электронная
288
печатная A5
394
0+
Приключения Одувана и Добролюбы

Бесплатный фрагмент - Приключения Одувана и Добролюбы

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-0050-2253-0
электронная
от 288
печатная A5
от 394

Посвящаю эту книгу любимой дочери Анастасии. Пусть твоя жизнь будет солнечной.

Солнцеград

В далёкие, стародавние времена, был город и назывался он Солнечный. Так его назвали сами жители за то, что над городом этим всегда светило солнце. Даже тучи, собираясь с дождиком, размещались на небе таким образом, чтобы не заслонять солнце и не препятствовать свету и теплу.

И никогда не грозили Солнечному ни ураганы, ни наводнения, ни другие непогоды, что и делало этот город уникальным в своём роде.

Горожане жили в трудах и отдыхе, доставляя себе и окружающим радость. Они занимали себя разными ремёслами: гончарным делом, плетением из ивовой лозы, были каменщики и плотники, повара и знахари. На досуге они собирались все вместе на городской площади и слушали, как поэты читают стихи, а после все пели весёлые песни и танцевали под звуки флейты.

Управлял городом мудрый градовой, который своей мудростью мог решить самые неразрешимые вопросы. Например, сколько нужно зерна, чтобы всем хватало хлеба, или когда лучше устраивать пир — утром, или вечером? На все вопросы он знал ответ, за что его и прозвали Градомудр.

У Градомудра была дочь, семнадцати лет отроду, да уже красоты такой, что любой ослепнуть мог. При всей своей красоте она была ещё и доброй, очень любознательной девушкой — звали её Добролюба.

В общем, каждый был занят своим делом и царила в Солнечном гармония и благодать.

Впрочем, был ещё один персонаж, о котором нельзя не упомянуть. Это паренёк — разудалистый пенёк. Силы он был огромной, но не интересовался никаким ремеслом, пока не начал из железа делать какие-то большие ножи, называя их мечами. Звали паренька Одуван и жил он не в городе, а чуть поодаль, за холмом. Когда горожане увидели его кузницу и мечи, отчего-то испугались, и Градомудр вежливо попросил Одувана переселиться из Солнечного за холм, чтобы жители пели и ничего не боялись.

Одуван редко захаживал в Солнечный, ему больше нравилось бродить по лесу, собирать грибы или ловить рыбку в речке. Он ковал мечи, сам не зная зачем. Но ему нравилось рассекать воздух, играя с невидимым другом.

Дело в том, что жители Солнечного никогда ни с кем не воевали. Им никто не угрожал и не нападал на них, отчего никто и понятия не имел, что такое война и зачем Одуван делает большие ножи. Все считали это занятие бесполезным, и лишь паренёк-огонёк продолжал бить молотом по наковальне и упражняться. О противнике он тоже не помышлял. Пока…

И пришёл злодей

Пока в граде Солнечном не появился чужестранец. Был он ни молод, ни стар, опрятен и неряшлив, внимателен и рассеян — и во всём так.

Он вошёл в город и направился к главной площади на людей посмотреть и вдруг увидел там девушку небывалой красоты.

Она о чём-то щебетала с подружками и временами смеялась так звонко, жизнерадостно и искренне, что становилась красивее букетика чайных роз, который держала в руках.

Мимо чужестранца проходил портной, он нёс материал для платья.

— Постой — остановил портного чужестранец, — скажи мне, кто эта девушка? Вон та, что с букетом чайной розы и смеётся, словно она счастлива.

— Эта? — удивился тряпичных дел мастер — Известно кто! Это Добролюба, дочь нашего градового. Вот их дом. А вы кто?

Портной весело посмотрел на незнакомца. Тот огляделся, никто на них не обращал внимания, потом провёл рукой перед глазами горожанина и молвил:

— Забудь.

Чужестранец твёрдым шагом направился к дому градового, а портной ещё постоял некоторое время, а после пошёл по своим делам. Когда он пришёл в мастерскую, его спросили, где он задержался? Он не знал, что ответить и испытал для себя совершенно незнакомое чувство — раздражение.

Он посмотрел на других мастеров и сказал каким-то не своим голосом, что катились бы они все со своими вопросами подальше.

Мастера пожали плечами и ничего не ответили, так как не понимали, что происходит с их другом.

А тем временем чужестранец подошёл к двери дома градового и уверенно толкнул её перед собой.

Темнорыл губитель

В чёрном балахоне, недобрый и нахмурившийся чужой человек выглядел нелепо в лучах солнечного света, который заливал весь дом Градомудра.

