электронная
209
печатная A5
468
12+
Приключения Муна и Короля призраков

Бесплатный фрагмент - Приключения Муна и Короля призраков

Объем:
378 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-1674-4
электронная
от 209
печатная A5
от 468

Посвящается Олечке.

Глава 1. Недюжинная реакция кучера

Высоко над бескрайним лесом располагалась деревушка. Находилась она на горном выступе, имевшем форму куска торта. Эта гора обладала странным свойством: никто не мог точно сказать, где она начинается и где заканчивается. Как в высоту, так и в ширину. Вершина скрывалась за плотным слоем серого тумана. Он нависал и над всем лесом, поэтому многие называли его «куполом». Кто-то, правда, считал, что это обыкновенные облака, но даже самые грозные тучи когда-нибудь да расплываются, а этот хмурый настил никогда не рассеивался, разве что в редкие минуты появления солнца. Поэтому в этой деревушке, в этом маленьком мирке, отделенном с одной стороны бескрайней горой, с другой — непроходимым лесом, а сверху — серым волнистым покрывалом, днем всегда было пасмурно, а ночью беззвездно. Здесь было очень трудно мечтать.

Домики деревушки располагались вдоль краев выступа. Большинство из них давно уже развалились, остальные перекосились из-за прогнивших досок в стенах. Некоторые домишки располагались вплотную и подпирали друг друга, другие стояли одиноко на краю перед самой пропастью. Все жители мечтали только об одном: уехать или чтобы что-то изменилось, и такая ветхость строений будто бы говорила обитателям, что долго, к счастью, в любом случае так жить не получится.

Помимо домиков в деревне, прямо в центре выступа располагалась цепочная карусель, а рядом с ней — карета. Если аттракцион стоял тут давным-давно, то роскошная карета прибыла в деревушку этой зимой. Её сюда без лошадей, непостижимым образом затащили дама солидных размеров, увешанная драгоценностями, и кучер.

Женщину звали мадам Кильда. Она когда-то владела большим количеством мастерских по огранке драгоценных камней и, в общем-то, обеспечила себе безбедную старость. Но будучи в возрасте шестидесяти лет, она не желала спокойно жить в своем шикарном доме в королевстве Эльтера Пятого и наблюдать из многочисленных окон, как распускается сирень, и бьет ключом фонтан, построенный по специальному заказу. Наоборот, страсть к приумножению богатства захватила ее с головой. Она ездила в далекие страны, основывала новые мастерские, проверяла старые и, естественно, старалась не пропускать ни одного мало-мальски пафосного собрания богатых людей. Ее приглашали и на королевские свадьбы, и на званые вечера, и на балы — везде она была желанным гостем, поскольку умела располагать к себе. Выгода же от всех этих не очень интересных для нее мероприятий достигалась просто. Появляясь в изысканных украшениях, созданных в ее мастерских, она неизменно оказывалась в центре внимания всех женщин, которые сразу же накидывались с вопросами, где она купила такие роскошные драгоценности. Тем самым мадам Кильда получала много новых богатых клиентов. Словом, ее кошелек все тяжелел, но останавливаться она не собиралась.

В тот злополучный летний день мадам Кильда получила особое письмо. Рано утром посыльный привез в конверте золотого цвета приглашение от императора Каньонных земель. Ее звали на открытие огромной мраморной статуи императора Каньонных земель. Мероприятие должно было начаться вечером этого же дня и запросто могло продлиться неделю. Помимо самого праздника, оно несло в себе много выгоды в виде богатых гостей. К сожалению, Каньонные земли были не слишком близко, не меньше двух дней езды с хорошими лошадьми. К званому вечеру мадам Кильда никак не успевала. Помимо прочего, виноват был, конечно, курьер, который слишком запоздал с приглашением. Случилось это из-за урагана, что настиг его в пути, но даму это мало волновало. Получив от нее ругательств в количестве, достойном создания небольшого словаря, он постарался поскорее умчаться прочь. Дама же, немедля, позвала своего лучшего кучера.

— Сколько нам нужно, чтобы добраться до Каньонных земель? — взбудоражено спросила она.

— Не меньше двух дней, госпожа.

— Нужно быть сегодня вечером!

