электронная
240
печатная A5
866
18+
Превратности любви

Бесплатный фрагмент - Превратности любви

Рассказы, очерки, фельетоны

Объем:
676 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6123-8
электронная
от 240
печатная A5
от 866

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

…Любовь понятие многогранное. Мы это слово используем постоянно в обиходе. Люблю жизнь, свободу, девушку, путешествия, Родину, человека, животное, окрошку, прогулки, поэзию, путешествия, спорт… Жизнь и развитие человечества невозможны без любви.

Особое место в жизни занимает деятельность человека. Успеха на этом поприще невозможно достигнуть без любви. Для достижения успеха недостаточно только любить дело, нужны настойчивость, готовность к самопожертвованию во имя достижения цели.

У влюбленных мужчин и женщин вырастают крылья, проявляются невидимые достоинства, силы, энергия. Неразделенная любовь убивает все эти качества в человеке.

Неудачи преследуют в жизни почти всех людей. Надо уметь их стоически переносить. Кто этого не умеет делать, у того жизнь складывается порою трагически.

Автор рассчитывает, что описанные случаи превратности любви, обогатят жизненный опыт читателя.

Женская интуиция

В один из знойных дней лета 2010 года, когда Подмосковье полыхало лесными и торфяными пожарами, Леонид пришел освежиться на песчаный карьер. Несмотря на то, что стоял на пляже смог, здесь было много народа. Леонид разделся, выбрал небольшой участок, покрытый горячим песком, окруженный с трех сторон густым кустарником, расстелил широкое банное полотенце и прилег на него, прикрыв лицо шляпой. Место значительно возвышалось над уровнем водоема. И купающиеся в нем в отдалении от берега люди были Леониду хорошо видны. Неожиданно на участке со стороны водоема появилась стройная, хорошо загорелая девушка, среднего роста. Вода стекала с ее каштановых волос по глянцевому телу. Закрепленные красивой заколкой на затылке волосы оттеняли ее лебединую шею. Оригинального покроя шелковый купальник черного цвета с цветочным орнаментом подчеркивал ее высокую грудь и аппетитные бедра. Тонкая талия и крепкие мускулистые ноги говорили о том, что девушка занимается спортом.

Осмотревшись вокруг, девушка постелила покрывало недалеко от Леонида, и присела на него. Она, несомненно, была хороша собою, но Леонид после развода с женой, избегал знакомства с красивыми девушками, считая их ненадежными для совместной жизни.

Жена Леонида была привлекательной женщиной, которую он очень любил. Но она изменила ему. И это расставание он не смог забыть и сегодня.

С тех пор он откровенно сторонился таких женщин, предпочитая менее изысканных. Леонид, как и многие мужчины, сделал неправильный вывод о том, что «сердце красавиц, склонно к измене и к перемене, как ветер мая». Хотя дурнушки, имея ограниченные возможности в выборе партнера, менее разборчивы и требовательны.

Оглядевшись по сторонам, девушка прилегла на подстилку, прикрыв лицо от солнца розовой косынкой. Пролежав пару минут, она отвернулась от Леонида и раскрыла книгу, но, затем вскоре закрыла ее. После чего, взяла мобильный телефон и попыталась набрать номер, но, не завершив это, спрятала телефон в сумочку. Недолго, посидев неподвижно, девушка вынула из сумочки театральный бинокль и стала рассматривать, плавающих в водоеме людей. Заметив, что Леонид наблюдает за нею, она неодобрительно сверкнула в его сторону серыми глазами с огромными ресницами и демонстративно легла на живот, повернув голову в противоположную от него сторону.

Перед мужчиной открылись упругие загорелые ягодицы привлекательного размера. Леонид не остался равнодушным к этим женским достоинствам. И стал с интересом наблюдать за девушкой. Ему стало очевидным, что ей скучно.

Не было даже свежего ветерка, к тому же слепни и шмели вынуждали отдыхающих быть начеку.

Вдруг девушка заверещала. Слепень или шмель ужалил ее в шею.

— Ну, что вы лежите, как истукан?! — завопила она.

Леонид решил, что это обращение направлено к кому-то другому. Ведь девушке было не более двадцати пяти, а ему было уже за пятьдесят.

Но рядом никого не было и лишь в десяти метрах от него слышались голоса нескольких бабушек с детьми.

— Вы обратились ко мне? — на всякий случай спросил он девушку.

— Нет, к господу богу.

Леонид встал и подошел к девушке. И именно в этот момент крупный слепень сел на ее плечо. Леонид успел прихлопнуть слепня ладонью, оставив на плече кровавое пятно.

— За что они меня так невзлюбили? — со слезами на глазах заметила девушка.

— Напротив, очень полюбили. Вероятно, у вас элитная кровь.

— Хватит издеваться. Посмотрите, от чего так больно на шее.

Укусил девушку, вероятно, слепень, так как место укуса начало опухать.

— У вас есть духи? — спросил пострадавшую Леонид.

Девушка достала из сумки маленький флакончик. «Да, действительно, хороша», отметил про себя Леонид.

— Вам придется немного потерпеть, — сказал он.

— Что вы будете делать?

— Надо удалить жало, иначе будет больно несколько часов.

— Я боюсь боли.

— Попытаюсь учесть это.

— Уж, пожалуйста, постарайтесь.

Леонид капнул на ранку духами. Девушка заверещала повторно. Затем, плотно зажав в руках голову девушки, Леонид, обхватив губами максимальную поверхность шеи, стал отсасывать из ранки жало. Закончив это мероприятие, он поцеловал девушку в место укуса и еще раз капнул на ранку духами. Девушка от боли лишилась способности говорить.

— Вы, конечно, галантный кавалер, но я чуть не лишилась сознания от боли.

— Возьмите духи, через пару минут все пройдет. Если не хотите, чтобы вас укусили еще раз, перемещайтесь ко мне поближе. Эти твари не переносят, вероятно, моего запаха.

К удивлению Леонида, девушка немедленно выполнила его рекомендацию, расстелив подстилку в непосредственной близости от него. Возможно, причиной этого был его поцелуй в шею. Леонид, сделав вид, что его миссия закончена, стал наблюдать за происходящим на противоположном берегу. Там девушка играла с собакой.

— У вас здесь дача? — задала вопрос пострадавшая.

— Да.

— Хороший водоем, лес. Неужели нельзя было оборудовать места для пляжа, музыку, продажу напитков, еды?

— Увы, это не в моей компетенции. Могу предложить пару пирожков с капустой.

Девушка усмехнулась.

— Увы, чем богаты, тем и рады.

— Я усмехнулась по другому поводу.

— Расскажите. Может, после этого вам не будет так скучно.

— Я отдыхала прошлым летом в Ялте. Студентам нравится этот курортный город. На пляже я познакомилась с очень приятной девушкой. Она познакомилась с молодым человеком и вечером по ее просьбе я провожала девушку на свидание с ним. Свидание состоялось, а я решила, сев на скамейку на набережной, понаблюдать за отдыхающими. Но вскоре девушка вернулась.

— Что случилась? — спросила я у нее.

— Он пригласил меня в ресторан.

— Ну и что?

Девушка с удивлением посмотрела на меня:

— Приходите на набережную часов в одиннадцать вечера.

— И что я увижу?

— Вы услышите стоны девушек (девушка показала рукой на пляж), расплачивающихся на лежаках за ресторанную котлету.

— Ну и ассоциации же у вас!

— Грубовато, но вполне реально.

— Могу только посоветовать быть более избирательной в выборе партнера.

— Большая часть мужчин вашего возраста ведет себя в сложившихся обстоятельствах подобным образом.

— В таком случае следует просто избегать знакомства с мужчинами моего возраста, предпочитая более молодых или более зрелых. При этом я неуверен, что не всякий мужчина даже моего возраста стал бы волочиться за вами. Мне кажется, что вы преувеличиваете интерес мужчин к вам.

— Видимо, у меня были основания для подобного вывода.

— Иногда девушки принимают желаемое за действительное.

— Мне, несмотря на мой возраст, уже было сделано с десяток предложений руки и сердца, включая мужчин вашего возраста.

— Мой возраст, судя по вашим характеристикам, вообще следует исключить из обсуждения. А в отношении предложений других мужчин, подходящего для вас возраста, хочу отметить, что предлагать еще не значит жениться.

— Вы хотели сказать обещать, а мне делали официально предложение.

— Из этого заключения следует, что все эти мужчины оказались недостойными вашего внимания.

Девушка неожиданно призадумалась и помрачнела.

— Успокойтесь, в данном случае вам это не грозит. Я предпочитаю более скромных девушек. Особенно тех, кто не опускается до собственной рекламы.

— Думаю, что это происходило не из-за преувеличения своих достоинств, — задумчиво, почти шепотом проговорила девушка.

— Значит, ваши мужчины, по вашей мерке, оказывались недостойны вас.

— Другие причины вам неизвестны, — с нескрываемым сарказмом заметила девушка. — Увы, даже неглупые мужчины в некоторых вопросах бывают потрясающе примитивны.

— Я никогда в жизни не осмеливался давать оценку людям, которые по моим критериям являются, если не более умными, то по крайне мере опытными. Считаю это нескромным.

— Когда пожилой мужчина начинает хамить молодой девушке, он демонстрирует свою уязвимость. Кстати, что вы имеете в виду под словом скромность?

— Своим вопросом вы меня поставили в тупик. На прошлой неделе я имел неосторожность принять предложение посетить один районный театр. Два часа по сцене бегали обнаженные женщины. Но это уже не удивляет. Запомнилась одна фраза героя: «Идеал женщины — это проститутка в кровати и скромная женщина на людях».

— До меня с трудом доходит направленность ваших выводов. Еще минута и секс станет основной темой нашего разговора.

— Лично меня эта тема мало интересует.

— Это и понятно. Возраст.

Леонид хотел было возмутиться этой репликой, но во время остановился, зная как быстро порою меняется не только тематика, но и отношения людей, вступивших в диалог. В поведении девушки что-то импонировало ему. Уж очень агрессивно она относилась к любой попытке унизить ее. Он понимал, что это реакция — следствие текущей жизни.

Шмели и слепни продолжали кружить над девушкой, и Леониду пришлось их отгонять руками, периодически задевая различные части тела девушки и извиняясь за это. При этом девушка не комментировала это. Видно, какая-то внутренняя борьба проходила в ее сознании. Куда проще было прикинуться оскорбленной и покинуть мужчину-грубияна. Но что-то сдерживало ее от этого, и явно не отсутствие решительности. Эта игра стала занимать Леонида.

Вдруг крупный слепень уселся в центре ягодиц девушки. Леонид, чтобы не раздавить его, прикрыл его ладонью, и продолжал удерживать ладонь на теле девушки, вопросительно посмотрев на нее. Ощущение плотного холодного тела возбуждало его.

— Хотите, я раздавлю его в порядке сатисфакции?

— Нет, не надо. Он может успеть укусить меня.

— Тогда мне придется так держать руку на вашем теле, пока шмель не сдохнет.

— Пожалуйста, если вас это не утомит. Тем более, что я уже ощущаю вашу руку.

— Вы так можете привыкнуть к теплу моей руки, что мне трудно будет придумать причину отнять ее.

— Повод положить на бедро свою руку вы уже нашли.

— У меня есть другой способ выполнить вашу просьбу?

— Не делайте из меня дуру.

— Ну и характер. Кому-то видно очень повезет.

— Вам это не грозит.

Леониду показалось, что шмель сделал попытку выскользнуть из-под его руки, и тот попытался ладонью вернуть его на прежнее место, пройдя заметный путь от ягодицы к «базилике храбреца». Глаза девушки не остались равнодушными к этому движению.

— Как мне к вам обращаться, моя строптивая собеседница?

— Назвали меня Татьяной. А моя строптивость — это защитная реакция.

— Мое имя Леонид или просто Леня. К красивым женщинам у меня настороженное отношение.

— Намечаются заметные сдвиги в наших отношениях. Вы заметили мою красоту.

— Ее только слепой не заметит. Но я с некоторых пор в меру своих сил пытаюсь воспрепятствовать влиянию женской красоты на свое поведение.

— A с вами оказывается можно вести нормальную беседу.

— Только до определенных пределов.

— Да, у каждого в голове свои тараканы.

Этот диалог не только стал забавлять Леонида, он стал догадываться, что он чем-то заинтересовал Таню. «На шлюху она не похожа, но чувствуется какая-то внутренняя неудовлетворенность. А, может быть, не все ладится в ее личной жизни? На водоем пришла одна. Явно скучает. Огрызается, возможно, от скуки. Надо изменить свое поведение, тогда большее проясниться. Тем более, что с каждой минутой она мне становится интереснее. А, если идет просто игра, в которой он может проиграть? Но, не играя, нельзя и выиграть», — так рассуждая, Леонид неожиданно для себя методически слегка сжимал свою руку на теле девушки. Он стал ощущать некоторую дрожь тела девушки под своей рукой. Леонид решил проверить свои выводы и стал более основательно и нежно гладить ягодицу девушки, на которой удерживался слепень. Дрожь девушки усилилась. Ему вдруг пришли на ум стихи «Зальют ли запоздалых слез потоки огонь, который я в тебе зажгу». А вслух неожиданно для себя выдавил: «пигалица».

— Вы это о ком? — заинтересовалась девушка.

— Я о той девушке, которая играет с собакой.

— Чем же и она вас не удовлетворила?

— Я не припомню, чтобы просил у вас какого-то удовлетворения.

— А вы тот человек, который будет стремиться удовлетворять свои желания, не спрашивая разрешения.

— Простите, я не хотел такого развития отношений. Я чувствую, что мне лучше с вами быть немым. Ибо вы своеобразно комментируете каждое мое слово.

— И это не нарушит ваших планов? — с хитрецой в глазах заметила девушка.

— Какие планы вы имеете в виду?

— Пока только не дать улететь слепню. Не принимайте меня за молодую развратную дуру, тогда не будет конфронтации.

— Согласен. Но в оправдание лишь скажу, что на дуру вы совершенно не похожи.

— Будем считать, что мы достигли перемирия. Не мира, а перемирия.

— Но за перемирием обычно следует мир.

— Не всегда.

Эта игра словами подействовала на Леонида необычным образом. Он вдруг отметил, что кроме привлекательной попы, у девушки удивительно выразительны серые глаза, округлые плечи. Аппетитно смотрятся груди. И, что самое главное, она далеко не дура, и умеет за себя постоять.

Говоря с девушкой, чтобы удобнее было удерживать слепня, Леонид подвинулся ближе к ней, другой рукой немного облокотившись на ее ногу.

— Не забывайте, что в вас добрых девяносто килограммов, а во мне всего шестьдесят.

— Ну и зануда, — вслух прорычал Сергей, и отнял руку, прикрывавшую насекомого. Оно мгновенно воспользовалось этим, успев отомстить девушке укусом. Девушка заверещала.

— Вы — настоящий палач.

— Ой, простите, милая. Под влиянием ваших колкостей я даже потерял контроль за своими действиями.

— За «милая», прощаю. Но эта гадина больно укусила меня. Теперь у меня возникнет опухоль на самом неподходящем месте.

— Не подходящем для чего? — попытался сострить Леонид.

— Еще один вопрос, и мне придется раскрыть вашу суть.

— Ради всего святого, не делайте этого. Это страшнейшее для меня наказание. Я постараюсь искупить свою вину, — и Леонид стал нежно растирать ягодицу девушки вначале одной рукой, а затем двумя. Причем, так активно, что руки стали как бы невзначай заскакивать под ее шелковые трусики. Девушка явно не испытывала отвращения к действиям Леонида, но была не в состоянии отказаться от комментария относительно оценки его действий:

— Меня всегда интересовало, что думает мужчина, когда пытается возбудить женщину?

— Я полагаю, что приблизительно тоже, что и женщина, которую он пытается возбудить.

Таня внимательно, несколько укоризненно посмотрела в глаза Леонида, а затем мило улыбнулась:

— Оказывается, опыт имеет не только отрицательные черты.

Она положила свою руку на руку Леонида и вдруг застонала:

— Ой, затекли ноги. Несчастья преследуют меня весь день.

— Постараемся исправить положение, — и Леонид стал нежно растирать ноги Тани. Его руки уже гладили пушок нежных волос на ее лобке, а шаловливые пальчики ласкали «базилику храбреца». Таня тяжело дышала, ее глаза были полузакрыты, а ноги и живот дрожали:

— Леня, кругом люди.

Леня накрыл ее подстилкой и его пальцы заработали более активно.

— Ленечка! Что ты со мною делаешь? Я теряю рассудок.

Леонид поднялся, чтобы оглядеться вокруг. Таня в ужасе глядела на его плавки. Посмотрел на них и Леонид, и мгновенно сел и накрылся подстилкой. Возбужденный член принял угрожающие размеры и готов был прорваться сквозь плавки. Леонид взглянул на лицо Тани. Оно выражало удивление, восторг и даже ужас.

Леонид понял, что природа берет вверх над строптивым характером девушки. Он накрыл ее покрывалом и прижал к своему телу так, что его мужское могущество уперлось в лобок девушки.

— Ленечка, милый, не надо, умоляю тебя. Я такая же стервозная баба, как и все. Я знаю, что ты не доверяешь мне. Но поверь мне на слово, я не могу разделить твое желание. Во-первых, я никогда не была близка с мужчиной. Во-вторых, я никогда не видела члена такого размера. Он разорвет меня на части.

Если бы она знала, какое впечатление произведут на Леонида эти слова, она никогда не решалась бы их произнести.

— Раньше тебе не повезло с мужиками, попадались в основном с карликовыми членами. Теперь, наконец, прочувствуешь настоящую мужскую силу, разве это не прельщает малоопытную девушку? Правда, после подобное мероприятие, как правило, пропадает девичья спесь.

Таня лежала к нему спиной, согнувшись клубочком.

— Повернись ко мне.

— Нет, нет, нет.

— Если ты сейчас не будешь выполнять все, что я тебе прикажу, то я за себя не ручаюсь.

Таня заплакала и повернулась к Леониду.

Где-то поблизости раздались голоса мужчин.

Таня хотела встать, но Леонид ей не дал:

— Лежи, сука. Значит, ты никогда не видела такого члена?

— Нет, никогда.

— А познакомиться с ним не хочешь?

— Каким образом?

— Ну, это, уже другой разговор. Прижмись ко мне так, чтобы член коснулся твоей м-ды. Больше, больше. Чувствуешь его?

— Да.

— Теперь прогнись так, чтобы больше его чувствовать. А теперь спусти трусики с одной ноги. Что, повторять надо? Отодвинь одну ногу в сторону.

Леонид положил ладонь между ног девушки, и попытался рукой залезть в ее чрево.

— Ой, больно, больно, Ленечка.

— А баба ты страстная. Сколько из тебя жидкости выливается. Это хорошо. Моему дружку будет легче войти в тебя.

— Леня! Я — девушка.

— А я — дедушка. А теперь возьми мой член в руку и води им по своей м-де.

Татьяна дрожащей рукою взяла член в руку и стала водить им вначале медленно, а потом все быстрее и быстрее.

— Ну, как, xорошо?

— Да.

— Ну, это только цветочки. Будут и ягодки. А теперь всунь член поглубже.

Татьяна делала отчаянные движения, но срамные губы только покрыли головку члена, а дальше продвинуть его не удавалось. Таня вдруг вся задрожала и впервые в жизни испытала оргазм. В это время вновь раздались вблизи мужские голоса.

— Впервые в жизни встречаюсь с целкой, которая испытывает оргазм. Любопытно. Одевай трусы, — скомандовал Леонид.

Проходящие рядом мужчины не заинтересовались лежащей парой.

Таня лежала на спине обессиленная, безразличным взглядом глядя в синее небо. Она не могла сопоставить логику своего поведения с тем, что испытывала в настоящее время. Никогда в жизни ни один мужчина так грубо не обходился с нею. Но благодаря этому мужчине, она впервые в жизни почувствовала настоящую женскую страсть и непреодолимое желание сделать мужчину своим. Она понимала, что его грубость во многом спровоцировала она своим поведением. Допустив его руку на свои ягодицы, она открыла зеленый свет дальнейшим действиям этому опытному мужчине. Она подсознательно поняла, что допустила его откровенные ласки, потому, что давно жаждала настоящей близости с мужчиной. Те, которые она позволяла своему потенциальному жениху, не возбуждали в ней такой страсти. А те, которые она мгновенно стала испытывать, почувствовав могучее мужское достоинство Леонида, были совсем иными. И, что самое страшное, что он принимает ее за шлюху. Кем является ей Леонид? Насильником, случайным мужчиной, любимым? В этот день она поступилась многим, но что приобрела взамен? И вдруг она с ужасом поняла, что полюбила этого мужчину. Леонид, будто читая ее мысли, как бы оправдываясь за грубость, произнес:

— Так вот Танюша, время лишило меня многих прежних достоинств. Оно лишило меня веры в порядочность женщин, в их верность и преданность. Еще год назад я был добрый малый, не позволявший вести себя подобным образом с девушкой, которая мне очень понравилась. Но события надломили меня.

— Это похоже на прелюдию объяснения в любви. Поэтому, посоветую вам. Все можно вернуть, если на неповинных людей, не распространять последствия своих ошибок.

Таня приподнялась с подстилки, поправила ее, и, стоя, продолжала свой монолог: Ваша искренность меня не оставила равнодушной. Что-то подобное в жизни испытала в свое время и я. Поэтому не скажу, что ваша вольность откровенно возмущает меня. Девушка не может быть равнодушной к вниманию пожилого мужчины, по опыту понимающего толк в красоте и других женских достоинствах. Я поняла, что проиграла, проявив явное неравнодушие к твоим ласкам. Ты опытный ловелас, и вел игру обольщения целенаправленно. И одержал победу.

— Позволь мне с этим не согласиться. Я здесь не смогу достичь желаемого, чтобы ты орала как резанная, когда я полностью загоню свой член в твою утробу. На крик прибегут люди. С тех пор, как я уличил свою жену в измене, я такого развития событий добивался с любой шлюхой, проституткой или просто распущенной девицей.

— Леня, да ты психически больной человек, садист. А, возможно, и не излечимый.

— Ты, вероятно, права. Я очень любил свою жену и за полученную боль, мстил другим женщинам, возможно, ни в чем не повинным. Но я не согласен с тем, что болезнь моя неизлечима. Беда в том, что после развода с женой мне попадались похожие на нее женщины. А я искал верную, умную, добрую. И, если бы ты не подчеркнула, что являешься девственницей, наши отношения были бы совсем другими. Возможно, мы разочек бы и переспали. Я ненавижу ложь и обман.

Татьяна вдруг неожиданно для Леонида рассмеялась. Тот удивленно посмотрел на нее.

— Я занимаюсь теннисом. У меня классные соперницы, которых далеко не всегда удается побеждать. На одно из соревнований пришел мой первый учитель по теннису. Мне хотелось порадовать его победой, но я безнадежно проигрывала сопернице. В перерыве мой бывший тренер указал на один из недостатков в тактике игры моей соперницы. Я его учла и победила.

— Не пойму, какое отношение это имеет к нашему диалогу?

— Ты, Леня, одержал Пиррову победу. Хотя тебе удалось положить меня на спину.

— Это надо еще доказать.

— Я даю тебе честное слово, что признаешь это сам.

— Может быть, заключим пари?

— Не вижу смыла добавлять что-то к тому выигрышу, который получу я.

— Танюша! Если бы вы знали, как ваш оптимизм ободрил меня. Танюша, вы же умница! Я рад, что вы для меня включили зеленый свет к своему телу.

— Я ничего не включала, что не мешает вам наслаждаться его достоинством.

— Мне хочется вас поцеловать. Еще немного и я начну объясняться вам в любви.

— Как быстро растут ваши аппетиты! Мужчины не способны предусмотреть возможные последствия этого. Чтобы вы не наделали большей глупости, пойдемте, поплаваем. Судя по вашей атлетической фигуре, вы хорошо плаваете. Я же, к сожалению, еле держусь на воде. И откровенно говоря, в воде я почти беспомощна. Надеюсь, вы не воспользуетесь этим? Тем более, что вы добились почти всего, чего хотели.

— Ой, Танюша я сгораю от любопытства. Ваша уверенность в конечной победе передалась даже мне. Вы можете выполнить мою просьбу?

— Все возможные я уже выполнила.

— Разрешите вас поцеловать.

— Леня! Что с вами. Вы облапали меня всю. Угроза, что ваше мужское достоинство окончательно унизит меня, пока не исчезла. А сейчас вы просите разрешение на поцелуй, хотя можете силой заставить выполнять любое свое желание.

— И все же я прошу.

Таня подошла к Леониду и остановилась в полуметре от него.

Леонид обнял Таню за ягодицы, плотно прижав к себе. Таня изогнулась и достоинство Леонида, готовое вырваться из плавок наружу, плотно прижалось к «базилике храбреца». Другой рукой Леонид обнял Таню за плечи и нежно поцеловал ее губы. Затем, еще плотнее прижавшись к ней просунув свою ногу между ее ног.

Таня дрожала, готовая в любую минуту потерять сознание.

— Мы здесь на виду у всех. Пойдем, спустимся к воде. Надеюсь, что теперь, когда ты почувствовала желание близости, ты найдешь в себе смелость не продемонстрировать этому.

— Я не могу тебе сопротивляться.

— Тогда выполняй то, что я захочу.

Они стали спускаться к воде. Таня подала Лене руку. Тот слегка дернул за нее, и девушка оказалась в его объятиях.

— Кстати, куда-то исчезли старушки?

— Видимо, они поспешно удалились, опасаясь проявления бурных эмоций.

— Хочется надеяться, что их опасения были не напрасны.

— Плыви впереди. Я буду тебя страховать.

Татьяна поплыла по-собачьи, а Леонид подталкивал ее вначале давлением рук на ягодицы, а после отсутствия какой-либо реакции и между ними. Девушка хотела остановиться, возможно, для того, чтобы прокомментировать его действия, но не достала дна. Она с головой погрузилась в воду и глотнула ее. Леонид был тут как тут и подхватил девушку на руки. Девушка еще не пришла в себя от испуга, и, пытаясь за что-то зацепиться, рукой скользнула по плавкам Леонида, судорожно схватив его за мужское достоинство. Она даже сразу не осознала это. А, поняв, пролепетала:

— Боже мой! Ленечка, извините. Я с перепуга потеряла рассудок.

— Ничего страшного. Не переживайте. Только уберите руку, а то мне больно.

— О, ужас! Пойдемте на берег. Мне ужасно стыдно. Как быстро может наступить падение женщины.

— Оно обычно наступает, когда мужской член пронзает ее насквозь…

— Леня! Не пугайте меня.

— Ты хочешь близости со мною?

— Но, не здесь же.

— Так да, или нет?

— Понимаешь Леня…

— Я спрашиваю, да или нет?

Таня молчала.

Рука Леонида решительно скользнула под трусики девушки и легла на ее лобок, покрытый нежным пучком волос:

— К дипломатическим взаимоотношениям ты не привыкла. Придется опять действовать силой.

И его похотливые пальцы стали нежно ласкать достоинства девушки. Трусики девушки мешали его руке, и он спустил их с одной ноги. Ладонь скользнула по срамным губам и стала нежно ласкать клитор. Девушку охватил озноб, увеличивающийся с каждой минутой. Леонида от осязания женского полового органа охватил восторг.

— Леня, я обычная баба, которая любит внимание и ласку. Но, после некоторых ласк женщине трудно владеть собою. А у меня в отношениях с мужчинами есть табу. Я не разрешаю им даже целовать себя. Ибо, по словам моей мамы, поцелуй — это звонок в нижний этаж. Пощадите меня.

— Но в воде я ваше табу не нарушу.

А рука Леонида пыталась все глубже проникнуть во влагалище девушки. Ласки Леонида делали свое дело. Все шире девушка отбрасывала ноги в сторону. Все больше жидкости выделялось из ее чрева. Татьяна застонала:

— Милый, мне больно. Я же девственница.

Леонид не только не поверил этому. Он повернул Таню спиной, поднял ее за обе ноги, максимально раздвинул их в сторону и пытался засунуть во влагалище свое мужское достоинство. Но, ничего не получалось. Но само ощущение члена срамными губами привело девушку в полуобморочное состояние. И в то же время ее лицо не могло скрыть удовольствия от этого ощущения.

— Ленечка, дорогой! Ты обезумел, — Таня заплакала. — Вот так рушатся принципы. Как только ты слабеешь, с тобою можно, что угодно делать.

— Я не верю тебе.

— Верю, не верю. Любит, не любит. Это гадание на ромашке. А от этого зависит судьба человека. Ты никогда не ошибался в жизни?

— Слишком часто.

— Вот за ошибки других и страдают невинные люди.

Леонид понял, что осуществить половой акт в воде, с учетом значительных размеров его мужского достоинства, не удастся. Но надо сделать так, чтобы девушка, выйдя из воды, от него не сбежала.

Леонид повернул Таню лицом к себе и прижался членом к ее лобку:

— Надеюсь, что наши отношения достигли такого уровня, когда пустые слова должны подкрепляться конкретными делами? Мы должны добровольно выполнять роль страстных любовников. Ответь мне на пару вопросов. Ты хочешь серьезных отношений со мною?

— Что ты имеешь в виду?

— Серьезные отношения.

— Если ты готов на них, то да.

— Ты сознаешь, что наши отношения по законам классицизма должны определиться сегодня?

— Больше, чем ты.

 Прекрасно. Я предлагаю тебе компромиссное решение. Если оно тебя не устраивает, мы выходим из воды и расстаемся.

— Меня не устраивает любой путь насилия. У меня нет твоего сексуального опыта. Все, что происходит сейчас, имеет для меня значение. Будучи не уверенная в том, что в свои пятьдесят, ты осознаешь это, я пойду на многое, чтобы сохранить тебя. Я уже на многое пошла.

— Ты хочешь подчеркнуть, что сделала все это вопреки своему желанию.

— Я тебе все уже сказала.

— Хорошо. Я начинаю понимать тебя. Но я сейчас никому не верю. Может быть, я объясню тебе позже почему. Твое табу я не нарушу, но прошу сделать шаг мне навстречу.

— Разве я еще не сделала этого шага?

— У тебя не было другого выхода. А мне нужен добровольный шаг, чтобы я убедился в искренности твоих слов.

— Хорошо. Что я должна сделать, причем, непременно сейчас.

— Перейдем от слов к делу. Я сделаю шаг назад, а ты оставайся на месте.

— Для чего это?

— Поймешь позже.

— Теперь возьми в руки мой член.

— Леня! Здесь же люди.

— Я просил тебя не произносить монологи.

Таня трясущимися руками взяла член Леонида в руку, воскликнув при этом: ой, боже, какой он огромный!

— Девственница не может судить о размере члена, значит ты не целка, а б-дь?

— Я видела с сотню мужских членов.

— Теперь ты скажешь, что ты уролог?

— Я не уролог, но и не шлюха. Я только что приехала из Болгарии, где купалась на пляже нудистов.

— Ну, ты молодец. Из любого положения выкрутишься. Что ты испытываешь, держа мой член в своей руке?

— Ужас.

— И только?

Татьяна обняла свободной рукой шею Леонида и впилась своими пухлыми губами в его губы. Ее язычок сплелся с его языком, затем обошел все его небо. Член активно зашевелился в ее руках.

— Что я должна делать?

— Вставь член в свое влагалище и попытайся засунуть его как можно глубже.

Татьяна стала делать это. Она пришла в неописуемое возбуждение и пыталась засунуть член как можно глубже, но его размеры не позволяли этого. Головка члена закрылась срамными губами, но дальше упорно не входила.

В этот момент экстаз напал на Леонида, он затрясся в лихорадке и выпустил свою сперму, а затем, сочно поцеловал Татьяну в губы.

— Ты понимаешь, что ты сделала?

— Чем я, на сей раз, тебе не угодила?

— Ты понимаешь, что ты можешь забеременеть?

