случайно, не видел?

— Целый день по лесу хожу, ноги даже устали, а никакого человека не видел.

— Врет! — послышался чей-то голос.

— Я тебе, Микошка, сейчас хвост накручу, будет он у тебя, как у поросенка.

Микошка взвизгнул и спрятался за спину хозяйки.

— Отвечай правду, а то жизни спокойной не дам, — в голосе Варвары послышались металлические нотки.

— Ищи. Где я его, по-твоему, спрятал? Может, вон за тем деревом, или за этим? А может, под землю? Ну, где по-твоему? Кот на меня наговаривает, так как простить не может, что три месяца назад в мой капкан угодил. Да, Микошка? Что искоса смотришь? Так тебе и надо было, нечего в чужие дела нос совать.

Кот зашипел.

— Хозяйка, давайте обыщем его дом. Я уверен, что мальчишка там прячется.

— Идите, обыскивайте. Но если никого не найдете, не взыщите: за вторжение в чужое жилище без убедительных причин я вынужден буду арестовать вас на пятнадцать суток. Я не позволю беззаконие творить. Да, силы у меня уже не те, что раньше… Но вместе с моим внучком-лесовичком с вами точно совладаю.

— Смотри, Леша, узнаю, что обманул — не прощу. Наши законы нас касаются, а на людей они не распространяются. Ты же знаешь, что люди в нашем лесу никаких прав не имеют.

Наступила тишина. Сережа лежал неподвижно и размышлял о том, что услышал.

— Она улетела, — послышался голос старичка.

— Можно выходить? — спросил Сережа шепотом.

— Только осторожно… Смотри, чтобы ты сам и твоя корзинка из-под плаща не выглядывали. А я плащик попридержу, чтобы он с тебя не свалился. Плащик-то волшебный: кто его на себя надевает, тот невидимым становится. А тебе сейчас невидимым нужно оставаться: если Микошка думает, что мы встретились, следить за нами будут.

— Скажите, а кто это был? И почему я их так сильно интересую?

— Давай все вопросы потом. До дома моего дойдем, а там поговорим. Дома я тебе все расскажу. Там сейчас и внучек у меня. Даже если нас подслушивать будут, то подумают, что я с внуком разговариваю. А мы уж постараемся, чтобы так подумали. Правильно?

Сережа кивнул головой. Но теперь он почему-то начал думать, что все это происходит во сне.

«Только бы я не проснулся, пока не досмотрю до конца этот сон», — подумал Сережа.

                                       * * *

Путь до дома Лешего занял полчаса. Сережа увидел перед собой лесной домик. У дома располагались стол, два стула, чуть поодаль находились сарай, колодец и турник.

— Заходи, гостем будешь, — сказал старичок.

Сережа зашел в дом и огляделся по сторонам. Дома было чисто. Все прибрано, на окнах занавески, все вещи на своих местах. Пыли не было. « А старичок, видимо, хозяйственный», — подумал Сергей.

— Дедушка, ты уже пришел? Почему так рано?

Сергей увидел того, кто произнес эти слова. В темном углу комнаты сидел симпатичный смуглый юноша невысокого роста. Он ничем не отличался от обычного человека, за одним исключением — на его теле было много волос.

— Да обстоятельства вынудили пораньше прийти.

Юноша хотел что-то спросить, но старичок приложил палец к губам. Потом проверил, все ли окна и двери закрыты и только после этого тихим голосом сказал: « А теперь давайте знакомиться. Как тебя зовут, молодой человек?»

— Меня Сережа. А вас, я так понимаю, Алексеем.

Старичок рассмеялся.

— Да нет. У меня нет имени. Я Леший этого леса. Вот меня все и называют частенько Лёшей, а не Леший.

— Настоящий Леший? — удивлено спросил Сережа.

— Да, настоящий. Только ты не думай, что в сказку попал, — ответил на это старичок.

