электронная
144
печатная A5
367
аудиокнига
160
0+
Приключения малыша Фикуса в Стране Кактусов

Бесплатный фрагмент - Приключения малыша Фикуса в Стране Кактусов

Объем:
156 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4474-3836-4
электронная
от 144
печатная A5
от 367
аудиокнига
от 160

Глава первая, в которой малыш Фикус не хочет спать

Стоял теплый вечер. Луна лишь недавно загорелась на небе, а звезды еще готовились к своему ночному мерцанию. Слегка дул ветерок, колыша листья большого фикуса, а птицы уютно готовились ко сну на широких и теплых ветвях дерева. Мама Фикус укладывала спать своих малышей — маленькие фикусовые листочки.

Дети послушно закрывали глаза, а один, самый юный и непоседливый, спать не хотел.

— Ну мама, — ныл он, — я не хочу спать. Еще совсем не поздно.

— Не капризничай, — строго отвечала мама и кивала своей широкой кроной, — сворачивайся в трубочку и закрывай глазки.

— Не буду, — хныкал малыш, — не хочу.

— И мы не будем! — поддержали его другие листочки. — Мы тоже не хотим спать.

— А ну-ка перестаньте! — сердито сказала мама и нахмурила брови. — Спать. Немедленно!

Листики замолчали, а капризный нарушитель продолжал тихонько скулить и ни за что не соглашался свернуться в трубочку. Он был так увлечен спором с матерью, что не заметил, как начала меняться погода. Как небо заволокло грозными тучами, яркая луна исчезла, ветер усилился и первые капли дождя острыми иглами упали на листья. Спавшие дети лишь слегка поёжились от неожиданного вихря, а малыш Фикус, не желавший засыпать, смотрел во все глаза, как ураган всё набирает силу, закручивает своей мощной лапой всё больше воздуха, подбирается всё ближе к дереву. И в тот самый момент, когда злой ветер объял дерево, листочек зажмурился от страха. Он чувствовал, как летит, как поток уносит его, как удаляется он от родного города, от матери и братьев.

— А-а-а-а! — только и успел крикнуть малыш.

Глава вторая, в которой малыш Фикус попадает в Страну Кактусов

Когда малыш очнулся, он обнаружил себя в неизвестном месте.

Сначала листок был очень напуган. Он долго открывал и закрывал глаза, не в силах подняться. Наконец он встал на ноги. Осмотрелся вокруг и очень удивился: было очень жарко, и нигде не видно было никакого водоема: ни озера, ни реки, ни даже простой лужи. Жители страны — хилые и чахлые цветы — бродили в отчаянии под палящим солнцем в поисках еды. Толстые кактусы то и дело тыкали растения острыми иглами да подгоняли грубыми окриками. А откормленные гусеницы забирались им на спины и погоняли, будто волов.

— Вот это да! — почесал малыш в затылке. — И что же это я маму не слушался… — печально произнес он.

— Поберегись! — вдруг послышался крик. — Дай дорогу!

Но не успел Фикус отойти в сторону, как на него налетел высокий Нарцисс, схватил его и увлек за собой в расщелину между камней.

— Эй! Ты что это? — возмутился малыш, поднимаясь на ноги.

— Тсс! — прошептал Нарцисс. — Не болтай. Я спасаюсь от кактусов.

— Ух ты! — воскликнул Фикус. — Ты, наверное, тайный агент? Или шпион? Или сыщик?

— Да какой там сыщик! — печально вздохнул Нарцисс. — Я всего лишь слабый цветок, и вся моя вина заключается в том, что я не поклонился Великой статуе кактусов. Послушай, я тебе все сейчас расскажу.

И он принялся за рассказ.

Раньше это была процветающая страна под названием Цветунья. Страной этой правили добрые король и королева — Лилий и Лилия. Это были хорошие цветы, которые заботились о благе своих граждан, за что пользовались всеобщей любовью и почетом. У них была дочь — принцесса Ландыш. Девушка была замечательной: красавица, умница, певица и танцовщица. Лишь один недостаток был у этой принцессы — злое сердце. Она никогда не улыбалась, никогда не делала никому добра, никогда никого не жалела и ни разу не произнесла приветливого слова. Когда она обижала слугу, грубила родителям, била младших или капризно трясла своей великолепной белой головкой, требуя, чтобы ей уступили место на солнышке или дали больше сладкого нектара, сердце ее становилось меньше и меньше, сжималось, как сушеный абрикос. Как-то раз принцесса со злостью наступила на стебель ученому Колокольчику, когда тот преподавал ей урок арифметики, и в этот миг почувствовала острую боль в груди. Ее сердце, и без того уже крошечное, сжалось и исчезло совсем. Принцесса вскрикнула и упала без чувств. А когда на ее крик сбежались домочадцы, то вместо прекрасной девушки увидали безобразную старуху, покрытую колючками. Прекрасная принцесса Ландыш превратилась в отвратительную Царицу кактусов.

