электронная
60
печатная A5
457
18+
Право на попытку

Бесплатный фрагмент - Право на попытку

Объем:
310 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5590-3
электронная
от 60
печатная A5
от 457

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Научная мысль — единая для всех,

и та же научная методика, единая для всех,

сейчас охватили все человечество,

распространились во всей биосфере,

превращают ее в ноосферу.

В. И. Вернадский


«Научная мысль как планетное явление».


— И бросил я первую гаечку.

Недалеко бросил, как положено.

Метров на десять.

Гаечка прошла нормально.

А. Стругацкий,

Б. Стругацкий

«Пикник на обочине».

Плюс

Никогда не мог понять, почему люди таких габаритов выбирают мирную профессию. Здесь, вообще-то, не говорят о прошлой жизни. Но я всё же знал, что Малыш раньше трудился в каком-то закрытом ящике лаборантом. Это он сам рассказывал. Так, между делом. И, как-то упоминал, что неплохо зарабатывал. Что привело его сюда, не знаю. Но тут он очень даже органично выглядит. Не могу себе его представить в белом халатике за лабораторным столом рядом с колбами и ретортами. А вот в бронежилете «Сфера», который ему изготовили на заказ, в силу, опять же, габаритов Малыша, в камуфляже и в полной боевой очень даже смотрится. Он эту защиту из-за периметра долгонько ждал. Терминатор, ёлки-иголки. Одно непонятно, как этот самый броник по швам не расходится. Там липучки на боках, так он на самую крайнюю цепляет. Держится как-то. И вот смотришь на него и думаешь, что сейчас распахнётся! Бронежилет, в смысле. А вот не распахивается. Его ещё и носит надо уметь. Он — умеет.

В общем, представьте себе детину, около двух метров ростом. Шатен. Глаза голубые. Вес… Не, не знаю, сколько в нём веса, но я его поднять не смогу. И рост не мерил, но точно около двух. Или выше. Одно скажу. Я-то думал, Малыш жирноват. Причём, прилично жирноват. Пока однажды не увидел его по форме два. В смысле, с голым торсом. Ни жи-рин-ки. Вот, ёлки-иголки!

Он как-то испачкался сильно. Хе-хе, про это потом отдельно расскажу. Вляпаться в дерьмо псевдогиганта — то ещё удовольствие! Так вот. То, что на одетом Малыше выглядело как слои сала, на раздетом — оказалось мышцами. Только чересчур выпирающими. Я его как-то спросил, а не было ли мысли поучаствовать в конкурсе «Мистер Вселенная». Не, говорит, там же качаться надо, мышцы наращивать, рельефом заниматься. Я говорю, а это — и тыкаю пальцем в аккуратные кубики пресса и бицепс, габаритами смахивающий на дыню. А это, говорит, от природы. От папки с мамкой досталось. И замолчал.

Ну, оно понятно. Как я уже говорил, тут не принято о прошлой жизни рассказывать. Я вот про себя тоже шибко-то не говорю. Почти никто не знает, кем я был до Зоны, чем занимался. Сталкер Плюс, и всё. А Плюсом тут уже прозвали.

Здесь погоняло быстро прилипает. Кого-то из-за внешности или характера называют. Вон, как Шрама или Злого. Шраму снорк рожу распустил, такой красавчик стал, не приведи, Господь. А со Злым вообще не знаю, как люди общаются. Про него даже старый анекдот переделали. Ну, не я, а Шутник. В общем, приходит Злой к доктору и говорит, дайте мне, док, таблетки от нервов. Врач переспрашивает, от чего таблетки, а тот орёт, от нервов!!!! Злой.

Ну, как ещё бывает? У кого-то фамилия говорящая, как, например, у Солдатова или у Хоботова. Так и топчут Зону, одного Солдатом называют, другого Слоном. Хотя, какой из него слон? Ростом с меня, не выше. Я конечно, затылок к затылку с ним не мерился, но и так видно. Аксель так вообще от Аксёнова. Или вон взять Неживого. Фамилия у него такая — Не-жи-вой. Мишаня его, когда первый раз увидел, говорит, тю, да с такой фамилией и погонялы не надо. Ну а я бы, честно говоря, с такой фамилией два раза подумал бы, прежде чем в Зону идти. Тут о смерти лучше не думать, не говорить. А то Зона услышит, и безо всякого «Монолита» твоё желание исполнит. Вот так-то. Кстати, Мишаня, это и имя, и кличка одновременно. Зовут Михаилом, кличут Мишаней. Так на него посмотришь, и видишь — натурально. Мишаня. По-другому грешно назвать.

