электронная
72
печатная A5
346
6+
Приключения Пончитты

Бесплатный фрагмент - Приключения Пончитты


5
Объем:
170 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-2542-6
электронная
от 72
печатная A5
от 346

Нападение темного войска

Глава 1

Сонное солнце нехотя выглядывало из-за горизонта. Зевая и потягиваясь, оно выныривало из тёплой морской кровати, откидывая волны, как одеяло. Рассылало застенчивые лучи по всей округе, они скользили по морской глади, устремляясь к берегу. Солнце поднималось по небосводу, расходилась тьма, и всё озарялось, улыбаясь новому дню. Блики от волн разбегались солнечными зайчиками, отражались на прибрежных скалах, очерчивая расположенные на них городские стены и башенки. Несколько минут спустя, всё вокруг залилось нежным светом, окончательно выхватив из темноты ещё спящий город.

С первого взгляда на окружавшие его скалы, было понятно, что он хорошо защищён. С одной стороны город выходил на берег всегда приветливого спокойного моря, а с других — его окружала каменная гряда, не оставляя ни единой лазейки для всёпоедающих вредителей и штормовых явлений.

Строения в центре города выглядели довольно причудливо. Глядя на любой из них, становилось понятно, чем занимается его владелец. Домики-крендельки, строения типа иглу, напоминающие шарики мороженого, небоскрёбы в виде плитки шоколада устремлялись ввысь, строения как пузырьки с лекарственным средством и другие чудные варианты.

Населяли городок волшебники и простые горожане. Замечательно ладили между собой, дружили, уважали и поддерживали в разных ситуациях. Жили, не тужили, хоть жизнь была не мёд с вареньем. То налог на улыбки поднимут, то воздух странствий в магазин завезти забудут, а то глобальным похолоданием сердец пугают. Впрочем, таких проблем и в соседних городах хватало, потому и не стоит беспокоиться. «А сердечный апокалипсис и вовсе может быть чьей-то злой выдумкой», — думали городские обитатели и вели жизнь спокойно и размеренно.

Но одним недобрым днем их мирное существование нарушилось. Дозорные привычно перед сдачей караула осматривали владения. Готовясь бодро рапортовать начальству, что ночь прошла без происшествий, Соловей‒разбойник несанкционированных посвистушек не устраивал и спать городу не мешал. Змей Горыныч за воровством карамелек замечен не был.

Но тут вдали на горизонте показалась непонятная темная точка. Двигалась она прямиком в сторону города. Глянул дозорный в подзорную трубу и видит: летит с моря туча чёрная, молниями сверкает. А за ней огромные мешки, как знамя, развеваются. Впереди известный злодей и вредитель — сам атаман Депрессушин! Слух о нём гремел по самым отдаленным городам и сёлам. Страшный он был, и куда не прилетал, всю живую радость забирал с собой. Погружал город в круг безысходности и накрывал колпаком одиночества. А радость раскладывал по мешкам, присваивал порядковый номер и уносил в тёмную пещеру. Зачем он так поступал, не знал никто. То ли жадный был не в меру, то ли просто из зловредного упрямства.

А пока напуганная стража бежала с докладом к главному Магистру волшебства, мы прогуляемся по городским тенистым улочкам.

Глава 2

Вдоль аккуратных заборчиков высятся фруктовые и конфетные деревья. От дороги разбегаются тропинки к жилым ярко выкрашенным домикам. Номера на них отсутствуют, и почту доставляют по таким адресам: «Зелёный домик на Уютной улочке» или «Жёлтый в красную крапинку домик по улице Тихой».

А вон и Горыныч! Лапы тянет к дереву с мармеладными мишками, растущему у синего домика.

— А ну брысь, окаянный! — на пороге появляется девица с веником и замахивается на воришку, — не созрели ещё мишки-то! Опять живот заболит! А кто тебя лечить будет? Ни одного целителя в городе нет, все улетели на ежегодный волшебный слёт.

Пристыженный Горыныч бросил горсть недозрелых конфет и, поджав хвост, ломанулся прочь от рассерженной барышни и её прицельнобьющего веника.

