электронная
280
печатная A5
778
18+
Правило номер 8

Бесплатный фрагмент - Правило номер 8

Погружение. Часть 2


Объем:
644 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-4801-6
электронная
от 280
печатная A5
от 778

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Приветствую Вас, и благодарю за проявленный интерес.

Перед Вами вторая половина первой книги, из общей серии «Правило Номер 8», под названием «Погружение». Данная книга является прямым продолжением первой части, повествование идёт в хронологической последовательности. Эта книга познакомит Вас с несколькими новыми персонажами серии, но главная героиня остаётся той же — так что, сами выбирайте, по душе ли она Вам, и хотите ли Вы встретиться с ней снова.

В предисловии хотелось бы акцентировать Ваше внимание на том, что все книги, которые я создаю, написаны с большой самоотдачей и ответственностью. Я придерживаюсь принципа не позволять себе опубликовать что-либо, тщательно не отредактировав, и не перечитав сама несколько раз. Только в том случае, когда книга нравится мне самой, я могу подписаться под её авторством — и данная книга, безусловно, одна из них.

Формируя ситуации, в которых оказываются мои герои, их чувства и мысли, их поступки, я прежде всего ориентируюсь на собственный жизненный опыт, в котором имели и имеют место быть различные опасные, экстремальные ситуации, ИСС, необъяснимые явления, — хотя, разумеется, использовать свой жизненный опыт это вовсе не значит полностью перенести его в книгу.

Буду рада, если эта книга Вас заинтересует.

Книга 1. ПОГРУЖЕНИЕ

Введение

Что-то шуршало, шелестело.

Мешало, отвлекало.

Заставляло обратить на себя внимание. Заставляло.

Вдруг, среди этого навязчивого шороха, она услышала слова:

— Эсси… Эсси…

Затем сдавленные глухие рыдания.

Она шла вперёд, в темноте, увлекаемая этими странными назойливыми звуками, спускалась вниз, долго, долго, — до тех пор, покуда не уткнулась лицом в стену.

Тёмный кирпич. Лёгкий, но не явный, запах сырости.

Посреди стены внезапно возникла звёздочка — такая маленькая сверкающая искорка, которой внезапно вздумалось расширяться, расширяться — покуда посреди стены не образовалось большое круглое отверстие, как…

«Межпространственная Брешь?»

Она увидела сквозь неё, как на противоположной стороне, на ярком пока ещё фоне, угасающего уже света, сидел, обхватив голову руками, её…

— Папа?

Она попыталась произнести эти слова, — произнести машинально, инстинктивно, как ответную реакцию на что-то, частью чего она, кажется, когда-то являлась, но сейчас сама этого не ощущала, — без чувств, без эмоций, просто, как инстинкт, — но они так и остались невысказанными, потому что она не могла говорить. Она только молча смотрела на то, как некий высокий, симпатичный мужчина в брючном костюме, неестественно скорчившись, сидит, сжав свои тёмно-каштановые волосы, и смотрит куда-то в пол, будто силясь разглядеть на нём некие ответы. На подлокотнике кресла лежат его очки — вот-вот упадут.


«Дом-и-сад». — Всплыли откуда-то из недр памяти слова, — и она увидела его: три дома в десять этажей, в периметре которых расположен широкий внутренний двор, а внутри него — ОН, величественный и прекрасный. Её сад. Аккуратная система прудов, — искусственно созданных кем-то, кого она в жизни своей не видела, но была ему очень благодарна. Квадратные бассейны, — их пять, — с прямоугольными плитами, по которым стекает вода, переливаясь в из одного водоёма в другой. По бокам, внутри специально отведённых для них, и ограниченных бетонными рамками-бортиками границ, — ивы, ирисы, тростник — всё такое аккуратное, компактно высаженное, регулярно проверяемое местным штатным садовником. Здесь всё вымерено, выверено, высчитано. Здесь нет ничего лишнего — даже число рыбок, пресноводных улиток, жучков, стрекоз, гусениц, даже количество залётных уток и мелких пташек, вроде воробьёв, стрижей и ласточек, как-то будто бы само регулируется: их никогда не бывает слишком много.

Всего достаточно. Всегда достаточно.

«Как красиво». — Думает она.

И вдруг — раздаётся хлопок. Свет гаснет, и всё, абсолютно всё в одно мгновение исчезает и распадается на части.

Остаётся лишь тьма — ничего.

И в этой тьме она вновь слышит эти тихие всхлипы.

Часть 2. Отражение в осколках

Глава 8. Подарок

Огромный полуоборотень был беспощаден.

В стороны разлетались тела полуоборотней поменьше, тела людей.

Деревья, вырванные с корнем, взлетали высоко в небо, а затем падали вниз — в глубокие сугробы.

Крики. Вспышки заклинаний.

Издалека доносится непрекращающийся вой волков.

Чудовище подняло вверх щупальца, — что окружали косматую, покрытую белой шерстью рожу, напоминающую внешним своим видом морду изъеденного опарышами мёртвого лесного хищника…

                                               ***

…она с трудом открыла тяжёлые веки.

Первое ощущение, которое возникло у Номер 523 после пробуждения, было ощущением того, что глаза её глубоко провалились куда-то вовнутрь черепа.

Девушка непослушными пальцами дотянулась до своего лица и ощупала его. Болело где-то за глазами и вокруг глаз — но вроде бы, все части тела были на месте.

Единственными источниками света в комнате, где она находилась, была парочка световых камней. Один из них, что побольше, стоял на столике рядом с входной дверью, второй, — маленький, размером, не превышающим кулак, — покоился на деревянной прикроватной тумбочке. Оба камня в настоящий момент были прикрыты тряпицами, сквозь которые просвечивался их бледный, слегка розоватый свет.

По обстановке, царящей в помещении, Номер 523 без особого труда определила, что она находится в лазарете — на территории Ордена Сердца. Осознав своё местонахождение, она поначалу немного огорчилась тому, что сегодняшняя ночь — безлунная, и свет ночного светила не проникает к ней в палату: почему-то она была уверена в том, что от лунного света ей непременно станет легче. Потом до неё дошло, что она находится на одном из подземных уровней — куда лунные лучи никак не могут попасть.

«Розовый соответствует третьему уровню, кажется».

Палата, — как и все палаты лазарета, — была одиночной, и именно сейчас избранную это не приводило в восторг, поскольку, когда просыпаешься с предчувствием того, что вот-вот должно произойти нечто непоправимое, а рядом никого нет — становится, право, довольно некомфортно.

Номер 523 заставила себя подняться с кровати. Голову пронзила вспышка острой боли, разлившейся по всему телу, — и примерно с минуту ей пришлось сидеть на кровати. Она воспользовалась этим, чтобы разглядеть ткань той одежды, в которую она была одета, — и убедилась в том, что одеяние лазарета также имеет в своём оттенке розовый.

«Розовый. Не персиковый, и не жёлтый. Хорошо».

Её порадовала какая-то определённость. Определённость давала основу для того, чтобы ощутить реальность и избавиться от навязчивых и неприятных оков сна. Теперь, взяв за основу ту данность, что она находится на третьем уровне лазарета, она могла чётко разделить свои состояния. Первый сон, — хоть видеть его и было гораздо больнее, нежели второй, был обычным, и вызван он, скорее всего, её типичным чувством вины. Второй… со вторым, именно со вторым что-то было не ладно. Это были не просто её мысли, воспоминания и внутренние переживания, но что-то, что требует разбирательства — и немедленного.

Пора выбираться отсюда.

Перед тем, как выйти из комнаты в коридор, она не выдержала: зашла в отсек санузла, что имелся в каждой палате лазарета, нащупала кран с водой, открыла его, попила, затем распахнула дверцу подвесного шкафчика с зеркалом и посмотрела на своё отражение, подсветив на себя сбоку снятым тут же, с тумбочки, световым камнем.

Выглядела она, как и следовало ожидать, не очень хорошо (тут даже розовая «подсветка» оказалась бессильна), — но уж всяко лучше, нежели себя ощущала.

Лицо слегка осунулось. Немытые явно несколько дней подряд волосы выглядели неопрятно, вокруг глаз темнели бордовые круги, — но, по крайней мере, зубы были целы, а нос не сдвинут в сторону.

Поскольку голова периодически продолжала кружиться, Номер 523 сделала вывод о том, что круги вокруг глаз — последствие удара по голове: там, в Ледяной Пустоши. То, что она помнит про Ледяную Пустошь, в первые мгновения её порадовало. Значит, потери памяти нет. А вот незнание того, что случилось с Чибисом и Номером 07…


«Чибис и Номер 07».


Взгляд девушки из зеркала вдруг стал испуганным.

Сердце Номера 523 глухо и часто забилось в грудной клетке.

Вдруг с ними произошло что-то ужасное?

«Оно здесь?»

Она вспомнила, слишком отчётливо: ощущение приближающейся разгадки, ощущение находки, её находки, чувство собственного превосходства над той болезненной немощью, что не давала, как следует, сосредоточиться накануне, в Священном Лесу, во время их с Чибисом «разведовательной» прогулки…

Она хотела найти связь с кольцом и с собственной Силой, так сильно хотела, что забыла об осторожности.

Она ведь, можно сказать, собственноручно…

Номер 523 быстро закрыла дверцу шкафа, резко развернулась, — отчего голова стала кружиться ещё сильнее, — дошла до входной двери, открыла её и вышла в тускло освещённый коридор.


Здесь, на третьем уровне лазарета (догадку о номере этажа окончательно подтвердила резная деревянная табличка, прибитая к стене напротив двери) было совсем не так уютно, как на первом. Никаких картин, — как на надземном этаже, — никаких ковровых дорожек, паркета, никаких лавочек и цветов в огромных горшках. Только камень, камень, бесцветный камень, — будто по огромной каменной кишке ползёшь. Обстановка, правда, мало чем отличается от коридоров вершины горы Агатовое Древо — но там, хотя бы, сквозь щели иногда проникает естественный свет. Здесь — нет. Окон, конечно же, не наличествует, — только тёмные вентиляционные отверстия под потолком. Свет дают камни, кучками сложенные на специальных подставках, — что висят, либо стоят вдоль стен. Поскольку цветные световые камни больших размеров встречаются в природе довольно редко, то в основном на подставках лежат белые. Света, — что розовые, что белые, — дают сейчас мало: так часто бывает к середине ночи.


Номер 523 шла по коридору, сначала медленно, потом попыталась ускориться, — но ей помешало усилившееся головокружение.

Внутри всё больше нарастала тревога: странная, необычная, непривычная. Это чувство было вызвано не только беспокойством за Чибиса и Номера 07, и вовсе не страх перед темнотой или узостью помещения был виноват: нет, то была гнетущая тишина перед каким-то действом, что неминуемо, необратимо должно было произойти.

«Если я успею предупредить…»

Избранная с трудом поднялась по лестнице до второго этажа и остановилась, закрыв глаза. В голове всё также пульсировала боль.

«Вот дрянь!»

В этот самый момент промедления в верхнем коридоре послышался тихий звук приближающихся шагов, и следом из сумеречной полутьмы показалась одна из дежурных лекарш.

Номер 523 не успела ничего предпринять. Она много раз слышала гневные рассказы Номер 013 о том, что ночные дежурные трёх верхних уровней почти всегда спят по ночам, — так, что не добудишься, — поэтому была уверена, что никого не встретит на своём пути. Молодая же служащая лазарета, — без труда заметив её, — тут же подошла к ней и силой потянула обратно вниз, на третий уровень. Номер 523 пыталась вырваться, но у неё ничего не получалось: тело было ещё слишком слабым, не хватало сил на резкие движения.

— Не протестуй, ученица. — Донеслось до уха пациентки. — Осуществлять переходы с уровня на уровень ты можешь только с позволения лекаря — и ты, думаю, не хуже моего об этом осведомлена.

— Позовите хотя бы Лауру. — Голос избранной неприятно хрипел после нескольких суток молчания. — Мне нужно с ней поговорить. Это важно!

Лекарь ничего не ответила, продолжая суетливо щебетать и тянуть Номер 523 за руку.

                                                 ***

Дежурная лекарь второго уровня лазарета, в отличие от Номера 523, была, похоже, совершенно здорова и полна сил, и потому ей удалось без особых проблем исполнить свой долг в отношении «нарушительницы». При этом, она оказалась достаточно благоразумна, дабы внять просьбе ученицы о встрече с наставницей — правда, взамен девушке пришлось согласиться выпить успокоительного зелья.

«Это для того, чтобы голова не кружилась». — Уверяла лекарь.

«Мне нельзя спать, мне нужно поговорить с ней, как вы не понимаете!» — Спорила Номер 523.

Примерно через час после того, как её «затолкали» обратно в палату, напоили успокоительным зельем и убедились в том, что, несмотря на принятое лекарство, девушка спать, похоже, вовсе не собирается, — и даже наоборот, начинает проявлять всё большую активность, — ей «пошли навстречу». Ещё полчаса спустя Номер 523, наконец, увидела женщину в белом воочию.


Когда Лаура вошла в комнату, следом за ней неожиданно зашла и Номер 013.

Девушка благодарно кивнула женщине-лекарю: каким-то образом Номеру 013 всегда удавалось оказаться в нужное время в нужном месте. Кивнув избранной в ответ, Номер 013 зачем-то показала ей пальцем на висок, — мол, думай головой, прежде, чем что-либо рассказывать, — а затем произнесла одними губами: «Она знает. Все знают». Затем Номер 013 вышла. По лицу лекаря сложно было понять, опечалена ли она, или же просто злится на что-то или на кого-то, поэтому Номер 523 не смогла с ходу определить что-либо о судьбах Номера 07 и Чибиса. Сама Лаура выглядела, кстати, весьма неряшливо, — впервые, наверное, за всё время, что Номеру 523 довелось её видеть: наспех повязанный, поверх длинной ночной сорочки, серый халат, захваченные в конский хвост растрепанные волосы — видимо, женщину в белом разбудили посреди ночи.

— Мне сообщили, будто ты очнулась и хочешь видеть меня, дорогая. — Ласковый голос служащей Высшей Категории убаюкивал, дополняя действие снотворного. — Что же ты хотела мне сказать?