— С самыми быстрыми лошадьми доберемся не раньше, чем послезавтра…

Мадам Кильда выругалась и стала бродить вдоль и поперек роскошной гостиной с многочисленными картинами, которые она в секрете ото всех считала весьма не красивыми, но купила, поскольку в обществе говорили, что это восхитительные произведения искусства.

— А если через северный Лес?.. — спросила дама, немного успокоившись.

Кучер не спешил отвечать. Он несколько секунд смотрел ей в глаза, но мадам Кильда по всем признакам не пошутила.

— Простите, госпожа, но лучше прорыть тоннель насквозь через ад…

Дама швырнула в кучера тяжеленную настольную лампу. Он, благодаря реакции и опыту общения с госпожой, увернулся.

— Я что, похожа на сумасшедшую?! — закричала дама.

— Нет, что Вы! Просто Вы говорите о… Северном Лесе… Призрачном Лесе? Ехать туда просто так, без армии… Да даже с армией… Это… Это не стоит делать, понимаете?..

Мадам Кильда засеменила короткими толстыми ножками и весьма быстро добралась до кучера.

— Ты думаешь, я такая глупая?.. Не слышала всех этих легенд?.. — зашипела она.

— Конечно, слышали… — прошептал кучер, глядя сверху вниз на даму, боясь пошевелиться.

— Я слышала и про зверей, которые вмиг впиваются в тело и долго терзают, а ты еще жив… и про высокие деревья-исполины, за которыми не видно неба… и что оттуда невозможно выбраться, поскольку нет ни одной правильной карты леса…

Дама смотрела на кучера, а потом захохотала.

— Такой здоровый, а боишься, как малая девка! Я знаю десятки людей, которые выбрались из этого проклятого леса, и ничего с ними не случилось! Пересечем его по прямой за несколько часов и окажемся на месте. Наших лошадей ни одному зверю не догнать…

Дама подошла к шкафу и начала быстро собираться. Кучер тяжело вздохнул. Тон последней фразы госпожи он хорошо знал — это был приказ. И все же, хоть шансов не было, кучер попытался настоять на своем.

— Те люди, госпожа… Которые, как Вы говорите, выбрались из Леса… Они вряд ли пришли и ушли оттуда пешком или на карете. Вы слышали про поезд до Ярмарки?

Дама продолжала собираться.

— Ну-ка, давай, расскажи, что за поезда и Ярмарка такие, — насмешливо сказала она. — Может, будет, чем повеселить людей на вечере. Очередные байки всегда кстати!

Кучер понял, что его всерьез не воспримут, но отступать было нельзя.

— В Лесу есть город, который не похож ни на один другой… Он называется Ярмарка. Говорят, если жизнь твоя зашла в тупик, ты не знаешь, кем быть, что делать, не чувствуешь радости и печали, то тебе стоит туда отправиться. Только путешествие это весьма опасно. На Ярмарку ходит только один поезд, причем никто не знает, с какого вокзала он отправляется, по какому маршруту едет, и где на него можно купить билет. Только волею случая люди становятся пассажирами этого странного поезда. Больше в Лес никак не попасть… если хочешь остаться в живых… Понимаете, госпожа?

Кучер вновь проявил недюжую реакцию (вешалка миновала цель) и отправился в конюшню запрягать лучших лошадей. На всякий случай попрощался со всеми остальными скакунами. Затем пришла пора обнять коневодов. Они не скрывали удивления от такого поведения обычно спокойного, выдержанного кучера.

Скоро транспорт был готов. Дама с помощью служанок собрала багаж, затем отдала им указания по ведению хозяйства («Чтоб всё по приезду блестело!») и уселась в карету. Приобняв чемоданы с платьями и драгоценностями, мадам Кильда подала сигнал кучеру, и лошади погнали во всю прыть. Объяснений, куда умчалась в такой спешке госпожа, и почему так убит горем кучер, ни у кого не было. Так и осталось навсегда загадкой, куда же пропали госпожа с кучером, умчавшись однажды утром.

Глава 2.
Заросшая тропа

Карета мчалась по цветущей степи королевства Эльтера Пятого. Через каждые пять минут Кильда смотрела на свои роскошные алмазные часы — пока всё шло по графику. Вскоре трава сменилась каменистой почвой. Солнце стояло высоко, был самый разгар безоблачного летнего дня. Дама взглянула на часы: судя по всему, карета должна уже мчаться через Лес. Кильда выглянула в окно: они почему-то опять ехали среди высокой травы.

