электронная
180
печатная A5
536
16+
Предание о Тору

Бесплатный фрагмент - Предание о Тору

Объем:
528 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2011-8
электронная
от 180
печатная A5
от 536

Посвящается другу детства —
Леониду Тубскому

Предисловие

Задумывались ли вы о том, что ждет вас за поворотом? Тем самым, мимо которого мы проходим каждый день, даже не подозревая, что в один прекрасный момент все может измениться? Размышляли, как многолика бывает судьба, сколь непредсказуем ее ход, когда лучшие друзья становятся врагами, а заклятые враги — друзьями?

Эта книга повествует о том, что простые вещи вовсе не такие, какими кажутся на первый взгляд. Как обманчив порою бывает этот, казалось бы, привычный мир! Как важно быть внимательным к мелочам, окружающим тебя: может случиться так, что твоя судьба находится где-то рядом, а ты не замечаешь этого? Потеряв это неуловимое «что-то», ты понимаешь, как много утратил. И все бы отдал на свете, чтобы повернуть время вспять…

Эта книга — о том, что благодаря некоторым не очень хорошим событиям, случающимися с нами, мы обретаем возможность познать что-то прекрасное, прикоснуться к чему-то великому. Не случись с нами плохого — не случилось бы и хорошего. Счастливый миг может никогда не настать, если не сделаешь шаг навстречу неизведанному. Все события, плохие и хорошие, связаны между собой одной ниточкой, имя которой — судьба.

Задумывались ли вы хоть раз о том, насколько сильно изменилась бы ваша жизнь, сверни вы однажды на том или ином повороте, скажем, не направо, а налево? Трудно из тысяч возможных решений выбрать всего одно — и не ошибиться. Все мы сталкиваемся с проблемой выбора. Каждый из нас хоть раз да ошибался.

Не стоит отчаиваться: небеса благосклонны к ищущим. К тем, кто следует путем познания, методом проб и ошибок, не боясь променять свою тихую и безопасную, но именно по этой причине — серую и однообразную жизнь на что-то новое, пока непознанное, но столь желанное и манящее. К тем, кто без страха и сожаления окунулся с головой в мир фантазии. Важно знать и помнить: небеса дают нам столько шансов, сколько потребуется. Главное — суметь узреть и не отвергнуть их, ценить то, что нам приготовил Его Величество Случай.

И, может быть, именно вам однажды навстречу выбежит белый единорог.

Важно не предать то самое мгновение, когда ты говоришь себе: я хочу изменить свою жизнь к лучшему и пуститься навстречу приключениям. Разве лучше, не дойдя до поворота, развернуться назад, исключая саму возможность того, что там может случиться что-то невероятное?

Волшебное и обыденное сосуществуют бок о бок.

Откройтесь этой истине. Волшебный час уже настал.

Пора заглянуть за угол и узнать правду…

Шеридан

Давным-давно, так давно, что самый седой старец не сможет сказать, когда именно, на просторах бескрайних земель материка Ноа, что в переводе с языков древних времен означало Необъятный, существовало великое и могучее государство под названием Шеридан.

Его населяли люди, проживающие в небольших городах и деревеньках, эльфы, обычно селившиеся поближе к лесам и водоемам, и вуки, маленький нелюдимый народец, обитающий где-то глубоко под землей.

Шеридан являлся зеленым плодородным краем, где всегда было теплое лето и снежные зимы. Располагался он на полуострове, поэтому его земли омывали моря и океаны. С юга располагался Сиамский океан, а с северо-запада — Бриллиантовое море.

Такие названия они получили совсем не случайно. По легенде, у небесной царицы Азуры родились близнецы, настолько похожие, что сама мать не могла различить их. Близнецы очень сильно любили друг друга и практически никогда не расставались. Но их разлучили. И так сильно они тосковали друг по другу, так сильно плакали, что их слезы наполнили собою целый океан, который впоследствии и назвали Сиамским.