— Сон. — С трудом зашевелила языком Номер 523, ненавидя в эту минуты лекаршу со второго уровня. — Мне снился тот полуоборотень-спрут, из Ледяной Пустоши.

Она тяжело задышала.

— Зачем мне дали снотворное, я же сказала, что мне нужно говорить…

— Ты кричала, дорогая. Очень громко. Дежурная решила, что ты не в себе, вот и дала тебе немного сонного зелья.

— В таком случае, какого чёрта она вообще согласилась тебя звать? Думала, ты поглядишь на меня спящую и уйдёшь?

Номер 523, наконец-то, перевела дыхание. Странно. Ей-то казалось, что она тогда едва шептала свои слова. Впрочем, не это сейчас было важно.

— Я проснулась и поняла…

«…что совершила ошибку…»

— …что скоро случится какое-то не очень приятное событие. Это точно будет связано с тем полуоборотнем — из Ледяной Пустоши. Я…

— Ты получила травму, Номер 523, и я сожалею, что так вышло. Но не расточай гнев попусту — лекарь лишь исполняла свой долг. Если тебе интересно — это Номер 013 меня позвала.

— Да неважно это уже, Лаура, я говорю, что полуоборотень из Пустоши… с ним что-то не то. Кстати, я самого главного не спросила — его…

— Его поймали. Твои друзья оба живы — об этом также не волнуйся. Тебе не стоит так изматывать себя из-за неприятных снов, дорогая, поскольку чудовище находится сейчас под полным контролем Ордена. Он действительно пойман, да… о, прости, погоди минутку. — Лаура вдруг полезла в карман своего халата. Секундой позже она выудила оттуда небольшой кварцевый шарик: наподобие тех, что выдавались служащим Ордена Сердца на задания для связи с Пещерой Образа.

Шарик горел ярко-красным светом.

«Стекляшки», — так просто называли подобные шарики между собой служащие Ордена Сердца, — имели, как уже упоминалось ранее, огромное значение в выполнении заданий, и при этом, были довольно просты в пользовании. Несколько последовательных потираний пальцами шарика позволяли тому, кто находился на задании Ордена, связаться с Пещерой Образа практически из любой точки планеты. С помощью «стекляшек» служащие Ордена передавали информацию о своём месторасположении, вызывали боевое подкрепление в случае необходимости, — или же просили отправить за ними полуоборотней, чтобы те забрали их обратно на Остров Сердца. Со «стекляшками», — помимо множества положительных моментов, — было связано так же две больших проблемы, преодолеть которые, в ближайшее время, кажется, не представлялось вероятным. Во-первых, шарики были гладкими и круглыми, — и потому не очень удобными при переноске и перевозке. Во-вторых, предметы эти изготовлялись либо из прозрачного горного хрусталя, либо из мутноватого, с разводами внутри, кварца, и в обоих случаях, ясное дело, приходилось признать, что они — не самый прочный материал на свете. Разведчики и воины разбивали «стекляшки» вдребезги с завидным постоянством. При всём при этом, учёные Ордена Сердца пока не могли придать данным «средствам связи» иную форму — и уж тем более, начать изготавливать их из иного материала. Только сочетание «кварцевого стекла», — добываемого, между прочим, из глубин недр Пещеры Образа, — и частичек вулканического стекла — обсидиана, а также формы идеально ровного шара, позволяли обычным, казалось бы, «безделушкам» — становиться предметами, которые успели спасти уже не одну сотню жизней. У магов, подобных Лауре (приближённых к Высшему Магу) были в собственности особые «стекляшки», с помощью которых они могли общаться не только со связистами Пещеры Образа, но и друг другом, и с Высшим Магом Ордена Сердца. Эти «стекляшки» имели в своём составе, помимо кварца и обсидиана, также дополнительное вещество — некий перетёртый в порошок ртутный минерал, который выглядел со стороны как распыленные крупицы тёмно-красного цвета, запаянные внутри готового изделия вместе с более крупными частицами вулканического стекла. К сожалению, на настоящий момент этой «ржавчины», — как называли вещество меж собой служащие Ордена, — имелось в довольстве учёных ничтожно мало, — и потому доставались подобные шарики только небольшой группе служащих.

Лаура, взглянув на свою «стекляшку», поменялась в лице.

— О-о-о, милая, прости, я должна немедленно покинуть тебя. Меня вызывает к себе Высший Маг. Позже мы с тобой побеседуем, непременно.

Женщина очень изящно повернула ладонь, чуть подкинув шарик вверх — и он завис в воздухе. Служащая Высшей Категории приоткрыла было рот, — видимо, чтобы ответить на вызов, — но передумала. Захватив шарик в руку, она спешно вышла в коридор — на этом её посещение Номера 523 было окончено.

Сразу после того, как Лаура вышла, Номер 523 почувствовала, что вопреки здравому смыслу, засыпает. Нервное напряжение, позволявшее ей бодрствовать всё это время, теперь быстро отпускало: её организму больше не было причин «сражаться» с действием сонного зелья. Номер 07 и Чибис живы, полуоборотень из озера пойман. Всё нормально.

Всё должно быть нормально. Этот сон, — второй сон, — и впрямь мог быть вызван остаточными явлениями от удара головой.

«И всё же…»

Она в очередной раз (навеки) прокляла девушку-лекаря, и после этого глаза её закрылись, а дыхание стало очень медленным и глубоким. Она даже не успела понять, опустилась ли на кровать, или же просто скатилась по стене на пол и осталась лежать там. Силы покинули физическое тело, которому сейчас требовалось продолжать своё лечение — вплоть до полного восстановления всех своих здоровых функций.

                                                  ***

На следующее утро (вероятнее всего, это было утро, но точного ответа на вопрос, в связи с отсутствием окон в помещении, не было), едва пробудившись от «сдобренного» вчерашним успокоительным крепкого сна, Номер 523 услышала краткий стук в дверь её палаты. Почти сразу после этого она увидела входящую к ней Номера 013.

— Рада видеть тебя в постели. — Сразу подметила она. — Я спрашивала дежурных: говорят, тебя нашли посреди ночи на полу. Что, по-прежнему рвалась в бой?

Номер 523 рассказала, как всё прошло с Лаурой, и Номер 013 странно посмотрела на неё в ответ.

— Твоя Сила и впрямь развивается. — Без эмоций проговорила она, и начала рассказывать сама.

Хорошая новость заключалась в том, что Чибис и Номер 07 были оба мало того, что живы, но и, в отличие от Номера 523, совершенно невредимы. Оказалось, в Ледяной Пустоши, — в ту ночь, когда Номер 523 была, так сказать «выведена из строя», — действительно развернулось настоящее сражение: были даже вызваны боевые маги.

Чудовище удалось захватить.

Это случилось четыре дня тому назад.

Разумеется, имелась и плохая новость. Это была весть о том, что пойманный полуоборотень, на четвёртый день пребывания в заключении (то есть, сегодняшней ночью), разрушил четверть здания тюрьмы — то самой, расположенной на Острове Сердца тюрьмы, в которой Орден Сердца содержал узников Золотого Альянса. Монстр из Ледяной Пустоши погиб, уничтоженный силой собственного заклинания, но…

— Шестьдесят опаснейших существ сбежали сегодня из Зелёной Оправы! — Номер 013, с покрасневшими от бессонной ночи глазами, стукнула себя по колену, глубоко раздосадованная. — Я давно говорила: их всех нужно сразу кончать, а не держать в тюрьмах. Мёртвыми они точно не причинили бы никому вреда!

Номер 523 от узнанных новостей пребывала в лёгком шоке. Первые несколько секунд она действительно с трудом могла поверить тому, что услышали её уши. Потом пришло осознание услышанного, — и она, углубившись в свои мысли, на некоторое время вовсе перестала воспринимать то, о чём женщина-лекарь продолжала говорить. Избранная глядела на льняные простыни на своей кровати, — по-прежнему имеющие слегка розоватый оттенок, — и думала о том, какая роль во всём произошедшем принадлежит непосредственно ей — Номеру 523. Номер 013, — тем временем, немного справившись со своими эмоциями, и видимо заметив, что Номер 523 не слушает её, — подошла к кровати девушки и крепко тряхнула её за плечи.

— Вернись ко мне. Слушай теперь особенно внимательно. Меня прислали объявить кое-что. Сегодня у вас троих состоится встреча с Высшим Магом Ордена Сердца. Будет вынесено решение о наказании.

— Чибис-то тут при чём? — Мгновенно очнулась Номер 523. — Это ведь Я виновата!

Номер 013 подняла руку ладонью вверх, призывая девушку замолчать.

— Не смей перекладывать вину на себя, поняла? Если хочешь и дальше оставаться в Ордене — поменьше болтай. Молчи, покуда это возможно будет делать.

— Но Чибис…

— Что ты заладила одно и то же? Чибис сам о себе позаботится, не переживай. — Номер 013 сложила руки на груди. — Он не дурак, в отличие от некоторых.

— Таких, как я? Ты на это намекаешь?

— Вот только не надо разводить здесь сырость.

— С чего это ты взяла, будто я собираюсь это делать?

— С того, что обычно с таких вот сентиментальных бредней всё и начинается. — Номер 013 уткнула руки в бока и строго посмотрела на избранную. — Прекрати себя винить. Всё, что только можно — сваливай на этих двоих. Орден их ценит, к тому же, Номер 07 находится в изгнании — а это и без того высшая мера наказания, хуже уже некуда. Ты помогла изловить эту тварь — и здорово помогла. Откуда тебе было знать, что «подарочек» окажется с сюрпризом? Номер 07 и Чибис опытнее, на них и вся вина, они должны были догадаться, чем всё может обернуться. Так, ну ладно, мне уже пора. Встреча состоится в три часа дня. Поторопись: тебе необходимо время, чтобы успеть привести себя в порядок.


На такой вот ноте окончились дни пребывания Номера 523 в лазарете.

Изложив избранной суть предстоящего ей дневного мероприятия, Номер 013 попыталась напоследок вновь напоить девушку какими-то настоями. Окон на третьем уровне лазарета не было, поэтому Номер 523, — притворившись, поначалу, будто выпила зелье, — проскользнула в санузел, прикрывшись естественными потребностями, и там выплюнула содержимое рта в раковину. Разумом Номер 523 понимала, что лекарственные травы помогут её организму окончательно выздороветь, — и тогда чувствовать себя она, в целом, будет лучше. Пожалуй, исключения ради (несмотря даже на последующую за этим тошноту) она бы и выпила настой, — если бы сегодняшний день не был столь важным для неё. Снадобья, которыми поили в лазарете, лечили превосходно, но очень часто вызывали чувство сонливости. Номеру 523 же, при этом, нужен был трезвый рассудок для того, чтобы суметь «не потерять лицо» перед ликом Высшего Мага.

— Когда начнёшь подниматься на гору, слишком не торопись: тебя, я считаю, уже можно было бы перевести на первый уровень лазарета, но выписывать окончательно, всё же, пока рано. — Напутственно произнесла Номер 013, провожая Номер 523 к выходу из здания. — И повторюсь: не сболтни, пожалуйста, Высшему Магу и Лауре чего-нибудь лишнего. Мне бы хотелось, чтобы ты немного задержалась в Долине.

Затем твёрдая рука мягко хлопнула девушку по правому плечу.

— Иди медленно. Не забывай глядеть себе под ноги.

Входная дверь лазарета закрылась, и Номер 523 повернулась к лазарету спиной.

Входная дверь лазарета закрылась, и Номер 523 повернулась к лазарету спиной.

                                               ***

Утро, характерное для здешнего января, было ясным, чистым… и остервенело морозным.

Номер 523 была рада этому: она с удовлетворением ощущала, как быстро проходит на холоде вся её вялость и сонливость. Встречающиеся избранной на пути жители Замка поглядывали на неё с недоумением: обычно пациенты лазарета возвращались обратно в крепость выглядевшими совершенно здоровыми. Что же касалось Номера 523, то за все дни её пребывания в лазарете у неё так и не сошли бордовые следы вокруг глаз. Номер 013, конечно же, успела рассказать девушке по секрету, в чём крылось причина столь медленного излечения. У Номера 523 случилось не просто сотрясение мозга, — но контакт той Силы, что поселилась внутри неё, с Силой полуоборотня. Действие и противодействие этих двух Сил произошли в тот момент, когда девушка, не подумав, коснулась ауры меняющего физическую форму Чибиса. Организм избранной оказался слабоват для столь противоречивого «контакта» — поэтому-то лечение и затянулось. Впрочем, то зелье, что Номер 013 давала Номеру 523 с утра, по словам женщины-лекаря должно было окончательно победить все последствия удара по голове всего-то в течение текущего дня.

Что ж, быть может, так и должно было быть. Сейчас же Номер 523 не имела возможности проверить это: лекарство утекало куда-то вниз по канализационной трубе лазарета.


Открытие большой входной двери Замка сопровождено оказалось непривычно громким звуком. Причина была, конечно же, в эхе.

Обычно на первом этаже всегда бывали люди: кто-то принимал пищу в столовой, кто-то топтался у подножия лестницы или на входе в библиотеку, кто-то просто бегал — суетил туда-сюда. Сейчас же (поскольку Учителя ещё не вернулись с Архипелага Жизни) в холле царила непривычная тишина, — в свете последних событий кажущаяся даже гнетущей.

Удивительно, но подъём на седьмой этаж дался Номеру 523 относительно легко. Голова, конечно же, кружилась, но совсем чуть-чуть: видимо, дало знать о себе действие тех настоев, которыми Номер 523 успели напоить днями ранее.

В её комнате было тихо, чисто и относительно тепло. Номер 523 вошла внутрь и сразу же почувствовала, как немного спала та волна гнетущего напряжения, что «давила» на неё при одной только мысли о предстоящей встрече с Высшим Магом.

Она посмотрела в сторону тумбочки. На тумбочке стояла бурая пятнистая раковина с наростами, но кольца на ней, разумеется, не было — кто бы сомневался.

«Жаль, дрозда сейчас рядом нет». — Подумала избранная, и вздохнув направилась в ванную комнату.