— Что проку в том, понимаю, я это или нет? От судьбы не уйдешь.

Леонид надел на девушку трусики, предварительно провел по срамным губам ладонью. На ладони была только его сперма.

— Может просто член не дошел до девственной пленки? — подумал он. Но праздничное настроение его мгновенно улетучилось.

Через несколько минут Таня и Леонид вышли из воды на берег.

— Сюда начинает прибывать народ. У меня есть предложение перебраться в безлюдное место. Все было прекрасно, но мои сомнения остались. Для меня не имеет большого значения девственница ты или нет. Но если ты мне не соврала, тебе можно верить, то у меня появляется надежда вновь ожить. Кстати, тебе нравится ощущать внутри себя мой член.

— Ленечка!

— Я не чувствовала его внутри себя, но даже внешнее его ощущение баснословно хорошо.

— Но твой член в меня не лезет, разве это не является доказательством?

— Танюша, у меня было за этот год сношения с добрым десятком проституток или шлюх. И с большинством из них у меня было подобное. Ты умная девушка. Сделай это. Другим путем воскресить мою веру не удастся.

— Ты только за год имел с десяток проституток. Но ты можешь даже этим хвастать. А мне надо доказывать, что у меня никого не было. Не кажется тебе, что ты напоминаешь примитивного петуха? Впрочем, это логика всех мужчин. А женщинам, которые не хотят остаться одинокими, приходится мириться с этим. Ты не примитив и прекрасно понимаешь, что после того, что между нами произошло, я не могу не сделать попытку сохранить тебя. К тому же, ты не успокоишься, пока не добьешься своего.

Пара остановилась в лесу в 20 метрах от водоема. В кустах она расстелила подстилку. Со всех сторон кусты скрывали их от посторонних взглядов. Солидная канава препятствовала появлению в этом месте любопытных.

Леонид понимал, что в их отношениях наступает кульминационный момент, но по опыту знал, что одно неосторожное движение, и все успехи могут в момент рухнуть. А девушка с каждой минутой все больше интересовала его. Он решил не торопить события и лег на подстилку, укрывшись с головой. Через минуту Таня сделала то же самое, прижавшись к нему.

— Ты мокрая и холодная, как лягушка.

— Терпи, как делала это я.

Леонид демонстративно повернулся к Татьяне спиной.

— А, кто-то говорил, что жаждет меня поцеловать. Впрочем, обещать, еще не значит жениться.

Леонид резко повернулся к Татьяне. Он обнял Татьяну за зад и плотно прижал к себе. Татьяна взяла его за голову и нежно припала к лицу своими губами.

— Вот так верь мужчинам. Обещают целовать женщин, а происходит наоборот.

Но Леонида интересовало совсем другое. Его шаловливые ручки уже ласкали нежный пучок волос на лобке девушки и пробирались уверенно к сокровенному.

— Складывается впечатление, что ты врач-гинеколог.

— Для меня важно знать правду. С некоторых пор я стал ненавидеть женщин.

— А причем тут я?

— Мне, кажется, что ты не заинтересована в том, чтобы наши отношения не закончились немедленно.

— Хоть это звучит, как угроза. Я, тем не менее, скажу, конечно, нет.

— Тогда умерь свои амбиции и способствуй достижению нашей общей цели.

— Но, если у нас эта цель стала общей, я готова способствовать ее достижению.

Леонид начал целовать тело девушки от ног до губ, уделяя особое внимание «базилике храбреца». И делал он это так нежно и страстно, что у Тани не могли возникнуть сомнения в искренности чувств Леонида. Она дрожала, как отбойный молоток. Леонид лег на спину, положив голову девушки себе на пах. Таня сорвала с Леонида плавки и стала неистово целовать его в пах, член, яички. Нежные ее пальчики заходили в самые сокровенные места мужчины. Она нежно облизывала ствол члена и пыталась вставить его в свой рот. Но головка члена, напоминающая большой белый гриб, упорно не проходила через ее пухлые губы. Но настойчивость девушки была вознаграждена. И Таня стала искусно делать то, что не раз наблюдала в Интернете и секс-фильмах.

Куда делась выдержка опытного ловеласа?! Он стал ругаться матом, стонать, превратился в припадочного. К счастью людей поблизости не было.

Обессиленные они лежали валетом, открыв свои головы, будучи совершенно равнодушными к происходящему вокруг.

— Ты говорила мне, что девственница.

— Ты по-прежнему хочешь, чтобы я доказала тебе это?

— Но откуда такая изумительная техника?

— Оказывается, что все мужики одинаковые. Они могут, что угодно делать с девушками, но девушки не имеют на это права без обвинения.

— Твой вопрос приземлил меня. Я не люблю лжи.

— Я тоже.

— У меня, Леня, есть парень, который обещал на мне жениться. Он перспективный юноша, из хорошей семьи, бизнесмен. Но я решила, что отдамся ему только в день свадьбы. Ты — опытный мужчина и прекрасно понимаешь, какой напор выдерживаю я. Если он узнает, что я обманываю его, то последствия тебе понятны. Я не люблю его, но привыкла к нему и искренне уважаю его. Я ни к кому не испытывала чувств, которые сейчас испытываю к тебе. Я не знаю, как правильно их назвать. Но я точно знаю, что хочу убедить тебя в том, что я не лгунья. Но я не уверена в твоем чувстве. А быть обманутой даже тобою, мне очень не хочется. Мужчина твоего возраста может без близости определить девственницу.

— Я понимаю, что «нет в женщинах и жизни постоянства, зато бывает очередь твоя». Скажи мне, что для тебя сейчас главнее? Желание быть со мною или страх перед парнем?

— Ты для меня приятный эпизод. А он мой возможный супруг.

— Что ж, ты приняла окончательное решение. Меня такие условия не устраивают.

— Леня, не бравируй своей силой потому, что твоя победа может оказаться Пирровой. Я постараюсь донести до тебя логику девушки. Она, естественно, тебе чужда. Ты обвиняешь свою жену. А, возможно, ты ее в чем-то не понимаешь. От добра, добра не ищут.

— Это запрещенный прием, Таня. Моя жена объясняла свою измену тем, что в течение ряда лет трахалась с любовником в очко, чтобы не забеременеть. И таким образом сохраняла верность мне. А ты считаешь, что минет — это не половая близость. И гордишься тем, что при этом сохранила девственность.

— Во-первых, ты не допускаешь, что в близости с тобою твоя жена могла не испытывать удовлетворения, несмотря на твое мужское достоинство гигантской величины?

— А во-вторых, с чего ты решил, что я кому-то делала минет?

— Ты сама мне об этом сказала.

— У тебя галлюцинации. Я не могла этого тебе сказать, ибо подобного у меня ни с кем, кроме тебя не было.

— А откуда такая техника?

— Твой ум не может осознать того, что девушки читают книги, смотрят порнофильмы, лазают по сайтам в Интернете. Что их, как и мужчин, интересует секс. Впрочем, я сумею доказать, что девушка. Если вы, мужики, женщину не любите, то у вас напрочь отсутствует логика. То женщина фригидная и ничего не умеет делать в кровати, то слишком страстная, а потому является потенциальной шлюхой. И несмотря на мое искреннее желание сохранить добрые отношения с тобою, такому праведнику, как ты, ничего доказать не смогу. К тому же, если такое отношение к женщине твоя суть, я не смогла бы быть с тобою длительное время. Так, что если я тебе действительно нужна, ты, несмотря на свое разочарование в женщинах, должен в корне пересмотреть взгляд на них. Ведь, судя по твоему печальному опыту, не все женщины о тебе такого высокого мнения, на которое ты претендуешь. А свои пятьдесят лет ты так и не осознал, что существует презумпция невиновности. Ты мне не веришь. Но эта проблема твоей неразделенной любви. А причем тут я? У тебя нет основания мне не верить. Вот, если будут неопровержимые доказательства, тогда ты имеешь моральное право принимать соответствующее решение. А от твоего больного воображения женщины не должны страдать. Ты даже не желаешь допустить, что у меня не меньше основания не доверять тебе. Убедившись в обмане, ты повернешься и уйдешь. А, если ты обманешь меня, то я могу многое потерять в этой жизни. Смешно, что двадцатилетняя девственница должна это разъяснять пятидесятилетнему мужчине. Я не шлюха. И отлично понимаю, что минетом занимаются пары, когда достигают большой близости. У тебя, вероятно, есть дети. И твое недоверие к бывшей супруге распространяется и на них. Да, люди лгут, обманывают друг друга. Ложь — это признак слабости. Но без веры невозможно нормально жить. Почти вся группа в институте влюблена в меня. И выйти замуж для меня не проблема. Но я хочу выйти замуж по любви. И первый раз отдаться я хочу человеку, который меня любит. Поэтому мучаю парня, который меня любит, и сделал предложение. И многих других ни в чем не повинных юношей. «Любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь». Для этого не требуются годы, месяцы и даже дни. У тебя вряд ли есть такое чувство, как у меня. И в этом ты не виноват. Но чем дольше происходит наш диалог, тем больше я убеждаюсь в том, что наша встреча судьбоносная, но судьба наша висит на волоске. Если каждый из нас не сделает серьезный встречный шаг к пониманию другого, мы потеряем друг друга. И я решила рискнуть и сделать встречный шаг. Помня пословицу, кто не рискует, тот не пьет шампанское. Если тебе важно, чтобы я отдалась тебе сейчас, я это сделаю. Я готова даже рискнуть своей судьбою, но ты хоть не заделаешь мне ребенка? Ведь не я, а ты не захочешь ребенка.

— Ребенок — это штука серьезная. Я начинаю осознавать твою правоту. Но для меня важно, готова ты дать мне то, что не была готова отдать потенциальному мужу. Даю тебе честное слово, что если ты убедишь меня в своей правоте, то ты убедишься в моей порядочности.

— Готова, Леня, готова. На все. Ради счастья порою надо поступиться даже гордостью. Только сейчас я поняла, что ты — моя судьба.

— Ты не ошибаешься?

— Женщина, как правило, глупее мужчины, но она часто выходит победительницей, благодаря своей интуиции.

— Ну, и что тебе подсказывает интуиция?

— Что я должна оказаться лучше всех твоих прошлых баб.

— Мысли у тебя наполеоновские. Посмотрим, расходятся ли они с делами. Как говорил Маяковский: «Cлова у нас до важного самого в привычку входят, ветшают как платье». Разденься. А теперь встань раком и обними дерево.

— Почему ты со мною так грубо разговариваешь?

— Запомни. Во время секса мужчина не может вести себя так же спокойно, как при прослушивании классической музыки. Во время секса даже женщины нередко сквернословят. Если ты мне не солгала, я извинюсь перед тобою, и никогда подобного не допущу. Но в период секса мое спокойствие пропадает. И тебе придется к этому привыкнуть.

— А, если я солгала тебе?

— Я возненавижу тебя. И ты не осудила бы меня за это, если бы знала мою жизнь.

Таня оглянулась вокруг:

— Я не боюсь проверки, но, может быть, без близости ты попытаешься убедиться в этом?

— А, если без близости я поверю тебе?

— Я тебе уже сказала, что в любом случае я твоя. Я хочу, чтобы ты верил мне.

— Хорошо. Ложись на спину. Согни ноги в коленях, а теперь раздвинь их в сторону.

Татьяна повиновалась. Леонид посмотрел на струйку жидкости вытекающей из влагалища. И вдруг понял, какая чистая девушка перед ним. Но она никогда не простит ему этого эксперимента. Она все должна сделать добровольно.

— Прости меня, Татьяна. Я потерял рассудок. Прости, если можешь.

— Спасибо, Леня. Спасибо за то, что не унизил меня. Как бы не сложилась моя дальнейшая жизнь, я всегда с теплотой буду вспоминать нашу встречу.

Обнаженная, она подошла к Леониду, стянула с него плавки и стала ласкать его член губами и языком.

— Танюша, я не выдержу этого и сделаю то, чего ты больше всего опасаешься.

— Теперь я ничего не опасаюсь. Не знаю, надолго ли, но сегодня я уверена, что ты мой. Я не знаю, как лучше первый раз отдаться. У тебя внушительных размеров мужское достоинство, а некоторые подружки рассказывали, что после свадьбы мужья только в течение нескольких попыток могли лишить их девственницы, при этом девушки испытывали адские боли.

— Если, отдаваясь мужчине, женщина любит его, то адские боли девушка не испытывает, и процесс осуществляется в один заход. И, если ты хочешь, чтобы эта встреча сыграла важнейшую роль в нашей жизни, тебе придется играть роль восточной женщины. Беспрекословно выполнять все желания мужчины.

— Последний вопрос опытному ловеласу. Европейская женщина в сексе хуже восточной?

— Но у меня никогда не было связи с восточной женщиной.

— Жаль, что мне не удастся переубедить тебя в обратном.

— Ты, прелесть Танюша!

— А если ты разочаруешься во мне?

— Мне придется искать восточную женщину.

Леонид подвел девушку к дереву, заставил ее согнуться так, чтобы она обхватила за ствол руками ближе к земле, раздвинув максимально ее ноги, затем ягодицы.

Ему открылась прекрасная панорама «базилики храбреца», так часто повторяемая в различных сочетаниях мужчинами. Отверстие «базилики храбреца» импульсивно сокращалось, а выделяющаяся белая струйка жидкости, говорила о желании девушки поглотить его мужское достоинство, несмотря на страх ожидаемой боли. При виде этого мужское достоинство Леонида приняло максимальную величину и твердость. И он, продолжая максимально раздвигать ягодицы, стал бережно вводить член во влагалище. Член почувствовал препятствие, чтобы не доставлять девушке боль, Леонид стал вгонять его в девушку медленно возвратно-поступательным движением.

— Танюша расслабни, и двигай задом мне навстречу.

Таня пыталась это сделать, но была сильно напряжена.

— Больше иди навстречу члену, еще больше. Сильнее двигай задом навстречу.

И как только Таня решительно сделала это, член прорвал перегородку и ринулся вглубь. Таня вскрикнула и сразу как-то обмякла, Леонид с трудом удержал ее от падения.

Полежав немного, Таня попросила его отвернуться. И затем тихо прошептала: «Кровь». Леонид повернулся. Ладонь Татьяны была в крови. Леонид недоверчиво провел ладонью между ног девушки. Ладонь была в крови.

— Милая, прекрасная моя, прости. Я твой.

— Что теперь делать?

— Надень трусики и лифчик, и пойдем, искупаемся.

— У меня подкашиваются ноги. А ты будешь купаться голышом?

Только теперь Леонид увидел, что полностью обнажен.

— Поухаживай за мною.

Татьяна трясущимися руками надела на него плавки, предварительно любовно поцеловала член.

— Вот так я стала женщиной!

— Ты жалеешь об этом?

— Потерявши голову, по волосам не плачут. Я стала твоей женщиной. А это означает победу. А, как известно, победителей не судят.

— А судьи кто? — в унисон ей парировал Леонид.

Он нежно подмывал Татьяну, неоднократно повторяя: «Прости меня, моя любовь». Она же благодарно целовала его в шею.

Возвратившись к подстилке, влюбленные еще некоторое время, обнявшись, разговаривали друг с другом.

— Леня, я боюсь себя.

— Не понял.

— Я опять хочу тебя, хотя внутри у меня все горит.

— Мне, Татьяна, 54 года. Лет десять я еще продержусь, как мужчина, а потом…

— Ты планируешь десять лет быть со мною?

— Хотел бы больше, но возраст.

— Представь себе, что ты больной восьмидесятилетний старик. Ты знаешь, что не пройдет и года, как ты покинешь этот мир. Ты можешь представить, о чем бы ты думал?

— Да, перспектива не радостная.

— А тебе всего пятьдесят. Ты полон сил. И рядом с тобою женщина, которая могла бы осчастливить многих мужчин.

— Для меня имеет только значение, что ты осчастливила меня.

Татьяна стала неистово его целовать.

— А через минуту у меня будут вылезать глаза из орбит, когда ты начнешь проталкивать свое чудовище как можно глубже в мою детородную часть.

Таня сбросила трусики и лифчик, стащила плавки с Леонида. Захватила губами его могучую головку члена, демонстрируя растущую технику покорения мужчины.

— Таня, я безумно люблю тебя.

— Возьми меня, дорогой, так, как ты взял бы проститутку. Не жалей меня. Это необходимо для нашего будущего.

— Полежим немного, дай мне успокоится. Иначе будет фиаско.

Таня переключилась на губы, глаза, лицо Леонида.

— Какой трудный путь я прошла сегодня, чтобы оказаться победительницей!

Леонид лежал на спине, а Татьяна разглядывала его достоинства уже не с ужасом, а с восхищением.

— И как я могла вынести такого громилу.

— Тебе не было больно?

— Только в момент, когда я лишилась девственности.

— Тогда я буду действовать смелее. Подстели подстилку. Теперь встань на колени. Прогнись так, чтобы груди касались подстилки. Больше прогнись. Больше. Расставь шире ноги. Больше прогнись.

Леонид руками раздвинул ягодицы девушки. Вставил в отверстие свой набухший член и посоветовал:

— Расслабься. А теперь потерпи.

И он с максимальной силой вогнал свой член в тело девушки.

— Ой, ой. Больно. Больно.

Член глубоко зашел во влагалище и уперся в препятствие. Леонид озверел. Он ругался матом, пытаясь как можно глубже всадить свой член. Татьяна повалилась набок обессиленная.

Леонид положил под ягодицы девушки сложенную вчетверо подстилку. Поднял ноги девушки вверх, а затем широко раздвинул их в стороны, аккуратно вставил свой член между срамных губ и пытался его продвинуть в тело девушки. Но член в этот момент еще больше увеличился в диаметре, и срамные губы девушки никак не охватывали его.

— Милая, расслабься, — слова подействовали. И Леониду удалось медленно продвигать член в глубь «базилики храбреца».

— Ленечка, мне очень больно, ты проткнешь меня насквозь.

Таня была в полусознательном состоянии. Но Леонида уже ничто не могло остановить. Потоки мата вырывались из его глотки. Он буквально озверел, и делал все возможное, чтобы его член полностью вошел в чрево девушки.

— Потерпи немного. Я сейчас кончу. Сейчас наступит самое главное, — и Леонид затрясся в конвульсии, загнав свой член в чрево девушки на полную величину.

Татьяна была настоящая женщина от природы. Почувствовав наступление оргазма у Леонида, она сразу стала испытывать аналогичное. И она вцепилась зубами себе в руку, чтобы не закричать.

Так она продолжала лежать, чувствуя постепенно уменьшающийся размер мужского достоинства Леонида.

— Сегодня я испытал счастье, которое не испытывал никогда.

— А я испытала ужас от проникновения в меня такого чудовища. И это придется мне испытывать неоднократно.

— Привыкнешь. Еще будешь изменять с другим.

— Клянусь, десять лет буду тебе верна.

— Ох, и злюка же ты.

— Выбирай слова.

— Две мои подруги уже третий год замужем, но ни разу не испытывали оргазма. А я за один день испытывала его несколько раз.

— Да, Танюша, ты — потрясающая женщина. Еще пару часов назад я рассуждал про себя, девственница ты или шлюха? Стоит с тобою встречаться или нет? А сейчас я с ужасом думаю, что тебя могло и не быть в моей жизни. Что наступит время, когда я буду просто для тебя стар. Ведь через десять лет тебе будет только тридцать.

— Милый мой, я очень надеюсь, что твое мужское достоинство в следующий раз мне будет доставлять только удовольствие. Я гибкая, занималась художественной гимнастикой. И мои женские органы растянутся и примут необходимую эластичность. А вот любой другой мужчина уже вряд ли подойдет мне. Вечного в жизни нет ничего. Десять лет счастливой жизни — многое значат, особенно, если они сопровождаются появлением детей. К тому же никто не знает своей судьбы. А почему бы тебе не увеличить срок могущества твоего члена еще на 5 лет? А? Я за один день прошла путь от девственницы до шлюхи, даже проститутки.

— Ну, извини меня. Мужики бывают примитивны, как козлы. Но слово «проститутка» я вообще не произносил.

— Но, ты неоднократно повторял, что у тебя не было женщины, более совершенной в сексе, чем я. Ты также говорил, что у тебя было с десяток проституток. А я уже говорила тебе, что для многих мужиков идеал женщины — это проститутка в кровати. Так что на всякий случай помни, что у меня с логикой проблем нет. А обещание быть восточной женщиной относится только к кровати. К тому же ты не сумел убедить меня, что в сексе европейская женщина хуже.

Таня встала, оделась, пыталась отойти в сторону, чтобы вытряхнуть подстилку, но ноги ее не слушались. Кровь струйкой стекала по ее ногам. Леонид наблюдал, как широко расставив ноги, она пыталась идти, но это ей с трудом удавалось. Увидев, что Леонид за ней наблюдает, она слезливым голосом отметила:

— Однажды моя знакомая, будучи замужем, переспала с одним студентом из Кении и с ужасом рассказывала, что целую неделю после этого туда заглядывала, придумывая для мужа различные причины своего недомогания. Леня, я в таком виде не могу придти домой.

— Я бы мог пригласить тебя к себе. Но, во-первых, мама не поймет меня, если я приведу в дом не жену. А во-вторых, я не удержусь, чтобы вновь не повторить это. Учитывая, что в моем распоряжении всего 10 лет, я должен сейчас составить соответствующий график. Если ты согласна с такой экзекуцией, то я готов обсудить эту проблему.

— Развратник. Ну, а если через какое-то время ты не сможешь выполнять намеченный график, я должна буду привлечь для его выполнения кого-то другого?

Леонид внимательно посмотрел в глаза Татьяны:

— Я окончательно понял, что обязан немедленно сделать тебе предложение. Я люблю тебя так, как не любил в жизни никого.

— Если это так, то я готова терпеть твоего громилу еще раз.

— У тебя кровотечение. Приляг, полежи немного. Посмотрим, что будет дальше.

Таня лежала, широко раскинув ноги, так что был открыт вход во влагалище. Инстинктивно величина отверстия увеличивалась, и ноги в такт этому девушки раздвигались все больше. И вдруг с ужасом Леонид вспомнил, что ни одна женщина, даже проститутка, не решилась приходить к нему для секса второй раз.

— Бедная, что она вытерпела. Она и сейчас мысленно в сексе. И не изменится ли ее желание завтра?

Леонид сорвал пару полевых цветов, встал на колени и хотел сделать Тане предложение. Татьяна обняла его и сказала:

— Леня, ты такой же невнимательный, как большинство мужчин. Я тебе давно сделала предложение, и ты его принял. Я читаю твои мысли. Поверь мне. Я твоя. Твоя, пока ты будешь любить меня.

— Мне страшно с тобою. Ты читаешь мои мысли.

— Тебе незачем будет их скрывать.

— Моя мама знает меня и очень недоверчива. И, если всю ночь не будет трещать моя кровать, она не поверит, что я сделал тебе предложение.

— Не ты, а я сделала тебе предложение.

— Но она тогда не поверит, что я принял его.

— Только у умной женщины может быть такой сын. Я уверена, что ей понравлюсь.

Леонид набрал номер телефона:

— Мама, я приду примерно через час, но не один.

— Встретил кого-нибудь из приятелей?

— Нет, мама, друга жизни.

— Ты в этом уверен?

— Твердо говорю, да.

— Ой, Леня, как хочется верить такому счастью.

— Уверен, что ты согласишься со мною.

— Ты только сегодня ее встретил?

— Да.

— Тогда это действительно серьезно. Я тебя поняла. Что-нибудь постараюсь приготовить.

Таня слышала этот разговор, и, улыбаясь, набрала номер телефона:

— Саша! Случилось то, что случилось. Я не могу тебя обманывать. Я страшно влюбилась.

— Да?

— Да. Я оказалась на это способна. Я надеюсь, что ты не будешь осуждать меня за это. К тому же мне известно, что тебя любит одна девушка, и ты в силу своей порядочности, не можешь ответить ей взаимностью, хотя и готов к этому. Она сама приходила ко мне и просила тебя отпустить. Ты вскоре поймешь, что мое решение правильное. Будь счастлив.

— Будь счастлива и ты, не спетая песня моя.

— Теперь я абсолютно свободна.

— А твои родители? — спросил Леня.

— Они погибли в автомобильной катастрофе три года назад.

— Теперь у тебя буду я.

— А я у тебя.

— А где же ты проживаешь сейчас?

— Сегодня и завтра я буду проживать у тебя, а затем до свадьбы у себя в Москве.

— А я?

— Ты будешь приезжать ко мне в свободное от работы время? Если, конечно, захочешь. До супружества я у тебя жить не буду. Могу только гостить в выходные от учебы дни.

— Когда девушке 16 лет, она гордится своею девственностью. Когда ей 25, она скрывает ее. А когда ей минует 35, она становится старой девой. Когда выходит замуж, то обычно жалуется на то, что ее муж слишком редко желает близости с нею. Я не буду проходить через эти стадии.

— Сегодня благодаря тебе я перешагнула этот барьер. И уверяю тебя, что ты никогда не будешь жалеть о том, что встретил меня.

Через полгода они поженились. Но детей у них не было. Таня не могла родить.

Они сидели на берегу водоема на том же месте, где оформились их чувства. Солнце клонилось к закату, но его лучи еще обогревали их обнаженные тела.

— Скажи, Таня. Почему после подачи заявления ты избегала встречи со мною?

— На этом месте в процессе нашего общения я решила завоевать тебя. И добилась этого. Но я боялась, что эта победа Пиррова. К тому же, у меня было желание убедить тебя в том, что красивую женщину проще завоевать, чем удержать.

— На какой стерве я женился!

— Все женщины становятся стервами, когда пропадает их чувство. Но я люблю тебя, и подобное тебе не грозит.

— И ты ни о чем не жалеешь?

— Я жалею о том, что из-за страха потерять девственность, чуть было не потеряла тебя.

— Мы предполагаем, а жизнь располагает.

— А, если у нас так и не будет ребенка, ты разрешишь мне взять чужого?

— Конечно. Ведь ты отдалась впервые мне, а не мужчине, за которого собиралась замуж. Я буду счастлив, если счастлива будешь ты. Ты переедешь ко мне?

— А ты считаешь, что твоя жена может оставить в одиночестве свою свекровь?

— Кого благодарить за то, что ты появилась у меня в жизни?

— Без меня это было бы невозможно.

— Неужели?

— А ты по-прежнему сомневаешься в женской интуиции?

В жизни не бывает мелочей. Особенно во взаимоотношениях между людьми. Потому, что наша современная жизнь порождает недоверие между людьми. И, тем не менее, в жизни побеждает тот, кто сохранил способность прощать и доверять.

Это не выдуманная история. К сожалению, она не очень часто встречается в реальной жизни.

Две стороны любви

Так уж повелось, что в младших классах мальчишки зачастую влюбляются в одну и ту же девочку. Была в классе у нас отличница Тамара. Сегодня, разглядывая школьные фотографии, ничего особенного в ней не замечаешь. Умные карие глазки, миловидное кругленькое личико, вьющиеся волосы шатенки. Но тогда в школе буквально все мальчишки сходили от нее с ума. Сколько из-за нее было пролито крови в буквальном смысле этого слова. Синяки под глазами у ребятишек не были исключительным явлением.

Ребята почему-то считали, что наибольшим успехом у Тамары пользовался отличник Анатолий Потапов. В то время как у Толи с Тамарой были чисто деловые отношения. Они, как правило, сравнивали варианты решения задач по математике и физике.

Был у нас в классе симпатичный блондин Володя Неверов. Он был не глупый парень, но учился крайне неровно. С большим трудом ему давалась математика и физика. Отец серьезно занимался боксом, был кандидатом в мастера спорта. Володя, чтобы завоевать расположение отца и не получать оплеухи за двойки, зачастую молотил своими ручонками по боксерскому мешку и грушам. Учителя знали, что если у кого-то из мальчишек синяк под глазом, значит, это дело рук Володи. Но никто из ребят родителям на Володю не жаловался. Не жаловался потому, что причиной всех драк была Тамара.

Классный руководитель, допрашивая пострадавших, никогда не получала четкого ответа на вопрос, кто и за что. Володя был не злопамятный парень и уже на следующий день, как ни в чем не бывало, общался с вчерашним противником.

Самое любопытное, что Тамара и Володя между собою не общались. Но весь класс считал, что Володя положил на нее глаз.

В одну из четвертей встала угроза, что несколько учеников класса может получить двойки за четверть. И классный руководитель решила поручить шефство над отстающими учениками отличникам. К Володе была прикреплена Тамара. Ни он, ни она не пришли от этого в восторг. Тамаре не нравилось, что Володя все проблемы привык решать силой. У Володи же были соображения, которые он не высказывал, но о которых догадывался весь класс. Классный же руководитель лишь в редких случаях менял свое решение.

Тамара попросила Володю остаться после уроков в пионерской комнате. Володя очень неохотно согласился. Отличница привыкла все вопросы решать основательно:

— Володя! Тебе трудно дается математика и физика, или ты просто ленишься?

Володя после долгого молчания заметил:

— А я и не знаю. Мне эти предметы не интересны. И я их запустил. Теперь на уроках я мало, что понимаю.

— Я попытаюсь тебе помочь разобраться, но без твоей помощи сделать это не сумею.

Володя слова Тамары понял по-своему:

— Какая тебе нужна помощь, — поинтересовался он.

Тамара по-доброму улыбнулась:

— Мне нужно твое уважение.

Володя густо покраснел:

— Извини, Тамара, если тебя обидел, я не хотел.

— Если ты согласен с моим условием, то я согласна тебе помочь.

С этого момента у Володи больше двоек не было. Классный руководитель, видя благотворное влияние этого содружества, посадил их за одну парту.

Когда кому-то из мальчиков девочка доверяла носить свой портфель, это для всех означало, что у них особые отношения. Тамара ходила в различные кружки в школе и, дожидаясь ее, Володя носил ее портфель. Девчонки открыто подшучивали над Володей, а мальчики про себя, зная резкость ударов его кулачков.

Володя уже получал по математике и физике оценки не ниже четырех, а шефство Тамары продолжалось.

Наконец, классный руководитель, отметив благотворное влияние Тамары на Володю, освободил отличницу от шефства, прикрепив к ней другого отстающего ученика.

Но всегда покладистая Тамара заявила классному руководителю, что с учетом того, что она занимается в химическом кружке, у нее совсем нет свободного времени, эта нагрузка ей не под силу. Классный руководитель не выдержала и съязвила:

— Но на Володю у тебя времени хватает.

— Я помогаю Володе в одном, он мне помогает в другом.

— Даже так? И в чем же он тебе помогает?

— Вы меня допрашиваете так, будто я не выучила уроки.

Классный руководитель впервые за многие годы вызвала в школу мать Тамары, Софью Николаевну. Софья Николаевна работала бухгалтером, ее муж погиб в первые месяцы войны. В беседе с матерью Тамары классный руководитель проявила озабоченность особыми взаимоотношениями ее дочери с Володей.

— А разве не вы поручили Тамаре шефство над отстающим Володей? Не вы посадили их за одну парту? Весь класс знает, что Володя не равнодушен к Тамаре, а разве вы этого не знали?

Классный руководитель не ожидал такого отпора. Привыкшая к беспрекословному повиновению своих учеников, учительница увидела в действиях своей лучшей ученицы сомнение в правильности ею решения, а ее мама даже обвинила ее в непоследовательности. Но она была не из тех людей, кто признавал свои ошибки, а с каждой последующей минутой разговора учительница совершала новые.

— Понимаете, — загадочно произнесла классный руководитель это слово. — У ребят наступил возраст созревания.

— И вы решили воспрепятствовать природе?

Классный руководитель посерела от возмущения:

— У нас в классе есть ученица, у которой была близость с мужчиной.

— Что же вы не воспрепятствовали этому?

— Я узнала об этом слишком поздно.

— Но, узнав, вы воспрепятствовали этому?

— Уже было поздно.

— Значит, вас интересует только сохранение девственности у девушек?