А есть ещё те, кто клички по часто употребляемым словечкам получил. Например, Ухты. Он, когда в Зону попал, как говорят, всему удивлялся. Впрочем, все, когда здесь оказываются, удивляются. Но не все каждые две минуты говорят: Ух, ты! Слепая собака! Ух, ты! Гайка с ленточкой! В общем, так и появился сталкер Ухты. Тут, главное, самому себе прозвище не придумывать, оно само тебя найдёт. А то бывает, пришёл, Соколом назвался, и в первой же ходке облажался. Что-то несвежее перед выходом съел. И километра не прошли, а его прижало. Где, говорит, мужики, тут сортир найти. Это в Зоне-то! Сортир! Догадайтесь как его прозвали? Так и ходит Говнюком. Вроде, живой ещё. Сокол, блин, ёлки-иголки.

Ну а я Плюс. Сталкер Плюс. Это пошло с того раза, когда я первый раз полный контейнер артефактов Скуперфильду приволок. Он хабару цену называл, а я каждый раз с вопросительной интонацией говорил: Плюс? … Имея ввиду, что надбавить бы надо. Да деньги тогда очень нужны были. Тут ведь как? Такие как я, миллионерами не становятся. Зарабатываешь бабло, тратишься на снаряжение и патроны, чтобы заработать больше денег, чтобы хватило на лучшее снаряжение и на побольше «маслят» …ну, и так далее. Скопить кое-что удаётся, но не столько, сколько хочется. Да ещё и спиртное. В Зоне без водки никуда. За Периметром я, при таком количестве употребляемого внутрь, спился бы уже, скорее всего. А тут в ходке пьёшь, если антидота нету, после рейда пьёшь, даже если антидот есть. В общем, и радиацию выводить надо, и нервы успокаивать. И забыться. Некоторые ходки лучше сразу забыть. Вот тут-то она, родимая, тоже помогает. А стоит этот напиток в Зоне ой-ой-ой. Торговцы сволочи, хуже кровососов. Знают, что нашему брату, сталкеру, после ходки надо, вот и наживаются, радиоактивное шило им в гузло, ёлки-иголки.

Но я отвлёкся слегонца. Я про кличку свою начал. Так вот, я значит, торговцу уж раз в пятый говорю: Плюс? … Расхохотался он. И говорит: Ладно, у меня сегодня день удачный. Беру всё по максимуму. Так я и стал Плюсом с его лёгкой руки. Он назвал, кто-то подхватил, и пошло.

Я тогда впервые «Грозу» купил, и, в этот же день к спецу сгонял. Мне местный умелец, уж и не помню, как его звали, как-то слегка конструкцию поменял и несколько магазинов для него сделал по сорок. Всё же стандартные коробочки на десять-двадцать патронов, это не для Зоны. Ещё он как-то крепления переделал так, что в варианте гранатомёта, оптика тоже цеплялась. Насколько я знаю, обычно так не делается. Либо то, либо то. Автомат, как конструктор лего. Добавляй-убавляй по своему вкусу. Для него даже чемоданчик есть со всеми прибамбасами. Но одновременно их пристроить, это даже если очень хочется, не получится. А в Зоне таких умельцев можно встретить, которые даже старый обрез так могу модифицировать, что ни одному оружейному заводу и не снилось.

Уж не помню, как парня звали, но видел его в первый и в последний раз. Его кровосос высосал, мне потом рассказывали. Но работу сделал — загляденье.

И в тот же раз я себе броник суперский купил — «Форт». Такие бронежилеты безопасники и инкассаторы сильно любят. Они хоть и не лёгонькие, эти «Форты», но жёстких элементов нету, и пулю отлично держат. Кроме того, и под одеждой их удобно носить. Я, когда первый раз его под разгрузку надел и в зеркало посмотрел! Разгрузка есть, а броника нет. Ещё и курточку сверху камуфляжную ношу. Хе-хе.

