электронная
488
печатная A5
679
16+
Претворяя мечты

Бесплатный фрагмент - Претворяя мечты

Книга, которая меняет жизнь


Объем:
220 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5851-5
электронная
от 488
печатная A5
от 679

Роман «Претворяя мечты» — Майк Кристо

Книга, которая меняет жизнь

Обращение к читателю

Есть книги для того, чтобы убить время, есть для того, чтобы получить знания, есть просто хорошо написанные книги, читая которые, ты будешь смаковать каждое слово. Эта книга универсальна, она содержит все самое лучшее, что только можно дать читателю!

Мне важен ты, мой читатель, и здесь я абсолютно честен, потому что написал эту книгу для тебя, ибо все то, что ты возьмешь из нее, все, что покажется тебе открытием — мой личный опыт, не поделиться которым я просто не могу. Он обогатит тебя и сделает тебя лучше, именно это и стало причиной почему я все же написал эту книгу. Я давно уже следую очень важному принципу — чем больше отдаешь, тем больше получаешь. Я люблю этот прекрасный мир, люблю тебя, мой читатель. И считаю, что каждый может сделать наш мир чуточку лучше.

Хочу предупредить, что ты держишь книгу, которая способна изменить твой мир. Твоя жизнь после ее прочтения точно не будет прежней. Подумай, стоит ли переворачивать страницу, которая перевернет твой мир? Может, лучше все оставить, как есть? Просто обратного пути не будет. Впереди — путь, конечная цель которого будет зависеть от твоего решения, но, приняв его, придется брать ответственность за все происходящее только на себя. Готов ли ты к этому? Если да, то нам по пути!

Твой друг,

Майк Кристо


Эта книга очень опасна… она заставляет задавать себе сложные вопросы, ответив на которые ты уже не будешь прежним. Она обязательна к прочтению всем, кто на перепутье, кто живет не той жизнью, о которой мечтал, кто мечтает достичь большего. Мне кажется эта книга попадает в руки только тем, кто ищет выход.

Олег Трунин (отец троих детей, бизнесмен, автогонщик)

Книга очень зацепила, заставила проникнуть в самые темные уголки моего сознания. Мотивирует — определённо. Даёт толчок начать менять свою жизнь. Мечта открыть своё дело стала ещё сильнее.

Диана Миркулова (актриса театра и кино)

Мне очень понравилась книга, тронул конец до слёз, что тоже давно не наблюдала за собой! Язык живой, правдивый, читаешь с удовольствием и на одном дыхании. Много нашла схожего со своей жизнью, многое взяла на заметку. Спасибо автору за возможность погрузиться в мир Майка. Создавать лучшую версию себя и получать удовольствие от самого пути — это прекрасно, так должен жить каждый, тогда наша земля и будет раем…

Оксана Буйнова (сценарист, продюсер)

Три раза прослезилась, искренне сопереживала и чувствовала героя: во время звонка бабушке, во время прощального письма наставника и в конце — предложение любимой! Трогательно и искренне, спасибо ещё раз за возможность прочитать эту книгу!

Ирина Пустовойтова (мать троих дочерей, секретарь)

«Претворяя мечты» — это словно роман с самим собой. Читаешь про главного героя, а проводишь параллели со своей жизнью. Книга дает уникальную возможность посмотреть на свою жизнь со стороны. Благодаря ней я переосмыслил многие моменты в свой жизни.

Игорь Маслов (журналист)

Книга потрясающая. Написана очень простым и понятным языком. Читая книгу, приходит четкое осознание, что ты так же проживаешь свою жизнь не пытаясь что-либо сделать (до того момента как Майк начал меняться). Засела в голове фраза «Быть уставшим — это привычка. Слабаки всегда устают». Ведь правда, мы можем каждый день уставать, не высыпаться, а жизнь будет проходить мимо нас, махая рукой.

В некоторых моментах понимаешь, что написаны отрывки из твоей жизни (например, страх осуждения близкими). Всегда хочешь казаться хорошей для всех, а по факту всем хорошо кроме тебя.

Анастасия Погодаева (модель)

Сильно переживала за те моменты, когда Майк выполнял задания своего наставника, для меня они были невыполнимы. Женскую половину эта книга точно вдохновит и людей, которые запутались, и не знают с чего начать. Книга очень честная и это подкупает.

Екатерина Абрамова (переводчик)


Предисловие

Эта книга вынашивалась в моей голове порядка трех лет. Начав свое творчество лишь со стихотворений, я постепенно перешел к маленьким рассказам. Сейчас же у тебя в руках полноценный роман, который написан от чистого сердца. В этой книге я постарался вложить всю свою мудрость, которую подчерпнул за все годы своего жизненного пути. Это не обычный роман, после которого остается хорошее послевкусие. Этот роман намного глубже: он заставляет меняться вместе с главным героем.

«Претворяя мечты» вдохновит тебя на новые свершения, позволит взглянуть в самые укромные уголки твоей души и, конечно же, вдохновит ДЕЙСТВОВАТЬ. Это роман про самопознание, который просто пропитан любовью. Это больше чем просто книга, — это твой путеводитель к счастью!

БлагоДарю жизнь, позволившую мне написать эту чудесную книгу. БлагоДарю тебя мой дорогой читатель и желаю тебе счастливого путешествия по самым укромным уголкам твоей души. Эта книга твой личный путеводитель. Держим курс на СЧАСТЬЕ!

Твой друг,

Майк Кристо
2019 год

Роман «Претворяя мечты» — Майк Кристо

Глава 1. Внутренний голос

Почему я себе сказал да?

Этот вопрос пришел мне на ум совершенно неожиданно. Чтоб я пошел против себя же самого?

Это было что-то новенькое. Я даже немного насторожился. Эти новые мысли ставят под сомнение всю мою жизнь.

Так прошло минут тридцать. Я смотрел в одну точку и был не здесь. Мои мысли блуждали по просторам вселенной в поисках некого объяснения произошедшему. Наконец, мысли улетели, и я опомнился. Для меня все пролетело. Я даже не поверил, что прошло столько времени, так как для меня это было секундной сентиментальностью.

«Фух», — сказал я себе. Все прошло. Я решил, что на этом хватит, и пошел спать.

Сон не приходил. Я ворочался битый час, бесконечно меняя позы, но все безрезультатно. Спустя час я решил признаться себе, что не хочу спать совсем. Точнее я хочу, но не усну. Сейчас уж точно. Я встал и пошел на кухню. Заварил себе чай — мне очень нравился этот ритуал. Не то, чтобы это должно было быть только ночью, нет, совсем нет, я просто любил думать о жизни, смакуя приятный вкус свежезаваренного чая. Взяв пирожное с холодильника и откусив его, мне стало лучше.

Однако я настолько был в своих мыслях, что даже не заметил, как съел абсолютно все пирожное, которое было на тарелке. И ощущение, как будто я и не ел его вовсе. Ни насыщения, ни удовольствия я толком не получил: заполнился лишь первый съеденный кусочек. Заглянув вновь в холодильник, я понял, что пирожного больше нет. «Ну я и поесть!» — подумал я про себя.

Еще утром, покупая свое любимое маковое пирожное, я думал, что мне хватит его дня на четыре, но все пошло не по плану.

После того, как я съел все, я начал целенаправленно думать о произошедшем. Не то, чтобы я не думал, когда ел, еще как думал, поэтому и не заметил, как съел все свои запасы. Меня очень пугали мысли в моей голове. Что же это сегодня со мной? Не похоже это на меня. Чтоб я не спал, учитывая, что я встал сегодня ни свет ни заря, да и спал всего четыре часа. Странно это все. Да, именно! Но я всегда придерживался принципа «утро вечера мудренее», поэтому решил отложить все размышления на эту тему до завтра.

Я вновь пошел на кровать, лег, но меня настигло то же самое чувство.

Я встал, подошел к окну и, смотря на огни большого города я впервые за долгое время не просто констатировал факт, что сейчас что-то не так в моей жизни, а я начал искать ответ на мучивший и не дающий мне спать вопрос: «что же не так в моей жизни?».

Я начал думать. Мысли меня вернули лишь к тому внутреннему голосу, который мне сказал «Да», и принес мне только боль и отрешение. Я начал вспоминать все в деталях.

Дело было вот как: была суббота, и вечером, как обычно, я встречался со своими друзьями. Мы весело проводили время, выпивали и разговаривали на разные темы. Одна из таким тем была посвящена мечтам. Очередь дошла до меня, и мои друзья спросили, когда же я сделаю то, что так давно собираюсь осуществить. Я ответил: «скоро, но еще не время». Но когда это время наступит, я не говорил. После чего мой друг Стивен, сказал мне очень длинную речь:

«Майк, ты мне очень дорог, и я знаю тебя много лет, но время не в твою пользу. Вспомни себя, тебе всегда чего-то не хватает: будь то знаний, денег, опыта, времени и так далее. Ты дикий перфекционист и живешь принципом все или ничего. Может быть, это и здорово, но это мешает тебе просто начать действовать. Прости, но мне кажется, что ты сам не веришь, что сможешь осуществить свою мечту…»

Я лишь отмахнулся и ничего не ответил, но эта фраза меня очень сильно задела, хотя я не показал виду, но это не значило, что меня это не встревожило. Весь вечер я был сам не свой, мы живо общались, точнее мои друзья, но не я. Я лишь изредка вставлял какую-либо фразу в разговор и то, если меня кто-то о чем-то спрашивал. Физически я был с друзьями, но мысленно где-то далеко.

Я попрощался с друзьями, и, когда был уже дома, передо мной вновь предстала фраза Стивена: «Майк, ты мне очень дорог, и я знаю тебя много лет, но время не в твою пользу.…»

И тут мой внутренний голос сказал мне: «Да, он прав, хватит врать себе».

«Да, именно так все и было», — сказал я про себя.

И что тут такого? Подумаешь, обычный разговор с приколами друг над другом. Но разве это был прикол?

«Ты уверен, что это был прикол?», — вдруг внутренний голос отозвался во мне.

Холодный пот появился на лбу, мне стало не по себе. Я потерялся и решил присесть в уютное мягкое кресло, которое очень сильно любил, и проводил в нем много времени, особенно вечерами — оно было очень удобное, и, садясь в него, я словно проваливался в новый мир — мир уюта и комфорта. Сколько я себя помню, почти всегда я принимал какие-то важные решения, сидя в этом кресле. Что-то подсказывало мне, что и сегодня мне предстоит принять какое-то важное решение.

Я не знаю, что заставило меня взять ручку и лист бумаги и написать: «Ты уверен?»

Я сидел так минут двадцать, уставившись на этот лист бумаги. Мои мысли блуждали в каждом уголке моего сознания, в поисках ответа на мучивший меня вопрос.

Я был уверен, что эта фраза возникла из подсознания. Неужели интуиция дала о себе знать? Может быть, но, чтобы так явно и очевидно, такого еще никогда не было.

Я бродил по комнате, одолеваемый все тем же вопросом: «Ты уверен?» Разные мысли лезли мне в голову, но так ничего той ночью я не решил. Под утро в этом же уютном кресле я и уснул, и это было для меня впервые.