Последний услышал стук двери и вышел в холл, полагая, что вернулась его любимая дочь. Но он ошибся и был неподдельно удивлён, увидев странного незнакомца.

Тот внимательно смотрел на мужчину, одетого в строгий костюм.

— Доброго дня. — поздоровался хозяин дома.

Незваный гость, словно не слышал слов и прошёл сквозь Градомудра. Он обернулся, а человек в чёрном уже не стоял, а сидел у окна и как будто любовался видом городской площади.

— Вы любите свой город?

— Да, я люблю наш город, а почему вы спрашиваете?

— Здесь столько солнца, столько жизни, — не обращая внимания на вопрос Градомудра, гость продолжал. — Я Темнорыл.

Назвавшись, чужестранец повернулся к градовому и снял капюшон. У него всё было как у всех: глаза, нос, рот и уши, вполне обычно, но только без лица. Словно безликий.

— Нет, — запричитал Градомудр — не может быть. Это же миф, выдумка, страшилка, о которой знаю только я да мой старый друг Преда. Я читал в юности о том, что Темнорыл, это владыка ночи, а в помощниках у него магия и чудовище… название позабыл…

— Стон, его имя Стон. И это будет ваш стон, если мы не договоримся иначе.

— Не договоримся о чём?

— А теперь присядь. Присядь и слушай.

Градомудр испытывал страх, страх перед тем, что то, чего не может быть, что может лишь присниться в страшном сне, имеет вероятность оказаться явью.

«Какой кошмар! Какой кошмар опустится на Солнечный и его жизнерадостных жителей! Бедные… бедные мы…» — эти мысли пролетели в голове начальника светлого города.

Он подчинился словам гостя и присел, чтобы выслушать, чего хочет существо, назвавшееся страшным магом, злым колдуном Темнорылом.

Чёрный маг в свою очередь словно расслабился, даже излучал какую-то доброжелательность, но на самом деле он только упивался своей властью и ужасом, который он вселял в этих ничтожных людишек. Подумать только, лишь упоминание его имени повергало всякого в шок и уныние.

— Значит, так, — начал Темнорыл — сначала я просто хотел сделать вас рабами тёмного царства, опустив на город вечную ночь и приставив к вам, скажем Стона, чтобы он время от времени утолял вами свой голод, держа тем самым вас в узде раболепия.

Тут злой колдун встал, подошёл к окну и увидел, как к дому идёт Добролюба. Он продолжил, глядя на девушку с плотоядным восхищением.

— Но попав сюда, кое-что изменилось, неинтересно что? А? — и Темнорыл перевёл взгляд на опечаленного, напуганного Градомудра.

— Неинтересно, говорю, узнать о шансе, который, возможно, поможет вам и дальше петь песенки и беззаботно плясать под дудку?

— А? Что? — встрепенулся градовой — да… да-да, конечно, я вас слушаю, как мне спасти город, спасти город от вас?

От последних слов Темнорыл сморщился, лицо приобрело злое выражение, которое было его настоящим ликом, его сущностью.

Тут дверь отворилась, и вошла Добролюба. Она увидела гостя, который смотрел на неё и странно улыбался.

— Здравствуй, отец, посмотри какой красивый у меня букет! Здравствуйте, — обратилась она к гостю, — вам нравится?

Добролюба протянула руку с букетом тёмному магу, не подозревая, кто бы это мог быть, но тот неожиданно отшатнулся, заскрежетав зубами и, казалось, даже хотел зажмуриться.

Добролюба отдёрнула руку и прижала букет к груди, а Темнорыл отчего-то разозлившись, тенью переместился в холл и повернулся к Градомудру и его дочери.

Вот тут он предстал в том виде, от которого даже у самых смелых кровь застыла бы в жилах. Ужас и только ужас мог дарить окружающим злой колдун, повелитель туч, воронов и мух, он же хозяин вечной ночи.

Капюшон сам покрыл его голову, в то время как руки были скрещены на груди. Темнорыл смотрел на Градомудра с Добролюбой, но вместо глаз у него зияли два пылающих огнём вулкана, а когда он открыл рот и начал говорить, мухи стали вылетать из его пасти.