— Что такое?! Где мы?! Мы должны уже пять минут как быть в Лесу! — крикнула она кучеру.

— Госпожа, я ничего не понимаю! Посмотрите вниз! Кажется, мы в Лесу… — прокричал кучер в ответ.

Дама собралась опять зарядить в кучера тяжелым словцом, но перед этим все же пригляделась к траве и замерла. Вокруг была не трава, а очень маленькие, не выше голени взрослого человека деревья. Их кроны раскачивались на ветру, и казалось, что по долине протекают зеленые волны. Дама заметила, что деревья обильно плодоносили. На свой страх и риск она открыла дверь кареты, и ловко запустила пухлую руку в листву. В ладони оказалось несколько разноцветных невиданных ягод. Женщина вновь удобно уселась и с недоверием стала их разглядывать. В голове пронеслась мысль, что неплохо было бы высадить в своем саду такие. Не задумываясь, Кильда съела все, что собрала. Плоды оказались на редкость вкусными. Дама решила набрать еще в дорогу, открыла с трудом дверь и обомлела: деревья были уже выше колес и достигали по высоте середину дверного проема. Карета двигалась сквозь эту зеленую толщу и задевала вылезшие на дорогу ветви. Плоды с них падали прямо внутрь, и дама принялась собирать их. Через пару минут места внутри транспортного средства уже не было.

Неожиданно резко потемнело. Кильда хоть и не чувствовала опасности, но поняла, что происходит нечто странное, поэтому решила связаться с кучером. Вдруг карета сбавила ход и остановилась. Кильда вышла. Кучер с ужасом оглядывался.

— Где мы?! — гневно воскликнула дама.

Кучер приложил палец ко рту. Кильда прислушалась. Сначала ничего необычного она не различила, но вскоре со всех сторон донеслось шипение. Змей дама боялась до смерти. Она тут же ринулась к карете.

— Змеи?!

— Нет, — ответил побледневший кучер. — Взгляните на кору.

— Какую кору?..

— Любого дерева.

Дама осторожно, глядя под ноги, подошла к ближайшему толстенному дереву и чуть не свалилась в обморок. Извилины коры двигались, переплетаясь, как змеи, и издавали то самое шипение. Верхушки всех окружавших стволов утопали в плотном тумане. Темнота и шипение окружили даму и кучера, которые от ужаса не могли вымолвить ни слова. Лошади опустили головы и стояли с закрытыми глазами. Казалось, что они заснули. Первым от шока отошел кучер.

— Госпожа, нам нужно возвра…

Фразу договорить он не успел. Борозды от колес, которые еще недавно оставила карета, уже успели зарасти. Не только травой, но и деревьями-исполинами. В каком направлении возвращаться стало совершенно непонятно. В это время Кильда подошла к лошадям. Они были беспробудны

— Что же нам делать?! — истерично прошептала дама. — В какой ад ты меня затащил?!

Кучер только развел руками.

— Госпожа, нам лучше укрыться в карете… Мы заблудились.

— Ты с ума сошел?! Надо срочно выбираться из этого проклятого Леса! Что с лошадьми?!

— Они вдруг стали тормозить и… по-моему, заснули. Я ничего не могу с ними сделать… Пойдемте в карету и там обсудим…

Кильда засеменила за кучером и поплотнее закрыла дверь.

— И что ты теперь предлагаешь делать?

— Госпожа, прошу Вас не злиться… Но нам лучше забыть о Каньонных землях. Дождаться утра. Быть может, это проклятое шипение, которое я больше не могу терпеть, пройдет. И лошади очнутся. Без них нам все равно не уехать.

Кучер смело посмотрел даме в глаза. Сейчас она не внушала такой ужас, как обычно, поскольку окружающее было намного страшнее. На удивление, Кильда и не собиралась на этот раз спорить. Она просто тихо выругалась и расположилась в карете, как можно удобнее. Часть платьев положила под голову, часть накинула на голову сверху, чтобы хоть как-то скрыться от этого шипения и попыталась заснуть. Неожиданно для самой себя задремать она сумела, хотя обстановка не располагала.