Прогуливаясь по мощёным дорожкам, мы доходим до Укромной улицы. Тут всё такие же яркие домики, подрезанные мятные кусты и деревья с карамельками. В тупичке пёстрой точкой стоит разноцветный домик. Либо на него не хватило краски, либо это так и задумано? Стены покрыты разноцветными брызгами: красные, синие, жёлтые кляксы расходятся по стенам, наползают друг на друга, создавая причудливый узор. К кляксовому домику ведет дорожка из деревянных плиток. Через приоткрытую дверь доносится: «Иии раз-два-три, раз-два-три.» — Кто-то вальсирует? Давайте осторожно заглянем внутрь?

Открыв дверь, мы сразу видим девушку, стоящую посередине комнаты в блестящем вихре. Она, как и положено ведьмочкам, имеет рыжие волосы, зелёные глаза и россыпь веснушек на кругленьком личике. Точь-в-точь как шоколадная посыпка на торте. И сама вся ладная и аппетитная, как свежевыпеченный пончик.

Мы застали её за приготовлением торта со взбитыми сливками. А серебряный вихрь, что окружает чародейку не что иное, как кондитерские принадлежности. Под звуки венского вальса по кухне порхают венчики и деревянные лопатки, кондитерский мешок и насадки для крема.

— Иии раз-два-три, — в миске взбиваются сливки, — раз-два-три, — собираются плотными пиками.

— Иии раз-два-три, — укладываются друг на друга коржи, — Иии раз-два-три, — покрываются глазурью бока торта.

«Да! Лучше, чем господин Штраус, с этим тортом не справится никто», — довольно думает она, слизывая остатки крема с венчиков.

Украшенный кремом красавец разместился на столе рядом с разными кексами и пирожными. Всё это сладкое великолепие готовилось для праздника в честь возвращения волшебниц с ежегодного волшебного слёта.

Глава 3

Как кондитерские атрибуты только что вальсировали по кухне, так и запыхавшаяся стража сейчас стремительно выписывала круги, поднимаясь по винтовой лестнице, ведущей в верхнюю башню Магистра.

А он в это раннее утро, ничего не подозревая, репетировал перед зеркалом танец. Скоро должен состояться праздничный бал в честь завершения ежегодного слета представителей волшебных профессий. Раз в год они отправлялись в специально отведенное и засекреченное место для обмена опытом и премудростями, где изучали новые заклинания и магические приемы.

Учились особым видам предсказаний и действенным лечебным заговорам. А после возвращались в родные края, и их встречали всем городом, с праздничным концертом и вкусными угощениями. Жители городка до утра танцевали, пели и развлекались, не забывая подкрепляться принесёнными лакомствами.

Сейчас Магистр репетировал новые танцевальные па, открывать развлекательную часть традиционно предстояло ему. Он сильно волновался, в этот раз он выбрал сложную композицию, потребовавшую много усилий для освоения. Ежедневно, каждую свободную минуту он отрабатывал движения, стараясь довести их до совершенства.

Вот и сейчас он старательно занимался, когда в дверь без стука ворвался начальник стражи. Сбиваясь и путаясь, доложил об увиденном и застыл в ожидании ответа.

— Сколько времени у нас есть? — спросил Магистр у визитёра.

— Быстро летят, дня через два доберутся до нас.

Магистр вытер пот со лба, сглотнул и кинулся к письменному столу. Наскоро написал что-то на клочке бумаги, запечатал и передал стражнику с указом срочно отправить бандероль по адресу «Кляксовый домик на улице Укромной. Лично в руки Пончитте».

Глава 4

При поступлении в академию магии у героини было совсем другое имя. Но какое именно оно было, она не говорила. Да и по правилам, прописанным в школьном уставе, произносить его строго запрещалось, так как это могло лишить чародейку волшебных сил. Новое имя давалось, согласно распределению по факультетам, а мирское (до-волшебное) надлежало сразу забыть. Тогда ещё совсем юная колдунья, с восторгом ждала распределения, которое повлияет на её дальнейшую жизнь.