Малыш

Нас на точку на вертушке решили забросить. Я не знаю, кто у командования наводчик в Зоне, но новую карту аномалий начальство получило буквально через два дня после Выброса. Это ж, я так думаю, несколько человек должны были трудиться, отмечая сместившиеся аномалии. Что бы мы, значит, ноги не били, время не теряли, а могли прямо к месту назначения по воздуху.

Меня накануне комроты вызвал. Ну, пошёл я вводную получать. Мы в стареньком хуторе базировались. Домов пятнадцать, не больше. Древние, некоторые развалились от времени, но были и вполне подходящие для проживания. Как называется хутор, не знаю. На карте обозначен просто точкой. Кто-то говорил, что назывался он то ли Ковалёво, то ли Ковали. Да нам особо и неважно. Вот в Дитятках база серьёзная, а у нас даже не база, так, отрядик небольшой.

Тут хоть и армия, но всё же не армия. Штаб — такой же покосившийся домишко, как и те, где мы расквартированы. Суперзащита не нужна. Между нами и Зоной — кордон. Мы что-то вроде истины в последней инстанции. Решатели проблем. Зато название какое громкое. Специальное подразделение штаба Международных изоляционных сил. Международных, ага. Из иностранцев среди нас только украинцы.

В общем, вызвал меня майор. Иду в штаб. Поднимаюсь по лестнице и налево. Там комроты себе что-то вроде кабинета оборудовал. И даже с ресепшеном. Секретарша в предбаннике при виде меня аж подпрыгнула. Ну не любит она меня почему-то.

— Командир занят. — И уставилась в монитор. Ну, ясно, сейчас там какой-то документ. А свёрнут либо пасьянс, либо сериал очередной дурацкий. Вон и наушники лежат, точно, смотрела. Она их тоннами с сетки скачивает и смотрит до одури. Хотя, на мой взгляд они, сериалы эти, только подросткам интересны.

Она в общем-то тоже не пенсионерка. Молодая девушка, хотя за глаза мы её звали Старая Ондатра. Это как-то подруга к ней приезжала и так назвала. Мы услышали, ну и прижилось.

— Вызывал меня майор. Причём срочно.

Я постучал в дверь, не обращая внимания на протестующий жест Ондатры.

— Разрешите, товарищ майор?

— Заходи, заходи, и давай без официоза. — Майор Воронцов поднялся со своего места, вышел из-за стола и протянул руку. — Садись, капитан, разговор есть. Серьёзный разговор. — Он вернулся на место, открыл ноутбук и сгрёб кипу бумаг на край стола, освобождая место.

Правильный у нас командир. Гайки не закручивает. Да и поопытнее многих. Может и в рейд сходить, и со сталкерами у него, не в пример большинства военных, нормальные отношения. Одно слово, спец.

Воронцов задумчиво посмотрел на меня, и вместе с крутящимся стулом повернулся к сейфу. Пошуровал где-то в его глубине и вынырнул с запылившейся бутылкой коньяка и двумя металлическими стопками.

— Давай, Егоров, махнём. Разговор у нас долгий будет, ну, и неофициальный. Не каждому доверять могу, — он протёр стопки носовым платком, — тебе — могу. — И, без паузы, продолжил. — В общем, надо в Зону сходить.

Воронцов снова нырнул в сейф и достал плитку шоколада.

— С закуской как-то вот так, как-то вот хреновастенько, прямо скажем. — Майор наполнил рюмки и вскрыл фольгу шоколадки. — Ты чего молчишь, капитан? — он поднял стопку, вторую протянул мне.

— Да, начало пугающее. — Я придвинулся к столу и взял металлический стаканчик. Поднёс к носу. Не очень я коньяк люблю и уважаю, но по запаху всегда можно определить, хороший или дерьмо. Этот просто благоухал. В том смысле, что почти никакого запаха я не почувствовал. Миндаль, что ли? Так, лёгкий аромат. А это и есть признак хорошего коньяка. Я взял со стола бутылку и сквозь пыль прочитал: «Тарки-Тау».

— Хм… никогда такого не пробовал. Не слышал даже. — Я даже не глотнул, а так, с чайную ложку набрал в рот. Прислушался к ощущениям. — М-м-м!

— Так попробуй. Давай, за успех. — Воронцов салютнул стопкой и залпом опрокинул её в рот. — Это хороший коньяк. Дагестанский. Не поверишь, мне его из Зоны принесли. Сталкер один. Говорит, целый ящик нашёл.