А Бриллиантовое море свое название получило из-за своих кристально прозрачных вод. Они казались настолько чистыми, что в нисходящих с небес потоках солнечных лучей брызги моря сверкали, подобно миллионам бриллиантов.

Северные чертоги королевства от внешнего мира прикрывались Хрустальными горами, которые простирались от самых берегов Бриллиантового моря и почти достигали окончания Шериданского полуострова.

Столицей этого благодатного края служил город Тиан, что располагался в самом центре широкой зеленой равнины, со всех сторон обнесенной кольцом высоких гор, укрывающих его как от холодных ветров, так и от и посягательств захватчиков.

Сердцем города служил королевский замок цвета слоновой кости. Пять величественных башен замка были разными по высоте, но все равно упирались в самое небо, и казалось, что они вот-вот прорвут его, словно полотно.

Между собою башни сообщались целой сетью мостиков и переходов, а их макушки венчали острые пики, на которых вольно развевались красные треугольные флаги с изображением белого единорога — символа и покровителя этих славных земель. К слову сказать, местные жители в старину действительно в окрестных лесах встречали единорогов. Вершину центральной башни с земли видно не было: она таяла среди облаков.

В городе просторные светлые площади сменялись узкими путаными улочками. Роскошные дворцы и красивейшие храмы чередовались с приземистыми деревянными домиками с покрытыми соломой крышами — кварталами бедняков, где многим из них приходилось прозябать до смерти. Покосившиеся от старости дома неимущих разве что не рассыпались на глазах, но их удерживали от этого соседние хибары — так и стояли они, опираясь друг на друга, образуя несуразные бесформенные нагромождения, угнетающие глаз и душу. Чтобы войти в такую лачугу, приходилось нагибаться, чтобы не удариться головой о притолоку, а окна располагались так близко к земле, что, проходя мимо, любой прохожий мог полюбопытствовать, чем занимаются обитатели. Комнаты в хибарах походили на крохотные чуланы и выглядели скорее норками кротов, нежели человеческим жильем.

Дома более зажиточных горожан — другое дело: каменные, двухэтажные, с крышами, покрытыми оранжевой черепицей. В этих краях оранжевый цвет почитался, ибо символизировал благополучие и успех. Делая крыши своих домов столь яркими, достопочтенные горожане верили, что таким образом приманивают удачу. Фасады часто украшали вьющиеся цветы — разрастаясь, они поднимались от самой земли до крыши, скрывая старые, покрытые прихотливыми трещинами стены.

В цветовой палитре удивительного города обращали на себя внимание кроме оранжевого и другие цвета. Белый — символ духовности и очищения. Все храмы и соборы Тиана традиционно красили в белый цвет. Серый — символ спокойствия и умеренности. Улицы во всех районах Тиана, включая трущобы и кварталы бедняков, были вымощены серым дорожным камнем.

Государством Шеридан правил мудрый король Ардонис Аригасский, сын Данара. Серые глаза, седая борода, длинные прямые волосы платинового отлива. Правитель разменял шестой десяток лет, и за эти годы он многое пережил и повидал. Случалось, что на королевство совершали набеги кочевые племена и разбойничьи банды, но Ардонису со своей армией всегда удавалось отстоять свои владения.

Боевые подвиги оставили неизгладимый след и в душе, и на лице — в виде глубокого шрама на левой щеке. Он только подчеркивал и без того волевые черты характера и внешности, столь традиционные для представителей рода Аригассов по мужской линии.

Когда мужчины уходили на очередную войну, женщины и дети выходили на улицы проводить своих отцов и мужей. Выстраивались живым коридором и бросали воинам под ноги желтые цветы, а по возвращении — красные. Девушки повязывали возлюбленным на правое запястье красные шелковые ленточки. Воины, вернувшиеся из боев живыми, вознаграждались почетом и уважением.