Происходило это так. Воспитаннице выдавалась обычная стандартная модель волшебной палочки. Ею требовалось взмахнуть в воздухе, в этот момент палочка считывала характер, умения и предрасположенности к тому или иному виду деятельности и трансформировалась в необходимый колдовской атрибут. Но давайте рассмотрим подробней действие волшебного агрегата.

Рядок юных ведьмочек застыл перед главным магом, ожидая распределения и дальнейшего посвящения. Маленькая чародейка так волновалась, что наставники волшебники решили вызывать её первой. Девушка с трепетом взяла палочку в руки. Глубоко вздохнула и закрыла глаза, чувствуя исходящую от дерева вибрацию. Приятные щекочущие волны расходились по телу, проникая в каждую клеточку и настраиваясь на её сознание. Сейчас она выполнит колдовской жест, и палочка превратится в серебряный жезл предсказателя. Да-да, ей хотелось предсказывать будущее, определять судьбу по звёздам, не забывая про праздничные гадания и прочее-прочее. Да и почетом предсказатели пользовались немалым. Их окружали заботой и вниманием, вкусно кормили и не дергали по пустякам. Что и говорить — солидная должность.

— Ну, не подведи! — юная волшебница начертила в воздухе необходимый знак, волшебный предмет в руках усилил вибрацию, и в её руках вместо ожидаемого посоха была… поварёшка. Стоявшие вокруг юные чародейки прыснули со смеху. Ведьмочка расстроенно шмыгнула и отошла в конец зала. «Все профессии нужные и почётные, а я? Управительница посуды? Поварёешек командир? Надо мной же все будут смеяться». Так и просидела она в углу до конца торжественной части. А распределение, тем не менее, продолжалось: факультет предсказаний, погодоуправителей, семейностроительный, чадовоспитательный, музыкоорательный. Торжественная часть закончилась праздничным ужином, на котором каждой из чародеек было выдано новое имя. Так волшебница стала ученицей бытового факультета, с углублённым изучением по классу кулинарии «Сладкая жизнь». И имя ей дали вкусное — Пончитта. Сокурсницы ласково называли её Поней. И зря она опасалась насмешек, над ней никто и не думал смеяться. Ведь вкусная выпечка — настоящее искусство, это вам не камушки кидать, да судьбу предсказывать.

Глава 5

Поня прилежно училась всему, что требовалось. Выметать обиды и ссоры, штопать треснувшее доверие, примагничивать радость и, конечно, с упоением выпекала булочки. Так день за днём, проходили учебные будни, и вот настал миг выпускных экзаменов. Экзаменационная работа девушки состояла из «Удачепривлекающих пирожков» и «Мусса воздушной припадочности», для особо мечтательных натур. Вот с ним-то и не заладилось. И так и сяк взбивала она пышную пену из сладких ингредиентов, но вместо пушистой субстанции в миске была унылая жижа. В сердцах Поня швырнула миску в сторону и села на пол. Хитрая утварь, почуяв свободу, немедленно отрастила короткие ножки и кинулась прочь. Вслед за ней полетел и венчик. Видя это безобразие, чародейка подхватила полы платья и кинулась догонять стремительно удаляющуюся посуду.

Весёлые догонялки продолжались больше часа, пока уставшая процессия не затормозила у класса, где в этот момент принимался экзамен по музыке. Из-за неплотно закрытых дверей раздавалось дивное звучание колокольчиков. Музыка лилась и переливалась, струилась серебряными ручейками, постепенно набирая обороты. Юная ведьмочка застыла, очарованная этими звуками. Когда стихли последние ноты, не сдержавшись, крикнула: «Браво!» и зааплодировала. Но тут же смутилась и поспешила уйти.

Заткнув за пояс фартука сопротивляющийся венчик, решительно схватила миску и застыла. Из неё поднималось восхитительно пушистое розовое муссовое облако. Она точно помнила, что в убегающей миске была всё та же унылая жижа, значит, всё это волшебство произошло, когда они завороженно стояли под дверьми, слушая чарующие звуки. Так ведьмочка узнала воздействие музыки на приготовление еды, а узнав, стала применять.