Лилий и Лилия не смогли оправиться от страшного удара и вскоре умерли. А их дочь, злая и бессердечная старуха, стала править страной.

Она ненавидела зелень листвы, не выносила ароматов цветов, не выдерживала пения птиц. Но самое сильное отвращение вызывала у злыдни вода. Она боялась ее больше всего на свете, ведь от воды кактусы погибают. Зато она обожала жару и сухость, а потому велела высушить все реки в своем царстве, а озера превратила в гниющие болота. Правда, сама она на болотах никогда не появлялась, зато с удовольствием слушала протяжное кваканье лягушек, жужжание вонючих жуков и скрежет бобровых зубов.

Царица Кактусов, конечно, понимала, что без воды ее подданные погибнут, поэтому оставила маленький тоненький ручеек, который скудно снабжал жителей страны пропитанием.

Свой замок, который некогда был заселен диковинными зверями, благоухал чистотой и свежестью, она обнесла огромным рвом, кишащим змеями и клыкастыми клопами. Внутри его поселились смрад и грязь. Оттого что старуха высушила реки, на страну обрушилась жесточайшая засуха, и растения начали гибнуть от удушья и жажды. Зато верные друзья Царицы — кактусы, кустарники и колючки — торжествовали.

Из этих колких растений Царица построила свою армию. Грозные кактусы были вооружены острыми шипами и носили за поясом шпаги, которые специально затачивали, опаляя на солнце. Вид у них был свирепый и суровый, а при их появлении население несчастной страны падало наземь, чтобы ни в коем случае не оскорбить своим взглядом священные кактусовые иглы. Также растения были обязаны кланяться кактусовым статуям, которые заполонили городские площади и парки. На площадях устраивали казни и сообщали о последних решениях Царицы, а в парках, где, разумеется, не было ни одного листочка, а кустились заросли шиповника, прогуливались только кактусы и тли. Простым цветам вход в парки был запрещен. Разве что какая гусеница приедет верхом на тюльпане, да маленький кактусик выразит желание прогуляться со своей нянькой-петуньей.

Вот такую невеселую историю рассказал малышу печальный Нарцисс.

— Но ведь это ужасно! — возмутился малыш. — И что, ничего нельзя сделать с этой злобной колючкой?

— Ничего, — вздохнул печальный Нарцисс.

— Как же мне выбраться отсюда? — заплакал Фикус.

— Я бы тебе советовал посовещаться с добрым Лотосом, — важно ответил Нарцисс. — Он хоть и старый, но опытный волшебник.

— А где его найти? — спросил маленький листок.

— Он живет в пруду на тыльной стороне горы Черепа. Как раз посреди оврага, вырытого вокруг жилища Царицы Колючки. Она его страшно боится, ведь он живет в воде. Поэтому к Лотосу никогда не заглядывает, хотя и смертельно его ненавидит. Отправляйся туда, малыш.

— Спасибо! — улыбнулся Фикус и помчался к доброму волшебнику.

— Только помни: тебя ждут опасности! Не попадайся на глаза кактусам!

Малыш приветливо помахал рукой Нарциссу, а тот снова печально вздохнул.

Глава третья, в которой малыш Фикус встречает старого волшебника и узнает много интересного об устройстве Страны Кактусов

Дорога была трудной. Неприветливая земля с неохотой пропускала путника. То и дело попадались выжженные на солнце цветы, которые горько опускали свои нежные головки. Некогда богатые листвой гордые деревья теперь сжались и высохли, словно старые пни, а заросли сладких ягод совсем перестали плодоносить, и их тонкие ветви грустно страдали от жажды. Прекрасные растения, которые когда-то цвели и вели почтенный образ жизни, теперь вынуждены были обслуживать огромную и жадную армию кактусов.

Наконец малыш Фикус добрался до пруда, где жил добрый Лотос. Волшебник оказался старым и седым цветком, который спокойно дремал посреди широкой лужи, усевшись на большой поросший мхом камень. Он не заметил появления Фикуса, и лишь громкий стрекот стрекоз заставил старика открыть глаза.