Учительница потеряла контроль над собою:

— Вы же мать!

— Да, я мать. А потому, меня в первую очередь интересует нравственность моей дочери. Безнравственность и физическая близость — это разные категории. Безнравственностью моя дочь не страдает. К тому же она привыкла самостоятельно мыслить. Что касается возможности ранней физической близости с мужчиной, то от этого никто не застрахован. И помешать этому вряд ли в чьих-то силах. Когда Тамара стала дружить с Володей, я была не в восторге и прямо сказала об этом моей дочери. Но получила от нее достойный урок.

— Вы родители из лучших побуждений часто ломаете жизнь своим детям. Мальчик должен быть из хорошей (имеется ввиду обеспеченная семья). Слово любовь вами употребляется как что-то второстепенное. Ведь проходят годы и она пропадает. А разве немало девушек, кто поступал по рекомендации своих родителей, испортили свою жизнь.

Родители, конечно, действуют из лучших побуждений. И дети обязаны прислушиваться к их жизненному опыту. Но решение они должны принимать самостоятельно. Ибо это их жизнь. А попытка проявлять излишнюю активность в отношении судьбы своих детей нередко калечит их жизнь. Любовь порою не только лечит, но и калечит людей.

— Я редко прихожу в школу, ибо во всем доверяю словам своей дочери. Пока у меня не было основания разочароваться в ней. До свидания.

Володя и Тамара поступили в Высшее техническое училище им. Баумана. Стали инженерами приборостроения. На пятом курсе они расписались. Я был на их свадьбе. Говорил с мамой Тамары. Разговор носил философский характер.

— Тамара мне рассказала, что Володя заинтересовал в свое время ее, как очень способный ученик. Не известно, как сложилась бы его жизнь, если бы классный руководитель не поручила ей шефство над ним. Но это шефство незаметно стало обоюдным. Володя интересовался театром, историей, и моя дочь многое узнала от него. Он предпочитает не говорить о чувствах к моей дочери, но она убеждена, что он ее очень любит. Он собирает телевизоры, разрабатывает компьютеры. А моя дочь умеет только разбираться в чертежах. Тамара уверена, что из Володи выйдет блестящий ученый, а она свой потенциал уже полностью реализовала.

Через пять лет я был приглашен на банкет в честь защиты Володей кандидатской диссертации. К этому времени у него родилось два прелестных близнеца-мальчика. Тамара уже три года нигде не работала, ухаживала за близнецами.

Много лет я не встречался с этой семьей. И случайно встретившись с Тамарой в метро, мы с трудом узнали друг друга. Володя защитил докторскую диссертацию, но с ним произошла беда. Хулиганы вечером напали на Тамару в Измайловском парке. Защищая супругу от трех хулиганов, Володя получил черепно-мозговую травму. А через несколько лет с ним случился инсульт. Сегодня он прикован к постели парализованный, лишенный дара речи. Правая рука у него работает. Голова тоже. Он продолжает вести научную работу, пишет статьи, делает разработки.

У них трое детей. Прекрасная семья. Тамара очень рада своему выбору. Володю другие женщины никогда не интересовали. Тамара работает научным сотрудником в одном НИИ. По ее словам, свой потенциал она исчерпала, окончив МВТУ. Врачи обещают, что Володя еще поднимется с постели. Этим ожиданием и живет вся семья Тамары.

Раздумывая о судьбе Тамары, я невольно вспомнил своего приятеля по институту Юру Ризберга. Он был очень талантливым студентом. Во время лекций по математике он не редко поправлял рассуждения профессора. Заведующий кафедрой сопромата профессор Гениев, пригласил Юру заниматься научной работой, и, приходя на кафедру, первому жал при приветствии его руку.

Юра прекрасно бегал на длинные дистанции, прекрасно плавал, играл в водное поло и отчаянно дрался, побеждая зачастую более сильного противника. Был замечательным малым. Купался в проруби, прыгал в воду с десятиметровой вышки, мог успокоить самых свирепых псов. Девушки курса в нем души не чаяли, но он был к ним равнодушен. За время учебы в институте ребята не слышали ни об одном его романе.

Преддипломную практику Юра проходил в Днепропетровске. Там он познакомился с москвичкой, студенткой геолого-разведочного института, и влюбился, как говорят, на всю катушку. Он не был москвичом, но после окончания института был оставлен в аспирантуре. Настя, так звали девушку, была равнодушна к Юре. Ее занимала всепоглощающая любовь Юры, но не более. Многократно Юра делал ей предложения, но она их решительно отклоняла.

Она была хороша собою. Родители ее были весьма состоятельными людьми. Настя была независима. В любой момент она была способна сорваться в различном направлении с различными спутниками. Приятели указывали Юре на это. Но Юра их словам не верил. Однажды заведующей кафедрой поручил Юре сделать сообщение на одной научной конференции, проходившей в Москве. Юра пригласил на конференцию Настю. Увидев всеобщий интерес к выступлению Юры, Настя несколько изменила свое отношение к нему.

С этого момента они стали жить совместно на снятой Настей квартире. Как мне стало известно позднее, любимый мужчина Насти женился, после этого она приняла предложение Юры. Родители Насти, хорошо знавшие ее неукротимый нрав, выражали надежду, что брак остепенит их единственную дочь.

Юра должен был произвести масштабные исследования по теме диссертации, которые планировались на одном дальневосточном заводе. Юра отказался ехать туда под предлогом семейных обстоятельств. Он отказывался вообще уезжать из Москвы. И его отчислили из аспирантуры. Юра устроился инженером в один из исследовательских институтов. Но и там надо было разъезжать по командировкам. Юра уволился и оттуда и устроился на один из подмосковных заводов. Так он избавился от необходимости командировок. К этому времени Настя закончила геолого-разведочный институт и с геологической партией уехала на все лето в Сибирь. Юра места себе не находил. Отпуск он еще не заработал. И тогда он решается на крайний случай. Он обжигает себе руку и уходит на больничный. Получив больничный лист, Юра решил своей супруге сделать подарок, неожиданно появившись в ее геологической партии. Он застает свою супругу в палатке в обнимку с геологом. Геолог получил по полной программе, а Юра — два года условно.

Настя отказалась возвращаться к Юре, и он съехал в заводское общежитие. Он запил. И его выгнали с работы. Без жилья, без работы он стал настоящим бомжем. Спал в подвалах, пил бормотуху, совершенно опустился. Юра получил инсульт, у него отнялась правая сторона. Сердобольные бомжи ухаживали за ним. Умирая, Юра плача, звал к себе свою Настю. К такому печальному концу привела любовь талантливого, порядочного человека.

Любовь способна не только возвысить человека, выявить дремавшие в нем силы. Любовь способна отнять у человека весь его талант, все его человеческое достоинство.

Недаром в народе существует пословица: любовь зла, полюбишь и козла.

Эрдельша

На деньги, подаренные тетей Славой на свадьбу, Сергей решил приобрести щенка эрдельтерьера. Узнав о таком решении своего единственного племянника, тетя временно лишилась дара речи. В молодости ее укусила собака, и с тех пор этих животных она терпеть не могла. Сережа же с раннего детства питал к собакам слабость. Голодные послевоенные годы, коммунальная квартира, где ухитрялись проживать 16 человек, и позиция строгого отца Ефима, который считал, что любое увлечение его единственного сына отрицательно скажется на его учёбе, не позволяли Сергею реализовать свою страсть. Теперь, когда Сергей делал дипломный проект, и у отца была двухкомнатная квартира в хрущёвке, полученная методом самстроя, будущий молодой инженер решил свою самостоятельную семейную жизнь начать непременно с воспитания щенка.

С окончанием Сергеем института Ефим лишался последнего аргумента против этого, к тому же сам был большой любитель собак. Перед Сергеем встал вопрос выбора породы собаки. Ему нравилась порода боксёр, ибо напоминала о виде спорта, которым он увлекался. Но Сергей выяснил, что это порода «сопливая» и «слюнявая». Восточно-европейскую овчарку в комнате содержать не рекомендовалось. Информация собаководов была потрясающе односторонней, ни о какой объективности не могло быть речи. Каждый выделял ту породу, которую содержал.

Тем не менее, многолетнее последующее общение с собаководами наделило Сергея таким объёмом информации, причём не связанной с собаководством, которую он не мог получить за годы учёбы в школе и институте. Порою очень вальяжный и малоразговорчивый гражданин, часами мог рассказывать различные случаи истории, зачастую не имевшие отношения к собаководству, если при прогулке спутник проявлял интерес к его любимому питомцу. Сергей хорошо понимал, что владельцы собак вряд ли разделяют мнение академика Павлова, который объяснял любое поведение собак только условным рефлексом. Но любознательному Сергею ни разу не удалось получить вразумительный ответ на вопрос. Как кошка, вывезенная на самолёте на Дальний Восток, сумела через год вернуться на своих четырёх ногах в обжитую квартиру в Подмосковье? Как птицы, готовясь к перелёту за тысячу километров в тёплые страны, выбирают время вылета. Сергей пришёл к выводу, что лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать, и решил пополнить свои знания в области собаководства, посетив Всесоюзную выставку собак на ВДНХ. Он попал на соревнование победителей пород: восточно-европейских овчарок, доберман-пинчеров, ротвейлеров, боксёров, колли и эрдельтерьеров.

Когда трёхгодовалая сука эрдельтерьера вышла победительницей в соревновании по общему курсу дрессировки, ни у Сергея, ни у других наблюдателей это не вызвало изумления. Когда эрдельтерьер выиграл выборку вещей, на лицах многих зрителей было заметно удивление. Ведь в соревновании участвовала такая известная полицейская собака, как доберман-пинчер. Когда же при буксировке нагруженных саней, сучка эрдельтерьера весом в 25 килограммов выиграла соревнование у вдвое превосходящих её по весу овчарок и доберман-пинчеров, Сергей, уже с нескрываемым интересом стал ожидать заключительного этапа соревнования — защиты хозяина.

На площадку вышел дрессировщик в специальном халате с деревянным ножом в руке. Выпущенная немецкая овчарка схватила дрессировщика за рукав и стала с остервенением рвать его. Дрессировщик успел переложить нож в другую руку и стал тыкать его в бока овчарки. Но та не реагировала на это, и с ещё большим остервенением рвала рукав. Собака получила оценку лишь удовлетворительно.

Вывели трёхлетнюю суку эрдельтерьера. Высота в холке собаки составляла 58 сантиметров. Собака обладала превосходной мускулатурой, довольно компактным телосложением и жёсткой шерстью. Тёмные, небольшие, глубоко посаженные, похожие на сливу глаза, выражали решительность и смелость. Эрдельше, чтобы стать абсолютным победителем соревнований, достаточно было в данном виде соревнования иметь оценку «хорошо». Зрители с интересом ожидали её выступления. По команде дрессировщика хозяин спустил собаку с поводка. Та бросилась на дрессировщика и схватила его за левую руку, в которой он держал нож, и как только дрессировщик перехватил нож в правую руку, молниеносно схватила за неё. Озадаченный дрессировщик ударил эрдельшу ногой, что не было предусмотрительно программой соревнования, и поплатился за это. Сучка вцепилась в незащищённую халатом ногу. Дрессировщик взвыл от боли и упал. Эрдельша осталась стоять рядом, готовая в любую минуту отреагировать на движение дрессировщика. Хозяин собаки позвал её, и та мгновенно подбежала к нему. Эрдельша стала абсолютным победителем соревнования.

Сергей прочитал на стенде аннотацию по данной породе. «Эрдельтерьер — король всех терьеров и самый крупный из них. Это великолепное животное, полное кипучей энергии. В нём идеально сочетаются качества домашнего любимца, сторожа и охотника. Может преувеличить меру необходимой обороны. Первый в драку с собаками, как правило, не вступает, но если вступает, то может потрепать и более крупную собаку. В настоящее время в Московском клубе служебного собаководства имеется несколько месячных щенков с прекрасной родословной». Сергей не знал ещё многих тонкостей в собаководстве. Хорошая родословная ещё не определяет качество собаки. Важны её рабочие качества. Иногда оценка удовлетворительно, данная судьями, не соответствует блестящим служебным качествам собаки. В щенка с хорошей родословной надо собаководу вложить значительный труд, чтобы он превратился в собаку с отличными рабочими характеристиками.

Сергей уже с большим интересом отнёсся к необычной внешности собаки. И тут же на выставке решил узнать, как приобрести щенка эрдельтерьера. Ему дали адрес заводчицы Христины Шульц. Она содержала собак в деревне Дудкино поблизости от аэропорта Внуково. По слухам, Христина была дочерью пленного эсесовца, расстрелянного в России. Её определили в детский дом, а с 16 лет отпустили на вольные хлеба. Руководители Московского клуба служебного собаководства случайно узнали, что мать ее занималась служебным собаководством в Германии, и её собаки занимали призовые места на международных выставках. Они помогли девочке прижиться в деревне Дудкино и заняться разведением эрдельтерьеров.

Апрельским утром Сергей приехал к Шульц. Заводчица жила в маленьком деревянном домишке. В трёх открытых вольерах круглосуточно содержалось несколько взрослых племенных эрдельтерьеров. Все собаки при этом были «рабочие» — осуществляли охрану близлежащих дач. Христина была сухощавой женщиной лет 35, хорошо говорившей по-русски с приятным немецким акцентом. Позднее Сергей узнал известную эрделистам истину, что с учётом весёлого, игривого характера этой породы собак, лишь редким владельцам этой породы удавалось воспитать их в строгости. Он неоднократно наблюдал, когда хозяева не расставались с любимцем даже в кровати, хотя до покупки щенка осуждали это у других владельцев.

Собаки же Христы отличались не только превосходным экстерьером, но обладали большой злобностью, выносливостью и в тоже время послушанием. И зиму, и лето, в дождь и непогоду собаки находились в открытых вольерах. С годовалого возраста они несли службу по охране дач. Зимой их спускали с цепи, и беда непрошенному гостю, забредшему на территорию дачи. Причём собаки были обучены методам нападения на вооружённых непрошенных гостей. Видя человека с ружьём, собака не лаяла, а, прячась, искала возможность без предупреждения напасть сзади. И, когда человек падал на землю, тогда собака громким лаем (а голос у эрделей басовый) сообщала о непрошенном госте. Ей незамедлительно вторили, находящиеся на значительном расстоянии друг от друга эрдели. Они поднимали общий оглушительный лай по всей территории дач, и там, где имелась возможность, собаки приходили друг к другу на помощь.

Зайдя в дом Христи, Сергей с опаской посмотрел на щенную суку, победительницу чемпионата СССР. Та, видимо, привыкла к посещению посторонних гостей, покупателей щенков, и на его появление не отреагировала, и без принуждения вышла из дома, открыв входную дверь лапами.

В картонной коробке находились три месячных щенка с подслеповатыми глазами и крупными ушами. Три маленьких чёрненьких клубочка жались друг к другу. Оставшись наедине с щенками, Сергей хотел погладить одного из них, и за это чуть не поплатился мужским достоинством.

Неожиданно из-под кровати выскочила сучка гладкошерстного фокстерьера и вцепилась Сергею в пах. К счастью, одновременно с этим вошла в избу Христа и отогнала собаку.

— У собаки ложная беременность, вызванная появлением щенков у эрдельши, — объяснила она. — У неё даже молоко появилось, которым она кормит щенков. Эрдельша охотно поделилась с фокстерьером своими материнскими обязанностями. Приёмная мать более агрессивно охраняла щенков, чем родная.

Сергей никак не мог выбрать щенка. Христа посоветовала:

— Я сейчас их выпущу из коробки и тот из щенков, кто побежит к Вам, того и берите, — и открыла коробку.

Двое щенят проковыляли к хозяйке дома, а один — к Сергею, пока не уткнулся в его ногу. Так был сделан выбор. Назвал щенка Сергей Дженни. Полное имя по паспорту щенка — Дженни Тин. Тина было имя матери, победительницы Всесоюзных соревнований. Отец Дженни, всесоюзный чемпион Тедди, гулял между вольерами, своим поведением вызывая злобный лай других кобелей. Этого крепкого сбитого, среднего роста кобеля на свою беду порою недооценивали крупные породы собак дачников. Христа рассказывала, как на днях Тедди вспорол живот крупной немецкой овчарке. И Шульц, как заправский ветеринар, зашивала живот, спасая собаку от неминуемой гибели.

Позднее Сергей вычитал из книг, что в собачьих боях в Англии, эрдельтерьер примерно через 30 минут загрызал бультерьера.

Первое время Сергей содержал щенка в комнате студенческого общежития «Дом коммуны» и выводил гулять щенка в ближайший скверик. У того ещё были глазки с поволокой. Щенок неуверенно передвигался на ногах, но тех из студентов, кто пытался его погладить, он почти беззубым ртом пытался ухватить за руку.

Когда после окончания института, Сергей привёз щенка к отцу на квартиру, ему было около трёх месяцев. Помня советы Христы, молодой собаковод накупил Дженни множество игрушек и пожертвовал парой старых своих ботинок.

Несмотря на это, однажды Сергей и его мама Людмила с ужасом заметили, что Дженни отгрызла угол стены в проходной комнате. Со стороны отца Ефима ожидался грандиозный скандал. Когда же тот, придя с работы, увидел отгрызенный угол стены, то спокойно заметил: «собаке не хватает мела».

Дженни часами играла со щенком боксёра из соседнего подъезда. На прогулке она знакомилась с боксёрами, ризеншнауцерами, колли и другими собаками. Она спокойно реагировала даже на немецких догов, но с раннего детства признавала превосходство кавказских овчарок, и при контакте с ними ложилась на спину, признавая их преимущество.

Рядом с домом строились ясли, и Сергей учил собаку запрыгивать на строящуюся стену и спрыгивать с неё во внутрь помещения. Сергея удивляло, как Дженни мгновенно находила выход, даже когда она прыгала в помещение впервые.

Сергей работал в одну смену, пока в цех, в который его приняли на работу, только строился. Он приходил с работы раньше отца и шёл с Дженни гулять. Возвращался с прогулки Сергей, когда Ефим был уже дома.

Приход отца Сергея ещё на улице чувствовала Дженни. Она стремглав мчалась на третий этаж и царапала дверь в квартиру когтями. В это время Ефим обычно запирался на крючок в своей комнате и читал газету. Отрывать его от этого занятия никому не рекомендовалось, с учётом его вспыльчивого характера. Когда же Сергей с собакой заходил в квартиру, Дженни врывалась в комнату Ефима, сорвав с крючка дверь, в клочья разрывала газету и облизывала того по полной программе. И всё это строгий Ефим терпел. Спасаясь от ласк собаки, он брал в руки резиновый жгут и ещё десять минут играл с Дженни. Силы его заканчивались, и он звал Сергея на помощь.

Ефим очень любил собаку, но вида пытался не показывать. Позднее, когда Дженни не стало, на предложение Сергея купить собаку подобной породы, Ефим со вздохом заметил: «второй подобной собаки не найти». Но при всей любви к собаке он никогда не выходил с нею гулять, сказывался его стеснительный характер. Мать Сергея, Людмила, не испытывала особой любви к собаке. Но зато она очень любила своего единственного сына и ради него готова была идти на любые жертвы. Прогулка Людмилы с Дженни вызывала гомерический хохот у жителей района.

Дженни была довольно послушная собака, но до момента появления на ее пути кошки. Со свойственной ей энергией собака тянула поводок, и Людмила вынуждена была бежать за нею, делая невообразимые по элегантности прыжки через лужи и канавы. К счастью Людмилы, кошки предпочитают спринтерские дистанции и, пробежав десяток-другой метров, вскарабкивались на деревья. Дженни останавливалась и могла часами выжидать свою жертву, а общительная Людмила использовала паузу для диалога с окружающими.

Несмотря на то, что Дженни была очень энергичная по природе собака, в квартире она была заметна лишь в момент возвращения домой хозяина, или когда с нею затевали игры. В остальное время она находилась под письменным столом на подстилке и наблюдала за происходящем в доме. На собаку невозможно было посмотреть, чтобы не почесать за ушком, погладить по голове, расчесать шерсть. Это было нежное ласковое создание, которое мгновенно превращалось в свирепого зверя в момент появления незнакомства или кошки.

Ефим посоветовал Сергею поселиться на частной квартире в деревне Фрязево в 10 километрах от станции Электросталь, чтобы иметь в дальнейшем право на отдельное жилье. Во Фрязеве Сергей вместе с женой Тамарой и Дженни занимали комнату площадью в 12 квадратных метров. Дом был огорожен забором высотой в 2 метра, поверх которого была натянута колючая проволока. У хозяина в будке во дворе жил кобель дворянской породы.

Наблюдавший за сообразительностью Дженни, хозяин дома решил приобрести породистую собаку добермана-пинчера. У Дженни с кобелем установились прекрасные взаимоотношения. Тот, как мужчина, по-видимому, решил взять на себя роль ее защитника. Однажды, когда Сережа решил наказать Дженни и слегка стукнул ей по спине поводком, огромный доберман бросился на него. И, если бы не отменная реакция Дженни, схватившей кобеля за загривок, Сергею бы пришлось познакомиться с зубами заступника. Доберман получил уроки женской непредсказуемости, которые, к своему сожалению, он не усвоил.

Вследствие этого вскоре произошел печальный для добермана случай.

Была зима. Хозяин дома на три дня уехал в командировку, и, по-видимому, доберман посчитал своей прямой обязанностью не выпускать хозяйку дома из-под надзора. Та совершила три дня прогула на производстве, и испытывала серьезные неудобства в связи с нахождением туалета во дворе. Когда же хозяин вернулся домой, обозленная хозяйка с кочергой бросилась на него, забыв про верного стража-добермана. Судя по взаимоотношениям между доберманом и хозяйкой в течение трех дней отсутствия хозяина, они не были дружественными. Доберман, защищая хозяина, содрал с хозяйки юбку, оставив ее в неприглядном виде. В защиту жены хозяин ударил пса ногой. Пес, обладающий высокой реакцией, тем не менее, не успел определить, что его ударила нога самого хозяина, и нанес несколько молниеносных укусов «агрессивной ноге». Хозяин дома завопил благим матом. Не поняв команды, доберман на мгновение остановился.

В доме возникла ситуация, напоминающая последний день Помпеи. Крики раздетой хозяйки резонировали со стонами раненого хозяина и неожиданно прерванным лаем добермана. Примером спокойствия была Дженни, которая совершенно безразлично отнеслась к происходящему, наблюдая за всем через открытую дверь своей комнаты. В довершение к этому оголенная хозяйка, пытаясь выскочить из дома, поскользнулась на крыльце и упала рядом с конурой дворянина, перепугав его насмерть. Абориген, с перепугу, схватился зубами за кофту хозяйки и порвал ее. Та заорала как резаная. Видимо, доберман решил, что пора навести порядок, и вцепился в шею дворянина. Хозяин, не видя самой сцены, видимо посчитал, что доберман бросился на его жену, запустил в сторону крика поленом и попал доберману в голову. Раздался душераздирающий визг собаки, которого не могла выдержать даже Дженни.

Та с громоподобным лаем бросилась на хозяина дома. В этот момент в дом возвратился Сергей. И вскоре, благодаря его вмешательству, вся собачья свора оказалась на улице. Возбужденная хозяйка дома использовала ситуацию для сатисфакции.

Хозяин дома изгонялся из дома вместе с доберманом. Ему была дана команда без справки о прививке от бешенства домой не возвращаться. Учитывая, что на дворе был мороз, а шкура добермана-пинчера предохраняла лишь от осенних холодов, он приговаривался к смертной казни путем обледенения. Нетрудно предвидеть недоумение добермана, стремящегося добросовестно служить своему хозяину.

Не делай добра, не получишь зла. Собака этой пословицы не знала. Даже ни в чем не повинная Дженни понесла наказание. Хозяйка предложила Сергею до конца месяца съехать из дома. Сергей, естественно, поинтересовался, за что? На что та ответила: «за то, что она не защитила хозяйку, от добермана».

Сергей признавал право хозяйки потребовать освобождение комнаты, но лишь в случае невыполнения или окончания действия срока договора. И будучи, приученным на производстве дисциплиной, не мог равнодушно отнестись к противозаконным действиям хозяйки.

Милиция в данном вопросе вынести законное решение была не в состоянии, и Сергей пошел другим путем.

На следующий день, вернувшись с работы, хозяйка, со слезами рассказывала мужу, что уволена за прогул, и на нее, как кладовщицу грозятся возбудить уголовное дело за недостачу.

Хозяин, ненадолго задумавшись, заметил:

— Это все Сергей.

— Как Сергей? — удивилась хозяйка.

— Твой начальник просил меня пустить его до весны. Он к нему и пошел с жалобой на тебя.

— Что же делать?

— Работу ты можешь найти уборщицей в магазине. Ну, а если посадят, то больше трех лет не дадут. Как-нибудь один проживу. Но, как ты недостачу будешь покрывать, не знаю. Придется твоему брательнику раскошеливаться. Ведь ты дала ему деньги на покупку кооперативной квартиры.

— Гришенька, милый, не дай погибнуть!

— А за что ты выгнала замерзать пса?

— Ну, бог, с ним, возврати его в дом.

— Ладно. Тащи бутыль самогона и начинай печь пироги с бараниной.

Застолье обычно мирит мужиков.

Вечером хозяйка напекла пирогов и пришла к Сергею мириться. После длительных переговоров пришли к соглашению. Доберман возвращается в дом. Неделю хозяйка дает ежедневно полкило мяса для Дженни. Она ведь ни в чем не была виновата. Сергей же пообещал уменьшить гнев начальника, но при этом нужна была еще бутыль самогона и пироги. Дженни вряд ли догадывалась, за что ее стали кормить мясом. Но точно знала, что это мясо соседского барана.

У Дженни началась течка. Ко двору потянулись десятки кобелей. Эрдельша не проявляла никакого интереса к аборигену, живущему во дворе. Видимо, она считала, что ее родословная не позволяет ей опускаться до его уровня.

Однажды, придя с работы, Сергей не застал Дженни дома. Естественно, у него возник вопрос, куда могла исчезнуть собака. Ворота дома всегда были закрыты. В этот момент мимо дома пробежала его любимица, а за нею добрый десяток ухажеров. Крики хозяина она игнорировала. Как же Дженни оказалась на улице? Сергей вдруг заметил на колючей проволоке, натянутой поверх двухметрового забора клок шерсти эрдельши. Воистину, любовь не знает преград. Тренировки по прыжкам в высоту не прошли даром.

Деревня Фрязево имела всего несколько улиц, и собачья свора пробегала неоднократно мимо ворот дома. Дженни, видимо, не могла сделать свой выбор, ибо чистокровных эрделей среди своры собак не было. Сучки, в отличие от всеядных кобелей, предпочитают напарника своей породы, но, а если такого не находят, то …поступают как люди.

Вскоре Дженни возвратилась домой, легла у ворот и, и стала ждать своей участи. Сергей ее не стал наказывать, ибо на собственном опыте знал силу женской страсти. Собака же наказала себя сама. Если породистая сука, стоящая на учете в клубе собаководства, забеременела не по графику клуба, не говоря уже о том, что ее партнером стал кобель дворянской породы, она списывается, как производитель потомства. И в дальнейшем женская страсть может быть удовлетворена лишь внебрачным путем.

Через несколько месяцев, когда на дворе еще была зима, Сергей обнаружил ощенившуюся Дженни в конуре аборигена кобеля. Трое щенят замерзло от холода. Одного ей удалось спасти. Почему Дженни решила ощениться не в теплом доме, а в холодной конуре? На этот вопрос могла ответить только она сама. Быть может, она не рискнула принести нагуленное дитя в дом? Щенка назвали Теддом в честь знаменитого деда. Местом для сна у щенка была раскладушка, с которой он периодически падал, что, видимо, отразилось на психике собаки, она выросла очень злобной и агрессивной. Щенка отдали знакомым в деревню. Вырос большой злобный пес, которого застрелил охотник за то, что тот разорвал его сеттера. Эрдельтерьеры в Англии используются как бойцовые собаки.

Совет молодых специалистов завода выделил Сергею комнату в трехкомнатной квартире. Ефим лишился возможности ежедневного общения с Дженни. Но, когда Сергей с Дженни приходили к нему в гости, его лицо освещалось радостью. Друзья возобновляли свои игры.

Наконец, здание цеха было построено, и начался монтаж оборудования. Были созданы бригады по ежесуточному обслуживанию строителей. В ночную смену строительные работы велись лишь на отдельных участках цеха. И дежурная бригада слесарей, электриков и крановщиков во главе с мастером выполняла в основном роль сторожа, так как наш любознательный народ всегда находит возможность чем-то поживиться. Как-то Сергею пришлось дежурить в ночную смену, и он взял с собою на дежурство Дженни. Каким-то невероятным собачьим чутьем эрдельша определяла незваных гостей. Даже тогда, когда в цехе находилось больше десятка рабочих. Проходя по обдирочному отделению цеха вместе с Дженни, его окликнула с кабины крана крановщица Тоня. Эрдельша спокойно наблюдала за диалогом хозяина с крановщицей до того момента, пока не затронули ее персону. Тоня поинтересовалась именем собаки. Сергей его назвал. Дженни с десяток секунд обдумывала, что означает любопытство женщины, и как к нему отнестись. Не найдя объяснения этому, Дженни решила выяснить это в личном контакте. Каким-то неведомым чутьем собака определила местонахождение лестницы к подкрановым путям, и стремглав бросилась к крановщице. Тоня вышла из кабины крана и с опозданием заметила, что навстречу ей по винтовой лестнице движется эрдельша. В ужасе крановщица изменила направление движения на обратное и устремилась в кабину крана. Она успела закрыть дверцу кабины перед самой мордой Дженни. Та для приличия пару раз гавкнула, а затем с интересом стала изучать кабину, по-видимому, изыскивая возможные пути попадания вовнутрь ее. Именно так поняла Тоня намерения собаки, и в страхе перед дальнейшими событиями дрожала, как осиновый лист.

Сергей окликнул собаку, и та, на прощание, помахав Тоне купированным хвостом, побежала в сторону хозяина. Сергей поинтересовался у Тони ее самочувствием, та оказалась не в силе ему ответить. После этого случая Тоня всегда заикалась, когда рассказывала подружкам эту страшную историю.

Сергей возил Дженни на собачьи выставки, где она неизменно получала оценку не ниже «очень хорошо».

Непосредственно перед выставкой эрделей триммингуют. От качества тримминга зависит оценка собаки за экстерьер. Состоятельные владельцы нанимали опытных собачьих парикмахеров. Сергей же свою собаку тримминговал сам. Сам Сергей осуществлял и общий курс дрессировки. Дженни в освоении этого курса достигла больших успехов. Она легко бегала по бревну, с ходу брала метровый барьер, легко брала, карабкаясь, двухметровый барьер; с полуслова выполняла команды: сидеть, лежать, стоять, ко мне, рядом, фу.

Однажды Сергей с Дженни пришел на собачью площадку, где дрессировалась группа немецких овчарок. Бревно было свободно, и Сергей со своей любимицей отрабатывал «факультативные приемы»: кругом, стоять, сидеть, лежать на бревне. Хозяева собак, чьи питомцы с трудом осваивали эти команды на земле, с интересом повернули свои головы в сторону бревна. Раздосадованный дрессировщик обратился к Сергею: «Ну, что вы хвастаете приемами общего курса дрессировки. Если ваша собака такая способная, пусть продемонстрирует хотя бы выборку вещей». Сергей подошел с собакой к дрессировщику. Он никогда с Дженни не отрабатывал этот прием. Дрессировщик сложил в кучу несколько предметов и дамскую сумочку женщины, находящейся рядом. Дженни дали возможность обнюхать женщину, а затем подвели ее к группе вещей. «Ищи», — скомандовал Сергей. Собака понюхала вещи и вернулась к Сергею. Дрессировщик злорадно улыбнулся. Играя с собакой, Сергей часто бросал камни и палки, и Дженни приносила их ему, различая предметы по запаху хозяина. Сергей еще раз подошел к женщине с Дженни и настойчиво повторил: «Нюхай, нюхай». Понюхав предметы, Дженни вопросительно смотрела на Сергея. «А теперь ищи, ищи», — скомандовал он. Несколько секунд собака не трогалась с места, а затем подбежала к предметам, схватила зубами женскую сумку и стала бегать с нею между Сергеем и женщиной. Наблюдавшие собаководы зааплодировали собаке.

