электронная
200
печатная A5
386
12+
Правительственная связь в Закарпатье

Бесплатный фрагмент - Правительственная связь в Закарпатье

История спецсвязи

Объем:
130 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-0926-6
электронная
от 200
печатная A5
от 386

Вступление

В 1896 году на Закарпатье, которое входило в состав Австро-Венгрии, было 123 почтовых отделения и ни одного телефона. Первая телеграфная связь в крае появилась в 1897 году — тогда она соединяла Ужгород с Будапештом. Вероятнее всего, первый телефонный звонок в Ужгороде раздался где-то в самом начале XX века, во времена вхождения Закарпатья.

Сохранились данные, что в 1904 году в Ужгороде работал переговорный пункт на железнодорожном вокзале (отделение №1 Венгерской королевской почты). В 1910 году, когда на тогдашней площади Жатковича (сейчас — площадь Жупанатская) было возведено здание центральной городской почты, переговорный пункт (№2) оборудовали и там.

В то время телеграфная и телефонная связь подчинялась ведомству почты и телеграфа Венгрии с ближайшим центром в городе Кошице. Первые стационарные телефонные аппараты ещё без дискового номеронабирателя появились у государственных чиновников.

Чтобы позвонить по телефону, сначала нужно было поднять телефонную трубку, соединиться таким образом с телефонисткой и сообщить ей номер абонента, с которым надо было поговорить. До 1919 года в Ужгороде было так мало стационарных телефонов, что номера были двухзначными.

1 января 1919 года в Хусте 420 делегатов Всенародного собрания украинцев единогласно постановило присоединить Закарпатье к Украинской Народной Республике. Но 10 сентября 1919 года Закарпатье официально вошло в состав Чехословацкой республики (далее — ЧСР), а Ужгород стал административным центром края.

29 февраля в 1920 года в Конституции ЧСР Закарпатье стало официально называться Подкарпатской Русью (далее — ПР). 30 марта Народные собрания ЧСР утвердили ее Государственный Флаг, Государственный Герб и Государственную Печать. Территориально ПР включала в себя нынешнюю территорию Закарпатской области Украины, кроме окрестностей города Чоп, но включая село Лекаровце, ныне входящее в состав Словакии.

В составе ЧСР в крае началось стремительное развитие телефонии. Новая власть планировала сделать Ужгород очень развитым городом, поэтому много средств вкладывала в модернизацию средств связи. Для начала было организовано так называемое правительство почты и телеграфа ПР, венгерских специалистов на местах заменили на специалисты из ЧСР.

Уже в 1920 году большинство переговорных пунктов работали на новом оборудовании и с новыми специалистами, увеличилось и количество владельцев стационарных аппаратов. Интересно, что приобрести их не мог даже самый состоятельный человек — телефон заказывали из Праги, а для того, чтобы подключить его к сети, нужно было провести отдельную воздушную линию.

В 1921 году почтовое и телеграфное правительство ПР подчинялось центральному правительству в г. Кошице. Поскольку в Ужгороде чрезвычайно быстро росло количество административных учреждений, развитие телефонии было очень актуальным и крайне нужным.

Вскоре в крае насчитывалось около 200 частных номеров (без учета правительственных и военных), и сколько из них обслуживалось в Ужгороде, осталось неизвестным. Над расширением местных линий и улучшением связи с центральными городами ЧСР (Прага, Брно, Братислава) в Ужгороде работало немало специалистов, ведь популярность и доступность телефонной связи росла с каждым годом.

В 1924 году в Ужгороде вышел первый телефонный справочник ПР «Adresar pro Podkarpatsku Rus». Потребность в нем возникла тогда, когда почти во всех учреждениях, некоторых магазинах и многих частных жилищах состоятельных торговцев, правительственных чиновников, юристов, врачей появились телефоны. Количество их выросла так быстро, что ужгородские номера стали четырехзначными.

С 1925 года телефоны можно было приобрести уже в Ужгороде — именно тогда в центральной части города открылся магазин, в котором продавались эти громоздкие аппараты. В те времена на крышах зданий в центральной части города появились и огромные деревянные подставки для проводов, которые кое-где сохранились до сих пор.

