электронная
216
печатная A5
482
18+
Прекрасная незнакомка

Бесплатный фрагмент - Прекрасная незнакомка

Цикл романов «Любящие сердца»


5
Объем:
308 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-6260-6
электронная
от 216
печатная A5
от 482

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Жизнь лондонского повесы и богатого наследника всегда была чужда юному Уоррену Гардену. Но вот когда судьба дает ему шанс изменить свою жизнь так как он сам пожелает в его жизнь врывается девушка которая спутывает ему все карты. Сможет ли он завоевать ее любовь при этом, не раскрыв своей тайны которую вынужден хранить? Сможет ли он преодолеть все опасности и повороты так щедро подкинутые ему судьбой?

Прекрасная незнакомка. Пролог

Я порою жалею о том…

Что не довелось мне жить в веке другом.

Глядя в манящую даль…

Мне становиться бесконечно жаль.

Жаль, что я не увижу королей…

Не было, которых, отважнее и сильней!

Что покоряли целые царства,

Обретали в сраженьях богатство!

Жаль, что не увижу рыцарей Камелота.

Знали ли вы отважней кого-то?

Они воплощали доблесть и честь!

Побед их великих не счесть!

Жаль, что не увижу турниры славные…

Для рыцарей то были развлеченья забавные!

Смелее всех был король Артур!

А мне выпало жить среди жалких карикатур.

Жаль, что балы ушли в далекую быль,

Оставив забытых историй пыль!

Где пылкие кавалеры нежны и галантны,

А речи их честны и прекрасны!

Жаль, что прошли те времена,

Когда взор не туманила лжи пелена!

Когда мужчины всем рисковали,

И украдкой любимую целовали!

Жаль, что не увижу светский прием,

И сама, увы, не блесну на нем!

Среди дам в порче и шелках,

Уже прекрасных, в столь юных годах!

Жаль, что не увижу морские сраженья.

Пиратского корабля в воде отраженья!

И самой не познать приключенья лихие,

Ах, если б узнать мне они какие!

Увы, рождена я в веке другом!

Порою, слушая дождь за окном,

Уношусь в мечтах на туманный Альбион!

И не могу передать, как прекрасен он!

Молодой человек двадцати трех лет, стоя у штурвала своего корабля «Урагана» вглядываясь вдаль, пытаясь разглядеть хоть что-то кроме застилающего все вокруг тумана.

Уоррен Гарден наследник титула герцога Сент-Джеймс был не только неимоверно богат, но потрясающе красив. Его темно-каштановые волосы были подстрижены по последней лондонской моде, одежда хоть и была, как у всех моряков, но одного взгляда хватило бы, что бы понять, что сшита она лучшим портным. Его брови и ресницы были гораздо темнее волос. Глаза цвета весенней листвы светились умом и благородством.

Две недели назад молодой человек покинул остров, принадлежавший его семье, а теперь направлялся домой в Лондон. Но из-за тумана окутывающего корабль они три дня назад сбились с курса и теперь блуждали в открытом океане, не зная о том, куда они вообще держат курс.

Члены его команды ни сколько не волновались относительно того что они могут заблудиться в море и остаться без запасов воды и продуктов. Выходя в море, капитан приказывал полностью загружать трюмы водой и продуктами, не смотря на то, что большую, половину приходилось выгружать обратно.

Раздавшийся на палубе шум привлек внимание капитана. Стоило молодому человеку повернуть голову, что бы узнать, что происходит, как корабль начал сотрясаться от попадания в левый борт двух пушечных ядер. Повернув голову в лево капитан, увидел корабль, под испанским флагом готовящийся к следующему залпу из пушек.

«Ураган» был обречен. Команда не могла сделать ни чего, что бы спастись. Для того что бы открыть ответный огонь нужно было по крайней мере зарядить орудия. Но пока они будут заряжать пушки, испанцы дадут второй залп. Молодой человек посмотрел в перед. Туман стоял плотной стеной, скрывая от капитана горизонт. Корабль снова начал вздрагивать от новой атаки. Бизань мачт начала падать уничтоженная одним единственным точным выстрелом. Грот мачта грозила последовать за ней.