Дженни превратилась в серьезную сторожевую собаку. С наступлением сумерек на улице она с громоподобным лаем бросалась на каждого, кто осмеливался приблизиться к хозяину. Имея в холке всего 58 сантиметров, она пугала прохожих своей яростью.

Одним из основных развлечений Дженни была погоня за кошками. Но ни одну из пойманных кошек она зубами не схватила. А зубы у нее были отменные как у большой собаки. Сергей часто кружил ее, когда она хватала зубами за палку. И в этом соревновании Дженни никогда не проигрывала, не отпускала из пасти палку.

В общем, это была умная, миролюбивая, энергичная, отлично выдрессированная собака, никогда не вступавшая в драку первой с себе подобными.

Однажды Сергей пригласил прогуляться по лесу знакомого собаковода с очень злобной немецкой овчаркой. Хозяева вели своих питомцев на поводке на значительном расстоянии друг от друга. В лесу Сергей спустил Дженни с поводка. Хозяин же овчарки сделал это после длительных уговоров Сергея со словами: «Под твою ответственность. Моя собака не успокоится, пока не разорвет эрделя». Сергей не волновался. Он уже был знаком с бойцовскими качествами эрделей.

Как только овчарку спустили с поводка, она сразу же бросилась на эрдельшу. Дженни показала достоинства своей породы. Благодаря своей быстроте и мощной хватке она в течение минуты на треть тримминговала овчарку, сама не получив ни малейшего повреждения шкуры. Овчарка быстро сообразила силу соперницы и известным собакам способом предложила мировую, отойдя в строну. Дженни охотно ее приняла и стала обнюхивать кусты. Привыкшая побеждать себе подобных, овчарка успокоилась лишь на время. Увидя, миролюбивую позицию Дженни, она решила напасть сзади. Но Дженни была начеку и успела оставить на морде овчарки заметный кровяной след. При дальнейшей прогулке овчарка старалась быть подальше от эрделя, поближе к своему хозяину, который был поражен бойцовыми качествами эрдельтерьеров.

Академик-физиолог Павлов утверждал, что собаки не обладают умом, а обладают лишь условным рефлексом. Общение с собаками и собаководами заставили Сергея усомниться в правильности этих выводов.

Существует такой анекдот. В помещение Института физиологии им. Павлова привели для исследования очередную собаку. С опаской поглядывая по сторонам, та спросила у старожила-овчарки:

— Чем вы занимаетесь? — спросила новенькая.

— Условным рефлексом, — ответила овчарка.

— А что это такое?

— А вот смотри, — и овчарка нажала на кнопку звонка, расположенного у дверей. Через несколько минут в помещение вбежали двое людей в белых халатах с мисками, наполненными едой.

— Это и есть условный рефлекс, — подытожил старожил.

Каким условным рефлексом можно объяснить поведение собаки, когда, проголодавшись, или, почувствовав жажду, она берёт в зубы свою миску и идёт к хозяину. Или когда собака обижается на хозяина, прячется от него. При том, что хозяин не обучал её этому. Таким же образом собака приносит любимую игрушку: мячик, палочку или резиновую трубку, чтобы с ней поиграли. Если это условный рефлекс то, что же подразумевает ум?

Эрдели очень энергичные собаки. Их невозможно выгулять на поводке. Пробежав двадцать-тридцать километров, эрдель может после этого охотно играть.

Придя с вечерней смены в первом часу ночи, Сергей не мог часами гулять со своей любимицей. Рабочий город к этому времени затихал, лишь иногда раздавались поспешные шаги работников вечерней смены.

Сергей спускал свою Дженни с поводка, зная, что на людей она не набросится, а основным её занятием будет погоня за кошками или знакомство с себе подобными. Где-то в 2—3 часа ночи он открывал входную дверь, у которой лежала с виноватым видом Дженни. Она никогда не лаяла на улице, ни дома, когда была тишина, или её хозяин спал.

Однажды, после очередной ночной прогулки Дженни, когда Сергей уже завёл её в квартиру, раздался звонок. К удивлению Сергея Дженни на него не прореагировала, а продолжала лежать на своём месте под письменным столом. В квартиру зашли милиционер и женщина. Милиционер сказал, что хотел бы посмотреть на собаку Сергея, которая, по заявлению женщины, вчера ночью напала на неё.

Под письменным столом лежала Дженни, свернувшаяся в клубок.

— Но это же щенок, — констатировал милиционер, — а Вы описываете огромную собаку. Милиционер извинился и ушёл вместе с женщиной.

Через минуту вновь раздался звонок в дверь. Разъярённая Дженни бросилась к двери. Сергей приоткрыл дверь, которая находилась на цепочке. Женщина пришла извиниться, но, увидев разъярённую собаку, закричала: «Это она, это она!» Но милиционер уже покинул подъезд.

Женщина жила в том же доме, где жили родители Сергея. И уже мама рассказала ему, со слов пострадавшей эту историю.

Пострадавшая возвращалась с вечерней смены. На её пути оказалась свора собак, и чтобы разогнать их, женщина стала размахивать своей сумкой. Бездомные собаки испугались и разбежались. Но Дженни, по-видимому, решила, что та хочет с нею поиграть. Она схватила сумку зубами. Женщина, с криком бросилась бежать. Собака за ней, держа сумку в зубах. Когда женщина с криком вбежала в подъезд, вышел мужчина, который неоднократно видел Дженни. Он скомандовал: «фу»! Дженни выпустила сумку и убежала. У страха глаза велики.

К сожалению, собаки, как и люди, часто болеют. И их болезни редко удаётся предугадать, так как различные анализы у собак берут только некоторые любители. Когда же болезнь начинает проявляться, лечить становится не просто. У нас и хороших врачей наперечёт, не говоря уже о ветеринарах. И хозяевам собак с болью в сердце приходится наблюдать за болезнями и муками своих любимцев. Находясь в поле, на даче, или в лесу, собаки зачастую находят лекарственные травы, которые помогают их излечению. Для городских собак не имеется и этой возможности. Можно только догадываться о муках владельцев собак, которые бегают по различным ветеринарам в поисках лечения своих любимцев и безрезультатно. Сколько горя, страдания и слёз доставляют им муки, болезнь и смерть животного.

Тяжелобольные собаки, чувствуя приближение смерти, предпочитают умирать вдали от места своего жительства. Но, с каким вниманием, они наблюдают за поведением своего хозяина, надеясь, что тот спасёт их от недуга! Однако собакам знакомы и случаи, когда хозяин их бросает, и животные остро чувствуют приближение этого момента.

Дженни было восемь лет, когда она «села» на ноги и с трудом поднималась на четвёртый этаж. Сергей носил её на руках. Но, после ночной смены он так уставал, что не мог это делать. Понимая это, Дженни карабкалась по лестнице самостоятельно, испытывая при этом сильную боль. Но после дневной смены Сергея самостоятельно это делать она отказывалась. Сергей решил поместить собаку в Московскую ветеринарную академию на лечение.

В один из выходных дней он пришёл собаку проведать. Зрелище было печальное. В клетке лежала его любимица, которая неделю не принимала пищу, и её не лечили, потому, что она «злобная».

— Как вы тогда можете лечить хищников в зоопарке?! — взревел Сергей.

Ему обещали, что исправят положение.

Дженни была ужасно голодна. Поев, она стала с Сергеем играть. Он оставил её в Академии в надежде, что ей будет оказано лечение. Другого выхода у него не было. Сердце его разрывалось, глядя на Дженни, когда он вновь завёл ей в клетку.

Через неделю он забрал её домой окончательно, так как никакого лечения ей так и не дали. В кабинете заведующего отделением Сергей кричал, как резаный. Когда он вышел из кабинета, его на улице догнала уборщица:

— Тут работают в основном дети крупных чиновников, которые по блату поступили на учёбу в Академию. Такие врачи даже людей не хотят лечить.

Сергей страдал язвой желудка и получил путёвку в санаторий. Дженни осталась на попечении жены. Тамаре было тяжело поднимать собаку на четвёртый этаж, к тому же собака не получала лечения, и, не видя другого выхода, супруга решила выпустить её в лес. Друг семьи, по её просьбе подвёз их к лесу. Тамара спустила собаку с поводка и та поковыляла в лес.

Приятель обратился к супруге Сергея с просьбой: «Не говори мужу, что я отвёз собаку, это нас поссорит». Тамара опомнилась, что её ждёт после приезда Сергея, который очень любил собаку. Она стала звать Дженни. Та не приходила. Тогда жена Сергея пошла в лес и увидела собаку, лежащую под кустом. Как только Тамара скомандовала: «Ко мне!», собака с трудом поднялась и проковыляла прочь.

Многие люди отдают часть нереализованной любви своим питомцам. Но порою, они забывают, что собачья любовь и верность превосходит человеческую. Эти гордые животные зачастую не прощают предательства своим хозяевам.

Человеку во многом не понятны мотивы поведения своих любимцев, но если бы он достиг этого понимания, то порою задумывался бы о своей нравственности.

Надежды умирают последними

Очерк

Сергей внимательно просматривал альбом с семейными фотографиями.

Вот Сергею год. Он стоит на своих кривоватых ногах, внимательно вглядываясь в объектив аппарата. Вот он вместе с мамой уже в возрасте двух лет. Вот он в детском саду. Дальше идут фотографии школы. Но не запечатлен важнейший жизненный этап. Война, воздушные тревоги, отец на фронте, эвакуация на Урал.

Первый раз в первый класс. Это был 1944 год. Война не окончена. Немец уже не угрожает Москве. Но в стране голод. Классы зимой не отапливаются. Ребята сидят в шубах. У большинства из них нет средства для приобретения тетрадей, и они пишут между строк на газетной бумаге.

Первая учительница, Мария Леонтьевна ничем Сергею не запомнилась. А вот уже пятый класс, и запомнившаяся на всю жизнь классный руководитель Лидия Игнатьевна. Эта учительница сумела не только создать дружный класс, но и определить место в будущей жизни каждому ученику.

Почти все, что она предсказывала, не сбылось. Но даже самый маленький по росту ученик класса, к тому же слабоуспевающий, имел свое место в будущей жизни в виде диктора всесоюзного радио.

А вот уже и восьмой класс, и новый классный руководитель Евгения Львовна, учительница литературы совершенно иного плана. Она вела уроки литературы не обычно. Читала на них лекции, как в институте. Хорошие ученики, как правило, уважали ее. Ученики средней и плохой успеваемости не понимали и даже недолюбливали ее.

Тогда было обязательное семилетнее образование, и 8 класс образовался из слияния двух классов. Ученики другого класса были в основном детьми работников Ново-Краматорского машиностроительного завода, эвакуированного в годы войны с Украины.

Руководители завода после окончания войны так и остались в Подмосковье. Их дети, как правило, хорошо учились, лучше питались и одевались. 8-й класс Евгении Львовне так и не удалось сделать единым коллективом: сытый голодному не товарищ. В классе училось порядка 30 учеников, шестеро из них были евреями по национальности. Классный руководитель была еврейка. Она относилась к диссидентам, была знакома с некоторыми людьми из окружения Андрея Дмитриевича Сахарова. И свое жизненное назначение видела в том, чтобы из тридцати учеников воспитать хотя бы четырех-пяти, которые бы в будущем сумели бы сломить хребет большевизму. Утопическая черта типичного интеллигента.

Учительница русского языка и литературы, разуверившись в своих идеалах, покинула СССР, чтобы в далеком Израиле, оторванная от своей деятельности учительницы русского языка и литературы, ловить каждую весточку из России, ностальгируя по прошлому, сложному, но целеустремленному.

Имея средний уровень школьной подготовки, Сергей решил поступать на юридический факультет Московского государственного университета, и не прошел по конкурсу и был призван служить в армию. Единственный сын у родителей, несмотря на скудное существование и активное занятие спортом, был по существу маменькин сыночком.

Ох, не простые это были годы службы в армии! Дедовщины в полковой школе, как таковой, не было, но был в роте целый взвод ребят, призванных с Краснодарского края, который в свое время оккупировали немцы. А на оккупированных территориях взаимоотношения между местными жителями и немцами значительно отличались от получаемой советскими людьми информацией. Сергей три года до армии занимался боксом и мог постоять за себя. Но антисемитизм, кроме физического насилия, обладал еще и моральным. Так что армия была для Сергея и серьезной школой мужества.

От учебы в институте сохранилось всего несколько фотографий, и те были связаны с туристическими походами. Вот он в трусиках у водопада «Чебарухи». Обращает на себя внимание мощная фигура штангиста. Вот он идет по Военно-грузинской дороге. А это несколько снимков его путешествия по горам Карпат.

До армии Сергей знал только одну девушку. После армии он стал активно наверстывать упущенное. И, как показала дальнейшая его жизнь, не зря. Разглядывая фотографии прошедших через его жизнь красавиц, Сергей тяжело вздыхал. Именно личная жизнь была самой большой его неудачей.

Пытаясь найти объяснения этому, Сергей понимал, что порядочность по отношению к женщине в том понимании, в котором его воспитывали родители и общество, и явилась причиной всех его семейных неурядиц. Дважды женившись, не испытывая тех чувств, о которых мечтал и на которые был способен, он обманул не только себя, но и своих супруг. Как сказал поэт Гарольд Регистан, без любви не живут, уходи.

С ранних лет Сергей увлекался политикой. Он по убеждению вступил в КПСС, полагая, что отрицательные стороны социализма являются причиной поведения руководителей партии, а не идеологии. Он критически относился к Сталину еще при его жизни. И впервые свой бойцовский характер проявил в армии. Будучи младшим сержантом, вступил в открытую борьбу с полковником медицины, начальником госпиталя, и одержал победу.

Лиха беда начало. И вот уже в институте, борясь против несправедливости с отдельными преподавателями, стоя на грани угрозы вылета из института, он одержал несколько побед.

Оценивая прошлое, Сергей пришел к выводу, что одержанные победы являлись не результатом удачного стечения обстоятельств, а результатом продуманной тактики, построенной на четком знании мотивации и возможностей каждого оппонента.

Осторожный отец не раз предупреждал его, что он сломает себе шею, но Сергей ничего не мог с собою поделать. Несправедливость вызывала в нем бурную негативную реакцию.

Пожалуй, только эти случаи, да и возможности Москвы в период его обучения, оставили об институте добрые воспоминания. Учеба мало интересовала его, как и большинство из окружающих его людей. Исключение составляли институтские вечера, организатором которых он был.

После окончания института и прихода на работу на металлургический завод с Сергеем произошли разительные перемены. Он понял, что его скудных знаний недостаточно для успешной трудовой деятельности по выплавке сложнолегированных марок стали. При этом низкий уровень теоретической подготовки цехового окружения не служил для него оправданием собственной скудности знаний.

Он начал пытаться во всем досконально разбираться и скоро вызвал недовольство своими вопросами многих своих наставников. Те уже давно забыли, чему их учили в институте, и использовали в работе только приобретенный опыт.

И вот уже фотографии у сталеплавильных печей, на производственных оперативках, у стенда признанной лучшей в городе цеховой газеты, редактором которой он был.

Сергей проштудировал многие лекции по спецкурсу, вновь прочитал все известные по институту учебники, свободное время часами проводил в технической библиотеке завода. Творческие гены матери дали при этом знать. Она имела образования всего два курса музыкального училища, но изобретательская жилка проявлялась в малейших семейных делах. Кроме этого, она была широко эрудированна, имела прекрасное сопрано, писала чудесные стихи. А главное, была потрясающим оптимистом. Сергей стал активно заниматься рационализаторством, появились даже первые заявки на предполагаемые изобретения. О нем стала писать заводская, городская и даже центральная печать. Его активная трудовая и общественная деятельность никому из руководства завода не мешала. В альбом вклеены многочисленные вырезки из центральных, городской и заводской газет, в которых описывались его достоинства. Но достоинства человека зачастую мало связаны с его карьерным ростом. Пятая графа позволяла его оппонентам препятствовать его карьерному росту. И потому, даже тогда, когда он поступил в заочную аспирантуру, никого из начальства это не напрягло.

Начальник Центральной лаборатории завода потратил на подготовку кандидатской диссертации 8 лет, а тут сменный мастер печей досрочно в течение двух лет выполнил диссертационную работу с большим объемом внедрения и с блеском ее защитил. Начальник цеха и его друг директор завода были откровенно озадачены тем, что вовремя не сумели поставить преграды этому. Глядя на их лица на фотографиях, нетрудно увидеть в них героя М. Булгакова — Шарикова. Директор завода, чтобы не дать ему возможности проявлять свое дарование в области технологии, предлагал ему быть его заместителем по кадрам, экономике. Но Сергея интересовала только наука, связанная с металлургией. И он предпочел скромную должность мастера печей. Его позиция вызывала изумление многих работников завода, не испытавших увлеченности исследователей.

Заведующий кафедрой Григорян Вули Аршакович, пораженный глубиной теоретических разработок диссертации, и особенно внедрением их в производство, предложил Сергею занять должность доцента кафедры. Но Сергей не принял это предложение, полагая, что на производственном оборудовании может добиться больших научных результатов, чем на лабораторном. Уверенные в своей безнаказанности, полагаясь на поддержку себе подобных, оппоненты сделали вид, что не заметили достижений молодого ученого. Сергей читал лекции в вечернем металлургическом институте, где учились многие его начальники, ставил им двойки за незнание элементарных основ металлургии, а те за это лишали его под надуманным предлогом премий. Люди способны легко прощать недостатки других людей, но достоинства никогда не прощают. Пятнадцать лет Сергей провел в ожесточенной борьбе со своими оппонентами и неоднократно одерживал победы, хотя и поражений было немало.

Он учел разницу в коммунистической идеологии и практической ее реализации. ЦК КПСС боролся за рост производительности труда и увеличение выпуска металла, а исполнительная власть ограничивала этот рост планированием от достигнутого. Разглядывая заводские фотографии, просматривая свои публикации в газетах, Сергей невольно пришел к выводу, что за минувшие 30 лет в стране мало что изменилось.

Будучи известным по всей стране специалистом вакуумной металлургии, он, благодаря стараниям директора завода, был лишен возможности заниматься наукой. Это наносило прямой ущерб производству, но его оппонентам, с высоких трибун выступающим за развитие науки и производства, было просто наплевать на это.

Положение Сергея начало меняться после ухода с завода директора. Но оппоненты, прекрасно зная его научный и производственный потенциал, делали все возможное, чтобы ограничить его творческие возможности, тормозили его продвижение по службе. И, тем не менее, как только появилась малейшая возможность использовать свой научный, производственный и организаторский потенциал, он с успехом его использовал. Стремясь лишить его возможности заниматься вопросами технологии, чтобы скрыть от общественности противозаконность своих действий, его оппоненты, воспользовавшись ситуацией, когда новый директор завода не был утвержден на верху, выгнали его из цеха и дали работу в Центральной лаборатории автоматизации и механизации, хотя по специальности он не был ни автоматчиком, ни механиком. Но Сергей нашел выход из создавшегося положения. Учитывая слабую техническую подготовку своих оппонентов, он добился создание лаборатории АСУТП (чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало — решили «шариковы»). Его оппоненты не понимали, что автоматизированные системы управления технологическими процессами базируются на оптимизированной технологии, а в вопросах совершенствования технологических процессов на заводе ему не было равных. И через два года после создания лаборатория, состоящая в основном из молодых специалистов, стала лучшей лабораторией завода. И новое руководство завода вынуждено было давать ей задания по совершенствованию технологии металлургических процессов и повышению производительности труда. Вот статья В. Дудника в «Московском комсомольце», в которой известный журналист, пораженный успехами лаборатории, описал ее деятельность, выделив из всех лабораторий СССР, использующих труд молодых специалистов.

Наступил пенсионный возраст — 50 лет. Вот приветствия различных служб завода. Сергей решил с завода уйти, так как после снятия с должности заместителя министра Черной металлургии Прянишникова И. С., его главного оппонента, появилась возможность более полно использовать свой потенциал.

Сергею удалось по конкурсу занять должность заведующего лабораторией Всесоюзного научно-исследовательского института. Должности, с которых мальчики в «розовых штанишках» Е. Гайдар, Хасбулатов, Б. Березовский заняли видные посты в государстве.

Теперь его деятельность не ограничивалась одним заводом, но и здесь у него возник конфликт с руководством института, который стремился ограничить свою деятельность бумажными делами.

Тем не менее, он превратился в специалиста, с которым предпочитали вести работу многие металлургические заводы и НИИ. Но это продолжалось всего семь лет. Как и предсказывал Сергей, институт развалился, когда централизованное финансирование прекратилось. В дальнейшем Сергей занимал должности и зампредседателя правления банка и генерального директора крупного предприятия, но для него это была не творческая работа, а работа ради физического выживания.

И вот сейчас рассматривая фотографии, он интересовался лишь теми, что были связаны с его научно-производственной деятельностью как металлурга.

Уже много лет не связанный с производством он вдруг получил предложение поработать на заводе, где прошла его 25-летняя трудовая деятельность по внедрению новейшей технологии и систем автоматизации.

Сергея не испугало то, что разрабатывать и внедрять результаты он должен был лично сам. Ранее, все разработки под его руководством внедряли его подчиненные. Но он отлично справился с этой задачей, в очередной раз показав, что, несмотря на преклонный возраст, сохранил свою творческую активность. Есть еще порох в пороховницах. Но его успех был с холодцом встречен на заводе, где по-прежнему руководили «шариковы». Ими больше ценилась не эффективность и качество научно-производственных работ, проводимых научными организациями, а величина «отката».

На заводе он увидел печальную картину. Большая часть его ранее внедренных разработок или были ликвидированы, или упрощены таким образом, что потеряли весь практический смысл. Руководство завода интересовали только заказы. Требования увеличения производительности труда при неизменной численности работающих (так требовала власть) теряли всякий смысл.

Среди квалифицированных рабочих и инженерно-технических работников остались только семидесятилетние пенсионеры. Молодые выпускники металлургических институтов предпочитали работу в офисах работе на заводе. Центральная исследовательская лаборатория, которая была в прошлом гордостью завода, перестала выполнять свои функции. Теория Германа Грефа, что России нет смысла заниматься научными разработками, а проще купить их на Западе, претворялась в практической жизни. Найти квалифицированного сварщика, токаря, электрика для завода стала проблемой. Их не готовило производство. Институты вместо инженеров стали выпускать бакалавров. Вместо специалистов предприятиями стали руководить топ-менеджеры, главной задачей которых стало рациональное распределение откатов.

В советское время это квалифицировалось бы как подрыв оборонной мощи страны.

«Спаситель отечества» Егор Гайдар призывал пожертвовать настоящим поколением стариков во имя интересов будущего поколения, совершенно выпуская из виду, что нынешние олигархи паразитируют именно на результатах труда этого поколения.

Протестный стук касок шахтеров у стен Кремля напомнил господину Гайдару тот факт, что могильщиком капиталистов является рабочий класс. И он предпринял решительные меры для уничтожения этого класса. Закрылись, как нерентабельные, многие шахты. Превратились в металлолом новейшие заводы. Зная, что работники тяжелых отраслей промышленности, ушедшие на пенсию по списку №1, вряд ли поддержат не дружащие с разумом реформы Гайдара, тот противозаконно задним числом отменил им повышенные пенсии. Засилье юристов во всех сферах власти не привело к торжеству Закона. Дума принимала нужные власти законы, которые правящая элита порою не желала выполнять. Суд превратился в организацию, защищающую не закон, а интересы бюрократии.

Такие невеселые мысли наполняли Сергея, когда он рассматривал фотографии последних двадцати лет.

На фотографии — выступление на презентации его романа «А жизнь всего одна, или Кухарки за рулем». Роман, который охватывал период жизни страны с 1905 по 2011 годы, получил положительную оценку критики.

Борьба с негативными сторонами жизни являлась основной целью Сергея. Вот несколько критических статей, опубликованных в печати. Главный редактор газеты «Московский комсомолец» П.Н.Гусев счел целесообразным наличие такого критического автора в газете, но его заместители увидели в этом какую-то опасность (лично себе или газете?), и под их давлением тот вынужден был идти у них на поводу, несмотря на данные автору обещания.

Так Сергей был лишен в очередной раз возможности бороться с «шариковыми» и влиять на происходящие в жизни события. Но сама жизнь продолжается. Вот фотографии на отдыхе в Турции, Тунисе, Испании, Португалии, Греции, Черногории, на дачном участке в Подмосковье.

На даче он выполнял обязанности Председателя Ревизионной комиссии. Председатели Правления СНТ быстро смекнули, что власть совершенно не интересует, что происходит за стенами этих организаций. И Председатели Правления просто не дают Ревизионной комиссии материалов для проверки. Заставить это сделать может только суд, но обращаться к нему может только Председатель Правления. А переизбрать Председателя не проще, чем переизбрать президента. И миллионы пенсионеров-дачников страдают от этого. И опять Сергей вступает в борьбу. Но с удивлением замечает, что большинство членов дачного товарищества уже давно смирилось с беспределом. А пассивность населения определяется, как минимум, тремя факторами: психологией раба, нищего и негативным опытом всех революций.

Рассматривая свой альбом, где на фото запечатлен атлетически сложенный юноша с привлекательной внешностью в окружении красавиц и известных знаменитостей, а затем старик, сохранивший разве остатки своих физических и даже умственных достоинств, Сергей прекрасно понимает, что активную прошлую жизнь настоящая жизнь напоминает лишь фрагментарно.

Несмотря на 80-летний возраст Сергей чувствует, что творческие силы, энергия, целеустремленность его окончательно не покинули. И на фоне дефицита истинных профессионалов он еще мог быть полезен стране. Но отчетливо понимает, что нынешняя элита не заинтересована в изменении кадровой политики государства, несмотря на то, что экономическая ситуация в стране настоятельно требует этого.

Но, не все так безнадежно в жизни. У Сергея, несмотря на возраст, появляются новые бескорыстные молодые друзья. Мотыльки летят на свет. Россия не раз в истории переживала трудные времена. И тот, кто знаком с русской «провинцией», знает, что российский народ и в самых сложных условиях ухитрился сохранить свои лучшие качества: патриотизм, доброту, смекалку, мужество, терпимость и оптимизм.

А вот последние фотографии Сергея: из ЗАГСа, ему 80 лет, лечение в санатории «Звенигород», фото новых знакомых.

И последняя запись на нескольких сайтах:

«Ицкович С. М. по праву человек-легенда отечественной науки. Его жизненный путь-история становления настоящего профессионала. И дело даже не в 40 авторских свидетельствах и патентах.

Сергей Маркович — прежде всего, это философ, точно осмысливающий окружающую действительность.

Своим примером он показывает, КАК НАДО СМЕЛО ОТСТАИВАТЬ ТО, ВО ЧТО ВЕРИШЬ, и при этом искренне любить жизнь и сохранить оптимистический, открытый взгляд на мир».

Значит, несмотря ни на что, жизнь прожита не напрасно. И вопреки отчаянным стремлениям «шариковых» скрыть от людей настоящих патриотов России, их имена известны и дела справедливо оцениваются.

А через пару недель Сергей планирует сдать в печать книгу рассказов под названием «Аккорды любви». Так что жизнь продолжается, и, как известно, НАДЕЖДЫ УМИРАЮТ ПОСЛЕДНИМИ.

Но, оценивая свою неспокойную жизнь, Сергей констатирует, что высокая эффективность его научных разработок базировалась на предвидении конечных результатов, благодаря огромному производственному опыту. Он был глубоко убежден в том, что, особенно в металлургии, наука без практики мертва. Те, кто знакомился с тематикой его исследований, поражались, как ему удавалось охватить такую широкую сферу деятельности. Забывая при этом, что основные открытия и изобретения базируются на стыке наук. И сейчас в очередной раз, анализируя все то, что останется незаконченным после его ухода в мир иной, Сергей невольно вспоминал последние дни ленинского наркома иностранных дел Литвинова, который, умирая, мечтал о будущем мировом величии страны Советов.

Старики

Теплым майским вечером во дворе девяти этажного дома, ближайшего пригорода Подмосковья, на составленных скамейках вокруг столика для игры в домино, собралось несколько ветеранов труда и войны. Домино и карты были в беспорядке разбросаны на столе, и старики потеряли к ним интерес. Бутылки с пивом были на 2/3 пусты.

Большинство одиноких стариков нуждалось в общении, больше, чем в повышенных пенсиях и сносных жилищных условиях. Как всегда, рядом обосновалось несколько любопытных или не знающих, чем заняться ребят. Несколько поодаль расположилось несколько бабушек с внучатами. Бабушки неодобрительно поглядывали на стариков, опасаясь, что рядом с бутылками пива появятся непременные солдатские сто грамм.

Сегодня был праздник, День Победы. И хотя не все старики прошли фронт (не все, кто прошел фронт побывали на передовой), но большинство из них уже давно отправились в мир иной). Среди тех стариков, кто сегодня остался в живых, большая часть находилась в годы войны в окопах второго эшелона или в штабах далеко от поля битвы. Значительная часть сегодняшних пенсионеров во время войны ковали победу страны на трудовом фронте.

Те же, кто находился на передовой, остались живы, благодаря тому, что после первой же атаки, когда рота, батальон теряли до 50 и более процентов личного состава, получали ранение, причем летом, весною или ранней осенью (тот, кто получал ранения в другое время года, имели малые шансы на выживание), после которых месяцами находились в госпиталях. Этих солдат нетрудно было отличить по скудным наградам на потерявших цвет гимнастерках. Они скептически относились к рассказам тех, кто с физическим напряжением в день праздника носили целый иконостас. Эти солдаты знали, что те, кто хоть один раз ходил в атаку, или, будучи в окопах в непосредственном контакте с врагом, удерживал позиции батальона, предпочитают не вспоминать о войне.

И, тем не менее, несмотря на различия, этих стариков объединяло время, годы страшной беспощадной войны и последующие лишения.

Некоторые побывали за границей и с удивлением спрашивали себя, чего не хватало немцам, ведь жили они значительно качественнее нас. Эти сомнения постигали практически всех ветеранов труда, лишившихся после победы над фашистами свободной добротной жизни.

Несколько в стороне от стола сидел абсолютно лысый старик на табуретки и бренчал потихонечку на балалайке незамысловатую мелодию, периодически чему-то улыбаясь. Его звали Романом. Он не пил даже пива. У него в семье было трое ребят, которые вследствие генетических пороков и плохого питания были умственно недоразвиты. Его жена, немка с Поволжья, нигде не работала, но, несмотря на это, все дела по дому вел Роман. В доме после войны было мало мужчин, и Роман своей энергией компенсировал их отсутствие, к чему его жена была абсолютно равнодушна. Роман работал в горячем цехе, был плохим работником, но получал по карточкам 1200 граммов хлеба. Этого ему хватало. Дети и жена получали по 250 граммов и питались в основном картофельной кожурой. Однажды Роман видел, как начальник цеха вместе с директором столовой выносили мясо из цеха. Милиция расследовала кражу, но Роман, который в то время был дежурным по кухне, начальника не выдал, благодаря чему продержался на работе до пенсии.

Среди собравшихся обращал на себя внимание моложаво выглядевший сухощавый старик в военной форме в звании полковника, на груди которого красовался такой иконостас, что невольно возникал вопрос, откуда у него берутся физические силы, чтобы его носить. Он не был жителем этого дома, а с Парада Победы приехал сюда, чтобы навестить своего племянника, известного в доме шалопая, нигде не работавшего, и уже осуществившего в свои сорок лет несколько ходок в места не столь отдаленные. Но у полковника кроме него из близких никого не осталось. Жена ушла из жизни три года назад. Как участник и инвалид войны (ранений у него никаких не было), он получал относительно высокую пенсию, которой периодически делился с племянником. И, тем не менее, в этой жизни его не все устраивало. В отличие от Романа он считал, что русский человек, выигравший войну, должен жить лучше побежденного. Он понимал, что власть обманывает народ, а потому не считал задорным обманывать и саму власть.

