электронная
90
печатная A5
410
16+
Право на жизнь

Бесплатный фрагмент - Право на жизнь

Объем:
294 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-5332-1
электронная
от 90
печатная A5
от 410

Глава 1. В плену у времени

Свою долгую жизнь господин Крит посвятил благородному делу — созданию на Земле единого государства. После многовековой разобщённости, конфликтов и войн люди, наконец, осознали необходимость всеобщего объединения. Для кардинального преобразования человеческого общества потребовалась организация, пользующаяся всеобщим доверием. Такой организацией стала Мировая ассамблея, которую возглавил известный и авторитетный политический деятель Крит. В неё вошли ведущие политики, экономисты, учёные. Они разработали архитектуру объединённого государства. После её одобрения развернулись масштабные и сложные преобразования. Крит принял в этой работе самое деятельное участие. Его выдающиеся заслуги были замечены. После всеобщих выборов он возглавил объединённое государство. За время его правления значительно выросла экономика, существенно улучшилась жизнь людей. Больших успехов достигли генные инженеры. Они предложили новые биотехнологии, которые позволили победить многие смертельно опасные заболевания, повысить физические и умственные способности людей, существенно увеличить срок их жизни. Первыми генно-модифицированными людьми стали руководители государства, учёные, деятели культуры, чиновники, представители силовых ведомств. Население планеты быстро увеличивалось. Вскоре люди плотно заселили всю сухопутную территорию планеты. Явственно стала ощущаться нехватка жизненных ресурсов. Резко обострились противоречия между правящей элитой, которая имела комфортные особняки, не испытывала недостатка в продуктах питания, свободно пользовалась достижениями генной инженерии, и простым народом, живущим в условиях многих ограничений. Так постепенно на первый план выдвинулась грозная проблема перенаселения Земли. По инициативе Крита был создан Центр перспективных исследований, предназначенный для поиска новых источников жизненных ресурсов. Глава государства возлагал на него большие надежды. Между тем напряжённость в обществе постоянно нарастала. Правительство не справлялось с возложенными на него задачами. Крит судорожно рассматривал любые предложения, позволяющие избежать кризиса, который мог привести к развалу государства, хаосу и гражданской войне.

По традиции с утра Крит устраивал деловые встречи. На этот раз он пожелал проводить беседы в неофициальной обстановке на балконе резиденции. Слуги-роботы принесли туда круглый стол и два кресла с высокими спинками. Одно из них занял хозяин резиденции. Серый и невзрачный вид с балкона его раздражал. Он нажал кнопку на ручке кресла. Появился великолепный морской пейзаж. Потянуло влажным, солёным воздухом. Он сразу почувствовал облегчение.

Сегодня он собирался обсудить кризисную ситуацию с директором Центра перспективных исследований Цитроном. Этот энергичный молодой человек за короткое время сделал головокружительную карьеру от простого специалиста до руководителя государственного ведомства, имеющего стратегическое значение. Цитрон нравился господину Криту своей решительностью. Редко можно было найти человека, который с такой страстью и уверенностью в успехе брался за выполнение самых сложных заданий.

Появившийся Цитрон поприветствовал главу государства, который любезно указал ему на свободное кресло. Юркий робот-официант быстро сервировал стол для утреннего кофе.

— Прошу, господин Цитрон, присоединяйтесь к моей утренней трапезе.

Цитрон взял чашечку с ароматным напитком и вдохнул его аромат.

— В самом деле, чудесный кофе.

После небольшой паузы Крит приступил к делу.

— Господин Цитрон, я пригласил вас для неофициальной беседы. В целом я удовлетворён вашей работой. Мне импонирует ваше нетривиальное мышление. Как вы оцениваете обстановку, которая сложилась в государстве?

— Буду откровенен, ситуация близка к критической, а действия Правительства прямолинейны и неэффективны.

— Увы, это так. В чём вы видите главную опасность?

— Я считаю, что люди просто не верят в обещания Правительства, которое действует методом грубой силы. Любые недовольства условиями существования решительно и жестоко пресекаются полицией. Конечно, это вызывает ответную негативную реакцию. Люди начинают объединяться в антигосударственные блоки, партии. Их целью является свержение Правительства и преобразование общественного устройства. По моим сведениям, они организуют вооружённые отряды боевиков. В ближайшее время нас ждут беспорядки и вспышки вооружённой борьбы с полицией. Дальнейшее развитие событий зависит только от действий Правительства.