— Игры кончились! Ты, — он указал пальцем с длинным кривым когтем на девушку — будешь моей! Я забираю тебя себе в утеху, ты будешь развлекать меня и потакать всем моим прихотям, дабы я, твой господин, оставался всегда доволен. Ибо, если я буду огорчён твоим неповиновением, то этот город вместе со всеми людишками превратится в нечто иное! Солнце утонет в тучах, наступит вечная ночь, а люди… людей я лишу чувств и пробужу в них все пороки, которые могут быть. У вас будет то, о чём вы даже понятия не имеете — всё будет иметь цену и, вы будете гнуть свои спины за золото, чтобы попытаться удовлетворить свои низменные желания, о которых вы даже не подозреваете. И да, вы больше никогда не сможете любить и сострадать, а для вас это приговор. Вы перестанете быть людьми!

Темнорыл поднял руки вверх, и голос его стал похож на рык, он продолжал.

— Через три дня я пришлю своих трёх замороженных всадников, которые заберут девушку и, тогда я оставлю вас дальше проживать свои никчёмные жизни. Ещё тридцать лет вам будет светить солнце.

И не вздумайте препятствовать мне, так как убить меня невозможно, ведь у меня тринадцать жизней, которые не сможет оборвать ни один меч. Помните — я знаю о каждом вашем шаге, мои глаза и уши увидят и услышат всё, что вы замышляете. Ты слышишь меня?! Старик!

Градомудр и впрямь сейчас напоминал старика, он стоял белый и выглядел совершенно беспомощно.

— Я жду тебя, Добролюба… моя потеха.

И тут Темнорыл в один миг превратился в прах, который непонятно откуда взявшимся ветром унесло за дверь.

Паника!

— О, бедные мы, несчастные! — воздел руки к небу Градомудр и бессильно упал на стул, но тут же вскочил и обнял дочь.

— О, бедная, несчастная моя доченька!

Добролюба тем временем стояла в полном недоумении, понимая, что что-то произошло, но вот что?!

— Отец, давай по порядку, хорошо?

Дочь усадила папу в кресло и налила ему в чашку крепкого чая.

— Печеньку хочешь? Нет? Не хочешь? — скороговоркой сказала Добролюба — Тогда скажи, кто это был?

— Это… это… это…

— Отец!

— Это был… он назвался Темнорылом.

— Видишь, как хорошо…

— Дочь моя, что же тут хорошего?!

— Хорошо, что ты уже можешь членораздельно изъясняться. Итак, кто такой этот Темнорыл и что он хотел от тебя? Почему он хочет уничтожить наш город и всех его жителей? И что он там про меня говорил?

И Градомудр рассказал дочери всё, что произошло.

— И знаешь, дочь, я думаю, что миф, описанный в «Тайной книге», вовсе не миф. И я думаю, что этот колдун, действительно Темнорыл. И я думаю, что мы бессильны что-либо сделать. Вот.

Градовой посмотрел на дочь, и в его взгляде читалось отчаяние.

— Сколько говоришь у нас времени? Три дня? Ну, за три дня нужно что-нибудь придумать, — сказала Добролюба, прижав палец к губам и нахмурив бровки, продолжала — для начала я хотела бы увидеть «Тайную Книгу», возможно, в ней мы найдём своё спасение.

Градомудр по просьбе дочери скрылся за дверью библиотеки, но через минуту вернулся, держа в руках большую и толстую книгу.

Добролюба взяла её у отца и, положив на стол, раскрыла, пытаясь найти миф о Темнорыле.

В дверь постучались, но, не дождавшись приглашения войти она отворилась и в проёме показался человечек небольшого роста, худой и с острым носом. Он снял шляпу.

— Есть кто дома? Градомудр? Добролюба?

Навстречу ему спешил совершенно бледный градоначальник.

— О, мой дорогой! О мой друг! Преда, какая беда-то у нас случилась!

— Что? Что такое? Что может случиться в нашем прекрасном городе? На небе, как обычно, светит солнце. Люди трудятся, кушают сладости и танцуют, может, ты что-то путаешь?

— О нет! Если бы я мог изменить…

И Градомудр во второй раз пересказал произошедшее.

Преда выглядел огорчённо, но Добролюба почувствовала какую-то неискренность, даже фальш, и во взгляде, и в его голосе. Но поводов не доверять другу отца у неё не было, да и не до того сейчас. Нужно было придумать, как отвадить колдуна от Солнечного и ещё самой не попасть в рабство к Темнорылу.

Логово чёрного мага

Там, где была вечная ночь, и лишь Луна давала свет, находился замок колдуна, черного мага Темнорыла.

Замок стоял на холме, и его башни были так высоки, что, взобравшись на них, можно было увидеть, что нет поблизости света, как и нет спасенья тому, кто попался в руки к злодею-чернокнижнику.