Когда же отголоски войны стихали, все в Тиане возвращалось на круги своя. Шумные базары и улочки снова наполнялись суетливыми торговцами, придирчивыми покупателями, мастеровитыми ремесленниками, благовоспитанными дамами и их прислугой, случайными прохожими, беззаботно играющими детьми, сплетничающими кумушками в накрахмаленных белых чепчиках…

К концу эпохи правления короля Ардониса в Шеридане наконец-то воцарился долгожданный мир и покой. Казалось, еще долгие годы обитатели королевства могли ни о чем не беспокоиться. Но в один далеко не прекрасный день все изменилось…

Чума

Королевство охватила чума. Люди, эльфы, вуки заболевали один за другим и скоропостижно умирали. Хворь распространялась с неимоверной скоростью. Стоило здоровому человеку прикоснуться к больному, как зараза тут же перекидывалась на него. Король Ардонис призвал своих лучших лекарей, чтобы те спасли народ Шеридана. Но сколь бы ни старались врачеватели, какие бы зелья ни применяли, болезнь не отступала.

Вскоре мор добрался и до прославленного Тиана. Улочки, такие оживленные в любое время суток, опустели. Многие горожане решили бежать: уходили из города, переправлялись по опасным тропам через горный хребет в надежде переждать опасное время. Другие, полагая, что бежать им некуда, остались в городе, доверясь судьбе.

Наступила осень. Листья кленов, недавно зеленые и сочные, стали желтовато-пурпурными. Небо затянуло серой мглой, и непрекращающимся потоком полил дождь.

В один из таких ненастных дней на улицах Тиана появился незнакомец — скромно одетый старик. Плащ из грубой дерюжной ткани серого цвета с размашистыми рукавами, перехваченный широким оранжевым поясом, несколько раз обернутым вокруг талии, и старые истертые сандалии на ногах — вот и все, что укрывало его бренное тело от непогоды. На коренного жителя здешних мест старец не походил: восточные черты лица и смугловатая кожа, серебристо-седые волосы и узкая бородка-эспаньолка выдавали чужестранное происхождение. В его облике читалось что-то невероятно притягательное, от него веяло искренней добротой. Каждое движение отточено и выверено: ничего лишнего, никакой суетливости или нарочитости.

Неторопливым шагом, не обращая внимания на дождь, брел странник по улицам города. Он так невозмутимо выглядел, словно ничего страшного в королевстве и не происходило. А может, он просто ничего не знал про страшную болезнь? Одно казалось несомненным: здесь странник находился не случайно.

Сначала старец направился к главной площади Тиана, что перед замком. Выйдя на ее середину, он остановился и некоторое время стоял на месте, раскачиваясь в разные стороны, словно выбирая направление, куда податься дальше. Затем, сделав несколько неспешных кругов вокруг пустого каменного фонтана, странник повернулся на северо-запад и, перейдя площадь, побрел вглубь города. В руках у него оказались янтарные четки, которые время от времени вспыхивали пульсирующим светом. Кажется, именно они указывали ему путь.

Медленно и неторопливо старец шел по узким улочкам, пытливо глядя перед собой. Через какое-то время он остановился у неприметного домика — здесь явно жили бедняки. Четки в руках странника теперь горели не переставая.

Старец подошел к двери и слегка дернул ручку. Дверь оказалась не заперта и с легким скрипом отворилась. Он вошел внутрь.

В полумраке странник разглядел ужасную картину. Посреди комнаты, за деревянным столом, запрокинув голову в неестественной позе, сидел мертвый мужчина средних лет. Открытые остекленевшие глаза невидяще смотрели в потолок. Обмякшее тело чудом не сползло со стула, руки безвольно свисали по бокам. На столе перед трупом стояла глиняная тарелка с недоеденной кашей, а по правую руку лежал уже засохший кусок ржаного хлеба.

Подойдя к мертвецу вплотную, старец осторожно провел ладонью по его лицу, закрывая глаза. Затем прошелся по комнате, внимательно все осматривая.

Старый деревянный шкаф разделял и без того небольшую комнату пополам. В стороне было устроено нечто вроде крохотной кухни, с чугунным котелком на жаровне. Судя по давно остывшей сухой золе, ее уже давно никто не разжигал.