— Я именно так и думаю…

— Нет, дорогой, может, для тебя это и сказка, но порой здесь такие вещи нехорошие творятся, что лучше бы такую сказку и не видеть, и не слышать. Да и тебе здесь сейчас серьезная опасность угрожает. Не зря же этот хитрый кот тебя сюда заманил. Ну да ладно, об этом потом. Время у нас есть. Давай я тебя с внучком моим познакомлю. Его Косей зовут.

Сережа протянул руку внуку Лешего. Кося пожал ее.

— Ну, вот и познакомились. Хорошо. Теперь — к делу. Кося, я думаю, сегодня мы в лес больше не пойдем. Дома останемся до утра. Ничего страшного не должно в лесу в наше отсутствие случиться. Ну а если что, сова нам сообщит, она-то по ночам не спит, все видит, что ночью в лесу происходит.

После этих слов Леший попросил внука сходить за водой. Кося кивнул головой, взял в углу ведро и вышел на улицу.

— Молодой у вас внук. Сколько ему? Лет восемнадцать?

Леший улыбнулся.

— Да, молодой. Только ему уже пятый десяток в этом году пошел.

Сережа выпучил глаза. Может он ослышался?

— Сколько?

— Ну, если быть точным, то в этом году ровно сорок исполнилось.

— А вам тогда сколько? — Сережа уже приготовился услышать самую невероятную цифру.

— А мне уже триста сорок семь лет. Что смотришь с удивлением, не веришь? Это вы, люди, странные создания, жизнь свою раньше времени губите напитками вредными, курением, суетой бессмысленной. А когда здоровый образ жизни ведешь, воздухом лесным чистым дышишь да еще любимое дело есть, то и жить долго будешь. Как же иначе быть то может, когда ты в гармонии с природой живешь, да еще и добрые дела делаешь?

Кося вернулся с водой. Леший подошел к ведру, взял ковш, зачерпнул ковшом воду и с наслаждением выпил ее.

— Хочешь? — старичок посмотрел на Сережу.

Сережа кивнул. Старичок еще раз зачерпнул ковшом воду и дал ковш Сереже. Сережа жадно сделал несколько глотков.

— Может, ты и есть хочешь?

Мальчик хотел, но стеснялся сказать.

— Вижу, хочешь. Эй, Кирюха, ну-ка приготовь нам поесть.

С печки спрыгнул бородатый человечек с оттопыренными ушами и выпученными глазами. Он был очень маленького роста, едва дотягивал Сереже до пояса. Спрыгнув с печи, он сердито топнул ногой и нахмурил брови.

— Совесть имейте. Целый день порядок дома навожу, ночью сон ваш охраняю. Все чисто, блестит. Вы сыты, довольны. Так теперь еще и вне графика работай. Вы домой когда должны были прийти? Когда?

— Через три часа, — улыбаясь, сказал Леший.

— Через три часа, — передразнил его бородач. — Вот через три часа и покушаете. Все по графику и никак иначе. Домовой тоже должен отдыхать.

— Ладно, хватит ворчать. Никогда от тебя раньше времени ничего не дождешься. Кстати, забыл вас познакомить. Это наш домовой, Кирюха, за порядком дома следит. Кирюша, это Сережа, мальчик сверху.

— Очень приятно, — буркнул домовой и опят залез на печь.

— Мне тоже, — сказал в ответ Сережа, но домовой уже потерял к нему всякий интерес.

— Значит, придется потерпеть. С ним разговаривать бесполезно, — Леший виновато улыбнулся.

— Он, наверное, в армии служил, — решил пошутить Сережа. — Уж больно дисциплинированный.

— Здесь без армии есть кого воспитывать. Дожили до трехсот сорока семи лет, а порядка никакого. Никому отказать не может, в любое время — хоть днем, хоть ночью готов на помощь идти. Что люди в пожилом возрасте делают? Отдыхают. А этот все по лесу носится, — домовой до такой степени разволновался, что начал сопеть.