— Чем ваш Центр может помочь Правительству в сложившейся обстановке?

— У нас есть ряд перспективных разработок, которые могут существенно ослабить напряжённую ситуацию, связанную с ограниченными жизненными ресурсами. Сюда относятся новые источники энергии, биосинтез продуктов питания, строительство поселений в акватории океанов, программа колонизации планет Солнечной системы. Эти направления возглавляют ведущие учёные. Ими уже проведён большой объём работ: осуществлены основные исследования, созданы новые технологии. Есть предварительные обнадёживающие результаты, но нам требуется время, чтобы перейти к практической реализации.

— Из этого следует, что на данный момент вы не можете предложить никакого оперативного решения.

— К сожалению, это так. Считаю, что сейчас стабилизировать обстановку можно только за счёт продуманных политических шагов, которые Правительство не предлагает. Всем необходимо понять, что силовое разрешение кризисной ситуации может привести к неуправляемому хаосу, волне массового и бессмысленного террора и полному краху единого государства. Недовольные народные массы являются грозной силой. Считаю, что Правительству пора начать диалог с руководством оппозиционных группировок и попытаться найти допустимые компромиссы. Нужно наладить идеологическую работу. Всеми средствами массовой информации надо настойчиво убеждать людей, что вооружённая борьба погубит человечество, что Правительство делает всё возможное, чтобы облегчить положение народа. Тем самым можно остановить политический кризис и возможную революцию.

— В ваших словах много здравого смысла, но сами понимаете, от вас я ожидал несколько иных предложений. Сегодня вы меня не порадовали, — подвёл итог беседы Крит.

Покидая главу государства, Цитрон вдруг отчётливо понял, что этот старый и больной человек, уставший от бесконечных дел и забот, больше не в состоянии управлять государством. Нужен новый руководитель, решительный и уверенный в своих силах, который знает, как вывести человечество из кризиса. Не один из известных политиков, по его мнению, не подходил на эту роль. Оценив свои способности, он решил, что вполне сможет заменить Крита на его посту и спасти единое государство от развала. Для осуществления задуманного ему нужна поддержка всех слоев общества, и он уже знал, как её получить.

Оставшись один, Крит погрузился в грустные размышления. Его надежды на Центр перспективных исследований не оправдались. Выхода из сложившейся ситуации он не видел, а потому впал в глубокое уныние. Бессонными ночами он анализировал историю создания единого государства и пытался найти причину возникшего кризиса. Наконец, он её обнаружил. В его голове родился неожиданный выход из создавшегося положения.

Для реализации своего плана он вызвал в резиденцию скандально известного профессора Дейча. Об этом учёном он узнал от своего старого приятеля, господина Лески, который занимал пост президента Академии наук. С его слов, профессор был забавным чудаком. Десять лет тому назад он уговорил Лески создать при Академии наук лабораторию по изучению способов перемещения в пространстве-времени. Дейч так азартно и убедительно описывал открывающиеся перспективы, что Лески не смог ему отказать. Из-за этого он выслушал немало нелестных высказываний от своих коллег. Многие из них считали Дейча авантюристом, нагло игнорирующим авторитетные мнения и попирающим общепризнанные фундаментальные положения. Впоследствии Лески не раз пытался расформировать скандальную лабораторию, но Дейч всегда находил какие-то аргументы, под напором которых Лески сдавался и оставлял Дейча в покое. В прошлом году профессор доложил президенту Академии наук, что теория перемещения материальных объектов в пространстве-времени подготовлена и нуждается в экспериментальной проверке. Для того, чтобы получить необходимое финансирование, Дейч пошёл на беспрецедентные меры: он выступил с докладом о результатах своих исследований на заседании Академии наук, и Лески в очередной раз пошёл ему навстречу. Дейч получил согласие на разработку, изготовление и испытание опытного образца, получившего название «Временной лифт». В настоящее время лифт был готов к проведению испытаний.

