электронная
36
печатная A5
253
16+
Предсказанная судьбой

Бесплатный фрагмент - Предсказанная судьбой

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-5254-4
электронная
от 36
печатная A5
от 253

ГЛАВА 1 «Предсказание»

25 мая 1996 год.

Эта суббота была особенной по многим причинам. Во-первых, отец привёз Сашу на аттракционы. Его отец, Николай Федорович Гордеев был человек весьма известный в определённых кругах, и вечно занятый. Его жена часто в последнее время высказывала своё негативное мнение по поводу воспитания сына, которого сама безмерно любила, что Николай Федорович отложил важное совещание и твёрдо принял решение провести день с сыном. Во-вторых, прекрасная погода позволяла выбраться им далеко от дома, в парк расположенный у самого моря. Саша помнил, как четыре года назад он вместе с обоими родителями провёл в этом парке фантастический день, тогда еще его отец проводил все время с семьёй, а не с работой.

Они взяли билеты на все аттракционы, на которые только могли пустить мальчика в силу его двенадцатилетнего возраста, и принялись потихоньку обходить их все. Первым делом они отправились на колесо обозрения. Больше всего Саше нравился момент, когда они поднимались в самый вверх, и открывался вид на маяк расположенный так далеко, что с земли его и вовсе не было видно. Крошечная фигура маяка завораживала и манила мальчика. Отец пообещал ему в его следующий день рождения поехать всей семьёй к этому маяку и устроить возле него пикник.

После колеса обозрения, по пути к «МеГГогоркам» им попался тир. Николай Федорович, как бывший военный, не смог пройти мимо, тем более, когда его сыну понравилась игрушка-приз. Десять выстрелов — ни одного промаха. Забрав странного плюшевого динозавра, мужчины направились к горкам, но дорогу им пригородила странная цыганка преклонного возраста. Взгляд её вцепился в мальчика, словно коршун в цыплёнка:

— Дай ручку милый, погадаю.

Николай Федорович попытался отгородить сына от женщины, но не успел, гадалка вцепилась в руку Саши мёртвой хваткой.

— Ох, милый, ждёт тебя тяжёлая судьба, ты потеряешь все, что тебе дорого, и как бы ты не старался, ты не станешь счастлив, пока в твою руку не попадут кровавые ягоды облепихи…

В это время наконец-то подоспела милиция, и забрала женщину, пытавшуюся ещё что-то крикнуть вдогонку мальчику.

Его отец весьма испугался, что странное происшествие с гадалкой могло засесть в голову мальчику, или что он зациклиться, но уже сойдя с горок ни один из них ни на секунду, даже в мыслях не возвращался к этому инциденту.

Ужиная вечером всей семьёй, мужчины подвели итог, что это был лучший за долгое время день. Так же они обрадовали любимую жену и маму о принятии решения по поводу празднования тринадцатого дня рождения Александра, до которого оставалось три месяца…

Саша недолго мечтал о прекрасном маяке… Жизнь показала ему, что значит фраза «гром среди ясного неба».

Через полтора месяца после прекрасного дня с отцом, в их семье настало чёрное утро.

Все началось с того, что не мама, как обычно разбудила его нежным горячим поцелуем в лоб, а грубый срывающийся голос отца приказал ему быстро умыться, одеться, и спуститься вниз для серьёзного разговора…

Смерть Алисы Борисовны Гордеевой легла чёрной тенью на этих мужчин. Первое время они так погрузились в рутину дел, что даже забывали о случившимся… Николай Фёдорович, понимал, что вряд ли вырастит сына в одиночку, хоть и старался он, как мог, но о воспитании детей он ничего не знал.

Через год после смерти жены, выдержав необходимый приличиями траур, он женился на Алле Евгеньевне Ключевской, тоже вдовы, у которой от первого брака был сын Дмитрий Сергеевич Ключевский, четырёх лет.

Саше было тяжело ладить с новой мачехой и сводным братом, и все чаще казалось, что отец предатель, который так легко забыл маму, и бросил его на борьбу с жизнью…

Внутренние переживания и частое одиночества мальчика, связанное с рождением сестры Кати, наталкивало его всё чаще и чаще на мысль о том, что старая гадалка в парке аттракционов могла быть права, но обычно эта мысль так же легко забывалась, как и появлялась в голове мальчика.