Сон пришел ко мне как-то внезапно, и я полностью в него окунулся. На удивление, спать мне было удобно, хотя я дико не любил сон сидя, особенно в самолетах и поездах. Это было ужасно неудобно, поэтому почти всегда я читал какую-нибудь интересную книгу в это время. Сегодня же даже шея ни капельки не устала, хотя я только под утро перебрался на кровать. Интересно, может потому что это мое любимое кресло? Да, конечно, оно действительно было очень удобное в отличие от мест в поездах и самолетах эконом класса, лишь которые пока я мог себе позволить.

Я проспал почти двенадцать часов. Временами я просыпался, но тут же вспоминал все, что было ночью, и вновь засыпал, уходя тем самым от реальности. Там, во сне, я был тем, кем хотел быть. Я проявлял себя так, что гордился собой, был счастлив и уверен в себе. Проснувшись, я понял, что все эти чувства улетучились.

Я был в раздавленном состоянии, голова болела, но ведь я не пил вчера никакого алкоголя. В чем же дело? Я подумал, что переспал. Такое бывало у меня, когда я спал больше, чем мне было нужно.

Да, точно! Выпил таблетку и, спустя время, мне стало легче. Я пошел на улицу подышать свежим воздухом — был конец мая, и погода была прекрасна. Гуляя по тому же маршруту, что и раньше, я вспомнил тот момент, когда впервые увидел этот прекрасный вид горделивой Москвы. Тогда я просто был вне себя от ее красоты, жадно вглядывался во все, что попадалось мне на глаза. Архитектура, деревья, люди — мне было все интересно.

Я помню те ощущения, которые впервые испытал, когда приехал сюда со своего маленького провинциального городка. Это была жгучая смесь. Стоя посреди огромного мегаполиса я испытывал одновременно трепет, предвкушающий новые возможности, неумолимое желание достичь успеха, восхищение масштабами и в то же время ничтожность, которая была вызвана тем, что я был абсолютно один в этом огромном городе. Я был песчинкой среди плавающих акул, очередной юнец, пытающийся покорить Москву. Сейчас же для меня это все приелось и стало как-то буднично, хотя Москва год от года становилась только прекрасней. Дело было во мне.

И не важно, что я уже почти восемь лет живу в этом месте, нет (хотя это все объясняет и является хорошим оправданием). «Со временем все приедается», — думал я про себя и тут же вспомнил любимую фразу своего отца — «хороших оправданий не бывает». Да, наверное, хотя я никогда не был согласен с этой фразой. Я всегда считал, что бывают причины от меня не зависящие. И пару раз мы даже яростно спорили на эту тему, но яблоко от яблони недалеко падает. Он, как и я, никогда не любил проигрывать, так мы и оставались каждый при своем мнении. Сейчас, оборачиваясь, я понимаю, насколько это было глупо. Я всегда считал, что в споре рождается истина, но это полный бред. Есть люди, которые не хотят ничего слышать и слушать, кроме своего мнения. Для них есть только их мнение и неправильное. Я сам был таким, но благо я это вовремя понял. Умный человек старается избегать споров. «Никогда не стоит никому ничего объяснять. Тот, кто не хочет слушать, не услышит, а тот, кто слушает и понимает, не нуждается в объяснениях» — эта фраза когда-то изменила мою жизнь. Я не знаю, кому она принадлежит, впервые увидел ее лет пять назад в каком-то бизнес журнале.

Этот город становился только прекрасней: он отстраивался, улучшался, но я этого не замечал. Помимо всего этого сейчас была весна, и вокруг все оживало после зимы. Зелень и новые краски вновь наполняли этот прекрасный город. «Пора бы и мне ожить после продолжительной спячки», — подумал я про себя и улыбнулся. Я редко подшучивал над собой, но сейчас это было как никогда кстати. Но это была не просто шутка, она была с глубоким смыслом.

Я опять удивился: «сентиментальность и я»? Да, видимо старею. Я решил пойти в самое значимое для меня место: в место, где я учился. Я не знаю, что мной руководило, но спустя час я сидел напротив своей альма-матер, своего прекрасного университета, который дал мне очень многое в этой жизни. Тут я как будто окунулся в свое прошлое: увидел себя такого чистого, светлого, уверенного в себе, знающего чего хочу в этой жизни.

Спустя время меня одернули, милая девушка спросила можно ли сесть ко мне на скамейку. Я любезно сказал: «Конечно». Мы разговорились. Она сама инициировала разговор, и я его любезно поддержал. Оказалось, что она сдавала сессию и сейчас, как раз после экзамена, в ожидании результатов. Как мне это было знакомо. Теплые воспоминания захватили меня. Шесть лет я учился в этом месте. Всматриваясь в это юное лицо, я увидел, насколько ей было нетерпимо. Она очень рассчитывала на хорошую отметку и это было отчетливо видно по ее взгляду. Подошедшая же к ней подруга была напротив весьма расслаблена и точно была полная противоположность моей незнакомке.

Я задумался. У меня в голове появилось четкое различие между человеком, который знает чего хочет и который лишь плывет по течению. Спустя время я услышал от подруги незнакомки, что ей все это не нужно. Это нужно ее родителям, и она делает все это только для них. Да, я оказался прав. Это все можно было понять и без слов. Ее жесты, мимика, взгляд. Жить для кого-то? Как мне это знакомо.

Спустя несколько минут ее подруга ушла, и мы наконец познакомились. Ее звали Анна, она была на третьем курсе, любила учебу и была в предвкушении своей будущей работы. Я рассказал ей о себе, мы немного посмеялись, я рассказал ей пару интересных историй и ей стало легче. Тревога и напряжение сменились легкостью и радостью. Мы нашли друг друга в социальных сетях, хотя я отчетливо понимал, что это чистая формальность. Несмотря на то, что она мне очень понравилась, я считал, что у нас очень большая разница в возрасте и между нами ничего не может быть, да и мне пока вообще не хотелось строить какие-либо отношения. Ей позвонили, сказав, что преподаватель всех ждет на кафедре. Она попрощалась со мной и вдруг, ни с того ни с сего она, обняла меня и поцеловала в щечку. Убегая, она выкрикнула: «Спасибо за приподнятое настроение».

Я был приятно удивлен, улыбка расплылась по всему моему лицу, на душе стало хорошо.

Спустя время, я вспомнил себя, такого же целеустремленного, как Анна. Но в эту же секунду опять мой внутренний голос сказал: «Ты уверен?» Я какое-то время сидел, разинув рот, не понимая, что со мной творится. Мой внутренний голос, он что — против меня теперь? И вот, спустя время я вновь услышал: «Не ври хоть себе». Я тут же пришел в себя. Это уже был не мой внутренний голос, я оглянулся. Оказалось, что это один студент крикнул другому.

«Фух». Что значит «Фух»? Что со мной вообще творится? Я встал, включив свой любимый трек в наушниках, и пошел прочь. Мне стало хорошо.

Мои любимые треки рождали во мне те чувства, что мне так были нужны. Иначе говоря, они уводили меня от одной реальности, создавая другую. С музыкой я забывал все плохое и переключался. Я это прекрасно понимал, и часто любил это делать. Музыка и в этот раз увела меня от серьезных размышлений.

Так, я же ничего сегодня не ел. Эта мысль ко мне пришла после того, как мой живот заурчал. Я зашел в первое попавшееся заведение и сразу же вышел. Причиной стали непомерно высокие цены. Когда я вышел, какую-то долю секунды я чувствовал жалость к себе. Но это быстро прошло. Я тут же сказал себе, что это того не стоит. Заведение оказалось очень дорогим, и я побрел дальше в поисках другого, более дешевого.


Глава 2. Осознание

Сидя за столиком в столовой, я понимал, что наелся, но вместе с тем я не испытал никакого удовольствия от этой еды. И самое странное, что это было для меня в порядке вещей. Мне этого было достаточно, хотя я просто не признавался себе, что не могу позволить другого. Хотя нет, я признавался, но это ничего не меняло. Точнее я не хотел ничего менять. А это совсем другое дело. Я не считал, что мне стоило бы получше относиться к своему питанию.

Анализируя это состояние, я почувствовал какую-то нелюбовь к себе. Было такое ощущение, что на что-то лучшее в этом мире я просто не имел права. Мол, даже не достоин этого. Это было странно, но такое чувство я испытывал и ранее, не часто, но оно присутствовало в моей жизни.

Тут же я вспомнил ситуацию, когда я заказал себе завтрак в хорошем ресторане, который стоил мне моих десять обычных завтраков. Никакого удовольствия я тогда не испытал. Хотя, как минимум, это должно было быть приятно просто потому, что панорамные окна выходили на красную площадь, и вид завораживал. Да, и люди были совершенно другие — они были прекрасно одеты, а персонал очень дружелюбен. Но весь этот комфорт был не для меня. Тогда точно. Я лишь подумал: «зря потратил деньги». И вместо предполагаемого чувства удовольствия, я уходил так, словно меня надули. Но уходя я словил очень важную мысль: «те, кто любят себя, позволяют себе самое лучшее».

«Интересно, а как именно к этому приходят люди?» — такой вопрос застал меня врасплох, и я начал размышлять на эту тему.

Так, получается они либо любят себя и, следовательно, стремятся ко всему самому лучшему. Либо наоборот, они достигли чего-то в жизни и тогда полюбили себя. «Ммм…» — вряд ли. Хотя все может быть. Я пока не знаю ответа на этот вопрос

Сейчас я задумался над этим. Я вспомнил все. Еда в столовой была настолько дрянной, что я даже пожалел, что сэкономил. Тут же мне пришли в голову мысли, что такое бывает не всегда. «Просто не стоит брать это блюдо здесь впредь, так как у них оно не получается».

Да уж. Со стороны это выглядело, как оправдание, как защитная реакция моих действий, и я это почувствовал. Впервые за долгое время я как будто бы стоял выше своего сознания и подсознания. Я как будто принимал ответы сознания и подсознания, но в данный момент не выбирал ту или иную сторону, как это было раньше, а был выше этого и мог выбирать третье. Я назвал это осознанием.

«Ммм…» — сказал я себе. Это очень интересно. Всю обратную дорогу домой я думал об этом. Наушники лежали у меня в кармане, и меня все время к ним тянуло, и лишь понимание того, что они уведут меня от реальности, сдерживало меня, потому что я чувствовал, что это очень важное наблюдение, и мне нужно на эту тему поразмышлять.

Осознание было для меня чем-то загадочным. Но вместе с тем оно имело место быть. «Самое главное теперь начать применять это в жизни», — подумал я про себя. Очень часто у меня бывало, что я принимал решения либо чисто сознанием, либо интуицией. «Но ведь если все это объединить, то процент правильно принимаемых мной решений будет близок к ста процентам» — с такими мыслями я и уснул.


Глава 3. Разговор с другом

Спустя три дня я вообще забыл про «осознание». И если бы не напоминание в телефоне, сделанное в тот момент в столовой «использовать осознание в жизни», я бы и вовсе забыл об этом. Я удивился насколько коротка моя память. Ведь это такое важное прозрение. В этот же момент я решил поделиться этим со своим другом. Мы проговорили практически всю ночь. И спустя долгие годы самообмана, я впервые был честен с самим собой.