— Это камень в мой огород, — Леший улыбнулся.

— А в чей же. Беречь себя пора. Только вчера с давлением мучились. Я за травами в лес бегал, настойку готовил, чтобы оно понизилось. А давление-то не просто так поднимается, от нервов оно поднимается. Слишком много вы переживать стали из-за того, что в лесу происходит.

— Да не могу я без своих лесных дел. Я без них немощным стану. Как можно жить-то без любимого дела?

— Найдите другое любимое дело. Например, крестиком вышивайте.

— Кирюха, ну что ты заладил.

— О вас же забочусь. А, ладно, живите как хотите. Я же лучше еще час подремлю, — сказав эти слова, домовой повернулся на бок и замолчал.

Неожиданно Сереже пришла в голову хорошая мысль.

— А давайте что-нибудь из грибов приготовим.

— С ума сошел. Дед, ты кого к нам привел, он же нас всех отравит, — Кося бросил недоверчивый взгляд на мальчика.

— Никого я травить не собираюсь, — видно было, что Сережа обиделся.

— Внучек у меня еще мало на свете видел. Дальше нашего леса нигде не бывал. А у нас грибы-то в основном поганки да мухоморы, — пояснил Леший. — Здесь же нечисть живет. И грибы под стать жителям.

— Неужели у вас даже сыроежек нет? — удивился Сережа.

— Сыроежки есть, но их очень мало. Поэтому моментально лесные звери их съедают. А вот ни лисички, ни подберезовики в лесу не растут. И белых грибов нет. В нашем лесу и зверей, птиц мало, кого я уговорил остаться, сам подкармливаю. А мало зверей и птиц потому, что им сейчас здесь покоя нет. Пока жива была Карсана, она птиц, зверей никому трогать не разрешала. А когда Варвара в лесу хозяйничать стала, все изменилось… Эх, сколько пташек Лихо из рогатки своей перестреляла.

Леший грустно вздохнул.

— А из грибов давай приготовим… грибной суп. А домовой пусть отдыхает.

— Ой, спасибки! — донеслось с печки.

— Спит, а все слышит… Когда домовой в доме, можно ни о чем не беспокоиться.

— И собака не нужна, — подумал вслух Сережа.

И получил по затылку. Сережа обернулся и увидел на полу маленький лапоть.

— Меня с собакой сравнить! Меня, домового, с собакой сравнить! — Кирюха соскочил с печки и стоял перед мальчиком, покраснев от возмущения. — А кто это?

Сережа понял, что домовой никогда не видел собак и решил схитрить.

— Это у нас, у людей, тоже домовые, только называются по-другому.

Кирюху, видимо, этот ответ устроил.

— Так бы сразу и сказали, — проворчал он, поднял с пола лапоть, залез на печку и снова заснул.

— Да, он у нас такой, вспыльчивый, но отходчивый. Кося, сходи в сарай за дровами, сейчас печку истопим и суп грибной сварим.

Кося вышел на улицу.

— А почему вас Варвара… Дормидонтовна нечистью назвала? — Сережа вопросительно посмотрел на старичка, он не понимал, как этот добрый дедушка может быть нечистью.

Леший о чем-то призадумался. В это время зашел Кося с дровами, положил их у печки. Леший встал, стал медленно укладывать дрова в печь, потом открыл заслонку и зажег огонь.

Сережа подумал: « А вдруг меня сейчас в печь посадят? От нечисти все можно ожидать». И тут же он отогнал эти мысли.

Леший посмотрел, как разгорается пламя в печке, подошел к окну, открыл штору и внимательно посмотрел вдаль. В таком положении он находился несколько минут. Сережа тоже молчал, не зная, что сказать. Леший же то ли пытался разглядеть что-то, то ли о чем-то думал. Вернувшись на свое место, Леший начал свой рассказ.