Очнувшись, дама первым делом взглянула на часы. Они не шли. Понять, сколько она спала и который час, дама не могла. За окном стоял мрак. Тут Кильда осознала: кучера по близости не было. Дама выбралась и обомлела — лошади пропали. Кильда судорожно стала оглядываться в поисках слуги. К счастью, он оказался недалеко, возле ствола. Кучер стоял, замерев, что было весьма странно. Кильда прислушалась: шипение прекратилось. Извилины стволов не двигались. Дама тихо, осторожно приблизилась к кучеру и побледнела. Перед ней на задних лапах стояло четыре странных зверька с белоснежным мехом. Они были некрупными, не больше метра в высоту, и напоминали сурков. Короткие передние лапы были прижаты по бокам, что придавало их позам спокойствие. На вытянутых мордочках отчетливо различались улыбки. Зверьки перевели взгляд с кучера на даму и стали внимательно её осматривать. Мадам Кильде стало совсем нехорошо.

На землю пробился серебристый свет. К дополнительному ужасу дамы, он не отражался в абсолютно черных глазах зверьков.

— Что это за твари?! — прошептала дама.

— Вижу таких впервые… — произнес кучер.

— Половину своих драгоценностей готова отдать, чтобы этих зверьков больше не встречать… Еще половину, чтобы не видеть эти улыбки…

— Не думаю, что Вам стоит оставаться нищей так просто. Поверьте, как я Вам говорил, в этом Лесу немерено по-настоящему ужасных тварей. Эти еще не такие страшные…

— Тебе не кажется, что эти — хуже любого хищника? Меня один их взгляд до костей пробирает! Срочно уходим отсюда! Который час?

— Около трех часов дня по моим подсчетам. Вы спали больше двенадцати часов.

— Такого не может быть!.. Проклятье.. А куда делись лошади?! Не может быть, что они вырвались. Уздечки лежат целые, я видела… Не могли же они испариться?!

— Да, их выпустили. Простите, но это сделал я.

— Как ты посмел?! — заверещала дама. — Это мои лошади! Только они могли нас увезти!

— Они в тот момент уже не были Вашими лошадьми. Сейчас все расскажу. Вы спали. Я подошел к ним. И увидел, что глаза были такими же… как у этих зверьков… Черные, бездонные… Они смотрели на меня жутким взглядом. Это были уже не те, что проездили со мной тысячи километров. Они вдруг взглянули на меня диким страшным взглядом. Я отчетливо понял, что надо их освободить, иначе случится нечто страшное. Они убежали. А знаете, что самое странное? Они не оставили ни единого следа на земле! Понимаете?

— Чего?!

— Вы можете проверить. Я смотрел, ничего не понимая, а потом встретил этих зверьков.

Кильда минуту обдумывала все услышанное. Затем вернулась к карете и стала выбрасывать из неё чемоданы.

— Раз здесь постоянный мрак и творится всякая дрянь, нужно иметь с собой передвижную крепость, — процедила дама сквозь зубы. — Карета тяжелая?

Кучер явно был взволнован этим вопросом.

— По сравнению с другими — очень легкая. Я заказывал ее у лучшего мастера из Тон-Тиара, он какие-то особые породы деревьев использует. Чтоб лошадям легче было… А почему Вы спросили?

— Карету мы возьмем с собой.

— С собой?! Как?!

— Потащим. Где мы, по-твоему, должны спать и прятаться в случае опасности?

В словах дамы была большая доля истины. Путешественники попробовали толкнуть карету. После нескольких секунд непомерных усилий она лишь чуть-чуть сдвинулась с места. Стало понятно: долго так не пройти. Отдышавшись, кучер сказал:

— Нам придется все выложить. Все Ваши чемоданы.

— Чемоданы?! Ты, видимо, сошел с ума!

— Мы ее не утащим. И сами тоже выйдите, пожалуйста, из кареты. Я понимаю, Вы устали, но как-никак обладаете весом…

Дама, на удивление, не стала произносить всяческие проклятия и послушалась кучера. Все-таки от него сейчас многое зависело. Пока она выгребала плоды и чемоданы, кучер подошел к зверькам. Те так и стояли с леденящими душу улыбками. На кучера вдруг нашло желание поговорить с ними: уж больно у зверьков были умные глаза. Он подошел и поклонился.