Готовила она и впрямь отменно, не ошиблась палочка в ней. Первые и вторые блюда, десерты и выпечка, — всё удавалось как по волшебству. Под ритмичное звучание шкворчала и подрумянивалась рыба на сковороде. Под громкие басы выходили нежнейшие отбивные. Под мелодичные природные напевы в духовом шкафу доходили до готовности нежные пудинги. Под оригинальное звучание волынки румяной корочкой покрывалась запеканка.

— Каждой музыке своя еда! — говорила Пончитта, собираясь приготовить очередную вкуснятину.

Была у неё только одна невыполненная задумка. Когда-то ей достался рецепт фантастических ватрушек, дающих радость даже самому грустному человеку, заставляющих поверить в себя и собственными силами достичь успеха. Но часть рецепта была утрачена, и уже не один год чародейка пыталась его восстановить. Перепробовала всевозможные ингредиенты, разыгрывала перед ними партии разных музыкальных инструментов: скрипку, свирель, контрабас, музыкальные треугольники и один раз даже от отчаяния саксофон. Последний позже реабилитировался в её глазах, великолепно отыграв партию для соуса к румяной картошке. Вкус блюда вышел настолько густым и насыщенным, что гости, забежавшие к ней на чашку чая с пирожными, к чаепитию так и не приступили. С аппетитом уминали за обе щеки кулинарный шедевр и нахваливали его творца, а, уходя, просили поделиться невероятным рецептом. Что и говорить! Впечатляющая картошка под соусом!

Пончитта шутила, что случайно изобрела новую версию любовного эликсира №9, вызывающего страсть и романтичную привязанность к обычному корнеплоду.

Глава 6

Вспоминая свой успех, Поня заканчивала подготовку к празднику. Чародейка оглядела выпеченные сладости и кучу грязной посуды после их приготовления. Движение волшебной палочки — и вся утварь аккуратно спикировала в мойку. «Займусь ею позже», — решила Пончитта, заварила чашечку ароматного чая и залезла с ногами на широкий подоконник. Из окна открывался вид на внутренний дворик. Ничего особенного, но ведьмочка любила его всей душой. Мощённые цветной галькой дорожки спускались к искусственному прудику. Около него в кустах смородины стояла лавочка и качели. Вдоль заборчика стройными рядами росли деревья с фруктами. А центр сада украшали клумбы и грядки с зелёными посадками.

Почти все жители города выращивали овощи и коренья самостоятельно, и Поня не была исключением. Она любила эту неспешную работу в огороде и наряду с привычными корнеплодами, выращивала экзотические: кофейные батончики, медовые коренья, лакричные трубочки, кудрявую пастилу, которая созревая, заворачивалась розочками, хоть сразу торт украшай! Постоянно покупала на пробу новые виды растений, как раз на днях она ожидала прибытия жвачных ростков.

Вот и сейчас, сидя на подоконнике с чаем, она собиралась поработать до вечера в саду. В этот момент в воздухе, что-то промелькнуло, и тень заслонила солнечный свет. Ведьмочка высунулась дальше из окна, посмотреть на причину, но, не удержавшись, шлёпнулась прямо на розовый куст.

— Ай! — от неожиданности вскрикнула она и услышала чей-то смех.

— Поня! Ну, Поня! Ты в дверь не пробовала выходить? Понимаю, спешила меня встретить, но я даже и постучать не успела.

Ведьмочка с неудовольствием смотрела на визитера, потирая ушибленную точку приземления.

— Да я случайно! Ты чего прилетела так рано? Неужели моя посылочка раньше срока пришла.

— Нет, ещё не пришла твоя посылка, — ответила ей белочка-летяга, которая исполняла обязанности почтальона в волшебном городе.

Обычные птички доставляли только бумажную почту, а её задачей было приносить посылки. Впрочем, это было не сложно. Здание главпочтамта было самым высоким и располагалось в центре города, и белка, нагруженная бандеролью, просто пикировала с грузом по нужному адресу.