Там, наскоро помывшись, Номер 523 вытерлась полотенцем и посмотрела на себя в ромбовидное зеркало.

Её вымытые тёмно-рыжие волосы были всклокочены, — подобно пучку птичьих перьев.

В свете плохо заряженных камней, бордовые круги на лице выглядели ещё хуже, чем вчерашним вечером — особенно вкупе с бледно-серой кожей и потрескавшимися губами.

Девушка посмотрела на себя прямо, потом стала поворачивать лицо в стороны, — с каждым новым поворотом более убеждаясь в том, что выглядит довольно плачевно.

«Может, так и пойти? — Подумала она. — Я ведь и впрямь вызываю сейчас жалость».

                                     Правильно

                   Авось проймёт это «личико»

                               и Высшего Мага

Секунду поколебавшись, избранная, всё-таки, потянулась к расчёске — и принялась приводить волосы в порядок.

«Нет уж. — Решила она. — Изображать из себя несчастное дитя и рассчитывать на благосклонность Высшего Мага Ордена Сердца я не буду. Пора научиться отвечать за свои проступки».

Завтракать ей сегодня не хотелось — впервые, наверное, едва ли не за всю свою сознательную жизнь. Номер 523 слишком переживала для того, чтобы ещё оставались силы на аппетит (а быть может, всему виной был тот факт, что её желудок три дня подряд «пичкали» лекарственными настоями).

Так или иначе, но Номер 523 позволила себе лишь выпить немного воды.

Она оделась, поверх набросила свою самую красивую накидку (так полагалось одеваться для встречи с Высшим Магом ученику, не имеющему пока служебной формы) и вновь вышла на улицу.

                                          ***

Солнце уже поднялось — и день встречал Номер 523 погодой хоть и морозной, но безветренной.

Территория Ордена почти вся была усыпана снегом. В нескольких метрах от выходившей из крепости Номера 523 дурачились в снегу совсем уже не юноши и не девушки, — но взрослые мужчины и женщины.

Номеру 523 стало немного грустно. Очевидно, встретившиеся ей сейчас люди давно служили Ордену Сердца, и они не нарушали здешних Предписаний.

— Эй, рыжик, а ты что же не веселишься? — Вдруг раздался мужской голос из толпы кидающихся снежками служащих Ордена Сердца. — Давай к нам!

Номер 523, кривовато улыбнувшись из вежливости, покачала головой и пошла дальше — по расчищенной тропе, ведущей к горе.

С того далёкого первого раза, - когда она взбиралась на вершину впервые, - прошло немногим меньше полутора лет. За это время избранная ни разу больше не поднималась на самый верх пешком. Сегодня ей предстояло покорить эту гору второй раз: и теперь уже не в качестве пришелицы из другого мира, - но в статусе ученицы, находящейся под опекой Ордена Сердца.

                                                   И

                       на сей раз

                                          тебе грозит

                                                                   потерять свою

            последнюю опеку

                                          НАВСЕГДА

Приблизившись к самому подножию, девушка с облегчением для себя обнаружила, что кто-то до неё уже успел протоптать узкую, но довольно уверенную тропу наверх.

«Интересно, — подумала она, — это был Номер 07? Или Чибис в естественном обличие? А быть может, это „повезло“ какому-то новичку перенестись из того, — другого мира, — в Орден Сердца в середине зимы?»

Номер 523 отметила про себя, что в сравнении с той погодой, в которую ей довелось подниматься на вершину в первый раз: с грозой и жутким ливнем, — ей, всё же, повезло в разы больше, нежели тому, кто вынужден был заниматься троплением нынешних полуметровых завалов.

В памяти Номера 523 всплыли образы прошлогодних, а так же совсем недавних полу-бессонных ночей — ночей, когда всех обитателей Замка будили для расчистки снега.

Работу сопровождало, перво-наперво, раздражение, — постепенно сменяющееся сначала увлечённостью, потом чувством гордости за проделанный труд. Этот дух общности, что витал тогда над всеми пыхтящими и сопящими в снегу людьми и человекоподобными существами…

Номер 523 тряхнула головой и слегка распахнула ворот дублёной куртки — для того, чтобы холод проник внутрь и заставил её мёрзнуть, тем самым отвлекая от печальных мыслей.

Холод (разумеется) очень быстро своё дело сделал.

                                     Молодец

                          А теперь пора идти

Встрепенувшись, избранная начала восхождение.

Спящие зимним сном деревья, присыпанные снегом, — налипшим сверху на их раскидистые, лишённые листьев ветви, — казалось, не просто так произрастали здесь, но являлись немыми стражами горного склона. Пробивающиеся между стволов деревьев яркие солнечные лучи оставляли на белоснежном искрящемся снегу необычные тени.

Эти деревья напомнили Номеру 523 тот лес, что остался в Ледяной Пустоши — пусть здешние деревья и не были больны.

«Я всё правильно сделала. — Думала про себя Номер 523, не прерывая пути наверх. — Я почувствовала голос Священного Леса, и волков, и других живых существ. Они все просили меня помочь. Я не могла поступить иначе».

Тяжесть на душе не проходила, несмотря на кажущиеся такими убедительными оправдания. Лес лесом, но ведь Номер 523 пожертвовала (причём необдуманно, что отнюдь не являлось оправданием) одним из своих немногочисленных друзей. Мало того: совершила она этот поступок, довольствуясь тем, что могло, по сути своей, быть вовсе не гласом природы, но обычной галлюцинацией, а то и хуже…


Стоп.

«Галлюцинацией…»


Нет, сейчас ей нужно было думать о том, что она нормальная. Нужно было убедить саму себя в следующем: у неё нет, и никогда не было ничего, похожего на галлюцинации.

Если удастся убедить себя — возможно, получится убедить в этом и Высшего Мага.

Утрамбованный снег мягко хрустел под ногами. По сторонам чирикали пташки, радуясь солнечному теплу. Крупные водопады, в большинстве своём, с наступлением январских холодов так и не замёрзли, — и эхо падения их вод обширной волной разносилось по ущельям. Видно их не было — только слышно. Что касалось небольших водопадов: пяти-десятиметровых, — встречающихся изредка на пути Номера 523, — то вода в них, в отличие от их более крупных «собратьев», замёрзла полностью. Сейчас они, — представая перед идущей наверх девушкой, — являли собой почти художественную панораму полупрозрачных «стен» и «колонн» кристально-чистого льда — голубого, синего и бирюзового оттенков. Издалека, некоторые очертаниями походили на замки: расположенные внутри небольших скальных впадин, обрамлённые частоколом каменных останцев, — они привлекали взор необычными наплывами воды, живописно застывшими на их поверхности. Те из водопадов, что располагались на более открытых участках, присыпал снег: видимо, оттого они и напоминали видом своим огромные торты, украшенные поверху густой россыпью мелкой сахарной пудры.

Особенным образом, — немного мрачно и весьма таинственно, — вырисовывались для поднимающейся к вершине горы путницы природные картины замёрзших лесных ручьёв, в окружении растущих по их берегам деревьев. Тени, создаваемые полуденным солнцем, причудливо ложились на застывшую поверхность полноводных русел, — тем самым будто бы оживляя «спящий», до поры до времени, водный поток.

Номер 523, — как не были сильны её душевные терзания, — не отказывала себе в удовольствии насладиться природными красотами. Она не знала наверняка, чем окончится её сегодняшний визит к Высшему Магу Ордена Сердца, а потому не исключала для себя и варианта наихудшего — изгнания. Безысходно печальных мыслей девушка, тем не менее, к себе не допускала (такова уж природа молодых), а потому любовалась она зимним лесом с чувством искреннего восхищения.

«Принять реальность, и найти в этой реальности нечто, приятное для себя — значит, создать некую точку опоры, точку запечатления, от которой можно отталкиваться впоследствии, когда по каким-то причинам реальность изменится. Реальность меняется постоянно, поскольку сквозь любую реальность проходит поток времени. Время изменяет всё. Воспоминания призваны поддерживать связи между меняющимися реальностями. Восприятие и запечатление помогает бороться не только с неприятием изменений во времени, но так же и с галлюцинациями, и с дурными снами».

«Спасибо, доктор Джонс. — Мысленно поблагодарила Номер 523. — Кажется, вы своими словами сумели достаточно хорошо запечатлеться в моих мыслях. Я даже вспомнила, наконец-то, ваше имя. Не зря, видимо, мои родителя оплачивали ваши сеансы».

Поднявшись ещё выше, Номер 523 достигла некой обширной площадки, заполненной сотней, или даже более, елей — все как одна с прямыми и высокими стволами. Ветви вечнозелёных исполинов, из-за покрывающего каждую из их иголочек густого слоя инея, на морозе «перекрасились» в бирюзовый цвет. Номер 523 шла сквозь бело-бирюзовый лес, представляя себе, что на самом деле находится внутри красивого и очень реалистичного сна. Летом, в своё первое восхождение, она не обратила внимания на этот участок, но зимой он выглядел, оказывается, совершенно потрясающе.


Вершина, тем временем, приближалась.

Ветер усиливался.

Почувствовав, как в голове с новой силой разрастается боль, Номер 523 на некоторое время остановилась — перевести дух. Она стояла теперь на том самом месте, с которого полтора года тому назад глядела на бьющие в землю гигантские молнии. Девушка видела перед собой бескрайние белоснежные холмы с «торчащими» из их макушек высокими тёмными протяжёнными гребнями каменных останцев. В голубом небе сверкало солнце: ярко, — так, что глазам было больно смотреть. Вдалеке, на западе, ярко-синей полосой очерчивала горизонт линия моря.

Номер 523 немного посозерцала зрелище этого пространства свободы и необъятности природы — и уже очень, очень скоро ветер заставил её продолжить своё движение наверх.

Дыхание большими белыми клубами пара вырывалось из её рта. Пар поначалу поднимался вверх — а пронизывающие порывы ветра тут же «примораживали» его обратно к лицу. Чтобы защитить кожу, избранная натянула на лицо заранее взятую с собой шерстяную маску, но глаза всё равно оставались открытыми морозу — и вскоре Номер 523 начала замечать, как ресницы её покрываются толстым слоем инея.


И всё же, несмотря на долгий путь, Пещера Высшего Мага появилась, по мнению Номера 523, чересчур быстро. К тому времени, девушка вынуждены была признать, что устала, — но она прошла бы ещё столько же, сколько уже успела пройти, лишь бы оттянуть момент встречи. Избранную раздирали противоречия: с одной стороны, ей хотелось как можно скорее решить возникшие проблемы и не переживать из-за них более, но одновременно с этим, она, всё же, опасалась тех решений, что мог вынести Высший Маг — там, в Большом Приёмном Зале.

«Это всё дурацкие сны. — Сказала она сама себе перед входом в основную пещеру. — Мне приснился отец, я огорчилась. Мне тяжело воспринимать всё происходящее спокойно именно из-за этого. Ах, да, — а ещё из-за того, что в результате моей недальновидности какой-то монстр разрушил здание тюрьмы, в результате чего были жертвы».

Она сплюнула на землю — в сторону от пещеры. Накатывала злость.


Зайдя внутрь, она сразу же сняла с головы маску.

«Этим мрачным стенам явно не хватает ярких красок». — Подумала девушка, убирая тёмно-рыжую прядь с лица и всё больше, вопреки своим стараниям, нервничая.

Тут нервозности внезапно прибавилось: в сумраке дальше по коридору ей навстречу шевельнулась чья-то сгорбленная фигура. Приглядевшись, Номер 523 узнала в ней Номера 07.

— О, как же мне радостно вас видеть.

Она подошла к старому магу и приобняла его, — забыв про усталость, головную боль, а так же про то, что ненавидит ярких проявлений эмоций: сейчас в ней главенствовало мирное осознание того, что она видит пожилого лекаря живым. Старик не замедлил приобнять её в ответ.

— Не стоило так волноваться за меня, правда. — Едва слышно произнёс он.

Затем он чуть отодвинул девушку от себя и внимательно посмотрел в её лицо.

— Выглядишь ужасно, куколка. Как самочувствие?

— Нормально. Сейчас уже намного лучше. — Заверила старика Номер 523, пряча маску в карман дублёной куртки.

— Номер 013 к тебе заходила?

— Это она сообщила о том, что Высший Маг требует к себе.

Они вместе пошли по коридору.

— Волнуешься? — Поинтересовался Номер 07.

— Ещё бы. — Комок нервов в горле, казалось, чуть уменьшился при встрече с другом, но не пропал окончательно. — По правде говоря, мне, верно, стоило ожидать чего-то подобного с самого начала, когда я соглашалась на это небольшое приключение с вами… кстати, а почему вас сюда позвали? Вы ведь изгнаны, и не обязаны более подчиняться Предписаниям Ордена.

— Как изгнанник, я и впрямь имею право делать многое из того, что мне вздумается — в том числе, как ты верно заметила, я могу перемещаться за пределы Купола. И всё равно, некие ограничения существуют и для меня. Видишь ли, прихоти мои не должны никоим образом наносить вред Ордену Сердца. А поскольку в поездку в Ледяную Пустошь я взял с собой тебя, — прекрасно понимая, при этом, что тебе запрещено покидать территорию Ордена Сердца, — получается, я поступил отнюдь неблагодарно по отношению Ордену — к организации, столь благосклонно предоставившей мне защиту.

Номер 523 нахмурилась.

— Я сама принимаю решения по поводу того, нарушать Предписания или нет, и вы не ответственны за меня — вы оба. Я могу ответить за свои действия самостоятельно. И отвечу, само собой.

— Ну, — Номер 07 слегка хмыкнул, — детородными органами ты, может, уже и вполне взрослая особь, однако, не забывай о том, что в нашем мире самостоятельность меряется знаниями и опытом, а не годами. Знаний у тебя пока маловато, опыта — и того меньше. Загляни внутрь себя, девочка, и согласись, что ты ещё только маленький котёнок, играющий с клубком нитей под названием Сила. Ты вот-вот в этих нитях запутаешься, — если никто вовремя тебе не поможет.