Уоррен молча смотрел, как корма его корабля начинает медленно уходить под воду. Матросы в страхе прыгали за борт в надежде спастись в морских волнах. Тело самого капитана оцепенело. Молодой человек не мог поверить в то, что это возможно и происходит именно с ним. Пираты. Капитан «Урагана» знал, что столкновение с ними в этих водах не редкость, но что бы в такой туман и так неожиданно.

Молодой человек крепче сжал штурвал. Как капитан он не мог последовать примеру своих людей. Он должен погибнуть вместе с кораблем. Раздался еще один залп и капитана отбросило от разлетевшегося в щепки штурвала. Уоррен чувствовал, что его сносит в море. Оглядевшись по сторонам, молодой человек дотянулся до скользящего вслед за ним в море обломка мачты и крепко прижал его к себе.

Глава 1

Пожилой мужчина сидел на крыльце не большой лачуги. Эта лачуга была единственным, что было у них с женой. Старик сжимал в не послушных пальцах самодельную сигарету, сделанную из табака который они с женой выращивали на своем огороде за лачугой.

Его жена каждый день отправлялась на берег моря собирать раковины. Иногда ей везло, и она находила свежие устрицы. Сидя на ветхом крыльце, старик мечтал, что его жена вернется с дюжиной устриц.

Прошло четверть часа, когда старик увидел жену, спешащую к нему. Странно подумал он. Где же сплетенная им корзина, в которую его жена собирала раковины и устрицы. Наверное, она оставила ее без присмотра, и корзину смыло в море. Он видел, что жена машет ему руками, призывая его ей на встречу.

Нехотя поднявшись, он заковылял навстречу жене. В его возрасте ему было уже не легко ходить. Но он все же заковылял по тропинке навстречу жене. Что там случилось на этот раз интересно ему знать? В прошлый раз ей показалось, что она видела пиратский корабль. Хотя чему удивляться? Пираты здесь не редкость. Иногда они приносили им кое-какой товар. Денег они со стариков не брали, за это он зашивал их раны и подлечивал, как мог.

Старики научились радоваться каждой мелочи. Живя в отдалении от людей у них не было ни чего кроме жалкой лачуги и огородика, который становилось все труднее содержать. Так что отказываться от того что предлагали моряки за не большую помощь он не хотел. Да даже если бы и хотел, то не мог себе этого позволить.

— Жак, Жак. Там на берег выбросило молодого парня. Он без сознания но, кажется, еще жив. На его голове рана Жак. Мы должны ему помочь. — кричала старая женщину спеша к мужу.

— Но чем мы можем ему помочь Франциска? — удивился старик.

— Ты же врач Жак. Ты можешь его вылечить. — причитала старуха.

— Мои руки меня больше не слушают. Я слишком стар. — старик с грустью опустил голову. Когда он был молод, он был очень хорошим врачом. Но это было далеко в прошлом.

— Ты должен постараться. Он слишком молод что бы умереть. — по морщинистым щекам старухи покатились слезы.

Старик вздохнул. Он уже не мог вспомнить, сколько лет он прожил со своей женой. Но, все еще видя ее слезы его сердце разрывалось. Всплеснув руками, он посмотрел на жену. Ну что ему с ней делать? Его дорогая Франциска всегда помогала всем, кто нуждался в помощи. Вот и сейчас. Она хотела помочь совершенно незнакомому парнишке, который может и не выжить вовсе.

— Хорошо Франциска. Я пойду на берег погляжу, что с этим юношей. А ты беги к нашим соседям. Пусть их сыновья помогут мне перенести его в дом. — прижавшись губами к седым волосам жены старик заковылял на берег где лежал раненый человек.

Дойдя до берега, старик огляделся. Он не сразу заметил лежащего на спине юношу. Он лежал прямо у воды, раскинув руки в стороны. Белая рубашка совершенно мокрая прилипла к его широкой мускулистой груди. Длинные сильные ноги обтягивали кожаные штаны. На ногах были высокие кожаные сапоги. А каштановые волосы мокрыми прядями разметались по песку.