— Я принесла посылку из Магистрата, — летяга протянула пухлый конверт.

От свёртка в руках пахло почему-то мятой, а не сургучом. «Может я книги сдать забыла в магбиблиотеку или провинилась в чём-то?» — промелькнула у Почитты мысль. Но зачем гадать, если все ответы тут и надо только открыть упаковку.

Внутри лежали амулет из сердолика и конверт, заклеенный жвачкой. Видимо Магистр так был рассеян, что вместо сургуча заклеил конверт жвачкой. Что могло так на него повлиять?

Письмо кричало: «Срочно явиться!» и всё. Девушка встревожилась, где она так провинилась, что сам главный маг вызывает её на ковёр. Но тут её взгляд упал на сверкающий амулет. Он был ключом к главным воротам магистрата, а это, наоборот, говорило о полном доверии. Озадаченная Поня отложила письмо и взяла амулет в руку. Он приятно лежал в ладони, она чувствовала его острые грани и исходящий от него холодок. Всё было очень странно и следовало срочно собираться в путь.

Она с тоской поглядела на стоящую в углу метлу, как бы она сейчас выручила. С её помощью добраться до главной башни, получилось бы гораздо быстрей. Но Поня единственная из учениц магшколы, которая так и не смогла сдать на права по управлению летательным средством. Именно по этой причине девушка осталась в городе, а её товарки улетели на ежегодный слет представителей волшебных профессий. Стандартная модель метлы позволяла брать с собой только одну волшебницу и небольшой багаж, не оставляя места для лишнего пассажира.

Глава 7

Делать нечего, придётся идти пешком. Замок был недалеко, и уже через час ведьмочка стояла у главных ворот. Теперь следовало вежливо постучать три раза и произнести специальные слова. Слов Поня не знала, да и ей они были ни к чему. Она достала из кармана амулет и приложила к выемке в стене, двери тут же распахнулись, приглашая войти.

Двор магистрата был прекрасен, стоило бы задержаться и полюбоваться великолепными цветами, вьющимися лианами, стройными берёзками, серебристым прудиком, но надо спешить. Каблучки быстро простучали по дорожке, и чародейка скрылась за дверями Ммагистрата. Поднялась по винтовой лестнице и, предупреждающе постучав в дверь, зашла.

Увидев её, главный волшебник поспешил навстречу.

— О, моя дорогая, ты пришла! Присаживайся, а я принесу нам по чашечке чая. Беда бедой, а чай по расписанию! — он кинулся к дверям, чуть не упав при этом, запутавшись в полах своей мантии.

Девушка присела в кресло, ожидая его возвращения, и окинула взглядом кабинет. Высокие стены украшали портреты правящих ранее верховных волшебников. Все они были как на подбор — седовласые старцы, высокие и худощавые, с мудрым взглядом. Поня, не удержавшись, хихикнула, представляя среди них портрет нынешнего Магистра. Он совсем не был похож на своих предшественников. Невысокого роста, с маленькой аккуратной бородкой и живым весёлым взглядом. Весельчак и шутник очень любил танцы, свой город и всех его жителей. Это был замечательный волшебник и добрейший человек. За любовь к музыке и чаю, который он поглощал литрами, его прозвали Чайкович. Слегка полноватый, что неудивительно, ведь так приятно под чай съесть плюшку-другую.

Магистр вернулся с двумя кружками дымящегося напитка и крыжовенным вареньем. За чаепитием он рассказал Пончитте о грядущей беде, о приближении войска Депрессушина, которое уже завтра пересечёт черту и окажется к ним угрожающе близко.

— Придётся нам с тобой решать, как предотвратить это, Поня. Все волшебницы на ежегодном слёте. Никого нет, только ты, я и наши почетные старики волшебники. Но сама понимаешь, сил у них совсем мало осталось.

— Но что я могу сделать? Не пирожками же армию и Депрессушина забрасывать?