Вдруг старец услышал звук, донесшийся из-за шкафа. Там шло какое-то копошение.

Заглянув за шкаф, странник увидел мертвую женщину средних лет, лежащую на убогой кровати. В окоченевших руках она сжимала свернутое в кулечек лоскутное одеяло, и внутри него что-то шевелилось.

Крохотный комочек оказался беспомощным младенцем. Вот малыш высвободил свои ручки из-под одеяла и беспокойно ими задвигал. Удивительно, что он не плакал. Увидев старца, ребенок заинтересованно посмотрел на него и заулыбался, протягивая крохотные ручки.

Странник, не мешкая, подхватил малыша на руки и со словами: «Вот тебя-то я и искал!» — поспешно вышел из дома и стремительным шагом направился прочь.

В чем заключалась истинная причина его визита — остается только догадываться, но можно не сомневаться: ключ к разгадке этой тайны содержался в том, кого он держал сейчас на своих руках.

Иолл

Старика звали Иолл. Он жил отшельником высоко в горах и никогда не появлялся без особой надобности в столице.

Среди людей, которые его знали, он прослыл мудрецом, обладающим редким даром предвидения. Многие называли его провидцем, а иные даже побаивались.

Хижина Иолла располагалась на вершине самой высокой из окрестных гор. При взгляде снизу казалось, что это скорее орлиное гнездо, нежели жилище человека. Туда вела всего одна петляющая змейкой тропинка, которая, то проявляясь, то вновь исчезая среди камней, опоясывала гору. Уже на середине пути до хижины гора погружалась в облака. На трудное восхождение до неприметного строения требовался целый день, а может, и ночь.

Иолл, кутая малыша в одеяло, поднимался по тропинке домой. Сильные порывы ветра, от которых перехватывало дыхание, мешали ему, но старец терпеливо шел, пока наконец-таки не добрался до своего жилища.

Никто, глядя на Иолла, не смог бы сказать, что ему шел уже девятый десяток: выглядел мудрец на пятьдесят.

В свое время Иолл много странствовал по свету и в совершенстве овладел различными видами боевых искусств. На их основе он создал свою систему, объединившую все лучшее, что могли предложить мастера восточной и западной школ единоборств. Его мастерству мог позавидовать любой опытный воин. Иолл одинаково хорошо владел всеми видами оружия, включая различные мечи, боевые посохи, копья и топоры, легко выбирая нужное среди самой напряженной схватки.

Войдя домой, отшельник положил малыша на кровать и принялся разжигать печь. Когда огонь разгорелся, мудрец присел на край деревянного стула, облокотился на стол локтями, подпер подбородок ладонями и о чем-то напряженно задумался.

— Как же тебя назвать?.. — озадаченно произнес он.

Несколько минут Иолл усердно размышлял над этим вопросом — казалось, тяжесть его мыслей пропитала даже воздух в доме, сделав его спертым, темным, почти непроницаемым, — как вдруг тень озарения промелькнула на его челе. Отшельник бросил пристальный взгляд на младенца и, выдохнув с облегчением, произнес:

— Знаю! Тебя будут звать Тору, что означает «гром», ведь в тот день, когда я тебя забирал из города, гром гремел все время — и, знать, недаром…

Так началась новая глава в жизни немолодого отшельника Иолла и его воспитанника Тору.

Годы летели быстро. Мудрец прикипел душой к мальчику, заботился и воспитывал его, словно родной дедушка. Мальчик в свою очередь тоже привязался к одинокому отшельнику и, когда вырос, иначе как дедушкой его не называл. Помогал ему по хозяйству, ходил к роднику за водой, собирал хворост для печки…

Целыми днями Иолл и Тору проводили вместе. Мудрец занимался не только физическим развитием юнца, но и учил его различным наукам, таким, как чтение и арифметика. Особое значение придавал боевым искусствам. Старался научить Тору всему, что знал сам. Развивал в нем силу, ловкость, выдержку, скорость, выносливость. Перед началом тренировок сам привязывал к запястьям и голеням ученика утяжеления — небольшие мешочки, набитые до отказа обычным речным песком. Уже к двенадцати годам мальчик без видимых усилий мог поднять тяжелый камень или легко, словно кузнечик, перепрыгнуть через невысокое деревце. Наряду с этим юный воспитанник, разумеется, учился владеть всеми видами оружия, которые в свое время освоил учитель.