В одной из бесед Лески рассказал Криту о профессоре Дейче и его идее создания машины времени. Тогда они оба посмеялись над странным учёным, но любопытство Крита взяло верх над здравым смыслом, и он попросил Лески держать его в курсе работ Дейча. Известие о готовности временного лифта и безуспешные поиски выхода из кризисного положения породили у Крита идею вмешательства в ход исторических событий. Поэтому Дейч был вызван в резиденцию и сейчас с недоумением взирал на главу государства.

Крит внимательно поглядел на профессора и начал беседу.

— Господин Дейч, до меня дошли сведения о ваших работах. Я узнал, что вы создали экспериментальный образец временного лифта, который в ближайшее время собираетесь испытать. В связи с этим мне хотелось бы узнать о его функциональных возможностях.

Дейч, удивлённый таким вниманием к своей научной деятельности, решил рассказать её предысторию.

— Работа над лифтом началась задолго до создания лаборатории, когда я случайно обнаружил в архивах труды моего предшественника — изобретателя Меркоса. Он всю жизнь посветил изучению способов перемещения в пространстве-времени. До наших дней, к счастью, дошли его работы и проекты. Этот гениальный человек внёс решающий вклад в создание теории пространственно-временных путешествий. Однако завершить свои труды он не смог. Помешал нелепый случай, который оборвал его жизнь. Долгое время труды Меркоса не были востребованы и мёртвым грузом лежали в архиве. Я первым оценил по достоинству его идеи и стал продолжателем его дела. Мною были дополнены и исправлены положения его теории. На основе этой многолетней работы в моей лаборатории было создано экспериментальное устройство, позволяющее перемещаться в пространстве и времени. Путешественник может стать свидетелем давно прошедших событий, и даже вмешаться в ход истории. В этом случае возникает новая реальность, в которой история получает иное направление развития.

Дейч хотел продолжить, но Крит опередил его.

— Судя по вашему рассказу, временной лифт обладает уникальными и, в каком-то смысле, фантастическими возможностями. Скажите честно, профессор, вы уверены в правильности вашей теории и работоспособности лифта?

— Да, безусловно, — убеждённо ответил Дейч.

— Прошу понять меня правильно, но в академической среде с настороженностью относятся к вашей работе. Впрочем, коль вы так уверены в успехе, я готов вам поверить. Честно говоря, мной руководит не праздный интерес. Есть план использования вашего детища на благо человечества. План несколько авантюрный. Поэтому я вынужден действовать тайно. Всё, что вы сейчас услышите, прошу сохранить в тайне, — Крит сделал паузу и пристально посмотрел на учёного. — Вам, конечно, известно о кризисной ситуации, сложившейся в государстве. Она вызвана тем, что человечество впервые столкнулось с проблемой перенаселения Земли. Применение биотехнологий с целью увеличения жизни людей оказалось преждевременным. Не было предусмотрено опережающего развития ресурсной базы. В результате на нормальное содержание людей едва хватает имеющихся запасов энергии, пищи, пресной воды и т. д. Несмотря на все усилия Правительства, положение народа ухудшается. Существенно выросло различие между уровнем жизни простых людей и элиты, что вызывает недовольство большинства народа. Оно рано или поздно перерастёт в вооружённое восстание, которое только усугубит и без того непростую ситуацию. Мы неуклонно приближаемся к тому моменту, когда радикалы от оппозиции призовут людей к беспощадной вооружённой борьбе, результатом которой будут мародерство, хаос, бесчисленные человеческие жертвы и полный коллапс власти. Человечество будет отброшено в своём развитии на столетие. Мы находимся на краю гибели современной цивилизации. Я предлагаю воспользоваться вашим изобретением, чтобы изменить историю и направить её по другому пути развития.

— Вы, в самом деле, хотите вмешаться в ход истории?

— Да!

— Для этого нужно выбрать исходное событие.

— В качестве отправной временной точки, начиная с которой необходимо внести коррективы, является покушение на доктора Корна, гения генной инженерии, впервые решившегося на эксперименты с людьми. Именно с этого момента началась эпоха генно-модифицированных людей.

— Насколько я понял, вы предлагаете под предлогом проведения испытаний экспериментального лифта отправиться в прошлое и изменить историю человечества.

— Именно так.

— Но при этом возникнет новая реальность, в которой произойдут другие события, и, возможно, не те, на которые вы рассчитываете.