— Выведите нас, пожалуйста, отсюда…

Зверьки продолжали смотреть на него, и было совершенно неясно, поняли они просьбу или нет. Вдруг мимо головы кучера пролетел плод, который едва не угодил прямо в грудь одного из зверьков. Кильда, расстроенная промахом, собиралась запустить второй, но слуга накинулся на нее и повалил.

— Что Вы делаете?! — воскликнул кучер.

— Как ты смеешь!!! Живо слезь с меня! Эти тупые твари так и будут глазеть, если их не спугнуть!

— Да что они Вам сделали? Без них в этом Лесу мы будет совсем одиноки!

Спор мог продолжаться еще долго, если бы дама не заметила, что зверьков на том месте больше не было.

— Проклятье! Куда они подевались?!

— Куда угодно, — произнес обессиленный кучер, слезая с дамы.

— И где нам теперь их искать?! — воскликнула дама, словно её спутник был во всем виноват.

— Откуда я знаю? Где угодно. А, может, они разделились и убежали во все четыре стороны света. Следов, как видите, они не оставили. Как и лошади.

Кильда, схватившись за голову, плюхнулась на землю. Кучер тем временем обошел карету, вывалил из неё всё, что только можно, поудобнее уперся и покатил ее в том направлении, где недавно стояли зверьки.

— И куда ты поехал?

— Нам лучше не оставаться на месте. Нужно двигаться. В любом направлении, — спокойнейшим тоном ответил слуга, не сбавляя ход. Дама с тремя чемоданами неловко побежала за ним.

Кучер, хоть ему и приходилось тащить карету, двигался быстрее дамы. Ей приходилось то догонять его, то останавливаться для отдыха. Такие перебежки отнимали слишком много сил, и скоро один из чемоданов был оставлен на тропе. Точнее сказать, оторван от сердца.

Спустя сорок минут кучер обессилено свалился. Дама была только рада этому привалу. Вокруг был все тот же мрак и изредка пробивающийся серебряный свет.

— Я думаю, здесь нет дня или ночи, — произнес кучер.

— Может нам стоит вздремнуть? — без особой надежды на положительный ответ спросила Кильда.

— Нет. Пока есть силы, надо идти. Мне не нравится это затишье… Вам не кажется, что он за нами следит?

— Да, — прошептала дама. — Следит.

Оба, наверное, первый раз поняли друг друга без лишних слов. И слуге, и Кильде казалось, что Лес вперил в них взгляд. Засыпать было слишком опасно. Но и упасть в обморок не хотелось.

— Вы должны оставить еще один чемодан.

Дама кивнула и даже не обратила внимания, что кучер впервые в жизни, по сути, отдал ей приказ. Теперь у нее остался чемодан с изысканными платьями, который она не отдала бы даже ради спасения.

Раздался одинокий робкий птичий крик, который тут же потонул в волнах шелеста исполинов. Кильда закрыла уши: казалось, деревья сейчас раздавят их с кучером этим звуком. Через полминуты все стихло, только сердца путников бились с бешеным темпом.

— Уходим… — прошептал кучер.

Они двинулись быстрее прежнего. Относительно легкая ноша позволила даме не только пыхтеть, глядя в землю, но даже иногда поглядывать по сторонам. И вскоре это путникам пригодилось.

— Стой! — крикнула она кучеру.

Очередной приступ серебряного света упал на одно из деревьев, к которому была приделана табличка. Она покрылась ржавчиной, но витиеватые буквы, которые невероятным образом светились мягким оранжевым светом, можно было разобрать. Надпись гласила:


«ВСЕОБОЖАЕМЫЕ И ПРЕДОСТОПОЧТЕННЕЙШИЕ ПУТНИКИ,
УСТАВШИЕ ОТ ДОЛГИХ ТРОП И БЕССОННЫХ НОЧЕЙ!
ПРИГЛАШАЕМ ВАС В СПАЛЬНЫЙ ДОМ, ГДЕ ЗА СИМВОЛИЧЕСКУЮ ПЛАТУ, А ТОЧНЕЕ ПОЧТИ ДАРОМ, ВЫ СМОЖЕТЕ ОТБРОСИТЬ ЗАБОТЫ И ТРЕВОГИ И ПОГРУЗИТЬСЯ В САМЫЙ СЛАДОСТНЫЙ СОН! НАЙТИ НАС НЕ ТАК ТРУДНО, КАК ОТКАЗАТЬСЯ ОТ СТОЛЬ ЖЕЛАННОГО И, ЧЕСТНО ГОВОРЯ, БЕСКОРЫСТНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ: СЛЕДУЙТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ПО УКАЗАТЕЛЮ ДО ЯРМАРКИ НА ГОРЕ И, ЕСЛИ ВАС НЕ ЗАТРУДНИТ, НАЙДИТЕ ДОМ С ПОДУШКОЙ НА ШПИЛЕ! ВАШ ДОБРЫЙ ДРУГ И ХОЗЯИН ЗАВЕДЕНИЯ, СЕНЬОР БРЕЛ»


Дама и кучер перечитали это несколько раз, затем переглянулись. Под табличкой висела небольшая деревянная коробочка, а еще снизу — указатель на тропу, по который путники и шли. Кильда с опаской смотрела на коробку, слуга же, недолго думая, запустил внутрь руку и вытащил ключ. Он был настоящим произведением искусства благодаря многочисленным завитушкам металла. Впечатление несколько портила ржавчина, которая покрыла каждый миллиметр ключа. Дама увидела неприметную надпись на самой коробочке: «Приятных сновидений!».

— Такое ощущение, что мы идем в правильном направлении, — наконец, вымолвил кучер.

— Этот ключ здесь мог лежать десятилетия…

— Мне не нравится только словосочетание «на горе».

Оба еще несколько раз перечитали надпись. Затем Кильда взяла ключ у кучера, положила в карман, и путь продолжился. Передышки стали все более частыми. Даже на разговоры сил не оставалось. Тем не менее, долго стоять было нельзя. Путники изо всех сил тащили свои ноши — чемодан и карету — неизвестно куда. Примерно через три часа уже привычная темнота впереди сменилась легким, но непроглядным туманом. Дама и кучер переглянулись, но обсуждать было нечего. Вперед в непроглядное марево идти, конечно, было глупо, но назад — еще глупее.

Кильда прокладывала путь, выставив свободную руку. Марево оказалось даже не столь страшным, если не считать, что сразу заложило уши. Путники шли словно по дну реки. Оба приготовились, что новое испытание продлится еще несколько часов, если, конечно, не прервется чем-нибудь ужасным, как вдруг рука дамы наткнулась на каменное препятствие. Она начала ощупывать — перед ней находилась стена. После недолгого совещания, было решено разделиться: кучер пошел вдоль препятствия влево, дама — вправо. Очень скоро Кильда наткнулась на большую дыру в стене, и побежала за слугой. Найдя кучера, она повела его к этой дыре, которая оказалась… проходом!

Карета, к счастью, в него пролезла. Тумана внутри не было, но идти пришлось все равно с вытянутой вперед рукой. Там стоял полный мрак. Скоро дорога стала постепенно уходить вправо и подниматься под небольшим уклоном. Каждый шаг давался все с большим трудом. Кучер понял, что есть риск оступиться. Тогда карета поедет вниз и раздавит его. Когда каменная тропа стала ненадолго горизонтальной, он обошел карету и взялся за нее, как лошадь. Так было больше шансов спастись в случае, если он оступится. Однако тащить оказалось намного тяжелей, чем толкать. Дама глядела на бедного спутника, и скоро её стали посещать мысли оставить чемодан и помочь ему, но такая жертва была ей всё же не под силу.

Вдруг справа сквозь щели в каменной стене стали пробиваться серебристые лучи. Мрак отступал. Еще через сто метров подъема стена справа резко оборвалась, а дорога снова стала ненадолго горизонтальной. Путники упали, чтобы отдохнуть и оглядеться.

Прямо около дамы и кучера на расстоянии метров пяти высилось одно из бесчисленных деревьев леса. Однако теперь высота их не казалась бесконечной. У некоторых исполинов проглядывались ветки. Сверху путники разглядели серый туман, и даже смогли коснуться до него. Он оказался липким… Да, сквозь такую ограду солнечному или лунному лучу пробиться было непросто.