Когда у Тору все-таки выдавалась свободная минутка, он придумывал себе какую-нибудь игру-занятие или просто о чем-то фантазировал.

Обычно мальчик ходил за ключевой водой к высокогорному источнику неподалеку от их жилья. Отправлялся всегда с удовольствием — ведь в воде жила речная фея Маола, его верный и единственный друг. Этот водяной дух не имел физического тела, но, если внимательно и с любовью вглядываться в источник, на водной глади отчетливо проступали черты красивого женского лица.

Тору с радостью общался с Маолой, они разговаривали часами, и им это не надоедало. Именно от Маолы Тору узнавал много нового и интересного, чего не знал порой и сам Иолл. Фея рассказывала ему о дальних краях и странах, о кораблях, бороздящих просторы океанов, о том, как вода проделывает огромный путь, летя по небу в виде облаков перед тем, как пролиться на землю живительным дождем…

Так проходил день за днем, пока Тору не минул восемнадцатый год. Он превратился из мальчишки-сорванца в красивого юношу, высокого, плечистого и стройного, с густыми бровями, широким лбом, прямым носом и волевым раздвоенным подбородком с ямочкой. Темные волосы доставали до плеч, и Тору собирал их в хвост на затылке, а несколько спадающих на лоб прядей закрывали от беглого взгляда его голубые глаза.

Как-то раз вечером, вскоре после того, как Тору исполнилось восемнадцать, Иолл призвал его к себе и сказал:

— Настало время, внучек, и я должен тебе рассказать о том, что долгие годы скрывалось под покровом тайны…

Тору, как водится, поудобнее устроился на циновке и, обхватив свои стопы руками, стал внимательно слушать.

— Давным-давно всемогущий бог Эввос создал этот мир и установил в нем свой порядок — равноправный баланс между силами добра и зла. Это называют вселенским равновесием. Тысячелетиями оно сохранялось. Но однажды демон по имени Аркатон развязал кровопролитную войну между теми, кто испокон веков жил на этой земле, и демонами, поднявшимися со дна ада. Он жаждал уничтожить все живое в этом мире. Страшная война длилась очень долго. Люди, эльфы и вуки мужественно сражались. Но если бы в войну не вмешался сам Эввос, ничего бы их не спасло. Господь не мог допустить того, чтобы его детище — этот прекрасный и хрупкий мир — кто-то разрушил. Накануне финальной битвы Эввос спустился с небес, чтобы покарать Аркатона за дерзость, проявленную по отношению к нему и его творению. Господь заточил душу Аркатона в черный магический камень, после чего спрятал его глубоко под землей, чтобы никто не смог освободить демона. Лишившись своего предводителя, армии Аркатона, состоящие из разномастной нечисти, обратились в бега. Прячась в отдаленных уголках этого мира, они выжидали, когда же наступит их время, чтобы отыграться за свое позорное поражение.

— А что случилось с Аркатоном, дедушка?

— С Аркатоном?.. — задумчиво произнес Иолл, неторопливо пощипывая тонкими длинными пальцами свою изящную бороду. — В том-то и дело, что ничего. Аркатон мог остаться узником камня навечно, но существовало одно условие, при котором его дух мог вырваться из заточения. Освободить его душу мог только тот, чье сердце было бы настолько же черным, что и камень, удерживающий демона…

— Неужели есть на свете такие люди?