Есть разные друзья в нашей жизни. Стивен был из тех, кто мог сказать мне в лицо самую суровую правду, и я его очень сильно уважал за это, хотя в начале нашей дружбы меня это очень сильно настораживало, но потом я понял почему. Дело в том, что я сам обладал таким же свойством, я также говорил правду в глаза любому человеку, и это часто мне мешало, так как не все любят правду. Видя это качество в Стивене, я не признавался себе, что я веду себя так же. Я отрицал это. Но со временем признал это у себя, со стороны это выглядело очень ужасно, особенно это касается советов. Очень часто люди живут в своем коконе и никакие советы им не нужны, но ты же умнее всех, ты хочешь помочь человеку и начинаешь советовать что-то и навязывать свое мнение. Раньше я так и жил, но увидев, как это выглядит со стороны, я начал отучаться от этой вредной привычки. И даже скажу с гордостью, я ее искоренил. Бывает, конечно, всякое, но я все же старался не раздавать советы налево и направо, если меня не спрашивали, и говорил свое мнение и советовал лишь тогда, когда меня об этом просили. Поначалу было очень тяжело перестроиться, так как это идет со мной с самого детства, но приложив некоторые усилия, я сделал это. Скажу точно — это было не просто, но реально. Одергивая себя каждый раз, когда я хотел сказать свое мнение, я научился контролировать себя. За этой важной победой стояли другие не менее важные победы. Одной из них было умение слушать. До тех пор, пока я был человеком, который всегда имел свое мнение и хотел его везде засунуть, я не слышал других. Зачастую я так сильно хотел сказать, мне так не терпелось, что я реально не слышал собеседника, потому что у меня вместо того, чтобы слушать, крутилась в голове мысль со своим мнением, которое нужно было не забыть сказать. И только сейчас я по-настоящему начинал слушать и слышать людей. Это был другой мир. Пока ты знаешь все лучше всех, пока у тебя есть свое мнение на любой счет, ты закрыт для нового. Самое интересное, что раньше для меня существовали только две позиции: моя позиция и неправильная. Спорить? Ооо… это был мой конек. Часто я так спорил, что казалось, от этого зависит вся моя жизнь. Как глупо это было. Улыбка появлялась у меня на лице, когда я вспомнил все это. Сейчас я стараюсь обходить любые споры стороной, потому что знаю, что есть люди, которые не услышат. Потому что я сам был таким и не слышал других. Когда я понимаю это в диалоге с собеседником, то просто улыбаюсь, вспоминаю себя и иду дальше. Зачем мне тратить энергию на бессмысленные споры? Этому человеку нужно еще многое пройти в жизни, прежде чем он услышит чье-либо мнение. Стивен, как и я, избавился от этой ужасной привычки, пару раз я записывал на видео его выходки, и это помогло, он очнулся. Но это не работало, когда мы были вместе, вдвоем, да мы и не хотели по-другому и мы ценили это в друг друге. И я и он говорили полную правду относительно чего бы то ни было. Тогда я понял, что самая горькая правда лучше сладкой лжи. А людей, которые лицемерят, было большинство. Со Стивеном мы дружили уже больше семи лет. Мы прошли многое, в том числе и совместный бизнес.

Да, кстати, относительно мнения, что бизнес лучше не строить с друзьями — полностью подтверждаю. Но здесь есть некие поправки: строя бизнес с друзьями ты либо потеряешь человека, либо станешь еще ближе к нему. Это своего рода проверка.

Когда мы открывали свое первое заведение — кафе, нас было три лучших друга. Я, Стивен и Дима. Мы были очень близки, у нас все было хорошо. После открытия первого кафе и его окупаемости меньше, чем через год, мы открыли новое, уже выше уровнем и с более высоким средним чеком. Деньги на второе заведение — кофейню, мы взяли у инвестора. Но, к сожалению, инвестор оказался не очень порядочным человеком. На второе заведение мы привлекли инвестиции и отдали инвестору пятьдесят один процент доли кофейни. Спустя полгода мы обкатали бизнес-модель и вышли в окупаемость. Это был дикий рост. И мы решили расширяться, но отдавать такую долю процентов от открытия новых точек инвестору мы не собирались. Это было очень невыгодно. Как бы мы ни хотели договориться с нашим инвестором, он ничего не хотел слушать. Он решил, что мы имеем право работать только с ним. Мы же так не считали. Ситуация накалялась и, собравшись втроем, мы решили, что на открытие других точек привлечем другого инвестора с более выгодными для себя условиями. Нашего текущего инвестора это не устроило. Тогда мы недооценили насколько разные бывают люди. На тот момент нам всем было чуть больше двадцати лет. И вот в один прекрасный день, когда мы все втроем пили чай (как сейчас помню, это был вкусный каркаде с малиновым сиропом) и разговаривали на самые разные темы, ворвались люди в масках. Спустя пару секунд нас заламывают и бросают на кафель лицом вниз. Спустя еще секунду, всем троим надевают наручники. Все случилось просто моментально, я даже не успел чашку поставить на стол — она вдребезги разбилась при падении на кафель. Нам надели маски на голову и повезли непонятно куда. Через час нас, словно мешки картошки, бросили в темную сырую камеру.

Это была страшная проверка для каждого из нас. Все мы были перепуганные, это был просто какой-то шок. Спустя пару минут я взял себя в руки и подошел к друзьям. Я всех поддержал, обнял и сказал, что все будет хорошо! Это поддержка им нужна была, как глоток воздуха. Да и мне она была нужна сейчас очень сильно, но так уж сложилось, что среди них я был самый взрослый, но не в плане возраста, а по прожитому опыту — я был самым ответственным и большинство решений принимал именно я.

Сырая камера, мы одни, никакого отопления, воды нет, тело все сильней и сильней дрожит от холода и от эмоционального потрясения. Все, что можно было, они вынули из карманов. Ни телефонов, ни еды. Так они нас продержали до утра. Возможности спать не было, под нами была холодная, мокрая земля, на улице был январь. Мы стояли, прижавшись к друг другу, образовывая тем самым круг. Таким образом, стоя, мы провели почти целые сутки. И сколько бы мы ни пытались стучать дверь, в ответ была тишина. К утру сил вообще не было, дико хотелось есть, кости и суставы ныли. У Стивена в потайном кармане нашлась одна небольшая конфетка. Мы ее аккуратно разделили на троих. Это была самая вкусная конфетка за всю мою жизнь.

С утра открылось маленькое окно в двери — оттуда обычно подают еду, но вместо этого раздался громкий возглас: «Встать, закрыть глаза, повернуться к стене». Спустя секунду забежали три амбала в масках, и видно было, что они знают свое дело — это были профессионалы. Я единственный из всех, кто не подчинился, и, стоя в боевой стойке, смотрел на них в упор и готов был сражаться, но буквально сразу же один из них прыгнул мне в ноги, уронил меня на землю и тут же ударил со всей силы локтем в голову.

Очнулся я, весь в крови (губа была сильно рассечена), сидя на стуле за столом в окружении тех трех амбалов и сидящего напротив нас мента. Нас очень сильно запугали, сказали, что мы ведем нелегальный бизнес, предоставили несколько доказательств. Оказалось, что наш горячо любимый инвестор оформил наши заведения на левое ООО (общество с ограниченной ответственностью), которое занимается отмывом денег, плюс у нас обнаружили несколько мигрантов, штрафы за которых чуть ли не миллионы, и нарушение финансовой отчетности. В общем, нам грозил срок. Мое требование дать нам позвонить они проигнорировали. Да, собственно говоря, звонить-то мне было и некому. На тот момент я не знал ни одного человека, кто действительно мог бы нам помочь. Хотя у меня был хороший знакомый юрист. Но просить его о чем-либо, да и еще в такой ситуации мне было страшно.

Больше я не заикался про позвонить и адвоката. Они нас очень сильно запугивали. Но моя интуиция подсказывала мне, что сейчас что-то будет. Я рассуждал так, что если бы они хотели нас посадить, то действовали бы по-другому. Никаких обвинений, адвокатов, все в масках и т. д. Похоже, что это нападение было заказным. Я никогда не слышал про это, но, живя в России, я знал, что такое вполне может быть, и не важно, что мы в столице. Здесь просто другие методы и масштаб.

Парней они очень сильно запугали, и это было видно, особенно Диму — он просто сидел и плакал. Стивен держал себя в руках, но вид у него был удручающий. И лишь я не показывал своих истинных чувств, хотя внутри у меня была агония, каждая клеточка моего тела тряслась, вкус крови во рту требовал мести к обидчикам, но я не показывал этого, ведь им нужно было именно сломать нас психологически.

В своей жизни я очень многое прошел, в том числе многочисленные драки и разборки, и в такие моменты у меня будто активизировался какой-то внутренний резерв, который ставил на карту все. Передо мной существовал только я и противник. Скажу точно — это пришло ко мне со временем, потому что улица учит, и в какой-то момент, я понял, что в большинстве драк побеждает лишь тот, кто готов поставить жизнь на эту победу. Подготовка — это хорошо, но немаловажным является стремление идти до конца.

Эти ребята — просто мастера сломить дух любого человека. Началось все с того, что самый главный подал команду другим поднять меня со стула. Затем, они начали просто толкать меня со стороны в сторону, будто я какая-то неваляшка. Так продолжалось минут десять. Таким образом они перемещали меня по комнате. Сил не было: я еле-еле стоял на ногах. Стивен заступился за меня, за что сразу же получил удар по челюсти прикладом автомата. Я понимал, что им что-то нужно и сил сопротивляться у меня уже не было. Спустя мгновенье я рухнул без сил на землю, и тихим голосом произнес: «Что вы хотите? Что вам нужно от нас?» Три амбала велели мне подниматься, но мне было плевать, тогда я получил еще несколько ударов ногами. Им было плевать, куда они бьют, причем их ботинки весили целую тонну, кое-как я прикрывался руками. Я не удивлюсь, что они подобным образом убивали человека, для них это просто приказ. Они были жестокие, у них не было совести. Наконец, главный вмешался, он услышал мою фразу, которую я бормотал себе под нос, и дал команду прекратить.

В этот вечер мы все свое имущество переписали на других, точнее на другого. Я единственный, кто увидел на кого мы переписываем все, что у нас есть. И это был наш «дорогой» инвестор. Тот самый, который не захотел улучшать условия нашего сотрудничества. Все встало на свои места. Месяц назад меня предупреждали, что у него серьезные связи с силовиками: то ли брат, то ли отец у него на самых верхах. Ровно неделю назад мы заключили контакт с новым инвестором на финансирование новых пяти точек нашей сети кофеен, упаковали все бизнес-процессы и начали продавать франшизы. Пока сделок по продаже франшизы не было, но они точно должны были быть в ближайшее время. Но для нас все это осталось в прошлом. Мы остались ни с чем.

Выходя из этого ада, мы были счастливы. Мы потеряли все, но у нас осталась свобода. Мы были здоровы, и это было самое важное. Казалось бы, после стольких часов ада нужно было пойти домой и уснуть без сил, но вместо этого мы жадно гуляли по ночной Москве, и плевать нам было, как мы выглядим, мы были счастливы. Свобода — это оплот всего. Иногда мы забываем, насколько прекрасно быть свободным, ведь ко всему привыкаешь, но после такого ты начинаешь вновь дорожить жизнью. Это был очень важный урок про выбор партнеров для бизнеса, а особенно инвесторов. С тех пор я начал прислушиваться к своей интуиции, потому что изначально мне не нравился этот инвестор, но почему-то я решил проверить.