Постепенно старое здание почты уже не могло вмещать всех технологических новаций, потому правительство решило приступить к строительству нового. Новое здание почты (кстати, именно в нём размещена и сейчас Закарпатская дирекция «Укрпочты») сдали в эксплуатацию в 1932 году, и на то время оно считалась одной из наибольших и самых современных во всей Чехословакии.

В конечном итоге, когда в 1936 году строительство было полностью завершено, был проведен конкурс, на основе которого право на снабжение и монтаж оборудования связи предоставили чехословацкой фирме «Микрофон», принадлежавшей братьям Кнопочным из Праги. Специалисты фирмы смонтировали очень современную по тем временам телефонную станцию на 140 номеров с присоединением к центральной станции десятью линиями.

Кроме того, помещения земского президента и секретаря были оборудованы специальными телефонными столами, которые давали возможность проводить конференции как по местным линиям, так и с помощью междугородной связи. Еще одним нововведением было то, что параллельно с воздушными линиями впервые начали прокладывать и подземные. Это сделало связь в городе более надежной.

2 ноября в 1938 года решением Венского арбитража часть ПР была передана Венгрии. После частичной оккупации (1938—44) телефонное и телеграфное ведомства ПР функционировали и дальше в тех же помещениях. Там же продолжали работать эти службы и после присоединения Закарпатья к Украинской ССР.

В другой части ПР 15 марта в 1939 года было провозглашено новое государственное образование — Карпатская Украина с центром в городе Хуст. В тот же день Сейм Карпатской Украины принял закон о ее государственных символах. Первым ее президентом стал Августин Волошин.

Он сразу же направил телеграмму Адольфу Гитлеру: «От имени правительства Карпатской Украины прошу Вас принять к сведению провозглашение нашей самостоятельности под охраной Немецкого Рейха». Однако официальной реакции Германии не последовало.

На повторное обращение А. Волошина 15 марта консул Германии в Хусте посоветовал ему «не оказывать сопротивления венгерскому вторжению, ибо немецкое правительство в данной ситуации, к сожалению, не может взять Карпатскую Украину под протекторат».

Новоявленное государство просуществовало ровно один день — до 16 марта, когда Хуст захватили венгерские войска. А уже в 1941 году Венгерское государство, в состав которого уже входила ПР, вступило во Вторую Мировую войну.

После этого президент ЧСР Эдвард Бэнеш создал чехословацкое эмигрантское правительство в Лондоне, которое было поддержано странами антигитлеровской коалиции: Великобританией, США и СССР.

8 мая 1944 года, когда советские войска стали приближаться к границе СССР, в Великобритании между ЧСР и СССР было подписано соглашение, в котором было оговорено, что как только какая-то часть территории ЧСР перестанет быть театром военных действий, там сразу должна быть восстановлена чехословацкая власть.

В июле 1944 года уполномоченным ЧСР на освобождённой территории ПР был назначен министр экономики Франтишек Немец, чех по национальности, его заместителем — член Государственного совета генерал Рудольф Виест, словак по национальности, а политическим советником — Иван Туряница, коммунист и уроженец ПР (с 1946 года — 1-й секретарь Закарпатского обкома Компартии УССР и председатель облисполкома).

1. Чешская радиосвязь

23 октября правительственная делегация ЧСР вылетела из Словакии во Львов. По дороге на освобождённую территорию ПР (из Львова) 27 октября колонна автомобилей правительственного делегата остановилась в городе Турки, поскольку там в то время находился штаб 4-го Украинского фронта (начальник штаба — генерал-лейтенант Ф. К. Корженевич).

Франтишек Немец сразу встретился с членом Военного совета фронта Львом Мехлисом и получил разрешение на размещение делегации в Хусте. Советские власти объяснили это тем, что Ужгород остаётся зоной военных действий.