— Невысокого же вы обо мне мнения, Номер 07. — Хмыкнула избранная в ответ. — Не думаете, что вы слишком строги, оценивая меня? Я ведь не окончила обучения — забыли?

— Всё я помню. — Пробормотал Номер 07. — Обучения не окончила, но задачи перед тобой уже стоят такие, что у обученного волосы дыбом встанут. Соответственно, у тебя нет права на слабину — тоже забыла, видимо?

— Помню-помню. И всё равно, это несправедливо. Нет, вы не поняли: несправедливо то, что вы вызваны. Вы всего лишь хотели помочь мне, а я, в свою очередь, проникла в Пещеру Понимания самостоятельно, по своей воле. Лишь моя совесть нечиста.

Номер 07 прижал палец к губам, — одновременно с этим оглядываясь вокруг. Затем он погрозил девушке пальцем.

— Потише говори о таких вещах. Я прошу тебя: молчи про то, что произошло той ночью. Молчи и об истинных причинах, по которым я позвал тебя в Ледяную Пустошь.

— Почему же? — Нахмурилась ещё сильнее Номер 523, к этому моменту как раз склоняясь к тому, чтобы рассказать Высшему Магу всю правду. — Кто, как не Высший Маг Ордена Сердца, сможет мне помочь? Именно к нему обращено Первое Правило. Он достаточно справедлив, он найдёт верное решение, я уверена. Думаю, это совершенно неправильно — пытаться его обмануть, и даже опасно.

Номер 07 раздражённо отмахнулся от избранной, словно от надоедливой мухи.

— И так далее, и тому подобное… если не хочешь, зеленоглазая, прожить остаток жизни в хижине со старым уродом и быть ему вместо кухарки и поломойки — делай так, как я тебе говорю. Ты должна остаться здесь, в Ордене, должна совершенствовать свои знания и свою Силу. Считай, что это твоя главная обязанность: этим ты когда-нибудь сможешь спасти многие жизни.

Решив, видимо, что одних слов недостаточно, — старый лекарь схватил Номер 523 за плечо, склонился к ней, и тихо прошептал у самого уха:

— Если расскажешь всё так, как было на самом деле — тебя выгонят отсюда в два счёта. Никогда не надейся на справедливость, если решения принимаются в присутствии ранее наказанных изгнанников. Напоминаю: ты следила за тайными разговорами Высших Магов, трогала без спроса магические артефакты, сбежала за пределы Купола — сама посчитай, сколько у тебя проступков. При этом, чужеродная Сила внутри тебя делает тебя больной и опасной в глазах окружающих. Возможно, не спорю, тебя оставят на территории Ордена, — меня же вот оставили, как видишь, — но служащей тебе уже не стать никогда. Поверь старожилу — уж я-то знаю, о чём говорю.

Номер 07 отодвинулся от Номера 523.

— Нужна тебе такая жизнь? Подумай, пока ещё есть время.

И старик пошёл дальше по коридору. Номер 523 двинулась было следом, но бывший лекарь Ордена Сердца, не оглядываясь, остановил её взмахом руки.

— Постой здесь, пожалуйста. — Тихо, почти шёпотом, добавил он. — Подожди пару-тройку минут: меньше возникнет домыслов о том, что мы с тобой состоим в каком-то сговоре.

Номер 523 послушалась и остановилась рядом с большим световым камнем, что был заточен в металлическую оправу, вкрученную в свод коридора. Внутренности девушки буквально в жгут скручивало от волнения, а голова стала кружиться ещё сильнее.

«Ну, спасибо тебе. Старый ты…»

                                          ***

«Мягкий свет камня успокаивает…»

Эту фразу мысленно твердила себе Номер 523, глядя на светящийся желтовато-белым светом минерал. Она вычитала в какой-то из библиотечных книг, — учащих развивать свою Силу, — о том, что если стремящийся развить Силу чем-то сильно встревожен, ему (ради равновесия Силы внутри) необходимо для достижения гармонии отвлечься на несколько секунд на что-то одно: на предмет, например. В течение заданного времени думать следовало только о нём — об этом предмете. Конкретно: сосредоточиться на той энергии, что мог дать этот предмет. От подобного несложного упражнения мозг должен был немного «расслабиться», а основной поток мыслей, при этом, — ранее на некоторое время «переключённый» на предмет, — вновь возвратиться к решению сложной задачи, но уже с новыми силами. С тех пор проблему помогало решать подсознание.

Сейчас Номер 523 честно пыталась сосредоточиться на жёлтом свете, исходящем от камня, — но руки её сами собой сжимались в кулаки от бессилия и злобы. Сосредоточенность мысли была слишком слабой. В свою очередь, девушка слишком сильно была напряжена, чтобы так просто взять и расслабиться. Мысли о том, что её могут выгнать из Ордена Сердца, — если она соврёт Высшему Магу, — и гнетущее ощущение того, что ей, видимо, всё же придётся ему соврать — перебивали все остальные мысленные потоки.

В конце концов, избранной надоело стоять на одном месте и, — так как физическое бездействие становилось для неё невыносимым, — она пошла вперёд по коридору.

На теоретических занятиях Учитель успел дать Номеру 523 знания о том, как найти основные залы пещеры, так что избранная была прекрасно осведомлена, куда нужно идти. Она не боялась свернуть не туда. При этом (как человек, уже однажды пользовавшийся тайным лазами внутри горы) Номер 523 знала: Учитель явно умышленно и половины знаний о всех здешних коридорах и залах ей не дал.

Мысли девушки сразу переключились на Учителей. Вот почему им можно было что-то скрывать, а ей нет? Они ведь являлись всего лишь сущностями, которые (как утверждала Лаура) своих собственных мыслей и чувств не имели. Она же, — Номер 523, — была человеком. Не простым человеком, но тем человеком, которого избрал для перемещения в этот мир Чёрный Свет. И, — коль уж Высшая Сила выбрала её, — ей положено было, наверное, иметь какие-то тайны.

Итак…

Что же, всё-таки, делать? Сознаться во всём и попросить понимания и поддержки?

Поведать Высшему Магу правду? Сказать, что она больна — заражена Силой, ранее находившейся в том предмете, который Высший Маг постоянно использовал для контакта со своим врагом?

Плевать на себя, допустим, но… как же Чибис? Его, между прочим, тоже могут изгнать из Ордена. Тайком вывезти ученика за пределы Купола — это одно. Быть пособником человека, потенциально опасного для Ордена — это уже совсем другое.

И с Номером 07, к слову, тоже не всё так уж гладко. Он ведь (если не приукрашивать ситуацию) ставил над Номером 523 самые натуральные эксперименты: поил её какими-то странными отварами, велел использовать самокрутки — тлеющие голубым дымом папиросы, что вызывали у выкуривающего их человека галлюцинации…

И, уж если она такая честная, и решилась всю правду о себе выложить, обнажить все секреты, то говорить придётся обо всём, полностью — до конца.

До конца.

Придётся упомянуть в разговоре с Высшим Магом и молодых учёных, регулярно посещающих приграничье Купола…

А там и о Номере 013 с её «выговорами» придётся рассказать…

А потом, потом… её могут спросить о тех самых воспоминаниях.

«НЕТ! НЕТ, НИ ЗА ЧТО!»

                            Спокойно, Номер 523

                                 тебе же сказали

                                        подумай

Чибис поведал Номеру 523 когда-то о том, что Чёрный Свет мыслит (если данный глагол вообще мог быть к применён к Чёрному Свету) совсем по-иному: не так, как мыслит человек. То, что ужасно для человека — могло быть самым приемлемым вариантом для Высшей Силы, и наоборот. А ведь Высший Маг Ордена Сердца тоже не человек. В решениях своих он может оказаться вовсе непредсказуем. И если он решит, что друзья Номера 523, — её так недавно обретённые немногочисленные друзья, — представляют угрозу для Ордена Сердца…

…мысли избранной спутались окончательно, когда за очередным поворотом она увидела огромную арку в своде пещеры, и услышала звуки льющейся за ней воды.

Ученицу Ордена Сердца под номером 523 и главный вход в Большой Приёмный Зал Высшего Мага Ордена Сердца разделяло теперь не более десяти шагов.

                                         ***

Арка, высотой едва ли не в полсотню метров, судя по своему ровненькому внешнему виду имела явно искусственное происхождение. Вдоль всей полуокружности её были вырезаны объёмные изображения животных, птиц, рыб, рептилий — и ещё кого-то, выполненного, зачастую, довольно небрежно: порой сложно было различить, что именно за объект изображён в том или ином месте. Арка пестрела разноцветными красками: сверкали находящиеся внутри породы самоцветы.

Большой Приёмный Зал, — изнутри отражая своими стенами звуки беспрерывно журчащей внутри него воды, и сверкая разноцветными камнями уже на входе, — напоминал собой колоссальных размеров музыкальную шкатулку.

Номер 523 с минуту, не меньше, слушала бесконечную мелодию, пытаясь утихомирить свои беспокойные мысли, — потом выдохнула, прошла сквозь резной вход, и посмотрела вперёд.

Вершина, внутри которой располагалась пещера Высшего Мага Ордена Сердца, содержала в себе огромные залежи самоцветов. Почти все они прятались глубоко в недрах, скрытые снаружи от посторонних глаз другой, более грубой вулканической породой. Большой Приёмный Зал, при этом, являлся единственным из всех пещерных залов, чьи своды были полностью очищены от вулканического слоя, — причём очищены до такого состояния, что в настоящее время весь этот зал буквально переливался изнутри яркими, ошеломительными красками — кварца, агатов, оникса, халцедонов, яшмы…

Имеющий идеальную форму полусферы, зал являлся помещением совсем не маленьким — около двухсот, или даже более метров в диаметре. Длинные-длинные полупрозрачные полосы голубого, синего, красного, оранжевого, жёлтого агата, — словно подсвечивались изнутри светом. Каменные «натюрморты» из зелёных халцедонов, в свою очередь, завораживали и поражали изощрённостью природных слоистых рисунков: некоторые участки халцедоновых «полотен» состояли из одного или двух оттенков, — и образы на них вырисовывались чередованием более светлого и более тёмного, — иные же представляли собой переплетения сразу нескольких соцветий разной степени насыщенности. Ещё в Зале присутствовали «рисунки» из вкраплений пятнистой, полосатой, и прочих видов яшмы, малахита, хризолита, горного хрусталя, лазурита, гематита, оникса, сердолика, кварца — в общем, из столь великого множества соцветий, созданных самой природой из камня, что в голове не укладывалось, как можно было собраться им в таком большом количестве в одном месте.

Внутри Большого Приёмного Зала, — сразу за аркой, справа и слева от входа, — с высоты более десяти метров вниз по скальной стенке струились два водопада, похожие друг на друга, как братья-близнецы. Вода стекала по специально выдолбленным в каменной породе желобам — шириной около трёх метров каждый. Желоба спускались до пола, а после огибали весь Большой Приёмный Зал вдоль стен, — вновь «встречаясь» в противоположном входу конце помещения: в том месте вода с двух водопадов сливалась в один мощный поток и уходила наружу сквозь отверстие несколькими метрами ниже уровня зала. Куда именно из залы этой закрытой со всех сторон пещеры несёт свои воды поток, — с места, на котором сейчас стояла Номер 523, видно не было, — но девушка и без того знала от Учителя «имя» этого источника, и знала так же то место, куда он направляется. Это был тот самый горный ручей, по которому Номер 523 «сплавилась» в первый же день своего прибытия в Орден Сердца — ручей, который звался жителями Долины «Агатовым Плющом».

Название «Агатовый Плющ» являлось производным от названия самой горы. Вершина, внутри которой располагалась пещера Высшего Мага (если смотреть на неё с высоты птичьего полета) имела хоть и символическую, но вполне различимую форму дерева: самого натурального дерева — с густой кроной и разросшимися в стороны корнями. Именно по причине этого (а так же из-за того, что в недрах горы покоились огромные залежи редких пород камня) гора и получила соответствующее имя: «Агатовое Древо».

Большой Приёмный Зал не был самым верхним из Залов, используемых Высшим Магом, — и располагался он чуть ниже уровня большого горного озера — Озера Оникс, что находилось посреди соседнего с вершиной горного плато. Водопады появились в Большом Приёмном Зале как раз благодаря водам этого никогда не замерзающего озера.

В том самом месте, где сходились потоки двух водопадов, стояла отдельно ещё одна каменная арка — высотой в человеческий рост. Внешне она более всего напоминала огромный растительный корень — посреди идеально утрамбованной площадки. Эта арка, — в отличие от своей «старшей соседки» на входе, — являлась естественной частью каменного пола пещеры. Арка была не до конца очищена от вулканической породы, и лишь в нескольких местах на ней проглядывались, сверкая, большие куски полупрозрачного, словно зимний лёд, голубого агата. Внутри малой арки (во время любой проходящей внутри этих стен беседы) должен был находиться сам Высший Маг Ордена Сердца — это было его место.

Сейчас рядом с аркой уже стояли в ожидании трое: Лаура; закутанный в скреплённую узорчатой брошью парадную накидку Чибис; а так же Номер 07.


Номер 523 пошла по разноцветному, — отполированному и выровненному, будто мраморная плита, — полу, — к малой арке. Журчащая с двух сторон от неё вода маскировала звуки шагов, — которые, скорее всего, должны были в столь большом помещении звучать подобно ударам грома.

Номер 523, наконец, дошла до места.

«Надеюсь, я смотрюсь достаточно приемлемо, и меня не выставят отсюда за непривлекательный внешний вид».

Чибис, замотанный плотнее обычного в добротно сшитую тёмно-серую накидку с капюшоном (так, что не было видно даже коготка на лапе) стоял в самом тёмном углу, почти под самой аркой. Он осторожно, — чтобы не сдвинулась ни на сантиметр ткань, прикрывающая его тело, — кивнул девушке в знак приветствия.

Номер 07 тоже слегка кивнул, — словно они с Номером 523 только что встретились.