Но племянник его откровенно презирал. И своему соседу по коммунальной квартире Николаю он рассказывал много нелестного из биографии своего дяди. Племянник был значительно моложе своего дяди, а потому не понимал, что порою в течение одной только штыковой атаки на фронте, резко меняются взгляды людей, полученные в течении предыдущей жизни. Полковник знал об этом, знал и понимал причины нигилизма своего родственника, но племянник для него был единственным в этом мире родным человеком, да и членораздельно объяснить ему этого не смог бы. Когда тебе 85, то с учетом средней продолжительности жизни россиянина, у тебя не остается рядом не только друзей, но и знакомых. А отставной полковник очень заботился о мире ином, хотя кроме аденомы простаты, никакими болезнями не страдал. Он уже приобрел себе место на кладбище, изготовил никелированную ажурную загородку, огромный памятник и мечтал только об одном, чтобы хотя бы раз в году кто-то на его могилке клал искусственные цветы.

У него была хорошая трехкомнатная квартира, и он пригласил в нее жить студентку медицинского института, красавицу Лену. В медицинском учатся 7 лет, и при необходимости, девушка может оказать первую медицинскую помощь. Кроме того, студентки-медики, не имеющие обеспеченных родителей, с учетом их мизерной стипендии, могут учиться только благодаря помощи спонсора. И насмотревшись несовершенства живых и мертвых тел, они терпеливо относятся и к старикам, особенно таким сохранившимся, как полковник.

Полковник познакомился с Леной в больнице, где он посещал находившегося на излечении после очередного запоя племянника. Чтобы иметь возможность учиться, Лена завела себе на первом курсе любовника, который стал первым ее мужчиной. Имея смутное представление о сексе, будучи крепкой, физически развитой девушкой, она вначале терпеливо переносила фантазии своего ухажера, но после того, как на скорой помощи ее отвезли в гинекологическое отделение, и пожилой врач-гинеколог объяснил ей, что во всем нужна мера, и при выборе партнера надо учитывать и свои физические данные, стала более осторожной в выборе партнера.

«Секс — это не установление рекордов Гиннеса, а процесс удовлетворения нормальных потребностей человека», — эти слова врача-гинеколога Лена хорошо запомнила.

Полковнику после разговора с племянником тоже было о чем призадуматься. Короче, оба были озадачены своими проблемами и искали пути их решения. На выходе из больницы Лену ожидал ее ухажер, но она идти к нему не захотела. Тот пытался затащить к себе ее силой.

Но тут в нужное время в нужном месте оказался полковник. В СМЕРШе его неплохо физически подготовили. Правда, со сломанной ключицей ухажеру не пришлось далеко ехать, больница была рядом. Лена была благодарна полковнику за заступничество. Но, известно, что за все необходимо платить. И она согласилась заглянуть к нему в гости. Полковник, видимо, решил, что этого достаточно для совместной жизни. Но, как все разумные женщины, Лена видела в лице полковника временного ухажера, который позволял ей продолжить учебу в институте, мечтая о любви, муже и детях. Она избегала появляться рядом с полковником не только в общественных местах, но даже в светлое время дня на улице. Полковник не мог этого не замечать, но вынужден был мириться с этим. И оказалось, что зачастую «временное» оказывается более длительным, чем «постоянное».

Когда ты обута и одета, и голод не мучает тебя, сердцу хочется ласковых песен. Но судьба была не благосклонна к ней.

В попытке найти себе будущего супруга, она попала под коллективный секс и поняла, что бывает еще, что это значительно хуже, чем жизнь с пенсионером. Она сделала вывод, что все мужики козлы, и на время прекратила поиски спутника жизни. Но молодость брала свое. В медицинском институте среди студентов секс не был табу. И Лена компенсировала свою моральную ущербность близостью со сверстниками. Но она одновременно поняла ценность того, когда партнер не равнодушен к тебе. И это понимание выразилось в желании соответствующим образом отблагодарить полковника. И он лег в больницу в связи с воспалением простаты. А это неожиданно нанесло Лене психологический удар, ибо все попытки сделать что-то доброе для людей, обращалось против нее.

Однажды племянник полковника, придя к нему в дом в его отсутствие, застал ее полностью обнаженной. Он, возможно, не знал, что полковник в больнице. Лена решила, что звонит полковник, и выскочила из ванны голышом. Племянник почувствовал легкую наживу. Но Лена, когда пытаются навязать ей то, чего она не хочет, умела за себя постоять. И когда полковник неожиданно вернулся из больницы, он застал обнаженную Лену, оказывающую первую урологическую помощь его обнаженному племяннику. Полковник просто озверел. Он таскал племянника за член в поисках ножа по всей квартире, невзирая на его душераздирающие крики, грозя лишить его мужского достоинства. И этого не в силах была сдержать даже Лена. Неожиданно для себя, она скомандовала: «Смирно!» Видавший виды полковник опешил и выпустил из рук член племянника.

— Ты, что, хочешь остатки жизни провести в тюрьме? Успокойся, между нами ничего не было. Я ему врезала ногою по яичкам, и ты застал меня, когда я оказывала ему первую помощь.

У полковника не было другого варианта, кроме того, чтобы поверить Лене. Но в тоже время он понял, как ненадежны отношения, в основе которых нет любви. Племянник, естественно, не воспылал любовью к дяде после этого инцидента. Но племяннику нужны были деньги полковника, а дяде нужен был племянник, который бы приносил цветы на его могилу. И отношения между ними не были окончательно порваны. И Лена с ужасом заметила, что ее пожилой поклонник в гневе может быть пострашнее молодых извращенцев, и стала более активно искать ему замену.

Полковник, несмотря на праздничный день, был в плохом настроении. Племянник, ради которого он пожертвовал банкетом, судя по всему, домой не торопился. Мальчишки с восхищением рассматривали ордена полковника на кителе, а сосед по коммунальной квартире его племянника Николай, смотрел на это с саркастической улыбкой.

Только не сведущую молодежь можно удивить этим иконостасом. А ведь полковник не дурак. Но очень хочется казаться героем.

Как бы читая мысли Николая, полковник размышлял про себя: «зачем я пришел с этими побрякушками? Надо было дома переодеться. Ведь под пьяную лавочку я рассказал Николаю, что только орден Красной звезды получил заслуженно, будучи в СМЕРШе. Все остальные ордена я получил, работая в штабе фронта, когда имелась возможность награждать не только своих друзей, но и себя».

Николай был неглупым от природы человеком. Несмотря на многочисленные ранения и перенесенные неурядицы, он не потерял способности понимать и оправдывать людей.

— Слушай, полковник, может быть, сбегаешь за четвертушкой, а то в день такого Праздника ты больше похож на побежденного, чем на победителя, — предложил Николай.

— Их было пять, нас двадцать пять. Они нажали, мы побежали. Жаль, что не догнали, а то бы им дали.

— Но мы же все-таки их победили.

— Когда одному нашему полководцу заметили, что побежденные потеряли в три раза меньше победителей, тот ответил, что это не беда, русские бабы еще нарожают.

— Но зато СССР отстоял свои свободы.

— У нас особые свободы. Свободно повторять то, что говорит наша пропаганда.

— Ты смотрел Парад Победы по телевизору?

— Конечно.

— А сколько в полку солдат, еще помнишь?

— А у кого больше наград, видел? Выходит войну выиграли не солдаты, а полковники.

— Во время войны досталось и тем и другим.

— Мне пришлось около двух недель жить в осажденном Ленинграде. Одни жрали крыс и умирали с голода, а другие выбрасывали из окон бутерброды с черной икрой и мандарины, — зло подметил Николай.

— А почему тебя после службы в Германию переселили за 101 километр?

— Для образца нашей свободы.

На их спор стали обращать внимание проходящие мимо люди.

Полковник заметил страх в глазах Николая.

— А ведь, когда первый раз в атаку шел, такого страха не испытывал. Победитель.

Я привез с армии эмку, потому, что был в чине полковника, а ты дамскую зажигалку.

Одно время за ордена платили деньги. И, благодаря этому, у меня было много приятелей (царствие им небесное). Они и помогали мне устраиваться на высокие должности.

Не имея не только ученой степени, но даже высшего образования, я несколько лет руководил научно-исследовательским институтом.

Покойница сестра рассказывала своему сыну-шалопаю, что Кузьма закончил до войны только техникум, да и то, благодаря своему выдающемуся почерку, никого не оставлявшего равнодушным. Она, идиотка, не знала, почему я не смог в те годы окончить институт, хотя дураком я не был.

До смерти своей жены полковник не контактировал ни с сестрой, ни с племянником. Сестра умерла через месяц после смерти жены. На похоронах ее полковник вдруг проникся любовью к такому же сироте, как он сам.

Сосед по квартире его племянника, Николай, прошел всю войну от Москвы до Кенингсберга, а у него был всего один орден Отечественной войны, зато ран на теле было более десятка. Он около трех лет провел в госпиталях, и на передовой больше недели не задерживался. Но, участвуя всего в одной атаке, можно запомнить ее на всю жизнь. Зная цену иконостаса полковника, он не питал к нему уважения, но также знал, что не многие отказались бы от этой возможности. Не замечать этого не мог и полковник.

Когда один из любопытных мальчиков спросил у полковника, где он завоевал столько наград. Полковник встал из-за стола и зло ответил: «сам нарисовал». А затем резко пошел в сторону. Он имел прекрасный каллиграфический почерк и хорошо рисовал, за что и попал писарем в штаб фронта.

К Николаю обратился крупного телосложения, подстриженный под бритву, старик:

— С чего полковник так неожиданно осерчал?

— Так этому виноват я.

— Ты? Не понял.

— Я живу с его племянником в одной коммунальной квартире. Племянник — дебошир и алкоголик. И я с ним почти не общаюсь. И, если полковник приходит к нему в гости без бутылки, тот запирается в комнате, и дядя вынужден проводить со мною время на кухне. Кстати, он очень эрудированный человек. Не имея высшего образования, читал в институте лекции в качестве профессора кафедры. А почерк у него просто сказка. Он очень не любит нынешнюю власть, считая, что она лишила его всего. Осталась только повышенная пенсия, как инвалида войны. Полковник много любопытного знает про некоторых представителей правящей элиты. Ну, вот, за стопкой водки, полковник передо мною исповедался. Мы с ним пару раз встречались в городском парке по праздникам. Он всегда носил по праздникам свой иконостас. И рассказывал любопытным о своих подвигах (это было до его исповеди на кухне). У меня сложилось тогда мнение, что без него мы, наверняка, проиграли бы эту войну. В моем присутствии он не мог удовлетворить любопытство этого мальчика. Отсюда и такая реакция. Но, в общем, он человек неплохой, не глупый, умеющий объективно оценивать не только поступки других, но и собственные. Главное, на его руках нет крови. Он очень деятельный человек, и в свои 85 не страдает отсутствием здоровья, сна и аппетита. А мучается от своей ненужности. Сейчас не нужен даже его уникальный почерк. Все печатается на компьютере. На первое мая в парке один парень похвастал по пьяную лавочку, что является мастером спорта по самбо. Кузьма попросил его показать один какой-нибудь прием. Парень орал, как резанный с вывихнутой рукой. Что не мешало самому полковнику хвастать незаслуженными наградами.

— У всех есть свои слабости.

— Говорят, у него молодая, красивая подруга.

— Что молодая и красивая — это точно. Я был у него дома. Видел. А вот относительно подруги, сомневаюсь. У меня сложилось впечатление, что она постоянно ищет пути «налево».

— Да, нравственность потеряна окончательно. Каждый думает о том, как выжить, — резюмировал доселе молчавший старик.

— Эх, Иван! Насчет нравственности согласен. А выжить люди пытались во все времена. Недаром проституция является самой древней профессией. В Ленинграде люди умирали с голоду. А две старушки ухитрились сохранить жизнь своим любимым псам эрдельтерьерам. На фронте, на передовой была санитаркой прекрасная украинская девушка. За ней ухаживал командир батальона. Он него зависела ее жизнь. А она полюбила молодого не обстрелянного солдатика. И, вынося его раненного с поля боя, погибла сама. Так что, — Николай горько улыбнулся, — спасая свою жизнь, люди не всегда становились людоедами.

— А ты Николай, сам-то, как прошел войну? И орден у тебя всего один, — задал, как ему показалось, провокационный вопрос очкарик, который во время войны трудился на заводе в Магнитогорске.

— Месяца два мерз голодный в окопах. В первом же бою от роты осталось в живых всего семь человек. Две пули мне угодили в правую руку. Два месяца госпиталя. Затем — два месяца во втором эшелоне. Снова передовая. Непрерывный бой длился почти двое суток. Меня оглушило. Снова госпиталь. Потом послали учиться на связиста. И снова передовая. И уже на третий день боев, раненный, чуть не попал в окружение. Провалялся три месяца в госпитале. А затем попал в Сталинградский ад. Будучи тяжело ранен, почти семь дней не получал серьезной медицинской помощи. После этого, много месяцев болтался по госпиталям. Вновь на передовую попал уже под Кенингсбергом, где в первой же атаке был тяжело ранен. Но успел подорвать гранатой вражеский дзот, за что и был награжден первым и единственным орденом. После госпиталя меня признали негодным к дальнейшему прохождению воинской службы инвалидом второй группы. Приехал домой, а дома — никого. Две дочери погибли при бомбежке. А жена пропала без вести. Бывает и такое. Удалось устроиться на работу сторожем. Вот так и прошла моя жизнь.

— А вот и наш полковник, — заметил бритый наголо толстяк. — Что-то он совсем стал угрюмый.

Полковник подошел к столу и поманил Николая в сторону:

— Слушай, Николай, звонила Лена и сообщила, что съехала от меня.

— Но ты же знал, что так будет. А, где же твой племянник?

— Нет у меня больше племянника. Он, оказывается, был дома и не хотел со мною видеться.

— Это ты тоже знал.

— Надежда умирает последней.

— Не верю, что ты потерял всю надежду.

Полковник горько усмехнулся:

— Одна надежда у меня сохранилась, но на сей раз, последняя. У меня к тебе предложение. Переходи ко мне жить. Не обижу. Не согласишься, приду домой и пущу себе пулю в лоб из наградного пистолета. Решай.

Николай обнял за плечи полковника, который был выше его на голову:

— Утро вечера мудренее. В свое время и не такие дела решали. Но тут без ста граммов не обойдется. Пойдем к тебе, отметим День Победы, а поутру на холодную голову, обо всем поговорим.

— Вот, до чего доводит нашего брата одиночество, — заметил слышавший разговор очкарик вслед удаляющейся пары.

— Бывает и такой вид одиночества, как одиночество вдвоем, — заметил единственный из ветеранов, у которого сохранилась жена.

— Страшнее нету одиночества, чем одиночества в толпе, когда безумно всем хохочется, но плакать хочется тебе, — подытожил беседу бритый наголо.

— За все в жизни приходится платить. Вот эта девчонка и расплатилась за тех, кто по нужде вынужден был делить с ним кровать.

— Думаю, что те девушки, которым посчастливилось проводить войну с полковниками, не испытывали к ним неприязни, ведь в противном случае, у них была лишь одна альтернатива — окопы передовой.

— Рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше, — высказал свое мнение очкарик.

— В России люди не привыкли трудиться. Ведь долгое время страна была страной рабов. А рабский труд не производителен. Воровать в России выгоднее, чем работать. Люди ищут, где легче, но при этом, где можно иметь больше, — подытожил праздничную дискуссию бритый наголо старик.

— Вова, бегом домой ужинать, — позвала своего сидевшего за столом внука Пелагея.

— Вот эта женщина! В двадцать лет красавицей потеряла мужа на фронте, и больше замуж не выходила.

— Ни мне ни тебе, — подытожил разговор очкарик.

Шариковы и Ньютоны

Очерк

Сегодня я вспоминаю, как, будучи студентом одного из московских металлургических вузов, побывал на практике на одном из металлургических заводов Урала. Плавку на десятитонной дуговой печи вел пожилой мастер, по отзыву руководителя практики, большой специалист своего дела. Затаив дыхание, мы, студенты третьего курса, наблюдали за процессом выплавки стали, осуществляемым профессионалом своего дела.

Из лаборатории по селектору мастер получал данные по химическому анализу и делал соответствующие добавки в печь различных легирующих элементов. Мне на всю жизнь запомнился из этой практики один эпизод.

Лаборатория сообщила по селектору текущий анализ углерода. Мастер, не выпуская из вида студентов, стал двигать влево-вправо логарифмическую линейку, и после некоторого размышления, скомандовал сталевару: «добавь в печь две лопаты кокса».

Годом раньше, проходя ознакомительную практику на одном из украинских заводов, где металл выплавлялся в бессемерах, я познакомился и с советской металлургической наукой.

Главная задача плавки в бессемерах — это вовремя прекратить процесс продувки металла воздухом для получения металла с заданным содержанием углерода. Процесс плавки длится 12—15 минут. От своевременного окончания продувки зависит производительность агрегата.

Один из украинских научно-исследовательских институтов разрабатывал метод окончания продувки по характеристике спектрального анализа пламени. Работа не продвигалась. Показания прибора приводили или к недодуву или передуву металла. Молодой аспирант, осуществлявший эту работу, после каждой остановки печи ругался матом, как заправский сапожник.

В этот момент на пульт печей пришел бывший бессемеровщик, а ныне почетный пенсионер Иван Кузьмич. Наблюдая за процессом работы научной бригады, он говорил вслух: «рано, не додул; или поздно, передул». Аспирант, управляющий продувкой, его услышал. Он послал одного из студентов за пивом и сигаретами. И после того, как в жаркий июльский день угостил холодным пивом пенсионера, получил от него рекомендацию.

— Вот видишь балку над бессемером? Как она покраснеет, прекращай продувку.

Аспирант четко выполнил указания Ивана Кузьмича, и плавки останавливались на четко заданном значении углерода.

Из химической лаборатории прибежал профессор, руководитель работы, и стал интересоваться, как аспиранту удавалось четко попадать в заданный химический анализ. Из объяснений аспиранта я ничего не понял. Думаю, что профессор понял не больше. Он только заявил диссертанту: «Считай, что диссертация у тебя в кармане».

После окончания института, я был направлен на работу на крупнейший в СССР завод качественной стали, в первый электросталеплавильный цех в стране.

Уровень механизации в цехе был крайне низкий. Значительная часть мастеров были практиками, не имеющего не только высшего, но и средне-технического образования. Тем не менее, завод осваивал впервые в стране выплавку сложнолегированных марок сталей, необходимых для оборонной промышленности.

Тогда легирование осуществлялось за счет предварительно выплавленных лигатур, содержащих тот или иной легирующий элемент. Нас пришло на работу в цех пять выпускников института, трое из которых были в прошлом золотыми медалистами, а затем получили диплом с отличием. Для расчета необходимого количества той или иной лигатуры для попадания в заданный химический анализ мы составляли уравнения из четырех неизвестных и решали их с помощью детерминантов. При этом точность расчетов не всегда позволяла успешно выполнять процесс легирования. Мастера практики, конечно, не знали системы решения уравнений с помощью детерминантов, что не мешало им, руководствуясь практическим опытом, точно попадать в заданный химический анализ. Значительная часть мастеров печей были практиками, не имеющих высшего образования.

Среди 12-тысячного коллектива завода не было ни одного кандидата технических наук. Первый кандидат появился в лице руководителя лаборатории принципиально нового процесса — электрошлакового переплава. Через 15 лет на заводе было уже три доктора наук и более 15 кандидатов технических наук. Наука научилась получать годный металл с заданным химическим анализом путем прямого легирования его с помощью ферросплавов или чистых металлов. Однако уровень технической подготовки мастеров менялся незначительно. По-прежнему показатели работы практиков были зачастую выше мастеров с высшим образованием. Появление заводских ученых не было связано с бурным развитием науки.

И, если кто-то считает иначе, то факты свидетельствуют об обратном. Докторами наук стали начальник Центральной исследовательской лаборатории, главный инженер завода, начальник лаборатории электрошлакового переплава. Кандидатами технических наук стали руководители групп Центральной исследовательской лаборатории, начальники лабораторий, начальники участков, замначальники и начальники цехов. Было бы естественно, если бы лица, имеющие ученые степени назначались на высокие руководящие должности. Обратный же процесс дискредитировал науку, ибо должностные лица, получавшие звание докторов и кандидатов наук, использовали труд руководимых ими подразделений.

Высокие должностные лица использовали результаты работ Научно-исследовательских институтов, заинтересованных в проведении определенных работ на заводе, так как завод отваливал им приличные деньги из централизованных фондов. Кроме того, институты помогали заводским руководителям в подготовке и защите диссертаций. Ни те, ни другие не могли получить государственные премии без взаимного согласования. Так процветала коррупция в советские времена, по которым ностальгирует определенная часть населения в наши сложные годы. Правда, бывали и редкие исключения.

Так одному сменному мастеру электросталеплавильного цеха удалось самостоятельно провести большое теоретическое исследование и на основании его разработать рациональные технологические схемы. Но для достижения этого ему пришлось осуществить такие сложные жизненные комбинации, которые не под силу даже опытным гроссмейстерам. Причем, главная его задача состояла в том, чтобы притупить бдительность заводских «шариковых», внимательно следящих за тем, чтобы в науку направлялись только их собратья.

В ВУЗах подготовка научных кадров была поставлена на плановый поток. Срок обучения очного аспиранта в аспирантуре составлял три года. Первый год обучения посвящался сдаче кандидатского минимума. Причем, большинство аспирантов, успешно сдавших минимум по иностранному языку, с трудом могли осуществлять перевод технического текста, не говоря уже о разговорном языке. Второй год аспирантуры был посвящен созданию специальной установки для исследований. Поскольку многие профессора и доценты, руководители диссертантов, за свою многолетнюю практику порою не имели ни одного авторского свидетельства, то указанные новые установки, как близнецы напоминали уже существовавшие ранее. Третий год использовался для проведения экспериментов, обработки их результатов, публикации минимум трех статей, написании диссертации, сбору отзывов, предварительной, а затем и официальной защиты и организации банкета. Причем, последнее обстоятельство играло определенную роль в успешной защите. Кроме того, аспиранта подключали к учебному процессу, производственной практике совместно со студентами кафедры. Практически наукой они занимались в общей сложности не более нескольких месяцев. И не случайно некоторые новоиспеченные кандидаты наук через пару лет не могли вспомнить детали проводимых ими экспериментов. Известно, что докторские диссертации делают кандидаты, а кандидатские — доктора.

На всех кафедрах ВУЗов и лабораторий научно-исследовательских институтов составлялся конкретный план защиты диссертаций каждым членом коллектива. Это означало, что вначале коллектив работал на одного, затем — на другого сотрудника. У некоторых руководителей диссертации их аспирантов напоминали однояйцовых близнецов.

Ученые советы ведущих ВУЗов, порою устраивая полемику вокруг той или иной работы, но, руководствуясь корпоративной солидарностью, голосовали всегда «за».

А, если иногда при откровенно примитивной работе голосовали «против», то уже через год непременно «за». Доставалось только представителям институтов, не имеющих собственного ученого совета и не сумевших заручиться поддержкой заведующего кафедрой ВУЗа, где проходила защита.

Известны кафедры, которые на протяжении нескольких десятилетий «жевали» одну и ту же научную тему, выпустив по ней десятки докторов и кандидатов наук. Но практические результаты от этого были минимальными. Всесоюзная аттестационная комиссия (ВАК), которая должна была стоять на страже государственных интересов при присуждении ученых степеней, состояла в основном из представителей учебных и научно-исследовательских институтов, а потому поставить заслон на пути производства ученых-«шариковых» не могла.

Особый вопрос — выдвижение и присуждения государственных премий. На заводе, куда министерство спускало соответствующую разнарядку, кандидаты определялись решением администрации. Некоторые будущие лауреаты премий порою не только не принимали участия в проведении выдвинутых работ, но просто не понимали их содержания. В состав кандидатов на получение премий включались представители министерств, институтов, организаций, которые давали заключения по конкретным представляемым работам. Руководство заводов, институтов, цехов, лабораторий искренне считало, что все, что производится в стенах их подразделений, является их интеллектуальной собственностью. Некоторые руководители были авторами такого количества публикаций и изобретений, которое просто невозможно было прочесть за всю их жизнь.

Для руководителей крупного ранга был организован такой путь получения кандидатских и докторских диссертаций, как по совокупности работ. Причем, как правило, ни в одной из «совокупных» работ диссертант участия не принимал. Но это никого не беспокоило. Многие начальники главков, заместители министров, руководители заводов считали для себя честью иметь ученую степень. Такова была система коррупции в социалистической науке. И только отдельным аспирантам и соискателям удавалось создать действительно научный труд, который и прославлял фактически советскую науку. Но такие ученые не становились во главе науки, «шариковы» им это не позволяли.

Несколько слов хотелось бы сказать о советской отраслевой науке. Я прошел по конкурсу на должность начальника лаборатории Центрального научно-исследовательского и проектного института, занимающегося процессом автоматизации электросталеплавильного производства на базе автоматизированных систем управления процессом (АСУТП). Я попал на работу в этот институт после 25 лет работы на заводе, являющимся флагманом качественной электрометаллургии. На заводе я прошел путь от ученика слесаря КИПа до начальника лаборатории автоматизации и оптимизации технологических процессов. Мой начальник, возглавлявший отдел электрометаллургии, никакого отношения вообще к металлургии не имел. Он защитил диссертацию по локационным устройствам во флоте. Ни начальник отдела, ни заведующие лабораторий, входящие в состав отдела, не имели представления о металлургии. Начальник отдела, разыгрывающий роль вальяжного интеллигента, был пенсионного возраста. Зная профессиональную низкую подготовку своих подчиненных, он предпочитал работы «на полку». Ни о каком внедрении работ он и не помышлял. Директор института имел прочные связи в министерстве приборостроения и вскоре добился того, что его институт был признан головным в отрасли. Знамена, грамоты, премии ежеквартально сыпались на институт, чего нельзя было сказать о фактических результатах внедренческих работ.

И вдруг, приказом министра институту поручили создание автоматизированных систем управления для вновь создаваемого, принципиально нового металлургического производства на Ижорском металлургическом заводе. Однажды этот завод резко раскритиковал систему АСУТП, разработанную институтом для 100-тонной дуговой сталеплавильной печи. И отказался иметь какие-либо отношения с институтом в дальнейшем. Несмотря на то, что я был единственным из заведующих лабораторией, кто имел опыт создания АСУТП для электросталеплавильного производства, я не был назначен руководителем ни по одной теме. Руководители темы встречались с директором института и его замом по научной работе, а демонстрировать мои личные качества перед руководством института мой начальник не собирался.

Директор института вызвал начальника отдела и сообщил ему, что ему не удалось данную работу передать другому институту, так как вмешался сам министр. Мой начальник в панике вызвал на совещание руководителей лаборатории и сообщил им, что в сложившихся обстоятельствах, учитывая неудачу в создании АСУ ТП 100-тонной дуговой печи на этом заводе, отдел остается без финансирования. Все молчали.

Я заявил, что при определенных условиях мог бы взяться за выполнение данной работы, но, учитывая, что в отделе нет специалистов в области электросталеплавильного производства, мне пришлось бы привлечь к работе известных ученых других институтов. Все присутствующие хитровато улыбались. Все они знали, что начальник не хочет ставить меня руководителем работ.

Начальник отдела, тем не менее, пошел к директору института и доложил ему о моем предложении.

— Кстати, почему я до настоящего времени не видел его фамилии ни в одной из проводимых лабораторией работ? — заметил директор института. Начальник ответил что-то не удовлетворившее директора.

— Приглашаем специалиста с завода и не даем возможности ему работать. Мой заместитель неоднократно указывал на то, что ты предпочитаешь не назначать руководителями работ опытных специалистов.

Мой начальник промолчал.

— Насколько я понял, у тебя других вариантов нет, назначай своего активиста руководителем всех работ по Ижорскому заводу. Если провалит, то вылетит из института. Но не ставь в работе ему палки в колеса, — приказал он моему начальнику.

Мой начальник вызвал меня к себе и назначил руководителем всей обширной тематики по Ижорскому металлургическому заводу. Но тут возникла новая проблема.

Для разработки автоматизированной системы управления процессом необходимы были технологические алгоритмы. Однако, все научно-исследовательские металлургические институты отрасли отказались от работы по созданию технологических алгоритмов для принципиально новых технологических агрегатов под предлогом, что не имеют наработок в этом вопросе. Заставить проводить эту работу их министерство приборостроения не могло, так как у тех были более внушительные покровители.

Отказаться от этой работы наш институт ни под каким предлогом не мог, потому что считался ведущим институтом отрасли. К тому же, именно работы по вышеуказанной теме были и запланированы для централизованного финансирования.

Мой начальник находился в коме. Не знаю, для чего он решил именно мне сообщить это. Мне стало откровенно жаль его.

— Вы пригласили меня в институт. Вы назначили меня заведующим лабораторией. Я считаю себя обязанным выручить вас. Я берусь выполнить эту работу.

Начальник отдела изумленно посмотрел на меня:

— Три института, число ученых каждого из них более 1000 человек, отказались от этой работы. Вы понимаете значение своих слов?

— Мне уже за 50, и я в состоянии отдавать отчет сказанному. Ознакомьтесь с моими трудами, и вы поймете, что я в состоянии выполнить эту работу. Конечно, мне придется пригласить ряд видных ученых, моих приятелей.

— Я сейчас пойду, посоветуюсь с директором института.

— Не советую. Ничего нового он вам предложить не может. Он дал указание назначить меня руководителем работ.

— Откуда вам это известно?

— Как говорил один из героев фильма «Семнадцать мгновений весны», «где знают двое, знает и свинья». Подготовьте приказ о назначении меня руководителем работ по созданию технологических алгоритмов. Эта работа не профильная для института. И ею можно заниматься только по приказу директора.

Начальник меня послушал. Когда он пришел к директору с данным проектом приказа, в кабинете директора был заместитель директора института по науке. Директор, прочитав проект приказа, дал его на визу заму. Тот не глядя, его завизировал. Заместитель директора откровенно презирал моего начальника.

Директор с возмущением обратился к своему заму:

— Это очень серьезное решение, а ты завизировал его, не читая.

— Я неплохо знаком с работами этого ученого. И если бы ты дал мне на визу приказ о назначении его руководителем отдела, то я завизировал бы его, не глядя.

Нелегко было выполнить эту работу. Мой начальник хорошо помнил слова заместителя директора и дополнительно осложнял ее выполнение.

Когда же я сумел на факультативных началах собрать необходимых специалистов и создать указанные алгоритмы на современном техническом уровне, представители некоторых институтов, отказавшихся ранее от проведения этой работы, предприняли попытку к ее дискредитации. Хотя требовательный Заказчик высоко оценил ее.

Так что представители нашего нынешнего правительства, с недоверием относящиеся к нашей науке, имеют для этого веские основания. В советские времена все его члены напрямую сталкивались с «научными» проблемами.

Наша наука достигала успеха в тех областях, где практические результаты не сдерживались идеологическими постулатами, где государственные интересы были выше частных интересов идеологов-«шариковых». Так было при создании атомной и водородной бомбы, при освоении космоса, при разработке западных месторождений нефти и в других важных областях науки и промышленности.

И именно этими областями науки наш народ имеет основания гордиться.

Борьба с современными представителями «шариковых» возможна только с помощью государства. Там, где государство в решении кадровых вопросов предпочитает управляемость профессионализму, борьба обречена на провал.