— Да, Сергей, ты попал в самый настоящий лес нечисти. Давно он таким считается, с незапамятных времен: меня еще на свете не было. А уже при мне здесь такие страшные дела творились, что кровь в жилах застывает при воспоминании о них. Никто в наш лес по своей воле не заходил, обходить его старался, а кто попадал сюда, живым не выбирался. Помню, я в то время не за порядком в лесу следил, а людей и других чужаков в лес заманивал. А главным в нашем лесу Дормидонт был, колдун злой. Он и супруга его, Карсана, много душ сгубили. Карсана потомственной ведьмой была: коварная, но красивая. Заклинаний они много знали, никто совладать с ними не мог. Сколько богатырей, статных молодцов извели! Когда Дормидонт справиться не мог, коварная Карсана ему помогала. Да, вдвоем они были непобедимы. И другая нечисть без дела не оставалась: Водяной за водные просторы отвечал, Кикимора — за болото, Лихо лес контролировала вместе с волками и совами. Ну а больше всех я и Соловей-разбойник работали: я в лес чужаков заманивал, а Соловей-разбойник из леса никого не выпускал, своим свистом с ног сбивал тех, кто спастись пытался.

А сто двадцать лет назад произошло событие, которое положило начало изменениям в нашем лесу.

Леший прервал рассказ, подошел к печке, подвигал дрова кочергой.

— Печка истопилась. Пора грибной суп варить, — сказал Леший.

Сереже есть уже не хотелось. Он увлекся рассказом Лешего.

— А что случилось сто двадцать лет назад?

— Да погоди ты. Успею я рассказать. Ночь-то длинная. Это сейчас тебе интересно, ты и аппетит потерял, а как история закончится, пустой желудок сразу даст о себе знать. Поэтому сейчас начинаем варить грибной суп.

— Грибы для супа еще разобрать нужно, — уныло сказал Сережа и подошел к коробу.

Леший посмотрел на мальчика, улыбнулся и стал помогать ему разбирать грибы.

— Кося, присоединяйся. Так быстрее получится. Заодно увидишь, какие грибы растут в других лесах.

Разобрали грибы быстро. Пока разбирали, Леший знакомил своего внука с новыми для него грибами. Сережа слушал без видимого интереса. Интересно было другое. Но Леший не торопился продолжать рассказ. Он положил нарезанные грибы в чугунок, залил их водой, посолил, накрыл чугунок крышкой и задвинул его ухватом в печь. Закрыв печь, он вздохнул и вернулся на свое место.

— Ну, что дальше-то было?

— Дальше… Сто двадцать лет назад у Карсаны родилась вторая дочь: Машенька. Но еще раньше девушка у нас в лесу появилась, которая служанкой Карсаны стала. А в лес я ее заманил: стареньким дедушкой прикинулся и на помощь звал, а она и откликнулась. Карсане тогда помощница нужна была, так как первенца она родила, забот-то прибавилась, вот и решила не изводить бедную девушку, а оставить себе в услужение. Так и привыкла к ней, привязалась, часто относилась не как к служанке, а как к подруге. Но на все просьбы Маши отпустить ее домой никак не реагировала. Первенца Карсаны Варварой назвали. Еще маленькой ведьмочкой Варвара задирой была, любила разные вредности делать и все исподтишка. Ей еще только три года исполнилось, а она уже зелья разные готовить училась. А в семь лет мне стала помогать людей в лес заманивать: как своим детским голосом о помощи попросит, никто отказать ей не мог. А еще любила во время пыток чужаков присутствовать. Любимым же занятием Варвары было над Машей забавляться. Сначала безобидные игры были, например, просто верхом на служанке каталась. Но со временем к настоящим издевательствам перешла: то свяжет и каленым железом пытать начнет, то в темной каморке с крысами запрет… Да сейчас уже всего не упомнишь, что Варвара с Машей делала. Маша терпела, Карсане не жаловалась, но Варваре старалась поменьше на глаза показываться. Однажды вечером Варвара попросила Машу проводить ее до откоса холма: «очень уж ей хотелось на закат посмотреть». Маша, добрая душа, согласилась… А Варваре ведь не до рассветов и не до закатов, ей бы только дела мерзкие творить. Вот и на этот раз задумала она дело недоброе. Пришли они на откос, Варвара выбрала место покруче и позвала на это место Машу закатом любоваться. И… толкнула Машу. Девушка вниз скатилась, да так неудачно: убилась насмерть. Варвара, конечно, такого не ожидала, она же просто позабавиться хотела. Расстроилась… но только потому, что «живую игрушку» потеряла.