Так вот, после этого инцидента мы перестали общаться с Димой. Он обвинял во всем меня и не хотел ничего слышать, он хотел деньги за свою долю. Стивен встал на мою сторону, так как по факту мы все втроем принимали решения и, соответственно, все в равной степени несем ответственность за то, что случилось. Но его это не устраивало, он начал давить на меня, требовать денег, хотя у меня больше всех было забот после этого. Спустя годы он признал, что это было неправильно с его стороны, и его обвинения были ошибочны, но именно в таких ситуациях ты понимаешь, кто перед тобой. Кредит, который мы брали на троих на первое заведение, выплачивал я со Стивеном еще два года с момента происшествия. Вот такая история, которая сделала нас со Стивеном еще ближе, сильней и умней, и убрала все лишнее, и лишних из моей жизни.

Касаемо правомерности действий силовиков и реальности выдвигаемых нам обвинений скажу точно, что нас взяли на «понт». Никаких реальных сроков нам не светило, максимум, что нам грозило — это условный срок и серьезные штрафы, и то, при условии, что это дошло бы до суда. Да, мы не платили налоги со всех транзакций, а лишь только с безналичных платежей, но так в то время делали практически все предприниматели. Самой главной ошибкой помимо неправильного выбора инвестора было оформление кофейни и всей сети на ООО (общество с ограниченной ответственностью) инвестора. Он лихо все провернул, аргументируя это тем, что так делают многие, чтобы не платить налоги и штрафы, так как они для юридических лиц были действительно сумасшедшими. При желании можно было доказать, что именно он был инициатором. Но все это было не важно, так как никакого судебного разбирательства не было и не будет. Потому что никаких доказательств у нас практически не было. Все важные бумаги чудесным образом исчезли, как и записи с видеокамер. Остался лишь опыт и бесценная свобода.

Разговор со Стивеном был очень длинным, вначале мы говорили часа два просто обо всем, а затем я наконец решился и задал ему волнующий меня вопрос. Меня тревожил и не отпускал недавний разговор, когда Стивен сказал, что я не сделаю то, о чем я так сокровенно мечтаю.

Уже много лет я мечтаю о том, чтобы написать свою книгу и выступать с тренингами по всему миру. Эта мечта живет внутри меня, но совсем недавно слова Стивена все изменили, и я усомнился в себе. Я хотел получить ответы от своего лучшего друга, и я их получил. Прежде чем ответить, он с минуту молчал, обдумывая все, но затем его просто было не остановить.

«Майк, мы знакомы давно, и ты знаешь, что ты мне как брат, мы с тобой прошли многое, и для тебя я сделаю все, о чем ты только попросишь, и ты знаешь, что честность для меня, как и для тебя, превыше всего. Так вот, брат, я не вправе был больше молчать.

Ты всю свою жизнь мечтаешь написать свою книгу и всю жизнь тебе что-то мешает это сделать. Ты мечтаешь выступать на публике, проводить тренинги, но и тут тебе что-то постоянно мешает. Я лично знаю, что ты можешь достичь чего угодно в этой жизни, я верю в тебя. Но меня не устраивает, что мой лучший друг постоянно сдается. Ты перестал любить себя. Да, я знаю, что у тебя было тяжелое расставание с девушкой и все время в этих отношениях ты страдал, но это уже прошло. Нужно вставать и идти дальше. Я знаю, что она не уважала тебя, вытирала об тебя ноги, унижала, устраивала постоянные истерики и скандалы. Ты все это терпел, потому что ты ее очень сильно любил, но, брат, а как же любовь к себе? Ты забыл о себе, перестал зарабатывать деньги, нормально питаться, ухаживать за собой, ты перестал знать себе цену, начал считать себя кем-то недостойным, ты перестал ЛЮБИТЬ себя. Это видно любому, у тебя не было девушки почти год. Ты закрылся от этого прекрасного мира. Хватит, полюби себя вновь. Это прошло, все в прошлом. Нужно уметь держать удары судьбы. Вот уже год вместо того, чтобы найти новую прекрасную девушку, ты все сохнешь по своей бывшей. Я тебе скажу, что это такое. Время стирает все плохое, и остаются преимущественно хорошие воспоминания. Я сам это проходил, так вот тебе нужно идти дальше.

Ты лучший человек, которого я встречал в своей жизни. У тебя масса достоинств, но ты живешь прошлым. Отпусти это, мне это помогло, я знаю, что это больно и сложно, но такова жизнь. Я почти полгода пытаюсь с тобой на эту тему поговорить, но ты меня не хочешь слышать. Тебе пора проснуться. Полюби себя и этот мир снова. Сделай свои мечты целями и обрети счастье» — последнее предложение он говорил очень медленно, акцентируя внимание на каждом сказанном слове.

«Вот это да», — сказал я себе. А ведь он действительно много раз пытался со мной поговорить на эту тему, но я считал, что у меня все в порядке, что такое бывает, и это временно. Временно? Временно? Я словно вскричал про себя. Почти год прошел с тех пор.

Слова Стивена дали мне хорошую пищу для ума. Хоть это и было, возможно, резко, но это было правдой. Это действительно было так. Последний год я словно сплю.

Спустя минут десять обоюдного молчания он решил рассказать мне одну очень поучительную притчу:

«Притча называется бизнесмен и рыбак.

Как-то раз один бизнесмен стоял на пирсе в маленькой деревушке и наблюдал за рыбаком, сидящим в ветхой лодочке. Он стал свидетелем, как тот поймал огромного тунца. Бизнесмен поздравил рыбака с удачей и спросил, сколько времени требуется, чтобы поймать такую рыбу.

— Пару часов, не больше, — ответил рыбак.

— Почему же ты не остался в море дольше и не поймал ещё несколько таких рыбок?» — удивился бизнесмен.

— Одной рыбы достаточно, чтобы моя семья прожила завтрашний день, — ответил тот.

— Но что же ты делаешь весь оставшийся день? — не унимался бизнесмен.

— Я сплю до обеда, затем иду на пару часов порыбачить, затем играю со своими детьми, после мы с моей женой устраиваем себе сиесту, затем я иду в деревеньку прогуляться, пью вечером вино и играю со своими друзьями на гитаре. Вы видите — я наслаждаюсь жизнью, — объяснил рыбак.

— Я –выпускник Гарварда, — сказал бизнесмен, — я помогу тебе, ты всё делаешь не так. Ты должен весь день рыбачить и потом купить себе большую лодку.

— И что потом?, — спросил рыбак.

— Потом ты будешь ловить ещё больше рыбы и сможешь купить себе несколько лодок, даже кораблей, и в один прекрасный день у тебя будет целая флотилия.

— А потом?

— Потом, вместо того, чтобы продавать рыбу посреднику, ты будешь привозить рыбу прямо на фабрику и, увеличив прибыль, ты откроешь собственную фабрику.

— А потом?

— Потом ты оставишь эту богом забытую деревушку и переедешь в большой город и, быть может, однажды ты сможешь открыть огромный офис и быть там директором.

— И сколько всё это займёт времени?

— Лет 15—20.

— И что же потом?

— А потом, — рассмеялся бизнесмен, — потом наступит самое приятное. Ты сможешь продать свою фирму за несколько миллионов и стать очень богатым.

— А потом?

— Потом ты сможешь перестать работать, ты переедешь в маленькую деревушку на побережье, будешь спать до обеда, немного рыбачить, играть с детьми, устраивать сиесту с женой, прогуливаться по деревне, пить вино по вечерам и играть со своими друзьями на гитаре…»

Больше Стивен не проронил ни слова за вечер. Прощаясь, я тепло поблагодарил своего лучшего друга, он тоже всем своим видом дал мне понять, что несказанно рад этому разговору. Мы оба всё понимали без слов, они были не нужны. В этот вечер он достучался до меня.

Когда я ехал домой в такси, то и дело в моей памяти всплывали обрывки его слов. Особенно часто всплывали фразы «проснись же», «полюби себя». Приехав домой, я записал все самые важные мысли на чистом листе и положил его на свой стол поверх ноутбука, это означало, что я это точно увижу, так как за последний год не было и дня, чтобы я его не включал.

Засыпал я со словами благодарности за этот день, благодаря и Стивена за такой важный разговор.


Глава 4. Неожиданное приглашение

На утро я вспоминал эту ночь. Разговоры были сверхважные. И я должен был это все переварить.

Я решил посвятить свой вечер осознанию того, о чем мы говорили. Интуиция как будто мне говорила, что от этого зависит моя дальнейшая жизнь. Но вечер так и не наступил. Точнее он наступил, но не так как я планировал. Я поддался приглашению друзей уехать за город на природу. Тут же все стало на свои места и все стало, как прежде. Беспокойные мысли ушли.

Спустя неделю, проснувшись утром, я увидел сообщение в телефоне о приглашение на выставку. Сообщение было от Анны, которую я повстречал возле университета, в котором когда-то учился. Это было очень неожиданно.

Я задумался и начал припоминать обстоятельства нашей встречи и вспомнил тот необычный день. Те мысли и обстоятельства.

Я признался себе, что она мне понравилась. Но на вопрос, почему я ее не пригласил на свидание, сказал себе, что она маленькая. Хотя по факту разница была всего пять лет. «Вот они мои ограничения», — подумал я про себя. Но это было основано на многочисленном опыте, так как всю свою жизнь мне не было интересно даже со сверстницами, а тут разница пять лет. Ладно, это же просто выставка. Мне захотелось пойти, потому что я давно уже никуда не выходил.

Во всех своих последних отношениях мои девушки были старше меня либо были моими ровесницами. Иначе мне было просто-напросто не интересно. Да, это факт, но бывают же разные люди, может быть она очень умная. Кто знает? Это сказало мне осознание. Я удивился, так как забыл об этом. Но времени не было, мне нужно было одеваться, чтобы успеть вовремя.

Я был одет в свой лучший костюм, который уже почти год не трогал. Войдя в галерею, я увидел Анну. Я не был уверен, что она меня узнает, но она меня узнала. По ее взгляду было понятно, что она очень рада меня видеть.

Она была великолепна: длинное, черное, облегающее платье очень элегантно сидело на ней и подчеркивало ее стройное, молодое тело. Она была невысокого роста, почти на голову ниже меня, но это был идеальный рост. Черные туфли с высоким каблуком идеально подчеркивали ее бедра, и делали ее почти наравне со мной. Черные волосы были распущены, причем их длина была почти до пояса. Они были шикарны. Руки ее были очень худенькие, и кончики пальцев рук подчеркивал красивый маникюр, причем каждый ноготь отличался от остальных, и ей это очень шло. Белый лак с небольшими узорами и блестками на каждом пальце придавали ей какую-то загадочность. Лицо же ее было почти лишено косметики. Меня словно било током, когда я смотрел на нее. Я не мог отвести от нее взгляд, и, спустя мгновенье, она немного засмущалась и опустила глаза, и тогда только я пришел в себя и попросил рассказать, что это за место.

Это была художественная галерея, и она любезно предложила провести мне личную экскурсию. Оказалось, что она рисует картины, и это была выставка молодых художников, на которой есть и ее работа. Это было очень интересно. Мне очень нравились творческие люди. Я сам когда-то рисовал и писал стихи, но забросил все это. Картины на выставке были разные, какие-то мне действительно понравились, какие-то нет.