— Не знаю, дорогая, но вся надежда на нас, — глаза Магистра стали печальными. Поня успокаивающе гладила его по руке. За невесёлыми разговорами они просидели до рассвета.

Попрощавшись, девушка отправилась в обратный путь. Бредя по улочкам города, думала: «Вот ведь, незадача. Как мы справимся? Устоит ли наша армия из 10 человек, против войска? Как мы победим их? Разве что они от смеху сами помрут, увидев нас». Сейчас Поне предстояло оповестить жителей города. Не обладая волшебными силами, они мало чем могли помочь. Поэтому было решено укрыть их в пещере Соловья-разбойника, а его самого позвать на помощь. Он хоть и не владеет магией, но своя сила и мощь имелась.

Глава 8

Вскоре она дошла до своего домика, где на пороге, свернувшись большим красным клубком, сладко посапывал Горыныч. Откуда он появился в городе, никто не знал. Просто одним утром нашли его совсем ещё маленького, спящего в корзине со сладкими булочками в пекарне у бабушки Кулебякиной. Ох и попировал он в её владениях! Вся выпечка на прилавках была разной степени надкушенности. Сытый красный бандит посапывал с перемазанной сахарной пудрой мордочкой и не подозревал, что его обнаружили. Ругать его, конечно, не стали, а оставили жить в городе и очень полюбили.

— Горыня, просыпайся. Ты что тут делаешь?

Горыныч заворочался и проснулся. Он смотрел на Поню и молчал.

— Ну же, не молчи, что стряслось?

Змей не отвечал, а лишь размахивал лапами и показывал на шею.

— Ты голос потерял что ли? Где же ты умудрился летом-то?

Горыня развел лапы в стороны и печально вздохнул. Показывая всем своим видом, что не знает, как случилась такая оказия. Но Поня уже всё поняла.

— Так вот кто вчера слопал всё мороженное в магазине дедушки Морозеевича. Да? А мы понять не могли, как оно за ночь растаяло бесследно. Нигде ни капельки не осталось, все миски блестят как новенькие. Ай-ай, не стыдно тебе?

Змей, отвел взгляд в сторону и, вздохнув, покачал головой.

— Ну, пошли лечиться, горе ты луковое. Приготовлю тебе горячего молока с мёдом и специями, вмиг голос вернётся.

Горыня высунул язык и скорчил рожицу, демонстрируя, что он думает о таком способе лечения.

— А как ты хотел, силой целительства я не владею, так что лечиться будешь по старинке. Давай-давай, ступай в сад, а я пока займусь приготовлением. Да грядки мне там не потопчи!

Пока Горыня аккуратно обходил зелёные посадки во дворе, Поня поставила молоко на печь. Закинула в него ароматные специи и мёд, дождалась появления мелких пузырьков и засыпала лекарственный порошок из трав. Глянув в окно, увидела Горыныча, развалившегося на траве пузом к верху. Он щурился на солнышке и облизывался.

— Стащил уже что-то с грядки, вот же сластена! — Горыня в этот момент потянул лапы к кудрявой пастиле, — испеку-ка я пирожков, а то он мне все посадки опустошит.

Пока лечебное молоко для змея томилось на печи, Поня взяла миску, налила молоко, добавила другие ингредиенты. По привычке сделала пометки к рецепту на салфетке, лежащей на столе. Подкрепившийся сладостями Горын играл что-то весёлое на губной гармошке. Девушка вновь погрузилась в грустные размышления о предстоящей битве: «Как же жаль, что все ведьмочки и волшебники сейчас отсутствуют. Так бы мы вместе легко одолели войско тёмное. А в нынешнем положении только на удачу надеяться. Ох, этот Депрессушин, и принесла же его нелегкая!». Поня в сердцах стукнула кулаком по тесту и оно отозвалось мелодичным звоном.

— Ой, звенит. Звенит же! Неужели у меня получилось то, что надо, — глянула в рецепт, лежащий рядом, как там написано: «Готовое тесто для ватрушек везения, должно быть гладким упругим и звенящим». Она радостно кружила с миской по кухне.