Карсана, как узнала про это, переживала, грустила сильно. Варвару видеть не хотела. Дормидонту помогать перестала. Дормидонт, конечно же, без помощников не остался: нечистой силы в лесу много было. Но такую искусную помощницу, как Карсана, трудно было найти. Карсана, даже не колдуя, только своей красотой много молодцов погубила. Долго грустила она, постарела… Чтобы как-то себя отвлечь, хозяйством занималась. С Варварой мало общалась. Вот тогда-то и захотела она еще одного ребенка родить. Дормидонту же давно наследника хотелось. Наследника родить не получилось, на свет появилась еще одна ведьмочка. Карсана, недолго думая, в память о служанке своей, ее Машей назвала.

Карсана за Машенькой сама ухаживала. Редко одну ее оставляла. Даже спала с ней в одной комнате. А Варвара сестричку сразу невзлюбила, но виду не показывала. Первое время Карсана разрешала Варваре играть с Машей, но Варвара не просто так с сестрой время проводила, она хотела бдительность матери усыпить. И добилась-таки своего. Карсана простила Варвару, доверять ей стала, иногда даже одну с Машенькой оставляла, а сама уходила другие дела делать. И вот для Варвары представился момент удачный. Карсана в лес ушла травы собирать, а Варвару оставила присмотреть за Машенькой. Варвара взяла сестру из кроватки и к озеру с ней побежала. Утопить хотела. Не получилось. Водяной на месте был, вовремя малышку спас. Карсана, как узнала про это, дочь свою старшую возненавидела, из дома хотела выгнать. И выгнала бы, да Дормидонт не дал. Тогда Карсана попросила супруга меня от своих обязанностей освободить, чтобы я Машеньку охранял. Дормидонт с неохотой, но согласился: не хотелось ему такого помощника, каким я был, терять, но больно уж он любил Карсану, ни в чем ей отказать не мог. Как узнал я об этом, осерчал сильно. Это мне-то, профессионалу своего дела, бросать любимое занятие и за какой-то девчонкой присматривать! Не хотел я этого. Но Дормидонт настоял. Только из уважения к нему согласился.

И неожиданно для себя привязался к ведьмочке. Хотя, ведьмочкой ее язык не поворачивается назвать. Не знаю, в кого она уродилась, что или кто на нее влияние оказывал, но какой-то не такой она была. Ни одну живую душу не обидит, в лесу часто зверей и птиц подкармливала. Любили они ее: стоит ей на прогулку выйти, а они тут как тут. От всей остальной нечисти прятались — хоть и жила вся эта живность с нами, злодеями, в одном лесу, а на глаза нам старалась не показываться, — а к Маше, наоборот, сами стали навстречу выбегать. А она побеседует с каждым, кому нужно, помощь окажет. Я от нее, помню, не отходил далеко, пока она гуляет. Идешь за ней, смотришь на нее, птиц, зверушек: как они веселятся, играют, и у самого настроение поднимается, весело становится. Сам несколько раз с ними хороводы водил, и так хорошо было, юношей себя чувствовал. И вот в этот-то момент у меня внутри что-то изменилось. Я начал становиться другим. Никогда бы не подумал, что я, Леший, столько лет совершавший злые дела, пойму, что делать окружающий мир добрее — намного приятнее.