Наконец, мы подошли к стене, где висело и ее полотно. Она захотела, чтобы я угадал, какая именно из картин ее. Когда-то в детстве я тоже рисовал и мечтал даже стать художником, но почему-то все это осталось лишь мечтами. На секунду я расстроился, но сразу же взял себя в руки. Смотря на Аню, я все больше и больше восхищался ею.

Я не торопился с выбором и внимательно изучал каждое полотно, вспоминая, какого это — творить. Так как когда-то я рисовал, я знал, что каждый художник имеет свой почерк, и каждый так или иначе выражает то, что у него на душе.

Все картины, которые были представлены на этой стене мне очень понравились. Все они были неплохие, но были две особенные. Они меня и зацепили, но я не торопился с ответом. Уверенности, какое ее полотно у меня не было, а для меня это было дело чести. Я должен был ответить верно. По картине можно было многое сказать о ее авторе, то же самое можно было предположить, какой будет картина того или иного человека. Я смотрел на Аню и думал.

Сейчас для меня не важна была ее внешность, я смотрел внутрь нее, словно рентген. На какое-то время для меня ничего не существовало, кроме нее. Она немного удивилась, но молчала и смотрела мне прямо в глаза. «Так… Прямой взгляд, — значит уверенная. Что еще? Осанка очень прямая, скорее всего знает себе цену. Глаза умные, видно, что знает, чего хочет, следовательно, пробивная и целеустремлённая».

Мне нужно было сделать выбор между двумя полотнами. На первой изображена влюбленная пара с видом на Эйфелеву башню — прекрасное зрелище. Картина действительно достойна похвалы. На второй, сцена дворовой драки. Толпа мальчишек и девчонок яростно размахивала руками и ждала зрелища. В центре было двое мальчишек. Оба в крови, грязные и уставшие. Один был на земле, второй помогал ему подняться, дав ему свою руку. Картина была как живая. Чувствовалось это напряжение, кровь, пот и крики.

Я понимал, о чем была эта картина. Часто в своей жизни я встречался с этим — идти против мнения толпы. Было видно, как зрители хотят продолжения, хотят крови, но этот мальчишка имеет твердый стержень, и вместо того, чтобы добить соперника, он помогает ему подняться.

Толпа в таких случаях может съесть живьем, и многие делают то, что от них ждут.

Я сразу же вспомнил, как когда-то со мной была подобная ситуация. Тогда я был очень зол и повалил парня, он обидел моего младшего брата, но я вовремя остановился и не стал его добивать. Я был выше этого. Толпа же жаждала крови. Было сложно, все кричали «добей», и я даже почти поддался всеобщему мнению, но нет, собравшись с силами, крикнул толпе: «На этом все, расходитесь». Это было очень смело, это даже отметил мой соперник. Самое интересное, что с тех пор мы с ним стали лучшими друзьями. Так все детство мы вместе и провели. Перед братом он извинился, инцидент был решен, и все были довольны. Но так делают не все. Иногда толпа это воспринимает как слабость и легче дать ей то, что она хочет, чем идти против нее. Но как раз тут и показывается настоящая сущность человека.

Я еще раз посмотрел на Аню, потом быстро на картину и наконец произнес: «Вот твоя картина». Она расплылась в улыбке и крепко обняла меня. Так в обнимку мы и стояли, смотря на эту прекрасную картину, пока к нам не подошли ее друзья. Мы познакомились, и это были прекрасные люди. Я сразу же вспомнил фразу «покажи мне, кто твой друг и я скажу, кто ты». Это действительно правда. Ее университетской подруги здесь не было. Скорее всего это была просто ее одногруппница. Так как она была полной ее противоположностью.

Выходя из галереи, я обратил внимание на прекрасное небо и красивую природу этого города. Давно я не обращал на это внимание, но сейчас я видел все прекрасное вокруг. С ней я ожил.

«Аня меня приятно удивила», — думал я про себя. Она молодец. Такой сильный характер, хотя еще столь юная. Мысли долго крутились вокруг нее. И в итоге я твердо решил пригласить ее на настоящее свидание.

«Почему ты выбрал эту картину? Как ты понял, что она моя? Никакой подписи ведь я не делала, расскажи мне пожалуйста», — очень нежно и тихо произнесла Аня, когда мы уже попрощались.

«Эту картину написал сильный и умный человек. Объясню почему я так решил. Сильный, потому что скорее всего, это было в его жизни. Возможно не в этой экранизации, но это было, и это его волновало. Такие вещи не волнуют слабых людей. Здесь чувствуется сила духа. Почему умный? Потому что только умный человек, смог бы отделить свое мнение от мнения толпы еще в детстве. Исходя из всего сказанного, ты именно такой человек», — когда я произносил эти строки, она расплылась в улыбке.

«Ты меня удивил сегодня второй раз за день, ты абсолютно прав», — сказала она и поцеловала меня в щечку. На этой приятной ноте мы попрощались. Я еще долго так стоял под эффектом поцелуя, смотря ей вслед, и мне однозначно нравилось то, что происходило.


Глава 5. Лед тронулся

На следующий день я пригласил Аню на свидание. Она согласилась, но сказала, что не раньше, чем через неделю, так как сейчас сильно занята сессией. Я понимал ее, так как сам буквально недавно был в такой же ситуации. Сессия — это волнительный период для ответственного человека. В такие моменты есть только какой-либо предмет и подготовка к нему, и ничего больше не существует. Хотя есть разные люди. Кто-то сдавал легко, но это точно было не про меня. Первые три курса я пахал, что надо, выкладываясь на максимум, и лишь на четвертом курсе я начал проще ко всему этому относиться. Оценка перестала для меня иметь первоочередную важность. Важнее было нечто фундаментальное, что было за ней.

Во время обучения в университете я выделил три типа людей. Первые готовы были на все ради хорошей оценки. Как правило, их знания не соответствовали этой оценке, но им на это было наплевать. Они должны были быть лучшими во всем, за что бы они не брались. Вторые — те, кто принимал оценки исходя из своих реальных знаний. Они не претендовали на завышенные оценки, не ублажали преподавателей, как делали это предыдущие, с целью получить нужную отметку, для них важнее были сами знания, а не оценки. К этой категории относился и я. Мне всегда была важна честность и адекватность. Третий тип людей — те, кому было вообще плевать на все. Они делали все для галочки, они были очень ленивы.

Скажу лишь, что первая категория и третья — это не мои люди, потому что для меня было важно, чтобы человек был настоящим, поэтому в своем бизнесе я никогда не принимал на работу ботаников, со средним баллом пять ноль, и безответственных людей. Хотя у меня был опыт работы и с теми и с другими, и скажу точно, что и у тех и у других есть чему поучиться. Например, дать поручение ленивому — значит найти самый простой способ решения той или иной задачи. Что же касается первого типа, то здесь, как и везде, были исключения, так как были действительно талантливые люди, а это уже был совсем другой разговор. Поэтому любая классификация весьма условна, и поняв это со времени, я пришел к тому, что для меня стало первично, чтоб человек хотел развиваться и расти именно со мной в моей команде.

Аня как раз была таким человеком, что и я. Но она была еще хуже, она боролась за каждую отметку, каждый балл, исходя из справедливости. Она хотела быть лучшей во всем и везде старалась. Она не была круглой отличницей, она принимала любую справедливую отметку преподавателя, но, если она не соответствовала ее знаниям, то боролась до конца. Мне это одновременно и нравилось, и нет, потому что когда-то я жил так же. Анализируя это чуть позже, я понял, что быть лучшим во всем мне не нужно. Я уже тогда считал, что это глупо. Нужно быть лучшим в том, что именно твое, что тебе нравится, но это была не их философия, особенно не философия первого типа людей. Мне нужно лишь быть лучшим в том, что мне нравится и в том, в чем я хотел бы расти и развиваться. Ну да ладно, с чего это я вообще про это думаю? Наверное, из-за того, что она прекрасный художник, а учится на экономическом факультете.

«Так, стоп, слишком много мыслей» — подумал я про себя и улыбнулся. Мне было хорошо на душе, и я вновь начал влюблялся в этот прекрасный мир. Почему вновь? Потому что я когда-то пытался, но у меня ничего не вышло. Были лишь разочарования. Об этом было сложно вспоминать, но нужно было жить дальше.

За эту неделю я решил привести дела в порядок. Дело в том, что последний год я перестал работать и жил в долг. Меня это очень сильно беспокоило, но кроме беспокойства ничего конкретного не было. Хотя я пытался, правда меня хватало совсем на немного. Три-четыре дня и я вновь возвращался в исходное положение. Причиной же столь пагубного поведения стало сложное расставание с возлюбленной и переоценка ценностей, про это как раз Стивен говорил мне в нашем последнем разговоре. Хотя, возможно, это просто оправдание моего бездействия.

Два года назад я встретил прекрасную девушку. И уже через три месяца я сделал ей предложение. Все было вроде хорошо, я снял новую квартиру, мы начали жить вместе, но в какой-то момент все пошло не так. Мы начали сильно ругаться, и хороших дней стало меньше чем плохих. Одной из причин ссор были деньги — ей постоянно их было мало, хотя я действительно зарабатывал достойные деньги. Мой месячный доход мог бы сейчас закрыть все мои долги. Но ей было мало. Все деньги уходили на нее. И в какой-то момент меня как будто переклинило. У меня появилось отвращение к деньгам. Я перестал зарабатывать, и у меня появилась апатия к жизни. Этому еще способствовало ее ужасное отношение ко мне: Она чувствовала, что я ее очень сильно люблю, и пользовалась этим, делала самые сумасшедшие выходки, понимая, что ей все сойдет с рук. Моя самооценка все падала и падала.

Сейчас я четко вижу взаимосвязь между взаимоуважением и количеством денег между партнерами. Это касается и бизнес-партнеров, и просто семейного союза. Чем больше уважения, тем больше денег, и наоборот. Эту закономерность я отследил, когда находился в самоанализе после расставания.

Все это привело к тому, что мы в итоге расстались. Я любил ее, а она меня, во всяком случае она мне так говорила, но у нее был очень сложный характер. Мы вновь сходились и расходились, но прежние проблемы возникали вновь. Сейчас эта глава наконец-то закрыта, хотя совсем недавно до разговора со Стивеном у меня было желание вновь возобновить отношения. Благо сработало осознание. Эти деструктивные отношения нужно было просто забыть, смириться с этим и идти дальше. Я ни в коем случае не обвиняю ее во всем этом. В любом союзе во всем ответственны оба партнера, поэтому я извлек уроки из этого и пошел дальше.

Мне было всего двадцать шесть лет, я много что видел и сделал в этой жизни, но все это не имело значения сейчас, в настоящем, потому что жить прошлым — это все равно, что умирать заживо. Мне пора перестать жить в нем и начать жить настоящим. Примерно через десять дней у меня закончатся деньги, и я не смогу платить по обязательствам: я не смогу платить за съемное жилье, выплатить сумму по взятому кредиту, да и на еду в столовых не останется. Нужно было действовать!

Именно такие мысли меня посетили после звонка Ане. У меня даже появилось чувство жалости к себе. Но тут же я сам себя одернул. Осознание пришло ко мне. «Жалость?» — крикнул я. Ты такое в жизни проходил, а тут решил пожалеть себя, сдаться?