Время шло, Александр окончил школу, и поступил в медицинский институт. На первом курсе он так был увлечен наукой, что не замечал ничего и никого вокруг себя, и лишь когда перед окончанием курса одногруппники вытащили его на пикник, Саша познакомился с большей частью группы.

К середине торжества он заметил такого же нелюдимого, как и он, человека. Длинные светлые локоны, океан вместо глаз… Любовь с первого взгляда не подлежит описанию, тем более первая любовь!

Уже к концу четвёртого курса они были женаты и ждали пополнения своего семейства. Многие их осуждали за поспешность выбора и принятых решений. Отец осуждал его за раннюю свадьбу, и даже проронил страшную фразу: «Мы с Алисой тоже поженились в девятнадцать лет, и посмотри, что из этого вышло». Чем дольше Саша жил, сильнее осознавал, как сильно он ошибся по поводу отца. Чем чаще он видел его в компании новой жены и детей, то чаще замечал раздражительность и какую-то боль во взгляде…

Хоть Саша любил отца и сестренку, но все меньше и меньше времени проводил в отчем доме… Ему не хотелось вспоминать детство.

Лиза была на восьмом месяце беременности, когда Николай Фёдорович настолько» состарился», что впервые пригласил в свой дом невестку. Саша не хотел ехать на юбилей отца, словно предчувствуя беду, но супруга настояла на поездке, видя в ней прекрасную возможность, наконец-то сблизиться с родственниками мужа. В тот вечер началась ужасная метель, но и это не остановило Елизавету…

Из-за ужасной погоды и гололёда, а так же сильной метели, грузовой автомобиль вылетел на встречную полосу, уничтожая Toyota Avensis 2000 года выпуска, а заодно и жизнь Александра…

ГЛАВА 2 К морю!

К своим двадцати пяти годам Юля совершенно разочаровалась в жизнь. Карьера не удалась, любовь тоже…

Ей все вокруг твердили, что жизнь должна вот-вот начаться, но годы шли и ничего не менялась…

Список «жизни», как она его называла, был выполнен ещё в двадцать три года, но счастья это не принесло.

«— Прочитать всю классику;

— Сделать татуировку;

— Написать книгу;

— и т.д.»

Некоторые пункты написанного ею в десять лет списка были выполнены несколько раз. Например, когда она впервые увидела настоящую татуировку, то просто влюбилась в это «искусство», но принеся домой свою первую, получила бойкот на месяц от мамы, за вторую на неделю, после четвёртой смирении…

Почти каждая её татуировка носила глубокий и болезненный след, кроме одной, кроме её первой…

Сейчас, как никогда было тяжёлое время в жизни Юли: второе её тату было парным. У неё на левой руке луна, а у её мужа волк, в знак того, что он, подобно зверю, не сможет жить без неё… А он смог, после четырёх лет практически идеального брака, был глупо застукан с любовницей…

Юле, как и любой замужней девушке, приходило в голову, чтобы она сделала застав мужа за изменой, как бы кричала, плакала и била его… Но когда это случилось на самом деле, она испытала странное облегчение, словно выкинула мусор из своей жизни. Не было, не слез, не боли, ни драк. Развелись и забыли. Ну, почти все забыли, кроме Юлиной мамы, которая слишком часто напоминала дочери о приближающейся старости, и последнем шансе выйти замуж и родить. Конечно, Юле такие замечания, отпускаемые самым близким человеком, давались тяжело, и дабы не идти на конфликт, было решено устроить отпуск.

Лучшая Юлина подруга — Даша, предложила рвануть к её не очень дальнему родственнику в Крым на отдых. Собрав вещи девушки незамедлительно сели в поезд и отправились на встречу приключениям.

На перроне девушек встретил троюродный дядя Даши — Дмитрий Сергеевич Ключевский…

Познакомившись со всеми обитателями дома Гордеевых, и согласовав приблизительное расписание на ближайшее время, женская часть дома решила выпить кофе в прекрасном саду.

— Я так рада компании, — сказала Катя, хоть девочки и были на пару лет постарше её, но она испытывала настоящее удовольствие от их приезда, — А главное сможем теперь поехать в горы, а то одну меня братья никогда не берут, а тут просто не смогут отказать.

— Только вот будут они этому рады, — вяло откликнулась Даша. Она явно не относилась к поклонникам спорта и тем более гор.