— Я думал об этом, но другого выхода у нас нет. Надо дать человечеству вторую попытку построить счастливое общество. Возможно, оно окажется более совершенным. Вы согласны выполнить эту историческую миссию? — с надеждой спросил Крит.

— Если честно, я в шоке, потому что не представлял, что всё настолько плохо. Конечно, я замечал кризисные явления, но не предполагал, что так близок крах современной цивилизации. Я согласен выполнить ваше поручение, — с волнением произнёс учёный.


В лаборатории кипела напряжённая работа. Все сотрудники вместе с Дейчем трудились без выходных. Заместитель Верн руководил автономной проверкой бортовых систем и выполнением операций по сборке лифта. Вот и наступил долгожданный момент, когда лифт был полностью укомплектован и готов к проведению испытаний.

Для тестовых испытаний было решено переместить в прошлое какой-либо предмет и возвратить его назад. После обсуждения выбор пал на видеокамеру, работающую в режиме сьёмки. Верн поставил её в лифт, установил пункт назначения и время возвращения. Лифт должен был прибыть в лабораторию год назад и через пять минут вернуться назад. Верн нажал кнопку на пульте дистанционного управления. Последовала короткая вспышка, и место старта опустело. Наступила тишина. Участники эксперимента замерли в напряжённом ожидании. Вскоре новая вспышка света заставила испытателей зажмуриться. Восторженные возгласы вывели Дейча из оцепенения. На стартовой площадке стоял лифт, прибывший из прошлого времени.

Верн вынес из него видеокамеру и передал её Дейчу, который остановил запись и включил просмотр. Сотрудники, обступившие его, с любопытством уставились на экран. Видеозапись бесстрастно зафиксировала все моменты подготовки и путешествия во времени. Самой интересной частью съемки стали прошлогодние события, происходившие в лаборатории.

По случаю удачного испытания профессор произнёс короткую торжественную речь.

— Дорогие соратники, поздравляю вас с великой победой. Мы долгие годы шли к этому дню. Завтра мы продолжим испытания временного лифта, который, без сомнения, станет самым значительным достижением современности. Благодаря великому изобретателю Меркосу и нашей многолетней работе, человечество получит просто фантастические возможности. Люди смогут путешествовать в пространстве-времени и стать свидетелями событий прошлого и будущего. Речь Дейча прервали бурные аплодисменты. Он поднял правую руку, призывая сотрудников к тишине.

— Думаю, что вы не будете возражать, если я стану первым испытателем временного лифта и проверю его функциональные возможности.

Послышались одобрительные возгласы.

— В таком случае, завтра продолжим испытания лифта, а сегодня все свободны.

Сотрудники стали расходиться.

— Верн, — Дейч обратился к своему заместителю, — не забудьте выключить лифт.

— Разумеется, шеф.

Верн пошёл выполнять указания, но на полпути остановился и, развернувшись к Дейчу, спросил:

— Профессор, если при испытании лифта вы будете корректировать прошлое, то возникнет новая реальность с непредсказуемыми последствиями.

— Верн, я отдаю себе отчет в серьёзности всякого вмешательства в ход истории. Успокойтесь, я запланировал лишь безобидную тестовую проверку. Так что можете не волноваться.

Верн попрощался и в задумчивости стал выключать оборудование. Странно, но заверения профессора только усилили недоверие к нему. До некоторой поры Верн не стал бы подозревать шефа в чём-то недостойном, но неожиданный случай многое изменил. Однажды к нему обратился неизвестный человек и передал просьбу влиятельного господина Цитрона о встрече. При этом он попросил сохранить всё в тайне. Во время назначенной встречи Цитрон заговорил о Дейче и его научных исследованиях. Он мягко, но убедительно, просил информировать его о ходе и результатах работы, обосновав это высшими государственными интересами. Тогда Верн подумал, что это обыкновенная конкуренция между ведомствами. Видимо, Цитрона заинтересовали работы лаборатории. При удачном их завершении он попробует прибрать лифт к своим рукам, а в случае провала получит хороший компромат на президента Академии наук, которого недолюбливал и считал своим конкурентом. Тогда Верн счёл разумным сказать Цитрону, что подумает над его предложением, а для себя решил, что не будет вмешиваться в межведомственные распри. Встреча с Цитроном оставила след в его душе. Он стал размышлять о лифте и опасности вмешательства в прошлые и будущие события. Верн пристально присматривался к деятельности Дейча. Первая настороженность появилась у него, когда он заметил резкую смену настроения профессора после приёма у главы государства. Ранее общительный и весёлый профессор стал угрюмым и замкнутым, а на его рабочем столе появились старинные исторические альманахи и прочая литература, не свойственная прежним интересам. «Похоже, Цитрон оказался прав в своих опасениях, когда попросил присмотреться к шефу и оценить возможные последствия вмешательства в ход исторических событий», — подумал Верн.