Лаура, — вновь вся в белоснежных одеждах и без малейшего следа бессонной ночи на лице, — весьма сдержанно улыбнулась Номеру 523 и указала рукой на расположенные слева от арки и установленные сверху друг на друге невысокие, идеально ровные и вычищенные каменные блоки — из красно-коричневой, с бежевыми вкраплениями, пятнистой яшмы: сверху на них уже была набросана верхняя одежда всех присутствующих — всех, кроме полуоборотня.

Номер 523 сняла с себя накидку (тёмно-бордовую, с жёлтой каёмкой), сложила её, затем положила на неё сверху перчатки и маску — перед этим нечаянно уронив перчатки на пол. Уронила их она не просто так, — но по причине того, что внезапно увидела на каменных плитах своё кольцо с драконом: целое и невредимое, оно лежало, по-прежнему с цепочкой, будто кто-то случайно забыл его здесь.

«Эсси… Эсси…»

Ладони начали потеть — что вовсе не порадовало.

«Твою мать! Как всегда, вовремя!»

По-прежнему повёрнутая к арке и к стоящим рядом с аркой спиной, Номер 523, — совершив несколько неслышных глубоких вздохов, — провела руками по своим распущенным волосам, заправила их за уши, а в последний момент, — перед тем, как повернуться вновь к присутствующим, — наклонилась, взяла в руки кольцо и быстро засунула его в карман брюк.

«Поможешь мне напоследок».

Едва повернувшись назад, девушка чуть было не врезалась в успевшую подойти к ней достаточно близко Лауру. Женщина протягивала ей небольшую деревянную плошку с водой, и избранная недоверчиво покосилась на предмет.

— Что это? «Сыворотка правды»?

Лаура, если и осталась огорчена тем, что Номер 523 снова употребила выражение из того, — другого мира, — никак не показала это.

— Я думаю, — голос женщины был, как всегда, мягок, — подъём твой на вершину был нелёгок. Мы все тут собрались отнюдь не по праздному поводу, но предложить тебе воды перед разговором — мой долг.

Номер 523 отрицательно покачала головой, хоть в горле её и пересохло.

— У тебя всё ещё сохранились следы болезни на лице. — Женщина наклонилась и едва не касалась теперь ладонью правого века Номера 523. — Скажи, лекарь давал тебе зелье сегодня утром?

— Да. — Холодно ответила Номер 523, шагнув назад подальше от Лауры. — Мне сказали, в течение дня все следы исчезнут.

— Хорошо. — Лаура выпрямилась. — Давайте, в таком случае, приступим к беседе.

Все четверо выстроились в одну линию справа от малой арки. Пока Номер 523 ожидала, когда же появится Высший Маг, страх и беспокойство в ней уступили место иному чувству. Она злилась на Лауру. Злилась на эту её «правильность» во всём. Злилась на то, что её наставница, — вместо того, чтобы поговорить о произошедшем событии наедине, — хочет проводить беседу только в присутствии Главы Ордена. И эта женщина сказала когда-то, что она, — Номер 523, — может ей доверить любую свою тайну.

«Чёрта с два!» — Мысленно вскричала Номер 523.


«Приветствую вас. — Вдруг прозвучал голос внутри головы девушки: голос, такой знакомый и внушающий трепет. — Я питаю надежды о том, что для всех присутствующих этот день добрым и останется — несмотря на события, что могут в дальнейшем омрачить его для некоторых из нас.

Разговор наш мне бы хотелось начать с тебя, Номер 523, — как с человека, в наибольшей мере нарушившего Предписания».


Девушка чувствовала, как с каждым новым словом Высшего Мага сменяют внутри неё друг друга волны то ледяного оцепенения, то жара — от которого горела кожа.

«Ну почему, почему же с меня?! Неужели так заметно, что именно этого мне хочется меньше…»


«На протяжении тех месяцев, что ты, избранная Номер 523, находилась под опекой Ордена Сердца и проходила обучение, — на тебя никогда не поступало жалоб. Ты, Номер 523, всегда исправно и без опозданий посещала Поселение Учителей, не пропустила ни одного Занятия, — хотя мне известно из отчётов лазарета о том, что поначалу последствия встреч с Учителем являлись для тебя довольно неприятными.

Отрадно для меня признать весьма удовлетворительным нынешний процесс твоего обучения. В Ордене о тебе сложилось мнение, как о достойной и способной ученице.

У тебя никогда не было серьёзных ссор с прочими служащими Ордена — это я так же хотел бы отметить. Кроме того, насколько мне известно, ты ни разу не нарушила Предписаний.

До случая с поездкой в Ледяную Пустошь».


Слово «до».

Девушке показалось, Высший Маг специально выделил его. Правда ли он сделал это намеренно, чтобы Номер 523 поняла его осведомлённость о полётах к Номеру 07?

«Видимо, да, — подумала Номер 523, с силой сжимая в кармане кольцо, оно теперь царапало ей пальцы. — И, если я отвечу неправду, он сможет прочесть это в моих мыслях и…»


«Расскажи, Номер 523, что именно заставило тебя пойти на риск и направиться в Ледяную Пустошь?

Собиралась ли ты переселиться в эту местность насовсем?»


Номер 523 молча покачала головой из стороны в сторону.

                        Тихо

                                                           Спокойно

                                      Тихо

«Быть может, ты что-то Определённое хотела обнаружить на той земле


— Я… — тут избранная почувствовала, как что-то в очередной раз сдавило её горло. Пришлось ей прокашляться прежде, чем продолжить говорить. — Я, знаете ли, очень люблю читать. Всегда любила. Недавно я наткнулась в библиотеке на книгу о Ледяной Пустоши. Жутко захотелось там побывать. Я никогда в жизни не видела полярного сияния, и в горячих источниках не купалась. И в тот день, когда Лаура объявила нам о том, что Учителя решили посетить Архипелаг Жизни, я поняла — другого шанса у меня, в ближайшее время, не будет. Тем более, я узнала о намерениях Чибиса в скором времени полететь туда же. Я напросилась туда вместе с ним.


«Ты могла отправиться Ледяную Пустошь уже После своего обучения: тебя бы никто не неволил.

За пределами Купола молодых и неопытных избранных ожидает множество опасностей, и именно поэтому для служащих Ордена Сердца создан был, в своё время, свод Предписаний, ограничивающих, до некоторых пор, в том числе и свободу их перемещений.

Ты ведь знаешь текст того Предписания, которое я имею ввиду?»


— Да, разумеется. «Ученику не должно…»


«Не стоит цитировать, ученица. Я верю тому, что ты знаешь текст. Ответить лучше на иной вопрос: неужели твоё желание побывать в Ледяной Пустоши было столь неуёмным, что ты готова была рисковать своей жизнью и своим нахождением в Ордене Сердца ради этого?»

                                      Твой выход

                                         дорогая…

— Я действительно сожалею о том, что сделала. — Пожалуй, слишком резко произнесла Номер 523. — Да… мы с Чибисом уже давно знакомы, и я попросила его отвезти меня в Ледяную Пустошь потому, что мне так захотелось. Захотелось воспользоваться тем, что Учителя ушли на пару недель, захотелось совершить что-нибудь эдакое… необычное. Хотелось приключений.

— Тебе скучно здесь, в Долине? — Осторожно подала голос Лаура. — Ведь ты можешь в свободное время исследовать территорию до самых границ Купола, совершенно свободно, ограничиваясь только днями Занятий с Учителем и…

— И Предписанием, запрещающим общаться с изгнанниками. — Грубовато вмешался в разговор Номер 07.

— Да, Номер 07, вы верно отметили. Благодарю. — Тон Лауры оставался беспристрастным. — Так почему же тебе, Номер 523, не захотелось для начала изучить мир рядом с собой? Зачем тебе нужна была эта странная авантюра?

«Можно подумать, ты не знаешь, почему. Скажи ещё, будто не замечаешь этого, лицемерка ты чёртова!»

Мысли так и готовились превратиться в слова.

— Я не могу ответить на этот вопрос. — Вслух произнесла Номер 523. — Да, вы правы — это была авантюра, но мне хотелось этой авантюры. Я не подумала о последствиях тогда, но сейчас я раскаиваюсь в том, что сделала.

— Я тоже принял в этом не последнее участие. — Вновь подал свой каркающий голос Номер 07. — Доля моей вины в произошедшем довольно внушительна. Изначально, правда, я собирался посетить Ледяную Пустошь вместе с Чибисом вдвоём, так как он является моим давнишним приятелем. Полуоборотням, как известно, не запрещено общаться с изгнанниками — и эта «брешь» в Предписаниях меня очень радует, между прочим. Без общения, я бы, честно скажу, совсем одичал — и мог бы представлять определённую угрозу для Ордена Сердца своим присутствием под Куполом. Когда общаешься круглый год с одним лесным зверьём, — знаете ли, в голову приходит всякое… но я не пожаловаться хотел. Или хотел… неважно. Итак, когда я узнал о том, что Чибис собирается взять с собой в Ледяную Пустошь избранную Номер 523 — я никак не воспрепятствовал этому, хотя и согласен с тем, что мне стоило бы это сделать. Я проявил малодушие — как, впрочем, и в той самой ситуации, из-за которой был изгнан из Ордена Сердца много лет тому назад. Сейчас я раскаиваюсь в содеянном недавно, — но девушку прошу не винить. Она молода и азартна. Скорее, я бы обвинил в случившемся Учителей, — сначала наделяющих своих учеников Знаниями, способными влёт вскружить им голову, а затем оставляющих своих подопечных на несколько недель быть предоставленными самим себе и своим буйным юношеским фантазиям…

— Номер 07! — Не выдержав, Лаура сверкнула глазами.

— Что — разве я не прав? — Старик, не отводя глаз, уставился в лицо женщины. — Да, Учителя, конечно же, совершают Великое Дело, обучая учеников Ордена Сердца, но мы забываем о том, что каждый Учитель должен быть ответственен за своего Ученика. Иначе говоря — если бы мы могли считать Учителей полноправными служащими Ордена Сердца, я бы отметил следующее: Учителя самым наглым образом… наглым, именно наглым… нарушили Правило Номер Семь.

Старик отвернулся от Лауры и сделал то, на что Номер 523 на его месте, — на месте изгнанника, — ни за что бы, наверное, не решилась: окончив свою речь, он повернулся и посмотрел, без тени смирения на лице, прямо в сторону малой арки.

— Нарушение Правила, должен заметить — проступок, по моему мнению, гораздо более тяжкий, нежели нарушение одного или двух Предписаний.

На несколько секунд стало тихо.

Только водопады звенели, и эхо течения воды в них мелодично отражалось от стен Большого Приёмного Зала.

                         Ох ты, вот так старикан

                                         Ну и…

«Заткнись!»

— И я тоже не намерен отрицать своей вины. — Произнёс стоящий рядом с Номером 07 Чибис. — Могу только одно сказать в своё оправдание: я бы не позволил ни одному члену Золотого Альянса прикоснуться к этой девушке. Взяв её с собой в Ледяную Пустошь, я принял на себя полную ответственность за неё.

                           Ещё один герой нашёлся

«Молчать!»

— Ты — преданный служитель Ордена Сердца, Чибис. Это мы знаем. — Более мягким тоном, чем ранее, с Номером 07, произнесла Лаура. — И ты, к тому же, верный друг. И всё же, не забывай: Номер 523 попала в лазарет именно из-за того, что коснулась твоей ауры во время твоего перевоплощения. Я не виню тебя в этом, поскольку ты вынужден был перевоплотиться в той ситуации, но, всё же: отбросив изначальные причины, получается, ты виноват в получении Номером 523 увечий. Высшая Сила как будто показала тебе этим событием главное: ты ошибся, взяв избранную Номер 523 с собой.

— Номер 523 действительно попала в лазарет из-за меня. Мне очень жаль, что так вышло. — Ответило существо, закутанное в тёмно-серую парадную накидку полуоборотня. — И всё-таки, несмотря ни на что, я не согласен с утверждением, будто Номер 523 не нужно было брать с собой. В конце концов, именно благодаря ей…

         Что же ты делаешь, придурок птицеголовый?!

                      Утопишь всех с потрохами

                            и все старания деда…

— Чибис, не надо хвалить меня за то, чего ты сам добился. — Перебила полуоборотня Номер 523, от стремительности своей речи едва не подавившись внезапно появившейся в пересохшем горле слюной.

                             Чёрт… и вот

                                   Этого

              лекарша назвала «не дураком»?

Номер 523 повернулась в ту сторону, где должен был стоять Высший Маг и, — уже не помня о том потрясении, что охватило её, когда то же самое, пару минут тому назад, сделал Номер 07, — так же точно, — прямо и бесстрашно, — обратилась к нему:

— Чибис почувствовал присутствие под Священным Лесом вражеского полуоборотня, но он почему-то считает, будто я, подобно живому талисману, помогла ему ощутить это чудовище. Чибис думает, если бы меня тогда рядом не было, он бы сам не нашёл монстра. Разумеется, это неправда. Чибис посреди ночи выскочил и побежал в Священный Лес, а мы с Номером 07 побежали за ним из любопытства. Точнее, даже не так: я побежала из любопытства, а Номер 07 побежал следом, так как боялся, что со мной по пути может что-то случиться.

— И в итоге что-то, всё-таки, с тобой случилось. — Медленно произнесла, склонив голову набок, Лаура.

— Номер 07 хороший человек. Он пытался уберечь меня от глупостей — просто я бегаю намного быстрее. — Закусила губу Номер 523. — И Чибис не виноват. Я знала, насколько опасно подходить к полуоборотню во время перевоплощения, и всё равно подошла. Он не заметил меня.

— Я понимаю.

Лаура отошла на несколько шагов от троицы, прищурила свои красивые миндалевидные светло-серые глаза, и посмотрела сначала в сторону Чибиса, а потом на Номер 523.

— Надеюсь, вы простите меня за откровенный вопрос, но поскольку мы собрались здесь для выяснения всех обстоятельств совершённого вами проступка, мне бы хотелось знать: носят ли ваши отношения романтический характер?

Номер 523 выпучилась на женщину в недоумении. Вот уж какого вопроса она сегодня ну никак не ожидала услышать.