— Ах боже мой. — вздохнул он увидев лежащего на песчаном берегу молодого парня.

Опустившись рядом с ним на колени, старик осмотрел голову юноши. На правом виске была огромная рана, из которой тоненькой струйкой сбегала кровь и впитывалась в песок. Нет, подумал старик. С такой раной парень не выживет. Ни кто не выживал. Оторвав полоску от своей старенькой рубашки, старик перевязал рану на голове юноши бережно, что бы его не потревожить снова положил его голову на песок.

Старик смотрел на парня, лежавшего перед ним. Старый человек повидал за свою долгую жизнь ни мало людей. Этот человек принадлежал к очень богатым людям. Даже не смотря на то что одежда парня была мокрой и грязной было видно что эта одежда очень дорогая. Старик не мог вспомнить что бы прежде ему доводилось видеть такую дорогую одежду. Он видел мужчин разодетых словно короли он видел женщин в красивых нарядах. Но все это было лишь дешевой копией.

Нужно ему помочь решил он. Если парень выкарабкается, он станет для них с женой сыном. Своих детей бог им не дал. Но они не жаловались. Теперь всевышний, над ними сжалился. Только бы он выжил. Нужно как то перетащить его в дом. Но в бессознательном состоянии он наверняка чертовски тяжел. Нужно подождать соседских парней. Одному ему точно не справиться.

Вскоре старик увидел троих молодых мужчин спешащих к нему. Быстро, однако, Франческа управилась. Он и не рассчитывал, что помощь придет так быстро. Очевидно, богу угодно, что бы парень выжил. Уж он, то сам сделает все, что от него зависит. Если парень полежит на песке в мокрой одежде еще не много, то может получить еще и воспаление легких. Его рана на голове и так достаточно серьезная. Воспаление легких его просто убьет.

Вскоре к старику подошли трое молодых людей. Они принесли с собой сбитые наспех носилки, на которые можно было положить раненого парня. Все время пока трое парней несли раненого с берега в лачугу, старик шел рядом и ни отводил взгляд от раны на голове. Он беспокоился, как бы она снова не начала кровоточить.

Когда они уже подходили к домику, его старуха выбежала на встречу. Ее бледное лицо было взволнованным и печальным. Она бросила на мужа вопросительный взгляд. Жак понял, что именно она хотела знать. Но пока что он не мог ей сказать ни чего конкретного. Он не хотел ее обнадеживать. Но и огорчать тоже не хотел.

— Ты приготовила для него постель? — спросил он у жены.

— Да, да. Заносите его в дом. Только осторожнее прошу вас. Не причините ему вреда.

— Сейчас ему все равно. Он ни чего не чувствует. — проговорил старик и вошел в дом вслед за парнями несшими носилки.

Молодые люди очень осторожно переложили юношу, который все еще был без сознания на кровать, застеленную стареньким, но чистым покрывалом. Старуха тут же подбежала, что бы поправить подушки под головой парня. Она хотела хоть не много, облегчить его страдания. Вот только она не знала чем, она может ему помочь. Она еще раз тяжело вздохнула. Больше она ни чем не могла ему помочь пока Жак его не осмотрит.

Когда соседские парни покинули их лачугу, Жак велел жене вскипятить воду и разорвать одну из не многих простыней на полоски что бы он мог ими перевязать голову юноши. Сам же он начал смешивать травы, что у него были с необходимыми мазями. Нужно полностью остановить кровотечение и снять воспаление раны. Старик надеялся, что у парня не начнется заражение крови.

Жак возился с раненным юношей несколько часов. Сначала промыл рану, затем пришлось ее зашивать, что бы, не остался слишком заметный шрам. Но руки его слушались плохо. Поэтому-то на что раньше у него ушло бы десять минут сейчас заняло больше часа. Потом он наложил приготовленную мазь и перевязал рану.