На мой взгляд жалость — это самое страшное, что может настичь человека. Она тебя парализует. Ты получается сдаешься без боя. Жалость была в моей жизни, но по факту у меня не было причин жалеть себя. Я был здоровым, красивым, спортивным мужчиной, прошедшим уже кучу всего за столь небольшое время. Я понимал, что любое серьезное восхождение невозможно без серьезной подготовки. Это осознание ко мне пришло после моего первого восхождения на Эльбрус, которое провалилось, потому что все было пущено на самотек.

Проводя аналогию между спортивными достижениями и достижениями в жизни, я все четче понимал, что здесь примерно такие же принципы. Да, я в жизни много раз обжигался, но все это не просто так, это мне было нужно. Это была моя подготовка. Подготовка на пути к успеху. Она у меня была что надо, и если бы не эти постоянные мысли о потерянном прошлом, если бы не постоянные мысли об утерянных возможностях, то я уверен, что успех уже был бы у меня в кармане.

В эту ночь я принял твердое решение бесповоротно изменить свою жизнь к лучшему. Мои мечты сейчас стояли передо мной, как никогда. Принимая решение, я думал про их осуществление.

Всю свою жизнь я почему-то откладывал осуществление своих мечт. Я постоянно думал, что мне чего-то не хватает: денег, опыта, связей, времени и так далее. И вот уже почти семь лет я знаю, чего хочу добиться в жизни, но при этом бездействую. Хотя нет, я действую, но это все не то. В моей голове крутятся образы реализации себя, как писателя, но я считаю, что для этого мне нужно быть очень популярным, обеспеченным и уже прочно стоять на ногах. Для реализации себя же как тренера мне мешает отсутствие денег и успеха, так как в моей голове брать деньги за обучение других неприемлемо. В общем, куча оправданий для своего бездействия.

Я многое знал про себя, ну или так думал. В свое время я мечтал помогать людям и у меня это даже немного получалось. Я делился своим опытом с другими, выступая перед ними в роли наставника, и у них были результаты. Да, это было, и мне это очень нравилось. Почему я перестал? Времени стало мало, денег это вообще не приносило, точнее я не брал с людей ни копейки. И в какой-то момент я разочаровался. Так уж сложилось, что люди не ценят то, что достается им бесплатно. Хотя я действительно вкладывался во всех по-максимуму.

Окей. Да, это было, но это в прошлом. Это не повод отказываться от своих мечт. Мне нужен был план, четкий план. И еще, было бы круто найти наставника. И в тот же момент я услышал внутренний голос: «Хорошо, но завтра. А сейчас отдохни…»

На минуту я прислушался к своему внутреннему голосу, но, подойдя к календарю, я увидел множество попыток начать жить с завтрашнего дня. Я ужаснулся. Это не было откровением, я видимо игнорировал все попытки, но не признавался себе в этом. Но сейчас все было как на ладони. У меня сразу же появилась слабость, заболела голова, все вело к тому, чтобы не сейчас. «Но нет, это все обман». Когда я сказал эти слова, усталость ушла, голова как будто бы и не болела. Я сел за письменный стол и начал составлять план действий.

Я осознавал, что предстоит огромная работа над собой. Я сразу же отключил телефон и выключил ноутбук. Хотя меня очень сильно манило уйти в другой мир, в другую реальность: сон, фильмы, социальные сети. Но я этого не сделал. Дело сдвинулось с мертвой точки. Я досконально расписал свое текущее положение. Написал список всех задач, которые мне нужно выполнить и расставил между ними приоритеты. Это не было конкретным планом, для этого нужно более четкое видение цели, у меня же пока была каша в голове, но я знал, что мне нужно начать действовать. Уже до отхода ко сну, я выполнил парочку задач, которые тянулись за мной месяцами, и мне стало хорошо. Я и до этого прекрасно знал, что у меня куча задач, которые висят мертвым грузом, знал, что они отнимают у меня энергию, знал, что я это знаю, но при этом ничего не делал.

Но лед тронулся. С приятным чувством благодарности за этот прекрасно прожитый день я уснул, правда это было уже на рассвете.


Глава 6. Мысли о наставнике

Следующий день был ни о чем. Так как я поздно лег, я поздно и встал. Встав под вечер, у меня не было ни мотивации, ни сил. Я чувствовал себя уставшим и дал себе отдых. Разбитое состояние не уходило и спустя пятнадцать минут я смотрел какой-то сериал, который уносил меня от существующей реальности. Кто бы мог подумать, что обычный сериал может меня так захватить, хотя такое бывало и раньше. Особенно, когда у меня что-то не ладилось, я просто начинал смотреть какой-либо фильм или сериал и вживался в роль главного героя. Очень часто я восторгался актерами, которые, на мой взгляд, классно сыграли свою роль. Они становились для меня кумирами. Я восторгался ими, хотя я понимал, что в жизни они могут быть совершенно другими.

Таким образом я смотрел сериал порядка семи часов, и в один момент главный герой сериала произнес: «Быть уставшим — это привычка. Слабаки всегда устают». Несколько раз я перематывал назад, и вновь просматривал этот эпизод. Это была совсем новая мысль для меня. Я поставил на паузу, откинул ноутбук и начал размышлять. Самые разные мысли лезли мне голову: проводил параллели между собой и главным героем сериала. Я видел существенную разницу, но все это было не то, сейчас меня лишь интересовала фраза «Быть уставшим — это привычка. Слабаки всегда устают».

«Почему эта фраза меня задела? Почему она меня не покидает? Неужели ты считаешь, что эта фраза про тебя?» — все эти мысли крутились в моей голове. Внутри меня разгорался огонь, и он становился все сильней. «Видимо эти слова про меня, раз они меня так задели». Если б они не касались меня, то я пропустил бы их мимо ушей. «Да, это так», — подумал я. Неужели я слабак? В тот же момент, когда я произнес фразу, я почувствовал, что два совершенно разных ответа пришли мне в голову.

Сознание говорило: «Да, ты слабак и проявляешься, как слабак». Подсознание: «У тебя внутри великая сила, почувствуй ее». Вот так противоречия. По факту, и сознание и подсознание было право. Во мне точно есть великая сила, но я ее совсем не использую, последний год уж точно. Именно столько времени я словно не живу вообще, от этого и страдаю и веду себя как слабак.

В этот же самый момент ко мне в голову пришла фраза Зигмунда Фрейда: «Признание проблемы — половина успеха в ее разрешении». Эту фразу очень сильно любила жена моего брата, она была психологом, и сейчас она была как раз кстати. По-моему, мне пора признать свое текущее ничтожное состояние и начать действовать. А лучше всего будет, если я найду себе наставника и попрошу помощи для выхода из этого положения. Всю свою жизнь я пытался найти его, но у меня ничего не выходило, точнее, у меня все детство были прекрасные наставники, но во взрослом мире не было ни одного реального. Те люди, которые меня вдохновляли, были для меня недоступными, хотя может я просто не был готов. «Что я вообще для этого сделал, чтобы у меня появился наставник?» Да, я писал им сообщения, и на этом все. Были даже встречи, но либо мне не нравился человек, либо я ему. Так всю свою жизнь я и иду сам, совершаю множество ошибок. Падаю и вновь поднимаюсь. И самое интересное, что я привык к одиночеству. Но ведь это неправильно, потому что мудрый наставник очень сильно мне поможет. У меня даже какое-то убеждение сформировалось «я все сам сделаю». Сделаешь говоришь? Ты уже много что сделал… Да, пора искать поддержку и помощь более мудрых людей.


Глава 7. Перемены

«Привет Аня. Ты прекрасно выглядишь», — с этих слов я начал наше настоящее свидание. Это было прекрасное время. Мы сходили в кино, погуляли в парке, обсудили любимые книги, поговорили о целях. Тогда я вновь вспомнил о своих мечтах. В разговоре с Аней я говорил о своих мечтах как о целях, но рассказывая, я чувствовал неуверенность в своем голосе. В ее же целях слышалась уверенность, как никогда. Она была умна не по годам. Временами я ощущал, что она младше меня, но это не было колоссальной разницей. Под конец свидания я взял ее за руку, и мы шли молча, временами переглядываясь.

Я не торопил события. Во мне происходили изменения, и я хотел разобраться что к чему. Но я однозначно решил, что мы еще обязательно увидимся.

Меня больше тревожило мое текущее состояние относительно изменений, которые мне были так необходимы. После свидания я уделил этому особое внимание. Итак, что я имею с момента отсчета — так я называл день написание своего видения, точнее плана действий. Да, собственно говоря, ничего. Сегодня я выплатил все свои средства за жилье. Мне оставалось денег на шесть приемов пищи, не больше.

Осознавая это, я ощутил жалость к себе. Спустя время я поднял высоко голову и сказал себе: «СТОП. Майк, ты сам к этому пришел. Ты знал, что так будет, поэтому хватит. Нет ничего хуже жалости к себе. Куда делись твои сильные качества и достоинство? Ты жив и здоров, ты с мозгами, и у тебя есть кров над головой, как минимум, на месяц. Уже неплохо, не правда ли?» Через какое-то время в моей голове возникла мысль взять еще денег в долг. Вначале мне это показалось здравой идеей, но спустя момент я поймал себя на мысли, что это ничего не изменит. Нет, если занимать, то только под конкретное дело и намерение. Нужно шевелиться.

Да, действительно. Все это время мне не хватало действий. Было много намерений и желаний, но не действий. До них, как правило, не доходило. «Итак, Майк, время пришло — пора взяться за себя», — сказал я себе. Я начал со списка задач. Он у меня уже был, и кое-что я сделал в тот же самый день, как только его составил, но сейчас я вновь начал его пересматривать. Часть задач уже была не актуальна. «Всему есть свое время», — подумал я про себя. Так может мне нужно смириться с этим и просто вычеркнуть их? Спустя пару мгновений размышлений, я сделал это. И скажу точно, я испытал легкость и облегчение.

Посмотрев на оставшийся список, я подумал: «Что мне мешало сделать это раньше?» Ведь успешный человек для меня тот, кто успевает все. Хотя не все, а то, что ему нужно сделать в нужный момент. Так может быть пора перестать ставить кучу задач, которые вовсе мне не нужны, а начать делать только самое важное? Но так или иначе делать-то нужно, и делать нужно именно мне, а с этим у меня проблемы в последнее время. Я начал думать: «почему я не действую?» На ум приходили разные мысли, такие как: отсутствие времени, лень, сон, фильмы, социальные сети, музыка, встречи с друзьями, алкоголь и так далее. Куча причин сразу пришли мне на ум.

Я решил, что мне нужно начать меняться и в первую очередь мне нужно было избавиться от тех вещей, которые мне не дают действовать. Я начал с удаления социальных сетей с телефона. Первое время мне было очень сложно, так как это была старая привычка, и мне так и хотелось чем-то занять свой мозг. Но я справился. Социальные сети остались только на ноутбуке, а это было не так удобно. Вместо двух часов в день я стал сидеть в социальных сетях не больше пятнадцати минут, и это была победа. С фильмами все было значительно сложнее. Они настолько поработили меня, что я так или иначе включал какой-то фильм. Я реально ощутил, что у меня была зависимость. Включив один, все разрушалось. Меня вновь засасывало. Тогда я четко понял, что детали важнее всего. В них сила. Сказал себе нет — значит всегда придерживайся этого. Иначе все бессмысленно. Дальше я решил, что сон — это проблема. Мне нужен был режим и его нужно было менять. Я давно осознавал ценность ранних подъёмов, но их было не много. Пальцев рук и ног хватило бы, чтобы их пересчитать. В первую очередь мне нужно было перейти на правильные биологические часы. Вот уже больше недели, как я ночью бодрствовал, а днем спал. Нужно было перетерпеть. Я понимал это, но было тяжело это сделать. Я не знаю откуда, но еще с детства у меня было какое-то странное отношение ко сну. Я считал, что если недосплю, то это очень плохо скажется на моем организме. И практически всю жизнь я пересыпал. «Ага, — подумал я про себя. Вот еще одна установка. Недоспать — это плохо». Бред. Лучше встать пораньше, а потом лечь пораньше, либо поспать немного днем. А ведь я так жил всю свою жизнь. Да уж, но лучше поздно, чем никогда.