Разглядев с открытыми ртами окружавший мир, путники посмотрели наверх. Дорога шла вдоль отвесной горы. Даме и кучеру предстояло еще неизмеримо долго пройти между каменной стеной и пропастью. Только теперь, кажется, стало понятно, куда они шли! Эта тропа в горе имела конец! Сверху виднелся крошечный выступ, по форме напоминавший кусок пирога. И оттуда до путников доносился свет огоньков. И значит, там были люди!

Это прибавило путникам сил больше, чем любое снадобье шаманов из Треозерья. Они пошли наверх, скрепя зубами. При каждом удобном случае приходилось ложиться отдыхать, чтобы снова продолжить путь. Огни были все ближе, как вдруг вновь появилась стена справа, закрывавшая и Лес, и лунный свет. Мрак обескуражил кучера и даму, но выступ был уже близко. Кильда опять пошла впереди, выставив руку. Они делали шаги из последних сил. Мрак потихоньку отступал. Это был конец тоннеля. На радости дама стала чуть чаще делать шаги, сердце застучало, как кирки в руках лучших горняков. И в самый последний момент, когда выход был совсем близко, сзади на путников налетел порыв ветра. Кучер и дама грохнулись наземь. Карета усилиями кучера вниз не укатилась, а Кильда всё же не удержала чемодан. Испытавший и без того множество мук, он несколько раз ударился в стены и раскрылся. Платья понеслись прочь из прохода наверх. Дама с криком отчаянья побежала за ними, преодолела тоннель и оказалась на выступе, где располагалась та самая деревушка на выступе в виде куска пирога.

Глава 3. Последнее путешествие господина Бетзима

Вокруг, как сорвавшиеся с дерева листья, летали послушные каждому порыву ветра платья. В любой другой момент дама бы бросилась их ловить, но сейчас она замерла и судорожно пыталась понять, куда же попала. Все эти бесформенные непонятные шалаши вдоль краёв выступа пугали ее не меньше, чем недавно шипящая кора деревьев. До выступа добрался кучер.

— Где мы?.. — испуганно спросила Кильда.

— Судя по той карусели, — спокойно ответил слуга, показывая пальцем на центр выступа, — и табличке на дереве, которую встретили, мы на Ярмарке. Только я не вижу что-то дома с подушкой на шпиле.

— Какая к черту Ярмарка? Что это за проклятое место?!

— Деревня над лесом, надо полагать. Возможно, населенная. Возможно, нет. В любом случае, я предлагаю поставить нашу крепость-карету и отдохнуть.

Кильда так и продолжала с ужасом осматриваться, пока кучер дотащил карету до центра выступа рядом с каруселью, залез внутрь и беззаботно свалился с ног. Дама собрала платья, которых далеко не унесло, и поняла, что без спутника все равно ничего сделать и понять не сможет. Она забралась в карету и мгновенно уснула. А через несколько часов в окна ударил яркий солнечный свет. Кучер и дама выскочили из кареты. Над казавшимися с земли бесконечно высокими деревьями вставало Солнце.

Крошечный солнечный диск пытался оторваться от горизонта и заражал его своими красками, будто расправляя огненные крылья. По серому слизистому туману к выступу неслась золотая стая солнечных бликов. Сверху воспаленные облака провожали их и согревали холодное утреннее небо.

Свет бил прямо в глаза путникам, но они сумели различить темные силуэты людей, выходивших из перекошенных жилищ. Казавшись тенями, обитатели деревушки шли к скамейкам на дальнем краю выступа. Кучер и дама с тяжелейшими головами побрели к ним, не в силах даже что-то крикнуть. Вскоре от ходьбы по голому камню у Кильды разболелись ноги. Она сняла туфли. Дама прикинула, что у скамеек было примерно тридцать человек. Продолжив путь, она не сразу поняла, что идет одна. Кучер стоял позади.

— Что с тобой?

— Пока стоит Солнце, я поищу путь. В Лесу.

— Ты спятил? Это Солнце наверняка не пробивается в Лес.

— Все будет хорошо, — ответил слуга.