Пока старик трудился над раной юноша так и не пришел в себя. Жак волновался, что он вовсе не придёт, в себя. Когда он закончил, то заметил что у парня, поднялась температура. Но пока что это было не опасно. Теперь все зависело только от него самого. Если он захочет жить то будет. Он, к сожалению больше ни чем не мог помочь парню.

— Ну как он Жак? — спросила жена.

— Плохо Франческа. Его нужно накормить. Иначе он совсем потеряет силы. У него уже начинается лихорадка.

— Да. Я сейчас приготовлю для него бульон. Может, удастся влить ему в горло не много.

— Да Франческа. — согласился Жак. — Я приготовлю еще мази. Нужно будет сделать перевязку через несколько часов. А где ты взяла курицу для бульона? — спросил старик. У них уже несколько лет не было возможности купить курицу.

— Марика дола нескольких кур, когда я приходила за ее парнями. Она сказала что если мальчик выживет ему нужны будут силы. — старуха вздохнула и всплеснув руками пошла в противоположенный угол лачуги где была устроена кухонька и принялась за готовку.

Жак посмотрел на свою жену. Она слишком близко приняла к сердцу появление раненого юноши. Если он не выживет, его бедная жена будет просто убита горем. Он должен сделать все, что в его силах. Старик сел на шаткий стул и принялся разминать сухие травы и смешивать их с лечебной мазью.

У стариков не было денег, что бы купить эти травы и мазь, но время от времени пираты пополняли запасы старого врача. Помогали продуктами и всем остальным необходимым для жизни. Взамен, он лечил их раны, полученные во время нападений на корабли. Конечно, если бы об этом узнали, его бы повесили как пособника пиратам. Но пока это оставалось в тайне, он был в безопасности.

Старый врач волновался что юноша, которого они принесли в дом, может оказаться одним из пиратов. Если власти об этом узнают, у них возникнут не приятности. Но парень не был похож на пирата. За всю свою долгую жизнь старик повидал ни мало пиратов. Этот юноша не был одним из них. Черты его лица выдавали в нем человека благородного происхождения.

Юноша застонал и зашевелился на кровати. И Жак и Франческа тут же обернулись к нему. Но он снова затих. Жак покачал головой глядя на свою жену. У него начиналась лихорадка. Рана на голове слишком долго была открыта. Единственное что волновало старика, так это что бы у юноши не началось заражение крови. Тогда он выживет. У него сильный молодой организм и если он захочет жить, болезнь его не заберет.

Приготовив бульон, Франческа с трудом накормила юношу. Он все не приходил в себя. Ко всему прочему у молодого человека началась лихорадка. Старуха боялась, что он вовсе не придет, в себя. Как же будет жаль. Он очень красивый юноша. У нее ни когда не было сына, но если бы был, то она хотела бы, что бы он был именно таким. Красивым и сильным. Франческа была уверенна, что юноша обладал еще и доброй душой. Она это чувствовала.

После того как она накормила парня она обтерла его холодной водой что бы хоть не много, снять жар. Если лихорадка не пройдет у него не будет шанса выжить. Франческа еще ни много посидела у кровати мечущегося в бреду юноши. На его лбу снова выступили крупные капли пота. Он что-то бормотал во сне. Но старуха не могла разобрать ни слова.

Глава 2

Жак Лафье сидел на шатком стуле у постели раненого юноши. Старик предполагал, что молодой человек проживет не больше двух дней. Но он боролся со смертью уже неделю. У парня началась лихорадка, и жар поднимался очень высокий. Но парень неизменно превозмогал над ним. Жажда жизни была очень сильна в ослабевшем теле молодого человека.

Глядя на парня, так отчаянно цепляющегося за жизнь, старик думал, что жена права. Она была уверенна, что он выживет. Старый врач как мог, зашил рану на голове парня, но шрам будет очень заметен, если парень оставит прежнюю прическу. Больше старик не мог помочь ему ни чем кроме как прикладывать мазь к ране, что бы снять воспаление.