— Да, мальчик мой, наш мир не так уж и добр. Такой человек нашелся: правитель государства Мортегалл, располагавшегося в северных широтах Ноа, именуемых Землями Черного Солнца, и звали его, да и зовут поныне, Люциус. Этот правитель прославился невероятной жестокостью. Он непрестанно воевал с соседними государствами, безжалостно расправляясь со своими противниками. Земля содрогалась под ногами и копытами его многотысячной армии. С каждым годом он придумывал все более и более изощренные способы расправы с теми, кто не покорился ему. Однажды Люциус прознал про камень души Аркатона. Долго искал его — и в конце концов нашел. Король решил освободить демона, чтобы тот в знак признательности сделал его армию несокрушимой.

Так все и вышло: Люциус освободил Аркатона, демон укрепил армию Люциуса, да в нее и собрал остатки своих войск. Таким образом, Аркатон основательно подготовился к покорению мира. Совместно с Люциусом он разработал хитроумный план, позволяющий захватить власть на земле, не нарушая напрямую законов Эввоса и оставаясь безнаказанным.

Для этого надо уничтожить главный символ добра: единорогов. Единороги, как я тебе рассказывал, живут вечно, но это вовсе не означает, что их нельзя убить. Подручные Аркатона и Люциуса планомерно истребляли единорогов одного за другим…

— Какой ужас, дедушка! Вот почему единорогов давно никто не встречал!

— Сейчас в мире остался всего один — последний единорог. Уничтожь его — наш мир просто перестанет существовать. И все бы хорошо для Аркатона, но, к его великому сожалению, последнего единорога нельзя убивать, ибо его смерть послужит прямым сигналом для Всевышнего.

Поэтому Аркатон пошел на хитрость. Он пленил последнего единорога и заточил его в некую магическую клетку, из которой тот не может вырваться. На единорога наложено заклятие, постепенно погружающее его разум в сон. Единорог сопротивляется ему, но силы его не бесконечны, они слабеют, а время уходит. Возможно, совсем скоро он заснет навсегда. Когда в мире не останется ни одного носителя света, все запреты спадут, и Аркатон будет властвовать повсеместно. На землю опустится вечная тьма…

— Как же Эввос не догадался, что Аркатон может воспользоваться таким простым способом?

— Все мы в этом мире не безгрешны, Тору, и сам Всевышний не стал исключением. Ты же, когда начинаешь рисовать, не представляешь в полной мере, что у тебя получится?.. В этом и есть непредсказуемость жизни. Даже Бог иногда совершает ошибки, свойственные людям. Думаешь, почему считается, что человек создан по образу и подобию Божьему? Именно потому, что люди — зеркальное Его отражение, сотканное из мыслей и поступков Всевышнего. Да-да, Богу тоже присуща человечность, хотя и в другом, недоступном для нас понимании. Аркатон не преминул воспользоваться упущением Эввоса…

— Дедушка, неужели за эти годы, прошедшие с момента освобождения Аркатона, никто из правителей мира не узнал об его зловещих планах?

— Многие знали, конечно, но либо отказывались в это верить, либо отнеслись безразлично, — с сожалением заметил старик и тяжко вздохнул. — К тому же что может сделать кучка разрозненных государств, короли которых между собой и знаться-то не хотят…

— Неужели даже ради спасения нельзя было объединиться?! — пылко произнес Тору.

— Да, внучек, так случается, когда гордыня завладевает человеческим разумом. Даже перед лицом опасности правители великих государств не объединились, чтобы сплотить свои ряды, как это сделали их прадеды, выступившие воедино во времена первой войны с Аркатоном. Демон же, напротив, объединяет и укрепляет свои силы. К сегодняшнему дню он заручился поддержкой полулюдей-полуживотных — мионов, населяющих высокогорное государство Миотон, что к северо-востоку от Шеридана…

— Что еще за мионы? — с неподдельным любопытством спросил юноша.