Шпили куполов тонули в тучах, которые медленно ползли по небу, иногда заслоняя луну, и тогда всё вокруг погружалось в беспроглядную тьму.

Хозяин замка Темнорыл прибывал в прекрасном расположении духа, так как в отличие от повседневного порабощения и уничтожения мирных городов, он нашёл жертву, коей и станет красавица Добролюба.

— Господин, позвольте спросить, зачем она вам? Не лучше ли просто поглотить свет тьмой, превратив людишек в послушных рабов?

Темнорыл терпеть не мог, когда ему перечат и, сверкнув глазами, повернулся к Камню, который являлся предводителем армии злых воинов.

— Тебе не понять, каменная твоя башка, но я тебе расскажу. Дело в том, что как только замороженные всадники доставят сюда Добролюбу, мы как всегда, поработим Солнечный, превратив его жителей в марионеток и погасим небесный свет, затмив солнце самыми чёрными тучами.

— Но, господин, тогда я вообще ничего не понимаю?

— Добролюба нужна мне для ритуала, который сделает меня ещё сильнее, а значит ещё могущественней. Она, эта девушка, воплощение добра и красоты, даже не подозревает, какая сила течёт в её венах. Её кровь, вот что даст мне полное могущество.

— Но я не понимаю, почему нельзя было забрать девушку после порабощения?

— Она не должна быть околдована никакой магией, дурья твоя башка, иначе это будет уже не кровь свободного человека, но зачарованной рабыни.

Темнорыл повернулся к Камню и цыкнул на него.

— Что уставился, я всегда знал, что ты глуп как пробка. Иди отсюда! А я буду ждать свою гостью. И да — отправь завтра замороженных в Солнечный, пусть заберут и привезут девчонку!

Темнорыл остался один, в овальное окно проникал лунный свет, а он смотрел на небо и уже мнил себя повелителем не только ночи, но и самой Луны.

Тайная Книга

А в это самое время Градомудр, Преда и Добролюба думали, как избежать несчастья, которое вот-вот обрушится на их город и всех его жителей?

Хотя, справедливости ради, похоже, думала одна Добролюба. Градоначальник причитал и ужасался, Преда либо успокаивал друга, либо молча смотрел на его дочь, которая читала «Тайную Книгу», перелистывала страницы и снова вчитывалась, надеясь найти хоть что-нибудь, что сможет им помочь.

Добролюба закрыла книгу и, обхватив руками голову, молча сидела, уставившись в одну точку.

Когда она посмотрела на отца и его друга, то увидела, что они внимательно смотрят на неё.

— Ну что? — хором спросили друзья.

— Пока, ничего — ответила девушка — не то чтобы совсем ничего, но и не так, как хотелось бы.

Она потёрла ладошками лицо, прогоняя навалившуюся усталость и стала рассуждать, глядя то на отца, то на Преду.

— Не стыкуется многое. Вот смотрите, Темнорыл, как написано в «Тайной Книге», очень древний колдун и злодей, но если он такой древний, то почему он не пришёл к нам раньше?

— Дочь моя! О, что ты говоришь?! Зачем раньше? — градовой продолжал пребывать в панике.

— Нет, отец, это хорошо, что его не было, но почему? Далее мне непонятно, почему он решил забрать меня себе в услужение, подарив городу жизнь? Тут что-то не так, — и Добролюба задумалась.

Вдруг впервые в разговор вступил Преда.

— Почему-почему? Захотелось ему так.

— Допустим, — не спешила соглашаться девушка, — а что ему мешало сразу забрать меня и наказать Солнечный? Нет, тут что-то нечисто, хотя иначе и быть не может, раз в деле самый нечистый из всех нечистых Темнорыл.

Градомудр продолжал что-то причитать себе под нос, Преда опять замолчал, и Добролюба продолжила размышления.

— А ещё…

— Что ещё? — как-то уж слишком беспокойно встрепенулся Преда, да так, что Градомудр от испуга подпрыгнул.

— А ещё интересно, зачем Темнорыл упомянул про свои тринадцать жизней, про то, что его мечом не убьёшь и…

— Ещё «И» есть? — это был опять Преда и вновь беспокойней самого беспокойного.

— …и он ещё сказал, что у него везде глаза и уши, что он сразу узнает, если мы вдруг решим замыслить что-нибудь супротив.

— Так получается, что Темнорыл уже знает о нашей маленькой, но могучей кучке неповиновения?

— О! — это опять взвыл Градомудр — теперь нам точно конец…

— Папа, отец! Ну, хватит! Вообще-то он меня к себе забирает, но я же держу себя в руках?!