27 октября 1944 года во время Восточно-Карпатской военной операции была освобождена от немецких и венгерских фашистских войск столица ПР — Ужгород. Эту задачу выполнила 18-я армия 4-го Украинского фронта (командующий — генерал-лейтенант Е. П. Журавлёв, начальник штаба — генерал-майор М. Г. Брылёв, начальник политического отдела — генерал-майор Л. И. Брежнев).

В то же день заместитель начальника Генштаба генерал армии А. И. Антонов подписал директиву командующему 4-го Украинского фронта генералу армии И. Е. Петрову, которая гласила, что Й. В. Сталин разрешил допустить группу представителей ЧСР на освобождённую территорию Чехословакии для организации местной гражданской администрации.

27 октября с просьбой о получении радиостанции Франтишек Немец обратился к Льву Мехлису, но безуспешно. За всё время своего пребывания на территории ПР чехословаки никакой радиостанции так и не получили.

К месту своего размещения делегация прибыла 28 октября, т.е. в день празднования государственной независимости Чехословакии. О прибытии он письменно уведомил руководителей СССР Й. Сталина и ЧСР Э. Бенеша, в которых сообщил, что «взял бразды правления в свои руки» на территориии ПР.

В течение дня наркомат иностранных дел (далее — НКИД) СССР конфиденциально проинформировал посла ЧСР в Москве, что Ф. Немец не может принять власть, поскольку ПР до сих пор находится в зоне военных действий.

3 ноября Ф. Немец посетил штаб 4-ого Украинского фронта и встретился с его командующим генералом И. Е. Петровым. Генерал определил точную демаркационную линию, которая делила всю территорию ПР на восточную и западную зоны. В первой, включавшей 5 районов: Хуст, Севлюш (ныне Виноградово), Тячево, Рахов и Воловец, могла вести свою деятельность правительственная делегация ЧСР, вторая оставалась под управлением советских военных органов.

Разместившись в Хусте, администрация ЧСР сразу же приступила к организации своей деятельности. Канцелярия уполномоченного правительства ЧСР и 13 отделов (финансов, внутренних дел, юстиции, информации, просвещения, здравоохранения, социального обеспечения, экономики и др.) являлась фактически филиалом эмигрантского правительства ЧСР в Великобритании.

Просьба делегации ЧСР об организации прямого канала радиосвязи с Великобританией была отклонена советским руководством с той аргуметацией, что ПР находится в зоне военных действий. 24 августа 1944-го посол ЧСР в СССР Зденек Фирлингер передал в Лондон, что заведующий 4-м европейским отделом НКИД Валериан Зорин (будущий посол СССР в ЧСР) предлагает предоставить правительственной делегации советскую телефонно-телеграфную коротковолновую (далее — КВ) радиостанцию «PAT».

Она применялись в советской армии с 1941 года, размещались на 3-х грузовых автомобилях ЗИС-5 и обслуживались экипажем из 17 бойцов. Выходная мощность этой радиостанции в телеграфном режиме была 1 кВт. Она использовалась для организации связи в сетях Генштаба, штабов войсковых соединений и на аэродромах. Дальность связи в телеграфном режиме составляла более 2-х тысяч километров.

Было ясно, что СССР хочет взять под контроль связь правительственной делегации с Лондоном, поэтому чехи отказались от предложения В. Зорина. С того момента на дипломатическом уровне чехословацкая власть многократно просило советское руководство разрешить доставку американским самолётом радиостанции, работающей на коротких и средних волнах.

30 марта 1944 года в Лондоне начальник 3-го (оперативного) отдела Штаба вооруженных сил ЧСР Ярослав Ведрал отдал приказ телеграфисту Йозефу Сушеру немедленно после прибытия на освобожденную территорию ПР наладить радиосвязь с Лондоном и Москвой, а также обучить новых радиотелеграфистов непосредственно на месте.

Несмотря на запрет советской власти, Й. Сушеру все же удалось тайно привезти в город Хуст качественную агентурную КВ радиостанцию польского производства «AP-5», разработанную польским инженером Тадеушом Гефтманом. Она была изготовлена для польской армии, а чехословацкая разведка после долгих переговоров получила только 10 штук.