Я ещё раз немножко отхлебнул из рюмки. Действительно, богатый вкус, как и аромат. Такой напиток не захочется ни запивать, ни закусывать. Оставшееся содержимое отправилось вслед за первым, дегустационным глотком.

— Хороший, — я улыбнулся, показывая жестом, что неплохо бы и повторить, — мы в Зону, я надеюсь, не за Дагестанским коньяком идём?

— Я бы предпочёл, если честно. — Майор налил по второй. — Только дело наше намного серьёзнее… Я, Саня, даже место тебе сейчас не покажу. Когда с группой будете на точке, отсвистишься, точные координаты скину. Вооружение стандартное не берите. Ну, там, поройтесь на складе. Разгрузки чтоб разные, оружие. В общем, должны выглядеть не как группа спецназа, а так, типа, сталкеры в команду сбились. Под «Свободу» или «Долг» я, думаю, косить не стоит. Встретитесь с их бойцами, греха не оберёшься. Вам, по возможности, лучше без стычек обойтись. И без местных кланов проблем хватит. — Воронцов снова налил. — Да ты пей! Реально, такого не попробуешь. У него цена — ой-ой-ой, я узнавал. — Он захрустел кусочком шоколада и подвинулся ближе. — В Зоне вы хоть и не новички, но, всё же, по опыту только на новичков и потянете. Так что, если получится кого-то из аборигенов к делу привлечь, то это супер. Только они знают, что, где и почём. — Комроты развернул карту. — Давай поближе к столу, введу в курс дела. — Он провёл по карте ребром ладони, разглаживая. — Вас доставят сюда. — Воронцов ткнул пальцем в точку недалеко от центра Зоны…

Плюс

Так вот, я же про Малыша хотел рассказать. Мы с ним не так давно познакомились. Вернее, совсем недавно. Он мне тогда вообще-то жизнь спас. Мне в тот выход очень не повезло. Хрень какая-то. Я по местным меркам везунчик. Пустой редко возвращаюсь. Почему? Не знаю. Зона бережёт, да и заработать даёт. А тут хабара вообще не поднял, зато приключений на нижнюю часть спины набрал по полной. В общем, пустой шёл. Зону молил, чтобы патронов хватило до завода «Росток», где база «Долга», дотянуть. «Долговцы» там удачно расположились, хорошо сидят, крепко, не выкуришь. Там и бар есть, и торговец постоянно торчит, у которого хотел всем необходимым затариться. Да и снарягу подлатать не мешало бы. Штаны лохмотьями, куртка лоскутами. На зомби похож, ёлки-иголки. Я там частенько бывал, и даже жилище у меня почти постоянное имелось.

Можно было в сторону военных складов податься, туда даже ближе, но я «свободовцев» не очень люблю. Анархисты, они и в Зоне анархисты. Отношения у меня с ними нормальные. Они меня не трогают, я тоже мимо прохожу, если что. Кого знаю, с тем поздороваюсь. Но не более того. Так что всё же решил дотянуть до завода. Ну, и до бара, естественно. Кто не знает, находится база на территории, где в своё время собирались строить завод со смешным названием «Росток». На нём хотели дезинфицировать технику, что под радиацией побывала. Смешные. Разве ж это возможно? А вот мне бы не помешало ещё и радионуклиды вывести. Тут без бара, понятное дело, никуда. Вернее, без того, что в баре подают.

И откуда кровосос так близко от «долговцев» взялся, не знаю. Зона, мать её, ёлки-иголки.

Мутанты обычно в сторону «Долга» от Тёмной долины прут, здесь-то повыбили всех. Ну, слепые собаки, бывает, появляются, плоть пару раз видел, один раз снорка занесло. Видимо, теперь, в этот список и кровосос решил записаться.

Если кто не знает, расскажу. В общем, это тварь, ростом с Малыша, только похудее и лапы длинные. Со стороны кажется, что он осьминога во рту держит. Вернее, только голову. А конечности головоногого, типа, бьются в предсмертной агонии. Это последнее, что удаётся увидеть. Потому что эта гадина умет переходить в режим невидимости, и перемещается не просто быстро, а очень быстро. Это его состояние сталкеры называют «стелс». Ну а человека досуха высосать он может быстрее, чем я через трубочку выпиваю детскую пачку сока. Этими самыми осьминожьими ногами, которые на самом деле щупальца, и растут вокруг пасти заразы. Человек, после встречи с кровососом, очень быстро превращается в подобие египетской мумии. В смысле, если представить египетскую мумию, к примеру, в бронежилете и с автоматом Калашникова в руках. Кровососы, по счастью, нечасто встречаются. Если бы их побольше было, я думаю, сталкеры бы нечасто встречались.