— Номер 523 — человек, а я полуоборотень. — В голосе Чибиса, обращённом к Лауре, чувствовалось лёгкая укоризна. — Мы друг друга можем привлекать, как бы сказать помягче… как человека может привлечь собака — примерно, так. Сама природа противоречит подобному союзу. Вынужден так же напомнить о Правиле Номер Шесть.

— Я не упоминала физического влечения. — Заметила Лаура, но через секунду, обернувшись в сторону Высшего Мага Ордена Сердца, она замолчала: очевидно, Высшего Мага ответ Чибиса вполне удовлетворил, и он не желал продолжать обсуждение этой, так сказать, «пикантной» темы.

Лаура помолчала несколько секунд, глядя в сторону малой арки, потом кивнула: видимо, Глава Ордена Сердца снова адресовал какую-то фразу ей лично. После, изящно сложив руки на груди, женщина начала уже новую речь:

— Ваши проступки очевидны, и не оправданны здравым смыслом — проступки всех троих. И всё же, я не могу не учитывать того, что некоторые ваши действия принесли в итоге благо. Все ваши действия не останутся незамеченными: как те, что являются проступками, так и те, что имели благоприятный исход. Ты, Чибис, помог поймать очень опасного и сильного полуоборотня, — причём не просто полуоборотня, но служащего Золотого Альянса. Кроме того: вы с Номером 07 вдвоём сдерживали этого монстра до прибытия в Ледяную Пустошь нашего отряда. Не справьтесь вы с этим — чудовище могло бы сровнять всё поселение с землёй и снегом.

Лаура повернулась к бывшему лекарю.

— Номер 07, вы заслуживаете отдельную благодарность за оказание первой неоценимой помощи человеку, что находится под опекой Ордена. Когда Номер 523 получила контузию, соприкоснувшись с аурой Чибиса, вы сделали всё, что требовалось совершить в подобной ситуации образцовому лекарю. Это благородный поступок, достойный похвалы.

Выдержав паузу, женщина продолжила:

— Я вынуждена напомнить и о не самых радостных событиях минувшей ночи. Думаю, вы все уже слышали их, но всё же, я проговорю ещё раз. «Спрут», — так мы посмертно окрестили полуоборотня Золотого Альянса, — попытался бежать из тюрьмы. Монстр применил мощнейшее заклинание. Сила заклинания оказалась необычайно велика даже для такого могучего полуоборотня, как этот: оно попросту уничтожило его на месте. К сожалению, вместе с полуоборотнем была уничтожена так же и четверть здания «Зелёной Оправы». Много пленников погибло, часть сбежала, и сейчас все силы Ордена брошены на поиски сбежавших и на восстановление тюремной крепости.

— Я подвёл Орден. Мне жаль. — Вмешался Чибис. — Если бы я знал, что эта тварь настолько сильна, я бы сделал всё возможное, дабы умертвить её там же — в Ледяной Пустоши.

— Никто не знал о возможных последствиях, Чибис. — В голосе Лауры, до этого бодром, явственно слышалась теперь усталость. — Никто из нас не смог распознать эту Силу: каким-то образом монстру удалось скрыть всю её истинную мощь. Сложно будет разобраться с тем, как именно он это достиг — учитывая, что тело его обратилось в прах за секунды, и теперь не подлежит восстановлению.

— Меня беспокоит другое, если позволишь. — Заговорил Номер 07. — Тюрьма ведь, насколько я знаю, защищена заклинанием самого Высшего Мага Ордена Сердца. Как защиту смог «пробить» полуоборотень — пусть и очень сильный?

— Мы этого так же не знаем. — Призналась Лаура таким голосом, словно это по её вине огромный полуоборотень приобрёл немыслимую Силу. — И мы все, конечно, обеспокоены. Могу добавить следующее: под Купол ни один из членов Золотого Альянса по-прежнему проникнуть не в состоянии. Защита Купола намного сильнее, нежели защита, наложенная на здание тюрьмы. Никому из существ, находящихся в пределах Купола, Золотой Альянс не угроза.

Лаура приложила указательный палец к переносице, словно у неё внезапно разболелась голова. Может, она и правда у неё заболела — понять, что чувствует женщина на самом деле, бывало порой довольно сложно. Блуждающий несколько секунд по потолку, взгляд Лауры вновь остановился на старом лекаре.

— Итак. Мы крайне ценим вашу помощь, Номер 07.

Сменив свой тон на совершенно бесстрастный, женщина в белом, произнеся фразу, стала вышагивать вдоль малой арки (видимо, она тем самым пыталась то ли отвлечься от назойливой боли в голове, то ли «отмахнуться» от какой-то назойливой мысли).

— Высший Маг Ордена Сердца благодарит вас за ваши действия в отношении Спрута и избранной Номер 523. Как вы сами должны понимать, ваше наказание в качестве изгнания из Ордена Сердца не может быть отменено, потому как проступок, совершённый вами двадцать лет тому назад, был достаточно тяжким. Тем не менее, вы проявили истинный героизм и мужество в сражении в Ледяной Пустоши. В качестве признательности, Орден Сердца, в моём лице, объявляет вам о том, что вы с сегодняшнего дня назначаетесь внештатным советником Ордена. Маги моего уровня, да и я сама, отныне будем иногда обращаться к вам за помощью. Ваши подходы нестандартны, но бывают порой весьма эффективны. Условие такое: вы будете всегда идти нам навстречу, и все свои силы отдавать тому делу, в котором понадобится ваша помощь. Взамен этого, вам, — начиная с сегодняшнего дня, — раз в месяц будет дозволено посещать Долину: ровно на двое суток. Находясь на территории Долины, вы сможете вступать в контакты с некоторыми из служащих Ордена Сердца — разумеется, в рамках Правил.

— А Предписания, как же?

— Это мы обсудим позже, Номер 07. Обсудим некоторую «размытость» границ Предписаний в эти дни — вместе с ограниченным списком тех, с кем вы будете иметь право вступать в разговоры.

— Благодарю за оказанную честь. — Номер 07 принял предложение без видимых бурных эмоций. — Разумеется, мне жаль, что события, радостные для меня, совпадают с несчастьями, приключившимися с Орденом Сердца.

— Никто из вас троих не виноват в том, что Спрут вырвался на свободу. — Заверила Лаура, приподнимая ладонь. — Эта вина моя — и тех магов, что проверяли уровень Силы полуоборотня при перемещении его в «Зелёную Оправу». Мы виноваты. За разрушение тюрьмы мы так же берём ответственность на себя, и сейчас мы будем делать всё возможное, дабы устранить последствия разрушений.

Лаура отвлеклась и снова стала думать о чём-то, разглядывая пёстрые стены Большого Приёмного Зала.

— Говорят, — произнесла она, без улыбки посмотрев в сторону Номера 07, Номера 523 и Чибиса, — лиха ворошить не стоит, покуда оно спит. Кажется, на первый взгляд, случай со Спрутом очень подходит под эту старинную пословицу, правда? И всё же, стоит задуматься о том, что было бы, если бы данное лихо не потревожили. Ледяная Пустошь — древнейшее место Силы. Спрут полвека прятался в глубинах озера, медленно уничтожая Священный Лес. «Поглотив» Лес полностью, монстр наверняка не остался бы сидеть под землёй. Он бы продолжил черпать Силу из каких-либо других источников. И тогда, — кто знает, — возможно, через пару лет вся Ледяная Пустошь оказалась бы уничтожена — целое поселение, а не небольшой участок нашей тюрьмы.

Лаура опустила свои глаза (стали заметны небольшие припухлости на её веках), а потом вновь заговорила, обращаясь к Чибису:

— Ты — один из лучших наших боевых полуоборотней. Не раз доказывал свою преданность. Ты совершил ошибку, но Орден Сердца великодушен к своим верным служащим. Твоим наказанием будет сокращение срока твоего текущего времени отдыха. Ты нужен нам сейчас — помогать в поисках сбежавших узников.

— Готов вылетать немедленно. — Отозвался Чибис — и три чёрные, параллельные друг другу полосы, служащие окантовкой его накидки и означающие его: «привязанность» к Долине; отношение к категории боевых полуоборотней; и владение в полной мере своей Силой, -всколыхнулись, а стальная дырчатая брошь, изображающая герб Ордена Сердца, сверкнула отражённым солнечным светом. — Дней отдыха мне и без того хватило сполна.

— Спасибо, друг мой. Я верю в твою Силу.

Теперь Лаура повернулась к Номеру 523.

— Номер 523, дорогая. Учитывая, что это твой первый серьёзный проступок, и ситуация с Учителями этой зимой и вправду является совсем неоднозначной, — как и возможные реакции учеников на неё, — мы готовы простить тебя, но… пойми правильно — прощение придётся заслужить. Сейчас, в это суровое зимнее время, мы будем отправлять группы учеников и начинающих служащих Ордена Сердца помогать заново отстраивать здание тюрьмы. Работа трудоёмкая: у участников стройки будет занят с утра до вечера каждый день. Это вынужденная мера, так как строительство необходимо окончить как можно скорее. В данной работе будут понемногу принимать участие все служащие понемногу, но для тебя, Номер 523, это будет не просто обязанность, но часть наказания. Все избранные будут приезжать в «Зелёную Оправу» на время, и каждые пару дней сменять друг друга, — чтобы успевать посещать занятия с Учителями. Ты же, Номер 523, останешься на территории тюрьмы до самого последнего дня окончания строительства. После того, как здание будет отстроено заново — ты вернёшься обратно в Долину, будешь жить и учиться на тех же правах, что у тебя были до применения к тебе наказания. Таким образом, полный срок твоего обучения в Ордене Сердца продлится ещё на несколько месяцев — на сколько именно, станет ясно в конце строительства. За время, проведённое в Зелёной Оправе, ты сможешь хорошенько обдумать своё поведение и сделать для себя благотворные, я надеюсь, выводы на будущее. Я уверена в том, что ежедневный труд поможет тебе избавиться от праздных навязчивых мыслей, что точат твою душу сейчас подобно сотне плотоядных муравьёв.

Лаура замолчала.

Номер 523 стояла и молча смотрела внутрь малой арки.

Её простили и не изгоняют. Простили и смирились с её проступком.

Совсем слабая, неясная тень, расположившаяся там, — та самая, которую девушка, войдя сюда, не сразу разглядела, — поначалу медленно «выползла» из своего укрытия, — а затем «поплыла» в сторону выхода из Большого Приёмного Зала.

Беседа с Высшим Магом Ордена Сердца была завершена.

                                            *****

Ночь.

Лазарет.

Тишина.

Слышен лишь звук воды, живо бегущей из крана в маленькой компактной комнатке санузла. А вкупе с ним, с этим звуком, — методичные движения, означающие то, что кто-то усердно чистит что-то щёткой.

«Ногти. Опять ногти».

Молодая служащая Штата Лекарей робким движением стучит о косяк входной двери. Звук текущей воды утихает, уступая место торопливым шагам, а спустя секунду, вытирая руки, из-за двери показывается высокая и, как всегда, выглядящая очень суровой, наставница девушки — Номер 013.

— Ещё один? — Задаёт она краткий вопрос и, получив утвердительный кивок в ответ, спрашивает номер палаты.

Пока они быстрым шагом идут по едва освещённому коридору, женщина-лекарь задаёт своей подопечной всего лишь один вопрос, на который та отвечает утвердительно. Вопрос этот касается не ожидающего их пациента, но предстоящего девушке вскоре «разговора» с Учителем.

Нужная дверь возникает перед глазами младшей служащей лазарета очень быстро. Она незамедлительно открывает её.

В следующую же секунду, тело девушки судорожно сжимается от страха, и она, — хоть и видит всё происходящее своими собственными глазами, — едва ли осознаёт, как Номер 013 уверенным движением одной руки отталкивает её в сторону, а вторую руку в это время заносит у себя над головой.

— Ложись!

Лекарь шестого уровня лазарета протягивает руку вперёд — и из пальцев её вырывается луч Силы Сражения.

Белый.

Луч врезается в другой луч: точно такого же цвета, — посланный тем самым существом, что, сгорбившись, стоит сейчас над телом несчастного пациента, которого Номеру 013 и её подчинённой сегодня предстояло исцелить.

Молодая служащая остаётся стоять, и на миг слепнет от той яркой вспышки, что создали Номер 013 со своим противником, — а через секунду видит лицо незнакомца.

Точнее, это сложно так уж просто назвать лицом.

Очень сложно.

Это…

Даже невозмутимая Номер 013, кажется, вскрикивает.

«О, нет. — В отчаянии думает в этот момент девушка. — Если и она не выдержала… всё, нам конец. Кто это? Как проник сюда?»

Немеют руки и ноги, и будущий лекарь не находит в себе сил, дабы спастись бегством. Она, с трясущейся челюстью (напрочь позабыв о контроле над телом), разглядывает демоноподобное лицо, принадлежащее чудовищу, — чьи руки по локоть вымазаны кровью лежащего на столе человека — человека, с разорванным горлом и едва ли не полностью снятым скальпом.

«Это он сделал? — Невольно возникает глупая, абсурдная мысль в голове юной служащей. — Или пациент такой и был с самого начала? Я не помню. Я не пом…»

Номер 013 снова как-то странно вскрикивает за её спиной.

«Теперь точно не спастись!»

— Дорогая.

Напоминающий воронье клокотание, голос жуткого существа удивительно подходит его пугающей внешности. Кажется, с таким лицом иного голоса не может быть в принципе. Однако, в его интонациях, кажется, сквозит что-то…

Монстр протягивает руку по направлению к лекарям.

Девушка приглядывается.

В руке чудовища находится небольшого размера коробочка: деревянная, с крышкой.

— Моя дорогая Номер 013. — Продолжает голос. — Это, правда, я. Понимаю, происходящее в данные минуты — весьма неожиданно, так что…

Сплошь изрезанная мелкими порезами рука открывает крышку, но помощница Номера 013 не видит, что внутри, — потому как стоит достаточно далеко, а свечение от столкновения двух лучей Силы уже перестало освещать комнату. Номер 013, тем временем, молча подходит к жуткому существу и медленно вытягивает коробочку из его руки. В следующую секунду слышится, как звонко хлопает крышка.