Он решил немедленно связаться с Цитроном.

— Господин Цитрон, временной лифт прошёл тестовую проверку. Завтра утром Дейч собирается лично начать его испытания. Мне кажется, что он попытается внести коррективы в какое-то историческое событие.

— На чём основано ваше предположение?

Верн коротко изложил свои рассуждения.

— Вы правильно поступили. Я приму все меры, чтобы временно изолировать Дейча, а вас попрошу без моего указания не проводить испытания лифта, — распорядился Цитрон.

Вернувшись домой, профессор поужинал, просмотрел последние известия и собирался обдумать завтрашний план испытаний. Однако сделать это ему не удалось. Полицейские, бесцеремонно ворвавшиеся в его квартиру, объявили ему об аресте по подозрению в антиправительственном заговоре. Спорить с ними было бесполезно. Профессора доставили в следственный изолятор и провели в кабинет следователя.

— Гражданин Дейч, вы обвиняетесь в антиправительственном заговоре. Предлагаю добровольно признать свою вину.

— О каком заговоре вы говорите? — возмутился профессор.

— Не осложняете своё положение. Нам многое известно. В частности, мы знаем, что завтра вы должны начать испытания экспериментального образца временного лифта.

— И что же в этом криминального? Испытания — это часть моей научной работы. Они проводятся на основе разрешения президента Академии наук.

— Да, это так, но есть одно «но». Из достоверных источников нам стало известно, что в ходе испытаний некий высокопоставленный господин поручил вам изменить какое-то историческое событие, что приведёт к свержению Правительства.

— Ваши утверждения — это полная чушь.

— Чистосердечное признание смягчит вашу вину, предлагаю…

Дейч с негодованием прервал следователя.

— Вы необоснованно обвиняете меня, основываясь только на предположениях. Это же смешно слушать: некий высокопоставленный господин, какое-то историческое событие.

— Зря упорствуете, ведь поручение имело место. Тот, кто втянул вас в авантюру, — следователь скользнул глазами по портрету главы государства, — не поможет вам.

— У вас нет никаких законных оснований меня задерживать.

— Ошибаетесь, при обвинении в антиправительственном заговоре следствие может провести задержание подозреваемого даже при отсутствии доказательств. Думаю, что мы и без ваших показаний выясним, что вы захотели изменить в прошлом, чтобы сместить Правительство.

— Это какой-то бред!

— Профессор, напоминаю, что в случае сотрудничества с правоохранительными органами вы можете перейти из обвиняемого в свидетеля преступления. А пока посидите в камере предварительного заключения и подумайте над моим предложением.

Конвойный открыл дверь камеры и, указав Дейчу на свободное место, буркнул: «Располагайся».

Лязг затворов за спиной, вернул профессора к реальности.

— Здравствуйте, — поздоровался он со своим сокамерником, плотным, низкорослым мужчиной лет пятидесяти.

— Добро пожаловать. Меня зовут товарищ Фред, я руководитель местной организации Рабочей партии.

Мужчина протянул руку.

— Профессор Дейч, — представился вновь прибывший арестант, пожимая руку.

— Присаживайтесь, — Фред пристально посмотрел на профессора. — Если не секрет, каким ветром вас занесло в это мрачное заведение?

Дейч тяжело сел на предложенное ему место, и, оглядывая камеру, устало пожал плечами.

— Мне сказали, что я обвиняюсь в антиправительственном заговоре.

— Кто бы сомневался, что всякий инакомыслящий человек будет тут же заподозрен в заговоре. Ну а, за что конкретно вас посадили?

— Мне сказали, что моя научная деятельность каким-то образом может изменить историческую ситуацию, — не особо вдаваясь в подробности, ответил Дейч.