Одни люди строят свои жизненные планы в расчете на свои силы, знания, опыт. Другие рассчитывают на связи, обман и откровенное мошенничество. История России отражает борьбу этих двух категорий людей. Когда побеждают первые — государство процветает. Когда побеждают вторые, государство из великого превращается в отсталое. И этот закон справедлив для любой политической формации.

После танцев

На третьем курсе института Сергей познакомился в общежитии с семнадцатилетней красавицей Ниной Домбровской, студенткой первого курса. Нина была высокого роста, по-девичьи стройна, с узкими плечиками и тонкой шеей. Карие глаза ее гармонировали с темными, как смоль, волосами и матовым цветом лица.

Были танцы, играли вальс. И уже две девушки ответили отказом на приглашение Сергея, сославшись на неумение танцевать этот танец. Нина согласилась, но танцевать вальс не умела, да и вообще танцевала плохо. Вальс принято танцевать, когда руки партнеров находятся на определенном расстоянии от их туловища, в то время как их ноги проходят на близком расстоянии друг от друга. Видимо, привычка танцевать современные танцы, плотно прижавшись друг к другу, мешала девушке осваивать вальс. Сергею приходилось силой рук держать корпус девушки на почтительном расстоянии, а вот с положением ног проблема решалась сложнее. Пришлось Нине буквально показывать, как ноги перемещаются навстречу друг друга.

И поразительно, когда она почувствовала касания ноги партера ее самых сокровенных мест, девушка стала осваивать этот прием, но несколько комическим образом. Со стороны ее фигура напоминала знак вопроса. И в момент мгновенной остановки, ее женское достоинство плотно прилегало к одной из ног Сергея. Но именно этот метод танцев, вероятно, доставлял ей удовольствие. Нина не подавала вида, но Сергей по опыту знал, что этот факт не остается ею не замеченным.

Освоение вальса требовало от девушки определенного напряжения. И, когда Сергей пригласил ее на фокстрот, она, не скрывая этого, облегченно вздохнула. Сергей обнял ее за талию, крепко прижал к себе, но, при различных поворотах сохранял широкий шаг ног, как в вальсе.

В студенческой среде существовала пословица: «фокстрот — это любовь стоя, а любовь — это фокстрот лежа».

Нина вряд ли знала эту пословицу, но подобный танец не только возбудил ее, но и физически утомил. На следующем танце танго, Нина еле передвигала ногами, но еще теснее прижималась к партнеру. Не дожидаясь окончания танца, она сказала Сергею, что с непривычки очень устала и хотела бы отдохнуть.

Выяснилось, что она проживает в комнате с четырьмя соседками, и девушки из Волгограда на субботу никуда не уезжают, а Сергей живет в комнатке с единственным соседом, и сосед его уехал домой в Подмосковье.

Нина охотно согласилась отдохнуть в комнате Сергея. Комната представляла собою кабину чуть более 6 квадратных метров с фанерными стенами и раздвигающимися дверями. Зайдя в кабину, Сергей закрыл дверь на крючок и хотел обнять и поцеловать Нину, но она увернулась и начала раздеваться, причем с трусов. Они показались Сергею совершенно мокрыми. Сергей был ошарашен. Когда девушка сняла бюстгальтер, он не мог не заметить красоты ее грудей средних размеров и еще худеньких костлявых плеч.

Приблизившись к Сергею, Нина дрожащими руками стала расстегивать пуговицы на его рубашке, но делала это крайне неуверенно. Затем она перешла к его брюкам, но ширинку расстегнуть ей не удавалось. В процессе расстегивания пуговиц, Нина неоднократно касалась его фаллоса и не могла не почувствовать его возбуждения под действием ее рук. Сергей помог ей расстегнуть ширинку брюк. Девушка спустила их на пол и на мгновение остановилась. Сергей с нескрываемым любопытством наблюдал за Ниной. Через трусы явно выпирало мужское достоинство Сергея. Через мгновение девушка решительно сдернула трусы юноши вниз, и из них, как пружина выскочил член. Нина впилась глазами в мужское достоинство Сергея.

— Ты так смотришь, будто никогда этого не видела.

— Так близко, никогда, — прошептала девушка.

— Можешь изучать.

— А, потрогать его, можно?

— Я привык к тому, что девушкам нравиться ласкать его, целовать и даже сосать. Но, если ты хочешь его потрогать, потрогай.

Девушка коснулась его пальчиком, затем тремя пальчиками, а потом схватила его всей рукой и судорожно сжала его в кулак.

— Ой, — вскрикнул Сергей. — Больно.

— Извини. И все это должно войти в меня? — с испугом спросила Нина.

— Обязано.

— А, если все не поместиться?

— Такое бывает крайне редко.

— Ты сразу не пытайся все в меня загнать. Ладно?

— Сейчас уже не загонишь.

— Это почему же?

— А ты видишь, он уже не стоит?

— Ужас! И что теперь делать?

— Он опустился, потому, что ты больно сжала его.

— А как это можно исправить?

— Думай.

— Я, вероятно, напрасно к тебе пришла. Ты говорил, что девушки обычно целуют его, ласкают и даже сосут?

— Но для тебя это не имеет значения.

— Почему?

— Потому, что ты посчитала, что напрасно сюда пришла.

— А ты, злюка.

— Ты пришла сюда для того, чтобы это сказать мне?

Нина обняла Сергея и хотела его поцеловать.

Сергей отвернулся.

— Ты не хочешь меня поцеловать?

— Но ведь ты тоже не захотела меня поцеловать.

— Я хотела сразу этого.

— Ну, так действуй соответственно этому.

Нина стала поглаживать член руками. Тот не реагировал. Она слегка поцеловала его. Тот же результат.

— А он обязательно встанет?

— Это зависит от твоего умения.

Нина поцеловала головку члена неоднократно. Тот зашевелился. Когда девушка взяла головку в рот, член стал постепенно увеличиваться в размере и все больше входить ей в рот. Нина стала отчаянно его сосать и поперхнулась, так как он не стал помещаться у нее во рту. Она вынула его изо рта и стала осматривать:

— Может быть достаточно, и ты загонишь его в меня?

Сергей отрицательно покачал головою.

Нина вновь стала ласкать член губами и язычком. А затем заявила:

— Он больше не растет.

Сергей положил девушку на кровать. Раздвинул в сторону ее ноги и хотел поместиться сверху нее. Но кровать отчаянно заскрипела.

— Давай лучше на полу, — предложила девушка.

Они стащили матрац на грязный пол. Сергей лег рядом с Ниной. Та яростно прижалась к нему. Сергей отстранил ее и стал нежно ласкать губами ее шею, мочки ушей, соски грудей, живот… Нина билась в лихорадке, как отбойный молоток.

— Не могу больше. Не мучь меня. Воткни в меня свой член поскорее.

Но Сергей не любил одноразовых встреч. Они не раскрывали истинных талантов девушек, а потому решил довести девушку до полной кондиции.

Его руки стали ласкать ее худенькие ляжки, затем добрались до срамных губ, а когда достигли клитора, с девушкой начался бурный оргазм.

Когда он прошел, Сергей спросил у нее:

— Ты девственница?

— Да.

— Откуда такие глубокие познания в сексе?

— Из западных журналов. Отец, заместитель главного инженера завода, часто бывает за границей.

— Тогда понятно.

— Не мучь меня, Сереженька. Иначе я потеряю рассудок.

— А, когда ты делала минет, ты не испытывала оргазма?

— Нет. Я только еще больше возбуждалась.

— Настоящие женщины испытываю неоднократный оргазм именно от этого.

— Я попробую.

В это время открылась дверь в соседней кабине и туда зашли две пары.

Судя по разговорам, а стены были фанерные, ребята где-то выпили и хотели довести себя до кондиции. Еще минут десять слышался стук стаканов, хруст огурцов, разговоры. Затем разговоры перешли на шепот. Щелкнул выключатель. Пары, видимо, укладывались по кроватям.

— Миша! Включи свет. Я боюсь, что вместо члена ты засунешь в меня огурец.

— А я подумал, что ты боишься, что я не туда попаду.

— Включи, Миша, включи. Она боится, что ты перепил и твое хозяйство придется поднимать, а вслепую это сложно.

Вновь щелкнул выключатель. И началась вакханалия. Скрип кровати, охи, стоны, ругательства. Видимо, пары познакомились только сегодня в каком-то недорогом кабачке.

— Ой, Миша! Мне кажется, что твой член у меня выскочит через глотку.

— Надеюсь, что ты убедилась в том, что это не огурец.

— Ой, Коля, у меня геморрой. Ой, Коля, я после аборта.

— Но, если ты скажешь, что у тебя ангина, я дам тебе в ухо.

— В ухо? Что это за новый способ?

И вновь хохот, ругательства, крики, вздохи.

В отблесках луны Сергею было хорошо видно напряженное лицо Нины:

— Сереженька, солнышко мое, возьми меня, как следует, по-настоящему. Я буду терпеть любую боль. Так, чтобы я почувствовала, то, что почувствовала та девушка. Если ты так не сделаешь, я больше к тебе не приду.

— Надеюсь, что у тебя нет геморроя и сифилиса. Встань на колени. Прогнись. Опусти голову на подушку.

Сергей вставил свой член в чрево девушки:

— А теперь закуси подушку зубами и попрощайся со своею девственностью.

Раздался приглушенный крик девушки…

Они лежали рядом, обессиленные. Сергей давно уже понял, что близость с девственницей приносит лишь психологическое удовлетворение.

— Я чуть было от боли не потеряла сознание.

— Но ты так захотела.

— Подружки рассказывали, что порою неделю парням не удавалось проткнуть их пленку. А я хотела, чтобы ты сделал это сегодня.

— За что боролись, на то и напоролись.

— Я не жалею об этом. Особенно, когда ты кончил мне в попу. Я видела, как это делал с моей подружкой ее парень. Она боялась ребенка и жила с ним только этим способом, и говорила, что очень здорово. А ты, почему не кончил мне в половой орган?

— Разве ты хочешь ребенка?

— А разве мы не муж и жена?

— Пока еще нет.

— Значит, мы просто любовники?

— Любовники от слова любовь.

— Если бы я знала, что это так здорово, я бы в школе отдалась одному мальчику.

— И что тебе помешало это сделать в школе?

— Я боялась, что он разболтает ребятам.

— А в школе многие девушки занимались сексом?

— Многие занимались сексом не до конца.

— То есть.

— Раздевались догола. Трогали друг друга за разные места. Некоторые делали минет. Некоторые жили в попу.

— И ты это видела?

— В выходные дни, особенно летом, когда родители уезжали на дачу, ребята на дому у кого-нибудь устраивали вечеринки. А когда напивались, часто танцевали с девчонками голыми. Но не все. Некоторые раздевались в других комнатах, в ванне. Другие их фотографировали.

— А ты же где в это время была?

— А мы с парнем прятались в уголок и оттуда наблюдали за другими. Однажды я проиграла спор и вынуждена была с одним парнем танцевать голая. А когда тот хотел меня обнять, мой парень избил его.

— А твой парень тебя не трогал?

— Он пытался меня поцеловать или залезть ко мне под юбку, но я не давала. Одна девушка, которая до меня с ним встречалась, рассказывала мне. Однажды после школы они заперлись в классе и договорились, что он засунет ей в попу. А он не смог. Она согласилась и по-настоящему, но он и так не смог. Зачем мне такой парень?

Бедные родители. О чем они думают, когда отправляют своих детей в семнадцать лет жить в студенческие общежития? А, может быть, они сами вспоминают свои студенческие годы?

— А какой момент тебе больше всего понравился?

— Когда ты проткнул меня.

— Но ты сказала, что было очень больно.

— Зато я ощущала то же, что та девушка, которая кричала, что скоро он у нее появится во рту. И теперь никто из ребят не будет дразнить меня целкой.

В каком же возрасте дети перестают быть детьми?

Эти отношения продолжались между Сергеем и Ниной несколько месяцев. Почти ежедневно Нина приходила к Сергею, не стесняясь соседа, вынуждая того покидать кабину. Она похорошела, ее плечи и ягодицы округлились. Ребята курса стали обращать на нее внимание. С каждым днем она становилась все более страстной женщиной и пыталась всячески разнообразить секс. Где-то достала порнографические фото и прилежно исполняла все, что видела на них. В сексе она больше внимания стала уделять эмоциям Сергея. И с каждым днем Нина все больше прикипала сердцем к нему.

Пытаясь в полной мере испытать секс, девушка просила кончать в нее.

— Есть знакомый гинеколог, который сделает аборт.

Эти слова поражали Сергея своей наивностью. «Глупая девочка, — подумал он. — Если бы ты имела хотя бы поверхностное представление об аборте, не говоря уже о его последствиях, ты бы не раз подумала, прежде чем лечь в кровать с парнем».

Она решила выйти замуж за Сергея, хотя он предложения ей не делал. И рассказала об этом своей маме. Мама уже давно поняла, что у дочери есть мужчина и навела справки о нем. Сделать это было несложно, так как Сергей и Нина проживали в одном городе.

Врач, соседка по коммунальной квартире родителей Сергея, в ответ на вопрос матери Нины о нем, с грустью заметила:

— Сергей очень глубокий парень, а твоя дочка очень избалованная и непостоянная. Не видеть этого Сергей не может.

— А национальность в этом вопросе имеет для него значение?

— Если бы он узнал, что ты задала подобный вопрос, то имело бы большое значение.

Однажды Нина, находясь в объятиях Сергея, вдруг сказала, что ее мама считает, что евреи никогда не женятся на русских.

— А ты? Какой национальности?

— Я украинка.

— Но насколько я помню наши беседы, вопросы твоей национальности меня не интересовали.

— Это не аргумент.

— Тогда чего ты хочешь от меня?

— Или ты должен мне на деле доказать, что к нам это не относится, или нам надо расстаться.

— Во-первых, я тебе ничего не должен. Ты сама пришла ко мне. Сама отдалась. Я тебе ничего не обещал, ни в чем тебя не обманывал. Во-вторых, эти вопросы решаются самостоятельно, а не по совету матери. В-третьих, в наших отношениях основу составлял только секс. А для брака этого недостаточно. Твое решение в этом вопросе только подтверждает мною сказанное. Ты решила, и я твое решение уважаю.

— Не провожай меня, — сказала Нина и вышла из комнаты.

У Сергея не было ни малейшего сожаления о случившемся. Одна фраза Нины отбила у него все чувства к ней. Сережа не был националистом. Девушка, с которой он встречался много лет, была русской. И никогда ни она, ни ее мать не поднимали вопроса о его национальности. Но уже в школьные годы Сергей знал, что брак — это не только отношения двух людей. Это не в последнюю очередь отношения их семей. И, если в одной семье есть недоверие к другой нации, прочной семьи у молодых уже не будет.

За несколько дней до отъезда на практику к нему пришла Нина и сказала, что, скорее всего, она беременна от него.

— Чего же ты хочешь? — задал резонный вопрос Сергей. — Ведь отношение твое к евреям не изменилось.

— У меня не было никакого особого отношения к евреям. Это мама.

— Сегодня ты послушалась маму, завтра послушаешься папу или еще кого-нибудь. А жена обязана в первую очередь слушать своего мужа. В этих условиях есть один выход. Я помню, что ты хвастала, что у тебя есть знакомый гинеколог. И даже планировала воспользоваться при необходимости его услугами. Я в близости с тобою предохранялся. Но, если тебе нужна будет моя помощь, я ее окажу. Но в любом случае сообщи мне результат.

На том молодые и порешили. Во время всей практики Сергей ждал письма от Нины. Естественно, волновался, ведь события могли принять самый неожиданный оборот. Но так и не дождался. По приезду в Москву выяснилось, что у нее все обошлось.

Вскоре Нина стала встречаться с другим парнем, внешне очень непривлекательным. Оказывается, раньше этот парень ухаживал за Тамарой, девушкой Сергея, но как только та узнала, что отношения Сергея с Ниной порвались, она бросила его. На третьем курсе Нина вышла за него замуж.

Спустя несколько лет после окончания института Сергей встретил Нину в городе Электростали, куда она приехала проведать своих родителей. У нее уже было двое детей, а весь разговор вертелся вокруг денег. Ни одного слова об их совместном увлечении.

Сережа в то время жил не в большом достатке, но тема денег в семье не была главной. «Как часто влюбленные бывают абсолютными слепцами», — со вздохом подумал Сергей. И вспомнил известную поговорку: «Как много прекрасных девушек на свете. Откуда же берутся такие ужасные жены»?

Великое слово, дружба

Очерк

Друзья — опасные враги. Избави бог нас от друзей, а от врагов мы сами избавимся. И вместе с этими словами знаменитых людей, сколько восторженных песен, стихов, рассказов посвящено настоящей дружбе.

Для того, чтобы дружба была настоящая, она должна пройти через испытания. Особенно ярко проявляется дружба на фронте, когда испытания связывают людей, знакомых всего несколько месяцев, недель и даже дней.

Лично я верю только в бескорыстную дружбу. Она строится на взаимных симпатиях, уважениях, общности интересов и благодарности.

Я в данном очерке расскажу о дружбе с умной, красивой, нравственно чистой девушкой.

В лихие 90-ые годы случай привел меня на работу в банк, несмотря на то, что я не имел финансового образования. И не просто в банк, а на должность начальника кредитно-финансового управления. Банк имел лицензию за №141 и находился в Газетном переулке в Москве рядом с Главтелеграфом.

Я был знаком с женщиной, которая торговала сухим молоком из Мордовии, благодаря чему, она скопила солидный капитал. К ней приехал из Севастополя племянник, и милиция регулярно преследовала его, так как он нигде не работал. Я достал для него пропуск в компанию, где я работал, и тот в знак благодарности пригласил меня в ресторан. После того, как наш институт, в котором я занимал должность завлабораторией, практически прекратил свое существование, мне не только не приходилось посещать рестораны, но далеко не всегда иметь возможность сытно поесть. В ресторане я шутил, рассказывал анекдоты, и неожиданно понравился крупному авторитету по прозвищу «гадюка». Благодаря этому, получил достойную работу и шесть месяцев жил, не думая о куске хлеба.

Надо отметить, что в 90-ые годы работники науки высоко котировались. Может быть, благодаря тому, что из науки вышло большое количество руководителей страны. Гайдар, Хасбулатов, Березовский были заведующими лабораториями, Бурбулис — старшим преподавателем, начальник УВД г. Москвы — младший научный сотрудник и т. д. А может быть потому, что новая элита не имела образования, и она гордилась тем, что управляет учеными.

Я был знаком с известным вором в законе «Дедом», который просидел в советских тюрьмах 18 лет за подрыв экономической мощи страны. Он обрабатывал в Грузии алмазы, шил кожаные куртки, имел собственные санатории, занимался выращиванием винограда и изготовлением и продажей вин. В наше время он считался бы олигархом, и мы смогли бы его видеть на экранах телевизора рядом с нашими руководителями, тем более, что в новой России он с законом предпочитал не ссориться. И знакомство с ним показало мне, что не все те, кто просидел в советских тюрьмах длительный срок, особенно по статье «подрыв экономической мощи страны», были открытыми негодяями. «Дед», например, хотел не допустить в новой России утечку капиталов за рубеж. В общении со мною он был предельно вежлив и корректен.

Слова о демократии и великом будущем России смутили его сознание, несмотря на то, что он был умным человеком. Он не смог понять, что утечка капиталов за рубеж (свободное движение капиталов) было одним из главных направлений государственной политики Президента Ельцина Б. Н. И ему мягко намекнули на то, что с такими идеями, будучи криминальным авторитетом, целесообразнее использовать свою могучую энергию за границей.

Меня с ним познакомил один из бизнесменов, связанный с криминальным миром. После длительной проверки «Дед» устроил меня замдиректором в фирму первого советского миллионера Артема Тарасова и планировал вместе со мной уехать в Париж, чтобы там искать инвесторов для рассвета России. Я спросил у «Деда», чем объясняется его доброе отношение ко мне. Он с хитрецой посмотрел на меня и сказал: «Ты при всем желании не сможешь стать „вором в Законе“, а я никогда не смогу стать заведующим лабораторией научно-исследовательского института. Еще 5 лет назад наша дружба была бы невозможна».

Он был вынужден покинуть Россию, хотя желал ей честно служить. Вместе с ним уехали миллионы людей, которые не нашли себе место в современной России.

В лихие 90-ые годы в принципе не было различия между чиновниками, бизнесменами и криминальными элементами. Большинство жило за счет откровенного воровства или других видов преступлений. За три года скитания, чтобы выжить, я сменил с десяток различных работ, на которых зарплату практически не платили, а обман был одним из форм общения. И, если я все же не умер с голода, то только благодаря криминалу советских времен, лозунгом которого было «грабь награбленное».

После посещения ресторана мой знакомый Олег, которому я выписал пропуск, позвонил и предложил придти в банк, который расположен в Газетном переулке и носил название «Электроприводбанк».

В лихие 90-ые годы многие институты прекратили свое существование, и их сотрудники в поисках куска хлеба устраивались, кто, где может. Моя попытка заняться посреднической деятельностью, как выяснилось позднее, имела и положительные результаты, обширный круг знакомств. Председатель Правления банка задал мне несколько вопросов, касающихся возможности санации банка. Позвонив своим знакомым в ЦБ РФ, я ответил, что могу взяться за решение указанных проблем. Ответ Председателя Правления банка был для меня неожиданным:

— Вы нам не подходите.

Спустя некоторое время я узнал, что тот не был заинтересован в санации банка, ибо, будучи Председателем правления, отрабатывал перед авторитетами свой долг.

Но Олег сказал, что не Председатель все решает, чем крайне удивил меня. Через 10 минут по звонку Олега пришел парень лет 25, который задал мне те же вопросы, что и Председатель Правления. Он дал указание Председателю Правления оформить меня на должность начальника кредитно-финансового управления банка.

Впервые я узнал, что банком управляет не Председатель, а «крыша».

За свою жизнь мне приходилось трижды менять профессию. Не боги горшки обжигают, освою и банковскую профессию. Но я вырос в СССР, где основным лозунгом успешного развития страны, был «кадры решают все».

Первое же знакомство с кадровым составом банка показало, что с ним невозможна санация банка. Об этом я уже на другой день и заявил представителю «крыши». Реакция была неожиданной: «Я поручаю вам одновременно должность заместителя Председателя правления банка по кадрам».

От лица банка мною были отправлены в ряд газет объявления о вакансиях в банке. Через несколько дней после этого ко мне пришло несколько претендентов, которые меня не устроили.

Как сейчас помню, во вторник в 11 часов утра в дверь моего кабинета постучали, и в нее просунулась чудесная головка молоденькой девушки. Она была высокого роста, хорошо скроена, искусно одета. Особенно обращали на себя внимание ее огромные карие глаза и их решительный взгляд. Девушку звали Мариной. Она была студенткой третьего курса финансового института.

Должность курьера банка ей не понравилась. Имея большой опыт работы с людьми, я знал, что для тех, кто нанимается на работу, очень важно личная оценка будущего начальника. В ответ на отказ Марины занять должность курьера, я, улыбнувшись, сказал:

— Подумайте. Три дня эту должность я буду держать для вас.

Через день Марина была принята на работу в банк. По деловым качествам, умению вести себя и, несмотря на молодой возраст, твердому характеру, она в лучшую сторону отличалась от других сотрудниц банка, как правило, подруг криминала.

Через два месяца я представил ее на должность старшего экономиста, и она мне уже не подчинялась. Мы иногда обедали вместе, но в основном она общалась с другими сотрудниками банка.

Через некоторое время я узнал, что Марину вместе с главным бухгалтером банка и зампредседателя Правления (представителем «крыши») направили в командировку в г. Нефтекамск. Вскоре Марина вернулась из командировки вместе главным бухгалтером банка, а зам Председатель Правления не вернулся. Я этому не придал значения. И, как показало время, напрасно. Через пару недель его привезли представители МВД в наручниках.

И в банке стали происходить события, которые, по моему твердому мнению, и послужили основой нашей многолетней бескорыстной дружбы.

В банке существовал неписанный закон, принятый «крышей». Если по твоей рекомендации сотрудника брали на работу в банк, то ты несешь полную личную ответственность за его поведение. Марина была знакома с этим положением. И первые два месяца, когда она подчинялась непосредственно мне, информировала о новых знакомствах и разговорах, затрагивающих интересы банка. Когда она перешла под начало другого заместителя Председателя Правления банка, то, по-видимому, посчитала, что деловые отношения со мною закончены. Ее начальника привезли в Москву в наручниках. В это время Гадюка был в Севастополе. В его отсутствие руководство банка использовало все возможности для освобождения Заместителя Правления банка, и добилось этого.

Когда Гадюка вернулся в Москву, зампредседателя Правления банка сбежал. Гадюка считал, что раз МВД его освободило, то при непременном условии, что тот всех сдал. Вернее, сдал всех участников выпуска фальшивых акций, за изготовление которых и был арестован.

У банка было три крыши. Следовательно, минимум одна из них крысятничала. Наказание за это однозначно. Необходимо было найти и наказать виновных. Гадюка решил наказать Марину, так как она ему подчинялась и была вместе в командировке с зампредседателя Правления банка. Сделать это должен был зампредседателя Правления банка, но он сбежал. А остался тот, кто принял ее на работу.

Ко мне зашел в кабинет Олег и с грустным видом сообщил решение Гадюки. Естественно, мною был задан вопрос:

— А причем тут я?

— Ты ее принимал на работу.

— Тебя родила мама, но это не означает, что за все твои преступления, она должна отвечать.

— Гадюка просил меня передать тебе его приказ ликвидировать Марину.

— Я за свою жизнь не уничтожил ни одного животного.

— Если ты не выполнишь его приказания, мне приказано уничтожить тебя.

Меня этот беспредел настолько возмутил, что я стал кричать на весь банк.

— Передай Гадюке. Я боюсь гадюк. Но, есть кое-что сильнее их, эта моя совесть. Убить меня нетрудно. Гораздо труднее отнять у меня совесть.

Олег передал мои слова Гадюке. Сказал при этом, что если Марина что-то о делах руководства банка знает, то она достаточно умна, чтобы это хранить при себе.

— Я проверил его работу. Ни рубля себе не взял. (Вор оценил мою честность). Но, если Марина проколется, твоя обязанность его убрать.

В это время мне уже была ясна картина произошедшего.

— Сбежать, это значит приговорить себя. Я же ни в чем не виноват. Даю Гадюке бесплатный совет: немедленно покинуть Москву.

Через час после того, как Олег сообщил ему мои слова, Гадюка покинул Москву. Пуля возмездия настигла его в родном Севастополе.

По моей рекомендации сбежала и Марина. После смерти Гадюки опасность ей уже не грозила, но вернуться в банк она уже не решалась. А я еще пару месяцев сражался за банк, так как никогда не бежал с поля боя.

Новый Председатель Совета Директоров поручил мне, как и.о.Председателю Правления банка, выяснить, куда исчезли 16 миллиардов рублей банка. К этому времени я уже освоил профессию банкира. Я это задание выполнил, после чего меня просто не впустили в банк. Банк лопнул. Меня могли бы просто убрать. Но бандиты поняли, что я привык выполнять только свои прямые обязанности.

Побывав в Израиле, я случайно узнал, что всеми аферами руководил новый Председатель Совета банка, а «Электоприводбанк» был не единственный банк, находящийся в его собственности. И, что по запросу Израиля Интерпол разыскивает его.

Добавил мне информации и бывший Председатель Правления банка, который прибежал ко мне за помощью, спасаясь от преследования своих хозяев. Он уже понял, что у честных людей бывают и честные покровители.

Надо отдать должное нравственной чистоте Марины. В моем покровительстве не было необходимости. Но чувство признательности сохранилось у нее на многие годы. Так связывают на фронте людей, когда один выносит другого с поля боя, жертвуя жизнью. Я подружился с родителями Марины, Марина периодически посещала мой дом. Когда моей матери исполнилось 90 лет, она за 200 километров приехала ко мне на дачу, чтобы помочь накрыть праздничный стол.

Я был тамадой на ее свадьбе, и мог честно смотреть в глаза ее супругу. А она могла честно смотреть в глаза моей супруге.

Мне известен человек, который считает, что все в жизни продается и покупается. Он одинокий и несчастный человек. Так может рассуждать человек, никогда не имевший бескорыстных друзей, который никогда ни для кого не был настоящим другом.

Марина возглавила отдел крупного банка. Она хорошо обеспечена. У нее две прекрасные девочки, масса забот по дому, детям, работе мужа. Но она, как правило, находит время, чтобы на часок заскочить на мой день рождения, преодолев путь в одну сторону в 200 километров, или навестить меня в больнице. Спрашивается, какой интерес может представлять для сорокалетней, красивой, обеспеченной женщины дружба с вдвое старшим ее инвалидом? И на этот вопрос вряд ли найдут ответы те, кто не верит в искреннюю дружбу. И у меня и у Марины сложные характеры. И, если за двадцатилетнюю дружбу между нами ни разу не пробежала черная кошка, значит, мы оба дорожим сложившимися отношениями. Недавно я с супругой отдыхал в санатории Звенигород, который расположен недалеко от места жительства Марины и ее родителей. И Марина поспешила пригласить нас в гости к своим родителям и к себе домой, лишний раз подтвердив силу и притягательность бескорыстной дружбы.

Как на свете без любви прожить

Дождь беспощадно хлестал по стеклам окон комнаты, освещенной только светом настольной лампы. За письменным столом сидел седой, как лунь, пожилой мужчина по имени Сергей, которого, несмотря на солидный возраст, трудно было назвать стариком. Часы пробили полночь, время, когда его сверстники видели уже не первый сон. А он, рассматривая семейные альбомы и письма десятилетней давности, думал не только о прошедшей, но и о будущей жизни.

Его мама прожила долгую нелегкую жизнь, но никогда вслух не жаловалась на нее. Она повторяла своему единственному сыну в сложные периоды его жизни, что большое счастье просто жить: видеть солнце, голубое небо, синеву моря и массу всего летающего, движущегося, строящегося вокруг. Иметь возможность ходить, бегать, плавать на этой прекрасной земле. Слышать пение птиц, музыку Бетховена и Чайковского, слова умных и близких людей. Ведь рядом с тобою живут люди, прикованные к кровати, слепые, глухие, безногие. Сын снисходительно слушал тирады своей эмоциональной матери, но они в то время не проникали вглубь его души.

Теперь, когда он был лишен некоторых возможностей: бегать, играть в волейбол, плавать в штормовом море, — он признал заслуживающим уважение мировоззрение своей матери. И только сейчас он по-настоящему понял, что в его жизни никогда не было такого преданного, бескорыстного и беспредельно любящего существа. Он, наконец, стал сознавать глубокую воспитательную цель, которую использовали учителя и родители, ставя провинившегося ребенка в угол, или на время лишая его возможности общения со сверстниками. Подумай над своим поведением, деточка! И мужчина, рассматривая свой семейный альбом, как раз и задумывался над многими жизненными проблемами.

Он невольно вспоминал картину Эрмитажа «Сусанна и старцы», на которой показаны старцы, протягивающие свои дряхлеющие руки к прекрасному телу молодой красавицы.

Как писал один из известных поэтов: «Чем ближе к концу, тем сильнее тянет к юнцу.»

Любовь для мужчины, учитывая его энергию и темперамент, значила многое в его жизни. Он мечтал полюбить однажды на всю жизнь. Получилось совсем не так.

«Только утро любви хорошо, хороши только первые легкие встречи», — писала мама Сергея в одном из своих стихотворений. А любовь испытывают мальчики и девочки друг к другу уже в раннем возрасте. Многие родители считают своих малолетних детей до 12, а порою 14 лет, еще не созревшими для секса. А между тем, на Востоке в этом возрасте уже отдают девушку замуж. Мужчина часто влюблялся. У него были очень красивые женщины. Но, по настоящему он узнал силу любви, пусть даже платонической, в возрасте 15—16 лет.