И вот, у меня пять патронов в магазине к «Грозе» — я специально посчитал — четыре к «Макарову», ну и, собственно, всё. Нож при встрече с кровососом можно не учитывать. Четыре «ВОГа» ещё было, я их так и не использовал. Они тяжёлые, много с собой в ходку не беру. Но попасть в кровососа из гранатомёта, это, извините, невозможно. Значит, надежда только на нож, потому что всего, что у меня осталось, не хватит, чтобы эту гадину завалить. Но я пока ещё не видел таких, кто с ножом на кровососа попрёт. Да и я столько не выпью. Просто выбора нету. Так что и на нож тоже надежды никакой. В общем, когда зверюгу эту увидел — а он не сразу в режим «стелс» перешёл — врать не буду, жизнь перед глазами не промелькнула, но шальная такая мыслишка, что Плюс сейчас станет минусом, появилась. И ещё фильм вспомнил. Старый такой. «Чёрная кошка, белый кот» называется. Смешной фильм, про цыган. Там одна толстая тётя задницей гвозди из стены выдёргивала. Так вот, я бы сейчас такой гвоздь перекусил, настолько сильно всё сжалось.

Откуда Малыш появился, я и не понял. Он не настолько маленький, чтобы его не заметить. Просто двигается как-то плавно, бесшумно, будто перетекает с одного места на другое. Кровосос его тоже отчего-то не заметил. Может, дождь всему виной. Он с утра шёл. В смысле, дождь, а не кровосос. И непохоже было, чтобы собирался закончиться. Я ж ещё не знал тогда, что Малыш тоже на базу «Долга» шёл, а мои полрожка к «Грозе» и четыре патрона к «Макарову», это очень много. У Малыша к тому времени патронов вообще не было. Закончились.

Так вот, то, что кровосос его не сразу заметил, стало для него, в смысле для кровососа, ошибкой. Причём, с летальным исходом. Малыш, как-то так непонятно для меня и незаметно для тварюги, выдвинулся из-за огромного дерева, и с правой зарядил уже почти невидимому мутанту в лоб. Ёлки-иголки, я скажу! Кровосос мерцающий мгновенно превратился в кровососа из плоти и крови, отлетел на пару метров, приземлился на пятую точку, и картинно так, как в кино, откинулся. Только щупальца взлетели и опали. Ага. Убили Ктулху. Ну и звук «шмяк» такой ощутимый был. Я подобного не то что не видел, так даже не слышал, чтобы кровососа кулаком убивали.

Спасибо, говорю, мужик. Я ж чуть не обгадился. Меня Плюсом кличут, а ты кто? Кстати, говорю, хочешь анекдот про кровососа рассажу?

Вот так мы с Малышом и познакомились. Я ещё поржал. Кличка, говорю, тебе ой как подходит.

Малыш

Понабрали кто чего. Это же умора! Упаковались во что-то немыслимое. Я своих ребят в таком снаряжении, в такой одежде и с таким оружием, честно скажу, видеть не привык. И сам-то долго раздумывал, что выбрать. В итоге кроме модернизированного Макарова, взял себе два мини «Узи». А что? Темп стрельбы девятьсот пятьдесят выстрелов в минуту, калибр 9х19, в магазине тридцать два патрона. Самое то. К тому же миниатюрные, приклад складывается, да и с глушителем. Я понимал, что эти машинки не от каждой твари в Зоне помогут, поэтому всё же решил взять ещё и старого доброго «Калашникова». Лучше и надёжнее всё равно никто и никогда не придумает. Читал где-то в интернете про «Калаш», наткнулся на старое интервью с изобретателем этого уникального оружия. Он там заявил, что изобрёл автомат потому, что его всю жизнь окружали добрые и хорошие люди. Я тогда ещё подумал, а что бы он изобрёл, если бы его окружали дебилы и сволочи?