В этот день я поборол свое желание поспать днем. Перетерпел. Я четко это осознал, это была волевая победа над восстановлением режима.

В моей жизни когда-то были такие серьезные победы, но эта была самая важная, так как она была сейчас. Я понимал, что прошлое в прошлом и не важно какие победы были тогда, главное, какие будут сейчас.

Следующее, что я сделал, начал зарабатывать деньги. Я брался за все. Но при этом я думал головой. Я понимал, что, используя свой ум, я смогу зарабатывать денег намного больше и легче, и это помогало, но не всегда.


Глава 8. Становление

Неделю я прожил в сверхпродуктивном режиме: вставал в восемь утра, для меня это был прогресс, бегал, принимал контрастный душ, зарабатывал деньги. И все было вроде хорошо, но тут я приболел. Горло запершило, появился небольшой насморк и в тот момент я дал себе слабину. Все это время я делал все через силу, мне это давалось очень тяжело, и когда заболело горло, я испытал даже некое облегчение вместо сожаления, потому что теперь у меня была веская причина перестать делать все это.

Я перестал бегать по утрам, хотя горло болело совсем не сильно, но вместо того, чтобы заменить бег на что-нибудь другое, я вообще убрал спорт из своей жизни. Спустя неделю я привык к этому. Утро уже было не столь радостно для меня, и я решил, что раз я не бегаю, то можно вставать чуть позже. Это было второй трещиной. Спустя какое-то время я вообще отказался от утреннего ритуала и, вскакивая с кровати, сразу летел по делам. В основном это была наемная работа. Денег на еду мне хватало, да и на оплату счетов должно было хватить. Это был прогресс. Но все же мне чего-то не хватало. Во-первых, я зарабатывал деньги, как придется, не получая при этом удовольствие, а мне хотелось зарабатывать их, занимаясь любимым делом. Во-вторых, наставника я так и не нашел. Все, кого я бы хотел видеть либо отказывались, либо запрашивали огромные суммы, которых у меня не было. А ведь я так жаждал найти своего наставника. Когда я понял, что наставника мне не видать, конечно же, я расстроился, но лишь на чуть-чуть. Я тут же осознал, что книги — те же самые наставники: выбрал несколько, которые как я считал должны были мне помочь. Спустя четыре дня я прочел две книги. Они как будто и в действительности были как наставники. Но, к сожалению, одно чтение ничего не давало. Знания, которые я получал, нужно было применять, иначе все бессмысленно. Тогда я взял себе за правило, не читать книгу дальше, пока я не применю то, что там написано. Только применив изложенную в книге мысль, я продолжал чтение. Прогресс был на лицо, однако одно сложное упражнение или действие, и я бросал чтение, мне это очень не нравилось. «Книги — это хорошо, но мне нужен реальный наставник», — думал я про себя. И я вновь продолжил поиски.

Я избегал встречи с Аней, да и она была занята. Нас обоих это устраивало. Она была вся в учебе, а я пытался выжить и был занят собой. Мне нужно было платить по счетам, поэтому я не особо горел свиданием, так как это тоже стоило денег.

Читая книги, я многое начал понимать и применять. Да, разница между поглощением и применением знаний колоссальна. Пришлось даже купить одну книгу в печатном варианте, уж столько там было полезных мыслей. А читать в электронном виде, как я любил, было очень неудобно — ни одну заметку не оставишь, ни закладу не сделаешь. Впрочем, я это делал лишь потому, что тем самым не платил за нее ни копейки, скачивая в интернете.

Изучая книги, я начал словно по кирпичикам собирать себя: стал работать со своими установками. Признаюсь, — это было самым сложным занятием. Я всячески хотел от этого уйти, но я понимал, что там, где сложно — там и есть зона роста.

Я начал отслеживать мысли, которые появлялись в моей голове, начал делить все мысли на созидающие и разрушающие. Разрушающие мысли я пытался выкидывать из своей головы. Я даже придумал способ: я воображал в своей голове карандаш с ластиком, который стирает деструктивную мысль — это работало, но не всегда. Когда их было много, я не мог совладать с собой и уступал. Но спустя время я стал наполняться преимущественно созидающими мыслями и именно благодаря ним, я наконец решился на второе свидание с Аней.


Глава 9. Скалы

— Ты уверена?

— Да! Я доверяю тебе, — сказала Аня.

Я давно уже скучал по своему увлечению — скалолазанию. Когда-то я очень сильно любил этот вид спорта. Да и сейчас люблю, но период апатии оставил свой отпечаток и на этом увлечении. Не хотелось даже здесь чувствовать себя прекрасно, настолько все было не в удовольствие. Скалолазание — это преодоление себя. Это путь, прекрасный путь, преодолевая который ты чувствуешь состояние победителя. Это пиковое энергетическое состояние, которое я уже стал забывать.

Второе свидание я решил сделать необычным. Взяв своих друзей и ее, мы поехали в горы, лазать по скалам.

Это был ее первый опыт в скалолазании. Я хотел ее удивить, но не знал, понравится ли ей, но интуиция мне подсказывала, что понравится. А еще очень важным аргументом в пользу такого свидания стало не очень стабильное финансовое положение, а здесь не нужно было толком ни за что платить, только за продукты.

Она взбиралась уверенно. Лак на ногтях пришел в негодность, но ее это не смущало. Она даже не переживала по этому поводу, хотя ее ногти были прекрасны. Были… Часто она срывалась, я ее страховал, но несмотря на это она все лезла и лезла вверх. Первый подъем мы решили устроить на разминочной трассе — здесь все было легко и понятно, каждый «зацеп» был виден невооруженным глазом даже новичку. Следы от магнезии были тому индикатором. Это нужно было не только для Ани, но и для нас, так как самой разминки для скалолазов толком не существовало, поэтому легкие трассы и были этой разминкой перед серьезным восхождением. Аня так и не забралась на вершину, хотя была очень близка. С непривычки это очень сложно любому, а для нее тем более, так как это был ее первый раз. Она допускала все типичные ошибки начинающих скалолазов: держалась лишь за счет рук, отклонялась от стены, не продумывала прохождение трассы и так далее. Но это было нормально, так что я ею гордился, как и мои друзья. Спустившись, она была в восторге, потому что так или иначе это непередаваемые эмоции. Она сказала, что в следующий раз обязательно покорит эту вершину. Больше мы не обмолвились ни словом. Взгляд все говорил за себя. Поначалу она уводила глаза, но потом она словно обрела какую-то поддержку, и мы не сводили с друг друга взгляда. С ней моя уверенность умножалась.

Пару раз я взбирался по самым сложным маршрутам, эмоции были на пределе, адреналин обострял все мои чувства, и я словно был на вершине блаженства. Перемещение рук и ног — это было как искусство, которое так любили скалолазы.

Аня то и дело вскрикивала, когда я в прыжке отталкивался от стены для преодоления дистанции, особенно это было страшно для нее, когда мне нужно было зацепиться за какой-либо уступ в скале сразу двумя руками. Это было одновременно очень красиво и опасно. Один раз я сорвался: это уже было в последнем восхождении, руки мои очень сильно устали, «забились» — именно так это правильно звучит на сленге скалолазов, но я все лез и лез, и хорошо, что я очень удачно сорвался, так как иначе мог получить серьезную травму. Спасло то, что меня страховал Сергей, мой друг, он опытный скалолаз, и только его внимательность меня спасла от травмы. В момент прыжка он как-то понял, что я не смогу удержаться и натянул страховочную веревку на максимум: именно это помогло избежать жесткого столкновения со скалой. После этого меня аккуратно спустили, на этом я остановился.

Мы прекрасно провели время, Аня здорово вписалась в нашу компанию, но за весь день больше мы так и не перекинулись ни словом. Слова были просто не нужны.


Глава 10. Снятие важности

После свидания у меня было очень много мыслей. Я всячески старался отбрасывать какие-то мысли касаемо дальнейших взаимоотношений с Аней, останавливал фантазию. Причина мне была понятной. И это было правильно. Так уж повелось, что в моей жизни, с самого детства, отслеживалась одна закономерность: чем больше я чего-то жду, тем вероятней, что ничего не будет. Да, я не знаю по каким законам природы это происходило. Но иногда мои ожидания и были моими врагами. В этот раз я решил не повторять своих старых ошибок и остановил полет фантазии. Я точно понимал, что мне хорошо с ней и что это только начало. Что будет дальше я не знал, но всячески старался обойтись без трепета. Позже, беседуя на эту тему с одним своим старым знакомым, он мне объяснил это буквально на пальцах. Так вот, есть теория завышенной важности, согласно которой все происходит в точности до наоборот. Оказывается, есть тонкая грань между тем, что для меня важно и что точно будет мое. Так вот когда завышается важность чего-то появляется страх и боязнь, что это может и не произойти. Поэтому мне нужно было учиться проще ко всему относиться. Даже, я бы сказал, с безразличием. С этой мыслью я и уснул.


Глава 11. Критика в свой адрес

На следующее утро я проспал важную встречу. Так уж сложилось, что я очень сильно любил откладывать будильник. Я был всегда каким-то странным оптимистом: ставил будильник на очень раннее время, и часто, когда мне было очень тяжело вставать, я просто вновь ложился на кровать в ожидании следующего будильника. Порой это приводило к тому, что я либо вставал очень поздно и делал все бегом, либо просыпал вообще все. Это точно была плохая привычка, и она меня бесила очень сильно. Разумней бы было просто заводить будильник на то время, когда нужно вставать. Но эта привычка почти всю жизнь была со мной, начиная со средней школы, и сколько я себя помню, она всегда мешала мне.

Я так кричал и ругал себя за это, что думаю, слышно было даже соседям. Эта встреча должна была быть с человеком, который мог бы стать моим наставником, в котором я так сильно нуждался и которого так сильно хотел. Это был прекрасный человек, настоящий семьянин, с очень большим опытом в сфере бизнеса, владеющим несколькими крупными кампаниями, постоянно путешествующий по миру, а самое главное, он мне очень сильно нравится. Кумир ли он был для меня? Однозначно да. Я бы точно хотел быть на него похожим.