— Получилось! По-лу-чи-лось! — Пончитта быстро разделала готовое тесто, заправила начинкой из сладкого творога и отправила в печь. Пока выпечка румянилась, девушка нашла теплые шарфы для Горыни и отправилась лечить горе-сластену.

Увидев её, входящую во двор с дымящимися кружками, змей безуспешно попытался слиться с окружающей средой. Он спрятался за скамейку в углу двора и прикрылся травой.

— Так, Горыня. Что ты как маленький-то? Не так уж это и противно, и помогает хорошо. Уже к вечеру говорить сможешь. Ну же, не дури.

Змей бросил лопухи, подошел к ней, и тут же получил в лапы кружку с дымящимся напитком. Зажмурился и, всем своим видом демонстрируя отвращение, отхлебнул. Не обнаружив во вкусе ничего ужасного, головы змея перестали гримасничать и допили всё, что положено.

— Ну вот, я говорила, что это даже вкусно, — говорила Поня, укутывая его шеи шарфами. — На вот, перекуси свежей сдобой и отдохни, а я к Соловью схожу пока. Оставайся у меня, но с грядок больше ничего не таскай, — погрозила она ему пальцем.

Горын, напившись молока и закусив выпечкой, теперь мостился поспать на скошенной траве, топтался на месте, устраиваясь удобнее, и сладко зевал.

Глава 9

Пончитта шла к краю города, за которым начиналась каменная гряда скал. Среди них вилась неприметная тропинка, ведущая к пещере Соловья-разбойника. Своё имя он получил в наследство от предков. И он, и они владели искусством сногсшибательного свиста. Говорят, его прадедушка пользовался этим даром не во благо. Но современный Соловей, был очень миролюбивым, добрым и музыкальным. Послушайте только, как он насвистывает популярные мелодии года. Заслушаться можно! И всё бы хорошо, если бы от этого не валились деревья на соседних улицах.

Потому он и ушел жить в пещеру, где мог упражняться в художественном свисте когда угодно, не рискуя оглушить мирных жителей. Все были довольны: горожане стали высыпаться, а Соловей превозносил прекрасные акустические свойства своего нового жилища. Иногда он нарушал ночной сон города, сидя на утёсе, и залюбовавшись прекрасной луной, невольно принимался воспевать её тонким пронзительным свистом. В городе тут же загорались огни и раздавалось: «Прекрати! Дай поспать!». И стража неслась к нему на всех порах напомнить, что шуметь на улице с наступлением ночи нельзя. Людям надо отдохнуть.

По дороге Пончитта заметила магов достигших почтенного 150-летнего возраста, они предпочитали проводить дни в уютных домиках в окружении внуков. Но сейчас эти седобородые старички плели защитную сеть. На переговорах с Магистром решили, что это создаст дополнительный оборонительный барьер. К нему применят заклинание особой прочности, и это защитит город от нападения сверху. Оставалось лишь надеяться, что эта магия будет достаточно сильной и простоит весь бой. Надо будет оборонять вход со стороны моря, чем и займётся Поня с Магистром. А там, гляди и вернутся остальные ведьмочки с помощью.

Девушка стояла у входа в пещеру, из неё не доносилось ни звука. Хоть бы Соловей был тут, мало ли куда занесло его певческую натуру. К счастью, он был дома и как раз собирался выйти на прогулку. «Вот и прогуляемся вместе,» — решили они.

Спускались вечерние сумерки. В размытом неярком свете, очертания домов смягчались, приобретая призрачные черты. Казалось, дунь, и они растают, как дым.

— Вот так и будет, если не устоим. Останутся от нас только тени невесёлые, — тихо прошептала Пончитта.

— Не бойся, нам есть за что бороться, у нас чудесный город, замечательные жители. А какие у нас праздники, какие талантливые рукодельницы живут с нами! Нет, мы обязательно справимся, — успокаивал её Cоловей.

В этот момент у пещеры начали появляться первые горожане. Напуганными они не были, скорей опечаленными. Магистр строго приказал им спрятаться в пещере и не выходить. А им так хотелось помочь в этой схватке, но ослушаться они не могли.