Дама похолодела. Кучер развернулся и пошел к проходу. Дама, было, кинулась за ним, но тут поняла, что он прав. Здесь явно оставаться не стоило, а в Лесу, возможно, сейчас было безопаснее всего. Благодаря солнцу, которое, возможно, пробивалось и на мистические тропы. Кильда вздохнула, пожелала внутренне кучеру удачи и поскорее возвращаться. После чего сконцентрировалась на своих проблемах. Впереди было тридцать незнакомых человек. С кучером подходить к ним было бы намного спокойнее, но что теперь делать… Она приблизилась еще немного, и осознала, что идти дальше смелости в себе не найдет.

Солнце на удивление быстро встало. Люди безмолвно смотрели на него и вдруг стали по-одному уходить. Дама напряглась, не зная, что ждать от свидания с ними, но если кто и обращал на нее внимание, то просто проходил мимо. Солнце било в глаза. Дама не могла различить людей, лишь заметила странность в их походках. Все шли, немного шатаясь и сильно сгорбившись, как будто ленились заставить себя идти прямо. Выступ опустел. На скамейках остался один человек.

Кильда набралась мужества и подошла к нему. Перед ней во все стороны простирался лес, похожий на замеревшую волну — пустые плотные ветви то опускались в низинах, то поднимались на возвышенностях. Стволы уходили за горизонт, где, наверное, Солнце было ближе, ярче светили его лучи, и дольше оно было на небосклоне.

Дама взглянула на мужчину. На вид ему было лет пятьдесят, одежда состояла из лохмотьев. Рядом лежала молодцеватая шляпа, и была она весьма и весьма достойного вида. Седые волосы до плеч развевались от ветра, который бушевал в деревушке. Мужчина задумчиво смотрел вдаль, курил трубку и изредка выпускал дым.

Дама поняла, что даже поворота головы в свою сторону от него ждать бесполезно, поэтому вежливо и с достоинством, соответствующим ее статусу, обратилась:

— Доброе утро. Мое имя — Кильда.

Мужчина, наконец, повернулся. Он был не брит, лицо казалось изрезанным из-за глубоких морщин, и вообще весь внешний вид этого человека навевал чувство безнадежности. При этом глаза были очень живыми и совершенно не сочетались с обреченностью, исходившей от него. Да и от всего этого места.

— Мое почтение, Кильда! Я бы снял шляпу, но, боюсь, она уже на скамье. Мое же имя — Бетзим, — ответил он почтительно глухим хрипловатым голосом. Даму окутал прилив решительности.

— Я ехала с визитом к императору Каньонных земель, и, видимо, мой кучер спутал дороги! — дама начала рассказывать о своих приключениях и настолько увлеклась, что даже на время забыла о собеседнике. Он же продолжал смотреть вдаль, за горизонт, и бегающие глаза выдавали необыкновенное возбуждение, царившее в его душе.

Дама закончила.

— Мне очень жаль Вас, но знайте: Вам очень повезло, что добрались сюда, достопочтимая Кильда. Вы даже не представляете, какие ужасы можно встретить в лесу.

Дама обеспокоенно взглянула на него:

— Что же это за место, и как мне побыстрее выбраться отсюда?!

— Выходов много. Идите в любом направлении, когда-нибудь лес кончится, — ответил Бетзим. — Правда, никакая карта Вам не поможет, потому что Лес слишком быстро меняется.

— Как это?

— Те тропы, по которым сегодня можно пройти, завтра могут быть небезопасны. Лес полон ужасных зверей, Кильда.

— Пожалуйста, я молю Вас, проводите меня той дорогой, по которой я приехала! Я не встретила в пути ни одного зверя… Я подарю Вам свою дорогую карету!

Бетзим улыбнулся.

— Вы не понимаете, — прохрипел он. — Ваши борозды от колес пропали и, возможно, звери уже ходят по ним в поисках добычи. Идти туда слишком опасно.

— И что мне делать?! — воскликнула дама так, словно ее собеседник был виноват в сложившимся положении.

— Вам… нужно подождать, несчастная Кильда.

— Подождать чего?

— Я не знаю.

Дама смотрела на него широко открытыми глазами и долго не находила, что сказать.

— Вы издеваетесь? — наконец произнесла она.

— Нет, я действительно не знаю. Иногда люди покидают это место. Я думаю, они чего-то дожидаются и после этого уходят. Причем никто не знает, выбрались они или пропали в дебрях, сюда не доставить посыльного или письмо. — Бетзим выдержал паузу и произнес сочувственным тоном:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 209
печатная A5
от 468