— Спичек нет. — Раздосадованным голосом сообщает она.

— Прости. — Жуткий каркающий голос, кажется, полон раскаяния. — Хотелось сделать приятное. Поначалу думал встретить тебя наверху, но узнал от дежурных, что ты на своём уровне. Заглянул в палату — а тут такое… Я решил помочь тебе. Весьма любопытный пациент. Я увлёкся. Я старый идиот.

— Да… — как-то рассеянно произносит в ответ женщина. — Иногда и впрямь бываешь. Да, к слову: а как тебя сюда-то пропустили? У нас тут что, проходной двор? Заходи, кто хочет?

— Па… пациент… — Чувство долга берёт вверх над страхом, и девушка-лекарь в отчаянии взывает к Номеру 013.

— Не волнуйся о нём. — Ответ женщины исполнен интонациями абсолютно спокойными. — Сообщи на четвёртый уровень, чтобы пациента перевели туда — он уже достаточно подготовлен для этого.

А затем Номер 013 поворачивается вновь к своему спутнику:

— Ну так и? Ты не ответил. Как прошёл внутрь?

— Я ведь весьма примечательная личность, можно сказать, легенда местного лазарета. Как они могли мне отказать?

— Номер 07, ты вот всё шутишь, а получается ведь не очень-то удачно. Пойдём со мной. И не соблаговолишь ли, между прочим, вымыть руки прежде, чем идти ко мне в кабинет? Хоть я и искренне рада нашей с тобой встрече, но поверь, с этими багровыми разводами, — чая ты от меня сегодня точно не дождёшься.

                                        *****

Боевой облик полуоборотня Чибиса вызывает трепет.

Обладающее ростом порядка двух с половиной метров высотой, с витым чёрным рогом на макушке, с жёсткими кожистыми крыльями, — существо взмахивает своими громадными мощными красными лапами — с ужасными, острыми когтями.

Из когтей разом вырывается дымчатый сгусток — пронзительно-зелёного света.

«Болотный оттенок». — Думает, почему-то, Номер 523.

Когда он взмахивает лапами во второй раз, а затем как бы складывает их вместе — сгусток света становится плотнее, и принимает чёткую шарообразную форму.

Чибис похож на выходца из преисподней: его тело на спине покрыто шерстью, у него имеются толстые чёрные шипы вдоль позвоночника.

Всё его тело, — с головы до пят, — покрыто многочисленными струпьями.

От осознания того, что для полуоборотня струпья и язвы по всему телу — обычное явление, — чувство ужаса и отвращения при взгляде на них отнюдь не становится меньше.

Гнойные воспалённые нарывы периодически лопаются — всякий раз, когда полуоборотень создаёт новое заклинание и применяет его на своём не менее устрашающем противнике.

У монстра, с которым сражается Чибис, восемь длинных, мощных, гибких, постоянно шевелящихся щупалец, — каждое из которых может, наверное, сломать человека пополам — стоит ему только дотянуться до него.

Глаза полуоборотня-противника красные.

Ярко-красные глаза, на белой морде, покрытой свалявшейся, как у мёртвого животного, шерстью.

                                           Щупальца

Постоянно переплетающиеся между собой в страшном танце смерти, они пытаются ухватить кого-нибудь из тех, с кем их хозяин так рьяно сражается.

Чибис — не единственный из тех, кто желает обезвредить полуоборотня-альбиноса.

Вокруг монстра из Золотого Альянса собрались десятки магов, применяющих к нему Силу Сражения.

Боевых полуоборотней Ордена Сердца здесь тоже хватает.

Все они кажутся мышами, стоящими напротив большой, взрослой разъярённой и… восставшей из мёртвых росомахи, — у которой, помимо лап, есть ещё и…

                                             Щупальца

Монстр, кажется, знает: в этом своём обличие он практически неуязвим для заклятий.

Откуда взялось это чудовище? Неужели данный полуоборотень стал столь сильным, столь неуязвимым, только потому, что изначально, с рождения наделён был особым даром?

Что за Сила питает его?

Может быть, это и есть та самая, древняя Сила Ледяной Пустоши?

Заклятие Чибиса летит прямо в монстра — и со всех сторон, как по команде, к этому заклятию присоединяются ещё несколько таких же заклятий-шаров, — посланных прочими полуоборотнями Ордена Сердца.

Враг в ответном действии собирает воедино свои гибкие конечности, а после оборачивает себя ими.

После этого, он, — будто плёнкой, — «обволакивает» себя поверху красновато-жёлтыми сгустками дымчатого света.

Кажется, он пытается создать новое заклинание, чтобы защитить себя.

Номер 523 внезапно чувствует радостное предвкушение.

Что-то ей подсказывает: монстр вот-вот будет повержен.

И тут из красно-жёлтого сгустка внезапно выглядывают, — оказавшись внезапно слишком близко к её лицу, — два огромных красных глаза.

— Уходи. — Произносит чей-то голос в её голове (голос отчётливый, ровный).

Номер 523 пытается закрыть глаза, отвернуться, но какая-то неведомая сила заставляет её продолжать смотреть.

Виски начинает сжимать тупая боль.

Голос продолжает — спокойно, вкрадчиво:

— Зря ты здесь появилась.


Внезапно всё исчезает — всё, кроме пелены жёлто-красного света.

Слышится тихий шорох, будто бы с неба падает снег.

Номер 523 забывает о чужих глазах перед своим лицом (кажется, их уже и нет вовсе) и протягивает ладонь вперёд.

На руку избранной сыплется, с усиливающейся частотой, серый пепел.

Застилая глаза, попадая в ноздри и мешая дышать, он немедленно застилает собой всё вокруг.

Номер 523 опускает лицо вниз, подносит свои руки ближе к глазам, и видит: пепел, что лежит на них, из серого превращается в чёрный.

Секунду спустя девушка ощущает, как усиливающийся ветер дует ей в затылок.

Ладони избранной рассыпаются — медленно превращаясь в прах.

                                             ***

…Номер 523 в ужасе подскочила на кровати — в сотый, кажется, раз ударяясь о деревянную полку, висящую над её головой. Сверху посыпались, все разом, различные мелкие предметы: книга, которую она читала на ночь, бутыльки с кремами для рук и лица, склянка с недавно выписанными в местном лазарете витаминами-таблетками, расчёска, тёмная лента для волос, кольцо. Всё упало на кровать. Уже привычная острая боль и красные пятна перед глазами заставили избранную на несколько секунд оцепенеть.

Слегка застонав, девушка дрожащей рукой потёрла то место, которым она только что ударилась. Надо будет ей уже попросить, наконец, кого-нибудь из служащих Зелёной Оправы убрать эту полку. Ясно было, из-за чего её изначально повесили столь низко: комната была очень маленькой, и для того, чтобы живущему здесь человеку нашлось место для складирования всех своих вещей, помимо прикроватной тумбочки решили прибить прямо над изголовьем кровати ещё и доску.

Это-то как раз было понятно. Непонятно было вот, что: как спастись от возможных травм головы тем людям, которых, — в маленьких комнатах с чересчур низко подвешенными полками, — одолевают по ночам кошмары?

Номер 523 поднялась с кровати, уронила что-то с постели на пол, нащупала на тумбочке стакан с водой и в два больших глотка ополовинила его. После этого она снова села на свою кровать и осталась сидеть в темноте, — освещаемой лишь слабыми светом звёзд, что были видны из окна крошечной комнатки. Звёзды мерцали где-то там, в далёком небе, совершенно, казалось, равнодушные к человеческим проблемам. Луны сегодня ночью видно не было. Боль в голове медленно утихала.

Номер 523 подошла к подоконнику и распахнула окно настежь.

Старое дерево, из которого была сколочена рама, заскрипело. Девушка искренне понадеялась на то, что этим скрипом она никого в округе не разбудила. Не спать по ночам в Зелёной Оправе не запрещали, но вот завтра, — когда она вновь будет невнимательной, и вся работа будет вновь валиться у неё из рук, — ей начнут со смешками «припоминать» эти ночные бодрствования.

                                         Да…

Что и говорить: развлечений в тюрьме, — как ночных, так и дневных, — было совсем немного. Зато насмешек — в самый раз, а то и с избытком.

Как же это раздражало. Лаура знала, чем достать её, когда придумывала это наказание.

Номер 523 смутно помнила ещё то чувство: эйфорию, что охватила её тогда, в Большом Приёмном Зале — в тот момент, когда она узнала о том, что её не изгонят из Ордена. И хотя избранная внимательно слушала речь Лауры о предстоящем наказании, в голове девушки в те минуты главным образом пульсировала мысль о том, что она остаётся.

Своды Большого Приёмного Зала казались Номеру 523 ещё более прекрасными, ещё ярче сверкающими, — нежели в тот момент, когда она впервые вошла туда. Звук журчащей вдоль стен воды подобен был самой торжественной из всех симфоний, а проникающие сквозь окна в верхнем ярусе пещеры лучи солнца, — что освещали в те минуты зал (по крайней мере так это запечатлелось в голове избранной), — напоминали едва ли не благословение Высшей Силы. Свет тот был настольно искрящимся, что казался живым — и сияющие в этих столпах света капли воды из водопадов представлялись крошечными посланниками небес, — спустившихся с неба, чтобы поздравить её, Номер 523, с благоприятным исходом дел.

Номер 523 так же хорошо запомнила тот момент, когда она покинула Пещеру Высшего Мага, пошла вниз пешком, и дошла до окончания ровной площадки на скальном выступе недалеко от входа. Ветер тогда был сильный. Воздух буквально «слеплен» был из холода.

Однако у Номера 523 внутри, в душе, было горячо. Долина, в которой проживали служащие Ордена Сердца, не зря носила столь замысловатое название: «Долина Каменных Садов». Долина, действительно, являла собой настоящий сад — только вот вместо деревьев и кустарников в том саду «произрастали» бескрайние цепи гор.

Сверкали на солнце замёрзшие водопады. У горизонта, как и прежде, ярко-синей полосой виделось далёкое Мутное море. Номер 523 смотрела на всё это великолепие и чистоту красок и ощущала себя сильной, свободной и исполненной надежд…


…холодные маленькие звёздочки, — где-то высоко-высоко в небе, частично затянутом тучами, — казалось, сейчас смеялись над избранной. Смеялись над тем, какая она слабая и как сильно она привязана к земле, — не в силах оторваться от её поверхности.

Номер 523 наполовину высунулась из окна и во все глаза принялась разглядывать ночное небо.

«Вот бы хоть разок очутиться среди звёзд». — Задумалась вдруг она.

             Как вернёшься обратно — навести Учителя

                              Он тебе покажет…

                                         Звёзды

Сны последней недели, — сны о сражении в Ледяной Пустоши, — очень схожи были с теми, что мучили девушку в лазарете в те дни, когда она лежала там в последний раз, — но нынешние немного отличались от прежних. Например, монстр начал разговаривать с ней.

А сегодня — ещё и этот эпизод с руками…

Трудно было поверить ей теперь в то, что несколько месяцев тому назад, из-за ежедневной изматывающей работы, она на некоторое время совсем было перестала видеть сны.

Девушка обречённо вздохнула, оторвалась от подоконника, и легла обратно на кровать, предварительно стряхнув на пол то, что упало ранее с полки. Утром она всё подберёт. Заложив руки за голову, она уставилась, не мигая, в потолок. На небо смотреть уже не хотелось: надоело, как ни странно. Её донимала досада. И дёрнул же чёрт согласиться лететь тогда в Ледяную Пустошь.

«Не чёрт дёрнул, а Номер 07. — Мысленно исправила саму себя Номер 523. — Сам Номер 07 вышел чистеньким из воды, даже какие-то поблажки от Ордена Сердца получил. А вот мне сейчас отдувайся — причём за всех троих».

Номер 523 злилась. На всех вокруг злилась.

Да, она не раз вещала друзьям о том, что достаточно самостоятельна, и сама может быть ответственна за свои поступки, но… это ведь не значит, что нужно было им совсем забыть о ней в ту пору, когда она находится в столь безрадостном месте. Могли бы и навестить за долгие месяцы — хоть разок. Сидят сейчас себе вдвоём, — Чибис и Номер 07, — судачат о жизни где-нибудь в Лесу Полуоборотней, и (наверняка) обсуждают то, какие нынче глупые пошли избранные. Особенно одна из них.

Фыркнув от злости, что буквально переполняла её, Номер 523 вдруг подскочила с кровати и изо всех сил ударила рукой о стену.

Костяшки пальцев тут же отозвались на эту её выходку резкой болезненной вспышкой.

Ещё раз фыркнув, — на этот раз уже из-за боли, — Номер 523 рухнула обратно на кровать.

Сегодняшняя ночь была, что и говорить, отвратительна, — и девушка, угнетённая этим, позволила себе немного жалости к себе — в подробностях пронося в памяти весь свой путь со дня отлёта из Долины в Зелёную Оправу и оканчивая днём нынешним.

                                         ***

Итак, Зелёная Оправа — полгода тому назад.

Начать стоит с того, что здание тюрьмы, принадлежащей Ордену Сердца, располагалось в восточной части Острова Сердца — далеко за границами Купола, в дремучей чаще Леса Полуоборотней. В тёплые месяцы внешние стены крепости имели серо-зелёный цвет. Серый — цвет камня. Зелёный — густые тёмные заросли мха и лишайника, периодически разрастающиеся здесь из-за особенностей местного климата: недостатка света, обилия сырости, а так же — достаточного количества тепла, вызванного низинным месторасположением постройки. Оградой трёхэтажному строению служил высокий, — примерно в четыре человеческих роста, — каменный забор. Летом забор так же, как и здание, покрывала густая зелень, вот только если мхи и лишайники появлялись на стенах крепости сами по себе, — в силу естественных причин, — то забор увивал специально высаженный для декоративных целей садовый плющ. Осенью, говорили, все каменные постройки, — из-за растительности, покрывающей их, — становились разноцветными — вновь копируя лес, что окружал их. Зимой же и ранней весной вся листва, — и со здания, и с забора, — опадала, и тогда Зелёная Оправа превращалась на время просто в серую.