И лишь Юля не проявила никаких эмоций от данной затеи, ей было слишком параллельна вся жизнь…

В два часа дня собрав все необходимое для похода, компания из двенадцати человек стояла во внутреннем дворе дома Гордеевых. Многих из присутствующих Юля не знала, Даша на пару человек меньше…

Четыре машины требовали распределения друзей, четверо поехали с Димой, ещё трое с парнем, чьё имя пока не было известно, Катя со своим парнем Максимом, оставались Даша, Юля и Саша — сводный Катин брат. Загруженность Катиной машины вещами позволяла взять одну лишь из подруг, и как самая смелая Юля решила ехать с Александром.

Праворульная, оригинальная Toyota Mark ||… Возможно, именно это было решающим фактором при посадке героев, но об этой машине Юля мечтала больше десяти лет. Восторг в глазах, первые эмоции за долгое время, пока её водитель не повернулся к ней… Кривой и глубокий длинный шрам уродовал все его лицо, превращая в Квазимодо. Они отъезжали последними, и вариантов уже не было…

«Да что со мной такое, — подумала Юля, — я же просто должна провести с ним час в машине, а не жизнь в постели». Эта мысль позабавила девушку, её глаза сразу же стали замечать его достоинства: сильные руки, огромные плечи, приятный запах, да и вкус в музыке у них совпал…

Почти тридцать километров девушка таяла от придуманного ею романа между ними, пока размышления не были прерваны пробитым колесом.

Тут пришло его время удивиться; за свои тридцать семь лет, Александр впервые видел девушку, которая меняет запаску за семь минут. Его сестра бы даже не додумалась, как открутить колесо.

— Что ж, — сказал Саша, садясь в машину, — Ты сильно меня удивила.

— Я много лет восхищалась этой машиной и практически закрытыми глазами могу её перебрать, — рассмеялась девушка, — Знаю, это странное хобби.

— Я бы так не сказал, — улыбнулся он в ответ девушке, но из-за шрама лицо настолько исказилось, что Юля отвернулась к окну, дабы не выдать ужаса и отвращения.

— Тебе музыка не мешает?

— Я люблю Disturbed, — сказала Юля и протянулась к регулятору громкости. Их пальцы соприкоснулись, разнося электрический импульс по всему телу.

— Извини, — пробурчал Саша себе под нос, отдергивая руку.

До конца поездки, кроме голоса Девида Дреймана, не было слышно ни звука…

Горы оказались совсем не тем, что рисовало воображение девушек: ровная, и достаточна обширная площадка под палаточный лагерь, с одной стороны действительно были горы, с другой лес, с третьей море…

Ребята поставили уже большинство палаток к моменту, когда Юля и Александр прибыли к месту стоянки, а так разожгли костер. Катя и Даша настойчиво звали «окунуться» с ними, но Юля боялась маленькой компанией отправляться к незнакомому водоёму, и предпочла помочь с шашлыком Диме, который явно смотрел в её сторону чаще, чем того требовали приличия.

ГЛАВА 3 Горы

Солнце медленно опускалось за горизонт, окрашивая морскую воду в приятно розовый цвет. Теплый бриз ласкал кожу, а пение птиц заставляло думать, что идиллия этого райского места нерушима.

Мясо скворчало на мангале, под руководством умелого мастера Димы. Юля сидела рядом с мангалом на поваленном когда-то дереве, наслаждаясь видами и запахами, но ловила себя на мысли, что её глаза довольно-таки часто смотрят в сторону купающихся. Девушка старалась не придавать этому сильно значения, но и выбросить из головы тоже не особо получалось.

Даша выбежала из воды с громким пронзительным визгом, в попытке убежать от здоровяка по имени Женя. Он, найдя странное растение на морском дне решил изрядно запугать девушку, дабы привлечь её внимание к своей фигуре, но эффект вышел обратный.

— Не обращай внимания, — отвлек её Дима, — Женька, конечно, ведет себя, как дурак, но он добрый и Дашку не обидит.

— Я ещё ни разу не встречала человека, которому бы это удалось, — рассмеялась ему в ответ Юля.

— Не расстраивайся, вечером будет веселее, это сейчас все серьёзные — пока трезвые, — странно подмигнув девушке, проговорил Дмитрий, и направился к машине за полотенцем.