Тогда я уже понял, что книги, фильмы, тренинги — это все хорошо, они действительно необходимы. Но они не могут дать того, что может дать личный наставник — индивидуальности. Любые книги, фильмы, тренинги, как правило, решают ряд задач и направлены на отработку определенных навыков, которые возможно совсем тебе и не нужны. Наставник же исходит из твоей индивидуальности, у него, как правило, нет стандартной программы для каждого человека, он смотрит внутрь тебя, и дает только то, что тебе нужно прямо сейчас. Он видит всю картину целиком. Я сам в свое время был наставником для юных предпринимателей, и видел их результаты, и понимаю насколько это все эффективно. Да что говорить, иногда беседа с мудрым человеком стоит прочтения тысячи книг. Любой человек — это дверь в другой мир, мир других знаний, опыта, окружения, книг, тайн. И эта дверь должна была мне сегодня приоткрыться, но все пропало. Я кричал на себя и в спешке набирал номер телефона человека. Он сбросил, позвонив через пять минут и произошло то же самое. Это была точка кипения. Как же я себя ненавидел в этот момент.

Но вместо того, чтобы взять себя в руки и с удвоенной силой начать что-либо делать, я решил, что все уже не важно. Я решил закрыться от мира: отменил все свои дела и с чувством жалости к самому себе лег вновь на кровать и уснул. Проснулся окончательно я уже под вечер. Не то, чтобы я хотел столько спать, нет, я периодически просыпался, но затем вновь и вновь уходил в другой мир, потому что мне было противно в этом. Там, в мире грез, были другие законы. Хоть иногда мне и снились всякие ужастики, но преимущественно это были яркие и красочные сны, в которых я мог быть, кем угодно.


Глава 12. Достоин ли?

Всю следующую неделю я не выходил из дома, перестал нормально питаться: кушал не более одного раза в день, из-за чего сильно похудел. Я стыдился такого образа жизни, но ничего не делал. Когда я созванивался со своими друзьями и близкими, а так или иначе это приходилось делать, я лгал им, что у меня все прекрасно. Я даже себе не мог признаться, что все очень плохо, а уж близким и подавно.

Ане я не писал. Всю неделю мы не выходили на связь. Я, честно говоря, уже думал, что все это бессмысленно. И вот в конце недели она сама мне позвонила. Ответив на звонок, я испытал противоречивые чувства: С одной стороны, я был рад ее слышать, с другой, я чувствовал жалость к себе. Мы долго разговаривали и в основном про нее, она делилась своими впечатлениями, эмоциями, успехами и просто новостями за то время, что мы не виделись. Она была такая счастливая и живая, что мне не хотелось заканчивать наш разговор. Про меня мы толком не говорили, хотя она дважды спрашивала, как у меня дела. Я лишь мастерски твердил, что у меня все отлично и ловко переводил тему. Мне было так противно, что я лгал ей. Хотя я считал, что это мои проблемы и мне нужно самому с ними разобраться, и делиться с кем бы то ни было тем, что происходит у меня в жизни, я не хотел.

Это оказался не простой разговор, как мне показалось вначале, она звонила мне сообщить, что уезжает на лето в США (Соединенные штаты Америки) на стажировку. Когда она мне сообщила это, я почувствовал и радость, и грусть одновременно. Однозначно, я почувствовал, что я ей не безразличен. В какой-то момент я даже подумал про себя, что не достоин ее. Но в тот же момент внутренний голос мне сказал: «Сейчас да, но вообще достоин и она тебя тоже». Мне, конечно, не хотелось отпускать ее, но я не вправе был этого требовать.

Опять этот голос. Да, и он как раз кстати. «Майк, соберись. У тебя все получится. Ты достоин этой девушки», — бродя по комнате из угла в угол, я проговаривал это вслух, со стороны это выглядело как какая-то мантра, я словно программировал себя на это.


«Да, это сложно выйти из дна. Но ты сможешь», — разговаривал я сам с тобой.

— Ты же любишь ее.

— Люблю ли?

— Да, наверное.

— Но любовь когда-то меня уже обожгла, нужно ли опять испытывать судьбу, не проще ли просто пройти мимо?

— Да, конечно, проще. Так последний год ты и делаешь, проходишь мимо всех возможностей.

— Да, согласен. Я буду жалеть об этом всю жизнь, если не попытаю счастье с Аней.

— Да, пора меняться. Я достоин ее».


Она была самой светлой и доброй девушкой, которую я когда-либо встречал за свою жизнь, и я хотел быть с ней. И пусть сто раз я кричал себе подобные фразы, что пора уже меняться, но почему-то в этот раз я почувствовал не то, что было раньше. Какое-то неизведанное чувство охватило меня — не то легкость, не то смелость. Я не мог распознать это чувство, но оно мне нравилось. Оно было подобно некой уверенности несмотря ни на что…

Я тут же позвонил Ане и приехал в аэропорт ее проводить. Ей было очень приятно. Она выглядела чудесно. Мы даже успели немного погулять после того, как сдали багаж и получили билет.

Количество счастливых людей в аэропорту просто зашкаливает. Любое путешествие — это новые эмоции, чувства, новые люди, новые места. Большинство людей предвкушают свой перелет, если только они не делают это по принуждению. Ведь так или иначе, какое бы путешествие человек ни начинал, вернувшись, он уже не будет прежним.

Гулять вдоль терминала с ней было одно удовольствие, смотреть, как взлетают самолёты на закате солнца было прекрасно. Вид был красивым, но прекрасней всех для меня была она. Мы остановились у окна, вокруг пробегали сотни пассажиров, но в этот момент для нас существовали только мы двое. Молча мы смотрели то друг на друга, то в след какому-либо улетающему самолету, но все это было не важно. В моей душе были мысли только о ней. «И как я мог не приехать ее провожать? — думал с улыбкой я про себя. Она прекрасна, и она моя».

Немного собравшись с силами, я взял ее за руку, притянул к себе и нежно поцеловал. Наш первый поцелуй длился минут десять, если не больше. Нежность сменилась страстью, я чувствовал ее тело, дыхание, аромат. В эти мгновенья мы многое узнали друг о друге. По поцелую можно многое сказать о человеке, скажу лишь то, что она была идеальна. Моя колющая борода явно была непривычна для нее, но она не проронила ни слова. Наконец, поцелуй закончился, и я ее крепко обнял. Я не хотел ее никуда отпускать, но мне нужно было это сделать.

«Силой никого никогда не удержишь», — я знал эту истину с самого детства, моя мама любила ее говорить, и это была абсолютная правда.

Мы молча смотрели друг другу в глаза. В ее голубых глазах чувствовалась непередаваемая любовь и нежность. Мы долго прощались перед выходом на посадку, и это были прекрасные мгновенья.

Провожая взглядом ее самолет, я почувствовал, что мне стало немного грустно. Когда же я возвращался домой, то я испытывал в себе сразу два противоположных чувства: с одной стороны, я чувствовал себя прекрасно, потому что осознавал, что у меня появилось время наладить свою жизнь к приезду Ани, но с другой стороны я чувствовал себя немного одиноко.


Глава 13. Наставник

Несмотря на то, что я проспал встречу со своим потенциальным наставником, я все же добился вновь его расположения. Встреча была назначена на завтра. Скажу лишь, что проще было ее не пропускать, так как добиться новой встречи было очень и очень непросто, и в этот раз она мне действительно дорого стоила. Не в прямом смысле этого слова, но я потратил очень много сил и времени: я и так и сяк старался ему помочь, давал ему обширную обратную связь по каждому проекту, писал ему ни раз, причем во всех социальных сетях, плюс звонки. Наконец, он согласился.

Все лето я регулярно общался с Аней. Мы часто созванивались, она мне очень много рассказывала про культуру, менталитет и жизнь Американцев. Хоть я и был когда-то в Америке, когда ездил туда на полгода работать, будучи еще студентом, я все равно находил что-то новое для себя. Ане очень нравилась Америка.

Многие уезжают из России в Америку, но я не нашел себя там. Другое все там. Не такое, не родное. Особенно люди, и особенно девушки. Все же познается в сравнении, так вот, тогда я решил, что именно русские девушки самые прекрасные на целом свете. Хотя они и бывают разные, но я, конечно же, говорю про лучшую половину. И я не могу гарантировать всем, что русские самые прекрасные, нет, это сугубо мое личное мнение, и одной из веских причин почему я вернулся в Россию, было желание именно здесь встретить свою вторую половинку, свою любовь.

На встречу с наставником я пришел на полчаса раньше. Я был в предвкушении, потому что ждал это очень давно и скоро это должно будет осуществится, хотя это была лишь только встреча. Но для меня это уже было что-то.

Скажу точно, что все мои предыдущие разы найти наставника были до боли смешные. Я как бы хотел его найти, но при этом прилагал минимум усилий. Сдавался при малейшем же сопротивлении. Да и внутри я не чувствовал его необходимости. Я считал, что я сам все смогу. «И как спрашивается, с таким настроем я хотел его найти?» — да уж, недоумевал я про себя.

Сейчас внутри было все по-другому. Я чувствовал, что он мне нужен, как никогда. И сидя в прекрасном ресторане, в его ожидании, я то и дело вспоминал всеми нами знакомую древнюю мудрость: «Учитель приходит тогда, когда ученик готов».

«Да, я готов», — подумал я про себя.

«Привет Майк. Ну ты и настырный. Рассказывай, что тебе нужно?» — именно так началось наше общение. Он обладал невероятной харизмой и уверенностью, весь его вид, слова, осанка говорили все сами за себя. Всем этим он мне сразу же понравился.

Мы общались около часа, но все пролетело, как одно мгновенье. Практически все время мы говорили, пауз было совсем мало, ни у кого даже времени не было залезть в телефон, да и желания такого не было. Я старался выжать максимум из этой встречи и просто атаковал его вопросами на интересующие меня темы, в самом начале я не стал говорить про то, что хочу, чтобы он стал моим наставником, я решил оставить это на конец нашей беседы, а до этого мне нужно было себя проявить.

Если бы не моя настырность и грамотный подход к беседе, он бы мне отказал. Но в итоге все это принесло свои плоды. По итогам встречи я все же убедил его стать своим наставником. Он не запросил ни копейки, так как понимал, что пока с меня нечего взять, но он мне выдвинул два условия:

Первое — с этого момента быть абсолютно честным со всеми.

Второе — выполнять все в точности, как он скажет.


В случае невыполнения одного из пунктов или всех сразу все договоренности расторгаются.

«И еще, Майк, ты ведь понимаешь, что в жизни нет неосознанного успеха?», — спросил он.

«Ммм… да», — спустя какое-то время ответил я, потому что это фраза нова для меня и не проста для восприятия, хотя можно было просто сказать: «Нет случайного успеха».

«То есть ты понимаешь, что любой успех осознан? А значит, тебе придется трудиться? Именно тебе, потому что я лишь твой проводник. Понимаешь, о чем я?», — последнее предложение было произнесено с такой интонацией, будто он бросал мне вызов.

«Да, более чем. Я готов, я это понимаю, я этого хочу», — уверенно произнес я.

Меня это устраивало, да, если подумать, то я готов был согласиться на любые условия. Он мне нравится, я знал, что он меня многому может научить.

Мы пожали друг другу руки, и в приподнятом настроении я побрел домой. В ожидании его заданий я даже лег пораньше спать, так как утром мне предстояло выполнить первое задание.

Когда я проснулся в семь утра, меня уже ожидало первое задание. Сообщение было получено в пять утра. «Это он во столько что ли встает?», — подумал я про себя. Интересно. Я слышал, что многие успешные люди встают очень рано, но в моем окружение таких еще не было. В моем восприятии было такое убеждение, что человек, который всего добился спит до обеда. Видимо, это было лишь мое убеждение, успешные же люди думают иначе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 488
печатная A5
от 679