Это был первоклассный для своего времени аппарат размером 28x21x10 см, оснащённый особым передатчиком, который усложнял пеленгацию сигнала. Он мог работать как от переменной сети 120 и 220 В, так и от батареи постоянного тока 24 В.

Именно на этой радиостанции, получившей позывной «Владислав», была организована прямая радиосвязь с Великобританией из Хуста, а в дальнейшем со словацкой территории. Факт передачи зашифрованных радиограмм в Лондон был настолько засекреченным, что о нём не знал даже председатель делегации Ф. Немец. Он пользовался лишь курьерской связью штаба 4-го Украинского фронта и посольства ЧСР в Москве, т.е. передавал депеши по каналу Хуст — Москва — Лондон.

О нелегальной прямой связи с лондонским правительством ЧСР в делегации знали только Ян Перникарж (руководитель отдела разведки и контрразведки), Франтишек Круцкий (руководитель отдела почты), генерал Антонин Гасал, Карл Завадил (юрист МВД), доктор Вавро Шробар (один из лидеров Словацкого национального восстания) и Франтишек Галас (римо-католицкий священник и участник Сопротивления).

Все они регулярно посылали секретные радиограммы своему лондонскому руководству, которые были альтернативным источником информации для правительства ЧСР в изгнании. Кстати, не все его представители знали об этом канале радиосвязи. Кроме президента Эдварда Бэнеша, министров Яна Масарика и Губерта Рипки, о ней было известно министру обороны генералу Сергею Ингру, начальнику военной разведки Франтишеку Моравцу и начальнику дешифровального отдела МИД.

Опасность обнаружения секретной радиостанции ЧСР в ПР советскими органами госбезопасности и военной контрразведки постоянно висела «домокловым мечом» над чехословацкими разведчиками. Так, в докладной записке начальника школы разведчиков-связистов войск Наркомата внутренних дел (далее — НКВД) СССР майора госбезопасности Евгения Мишина было сказано, что Ян Перникарж руководил нелегальной работой по обеспечению связи правительственной делегации со своим эмигрантским правительством в Великобритании.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что у советской контрразведки разветвлённая сеть агентов и секретных сотрудников (далее — сексот) на территории ПР, приближенных к членам делегации, а возможно даже и в её составе. Каждый из них передавал какую-то информацию: увиденную собственноручно или полученную от члена делегации.

Естественно, правительственная делегация ЧСР сразу же оказалась под пристальным вниманием советской разведки. Так, сексот сообщил, что 16 ноября Ян Перникарж привёз радиостанцию в Севлюш и разместил радиста вместе с ней в гостинице. Информатор лично побывал в комнате, где установили радиостанцию. Затем её куда-то увезли, предположительно, в Тячев.

21 ноября другой сексот сообщил, что радист Тало является шифровальщиком Перникаржа и передаёт радиограммы. Радиостанцию установили в Хусте, в известном информатору доме. Вторую рацию установили в той же комнате, где разместилась правительственная делегация.

Он также сообщил 28 ноября, что разговаривал с Тало и узнал о получении приказа от Перникаржа и Коутника о переносе передатчика в комнату Немеца. Рация была перенесена ночью того же дня, когда сексот показал дом, где она находилась. Поскольку сотрудники госбезопасности на следующий день пришли в указанный дом, Тало сказал сексоту, что вовремя перенесли радиостанцию.

Что касается второй рации, о которой докладывал сексот, считается, что это было дезинформацией со стороны чехословацкой разведки, поскольку кроме радиограмм «Владислава», никаких других сообщений в архивах не найдено. Такой же «дезой» могла быть и информация, что радиостанцию перенесли в кабинет Ф. Немеца, поскольку он не знал о секретной связи вплоть до окончания войны.

23 ноября Ф. Немец направил телеграмму З. Фирлингеру в Москву для пересылки её в Лондон. Он сообщал своему правительству, что по всей территории ПР распространяются листовки под названием «За объединение ПР с Советской Украиной», содержащая соответствующую резолюцию Компартии ПР от 19 ноября 1944 года.