Глава 10

Соловей с Поней спустились вниз, прошли по опустевшим улицам. Защитная сеть уже растянулась над городом. В темноте паутину почти не было видно, и лишь скользящие серебристые огоньки по тонким перемычкам, выдавали её присутствие. Так проявлялось действие заклинания особой прочности, и скоро все невидимые нити сияли магическим светом. Первое дело сделано.

Наши герои двигались дальше, прошли мимо закрытой пекарни, повернули у магазина дедушки Морозеевича и вышли к берегу моря. Дул освежающий ветерок. На большом валуне сидел Чайкович, и плёл еще одну защитную сеть, рядом стоял большой термос.

— Война войной, а чай по расписанию, — улыбнулся магистр вновь пришедшим.

Старички волшебники отдыхали рядом, они успели устать, создавая купол для города и теперь тихо переговаривались, попивая чай.

— Наши дорогие старцы выбились из сил, — сказал Чайкович Пончитте и Соловью, — так что эта сеть выйдет небольшая. Часть прохода мы прикроем, и станем обороняться в слабых местах. Дедушки будут поддерживать заклятие крепости. Ну, и думаю, справимся мы! Обязательно справимся!

Готовую сеть раскинули между рожек скалы, внизу на страже выстроились защитники. Сверху ограждения порхал Горын. Выспавшись на лужайке, он помчался благодарить Поню за лечение, а найдя, тут же вызвался помогать. Говорить толком он ещё не мог, но явно чувствовал себя лучше. И, рассекая по воздуху, то и дело грозно шептал в темноту: «Подходи по одному! Да мы, да я вас!» грозил кулаками и пускал клубы едкого дыма.

Стало совсем темно, молнии сверкали очень близко, всё приближаясь и приближаясь.

Уже можно было разглядеть отдельных всадников армии. Их плащи от быстрой езды развивались за плечами, изредка заслоняя лунный свет. Чем ближе подходило войско, тем меньше становилось света. И вот лунный свет совсем пропал, первая волна ударила в защитную сеть! Она затрещала, выгнулась, но устояла. Первые воины из армии Депрессушина, попадали оглушённые на пляжный песочек. Их тут же обездвижили, связали и оттащили к скалам. Следующая волна приближалась, снова треск, вспышки, заклинание обездвиживания.

— Готовы голубчики, относи! — Чайкович воинственно размахивал волшебной палочкой, посылая сноп искр в приближающуюся тучу.

Соловей мощным свистом сбивал прорывающихся под сетью недругов, а Горын носился сверху, грозно размахивая хвостом.

— Страйк! — почему-то кричал он, когда десяток врагов летели вдаль, отбитые его мощным хвостом.

Но недругов становилось всё больше и больше. Сплошное смешение искр и сверкание сабель, ослепляющие молнии и оглушающие раскаты грома. Бой был неравный, и помощь сейчас была необходима, враги — линия за линией — налетали на невидимое ограждение. Сеть стонала и не выдерживала, в ней появлялись прорехи. Чайкович со старцами едва успевали их залатать, как новый депрессушинский полк застревал в ней локтями и коленями. Они размахивали своим саблями, пускали в ход зубы, грозя совсем порвать паутину.

Сзади раздался шум, и, обернувшись, наши храбрые защитники увидели спешащих к ним горожан. Они так и не смогли усидеть в пещере и пришли на помощь. Благодаря этому, у волшебников появилось больше времени на восстановление дыр в паутине. Дело пошло веселее.

На двух стоящих неподалеку деревьях завязали сеть, а Магистр Чайкович заклинанием превратил её в огромную рогатку. К жуткому неудовольствию Горына, зарядили её мармеладными мишками и пирожными. Первые снаряды попали прямо в цель, измазав воинов кремом и липким мармеладом. Залп на войско произвел неожиданное впечатление. Воины, почуяв аромат летящих сладостей, сами меняли траекторию и тут же попадали под заклятие обездвиживания.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 346