электронная
120
печатная A5
419
12+
Превращение выдумок в додумки

Бесплатный фрагмент - Превращение выдумок в додумки

Сказки-крошки о чудесах жизни

Объем:
110 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4498-8166-3
электронная
от 120
печатная A5
от 419

Фото на обложке из открытого доступа в интернете.

Предисловие о выдумках

Чудеса жизни нужны не только для того, чтобы удивляться им, но и для того, чтобы догадываться о чём-то важном. А догадки нужны для того, чтобы поразмыслить над ними и додуматься до чего-то полезного для себя. Или даже для кого-то ещё.

Нередко все описания сказочных чудес причисляют к фантазиям — и напрасно. Ведь фантазия — это чего на самом деле нет, не бывает и быть не может. А вот наше воображение позволяет выдумывать (подумав) нечто совсем иное — то, что даёт возможность догадываться о существующем на самом деле. Существующем, однако скрытом от нашего обычного, повседневного взгляда в области Тайны.

Вот тут-то и начинается всё самое интересное. Догадываясь и додумываясь, мы можем хоть немного заглянуть в эту самую область Тайны! И если нам помогла выдумка (например, сказка-крошка), значит в ней был какой-то витамин воображения, пусть даже с гарниром фантазии. Значит, можно радоваться догадкам, которые, глядишь, приведут нас и к полезным додумкам.

Не может быть?

Когда имеешь дело со сказкой, пусть даже со сказочкой, не стоит торопиться сказать «Не может быть». Ведь это будет относиться не к самому главному, ради чего она написана.

Лучше подумать о том, что из описанного в сказочке необычного может быть. И о том, как это необычное может выглядеть в обычной жизни — в нашей собственной жизни.

Кстати, это поможет уже самому, безо всяких сказочек, узнавать чудеса там, где они не всегда заметны.

Похищение Малиода

— Идём!, — произнёс суровый голос, когда Малиод возвращался поздно вечером.

В спину упёрлось дуло пистолета. Похититель втолкнул Малиода в машину с тёмными стёклами и сказал водителю:

— Езжай!

Через час машина остановилась. Кто-то заглянул внутрь, осветил фонариком лицо Малиода и гневно воскликнул:

— Не тот! Ты знаешь, что делать.

Через час машина снова остановилась, и Малиод услышал:

— Выходи!

Едва он вылез, как машина унеслась. Малиод был возле своего дома.

Он вдруг понял, что никогда ничего не узнает о произошедшем, и тяжело вздохнул. Как рассказать об этом удивительном приключении!.. И кто поверит?..

Придётся что-нибудь придумывать.

Война с мишенями

Пришёл Пуль в тир. Народа нет. Даже смотритель — выдал ему пульки и куда-то ушёл.

А мишени очень обидчивыми оказались. Выстрелил Пуль в кота, тот зашипел на него. Лягушка в ответ плеваться начала. Разбойник ножом замахнулся. Ковбой лассо достал…

Пришлось Пулю отстреливаться.

Смотритель вернулся, мишеням пальцем погрозил, а Пулю подмигнул и говорит:

— Приходите к нам ещё.

Два глаза-верхолаза

Жили-были два глаза. Однажды их хозяин увидел удивлялку и говорит глазам:

— Не могу понять, что это. Лезьте повыше.

Добрались глаза до бровей, а хозяин всё никак не разглядит удивлялку.

Полезли на лоб. Хорошо на лбу, просторно! Только собрались глаза побегать, порезвиться, как хозяин кричит:

— Да это же удивлялка! И что я на неё вытаращился? Эй, глазки, на место.

Вернулись глаза, но с тех пор всё мечтали снова на лбу оказаться. Так интересно!..

Тучный транспорт

В большом северном городе тучи спускались так низко, что в конце концов спустились совсем.

Стали разъезжать по городу, перемешавшись с машинами. Если и столкнутся с кем, не страшно: расступится туча, снова соберётся и едет дальше.

А потом тучи сгустились, стали всё чаще наезжать на машины и друг на друга. Громом гремят, молниями сверкают!..

Стали шофёры приделывать к машинам пропеллеры и по небу летать. Там ведь туч совсем не осталось.

Вода в доме

В доме у Дуду всюду текла вода. Она капала из крана. Она делала лужи в ванной. Она выливалась из чашек и кастрюль.

— Чего ты хочешь? — спросил Дуду у воды.

— Хочу на свободу! — сказала вода.

Собрал Дуду воду в бидон и отнёс в реку.

Дома осталась только послушная вода. Теперь у Дуду стало сухо.

Первый посетитель

Пришёл в «Макдональс» рано утром первый посетитель. Усадили его за лучший столик, тут же два подноса угощений принесли — и денег не взяли.

— Вы же у нас самый первый! — говорят.

Понравилось это Едалову (такая уж у него фамилия была), приходит он и на следующий день к открытию. А на него никакого внимания — всё, как обычно: подходи и плати.