— Чушь, ну что вы, учёные, можете сделать для свержения Правительства, сидя в своих лабораториях? Хотя в наше революционное время нет ничего невозможного. Трезвомыслящие люди, осознающие тяжёлое положение трудового народа, пополняют ряды борцов за справедливое общество. Я рад, что вы сделали верный выбор.

— Честно говоря, меня вряд ли можно отнести к революционерам.

— Так вы сомневаетесь в необходимости революции? — разочарованно спросил Фред.

— Меня пугают её страшные последствия. По мнению аналитиков, погибнет много людей, будут разрушены объекты инфраструктуры. Мы окажемся перед угрозой гибели современной цивилизации, — пытался объяснить свою позицию Дейч.

— Ах, вот в чём причина. Ну, знаете дорогой товарищ, революцию не делают в белых перчатках, и она связана с неизбежными жертвами. Впрочем, ваши аналитики бессовестно врут и пугают народ. Никто не собирается уничтожать всю элиту и полностью разрушать государство. Правительство в своей лживой пропаганде представляет нас кровожадными варварами. Между тем, мы готовы сотрудничать со всеми слоями общества. Непримиримая борьба будет вестись только с врагами революции.

— Но на стороне Правительства хорошо обученная, организованная и вооружённая полиция, которая готова решительно подавить всякие революционные выступления. Что вы можете противопоставить этой отлаженной машине?

— Профессор, вы нас недооцениваете. Во-первых, мы готовим вооружённые отряды боевиков, число которых постоянно растёт. Во-вторых, проводим агитацию среди всех слоев населения, включая полицейских, и многие из них разделяют наши убеждения.

— А какие преобразования в общественном устройстве вы собираетесь провести?

— Мы ликвидируем классовое разделение и откажемся от генной модификации людей. Только так можно гарантировать всем равные возможности. Есть два варианта действий: либо все люди должны стать генно-модифицированными, либо все останутся первозданными, как нас создала природа. Первый вариант неизбежно приведёт к гибели человечества из-за перенаселения Земли. Остаётся второй вариант, который мы и предлагаем. Я понимаю, что это шаг назад, но наше общество пока не готово использовать достижения генной инженерии. Когда люди откроют новые источники жизненных ресурсов или найдут новые места обитания, тогда можно будет вернуться к первому варианту действий.

Разговор был внезапно прерван всё возрастающим шумом на улице. За окном раздавались крики и отдельные возгласы. Перед зданием следственного изолятора собралась огромная толпа, которая стала громко скандировать: «Свободу товарищу Фреду! Требуем прекратить преследование руководителей Рабочей партии! Долой Правительство, попирающее права трудового народа!»

Товарищ Фред гордо мотнул головой в сторону зарешеченного окна.

— Вот вам доказательство моих слов. Народ созрел для бунта.

— Этого-то я и опасаюсь, — подумал про себя профессор, но вслух задумчиво произнес. — Кажется, вы правы.

Через три дня Дейча неожиданно освободили. Эти трое суток полнейшей неопределенности повлияли на его мировоззрение. Если несколько дней назад он сомневался в правомочности корректировки событий прошлого, то сейчас у него исчезли последние сомнения. После душа, лёгкого ужина и бокала вина он почувствовал страшную усталость, лёг в постель и тотчас уснул.

Утром Дейч отправился в лабораторию. Там он застал одного Верна.

— Профессор, вас освободили?

— Как видите. А вы откуда знаете о моём задержании? — у учёного возникли смутные подозрения.

— Вообще-то такое событие трудно утаить. Я очень рад вас видеть. Мы за вас очень переживали.

— А где остальные? — Дейч с удивлением оглядел опустевшую лабораторию.

— Вы же ничего не знаете. После вашего ареста президент Академии наук распорядился остановить работу лаборатории. Все сотрудники были отправлены в отпуск. Меня оставили здесь присмотреть за порядком. Лифт опечатали, испытания отменили.

— Почему? — расстроенно спросил профессор.

— Господин Цитрон, выступил на внеочередном заседании Правительства о деятельности нашей лаборатории. Он убедил министров в потенциальной угрозе временного лифта для существования государства. После этого, было принято решение о закрытии лаборатории.

— А что же будет с лифтом?