— Твоя любознательность похвальна, мой мальчик. Мионы — нечто среднее между человеком и кошкой. Чаще всего оттенок их кожи темно-серого цвета, как гранит, из-за чего миона, если, конечно, он замрет, с легкостью можно принять за статую. Глаза этих удивительных созданий бывают самых невероятных оттенков — от ярко-салатовых и оранжевых до черных как ночь; они похожи на кошачьи, благодаря чему мионы очень хорошо видят в темноте. Уши их вытянуты и слегка заострены, в точности так же, как у и кошек, и слух мионов столь же чуток. Носы — широкие и приплюснутые. Строение кистей больше напоминает цепкие лапы, нежели руки человека, к тому же мионы носят особые кожаные перчатки со стальными когтями. Благодаря этому они великолепно лазают по деревьям. Передвигаются мионы быстро и бесшумно, что не оставляет им равных в искусстве разведки. Волосы у них преимущественно двух цветов: пепельно-серого и светло-сиреневого. Мионы — хорошие воины и охотники, искусно стреляют, а своими стальными когтями наносят смертельные раны. Предпочитают скрытность и неожиданные засады. Мионы поклоняются золоту, служат ему, обожествляют его. Одержимые алчностью, они вступили в союз с Аркатоном: после победы он пообещал им столько золота, сколько пожелают…

— А почему всемогущий Эввос не уничтожит Аркатона сам? — удивился молодой человек. — Никакие мионы не смогут помешать самому Всевышнему, разве нет?

— Если он поступит так, то нарушит свои собственные законы. А это недопустимо. Вселенское равновесие будет нарушено, и наш мир развалится, как карточный домик. Да, как ни прискорбно, Эввос кое в чем просчитался. Поэтому сейчас мир и находится на грани катастрофы.

Пойми, внучек, цель Всевышнего — поддерживать разумный баланс сил в мире. По сути, добро и зло — это одно и то же, всего лишь энергия, которую каждый вправе использовать, как сочтет нужным. Но различие все же есть: цель добра — движение вперед, развитие и совершенствование, а цель зла — хаос и разрушение. Можно сказать, что жизнь проявляет себя в постоянном освобождении от зла. При этом именно зло дает нам возможность почувствовать сладость жизни, оттеняя собой все хорошее, что есть в этом мире. Как бы ты узнал, что такое добро, не изведав зла? Ты же не можешь рисовать по белому листу белыми красками. Какая бы у тебя получилась тогда картина? Когда хозяйка печет пирог, она добавляет в него и соль, и сахар…

­– Но, если хозяйка насыплет слишком много соли или сахара — есть пирог будет невозможно.

— Верно, мой умный мальчик. Все дело в пропорциях. Все в этом мире подчинено определенным законам, и они гласят, что зло не должно быть бесконтрольным. Разрастаясь, оно способно похоронить под собою все окружающее. Теперь, внучек, — помедлив, произнес старец, — настал твой черед помочь миру. Ты уже достаточно вырос для того, чтобы понять и принять то, о чем я тебе расскажу.

— Внимательно слушаю тебя, дедушка.

— Восемнадцать лет назад в наше тихое и миролюбивое государство пришла чума. Люди умирали один за другим. Твои бедные родители тоже скончались. Эта болезнь была наслана на Шеридан Аркатоном и его слугами. Черные птицы принесли из далеких краев в своих клювах зараженные зерна и бросили их в воду. Моментально вся вода стала отравленной. Люди, ничего не подозревая, пили эту воду и заболевали. Вымерло почти все население Шеридана. Ты же чудом остался жив, и в назначенный час я пришел и забрал тебя. Не просто так. Теперь тебе суждено исполнить свое предназначение.

— Какое предназначение?

— Ты должен отправиться в проклятые земли Аркатона, где он укрывает плененного единорога, и освободить его. Но для этого тебе придется встретиться с демоном лично, потому что только он сможет снять с единорога заклятие, а если не захочет — убить его. Судьба всего живого на земле отныне зависит от тебя…

Ошеломленный юноша, запинаясь, спросил:

— Но… почему именно я?!