— Это еще что такое? — пробормотал он себе под нос.

Лепестки Лотоса, посеревшие от старости и поникшие от жары, недовольно заскрипели.

— Я пришел к вам за советом, — пролепетал Фикус, — мне нужно вернуться домой.

— Куда домой? Куда вернуться? Ты, вообще, кто такой? — волшебник недовольно поглядел на листочек. И хотя он был добрым, прием его приветливостью не отличался.

— Я — Фикус, — отвечал малыш, — меня занесло сюда ветром, и я очень хочу вернуться к маме, — заплакал он.

— Значит, тебе нужен ветер, чтобы вернуться обратно, — логично заключил старый волшебник. — К сожалению, ветра в наших краях бывают редко, — вздохнул Лотос и покачал седой головой, — иногда приходится ждать годами, пока подует слабый ветерок. А дождей у нас не было уже много-много лет. Дай-ка припомнить, — почесал в голове старик, — да, ровно триста двадцать шесть лет, семь месяцев и три дня. Нет, кажется четыре… Дай-ка я подумаю, — волшебник начал что-то шептать себе под нос, и лепестки его энергично закачались, — так, думаем. Когда родилась принцесса, я был молодым, подающим надежды бутоном. Это было… Сейчас вспомню… Да, ровно пятьсот девяносто лет назад. Помню, хорошее время было, — закатил глаза Лотос, — я тогда только обучался волшебному мастерству, тренировался. Помню, как-то раз я заколдовал лягушку, и она вместо того, чтобы квакать, начала петь и маршировать. Вот умора была… А помню, ровно четыреста восемнадцать лет назад…

— Простите, — пролепетал Фикус, — всё-таки насчет ветра…

— А? Что? — встрепенулся Лотос. — Какого ветра? Ты кто, малыш?

Фикус совсем отчаялся: старик так быстро забывал, о чем говорил, что с ним совершенно невозможно было вести полноценную беседу.

— Ах, ветер, — вдруг вспомнил старый волшебник, — ну конечно. Ветер у нас бывает редко. Но! — тут лепестки распустились, налились энергией, выползли из воды и загорелись таинственным блеском. — Есть у меня одна идея.

— Какая? — замер во внимании Фикус.

— Ты должен отправиться к паучьему королю и упросить его сплести гигантскую паутину.

— Зачем паутину? — удивился Фикус.

— Слушай и запоминай, — строго сказал Лотос, — ты должен найти паучьего короля и уговорить его сплести паутину, которая покроет нашу страну. Как только солнце перестанет жечь землю и лучи его станут натыкаться на сетку, поднимется ветер.

— Прекрасно! — радостно воскликнул Фикус.

— Но! — властно сказал волшебник. — Это сложная задача. По дороге к паучьему королю тебя ждут испытания. Я дам тебе одну волшебную вещицу. Она пригодится тебе в дороге, — и с этими словами старик выудил из своих широких лепестков маленькое зернышко. — Это волшебное зерно. Ты должен капнуть на него всего лишь одну капельку воды, и тогда появлюсь я. Чем смогу — помогу. Но помни: зернышко исполняет только три желания.

— Спасибо! — воскликнул малыш. — Вы очень добры, — добавил он вежливо.

— Но берегись! Тебе предстоит тяжелый путь, полный опасностей!

Но малыш Фикус уже не слышал его наставлений.

— Спасибо! — закричал он еще раз, удаляясь.

Старый волшебник укоризненно поскрипел лепестками:

— Эх, молодежь… — и с этими словами он погрузился в воду.

Глава четвертая, в которой выясняется, что откровенность может обернуться крупными неприятностями

А малыш бежал и бежал вперед, и с каждым шагом представлялась ему все более удивительная картина. Все жительницы волшебной страны — от старых напыщенных хризантем до юных скромных мимоз — обязаны были носить платья из колючек. Это была новая мода, которую ввела злая Царица. Жители же носили на головах шляпы из колючих веток. Такое обличье нередко вызывало споры и даже ссоры в цветочных семьях: острые шипы то и дело ранили нежные дамские лепестки, а неудобные колючие костюмы цеплялись за стебли и рвали листья, что доставляло обитателям волшебной страны множество неудобств.