— Прости, дочь, да ты права, надо собраться с духом, взять волю в кулак, — тут он испуганно посмотрел на Преду — и бежать куда, глаза глядят!

— Отец!

— Это я так, я готов ко всему.

Вдруг Градомудр выпрямился и подняв руки вверх со сжатыми кулаками воскликнул: «Я готов дать бой Темнорылу!»

Добролюба подошла и обняла отца.

— Нельзя тебе давать ему бой.

— Почему?

— Потому что он сильнее, — и тут Добролюба подняла палец вверх и воскликнула: «Эврика!»

— Что такое? — это был Преда.

Добролюба отошла от отца и уверенно сказала:

— Раз он сильнее, значит, мы будем хитрее.

— Как? — вновь одновременно спросили отец и Преда.

— А вот так. Чтобы перехитрить его, мы должны узнать его слабые места и ужалить туда, в самую глубь.

— А если у него нету этих, этих самых мест, слабых? — спросил Градомудр.

— Папа! — делая ударение на последний слог, игриво закатила глаза его дочь, — я вас умоляю, слабые места есть у всех и я найду их у зловонного Темнорыла. Да у меня и выхода другого нет.

Добролюба посмотрела на отца, на Преду и предложила сделать перерыв и попить чаю с баранками.

— А после чая мы будем рассуждать, и готовить план.

— План?! — как всегда хором воскликнули друзья.

— Да, план отражения удара тёмных сил. А назовём его «Солнечная оборона».

И они пошли пить чай.

Украденная страница

Чай с баранками удался на славу — все участники чаепития молчали и каждый о чём-то напряжённо думал.

Градомудр в мыслях своих паниковал, Преда имел вид, словно он не боится, а Добролюба, кусая баранку, придумывала план.

— Ну что, девочка, придумала, как нам противостоять Темнорылу? — нарушил тишину Преда.

— Нет пока, но обязательно придумаю. Нужно ещё покопаться в «Тайной Книге». Знаете, у меня такое ощущение, что там чего-то не хватает.

— Чего же? — не унимался Преда.

— Дело в том, что Темнорыл очень могущественный и сильный колдун, жаль, что тёмный. А информации о нём столько, как будто он заурядный волшебник, который только и знает, что превращает бабочек в червяков.

С этими словами девушка поблагодарила всех за чай и компанию и направилась к столу, где оставила «Тайную Книгу».

Она листала страницы, пробегала глазами написанное, но ничего о Темнорыле, как вдруг!

— Отец! Преда! Идите скорей сюда!

Градомудр и Преда уже через секунду были рядом и с нетерпением ждали, что поведает им Добролюба.

— Смотрите, — указала она на открытую книгу.

Они внимательно смотрели и прочитали то, что уже было прочитано ранее.

— И что? — спросил Градомудр у дочери — Мы это всё уже знаем. Да, рассказана история о Темнорыле, о том, что он создан силами тьмы из праха ядовитых змей и скорпионов, что лишь Луна сильнее его, но ничего не написано о том, как победить злодея. Зачем же было так кричать и звать нас?

— Смотрите на нумерацию страниц — с озорством сказала девушка.

— А что страницы, — включился в беседу Преда, — вот страница 200, а следующая 203. Постойте, этого не может быть!

— Может! — весело воскликнула Добролюба — Просто кто-то вырвал лист и я подозреваю именно тот, который нужен нам.

Тут в памяти Добролюбы всплыли слова Темнорыла о том, что у него есть везде глаза и уши. А вслух сказала:

— И руки.

— Что? — спросил отец, — Что, руки? Чьи? Какие руки? Зачем руки?

— Темнорыл сказал, что он всё узнает, если мы будем что-то замышлять, чтобы защитить себя. Он сказал, что у него везде есть глаза и уши, но так можно лишь видеть и слышать, а чтобы вырвать страницу, нужны руки.

— Ужас какой! — воскликнул градовой — Час от часу не легче!

— У нас шпион. — серьёзно сказала Добролюба, пристально посмотрев на Преду — Отец, кто мог, кроме нас троих добраться до книги незамеченным?

— Да кто угодно! — воскликнул Преда.

— Как, кто угодно? — изумился хозяин дома.

Добролюба тоже с интересом ждала продолжения.

— Это же Темнорыл! Что ему стоит подослать кого-нибудь, чтобы пробраться в дом, потом в библиотеку, потом найти книгу и вырвать нужную страницу?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 394