Соседи были очень добры к молодому человеку все еще остававшемуся без сознания. Они приносили рыбу, молоко, яйца и даже мясо что бы варить бульон и по не многу вливать в горло раненого.

Вчера вечером жар спал, и лихорадка стала спадать. Теперь можно было надеяться, что юноша будет жить. Теперь парень лежал спокойно и не метался по постели из стороны в сторону сотрясаемый проклятой лихорадкой. Да и рана на голове совсем перестала кровоточить.

— Франческа! — позвал старик жену. — Иди сюда и неси бульон. Нужно покормить парня.

— Несу. — откликнулась старая женщина. Когда она вошла в комнату старик сказал.

— Он будет жить. Он очень сильный. Лихорадка почти прошла и жар спадает. Только шрам будет портить его лицо. — в последней фразе старика слышалась грусть.

— Не вини себя Жак. Ты сделал все что мог. Главное что он будет жить. — подложив подушку под голову юноши старая женщина склонилась над ним и стала вливать бульон в его приоткрытые губы. Покормив его, они оба покинули комнатку и оставили его спать.

Молодой человек спокойно лежал на узкой кровати, умиротворенно спав. Его дыхание, наконец, выровнялась, и его грудь ритмично подымалась и опускалась. Темно каштановые волосы спутались и слиплись за время болезни, а подбородок зарос многодневной темной щетиной. От виска к щеке тянулся розовый шрам начинающий заживать. Щеки его впали, и выглядел он очень худым.

Не смотря на то, что шрам был заметен, он ни сколько не портил красивого лица Уоррена Гардена. Шрам можно было заметить, только если смотреть с правой стороны. Тонкая кривая розовая полоска спускалась от волос через висок к щеке. Обломок мачты, ударивший его по голове, чудом не попал в глаз. Даже если прямо смотреть в лицо молодого человека, то шрам не был заметен.

Но пока юноша не знал о неожиданном ударе судьбы. Он все еще был без сознания. Ему снилось последнее, что он видел. Испанский корабль, дающий залп по его «Урогану». Ему снился один и тот же момент снова и снова. Иногда ему снился дом. Родители и брат с сестрой. Они собрались за ужином в городском особняке Сент-Джеймсов.

Временами он как бы просыпался от сна и понимал что он не дома и уже не на корабле. Но ни как не мог сообразить, где он находится и что с ним случилось. Голову просто разрывало от боли. Он не мог контролировать ни руки, ни ноги. Они его не слушались. Черт возьми, и как же хотелось есть. Но он, почему то не мог говорить.

Он пытался кричать звал, кого ни будь на помощь, но из его груди не вырывалось ни звука. Он не мог произнести не звука. Потом он снова погружался в сон, и так повторялось, раз за разом пока силы его окончательно не покидали и он не проваливался в пустоту без снов образов и звуков.

Как всегда после скудного завтрака Жак сидел на крыльце своей лачуги. Его жена ушла на побережье, и он остался один присматривать за юношей. Примерно через полчаса Жак увидел, что к его жалкой лачуге направляются трое всадников. Странно. Что им здесь нужно. То, что они именно к нему сомнений не вызывало. Соседи были довольно далеко от этой дороги. Так что на пути у всадников только его лачуга. Неужели губернатор узнал о парне, которого он лечит. Ну что ж сейчас он узнает.

Пока старик размышлял над тем, что этим людям здесь нужно они успели подъехать к дому и спешиться. Теперь двое из них стояли с лошадьми, а третий мужчина подошел к старику и ждал когда тот, поднимется, что бы заговорить.

— Чем могу служить? — спросил старик, поднявшись с крыльца.

— Нам стало известно, что вы приютили у себя раненого незнакомца, и он может оказаться пиратом? — заговорил тот мужчина, что вышел в перед.

— Ну что вы? — заговорил старик. — Он меньше всего похож на пирата. Уж поверьте мне. Я разбираюсь в людях и могу вас заверить, что он вовсе не пират. Да и стал бы я помогать пиратам, рискуя навлечь на себя гнев губернатора?

— можно мне на него взглянуть? — спросил мужчина.