Вечер действительно наступил гораздо быстрее, чем предполагалось. Большая компания собралась вокруг костра. Сначала проголодавшимся за день ребятам было не до разговоров, но быстро подкрепившись, и разбавим кровь спиртным, послышались шумные истории, сопровождаемые громким смехом, песни под гитару…

Не то чтобы всё это не было интересно, но большинство шуток оказались непонятны для Юли, а играемые песни незнакомы… Она взяла бокал с красным сухим вином, и отправилась к самому берегу моря. Звезды проступали на небе, становясь всё ярче, а девушке удалось расположиться так, что её взору открывалась та часть небосклона, где находилась большая медведица. И пусть это глупо, и возможно даже банально, но её первое созвездие дарило ей покой в любой точке мира, словно связывая её с домом.

Одиночество её не было долгим, очень скоро рядом сел мужчина, Юля не оборачивалась, да и неинтересно ей было кому выпала роль вернуть её в компанию. Спиной, а точнее, внутренними неизведанными мышцами она ощущала силу, тестостерон, и сладкую притягивающую нотку чего-то особенного. Когда всё же любопытство через несколько минут тишины её победила, она осторожно окинула молчаливого соседа взглядом. Александр сидел рядом, скрестив руки на груди, словно защищаясь от девушки даже не смотревшей в его сторону. Он смотрел на звезды, не шевелясь, не моргая…

Бывают такие собеседники, с которыми можно молчать вечность…

Спустя время Юля осознала, что неотрывно смотрит в его глаза, а он смотрит в ответ. В те секунды, а может и часы так сложно было что-то разобрать: их разница в возрасте, компания, смеющаяся на фоне, физическое не совершенство, материальное неравенство… Этот список на самом деле можно продолжать бесконечно долго, но возымеет ли это смысл. Если люди потерялись в одном взгляде, то для меня тут все понятно.

Луна достаточно ярко освещала побережье моря. Звуки волн бьющихся о берег заглушала пьяные крики, доносившиеся то и дело до укромного рая этих двоих.

— Окунемся? — неожиданно ожив, предложил Александр.

— У меня купальник в машине, да и вода теперь холодная, и…

Отмазок Юля могла придумать миллион, но Саша легко взял её руку в свою, и молча, потянул ее в воду. Хорошо, что девушка вынула из карманов шорт телефон и ключи… Проблема романтики двадцать первого века.

Вода оказалась совсем не холодной, а в ночном купании было что-то волнующее. Страхи так до конца и не покинули Юлю, она старалась плыть рядом с Сашей, в попытки успокоить себя тем, что он может спасти её. Сделав небольшой круг пара, вернулась к берегу. Вода доставала до шеи, выходить из воды они не решались из-за прохладного бриза. Стояли и смотрели друг на друга, так и не сказав ни слова.

Лишь когда губы девушки окончательно посинели, Александр взяв её на руки, словно она ничего не весит, отнес ее на берег к машине, где снова они разошлись.

Кстати говоря, к тому моменту разошлись уже не только они. Большинство обитателей стоянки у гор, уже спали, знатно перебрав алкоголя, одна Даша поджидала её у машины, в которой по плану они должны были спать. Подруга с присущей ей деликатностью, а может быть банальной усталостью, не задала ни одного вопроса, лишь помогла найти вещи в темноте.

Когда девушки проснулись утром, выяснилось, что Александр уехал ночью из-за срочного вызова, и на обратной дороге нужно будет потесниться, чтобы добраться всем вместе домой.

Сборы заняли несколько часов. Всем нравилось веселиться, но мало кому нравится убирать последствия этого веселья. За всё утро Юля обмолвилась лишь парой слов с Дашей, подтверждая, что всё с ней в порядке, и почему он уехал, она не знает.

ГЛАВА 4 Старый парк аттракционов

Катя, не уставая вносила свои предложения для развлечения подруг. И вот на четвертый день пребывания подруг в этом прекрасном южном городе было решено посетить одно место вслепую по сильному настоянию Екатерины Николаевны.

После двух часов поездки на машине три девицы оказались на территории заброшенного парка аттракционов. Недоумение Даши и Юли было весьма легко объяснимо: столько километров пути, столько уговоров, и всё ради старой и весьма непримечательной развалины. Нет, бывают, конечно же, такие заброшенные места, в которых чувствуешь историю, в которых оживает прошлое, и ты, словно переносишься в эту эпоху. Но в этом же месте лишь чувствуешь тоску и скуку…

— Катенька, а ты ничего не хочешь нам объяснить, — поднимая левую бровь, начала Даша.