А скоро и Водяной стал в наших играх участвовать. Он-то всегда нейтралитет сохранял, если и делал злые дела, то с неохотой, по принципу «куда все, туда и я». Как узнал он Машу поближе, душой к ней прикипел. Стал часто ее на озеро приглашать. Она с удовольствием приходила, общительная была, с радостью новые знакомства заводила. Даже с Варварой хотела отношения наладить. Но Варвара ее невзлюбила. Сильно ненавидела свою младшую сестру. Ее воля, так, не раздумывая, со свету бы Машеньку сжила. Но ничего сделать не могла, пока я с Машенькой находился. А я-то знал, на что Варвара способна, поэтому старался и Машеньку охранять, и с Варвары глаз не спускать.

Тогда Варвара другим путем пошла. Когда Маше исполнилось восемнадцать лет, подошла она к отцу и попросила меня от своих обязанностей освободить. Да еще и обманула Дормидонта: сказала, будто бы я по своей прежней деятельности сильно скучаю. Дормидонт обрадовался. У него без меня и Карсаны кипучая деятельность нечистой силы разладилась. В мое отсутствие Дормидонту жертв в лес заманивать помогали Варвара и Лихо, но у Варвары все от настроения зависело: захочет, поможет отцу, а ведь могла и не захотеть, а у Лихо полностью творческий подход отсутствовал, уж больно прямолинейно она действовала. Например, выходила навстречу молодцу и помощь просила, а у самой лицо-то бандитское, да и глаза постоянно бегают, кто такой поможет. А однажды поссорились Лихо с Варварой: мало того, девчушек распугали, которые на лугу, недалеко от нашего леса, во что-то играли, да еще и Лихо после этой ссоры Лихо Одноглазое стала. Лихо, лишившись глаза, так взвыла от боли, что своим криком еще больше убегающих девушек напугала. После этого случая в наш лес совсем перестали люди заглядывать, все старались от него подальше держаться. У Дормидонта работы немного стало. А тут предложение Варвары…

Дормидонт сразу меня к себе вызвал, сказал, что освобождает меня от обязанностей няньки и предложил к старому занятию вернуться. Думал, что я обрадуюсь. Я как узнал, что Дормидонту эту мысль Варвара подсказала, так сразу сообразил, что к чему, для чего это Варваре нужно и отказался. Дормидонт рассердился, сразу на полметра выше стал. А я говорю, что не могу, потому что сейчас Карсане подчиняюсь, и этот вопрос нужно с ней согласовать. Дормидонт сказал, что договорится с супругой. А я к Карсане побежал, рассказал ей о предложении Дормидонта. Карсана меня выслушала, сразу все поняла, сообщила, что это дело уладит. И, действительно, уговорила Дормидонта меня при Машеньке оставить назло Варваре.

Карсана же в скором времени третьего малыша родила. Назвали его Вольдемаром. Только этот малыш ни на Карсану, ни на Дормидонта не походил. Но Дормидонт, несмотря на это, светился от счастья: наследник наконец-то родился. Когда он подрос, чертенком оказался. Дормидонт чертенка принял: все-таки будущий наследник. Каково же было его разочарование, когда этот чертенок странным оказался. И шутки у Вольдемара дурацкие были: то шишки в жителей леса бросает, то на волках кататься начнет, а то просто из угла выскочит и как напугает, да еще язык покажет и какую-нибудь гримасу скорчит, а потом убегает и на весь лес песенку какую-то глупую горланит. Его все так и прозвали Полоумный, а Вольдемаром даже и не помню, когда его последний раз называли.

Дормидонт же пригорюнился. Переживал, что Полоумный не оправдал его ожиданий. Скучал, скучал он… и решил обстановку на время поменять, других посмотреть, себя показать. В белиндские леса решил съездить, так сказать, на обмен опытом с тамошней нечистью. Взял с собой Упыря… и отправились они вдвоем путешествовать.

Леший посмотрел в сторону печки.

— Я думаю, грибной суп уже готов.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 340