— Конечно. Когда вы его увидите, то, сразу поймете, что он не имеет ни какого отношения к пиратам.

Жак развернулся и повел мужчину в дом. Подойдя к кровати, он остановился и указал рукой на лежащего на постели молодого человека. Юноша все еще был без сознания.

— Это он и есть? — спросил мужчина.

— Совершенно верно. Я даже не уверен, что он выживет. Но даже сейчас ясно, что он не пират. Его черты благородного человека. — сказал старик бросая взгляд на стоящего рядом мужчину.

— Может быть. Но если он выживет губернатор хочет его видеть. — произнес мужчина и развернувшись вышел из лачуги и спустя пару секунд старик услышал цокот удаляющихся копыт лошадей.

Старик еще, какое то время постоял над кроватью больного. Он искренне надеялся, что парень не имеет отношения к пиратству. В противном случае губернатор его повесит. Если парень, конечно, останется жив. Хотя ему уже на много лучше. Так что, скорее всего он будет жить. Вскоре старик тоже вышел на улицу и снова устроился на крыльце. Скоро должна вернуться Франческа. Она сменит повязки на голове юноши. Он сам хотел это сделать. Но пальцы сегодня его совсем не слушались.

Интересно ему знать, как губернатор прознал, о раненом парне. Хотя многие из соседей о нем знали. Может, кто то их них проболтался в городе. Ведь ни кто, ни кого не просил сохранять это в секрете. И теперь из-за болтливости его соседей парню может грозить опасность. Нужно все-таки признать, что губернатор хоть и суровый, но все же справедливый и благородный человек. Он не станет вешать не виновного. А Жак не сомневался, что молодой человек ни в чем не виновен.

Глава 3

Черная пелена, стоящая перед глазами Уоррена начала постепенно рассеиваться. Открыв глаза, он почувствовал острую боль в голове. Яркий свет причинял ему боль. Снова закрыв глаза, Уоррен начал вспоминать что случилось. Воспоминания приходили мучительно медленно.

Он помнил, как они покинули остров. Потом из-за тумана они сбились с курса. Потом пришли воспоминания об атаковавшем их испанском корабле. Последнее что он вспомнил, как его смыло в море, но на ходу он успел схватиться за обломок мачты, а потом почувствовал падение в море и острую боль в голове. Подняв руку, он ощупал голову. Под его пальцами была повязка. Неужели его кто-то вытащил из воды и перевязал рану?

Но кроме острова он не мог вспомнить кто он такой и откуда. Молодой человек знал, что он не жил на острове. Он там отдыхал. Он вспомнил свое имя Уоррен. Молодой человек пытался вспомнить, откуда же он прибыл на остров. Но не мог. Он пытался вспомнить так отчаянно, что боль в голове стала почти не выносимой. Уоррен решил пока оставить попытки вспомнить все подробности.

Попытавшись снова открыть глаза, на этот раз медленно и осторожно Уоррен попытался понять, где находиться. Обстановка вокруг была мягко говоря убогой. Ветхие стены лачуги держали на себе прохудившуюся соломенную крышу. Мебель в комнате отсутствовала, если не считать кровати, на которой он лежал стола в центре не большой комнаты и трех стульев у этого самого стола. Один из стульев был подставлен к кровати. Что свидетельствовало о том что, о нем кто то заботится.

В дальнем углу комнаты был очаг, в котором горел огонь. Вероятно, из-за него и было так жарко. В голове вспыхнула еще одна вспышка боли и молодой человек, застонав, закрыл глаза и прикрыл их ладонями. Внезапно под пальцами он почувствовал шрам. Он внимательно ощупал его пальцами. Молодой человек был в ужасе. Шрам был довольно большим и очевидно очень заметным. Ну да черт с ним. Главное он жив.

Уоррен попытался подняться оперевшись на локоть. Но снова рухнул на кровать. Он совершенно не владел телом. Создавалось впечатление, что силы покинули его тело. Он с трудом мог шевелить руками и ногами, а о том, что бы встать с постели и речи быть не могло.