— Я сейчас всё расскажу, не кидайтесь в меня тапками, — рассмеялась Екатерина, увлекая девушек вглубь парка.

Устроившись в кабинке старого колеса обозрения, и, конечно же, потянув трагическую паузу, хоть и не очень длинную, Катя начала свое повествование:

— Двадцать с лишним лет назад в этом самом, еще работающем, парке одного мальчика прокляла цыганка. Страшно?

Юля с Дашей всё так же, как и последние полчаса смотрели на неё, как не насовсем адекватного человека. Девушки по-прежнему не понимали смысла этого спектакля.

— Что этот мальчик будет терять всех женщин, которых любит, пока не случиться одно событие…

— Кать, и ради этой псевдо страшилки ты притащила нас в это место, — уже явно злилась Юля.

— Не совсем, просто хотела объяснить своего поведение своего брата. Сразу после этого похода умерла Сашина мама, а спустя годы погибла беременная жена в автокатастрофе, в которой он получил свои увечья, и все его романы заканчивались плохо. Просто не хочу, чтобы он и в ваших глазах тоже был злодеем. С двадцати пяти лет работа — это единственное, что он позволяет себе любить.

— А что нужно сделать? — поинтересовалась Даша, — Может, просто сделаем и всё наладиться.

— Не получиться, — покачала головой Катя, — пробовала я этот вариант. Не работает. Та девушка, что мне помогала, чуть не умерла. Да я и не за этим всё это устроила и рассказала вам, а просто, чтобы вы его плохим не считали.

Чтобы скрасить весь этот негатив, который парк нагонял на девушек, они решили устроить позитивную фотосессию. Наделав более двух сотен фотографий во всевозможных позах, и со всевозможными аттракционами девушки отправились обратно в город.

Два часа пути были совсем не в тягость девчонкам. В три голоса они напевали песни, смеялись, и по дороге знатно проголодались. Второй раз за день, по непонятной причине, Даша и Юля доверились Кате, только теперь в выборе кафе, для перекуса.

К удивлению, кафе оказалось во всех смыслах потрясающее. Прекрасная обстановка, вкусная еда, приятная музыка. Наевшись, Катя с Дашей завели спор, по поводу планов на вечер, а Юля молча допивала капучино.

— Ну, Катюш, давай просто в баре посидим и всё, не люблю я танцевать, — надув губки упрашивала Даша.

— Ты сможешь сидеть в клубе и пить те же самые коктейли, а мы с Юлей будем танцевать, — отстаивала свое мнение девушка, — Юль, скажи ей ты.

— Девочки, мне абсолютно всё равно, какое решение вы примите, — сказала Юля, оплатила счет, и вышла на улицу подышать воздухом в ожидании подруг.

Кафе располагалось достаточно близко к набережной, поэтому воздух был гораздо приятнее, чем в городе. Прямо мимо входа в кафе располагался достаточно широкий тротуар, двух полосная дорога, и справа на перекрестке светофор и регулируемый пешеходный переход.

Пешеходный переход… Пешеходам загорелся зеленый, девчонка лет тринадцати шла на в сторону кафе. А в сторону девочки неслась тонированная машина со скоростью свыше ста километров в час. Сейчас, конечно же, рассуждая и оценивая ситуацию можно легко сказать, что машина не смогла бы за такое короткое расстояние остановиться. Но что тогда, в ту самую секунду, было в Юлиной голове, мы ответить не можем. Есть только факты.

Юля бросилась к пешеходному переходу, оттолкнула девчонку… Визг тормозов, удар… Сирена скорой помощи…

ГЛАВА 5 «Я буду жить?»

— Здравствуй, мышонок, — послышался над Юлей знакомый голос.

Потребовалось ни мало усилий и ни одна минута, чтобы девушка смогла открыть нормально глаза, и осознать свое местонахождение.

Больница. Воспоминания нахлынули: девочка, машина, удар.

— Саш, всё очень плохо? — еле шевеля губами, спросила Юля.

— Жить будешь, это точно, — ласково подмигнул Саша ей в ответ, — Ушиб легкого, сломаны два ребра и нога правая. Было внутреннее кровоизлияние, но всё исправили.

— Давно я тут?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 253