В общем, у меня «ПММ», «АК» и два «Узи». Почему «ПММ»? Да потому что, надёжнее пистолета Макарова трудно что-то придумать, а у модернизированного из-за увеличенного магазина отдача меньше. Он же тяжелее обычного. Потому разброс меньше, пули точнее ложатся.

А у ребят арсенал. У кого «Гроза», кто «Абакан» взял. Некоторые, как я, всё же к «Калашникову» склонились. Это в Зоне, как в любом месте, где идут любые боевые действия, всё же самое распространённое оружие. Про то, как они выглядели, я промолчу. Если бы не хорошее оружие, нас вполне можно было принять за процветающую банду мародёров.


Мальцев

Проснуться ночью для Андрея, это целое приключение. Вернее, заснуть. Потому что просыпание, это мелочь. Мало ли что, вдруг, в туалет захотелось. А вот потом надо было заснуть. И это всегда становилось проблемой. Мог и час проваляться. Мог так и до утра глаз не сомкнуть. Случалось. Думки в голову всякие разные идут, а сна ни в одном глазу.

Но сегодня приснился просто какой-то бред, вспоминать который не хотелось. Андрей тщетно старался ни о чём не думать. Но яркий сон больше напоминал явь. Стрельба, враги, да много чего. Он с трудом отгонял мысли, связанные со сном. Знал, что бывали такие ситуации, когда вроде спишь, но голова продолжает работать. Снилась работа, рабочие проблемы, способы их решения, да много чего. Главное, что вроде спишь, но сниться, что не спишь. Получалось, что и время на сон потратишь, и не выспишься. Хотя бывали и плюсы. В таких ситуациях случалось, что во сне приходило решение проблемы.

А ещё иногда бывало, что снилась такая ситуация, в которой не удаётся уснуть. То есть, вроде спишь, а во сне ещё и пытаешься уснуть. И такой сон был настолько реален, что путался с явью. Андрей сталкивался с подобным не раз, однако, всегда старался отразить, что происходит, подняться, расходиться, и только потом лечь снова. А иначе голова не отдыхала. Да и весь организм. Но сегодня было что-то иное. Он повертелся, старательно отгоняя мысли о сне, потом перевернулся на другой бок и почему-то сразу уснул.

Малыш

Свинцовое небо. Серым его назвать язык не поворачивается. Здесь этот цвет везде. Даже среди мутировавшей зелени проявляется что-то грязноватое, свинцовое. Свинец радиацию не пропускает, вот и присутствует этот цвет всюду в Зоне. Ощущение, что небо, это одна сплошная туча.

Наш пилот прокладывал курс, сверяясь с маршрутом каждую минуту. Вся надежда на неведомых осведомителей, составлявших карту аномалий. Из вертушки гаечки не покидаешь, обходной путь не провесишь. Пока везёт. Кто-то славно потрудился.

Под нами показался табун кабанов. Отчётливо был виден вожак — крупный зверь не меньше полутора метров в холке. Можно себе представить, как выглядит животина, которая чуть меньше роста взрослого человека. А тут при почти таком же росте, это ещё гора мяса, острые зубы и огромные клыки. Щетина мутанта способна распороть любую, даже самую крепкую ткань. В общем, этакая живая машина для убийств. При этом, хищник. Жрёт всё, но преимущественно мясо. Обожает падаль. Вот так природа пошутила.

Следом за вожаком бежали с десяток зверей поменьше. Видна была самка с детёнышами. На звук винтов животные отреагировали одинаково. Остановились. Почти синхронно задрали морды кверху. Вожак начал рыть землю копытом. Видно было, как разлетались куски дёрна и камни. Вот он сорвался с места и помчался сквозь заросли, не разбирая дороги. Остальные устремились за ним.

А вот и плоти. Эти не обращают на вертушку никакого внимания. Они вообще в большие стаи не сбиваются, бродят по Зоне в две-три головы, а то и поодиночке. Никогда не мог понять, почему дикий кабан, мутировав, увеличился в размерах и стал хищником, но, при этом, сохранил что-то общее со своим предком, хотя бы внешне, а домашняя свинья превратилась в какой-то ковыляющий и жрущий всё подряд неповоротливый кусок мяса, который здесь называют псевдоплотью.