Что за черт. Если он так слаб, что не может даже встать то, как он оказался здесь? И где черт его возьми тот, кто ухаживает за ним? Не могли же его бросить здесь. Вопросы в голове молодого человека сменяли друг друга с быстротой, которой Уоррен даже не представлял. Он снова ощупал пальцами шрам на виске. Ну не такой уж он и большой как ему показалось в начале. Если его прикрыть волосами, то ни кто и не заметит. Хотя какая ему то разница. Ему бы вспомнить кто он такой.

Наконец дверь лачуги скрипнула и в комнату ковыляя, вошел старик. Подняв голову, он посмотрел на своего пациента. Обнажив в улыбки ровные белые зубы, старик подошел ближе и сел на стул. Протянув руку, он ощупал голову молодого человека, не обращая ни какого внимания на хмурый взгляд. Затем слегка повернул его голову и осмотрел шрам. Затем удовлетворенно кивнул и выпустил голову молодого человека.

— Как хорошо, что ты, наконец, пришел в себя. Я боялся, что ты не выживешь. Рана на твоей голове очень опасная. Но ты очень сильный и твое тело боролось из всех сил. Ты, должно быть, чувствуешь себя обессиленным? Это из за лихорадки. Через пару дней силы вернуться к тебе. — голос старика был скрипучим и низким как будто он много курил. В подтверждение своей догадки Уоррен уловил запах дешевого табака. От этого запаха его начало слегка мутить. А может быть и не из-за запаха.

— Где я? — спросил Уоррен, не узнавая свой голос на столько, слабо он звучал.

— В моем доме. Тебя нашла моя жена на берегу. Это она настояла на том, что бы я тебя лечил. Я был уверен, что это пустая трата времени. Но как видишь я был не прав и очень рад этому. — он ухмылялся довольный собой.

— Да. Я тоже рад. — совсем слабым голосом произнес его пациент. — Но где находиться твой дом?

— На острове Гуа-Коньолла. В карибском море. Верней на маленьком Гуа-Коньола в нескольких милях к югу расположен основной остров. — старик начал менять повязку на голове Уоррена.

Карибы. Подумал молодой человек. Насколько он помнил остров, который покинул он сам, находился, где то неподалеку. Значит, в тумане они не ушли далеко. Что с его командой? Выжил ли кто то еще? Уоррен отчаянно пытался вспомнить хоть что то. И вспомнил. Совершенно внезапно он вспомнил абсолютно все. Кто он и откуда. А так же ужасные последствия столкновения с испанцами.

— Кроме меня еще кого ни будь, находили? — спросил Уоррен, повернув голову к старику.

— Нет, сынок. Ни кого. Да и если бы нашли, то не уверен, что они были бы живы. То, что ты выжил это уже чудо. Судя по всему, ты много дней провел в море. Ты мог утонуть или тебя могли съесть акулы. Хвала небесам что ни чего из этого не произошло.

— Как долго я провел без сознания?

— Десять дней. За это время ты почти ни чего не ел, так что тебе нужно поесть. Ты пока отдохни, а старуха приготовит тебе поесть. — после этого старик поднялся и вышел из лачуги.

Закрыв глаза, молодой человек пытался вспомнить расположение этого острова и определить далеко ли остров, принадлежащий его семье. Но из-за усиливающейся головной боли он не смог сосредоточиться.

Вскоре в лачугу вошла старуха и принялась хлопотать над ужином при этом, не переставая болтать и радоваться тому, что он, наконец, очнулся. Уоррен даже уснул под ее монотонное бурчание. Но вскоре старуха его разбудила и дала ему в руки миску с густым бульоном с овощами.

Еще ни когда в жизни молодой человек не ел с таким удовольствием. Это густое вкусное варево практически вернуло его к жизни. Во всяком случае, Уоррен почувствовал себя гораздо лучше. Он даже хотел встать, но ему не позволили. Не став спорить молодой человек остался в постели и вскоре уснул. На этот раз его сон был спокойным и глубоким.