Рассматривая групповой снимок детского сада, Сергей в первую очередь обратил внимание на черноглазую шестилетнюю девочку Тамару. Эта девочка была его первым увлечением. Он дарил ей открытки, карандаши, краски, альбомы, но та была равнодушна к его ухаживаниям. Ей нравился другой мальчик, активный, даже агрессивный.

В детском саду для мальчиков и девочек был общий туалет. И когда Тамара ходила туда, он вместе с другими ребятами «подглядывал».

В отрочестве в одном подъезде с мужчиной жил его приятель, у которого был брат шестилетнего возраста. Его мать неоднократно вытаскивала этого маленького донжуана из-под кровати, куда он приглашал соседских девочек для игры в папки-мамки.

На фотографии третий класс школы. Рядом с учительницей сидит другая Тамара, отличница, многолетний предмет обожания почти всех мальчиков класса.

После четвертого класса школьных фотографий практически не было.

В девятом классе появилось первое по-настоящему сильное влечение к девочке годом младше. Это было настоящее безумие, продолжавшееся два года. Более сильного влечения мужчина не испытывал в своей жизни. К великому его сожалению, фотографии этой девочки у него не было.

А вот фото из Днепропетровска. Место его рождения. Тетя познакомила его с шестнадцатилетней дочерью своей подруги, его ровесницей, по имени Ира. И Сергей стал вспоминать эпизод, происшедший на пляже в Днепропетровске.

Он приехал в гости к тете в город, в котором родился. И пошел на Днепр вместе с девушкой Ирой, его ровесницей, дочкой подруги тети.

Тетя сфотографировала их купающихся на реке Днепр, а потом ушла с пляжа.

Сергей хорошо плавал и отплыл от девушки метров на двадцать. Его привлек ее крик. Какие-то подростки пытались изнасиловать девушку в воде, а купающиеся рядом взрослые не пришли ей на помощь.

Сергей был крепкого телосложения, и подростки, увидев его приближение, испугались и уплыли. Когда он подплыл к девушке, она была без трусиков, и лишь лифчик держался на одном ее плече. Девушка была страшно перепугана. Глаза у нее были безумными от страха. Она схватилась своими руками за плечи Сергея и крепко к нему прижалась.

Тот впервые испытывал объятия девушки, и его мужское достоинство готово было вырваться из трусов. Девушка почувствовала это. Она взяла член рукою и стала объяснять Сергею, что ребята один спереди, а другой сзади пытались в нее это хозяйство засунуть, и было очень больно. Обезумевшая девушка даже пыталась показать юноше то место, куда они целились.

Купающиеся в реке люди, предпочитали не приближаться к паре, предполагая, что скоро приедет милиция, и никто не хотел быть свидетелем. Кто-то из отдыхающих на берегу действительно вызвал милицию, но наблюдал за развитием событий издалека.

Один из сердобольных отдыхающих дал подстилку, в нее завернулась девушка, и милиция на своей машине отвезла ее в отделение, а затем домой. Сергея лишь допросили на пляже, и, узнав, что он только что приехал из Москвы к своей тете, больше не трогали. Естественно, что свидетелей происшествия на пляже не оказалось, и действия милиции прекратились.

Тетя попросила Сергея побыть следующий день с девушкой, ибо она была в сложном психическом состоянии, а мама находилась в командировке в Киеве.

Ира открыла юноше дверь, не глядя в его глаза. Она была завернута в ту же подстилку с пляжа.

Сергей сел на стул метрах в двух от девушки. Та, косо посмотрев на него, и тихо прошептала:

— Теперь тебе, Сережа, противно будет со мною общаться?

— Почему, Ира, ты так решила?

— Потому, что таких девушек у нас считают шлюхами, и никто за них не выходит замуж.

— Но, то, что произошло, сделано против твоей воли.

— Нигде это не написано.

— Но, может быть, ты осталась девственницей?

— Мне было очень больно, и я почувствовала, что член глубоко вошел в меня сзади. Чего ты молчишь? — спросила Ира.

— У меня нет никакого опыта.

— Сережа, ты никогда не знал близко девушек?

— Нет, не знал.

— Я заметила, что когда я голая прижалась к тебе, в меня уперся твой член. Ты это почувствовал?

— Мне было не до этого.

— И тебя впервые обнимала обнаженная девушка?

— Разве ты меня обнимала? Ты была перепугана.

— А говорят, в Москве ребята в твоем возрасте уже во всю спят с девчонками.

— Я не сплю.

— Сядь со мною рядом.

— Зачем?

— Я хочу проверить, правду ли ты мне говоришь. Тебе действительно не противно сидеть со мною рядом?

— Если было бы противно, я к тебе не пришел бы.

— Тебя прислала тетя.

— Я пойду, так как не понимаю, в чем я перед тобою виноват.

И Сергей решительно направился к двери.

Девушка соскочила с дивана, покрывало сползло с ее плеч, и она стояла перед юношей совсем голая. Ее решительный взгляд заставил призадуматься Сергея.

— Прости меня. Но я схожу с ума.

Сергей подошел к Ире и прижал ее голову к своей груди.

Девушка как-то вся обмякла:

— Спасибо тебе. Не сделай ты это, я покончила бы с собою.

— Ирочка, мне приятно обнимать и ласкать тебя.

Девушка внимательно посмотрела юноше в глаза:

— Вчера какие-то уроды изнасиловали меня. Они видели меня впервые. Сегодня я стою перед тобою голая, не вызываю у тебя никакого желания.

— У тебя красивое тело.

— Ты жалеешь меня?

— Что я должен сделать, чтобы переубедить тебя?

— Если, обняв меня сейчас, как вчера, ты возбудишься, я поверю тебе и успокоюсь.

Сережа подошел к девушке и обнял ее за зад, но его мужское достоинство не среагировало.

Ира зло посмотрела юноше в глаза, расстегнула, а затем стянула шорты. Член не подавал признаков жизни. Она посадила его на диван, а затем все телом прижалась к нему. Не видя результата, девушка стала отчаянно целовать его лицо, шею, грудь и живот. Но когда она поцеловала член, тот активно прореагировал на ласку девушки.

Ира стала неистово целовать мужское достоинство юноши, а затем взяла его в рот. Член не мог не прореагировать на это.

— Это, кажется, называется минетом?

Сергей не знал значение этого слова. Ира преобразилась. Она с интересом стала рассматривать мужское достоинство Сергея. С каждой минутой оно становится все больше.

— Если бы такой вошел в меня, я, наверное, умерла бы. Спасибо тебе за все. Я не привыкла быть неблагодарной. Теперь, когда ты доказал мне, что после вчерашней истории, ты не потерял интереса ко мне, я готова сделать приятное и тебе. Ты когда-нибудь видел секс взрослых?

— Нет.

— Это ужас. Они стонут, кричат, ругаются матом, принимают различные позы, целуют и лижут друг друга в различные места. Если я перестала быть девственницей, я готова заняться всем этим. Если же я ею осталась, мы будем доставлять удовольствие друг другу другими методами. Хорошо?

Юноша утвердительно кивнул головою.

— Эти ребята все время пытались в меня всадить свое хозяйство сзади. Может так лучше? Но давай попробуем так, как делали мои родители. Я лягу на спину, а ты потихоньку попытаешься проникнуть членом вглубь. Но, если будет больно, то ты остановишься.

Сергею пришлось все выше поднимать ноги девушке, чтобы член мог вертикально в нее войти.

— Стой! Мне все понятно.

Ира встала на колени. Широко раздвинула ноги, изогнулась так, что груди ее коснулись дивана.

— Ну, давай. Вначале потихоньку.

Почувствовав препятствие, юноша остановился.

— Попробуй еще раз.

И вновь, почувствовав препятствие, он остановился.

— Значит, эти сволочи мне пленку не прорвали.

— Что будем делать дальше?

— Попробуй потихонечку еще несколько раз.

— Я боюсь, что лишу тебя девственности, — сказал юноша.

— Потерявши голову, по волосам не плачут.

— Ты знаешь, как дети получаются?

— Мама мне рассказывала. Ты парень умный. Действуй по своему усмотрению. Я тебе сознательно отдаюсь.

Со второй же попытки Ира потеряла свою девственность. Но процесс продолжался не более минуты и закончился в другом месте.

— Вчера, когда этот подонок ухитрился засунуть мне в зад, мне было очень больно, а с тобою совсем не больно. А у тебя мужское достоинство значительно больше.

— Это потому, что я тебе немного нравлюсь, — заключил юноша, улыбнувшись.

— Теперь жизнь самоубийством кончать не собираешься?

— Эти дни я буду мечтать с утра до вечера быть в твоих объятьях.

Вспоминая эти события, Сергей невольно вспомнил рассказ одного охотника. Тот утверждал, что, если собака, укусив человека или животное, почувствует вкус крови, она становится опасной для окружающих, так как будет стремиться почувствовать его еще раз. Перепуганная Ира не только не потеряла вкуса к сексу, а, напротив, приобрела его.

Во время приезда в Днепропетровск подобные встречи между Сергеем и Ирой происходили три раза. Последний раз десять лет спустя.

Вот ее фотография. С нее смотрела нежная шестнадцатилетняя девушка.

Последняя близость не принесла никакого удовольствия Сергею. Он и девушка были уже умудренные сексуальным опытом молодые люди.

Половое созревание ребенка начинается порою с 5—6 лет. Многие родители, когда видят проявление этого, зачастую ограничиваются хитроватой усмешкой, не придавая этим детским шалостям серьезного значения. В то время как в физическом и психологическом развитии это имеет большое значение. Почувствовав в 16 лет силу эроса, Ира, несмотря на испытанный стресс, поняла и притягательную его силу. Для зрелой девушки первая близость с мужчиной зачастую не играет важного значения в жизни, тем более, что созревание у девушек наступает значительно позднее. Но сексуальное насилие может сыграть в жизни девушки негативную роль. Одна знакомая девушка рассказала мне, как ее подругу в возрасте 20 лет коллективно изнасиловала группа студентов. Мальчики любили доводить девственниц до «кондиции», когда страсть пересиливала боль и разум. Девушка так и не вышла замуж, а прежде чем лечь в кровать с мужчиной скрупулезно изучала размеры его члена.

Да, к сожалению, время не всегда лечит.

На этой фотографии запечатлена девушка на теплоходе с подружкой. Сергей с нею познакомился, будучи абитуриентом Московского института Стали и Сплавов. На фотографии она выглядит совсем непривлекательной. Но в то время она ему очень понравилась. А запомнилась Роксана ему тем, что когда он пригласил ее в театр, она отказалась от билета, купленного за его деньги. А он отказался брать деньги у нее. В театр Сергей не пошел вообще, и билеты отдал какому-то знакомому парню. В институт он не поступил. Пошел служить в армию. Когда после окончания армии, Сергей поступил в тот же институт, Роксана в нем уже не училась.

А вот две фотографии красавицы Нины. Одна сделана на пляже в Зеленом мысе, где Сергей, будучи студентом, отдыхал по туристической путевке. Тогда путевки можно было без труда получить в профкоме института.

Юноша всегда был избирателен в выборе подруги. После очередного институтского вечера приятели по курсу уже веселились со своими новыми подругами, а он проводил время в одиночестве. Товарищи его прозвали гурманом.

После плавания, бродя по пляжу, несмотря на обилие девушек, Сергей не находил себе достойную, о чем и посетовал отдыхающей с ним на турбазе женщине.

— Где у тебя глаза, дорогой? — возразила ему та. — Вон лежит в окружении поклонников юная красавица. Эх, Сережа, Сережа. Ты дальтоник.

Красавица вместе с двумя кавалерами играла в карты.

— К вам можно присоединится? — обратился Сережа к играющим.

— Где двое, там третий лишний, — отреагировал один из поклонников.

Сергей уже выполнял норму мастера спорта по тяжелой атлетике, и имел навыки бокса, поэтому разговаривать так с собою не позволял.

— В таком случае, лишним будешь ты, — заявил он оратору.

— Мальчики, не ссорьтесь. Играйте вчетвером, — вступилась за Сергея тетя красавицы.

Красавица Нина не произвела на Сергея особого впечатления. Но когда он встретил ее на танцах вечером, то был потрясен ее красотой. Весь вечер Нина танцевала с парнем, который с ней играл в карты. Когда же был объявлен прощальный вальс, Сергей подошел к Нине и уверенно сказал: «Надеюсь, что я получу права на этот танец». Нина, молча, пошла за ним. Сергей отлично танцевал вальс, Нина — сносно. Но разницу в исполнении она отметила. Сергей проводил Нину и ее тетю до их палатки.

На следующий день Нина и тетя уезжали. Нина дала Сергею свой номер московского телефона.

В конце октября месяца он встретился с Ниной в Москве. Была сырая осенняя погода. Нина была очень скромно одета. У Сергея не было денег пригласить девушку в кафе. Побродив минут двадцать по улице, молодые расстались.

Двадцать лет спустя, просматривая свои записные книжки, Сергей натолкнулся на номер телефона Нины и решил ей позвонить.

— Здравствуйте, я могу поговорить с Ниной?

— Здравствуйте, Сережа, что-то поздновато вы вспомнили обо мне.

Сергей был потрясен. Они встретились и не узнали друг друга. Нина уже три раза была замужем. Разводилась она потому, что мужья попадались ужасно ревнивыми. Последний муж часто уезжал в командировку и, возвращался непременно через балкон, на который спускался с крыши двенадцатиэтажного дома.

Буквально за день до звонка Сергея она рассматривала семейный альбом, где на фотографии пляжа на Зеленом мысе была запечатлена она и Сергей, играющими в карты.

Сергей отметил, что, встретив Нину на улице, он не узнал бы ее.

— От прежней красавицы Нины остались только ноги, — с грустью заметила она.

Узнав о жизни Сергея, Нина заметила: «Если бы в семнадцать лет я имела ум сорокалетней женщины, я не упустила бы тебя из жизни». Нина подарила ему прекрасную фотографию, на которой тридцатилетняя красавица сидела на перилах террасы.

— Ты моей тете тогда очень понравился.

— К сожалению, только ей.

Больше Сергей с Ниной не встречались и не перезванивались.

А вот фотография малопривлекательной внешне девушки, с которой Сергей познакомился на отдыхе в Ялте, где встречался с нею только два раза. Но эти встречи запомнил на всю жизнь. Ни он, ни она не испытывали друг к другу особых чувств. Но в близости за свою интенсивную сексуальную жизнь Сергей не встречал подобной женщины. Она была молода и неопытна в кровати, но имела такую конституцию полового органа, о которой многие мужчины могли только мечтать.

Через год, отдыхая в Ялте со своею будущей супругой, Сергей решил вновь повстречаться с этой девушкой. Сергей привык не скрывать своих прошлых связей с женщинами. Он, девушка Наташа, и его будущая жена проводили вечер в одном из шикарных ялтинских ресторанов. Его будущую супругу постоянно приглашали мужчины на танцы, а Наташу за вечер, кроме Сергея, на танец никто не приглашал. Как бы невзначай, его будущая супруга заявила, что ее пригласили на круиз на теплоходе вокруг Европы. Она не догадывалась, что если бы она на это согласилась, то не нанесла бы Сергею серьезного морального ущерба.

Танцуя с девушкой, плотно прижимая ее к своему телу, Сергей размышлял про себя: «Конечно, его будущая жена и внешне и поведением более привлекательна, чем эта девушка. Но, если бы она знала, что эти ее преимущества для мужчины ничто по сравнению с преимуществами этой девушки в постели».

Наташа понимала, что моя будущая супруга стремилась доказать свое преимущество, и в долгу не осталась:

— Через пятнадцать лет твоя супруга будет весить под центнер, и ты будешь постоянно искать ей замену в кровати.

— В одном ты права Наташа. Замену тебе в постели я, вряд ли, найду. Но ты же не любишь меня. И, кроме того, свои исключительные женские достоинства ты вряд ли согласишься доказывать только одному мужчине.

Кисловодск. В группе туристов девушка Вера, которая запомнилась тем, что, несмотря на бурные поцелуи и ласки, она не отдалась Сергею.

Адлер. Девушка приятной внешности с поразительной красоты фигурой. Ей посвящал стихи какой-то поэт и актер с Украины. Огромного роста и толщины актер театра драмы и комедии восторгался в открытую ее внешностью. А ей нравился Сергей. Но Сергей был увлечен яркой блондинкой, с которой встречался через день, чередуясь с аккордеонистом. В последний вечер перед отъездом домой Сергей потерпел фиаско: блондинка променяла его на аккордеониста.

Придя на пляж утром в день отъезда, Сергей застал там девушку. Она ждала его, зная об его отъезде:

— Вижу, вы в плохом настроении. Не печальтесь. Через несколько лет, когда вы повзрослеете, у вас не будет отбоя от женщин.

— Cудя по вашим словам, вы, несмотря на свою молодость, заметили у меня прекрасное будущее.

— Заметила. Но мне не повезло.

— Если вы оставите свой номер телефона, мы могли бы встретиться в Москве.

— Я верю только в любовь с первого взгляда.

Девушка училась в автотранспортном институте в Москве. Фамилии Сергей ее не знал. Многократные попытки встретить ее у института были неудачны. Быть может, именно эта девушка была предназначена Сергею судьбою?

Мы выбираем, нас выбирают. Как это часто не совпадает.

Сергей не мог ответить на один вопрос. Почему настоящую любовь, о которой мечтаешь всю жизнь, зачастую, проходя мимо, ты не замечаешь? А сколько женщин в мире могли бы по-настоящему осчастливить тебя, сделать красочнее и полноценнее твою жизнь! Переоценка своих достоинств или недооценка достоинств возможной спутницы является причиной этого? А несчастных в браке значительно больше, чем по-настоящему счастливых! Настоящая любовь вспыхивает на Земле не чаще, чем появление великих талантов или гениев. Да, «один роман, другой роман. А в результате лишь туман, и голых баб как в бане». Видимо, автор этих слов, Евгений Евтушенко, со знанием дела написал эти строки.

На Рижском Взморье

Лежа на песке после пляжного волейбола, Сергей остановил проходящую мимо него миловидную девушку.

— Не проходите мимо своего счастья, — обратился он симпатичной девушке.

Девушка остановилась, улыбаясь:

— И подобное счастье вы предлагаете только мне?

— Как вы успели заметить, мимо меня проходит масса девушек.

— Но остановилась только я.

Сергей встал:

— Значит, это судьба.

Он взял шаровары, сандалии и пошел рядом с девушкой. Выйдя на дорогу, девушка вопросительно посмотрела на юношу:

— Начало нашему счастью находится на пороге моего дома.

Девушка улыбнулась:

— Но, если вы так убеждены в этом, я послушаюсь вас.

Они дошли до комнаты, которую снимал Сергей.

— У вас здесь уютно. Хозяева вам не надоедают?

— Я их видел только в момент аренды.

— И каким образом вы будете убеждать меня в том, что я ваша судьба?

— Если вы этого искренне хотите, то это не трудно сделать.

— Вам недостаточно, что я пришла по вашему зову?

— Что ж, согласен. Инициатива должна принадлежать мне. Будем знакомиться, Сергей.

— Марианна.

— Девушку, с таким именем, мужчина должен носить на руках.

— Не всякому мужчине это под силу.

— Если вы сбросите со своих прекрасных плеч этот халат, я могу оценить свои возможности.

— Здесь, не пляж. И я не в купальнике.

— Да, проблема осложняется. Подойдите ко мне поближе.

— Для чего?

— Я попытаюсь оценить свои возможности другим способом.

Марианна подошла. Сергей взял ее за талию, затем провел руками по бедрам.

— Попробую, — и Сергей поднял девушку на руки. — Вес хороший. Но это не полная характеристика.

— Что вы имеете в виду?

— Для девушки важно его распределение по телу.

— Вам не тяжело меня держать?

— Своя ноша к земле не тянет.

— Ого! Уже своя.

— Я же сказал, что вы моя судьба.

— И как же вы будете определять, насколько удачно мой вес распределен между частями тела?

— Элементарно.

И Сергей положил девушку на кровать и сказал:

— Мне доставляет большее удовольствие, когда девушка раздевается сама.

— Я же объяснила вам, что я не одета.

— Понял. Возьму инициативу на себя.

Сергей развязал поясок на халате, а затем резко отбросил его в сторону. На Марианне были маленькие беленькие трусики, из-под которых пробивались светлые волосы. Груди были оголены. Марианна с испугом глядела на юношу.

— Ну, этот скромный наряд нам уже не нужен, — и юноша аккуратно снял с девушки трусики, проведя после этого нежно пальцами по срамным губам. Девушка затрепетала.

— Теперь рассмотрим распределение веса, — и Сергей повернул девушку на живот. –Ягодицы прекрасной величины и упругости, — сделал выводы юноша, пожимая достоинства девушки. Затем, слегка раздвинув ее ноги, запустил свои шаловливые пальцы между ягодицами. Марианна дрожала, как в лихорадке.

Сергей повернул девушку на спину, поднял ее обе ноги вверх и раздвинул их в сторону. Девушка с ужасом смотрела на него.

— А теперь опусти ноги и согни их в коленях, — скомандовал Сергей. Девушка повиновалась. — А теперь раздвинь их в сторону.

Девушка не сделала этого. Сергей силой раздвинул ноги в сторону и не позволил девушки их сомкнуть.

— В кровати девушка должна во всем подчиняться мужчине, особенно при первой близости. Тебе понятно?

Девушка молчала. Сергей нащупал пальцами в утробе девушки клитор и стал его ласкать. Девушка стала стонать, а затем покрикивать.

— Ты будешь слушаться меня?

— Да. Да, — с дрожью простонала она.

Пальцы юноши пытались продвинуться дальше, но девушка застонала:

— Больно.

— Ты никогда не спала с мужчиной?

— Никогда даже не целовалась.

— Тебе приятно со мною?

— Да.

— Будем проходить процесс обучения?

— Какого обучения?

— Сексуального.

— Не знаю.

— Значит, я буду делать с тобою все, что сочту нужным, думая только о себе. И в этом случае, вряд ли я буду твоею судьбою.

— Прости. Я дура. Не понимаю, что говорю. Я буду делать все, что ты захочешь.

— Встань. Сними с меня шорты.

Девушка трясущимися руками расстегнула шорты. Они опустились ниже колен.

— Я сказал, сними. А теперь сними мои плавки.

Марианна не стала этого делать.

— Уже в первый час нашей встречи мне трудно разговаривать с тобою. Ты обещаешь, а слово не выполняешь.

Девушка заплакала, а затем, отвернувшись, стала снимать с юноши плавки.

— Я тебе обещаю, что сегодня ты не только не будешь отворачиваться от вида моего члена, а по собственной инициативе целовать его.

— Сережа, не делай из меня проститутку.

— В моих планах сделать из тебя желанную женщину, которая в полной мере наслаждалась бы прелестями секса. Поверни свою голову и посмотри на то, что доставляет наибольшее удовольствие женщине в жизни. А теперь возьми его в руку. Не так уж страшен черт, как нам его малюют. Учитывая отсутствие опыта у тебя, я буду делать с тобою то, что потом ты будешь делать со мною. Теперь расслабни и держи постоянно широко раздвинутые ноги. Понятно?

— Да.

Сергей лег на девушку так, что его фаллос прижался к ее лобку и при движении его корпуса скользил по ее срамным губам. Он стал покусывать мочки ушей, а затем залез язычком вовнутрь ушей. Девушка не осталась к этим ласкам равнодушной. Тогда Сергей стал губами мять соски грудей, а затем слегка их покусывать. Бросив мимолетный взгляд на лицо девушки, он заметил его восторженное выражение. Губы переместились на живот, ляжки ног, а затем лобок. После чего, туловище его переместилось вверх, и набрякший член с трудом проходил вдоль срамных губ. Дрожь девушки прошла. И каждый раз, когда член касался полового органа, она вздрагивала и напрягалась.

— Тебе приятно?

— Очень. Но мне стыдно.

— Скоро наступит момент, когда ты о нем навсегда забудешь.

— Не пугай меня.

— Мышь копны не боится.

Сергей повернул девушку на живот и стал ласкать ее шею, спину, ягодицы. Но, по мнению Сергея, девушка все еще не была доведена до кондиции. Он поставил ее на колени, широко раздвинув ноги, и стал рукой ласкать ее срамные губы, доходя до ануса.

В поведении девушки стало присутствовать откровенное желание секса.

Для того, чтобы она сама запросила этого, Сергей повернул ее на спину, согнул ее ноги в коленях и широко раскинул их в сторону. А затем языком стал ласкать ее срамные губы, клитор, проникая все глубже во влагалище. Девушка стала подпрыгивать как в половом акте. А затем, закричала:

— Я сейчас умру, если ты не возьмешь меня.

— Не понял.

— Возьми меня. Это слово мне ничего не говорит.

— Не издевайся надо мною. Ой, не могу.

Сергей продолжал более настойчиво свои ласки.

— Всунь в меня свой член, — заорала Марианна.

— Куда всунуть? Не понял.

— В пи… ду, — обессиленно заплакала девушка.

— Так бы сразу бы и сказала. Встань на четвереньки. Зад немного свесь с дивана. Прогнись так, чтобы ягодицы приблизились ко мне. Больше прогнись, положи груди на диван. Вот так хорошо. Если бы ты видела, какое прекрасное зрелище открылось передо мною. Ты теперь не будешь стесняться меня? Будешь делать то, что делаю я.

— Да. Да. Только побыстрее засунуть в меня поглубже свой член.

— Если ты хочешь, чтобы я его засунул поглубже, тебе придется попытаться увеличить размер моего члена. Ты готова?

— Миленький, я на все ради тебя готова.

— Давай, сделай это ради себя, — сказал Сергей, посадил Марианну и поднес к губам свой набрякший член. Девушка с испугом посмотрела на Сергея.

— Для начала поцелуй его головку. Теперь головку возьми в рот. Смелее, тебе это понравится. Так, умница. Теперь пусть член окажется поглубже у тебя во рту. Молодец. А теперь соси, как сосешь соску.

— Придется выполнить твою просьбу.

Сергей одной рукой стал мять девушке груди, а другой активно возбуждать клитор. Девушке процесс явно понравился. Сергей с трудом заставил Марианну отпустить член. Затем поставил ее на четвереньки. Провел несколько раз членом по срамным губам, всунул его на некоторую величину во влагалище, затем прорычал: «Ну, моя судьба, сейчас ты забудешь свой стыд, и будешь делать даже больше того, что я прошу. Получай, чего ты так хотела». И с силой вогнал член в чрево девушки. Раздался прощальный девичий крик, затем через мгновения перешел в стоны восторга.

— Больше тебя уговаривать не придется?

— Я готова делать все, что тебе захочется. Буквально все.

— Когда у тебя были месячные?

— Три дня назад.

— Рискнем или кончить в попу.

— Первый раз, только туда. А в попу приятно?

— Узнаешь.

И только тогда, когда предельно набрякший член Сергея почувствовал шейку матки, и его сперма омыла ее, он получил полное удовлетворение.

— Какие мы идиотки, девчонки, что лишаем себя такого удовольствия.

— Ты получишь не меньшее удовольствие, когда научишься полностью удовлетворять мужчину.

— Теперь меня не надо ни в чем уговаривать. Я вся твоя.

— Если что-то тебе не понравилось, можешь не делать.

— Мне все ужасно понравилось

— Теперь иди, подмойся. В тумбочке есть спринцовка и марганец.

— Я не боюсь ничего.

— Непонимание опасности не является смелостью.

Когда Марианна вернулась, Сергей вновь положил ее на кровать и пальцами прощупал шейку матки.

— Ты случайно не гимнастка?

— Гимнастка. А ты откуда узнал?

— По внутреннему строению твоего детородного комплекса.

— Ты видел много баб, и, наверняка, будешь мне изменять.

— Для того, чтобы этого не было, надо быть лучше других. Пойдем для начала в душ. Я люблю, когда женщина меня моет. По твоим глазам я вижу, что ты уже хочешь повторения, но оно возможно лишь в том случае, если ты научишься ласкать меня.

— Ради этого, я всего тебя расцелую и оближу.

После душа Марианна выполнила все свои обещания. После того, как член Сергея вновь приобрел нужную твердость, девушка села на него, и дальнейший разговор вела в таком положении.

— Я этому тебя не учил.

— А я изобретательна.

— За пару часов, ты изменила всему, чему тебя учила мать.

— Просто у меня оказался такой даровитый учитель.

— И какое у тебя чувство ко мне?

— Я полюбила тебя безумно.

— Что безумно, то это точно. Ведь ты ничего не знаешь обо мне.

— Я неопытна в сексе, но не дура. И, если ты надумаешь жениться на мне, твой заработок, образование и квартира не будут иметь для меня значения. Со мною ты добьешься того, чего не удалось добиться без меня. Скажи, Сережа, у тебя большой опыт. Мне кажется, что я потенциальная шлюха. У меня во внутри все болит, а я хочу еще и еще близости. Так чувствуют все девушки?

— Удачная первая близость нередко, является основой разочарования во второй и последующий. Ты уже созрела, а при этом уже трудно долгое время быть без мужчины.

— Ты меня не бросишь?

— А ты сможешь дождаться моего приезда, если он будет через месяц-другой?

— Не знаю, милый, я сейчас с трудом дождусь следующего утра, когда вновь увижу тебя.

Марианна потеряла номер телефона Сергея. А свой номер телефона не дала, так как боялась вмешательства в свою жизнь.

Два года спустя, благодаря редкому имени, Сергею удалось разыскать Марианну. Она вышла замуж. У нее родилась дочь. Перед ним была подурневшая, постаревшая женщина.

— У меня были очень тяжелые роды.

— А я надеялся, что ты разыщешь меня.

— Когда ты уехал, я уже не могла жить без мужчины. Я потом нашла твой телефон, но обманывать свою первую любовь я не могла. Я уже успела переспать с добрым десятком мужчин. И вышла замуж только потому, что у меня отрицательный резус, и мне нельзя делать аборта. Я отдала бы многое, чтобы еще хоть раз переспать с тобою. Но, во-первых, я понимаю, как выгляжу. А, во-вторых, после родов мне временно запретили половые отношения. Ты не обманул меня, назвав себя моей судьбою. Я не могла жить без близости с тобою, поэтому изменила тебе, и сейчас расплачиваюсь за это.

«Еще одна погубленная душа, — подумал Сергей. — И еще неизвестно, как сложилась бы ее судьба, если бы не было встречи с ним».

Так было много лет назад.

Сегодня Сергею никто не давал его годы. С сохранившейся рельефной мускулатурой штангиста, подтянутый, улыбающийся, энергичный, он не производил вид восьмидесятилетнего старца. Но привыкший критически оценивать себя и свои поступки Сергей понимал, что эта бутафория не приближает его к молодежи. Он всегда предпочитал молодых женщин.

И хотя, он сохранил определенную физическую силу и потенцию, он не мог представлять прежнего интереса для девушек, к которым не оставался равнодушным.

«За все надо платить», — говорил он себе. Сколько прекрасных девушек, пылающих любовью и страстью к нему, он, не задумываясь, отвергал. Он всю жизнь искал одну-единственную, а находил множество. «Один роман, другой роман, а в результате лишь туман и голых баб, как в бане». В одной из песен пелось: Жить без любви быть можно просто, но как на свете без любви прожить.

Старость страшна одиночеством. Даже не таким, когда вокруг никого из близких нет.

Страшнее нету одиночества, чем одиночество в толпе. Когда безумно всем хохочется, но плакать хочется тебе.

Молодежь будет снисходительно слушать твои рассказы о прошлом, отдавать дань уважения твоим знаниям, трезвости мысли, возрасту, но делать это будет снисходительно, как разговаривают зачастую взрослые люди с маленькими детьми.

Вряд ли кто-нибудь из молодежи поймет, что старики, если отличаются от себя в молодости, то только невозможностью осуществить свои планы.

Сергей закрыл очередную страницу альбома. Чем дальше, тем меньше новизны. Да и жить прошлым он не привык. Его характер требовал до последнего дыхания что-то творить, а порою и вытворять. Нельзя жить прошлым.

«Любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь. И каждый вечер сразу станет так удивительно хорош» — пропел он вполголоса известный мотив и пошел спать, чтобы наутро проснуться к реальной жизни. Он не потерял к ней интереса.

Первая и последняя

Когда я учился в девятом классе, я обратил внимание на девушку, которая училась классом ниже. Обратил внимание — эта фраза не отражает и долю того, что я почувствовал, когда впервые увидел ее. Невысокого роста, с огромными карими глазами и черными, отливающимися голубизной волосами, смуглым округлым личиком и ямочками на щеках, она производила на меня гипнотизирующее впечатление. Я никогда не видел ее молчаливой. Она постоянно болтала, улыбалась, смеялась, задорно хохотала. Казалось, что окружающее ее, не оказывало на ее поведение какое-либо влияние, а все ее бурные эмоции были следствием процессов, происходящих в ее беззаботной головке. Знала ли она, что хороша собою? Несомненно. Но она считала это настолько естественным, что оставляла без особого внимания восторженные взгляды сверстников.

Девятый и восьмой класс располагались на разных этажах школы. Мне хотелось видеть Люду, так звали девушку, постоянно. Просто видеть. Длительное время мы даже не приветствовали друг друга. Я представляю свое выражение лица, когда встречал ее на школьной лестнице или в школьной раздевалке. Она же проходила мимо меня будто я невидимка или не одушевленный, недостойный внимания предмет.

Иногда мне удавалось на короткое время оказываться в компании, где Люда была в центре внимания. В эти минуты меня интересовала только ее внешность. Я был не в состоянии оценить даже то, что она говорила. А между тем, несмотря на свой возраст, эта девчушка познала близость с мальчиком своего класса.


Я был начитанным парнем. И уже в седьмом классе был знаком со сказками «Тысяча и одна ночь», романами Ги де Мопассана. Мне по ночам снились обнаженные девушки в ситуациях, которые я видел на рисунках прочитанных книг. Но осмыслить прочитанное, для практического применения я был еще не в состоянии.

Я как-то попал в компанию мальчиков, где были и восьмиклассники. Компания собралась около школьной раздевалки в ожидании, когда пройдет дождь. В это время по лестнице спускалась Люда. Мне показалось, что, увидев меня, она направилась в мою сторону. Мое лицо в эту минуту выражало, по-видимому, такой идиотизм, что не могло не быть замеченным некоторыми ребятами. Люда, к сожалению, шла не ко мне, а к мальчику из своего класса, Борису.

— Пойдем? — обратилась Людмила к нему.

Борис сделал недовольное лицо и заметил:

— У меня сегодня другие планы.

— Вот как? Тогда у меня тоже.

Увидев мою реакцию по выражению лица, Борис кивком головы указал мне отойти в сторону:

— Что, нравится Людмила? — прозвучал для меня неожиданный вопрос.

Я потерял дар речи. Борис продолжил:

— Вижу, нравится. Люда мне неоднократно говорила, что ты пялишь на нее глаза. Так займись. Мне она порядком надоела. Только и слышишь в кровати: «Смотри, не кончай в меня».

В эту минуту меня удивило не то, что Люда была близка с Борисом, а то, что мое внимание к ней не осталось ею незамеченным. После этой информации мое отношение к Людмиле не претерпело изменения. Ее физическая близость с Борисом не имела для меня никакого значения. Мне важно было ее созерцать. Это была платоническая любовь. У меня не хватало смелости даже прикоснуться к ней, не говоря уже о чем-то большем. Если в какой-либо день мне не удавалось увидеть Люду, для меня переставала существовать вся остальная жизнь: школа, приятели, родители.

Я узнал, где живет Люда (а жила она на первом этаже), и по вечерам пробирался во двор дома и заглядывал в ее окно. Смелости совершать эти поступки одному у меня не хватало, и я брал с собою своего верного друга Геннадия.

Если у Люды был на школьном дворе урок физкультуры, то я порою, ссылаясь на необходимость выйти по нужде, бежал в коридор к окну, чтобы ее увидеть. Многие в классе знали о моем увлечении, но прямо никто мне об этом не говорил. Мое безумство продолжалось более года. Когда Люда была в девятом классе, у нее появился новый парень, не чета Борису. Он был на три года старше Людмилы и уже прославился на всю школу тем, что его застал школьный завуч вместе с преподавательницей физкультуры вечером, запертыми в классе. Учительницу уволили, а Леня остался. Я вместе с Леней занимался в секции бокса. Мы были с ним в приятельских отношениях. И вот однажды до начала занятий в секцию зашла Людмила и стала горячо уговаривать Леню, после чего развернулась и выбежала из зала. Увидев мое недоуменное лицо, Леня пояснил:

— Совсем девка одурела. У меня через два дня соревнования, а ей все давай, да давай.

Лене не пришлось участвовать в соревновании. На предшествующем занятии боксом тренер поставил меня с ним на спарринги. Я считался слабее его, как боксер. Но в моей душе было столько боли за поруганную честь Людмилы, что я отмолотил Леонида по полной программе. Тренер вовремя не остановил бой, так как был удивлен моими потенциальными способностями.

На очередную тренировку по боксу пришел ученик нашего класса. Он знал о моем увлечении Людой. Этот парень был крупнее меня, имел второй разряд по лыжам. Тренер по боксу всех вновь прибывших на первом же занятии ставил в спарринги, для «отсева». Занятия иногда посещало до 30 человек. Парень своим поведением не понравился тренеру, и партнером для него он выбрал меня. Я знал, что парень раньше занимался боксом в другой секции и не очень желал встречи с ним.

Тот же, напротив, обрадовался этому. Виктор, так звали парня, бинтовал руки, когда к нему подошел Леня:

— Слушай, парень, откажись от спарринга. Твой напарник очень крепкий парень.

Виктор удивился:

— Да я его, одной левой уделаю.

— Он тут втюрился в одну девчонку из восьмого класса, и как друзья ни уговаривают его, не решается к ней подойти.

— Что за девчонка?

— Да, такая черноглазая, по-моему, Людой ее звать.

Об этом разговоре я узнал несколько позднее. В боксе почти все ребята передрались между собою, что не мешало им иметь приятельские отношения.

Как-то ребята из секции предложили выходной день провести на пруду, который находился рядом с лесом. Мы плавали, играли в волейбол. Один из ребят предложил мне пойти выпить по кружке пива. Мы пошли в лес, чтобы переодеться. Он шел впереди, я сзади. Вдруг он остановился, приложил палец к губам, стал медленно бесшумно продвигаться вперед, затем остановился и поманил к себе пальцем.

Передо мною открылась такая картина. Высокий парень занимался сексом с какой-то девушкой. Та, обняв дерево руками, активно крутила бедрами, периодически издавая стоны. Я никогда не видел такого процесса, и мне было любопытно за ним наблюдать. Вдруг парень повернулся ко мне лицом, наклонил девушку к себе, и она, взявшись руками за его член, стала отсасывать из него сперму. Я чуть было не лишился сознания, когда в мужчине узнал Леню, а в девушке Люду.

Так Леня отомстил мне за трепку на ринге, которую я ему устроил.

Но даже этот случай не уменьшил моих чувств к Людмиле. Правда, то, что я увидел, много раз мне грезилось и не только во сне.

Уже в десятом классе у меня появилась девушка, будущая жена, и моя буйная страсть к Людмиле затухла.

Прошли годы. Я отслужил армию, окончил институт и пришел на работу в родной город. Еще в институте я начал заниматься организацией студенческих вечеров и преуспел в этом. Когда вопрос встал об организации городского вечера молодых специалистов, выбор пал на меня. На вечере я увидел свою первую любовь. Она сильно располнела. Ее некогда стройные ноги стали дугообразной формы. Но глаза! Когда я глянул в них, все во мне вновь затрепетало. Рядом с Людой стоял мой школьный друг. Видимо, разговор шел обо мне. Люда подошла ко мне:

— Привет! — впервые за наше знакомство она приветствовала меня. — Это ты организовал вечер?

Я молча кивнул головой.

— Классно. Раньше я подобных талантов у тебя не замечала.

— Раньше ты и меня не замечала.

— Значит, не было основания.

— Понятно.

— Скажи мне честно, я тебе раньше нравилась?

Я невольно покраснел. Люда продолжила:

— Твой друг говорит, что ты даже был влюблен в меня.

Я, улыбнулся и в знак согласия кивнул головою.

— Что же ты, лопух, не дал мне это понять? — игриво произнесла она.

Я вдруг разозлился:

— У тебя был Борис, а потом Леня.

— Тоже нашел кавалеров.

— Не я нашел, а ты нашла.

— Ладно. Жизнь продолжается. Сегодня мама работает в ночную смену, может быть, исправим ошибки молодости. Я, конечно, не та, что была в школе.

Мне пришлось невольно улыбнуться:

— Чему, смеешься? — насторожилась Люда.

— Конечно, не та.

— Чтобы это утверждать, надо было меня видеть в деле.

— Видел тебя и в деле.

— Что ты имеешь в виду?

— Что видел, то и имею в виду.

— Я сейчас ничем не хуже.

— Ошибки молодости исправлять никому не удается.

Людмила задумалась:

— Я третий раз замужем за пьяницей. Если бы заметила тебя в школе, может быть, все было бы иначе. А что боишься со мною переспать, я не заразная?

— Не хочу уничтожать из памяти свои лучшие чувства.

— Неужели было так серьезно?

— Просто серьезнее не было.

Люда внимательно стала разглядывать меня:

— А ведь ты и сейчас красивый парень.

— Думаю, что в школе я был лучше.

Люда с тоской заметила: «Мы выбираем, нас выбирают. Как это часто не совпадает».

— Судьба.

— У тебя будут какие-нибудь просьбы ко мне?

— Подари мне школьную фотографию, где ты танцуешь.

— Хорошо.

Фотографию Люда мне так и не подарила. Как и в школьные годы, у нее не возникло ко мне интереса. Я вспомнил стихи своей мамы: «Только утро любви хорошо, хороши только первые робкие встречи».

Почти по Чехову

Фельетон

Герой чеховского «Злоумышленника» Денис Григорьев никак не мог взять в толк, почему нельзя отвинчивать гайки, которыми рельсы крепятся к шпалам «коль лучшего грузила и не сыщешь: и тяжелые, и дыра есть». Для чеховского героя девятнадцатого века не было абсолютно чуждо чувство гражданской ответственности: «Мы ведь не все отвинчиваем, не без ума делаем, понимаем».

Этого нельзя сказать об их последователях советской эпохи 20-го века. В период, предшествующий рождественской елке или открытию автомобильно-дачного сезона, они совершают набеги на государственную собственность, по опустошительности напоминающие нашествие варваров. Реквизируется буквально все, что «плохо лежит» и может пригодиться в ближайшем или необозримом будущем в личном хозяйстве последователей Дениса.

Через заборы, щели, заводские проходные тайком или на законном основании (выписал сто килограмм, вывез тысячу), вручную или автотранспортом груз покидает предприятия социалистической собственности.

Испокон веков на Руси воровать было выгоднее, чем работать. Просвещенные Денисы, знакомые с законами частного предпринимательства, почерпнутыми из советского учебника политэкономии, уже при социалистической собственности объединялись в своеобразные синдикаты, например, на одном подмосковном металлургическом предприятии, для конкуренции с государственными объединениями по обеспечению известковыми удобрениями доброй части территории Нечерноземья РСФСР. Эти «синдикаты» образовывались не без молчаливого согласия высокого руководства предприятий, несмотря на то, что их действия подходили под статью уголовного кодекса РСФСР — подрыв экономической мощи страны.

Частное предпринимательство генетически сохранилось в сознание россиян, несмотря на многолетние попытки государства привить им отвращение к частной собственности.

С наступлением сумерек на предприятиях социалистической собственности заметно оживлялось движение легкового транспорта, представителей еще одной разновидности злоумышленников. Демонстрируя благосостояние своих владельцев, обеспеченных, но, тем не менее, экономных представителей чуть ли не всех образцов отечественного автопрома.

На заводах, чей производственный профиль не связан с автопромом, машины ремонтировались, красились, мылись, а затем помолодевшие и нередко осевшие под непосильным грузом (не гонять же вхолостую транспорт) покидали заводскую проходную, не привлекая внимания бдительной охраны.

Последствия коммерческой деятельности «Денисовых» можно проиллюстрировать на близкознакомом автору примере вакуумного сталеплавильного цеха одного из подмосковных заводов. Все перископы наблюдения за процессом переплава были лишены системы визирования и фокусировки, а работа многих агрегатов не контролировалась системой сигнализации. Не работала в цехе и система дистанционного управления вентиляционных фрамуг, из-за чего в цехах зимой было холодно, а летом жарко. Обстановка усугублялась стихийным регулированием атмосферы цеха в жаркое время года путем дистанционного выбивания стекол крановщиками и подкрановыми рабочими.

А в это время так необходимые цеху малооборотные двигатели, сигнализационные лампочки, реле и другие атрибуты автоматизации, обеспечив программную иллюминацию новогодних елок в квартирах очередной разновидности Денисовых, ждут торжественных мероприятий. В течение значительного времени оказывающимися не использованными приборы, в результате длительного простоя становятся не пригодными к дальнейшему использованию, напоминая уже героя Салтыкова Щедрина, Плюшкина.

Правило, «незаконно взял, но хотя бы верни», тут не действовало. Многочисленную разновидность злоумышленников объединяет одна общая черта. Это «Обломовы» в решении государственных вопросов, и рачительные коммерсанты в решении личных.

Денис Григорьев был пойман «за шиворот» мужиком «без всякого понятия» железнодорожным сторожем Иваном, который его «два раза по зубам ударил и в груди».

К Денисам в советское время, как и в не спокойное наше, отношение куда более гуманное, и не потому, что «бить по зубам и в груди» не дозволено, а потому, что их психологию разделяют те, кто обязан охранять это имущество.

В наше неспокойное время понятия совесть, честность, ответственность потеряли свое первоначальное значение. А у руководства акционерными обществами встали бывшие красные директора, которых в период «дикого капитализма», сознательно выбрала новая-старая элита в своих личных интересах. И опыт Денисовых получил свое развитие.

Печальное проявление наследственности.

Акционерную собственность новые-старые руководители стали рассматривать, как свою личную (так было и с государственной собственностью). В первую очередь они лишили дивидендов рядовых акционеров, благо закон, подготовленный их бывшими руководителями, позволял это.

Вокруг заводов образованы были семейства частных предпринимателей, которым заводские руководители отпускали часть материалов по заниженной цене для выполнения определенных работ, чтобы затем получать за реализацию изделий дополнительные личные деньги. Так руководство обеспечивало себе дополнительную прибыль. Подобным образом происходила и реализация готовой продукции. И те, кто по долгу службы должен был эти незаконные сделки пресекать, за определенную мзду закрывали на это глаза.

Страна проходила процесс накопления капиталов с использованием еще более широкой разновидности Денисовых, «шариковых». Основной производительной силой страны стало не производство, а посредничество и торговля. Развивалась только добыча нефти и газа, ибо изучить геометрию трубы для топ-менеджеров оказалось проще, чем выпускать станки с программным управлением.

Для ограничения количества Денисовых вокруг заводов и отдельных цехов были воздвигнуты труднопреодолимые заборы. Выходящий из завода транспорт жестко контролировался. Но, как ни странно, на работе предприятий-спутников эти меры не отражались. Воровать было дозволено касте неприкасаемых, возглавляемой руководством завода. Эти люди на зависть рядовым Денисовым, стали быстро долларовыми миллионерами. За счет конкурентной борьбы общее количество Денисовых на заводе сократилось. Одни уволились в поисках нового места, где еще можно было больше украсть, других ждали не лучшие времена.

Так появилась новая российская элита, новые миллионеры, еще недавно, в лучшем случае, жившие в «хрущевках», в трудовых книжках которых была масса неприглядных записей.

Раковая опухоль имеет тенденцию к развитию. Бывшие неудачники, лодыри и тунеядцы очень быстро сообразили, что политика новой власти по созданию класса имущих, дает им возможность, как и при большевиках, превратиться из тех, «кто был ничем», в тех, «кто станет всем». Призвав на помощь жадное чиновничество, и, взяв в союзники, криминалитет, часть наиболее активных из них превратилась в крупных коррупционеров. Крупные чиновники организовали свой бизнес. Каждая высокая должность продавалась. Из-за этого в управленцы и депутаты попадали безнравственные непрофессиональные люди.

Но новые чиновники не забыли основные постулаты марксизма-ленинизма: пролетариат является могильщиком капитализма. И стали ликвидировать предприятия с большой численностью рабочих. Делалось это под видом их низкой рентабельности.

В первую очередь, досталось шахтерам, выразившим недовольство новой властью стуком касок у стен Кремля. За ними последовали металлурги и люди других тяжелых профессий, будущие пенсионеры по списку №1.Одновременно в столице и других крупных городах России стало бурными темпами развиваться коммерческое строительство. Большая часть москвичей, петербуржцев не имела возможности тратить миллионы рублей на покупку квартир. И в столицу хлынула армада лиц с периферии, имеющая деньги, заработанные нечестным трудом. В столицу перебралась большая часть «воров в законе», в первую очередь, представители Кавказских гор. Уже трудно было отличить «воров в законе» от законных воров. Учитывая, что массовые выступления протестующих против режима подобной демократии, происходили вблизи стен Кремля, Манежная площадь была властью застроена, чтобы ограничить число протестующих против режима.

Но эти люди знали одну истину, сколько веревочка не вейся, а конец будет. И добытые «честным трудом» деньги направлялись не на развитие отечественной экономики, а на хранение в западные банки или на покупку дорогой движимости и недвижимости за рубежом.

По некоторым данным, для восстановления разрушенного во время Великой Отечественной войны народного хозяйства СССР было затрачено около 2 триллионов долларов, а за 20 лет капиталистической России за рубеж было вывезено 5 триллионов долларов.

Свободное движение капиталов, за реализацию которого так ожесточенно боролась власть, не привела к росту инвестиций в экономику России, а помогала экономическому развитию Запада. Но это не смутило правящую элиту, которая рассматривала Россию, как временное место для получения прибыли. Несколько процентов населения России владеет более 80% ее национальных богатств.

В Конституции США, одной из самых продвинутых в демократизации жизни населения западных стран, нет слова демократия, а ее создатели предпочитали этому слову слово республика. Ибо демократия — это власть большинства, а республика — это власть Конституции, которая и большинству и меньшинству дает равные права. При этом Конституция страны была «священной коровой», многие статьи которой за более, чем 250-летие существования государства не претерпевали изменения.

Дай бог, чтобы хотя бы 10% большинства разбиралось в тонкостях экономики и политики. Стало быть, 90% процентов большинства решают эти сложные вопросы, не разбираясь в их сути. А, если в выборах участвует 40% населения, и из этого числа 30% проголосуют за какое либо решение, то оно не охватывает интересы даже половины населения. А, если принять во внимание подтасовки на выборах, то эта цифра еще меньше.

Поэтому в условиях демократии, когда в подчинении власти находятся силовые структуры и суды, Конституция страны не является «священной коровой», и постоянно большинством «корректируется», и власть десятилетиями является несменяемой.

А где же оппозиция, которая должна выполнять роль щуки, чтобы карась не дремал? Лидеры оппозиционных партий по десятку лет занимают свои посты, не позволяя производить ротацию руководства.

К сожалению, многие позабыли труды В.И.Ленина о роли экономики в развитии государства. Россия уже давно перевыполнила план по революциям, ибо эволюционному пути ее развития мешала твердолобое чиновничество. Поэтому так напугала ее оранжевая революция Украины.

Но, Украина во многом скопировала путь Б. Ельцина, и поэтому ее не поддержало большинство россиян. Нельзя утверждать, что во власти нет дальновидных людей, кто не предвидит реального будущего страны. Но они не в состоянии изменить политическую обстановку в стране, слишком влиятельные силы и огромные деньги стоят на ее страже.

Власть, чтобы скрыть свой непрофессионализм и сохранить интересы правящей элиты, ограничивает руководителей предприятий в сокращении численности работающих. Это приводит к производительности труда, несопоставимой с производительностью экономически развитых стран мира, что лишает возможности конкуренции российских предприятий. Более того, лишает их реальной возможности модернизации оборудования и технологий. Это приведет их, особенно в условиях вхождения России в ВТО, к банкротству.

Каста неприкасаемых крупных промышленников, которая в модернизацию предприятий России не желает вкладывать средства, а сейчас максимально эксплуатирует остатки советского благополучия, ничего не потеряет, так как основные их средства находятся в оффшорных зонах за рубежом.

Последние события в стране показали ошибочность взглядов бывшего министра экономики Германа Грефа, который утверждал, что России нет смысла вкладывать средство в развитие науки и экономики, когда все можно купить на Западе за нефтедоллары. Но Запад лишил банки России возможности брать в кредит доллары под 2% годовых, чтобы потом продавать их в России под 12%. Введенные Западом санкции лишили Россию возможности приобретать новейшие технологии. Состояние же отечественной науки не позволяют даже частично решить эту проблему.

Существующий еще со времен Петра Великого способ подбора и расстановки кадров еще более усугубляет эту проблему.

Только резкая смена политического курса страны позволяет приступить реально к решению этой проблемы. Но этот курс лишит правящую элиту привилегий, и она на это не пойдет. Санкции Запада позволили России дать развиваться нашему сельскому хозяйству. Но без использования достижений мировой науки сегодня не в состоянии развиваться даже такая могущественная экономическая страна как США.

В былые столетия подобные проблемы решались с помощью войн. В наше время, время термоядерного оружия — это путь к взаимному уничтожению.

И на что же в таком случае России рассчитывать? На авось или ограниченность жизни людей в правящей элите?


Жизнь человеческая ограничена по времени, и в наше время немного найдется патриотов, готовых во имя будущего страны пожертвовать своим благополучием. Ибо за последние 20 лет слову патриот придали новые значения. Патриот не тот, кто стремится к расцвету страны и выступает за модернизацию политической системы, а тот, кто имеет собственность за рубежом и препятствует проведению реформ, способствующих развитию страны и справедливого распределения доходов государства.

Поразительно. Времена меняются, а качество правящей элиты остается неизменным на протяжении столетий.

Особенно неприглядно в глазах большинства людей выглядят представители несистемной оппозиции, в лихие 90-ые годы, стоящие у власти. Амбиции их руководителей не позволяют привести в жизнь хотя бы некоторые необходимые изменения.

Наша страна стала напоминать поручика, идущего со всем миром не в ногу.

Когда в стране работать станет выгоднее, чем воровать, тогда и начнется процесс ликвидации Денисовых и их более могущественных последователей.

Счастье не бывает вечным

Июльским утром после восхода солнца, я, как обычно, собрался на водоем, прихватив с собою полотенце, пару бутербродов с колбасой и бутылку кваса.

Было безветренно. Утренняя роса еще лежала на траве, а косые лучи солнца не создавали атмосферы жаркого летнего дня. В это время на водоеме обычно никого не было. Бабушки и мамы с детьми появлялись здесь после десяти. Водоем представлял собою огромный песчаный карьер длиною более километра, шириною 400 метров. Все дороги к нему были перекрыты глубокими канавами, чтобы к водоему не могли проехать легковые машины дачников.

К моему удивлению, на берегу водоема на раскладном стульчике сидела укутанная в плед женщина. Я подошел к ней и сказал: «Доброе утро», и вдруг из-под пледа на меня взглянуло юное лицо девушки. Улыбаясь, она ответила на приветствие, и я не мог не заговорить с нею:

— Как вода?

— А я еще не купалась.

— Зачем же вы пришли так рано?

— Я пришла сюда еще вчера.

— Вчера?

— Вчера вечером.

— И вы всю ночь просидели на стульчике?

— Почему просидела. Я и гуляла в окрестностях водоема.

— Больше не буду задавать вопросы.

— А я знаю, что вы спросите. Привез сюда меня юноша, а потом ретировался.

— Бросил вас?

— Сбежал с перепугу.

— Купаться собираетесь?

— Я пыталась сделать это еще вечером, но тут непонятное дно. Какие-то ямы. И я не решилась.

— Здесь добывают песок. Отсюда и ямы.

— Если вы подождете несколько минут, то я воспользуюсь вашим предложением.

Я согласился.

Девушка сбросила с себя плед. Порылась в рюкзаке. Вынула из него плавки. Разделась догола. Одела на себя трусики и бюстгальтер, повязала голову платком и стала разминаться. После минутной разминки она стала несколько раз делать переднее и заднее сальто.

Я обратил внимание на поразительную красоту ее фигуры. Тонкая талия. Узкие плечи. Стройные ноги. И в меру широкие, плотные бедра. Даже за несколько шагов была видна прекрасная загорелая глянцевая кожа. Лицо девушки я сразу не разглядел.

Закончив упражнение, она позвала меня. Взяла меня за руку, и мы направились к воде.

Как только вода дошла до плеч девушки, она отпустила мою руку и поплыла по-собачьи.

Проплыв метров десять, она повернулась в обратную сторону:

— Далеко не уплывайте от меня. Я плохо плаваю.

Проплыв метров тридцать баттерфляем, я повернул к берегу. Девушка поплыла мне навстречу. Я встал на дно, когда она подплыла ко мне и протянула мне руку. Мне пришлось ее поддерживать за талию, так как она не доставала дна. Девушка обняла меня за шею со словами: «Так нам будет удобнее разговаривать».

Я прошел еще несколько метров по дну, согнул в колене свою ногу и посадил на нее девушку.

— Как здесь здорово, — заметила она. — Какая мягкая, теплая и чистая вода.

Теперь я мог внимательно рассмотреть лицо девушки. На вид ей было лет 15. Смущало только совершенство ее тела. Но это можно было отнести на счет занятий спортом. Огромные темно-карие глаза говорили о восточном происхождении девушки. Но национальность ее было трудно определить.

— Меня зовут Роза, а вас?

— А я не знаю, как вам представится. Давно у меня не было пятнадцатилетних знакомых.

— А мне девятнадцать.

— Не может быть. Вы выглядите значительно моложе.

— Я не могу рассматривать это, как комплимент. На востоке слово «молодая», зачастую рассматривается, как еще глупенькая. Эти мои плавки запасные, они мне велики и соскальзывают с меня. Другие плавки еще сушатся. Я приподнимусь, а вы поправьте их на мне. Может быть, удастся подтянуть резинку.

Трусики девушки соскочили чуть ли не до колен и поправить в воде мне не удавалось.

— Давайте выйдем на берег и выполним это мероприятие.

— Донесите меня до места, где я могу встать на ноги.

Мы прошли три метра, и девушка встала на дно. Трусики уже почти соскочили с ее ног, но она не могла дотянуться до них, так как ее голова оказывалась в воде. Я нагнулся, поднял ее трусики наверх. Я не мог не обратить внимание на плотность ее ягодиц и совершенство кожи ее ног.

— Красота спасет мир, — улыбаясь, заметила девушка.

— Вы, вероятно, с раннего утра начинаете полировать свои ноги?

— Если вы хотите полностью ощутить достоинства моего тела, возьмите меня на руки. Вы так нерешительны, хотя скрыть свои былые похождения вам вряд ли удастся.

Я поднял девушку на руки и невольно затрепетал, почувствовав совершенство ее тела.

— Я где-то читала, что некоторые мужчины, чтобы иметь возможность хотя бы раз переспать с красивой женщиной, готовы были идти на эшафот, — увидев, выражение моего лица, заметила девушка. — К нашим мужчинам это не относится.

Держа девушку на руках, я незаметно для себя стал крепко прижимать ее к своему телу, а мои шаловливые ручки не могли оторваться от «базилики храбреца».

Я поставил девушку на землю, но мои загрубелые руки продолжали ласкать ее тело.

Попытка натянуть резинку трусов оказалась неудачной, она лопнула. Моя рука невольно прошлась от щиколоток ее ног до лобка.

Роза сделала еще несколько шагов к берегу, затем сняла свои трусики, и голышом пошла к стульчику.

Я опасливо посмотрел вокруг. Что подумают мои знакомые с дач, увидев меня в обществе обнаженной девушки? К счастью, вокруг никого не было. А Роза сидела обнаженная на стульчике, и пыталась починить резинку на трусиках, причем, широко раскинув в стороны свои ноги, так, что было видно отверстие влагалища. Но это ее совершенно не смущало.

— У вас имеется нож или бритва? Надо разрезать трусики, чтобы вытащить резинку.

У меня ничего острого при себе не было.

— А, где ваши сохнущие плавки?

Роза встала и направилась к кустам. Лобок ее был чисто выбрит. Она вернулась с плавками, села на стульчик, широко раздвинув ноги так, что открылись взгляду срамные губы.

Роза меня позвала к себе, назвав сеньором.

— Видите, купальник еще влажный.

— Солнце уже выглянуло и купальник быстро высохнет.

— А мама меня учила, что девушке нельзя надевать влажную одежду, можно заболеть. Но вы старше моей мамы, а потому более опытный. Поэтому я послушаюсь вашего совета.

Надевая трусики, Роза всунула ногу не в то отверстие и упала. Она лежала на спине, с одетой на одной ноге трусиком и, видимо, была огорчена своим падением.

— Ну, помогите же пятнадцатилетней девочке.

Я стал подозревать ее во всех грехах, но подошел к ней, чтобы она быстрее оделась. Она встала в ожидании того, что я надену плавки на другую ее ногу. Я сделал это. Но плавки были такого размера, что их необходимо было натягивать. Опыта в надевании плавок девушкам у меня не было, и я совершал действия, которые со стороны можно было принять за развратные. Когда плавки, наконец, были надеты, чтобы разгладить складку, образовавшуюся между ног девушки, я провел рукою, вызвав у девушки восклицание: «Ой, щекотно».

— Я не злоупотребила вашим расположением?

Я промычал в ответ что-то нечленораздельное. Мое идиотское поведение становилось мне все более очевидным, но я ничего не мог с собою поделать. Наконец, я взял себя в руки. Через пару дней на дачу должна была приехать супруга и ей непременно передадут, что видели меня с малолеткой. Я решил удрать восвояси.

Мои действия не оказались незамеченными Розой:

— Вы уходите?

— Да.

— Вы так и не назвали мне своего имени.

— Имя у меня Сергей.

— Я понимаю, Сергей, что у вас есть жена и масса знакомых. Вам не удается скрыть удовольствия от общения со мною. Но имеются более веские мотивы, которые заставляют вас думать о бегстве. Предлагаю компромиссный вариант. Вы напоите меня горячим чаем и проводите до шоссе, я буду вам благодарна, а, возможно, и полезна. Напоминать вам о вашей буйной молодости я не буду.

— Хорошо. Выполню вашу просьбу.

По дороге Роза рассказала, что я очень напоминаю ее дедушку.

— Мне было бы приятнее слышать брата, или хотя бы отца.

— Отец у меня несколько лет назад куда-то сбежал, а брат совершенно не похож на вас.

— Вы учитесь?

— Да, в институте в городе Орехово-Зуево.

— Вы хотите быть учителем?

— Нет, я хочу выйти замуж в России. В Узбекистане жить невозможно. В России можно неплохо устроиться.

— Вы узбечка?

— В моих жилах течет минимум 8 различных кровей: узбекская, русская, таджикская, чеченская, турецкая, украинская, цыганская, молдаванская и даже польская. На трех языках я свободно разговариваю.

— Вы говорили, что вас привез юноша, и вы его прогнали. За что?

— Юноша довез меня сюда по моей просьбе и стал распускать руки. Я его и проучила.

— Сколько ему было лет?

— Лет 25—30.

— И вы с ним справились?

— Извините, но и вы не справитесь со мною, несмотря на то, что вы занимались штангой и боксом.

— Я вам об этом не рассказывал.

— А, у меня есть другие источники информации.

— И вы хотите, чтобы такую агрессивную особу я привел в свой дом?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 240
печатная A5
от 866