— Я ведь у вас и сегодня первый, — обиделся Едалов.

— Так ведь вчера первое января было, — говорят ему. — Мы только первого в году бесплатно кормим.

Пришлось Едалову самому гарбургер покупать.

Дождик в плаще

Один крошечный дождик попал под проливной ливень. Прижался к стене дома, думает: как бы до леса добежать, под деревьями спрятаться?

Увидел это хозяин дома, вынес ему плащ. Накинул дождик одёжку — и бегом к лесу… Переждал ливень, а потом плащ обратно вернул.

Посмотрел хозяин на плащ, улыбнулся: и снаружи тот мокрый, и внутри!

Ангел-помощник

Лепила Тэмми из снега не снеговика и не бабу. Ангела! Да такие комья скатала, что и не поднять самой.

Вдруг кто-то невидимый шепчет:

— Давай помогу.

И в самом деле: комья лёгкими стали, и снег лепится как никогда.

Когда Тэмми стала крылья лепить, невидимка спрашивает:

— Ангела лепишь?

Кивнула Тэмми, а тот смеётся:

— Никогда ещё ангелов не помогал делать.

— Ты ведь, небось, сам ангел? Мой хранитель, да? — догадалась девочка.

— Верно, — услышала она. — А если нос подравняешь, даже немножко похоже будет.

Два варения

Две хозяйки варили варение. Одна быстро наварила целый таз — чтобы на всю большую семью хватило.

— Перестаралась ты, — сказала другая. — Или заплесневеет, или засахарится. Я вот немножко варю, зато каждая ягодка сверкает.

И точно: красотища неописуемая, особенно когда в хрустальную баночку налили и серебряной крышечкой привернули…

Первое варение за несколько дней съели, а второе долго стояло-сверкало, пока хозяйка не подала его какому-то особому гостю. Только никак ложечка это варенье не берёт. Не засахарилось оно даже, по изысканности своей, а захрусталилось. Так и осталось украшением.

Торможение и Тормошение

Турист Трум заблудился в горах. Сел передохнуть в тенистой лощине. Вдруг рядом — откуда ни возьмись — тёмненький старичок.

— Ляг, поспи, — советует. — А я тебя во сне перенесу в своё великое царство. Мне ведь подвластны все силы на свете.

Кроме одной… — возразил кто-то.

Смотрит Трум: с другой стороны светленький старичок возник.

— Вставай, выбирайся, — говорит светленький. — Чтобы он тебя не одолел. Ему, Торможению, и впрямь все силы подвластны. Кроме моей — Тормошения. Одной буквой отличаемся, и всё боремся друг с другом. А кто победит — от тебя, Трум, зависит.

Спохватился Трум, вскочил и зашагал дальше.

Уборочный буранчик

В Снежно-Сахарде однажды разыгрался буран. Сильный, но маленький — буранчик такой. Бегает по улицам, снежные вихри поднимает, на газоны сугробами кладёт. Чистота в городе, грасота!

Увидели это дворники и договорились с буранчиком, чтобы он каждое утро улицы в порядок приводил. Хорошо в городе стало. Только приезжие удивлялись:

— Надо же, у вас тут бураны по утрам!

— Это наш буранчик, уборочный, — улыбались снежно-сахардцы.

Навес с дырочкой

Жарко на пляже. Додик искупался и сел под широкий навес. Да только в навесе дырочка оказалась. И лучик из неё — прямо на Додика.

Пересел тот, а лучик теперь наискосок в дырочку проникает — слепит, обжигает. Как Додик ни пересядет, а лучик будто специально в него сквозь дырочку целится.

Вскочил Додик, побежал в кафе соку выпить. Вдруг снова лучик в глаза!

— Не может такого быть, — бормочет Додик. — Здесь же нет дырочки.

— Ну и что? — удивляется лучик. — Разве мы с тобой уже наигрались?

Пассажиры-гриль

Летом ехал переполненный автобус из одного города в другой. Окна в нём не открывались, и пассажирам становилось всё жарче.

И вдруг — ужас какой! — поплыл по автобусу запах жареного. Люди закричали от страха, водитель автобус остановил, двери открыл, все наружу выбежали, стараются понять, в чём дело.

— Ой, не бойтесь! — воскликнула одна старушка. — Это у меня в сумке мороженая курица оттаяла и поджарилась. Ничего страшного.

Смотрят люди — и впрямь никто не пострадал. Сели и дальше поехали.

Перевал у Переваловки

Ехал учёный Буквус на юг и остановился в деревне Переваловка. «Здесь обязательно горный перевал должен быть, — думает. — По нему и деревню назвали».

Но не видно никакого перевала! Расспрашивает Буквус жителей, но те плечами пожимают:

— Нет у нас никакого перевала.

— Может, раньше был, в древние времена? — спрашивает учёный.

— Отродясь не было, — отвечают.