Молодой человек спал всю ночь. Он проснулся только утром. Старик уже был рядом с ним, разложив кусочки ткани и какие то баночки.

— Сейчас еще раз обработаем твою рану. Больше думаю, не понадобится. Шрам быстро заживает. Поверни как голову.

Уоррен повернул голову на бок, позволив делать старику то что он считал нужным. Молодой человек почувствовал прикосновение мокрой прохладной материи. Когда старик закончил юноша потрогал шрам и поморщился.

Его очень заметно? — спросил он у старика.

— Не так уж и заметно. А если немного отрастишь волосы, то вообще его ни кто не заметит. Но даже этот шрам не портит твое лицо. Можешь не переживать. — ответил Жак ободряюще улыбнувшись юноше.

— Надеюсь, сегодня мне можно встать с кровати? — спросил Уоррен.

— Нет. И завтра тоже. Тебе необходимо несколько дней провести в постели, что бы набраться сил. Так что лежи и ешь. Это пока единственное что ты можешь делать.

Уоррен ни когда не любил валяться в постели. Даже в детстве, когда болел, он не проводил больше двух дней в постели. Но он не мог не согласиться со стариком. Он действительно чувствовал себя обессиленным и измотанным. Ну что ж еще несколько дней он потерпит.

Глава 4

Прошло больше недели, прежде чем Уоррен смог самостоятельно без помощи старика вставать и выходить на улицу, только что бы посидеть не много на свежем воздухе. Пожилая пара ухаживали за ним как могли. Как выяснилось, старики практически бедствовали и соседи приносили еду, что бы они могли кормить его.

От того что старикам приходилось отдавать ему большую часть еды Уоррен чувствовал себя отвратительно. Если бы он не был так слаб, он бы мог помочь им, чем мог, но к его огромному сожалению он ни чего не мог кроме как выздороветь как можно быстрее и отплатить им за помощь.

Ему не обходимо попасть на остров его семьи. Но, черт возьми, как он это сделает, если у него нет ни гроша. Сколько времени понадобиться, что бы заработать денег хотя бы на не большое суденышко. Но в таком состоянии он даже работать не мог. После того как он провел несколько дней в воде без сознания и с кровоточащей раной на голове а потом еще больше недели провалялся с лихорадкой силы возвращались очень медленно.

В первое время, когда он начал вставать он не мог самостоятельно сделать и нескольких шагов. Через несколько дней он уже мог сам выходить на улицу, но даже это отнимало у него много сил. Руки и ноги по-прежнему его не слушались. Уоррен просто выходил из себя от собственного бессилия.

Примерно через неделю Уоррен начал тренироваться, но упражнения давались ему с трудом. Но сдаться он не мог. Он не мог больше выносить собственной беспомощности. Не мог больше выносить что о нем заботятся люди у которых то и для себя ни чего нет.

Старики были очень добры к нему. Молодой человек даже не знал где они достали для него одежду. Та, в которой его нашли, была изодрана, и носить ее было не возможно. Когда он начал поправляться, Франческа принесла ему штаны и рубашку одежда была хоть и из простой ткани, но сделана добротно. Старуха начала причитать о том ей жаль, что одежда такая простая.

Но Уоррен успокоил ее сказав что и этого для него вполне достаточно. Он не мог просить у стариков даже того что они ему давали не говоря уже о большем. Насколько он понял старики, едва сводили концы с концами, а теперь еще им приходилось заботиться о нем.

Примерно через две недели Уоррен почти полностью восстановил силы. Он больше не чувствовал усталости и слабости в конечностях. Несколько раз его навещали соседские парни. Судя по их рассказам, жизнь на островке была отнюдь не сладко. Остров был совершенно, крошечный и жители обеспечивали себя тем, что сами выращивали или ловили в море. Другого источника доходов здесь не было. Можно было конечно отправиться на большей остров и там найти работу, но как долго ему нужно будет работать, что бы собрать достаточно денег, что бы купить корабль и нанять насколько человек команды.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 216
печатная A5
от 482