26 ноября в городе Мукачево состоялся 1-й съезд Народных комитетов, на котором был провозглашён «Манифест о воссоединении ПР с Советской Украиной». 1 декабря Ф. Немец получил письмо, подписанное И. Туряницей и датированное 30 ноября 1944 года. В нём Народная Рада ПР (далее — НРПР) предлагала правительственному делегату ЧСР и всей его гражданской и военной администрации в 3-хдневный срок покинуть территорию ПР.

Он пытался наладить отношения с НРПР в целях решения некоторых практических вопросов организации жизни на освобождённой территории ПР, но не получилось. Коммунист И. Туряница отверг любое сотрудничество, поскольку отстаивал решение, уже принятое советским руководством. А оно было логичным и отвечало духу той поры: территория ПР должна войти в состав СССР.

5 декабря НРПР приняла постановление о прекращении связей народных комитетов с уполномоченным правительства ЧР и его гражданской и военной администрации, временно находившихся в Хусте. Ф. Немец в телеграмме президенту Э. Бенешу 29 декабря был вынужден признать, что выход ПР из состава ЧСР является неизбежным фактом, который остановить невозможно. 1 февраля 1945 года Ф. Немец покинул территорию ПР.

29 июня 1945-го в Москве был подписан «Договор о Закарпатской Украине», согласно которому эта территория, входившая ранее в ЧР под названием «ПР», воссоединялась со своей отчизной — Украиной и включалась в состав Украинской ССР. 18 октября того же года открылся Ужгородский государственный (ныне — национальный) университет.

22 января 1946-го Указом Президиума Верховной Рады СССР была образована Закарпатская область УССР с центром в Ужгороде.

2. Появление спецсвязи

Поскольку до 1944 года на территории ПР отсутствовали какие-либо линии связи в сторону СССР, то такие линии впервые появились только после освобождения ПР от немецких и венгерских фашистских войск в конце октября 1944 года войсками 4-го Украинского фронта.

Первые линии высокочастотной (далее — ВЧ) правительственной связи (далее — ПС), которая обеспечивала бесперебойную связь с командующим 18-й армии на территории региона, была построена за счёт возможностей подразделений ПС 4-го Украинского фронта. Организацию и эксплуатацию линий ВЧ связи фронта обеспечивал командир 5-го отдельного полка ПС НКВД (далее — ОППС) полковник Йосиф Александрович Володкевич, а организацию и эксплуатацию подвижных ВЧ станций командующего фронта и его армий — начальник Отдела ПС (далее — ОПС) НКВД фронта полковник Г. Ф. Короткий.

Следует отметить, что сама технология ВЧ связи без применения аппаратуры шифрования могла защитить только от прямого прослушивания. Дело в том, что по проводам передавался ток высокой частоты, модулированный звуковым сигналом от мембраны телефона. Поскольку сигналы речи перенесены в ВЧ область непосредственное электрическое подключение телефона к проводам не позволяло прослушивать переговоры.

Однако уже несложный детекторный приёмник в зависимости от его чувствительности мог осуществлять приемлемый приём на значительном удалении от линии ВЧ связи. Поскольку все каналы связи проходили через оборудование Наркомата связи, то любой техник на междугородней станции мог прослушать разговоры правительства по ВЧ связи.

Что касается техники уплотнения линий связи, то тогда широко использовалась разработанная в 1934 году оконечная 3-хканальная аппаратура СМТ-34 (система многократного телефонирования) и промежуточная ТВЧ-34 (трансляция высокой частоты), работавшая в полосе частот 10,4 — 40 кГц с передачей в линию несущей частоты. Во второй половине Великой Отечественной войны им на смену пришла более компактная аппаратура СМТ-42 «Сойка» и ТВЧ-42 «Стриж».

Приведу выдержку из Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 31 января 1944 года «Об укомплектовании войск правительственной связи НКВД и поставке оборудования, аппаратуры, автотранспорта и материалов для фронтовых и вновь организуемых станций правительственной ВЧ-связи НКВД в освобождаемых от немецких захватчиков городах»:

«Обязать Наркомат электропромышленности:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 386