— Не может такого быть! — возмущается Буквус.

Наконец один старик повёл его к дальнему обрыву и показывает на кучи перьев внизу.

— К нам сюда птицы линять прилетают, — объяснил он. — Деревня-то сначала Перьеваловкой называлась. А перевал далеко, далеко…

Метросказки

В одном поезде метро вместо объявления остановок по радио стали читать сказки. Интересные! Даже выходить никто не хотел.

Когда радио замолчало, смотрят пассажиры — они и не в метро уже, а в какой-то волшебной стране. Вышли они, порадовались чудесам всяким, а потом поезд обратно пошёл.

Но теперь по радио читали рассказы из жизни. Чтобы подготовиться к возвращению…

А потом и остановки объявлять стали.

Инсайтодел

Ирт делал лучшие сайты в интернете. И вдруг перестал брать заказы. Обращались к нему всякие богачи, но и за большие деньги не могли его уговорить.

Он теперь занимался какими-то особыми сайтами. Разыскал его один интернет-журналист, спрашивает: в чём дело?

— Я уже не сайтодел, — говорит Ирт, — а инсайтодел. Делаю такие сайты, чтобы каждый, кто туда зайдёт, что-то самое важное понял. Вот вам адрес, посмотрите.

Журналист вернулся домой, вошёл на сайт — и всю ночь просидел, листая его страницы…

А наутро уволился с работы и уехал неизвестно куда. Понял, что по-другому надо жить.

Билет для беззаботных

Срочно надо было Вэку ехать в другой город. Примчался на вокзал, а обычных билетов не осталось.

— Купите билет для беззаботных, — посоветовала кассирша. — Подороже, но удобнее

— Хоть такой давайте! — кричит Вэк, и в поезд.

Смотрит, полка в купе уже застелена, рядом тапочки стоят. Зубную щётку он дома забыл, так тут новая, в упаковочке. На столике термос с чаем. В холодильничке еда. Мобильник есть и телефонные книги двух городов.

А на подушке лежит волшебная палочка с указанием: «Если вам чего-то не хватает, взмахните ею и выскажите пожелание».

Думал-думал Вэк, но так и не сообразил, чего пожелать.

Еля и Озя

Росли в леске за селом ёлочка Еля и берёзка Озя.

— Попасть бы на Новый год… — мечтала Еля. — Порадовать детей огоньками да игрушками…

— Оказаться бы в храме на Троицу… — шелестела Озя. — Дать людям надышаться праздником…

— Вы что? — гудели старшие деревья. — Намечтаете себе короткую жизнь!

Но всё сбылось.

— Домечтались!.. — гудели взрослые, глядя на засохшие деревца, сложенные у околицы.

А Еля и Озя радовались, соприкасаясь зелёными ветвями.

— Как же мы ожили в этом чудесном Крае? — шептала Еля.

— Ангел, который меня нёс, — прошелестела Озя, — сказал, что сюда все деревья попадают, если у них душа есть…

Кома с неразглашением

Немало прожил Дайв, а потом заболел и впал в кому. Неподвижный, лежит на больничной койке, но каким-то образом видит и слышит всё вокруг.

А рядом слегка светящийся некто объясняет:

— Это, Дайв, самый интересный этап твоей жизни. Можешь обмениваться мыслями с теми, кто тебя любит, странствовать душой где угодно, узнавать неведомые людям тайны. Только никому не рассказывай об этом, если из комы выйдешь.

— А я выйду? — мысленно интересуется Дайв.

— Может быть, — пожал некто светящимися плечами. — Если согласен с неразглашением.

— Почему не согласиться? — мысленно усмехнулся Дайв. — Было бы что не разглашать…

Народец намерений
и общество обещаний

Подарили Персепу волшебные глазные капли. Через пару дней ему стал виден народец его собственных намерений — человечки, которые появлялись рядом с ним, когда он собирался сделать что-то важное. Интересно было наблюдать, как такой человечек растёт и крепнет…

Через пять дней Персеп стал замечать возле себя и общество обещаний: своих и тех, что ему предназначались. Одни из них набирались сил, другие постепенно хирели…

А через неделю он обнаружил расширяющееся кладбище угасших намерений и невыполненных обещаний. Персепу стало так грустно, что он бросил капать капли и успокоился лишь тогда, когда зрение снова стало обычным.

Произведение для привидения

По старому дому часто бродило, вздыхая, привидение. Его чаще слышали, чем видели.

Эмия очень переживала за бедное привидение. Стала всех расспрашивать о нём: кто это да что. Услышанное записывала. Чего не знала — додумывала. Целая повесть получилась.

Когда поставила последнюю точку, мелькнуло приведение рядом, вздохнуло и шепнуло:

— Спасибо тебе!.. Всё жалко было, что моя жизнь незамеченной осталась — как привидение какое-то… Теперь можно дальше двигаться…

И навсегда исчезло из нашего мира в другой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 419