— Прости, Тору, сейчас я не могу тебе этого сказать, — с хитрым блеском в глазах произнес Иолл. — Наступит время, и, поверь мне, ты все узнаешь сам. Отправляйся же в путь как можно быстрее, ибо силы единорога истощаются. Аркатон и Люциус, предвкушая победу, шлют своих посыльных во все концы света, предлагая владыкам государств повиноваться им. У тебя нет времени на долгие раздумья, — жестко сказал Иолл. — Собирайся, ибо завтра на рассвете ты должен отправиться в путь.

От такой неожиданности у Тору встал комок в горле, и он не смог произнести ни слова. В голове шумела буря противоречивых эмоций. Юноша пытался все осознать, расставить по своим местам, но ничего не получалось.

— Если хочешь, — прервал поток его путаных мыслей голос Иолла, — ты можешь поговорить с Маолой — и попрощаться с ней.

— Да, конечно, я сейчас же это сделаю! — пылко произнес юноша и, резко вскочив на ноги, направился к выходу.

Он стремительно, словно молодой олень, перепрыгивая растения и камни, направился в сторону ручья. Тору казалось, что еще никогда в своей жизни не бежал так быстро. Оказавшись у ручья, молодой человек сел на знакомый камень и, оперев локоть на колено, понуро произнес:

— Здравствуй, Маола… Ты знаешь, я пришел попрощаться.

— Знаю, — печально ответила речная фея и замолчала.

— Что мне делать? — растерянно спросил Тору. — С малых лет я привык быть рядом с дедушкой. Толком и не общался ни с кем, кроме него. Ничего не знаю о других людях — только по рассказам деда. Теперь мне предстоит отправиться в большой мир, где все чуждо и незнакомо. Как это странно и непонятно! — чуть не плача, высказался юноша.

— Так надо, Тору… — так же печально вымолвил речной дух.

— Даже толком не знаю, кто я такой и почему именно мне выпала эта участь — спасать мир! Неужели нет более достойных?! — раздраженно выкрикнул парень.

— Мир слаб и утратил способность к самоочищению. Раздираемый войнами, он погряз в раздорах и лицемерии. Ждет доблестного героя, который докажет собственным примером, что в мире еще остались светлые души. Как знать, может быть, именно ты и есть такой герой, — спокойно и рассудительно произнесла Маола.

— А что будет, если у меня не получится? Что тогда?!

— Не стоит бояться будущего, — промолвила Маола, — ведь оно пока не наступило, и все в твоих руках. Ты должен быть уверен в себе. Доверься высшим силам, и они проведут тебя по самым опасным дорогам. А если задаешься вопросом о своем предназначении, то знай, что познать божественный замысел можно, лишь пройдя весь жизненный путь до конца. Только тогда ты сможешь увидеть картину целиком. Одна нить не поймет цели своего существования, пока не увидит тот прекрасный узор, что она образует, переплетаясь с другими…

— Все это красивые слова, — угрюмо сказал Тору. — Способны ли они мне помочь?..

— Мне будет тебя не хватать, — с грустью произнесла речная фея, словно не расслышав, — но ты не расстраивайся, ведь я буду всегда с тобой, куда бы ты ни направился. Ведь вода есть везде, кроме жарких безжизненных пустошей. Тебе достаточно всего лишь взглянуть на воду и позвать меня. А чтобы тебе хоть чуть-чуть стало легче, открою маленький секрет: ты найдешь свою любовь…

Эти слова заинтриговали Тору. Но к тому моменту, как он собрался с мыслями и решился расспросить Маолу как следует, ее образ на поверхности воды начал расплываться и вскоре вовсе исчез.

Молодой человек в задумчивости посидел возле родника, смотря на закат, который все эти годы завораживал его своей красотой. Он вспоминал, как впервые пришел на берег ручья ребенком и увидел прекрасный лик Маолы в мерцающей воде. Вернется ли он снова на этот берег?..

Когда совсем стемнело, Тору в тяжелых раздумьях побрел домой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 536