— Его решили передать на хранение в Центр перспективных исследований. С завтрашнего дня за него будет отвечать лично господин Цитрон. Кстати, профессор, забирайте свои личные вещи, а я пойду закрывать помещения лаборатории.

Верн ушёл, оставив растерянного профессора. Его замешательство длилось недолго. У профессора родился отчаянный план. Он быстро направился на испытательный стенд, решительно сорвал печати с лифта и вошёл внутрь.

Там он задал пункт прибытия в пространстве-времени и нажал кнопку пуска. Могучая, тайная сила, выпущенная профессором на свободу, подхватила его щуплое тело и с невероятной скоростью понесла в глубины прошлого. Он провалился в неведомую бездну, в которой мимо него стремительно пролетали эпохи, страны, люди, обрывки бесчисленных событий и катастроф. Всё смешалось в один вращающийся клубок. Ещё немного и он потерял бы сознание. Но, к счастью, стремительный бег времени неожиданно закончился. Когда Дейч пришёл в себя, то понял, что находится в небольшом провинциальном городке. Его окружали старинные дома. По плохо асфальтированным узким дорогам проезжали примитивные бензиновые автомобили. Люди спешили по своим делам. Именно здесь вскоре должно произойти событие, которое по замыслу господина Крита надо было скорректировать, чтобы изменить дальнейший ход истории.

До места предстоящего события Дейч захотел пройти пешком. Прекрасное утро, свежий воздух, первозданная природа. Как это разительно отличалось от их мира с безвозвратно нарушенной экологией. При ходьбе профессор ощущал необычайную лёгкость. Иногда казалось, что он просто парит над тротуаром, едва касаясь его ногами.

В этом городе проживал доктор Корн — гений генной инженерии, который стал первым проводить эксперименты по модификации генома эмбрионов человека. Его опыты были не всегда были успешными и часто имели нежелательные последствия, но это его не останавливало. Он полагал, что на пути создания идеального человека у него есть право на ошибки, и это право подкреплялось покровительством и финансированием могущественных покровителей. Однако большинство людей считали кощунством подобное вмешательство в человеческий организм. Активисты за прекращение модификации человека устраивали митинги, громили научный центр доктора, но самым решительным оказался молодой человек по имени Марк, решившийся на убийство Корна.

Дейч добрался до места события, затем перешёл на противоположную сторону улицы и посмотрел на часы. Через несколько минут сюда прибудут действующие лица. Вот Марк подошёл к магазину и остановился, делая вид, что рассматривает витрину. В правой руке он держал пистолет, прикрытой плащом. А вот и бодро шагающий Корн. Событие, которое сейчас произойдёт, профессору известно до мелочей. Марк, к сожалению, окажется неопытным стрелком, и пуля просвистит рядом с ухом Корна, который отделается лёгким испугом. В результате человечество станет на путь создания общества генно-модифицированных людей. Чтобы исправить историческую ошибку, Дейч за секунду до выстрела должен окликнуть Корна. Тот остановится, повернёт голову, и пуля, выпущенная Марком, поразит намеченную цель. Всё было задумано просто и элегантно. Вот и наступил исторический момент. Дейч громко крикнул: «Корн!» Но дальше случилось невероятное. Доктор не услышал отчаянный возглас и не повернулся в сторону профессора. Никто на улице не заметил человека из будущего. История уверенно проследовала проторенным путём. Профессор только сейчас отчётливо понял, что в этом мире он всего лишь призрак, который может только наблюдать происходящее и не в силах что-либо изменить.

Что же случилось? В конструкции временного лифта Дейч не сомневался. Вдруг он понял, что данное событие было заблокировано от изменения. Теперь всё стало на свои места. Вероятно, Цитрон инициировал его арест, а предатель Верн, покопавшись в его компьютере, нашел материалы о покушении на Корна.

Итак, выполнить поручение господина Крита не удалось. Что же делать? Если вернуться назад, то его вновь арестуют и поместят в тюрьму, но туда спешить не стоит. А что, если попробовать другой вариант. Надо переместиться во время жизни изобретателя Меркоса и предотвратить несчастный случай, который оборвал его жизнь. В этом случае временной лифт появится раньше, и предшественники, возможно, не допустят возникновение классового общества генно-модифицированных людей.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 410