Но больше всего страдали нежные растения от вредных тлей. Эти жадные животные внезапно нападали на прекрасные цветы и прокалывали их лепестки своими острыми мордами, а потом долго и с удовольствием высасывали их сок. Несчастные, подвергшиеся нападению тли, желтели и увядали, а бутоны их вырастали уродливыми. А если учесть, что тли имели обыкновение держаться стаями, несложно представить себе, сколько горя принесли они несчастным растениям.

Царица Колючка отлично научилась управлять отвратительными насекомыми. Наряду с кактусами они верно служили страшной старухе и помогали ей держать население в страхе.

Но малыш Фикус не знал всех этих подробностей о жизни в Стране Кактусов. И именно поэтому попал он в переделку, которая дорого ему обошлась.

Дело в том, что как раз в тот момент, когда листок спешил на поиски паучьего короля, по улицам города проезжала длинная процессия из кактусов во главе с Царицей. Взору малыша предстала такая картина: Царица Кактусов — это безобразное существо, усыпанное иголками и шипами, — восседала в карете, сделанной из старого улья, давно покинутого пчелами. В упряжке красовались длинные плющи с темными, жирными листьями и цепкими корнями-щупальцами.

Голову Царицы украшал венок, сотканный из увядших лепестков гвоздики и украшенный страшной ядовитой стрелой.

Следом за Колючкой шагала ее армия. Пузатые кактусы носили за поясом острые шпаги, а на их головах так же, как и у повелительницы, красовались отравленные стрелы.

Завершали процессию тли — злые и вечно голодные создания, которые хищно осматривались по сторонам в поисках новой жертвы.

При виде зловещей процессии жители страны спешили спрятаться в укромное местечко, чтобы не попасться на глаза опасным стражникам. Те же, кто не успевал скрыться, бросались наземь, стараясь ни одним взглядом не нарушить покой. И лишь малыш Фикус, который не был знаком с суровыми нравами, царящими здесь, не обратил ни малейшего внимания на приближающийся кортеж Колючки. Он продолжал неспешно шагать, насвистывая себе под нос задорную песенку, и не только не попытался укрыться в безопасном месте, но даже не склонил головы перед всемогущей властительницей.

— Это что за дерзкий мальчишка? — проскрипела старуха и повернулась к своему Господину Министру — большому и старому кактусу со множеством стеблей и огромным количеством тонких иголок.

— Никак не знаю, Ваша Колючесть, — отвечал Министр нарочито сладким голосом, — немедленно велю арестовать этого нахала.

И он подал знак своим слугам. Те, ни слова не говоря, набросились на листок, скрутили его и потащили к Царице.

— Кто такой? — спросила она сурово.

— Я фикусовый листок, — ответил наш герой. — Меня занес сюда ветер, и я иду к паучьему королю, чтобы попросить его сплести паутину, — простодушно ответил малыш.

— А зачем тебе паутина? — спросила властительница. Она была немного удивлена такому ответу.

— Я хочу, чтобы начался ветер и пошел дождь, и тогда я смогу вернуться домой.

Колючку такое признание очень заинтересовало.

— А почему ты хочешь вернуться домой? — спросила она. — Смотри, какое у нас замечательное жаркое солнце, какая великолепная сухая земля, какие прекрасные колючки!

— По правде говоря, — сказал он, — мне тут у вас всё не нравится.

Кактусы нахмурились, а немногие жители, склонив головы, замерли от испуга.

— И что же тебе здесь не нравится? — спросила Царица. Она никак не могла скрыть своего любопытства. Впервые в жизни она разговаривала с растением, которое не испытывало перед нею страха.

— Мне не нравится, что у вас здесь жарко и нет воды, — начал малыш. — Мне не нравится, что злые кактусы пугают жителей. Мне не нравится, что все должны поклоняться вашим статуям. Ну а больше всего мне не нравится, что вы уничтожили все, что красивее вас, нежнее и благороднее.

Кактусы покраснели от возмущения, а остальные растения задрожали от ужаса. Дерзость маленького Фикуса не сулила ему ничего хорошего. И Колючка хотела было уже отдать приказ отрубить наглецу голову, но неожиданно передумала.

— Отведите его во дворец, — приказала она слугам, — и будьте с ним поаккуратнее!

Слуги немедленно бросились исполнять приказание повелительницы.

— О, у вас очень изощренный ум, Ваша Колючесть! — льстиво сказал Министр. — Вы хотите как следует попытать мальчишку, прежде чем казнить?

— Старый дурак, — бросила Царица Министру и заскрежетала иглами, — я не собираюсь его казнить. Я усыновлю его.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 367
аудиокнига
от 160