Впрочем, это вопросы к учёным. Пусть они разбираются, кто из кого и во что превратился. Это неиссякаемая тема для разговоров и у сталкеров, и у нас. Кто такие кровососы, откуда появились контролёры, что такое снорки. В общем, для научников Зона — такой же кусок хлеба, как и для сталкеров. Только одни собирают артефакты, пытаясь не попасть в аномалию или в желудок одного из порождений Зоны, а другие изучают те же самые артефакты, аномалии и мутантов. Они пишут и защищают диссертации, делают какие-то открытия. Да только, по моему скромному разумению, никто ни на шаг не приблизился к разгадке Зоны, не понял, что она такое, почему возникла и как будет развиваться дальше. А я знаю…. Теперь знаю.

Шли мы, наверное, низко. С другой стороны, высоко нельзя было. Нам же карту наземных аномалий дали, вот и летели максимально близко к земле. Вверху-то всё по-другому. Там то ли аномалии другие, то ли вообще чёрт те что. А только большая часть того, что пыталось пролететь над Зоной, в эту самую Зону и рухнуло. И теперь среди ржавых остовов машин, а то и вообще в чистом поле, можно наткнутся на куски обшивки вертолёта или самолёта. Попыток не оставляли долго. Всё пытались в Зону поверху попасть. Почти никому не удалось. Можно только вот так, как мы. Есть карта аномалий, которые мы старательно облетаем. Метр влево, метр вправо или немного вверх, и будет десяток «грузов двести». Вернее, одиннадцать, пилота не посчитал.

Накаркал. Десять трупов, как с куста. Чем нас сбили, я не знаю. Почему и как выжил, тоже. Вертолёт рухнул крайне неудачно, прямо в «трамплин». Это потом, анализируя, что произошло, предположил, что меня выбросило в момент взрыва, и я угодил в край аномалии, которая зашвырнула меня метров на пятнадцать, а там я повис почти на верхушке дерева. Сознание потерял сразу. Но те, кто сбил наш вертолёт, меня не нашли. Или не искали. Нет, всё же, я думаю, не нашли.

Дикая боль. Голова раскалывается, да ещё и кружится. Ощущение, что в неё забивают гвозди. Особенно в левую сторону. От пульсирующей боли сильно ломит глаз. В ушах шумит. И не понимаю где я. Мысли путаются.

Так… Я у комроты… Я получаю оружие… Мы летим… Вспышка!..

И провал в памяти. Попробовал пошевелиться и тут же едва не рухнул вниз. Ой! Да я на дереве! Осторожно, поворачиваясь по сантиметру, покрепче уцепился за толстую ветку. Который час? Надо спуститься на землю и понять, что же произошло. Покосился на ПДА, закреплённый на левой руке. Выключен. Надеюсь, не сломался. Без него в Зоне хана. Осторожненько прижимаю кнопку «пуск» к какой-то обломанной веточке. Экран засветился. Но признаков жизни в округе нет — детектор жизненных форм, если и работает, то не срабатывает. Так. Это не есть хорошо. Цепляясь за ствол, кое-как сполз вниз. Сел, прислонившись к дереву. Аптечка. Укол обезболивающего. Регенератор. Антидот, на всякий пожарный. Глоток воды из фляги.

Н-да. Во что превратилась куртка? Вся изодрана, края дыр обуглились.

Да о чём я думаю??? Сколько же я был без сознания? Часы на ПДА не работают, вырубились. А по солнцу не сориентироваться. Нет его. И вообще оно в Зоне не частый гость.

Вдруг ПДА завибрировал. Я посмотрел на дисплей. Пришло общее сообщение. «Погиб сталкер Семецкий. Место: Рыжий лес. Причина: Химера.»

Из-за кустов справа хриплое рычание. Чёрт! Где автомат?! Я выдернул «Узи», благо, он удобно висел под рукой. Дотянулся до второго. Одновременно попытался подняться, опираясь спиной о дерево. Больно-то как! Не подействовали ещё препаратики. В гущине кустов мелькает что-то… человек? Нет! Снорк! Тварь прыгает из стороны в сторону, опираясь на все четыре конечности. Хобот противогаза болтается туда-сюда. Главное попасть в голову, ну, или, на худой конец в шею. Стрелять снорку из «Узи» в туловище или по ногам-рукам, это разговор в пользу бедных. Только в голову. Перед глазами всё плывёт. Контузило меня что ли? А укол всё никак не действует. Вожу стволами вслед за дикими, не поддающимися никакой логике, зигзагообразными прыжками мутанта. Стрелять надо до начала движения. Поскольку угадать, куда он приземлится, нет никакой возможности.

Я начал опустошать магазины своих пистолетов-пулемётов, снорк увеличил скорость движения и непредсказуемость прыжков. Ага! Вижу, что несколько пуль прошивают плечо твари и уходят в шею. Мутант словно натыкается на невидимую стену. Он поднимается во весь рост. Это у снорков такой фирменный финт перед финальным прыжком. Если не успел свалить гада раньше, выжить потом сложновато. Рожок «Узи» в правой руке пуст! С левой всаживаю в него остатки магазина и попадаю прямо в стёкла противогаза…. Шумно выдохнув, опаснейший мутант Зоны заваливается на спину, так и не успев прыгнуть.

Выдыхаю. Да я, оказывается, во время короткой схватки и не дышал. Меня ещё пошатывает, но в тело начинают возвращаться силы. Похоже, лекарства начали действовать, пора им.

А вот и мой «АК». Валяется рядом с деревом. Видимо, ремень слетел, когда я кувыркался на верхушке. Перезаряжаю «Узи», вешаю на шею автомат. На всякий случай осмотрел, но можно не сомневаться, с ним всё в порядке. Не зря называют самым надёжным. В памяти всплывает: «изобрёл автомат потому, что меня всю жизнь окружали добрые и хорошие люди». Уж не знаю, неведомый мне дядя Калашников, кто тебя окружал, но машинка у тебя получилась добрая и хорошая. И надёжная. Попробуйте-ка американскую «М-16» уронить просто в пыль. Я после этого с ней не рискну в Зону, если полчаса-час на чистку не потрачу. А «Калаша» роняй хоть в грязь, хоть в болото, хоть в дерьмо, он как стрелял, так и будет стрелять. Только рожки менять не забывай.

Ладно. Это всё лирика. Надо разобраться, что произошло, и посмотреть, где же ребята. Я постучал по ПДА. Не-а. На детекторе жизненных форм ни одной зелёной точки. Живых нет. Продравшись сквозь кусты, и чуть не зацепившись за свисающие с бывшего высоковольтного столба «ржавые волосы», я вышел на поляну.

Плюс

У нас тут как? Год продержался — ветеран. Больше — почти легенда. Я в Зоне совсем не легенда, хотя почти пять лет уже здесь, просто сам по себе. Никто ничего обо мне не знает. А обо мне и знать нечего. Я вам не Стрелок. Хожу, своими делами занимаюсь. Впрочем, здесь никто ни о ком ничего не знает. И не интересуется. Моветон, ёлки-иголки. Но один раз я как-то на всю Зону прославился. С тех пор меня Скуперфильд и любит. Не знаю, сколько он на мне денег заработал, но думаю, что очень много. Да и я на нём.

Нашёл я артефакт. Да не простой, а совершенно новый, уникальный, нигде не описанный. Назвал его «Стеклянный шар». Почему, спросите? Да потому, что он и выглядел, как стеклянный шар. Ну, типа, детская игрушка — шар из стекла. А ещё раньше были такие же, похожие, но из резины, хотя выглядели, как будто из стекла.

А нашёл я его недалеко от свалки. Я тогда ещё не знал, что в эту сторону лучше не ходить, сильно фонит. Куда ноги доходили, там и искал. Каждую новую цацку с информационной базой сравнивал. А тут смотрю, какая-то хрень. Красивая, ёлки-иголки. Надо полагать, артефакт. Я сразу полез проверять — нет в базе никаких описаний. К этому времени, я уже знал, что в Зоне появляются новообразования, за которые дают очень большие деньги в силу того, что это вещь новая, неизученная.

В общем, подобрал я хабар. Пристроил аккуратненько в контейнер. Не знаю, кто эти контейнеры изобрёл, но в них артефакты спят себе спокойно, не излучают, никому не пакостят. Главное, в ячеечку находку грамотно упаковать, руками к ней не притрагиваясь. А то можно не только без рук остаться.

Я тогда со Скуперфильдом только начинал работать. Редчайший, надо сказать, скупердяй. Норовит скупить всё подешевле, а продать подороже. Хотя, обвинять его в этом нет смысла, потому что по этим правилам вся Зона живёт. А с ним, всё же, договориться можно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 457