Такой вот (серой) и довелось Номеру 523 увидеть тюрьму Ордена Сердца впервые.

Когда избранную только привезли, на основное здание тюрьмы было жутко смотреть. Ровно четверть: всё юго-западное крыло, — было снесено до основания. Земля в том месте, где произошёл взрыв Силы, была выворочена: создавалась иллюзия того, что сверху, с неба, на здание совсем недавно упало что-то очень большое и увесистое. Куски дикого камня, вперемешку с осколками стекла и обломками деревянных балок, валялись повсюду — в радиусе пары сотен метров вокруг. Несколько деревьев (видимо, до этого растущих недалеко от разрушенного крыла) лежали плашмя, вывороченные с корнем. Номеру 523 особенно запомнилось одно из деревьев. Оно стояло прямо на собственной кроне, корнями вверх, прислонившись к своему большему собрату, — корни которого находились, где и положено было им быть, — в земле. Над корнями перевёрнутого дерева кружил подгоняемый лёгким ветерком серый пепел.

Номер 523 понимала тогда, что ей довольно сильно повезло в том, что она не видит ошмётков тел, завёрнутых в клочья одежды, — которых наверняка здесь наличествовало предостаточно в первые часы после взрыва. Меланхолия Номера 523 при взгляде на пепелище, правда, длилась совсем недолго. Размышлять о смысле бытия не было времени: учеников и юных служащих Ордена Сердца привозили в это место работать, а не печалиться и рыдать над останками погибших.


В первые три месяца строительства на территории тюрьмы было весьма шумно.

Работа ладилась, на стройку прибывало всё больше людей и полуоборотней, — и относительная тишина в Зелёной Оправе наступала только лишь с наступлением ночи.

Постепенно, день за днём, Зелёная Оправа открывалась для ученицы Ордена Сердца с новой стороны — и далеко не всегда эти стороны бывали ей неприятны.

Серые стены на фоне белого снега. Казалось бы — картину более унылую отыскать сложно.

Но…

Лес вокруг всегда был наполнен десятками звуков. К самым стенам здания тюрьмы, сквозь главные ворота (которые в течение дня были открыты настежь, из-за непрекращающейся доставки строительного камня и дерева) иногда подбегали дикие животные: пару раз Номер 523 видела волков, часто появлялись белки, зайцы и лисы, а один раз, во время очередного снегопада, на ветви калины, — что росла в саду с фруктовыми деревьями, — залетела целая стайка пушистых красногрудых снегирей.

Тюрьма хорошо отапливалась. Внутри (так же, как и в Замке Долины Каменных Садов) функционировала прекрасная система водоснабжения и канализации.

Кормили в Зелёной Оправе тоже весьма неплохо. Конечно, местную кухню нельзя было сравнить с той, что имелась в Замке, но и здесь еда была очень даже недурна — просто являлась ещё более простецкой, нежели в Долине. Замок Долины, по сравнению с тюрьмой, был огромен: его подземные кладовые вмещали в себя тонны разнообразных продуктов, а на кухне несло службу несколько десятков поваров. При таком количестве рабочей силы и разнообразии сырья для готовки, повара Замка могли позволить себе изредка «фантазировать», и иногда даже готовить что-то из ряда вон выходящее. Кухня же Зелёной Оправы похвастаться ни большими кладовыми, ни большим числом работников столовой, не могла. Так что кручёными рогаликами и пирожными со взбитыми сливками (которые, кстати, и в Долине-то являлись редкостью) здесь не угощали вовсе. Вся еда была донельзя простой: каши да супы, — разбавленные порой свежими, но чаще мороженными овощами, — и ещё сушёные фрукты с орехами на десерт. Действительно неприятным открытием для Номера 523 стало отсутствие молока в чистом виде. То есть, молоко добавляли в некоторые блюда во время готовки: в овсяную кашу, например, — но пить его стаканами или добавлять в кофе или чай (как это можно было вдосталь делать в Замке) возможности не было. Не угощали тут и так любимым девушкой молочным шоколадом. Правда, с шоколадом было несколько проще: в Зелёной Оправе выдавали, по крайней мере, шоколад обычный, тёмный — и притом в немалых количествах.

Кофе без сливок или молока Номер 523 всегда терпеть не могла, да и к тёмному шоколаду тоже любовью не пылала, — однако, деваться теперь было некуда, — и каждое утро, проведённое в Зелёной Оправе, девушка начинала не восседая в одиночестве, как любила, бывало: в комнате, в уютном плетёном кресле, с чашкой кофе со сливками в одной руке, и плиткой молочного шоколада в другой, неспешно смакуя всё это, — а сидя, вместо этого, на жёсткой деревянной лавке, постоянно в компании галдящих мужчин (женщин в тюрьме служило очень мало) и быстро глотая чёрный, обжигающий кофе.


Зелёная Оправа, — по мнению, сложившемуся у Номера 523 с тех пор, как она начала жить здесь, — задумывалась изначально как обитель уединения, а не как место содержания заключённых. На многие километры вокруг Зелёной Оправы не было ни одного человеческого поселения. Здание разменяло уже не одну сотню лет, — и серый гранит стен придавал ему вид древний и таинственный. По четырём углам здания тюрьмы располагались большие восьмиугольные смотровые башни, внешне очень похожие на фигуры из игры в шахматы — ладьи. Внутри периметра из четырёх основных башен располагалось несколько круглых башенок поменьше: в них находились местные читальни.

Комнаты у служащих Зелёной Оправы были маленькие, будто самые настоящие кельи, постели жесткие, книги (почти все) — посвящены личностному духовному развитию.

Изначально книги завозились сюда для заключённых. Читали их, правда, в основном только служащие Ордена Сердца, — потому и было в своё время принято решение о переоборудовании некоторых жилых башен в помещения для чтения.

Как утверждали сами работники тюрьмы, на территории почти всегда было тихо и спокойно, — несмотря даже на то, что здание располагалось за пределами Купола, и должно было, казалось, беспрерывно подвергаться «налётам» членов Золотого Альянса — как то происходило, к примеру, в Восточном Порту.

Набеги, правда, изредка случались и здесь. Служащие вражеской организации устраивали вылазки обычно ночью (правда, при Номере 523 пока ни одного нападения не случилось).

Возможно, здешние лазутчики Золотого Альянса испугались сильно возросшей в эти месяцы численности служащих Зелёной Оправы…

А могло быть и так, что руководство вражеской организации было удовлетворено пока и тем, что из тюрьмы совсем ещё недавно сбежало шесть десятков заключённых — три десятка из числа которых пойманы не были до сих пор.


Весь остаток зимы и начало весны Номер 523 жила в постоянной вынужденной суете и общении с теми, с кем она работала в течение дня. Она, наверное, за всю свою жизнь столько не общалась с таким большим числом людей, как в эти три месяца. За общением, признаться, время проходило довольно быстро: девушка и сама не заметила, как зима окончилась. Наверное, это прошедшее время в своей жизни она могла бы назвать даже (страшно сказать) … весёлым?

Через три месяца после начала отстройки здания, — когда наступил апрель, и снег начал обильно таять, — на территории Зелёной Оправы стало гораздо тише. Тогда-то Номер 523 в полной мере осознала — насколько, всё-таки, тюрьма похожа на монастырь. С наступлением апреля и общаться стало особо не с кем, и объём работ заметно поубавился.

Именно в апреле на девушку накатила тоска столь серьёзная, что ей захотелось сбежать из Зелёной Оправы, куда глаза глядят. Прибыв сюда впервые, избранная огорчалась тому, что здесь очень шумно. Однако, за три месяца бесконечного шума, гама и суеты, она успела настолько привыкнуть к большому скоплению людей вокруг себя, что нахождение в тишине и относительном покое теперь стало для неё чуждым. То, что стало твориться с ней, — с ней, любительницей тишины и безмолвия, — выводило из равновесия, обескураживало, — тем самым очень расстраивая Номер 523, — и она принялась всё чаще, от нечего делать, гулять, разглядывая местные окрестности (свободное время для подобных «увеселений» у неё появилось).

Лесные массивы, — в коих располагалась Зелёная Оправа, — находились на незримо большом расстоянии от высоких пиков гор и бурных русел горных рек. Зато здесь, в низине, произрастало огромное количество деревьев — деревьев, которые через пару месяцев уже готовы были зацвести. Всего лишь в паре вёрст от здания тюрьмы располагалось озеро. К озеру ходить в одиночестве, без охраны, Номеру 523 запрещалось: из-за вероятности (и весьма немалой, между прочим) того, что недалеко от водоёма могут прятаться готовые напасть в самый неожиданный момент служащие Золотого Альянса. Номеру 523, правда, недолго пришлось переживать из-за невозможности без лишних свидетелей прогуляться вокруг озера. Дело в том, что буквально в двух шагах от огороженного высокой стеной внутреннего дворика участка выгула заключённых, — за внешней оградой, — находился самый настоящий пруд: большой водоём, в который с приходом весны сразу же заселились утки. Птицы постоянно крякали, завидев человека на берегу, и выпрашивали еду. Номеру 523 очень понравилось кормить уток кашей. Они смешно склёвывали её своими широкими, похожими на маленькие лопатки, клювами. Занятие так увлекало Номер 523, что она готова была, до поры до времени, всё свободное время проводить в этом месте. Ей очень нравилась гладкая поверхность воды, отражающая бегущие по небу весенние облака, а ещё она полюбила тихий шорох ветвей деревьев на ветру.

К сожалению, радость созерцания пруда и плавающих в нём птиц длилась не так долго, как девушке того хотелось: буквально через неделю после того, как она стала регулярно приходить на пруд, за ней следом стал «увязываться» один из местных служащих.


Номер 367 являлся молодым человеком возраста примерно того же, что и Номер 523.

Хоть и в меру симпатичный, он, на её взгляд, был совершенно же без меры навязчив.

Кажется, она ему понравилась. Номер 367 имел светлые (почти белые) волнистые волосы и искрящиеся голубые глаза. Всякий раз при встрече он улыбался избранной прямо-таки неестественно-белозубой улыбкой.

Конфликтовать со служащими тюрьмы было нежелательно: это могло навредить репутации «примерной» ученицы, — из-за чего мог быть продлён срок наказания. Само собой, продлевать время нахождения в тюрьме не входило в планы Номера 523.

Решив на некоторое время прекратить «кормление уток», отбывающая наказание ученица Ордена Сердца, — едва успев заметить признаки особого к себе внимания, — принялась искать для себя более укромные места для прогулок.

Лес поначалу был в её распоряжении. Были, правда, и тут свои ограничения: разрешалось гулять в лесу только в светлое время суток, и только по тропинкам, проложенным недалеко от забора — да и то, желательно с сопровождающими. Лес, как говорили служащие Зелёной Оправы, — так же, как и вся окружающая здание тюрьмы природа (вкупе с окрестностями озера), — таил в себе явную, но не выдуманную, опасность.

Патрули Ордена Сердца, естественно, посменно несли дежурство внутри леса, но они, всё-таки, как-никак охраняли территорию в целом, но не отдельно праздно шатающихся людей — вроде избранных, ссыльных из Долины Каменных Садов.

И всё равно, прогулки по окраине леса Номеру 523 тоже поначалу очень нравились — даже несмотря на упомянутые выше ограничения. Однако же, к жесточайшему разочарованию девушки (и это разочарование оказалось в десятки раз сильнее отсутствия в Зелёной Оправе плиток молочного шоколада), вездесущий Номер 367 через некоторое время нашёл дорогу и к лесу.

Номер 523 всё чаще стала замечать за собой, что ей очень хочется врезать молодому служащему по лицу. Впрочем, Номер 523 ещё не растеряла способность оценивать свои силы достаточно адекватно. Она осознавала, что вряд ли (даже несмотря на то, что уже успела пройти начальную боевую подготовку в Поселении Учителей) она смогла бы как следует врезать служащему Зелёной Оправы. Скорее всего, на деле всё произошло бы с точностью наоборот: она, в случае проявления излишней агрессии, сама бы «получила» от Номера 367 — да так, что фингал от силы удара расплылся бы у неё на пол-лица и сходил бы с него ещё неделю, а то и больше (с «чудодейственными мазями» в Зелёной Оправе ситуация была несколько похуже, чем в лазарете Долины). При некоторых обстоятельствах, правда, Номер 523 готова была пойти и на такие жертвы, поскольку собственный привлекательный внешний вид сейчас её мало интересовал. Однако, пока избранной приходилось признавать: в ближайшее время рукоприкладством ей всё равно заняться не придётся, — ибо ещё не завершился срок отбываемого ею наказания.


…и вот, в один из погожих дней, когда на дворе по-прежнему ещё была середина апреля (а под ногами — слякоть), Номер 523 вместо леса забрела в тюремный сад. В те минуты — выхаживая по лужам в сапогах, по щиколотку в воде, Номер 523 слушала звуки капели, и на сей раз вспоминала капель уже не из того, — другого мира, — как это было год тому назад, но капель Долины Каменных Садов. Номер 523 пришла в сад поздновато: солнце уже начало клониться к закату. Остатки ещё не стаявшего снега окрашены были в приятный глазу розоватый цвет. Деревья в саду стояли «голыми», без листвы, но на многих уже нарождались почки. Глядя на них, Номер 523 начала испытывать надежду на то, что погода всё-таки позволит ей полюбоваться цветением этих деревьев до отъезда обратно в Долину. Это было бы приятно. Зелёная Оправа располагалась, как уже упоминалось ранее, в низине — и климат потому здесь был намного мягче горного. Так что было очень здорово ощущать «дыхание весны» в те месяцы, в которые Номер 523 привыкла его ощущать.

Через дорожку перед ней пробежала лесная белка.

Номер 523 оторопела на несколько секунд, — и в тот же момент услышала красивейшее пение птицы, а рассмотрев источник звонких трелей поближе, обнаружила, что поёт какая-то совершенно невзрачная малюсенькая серая пичужка.

Сквозь сад, далее Номер 523 прошла в местный огород.

Снег, — здесь, меж грядок, — тоже наполовину стаял, превратившись в лёд, залитый сверху талой водой. Совершая свою неспешную прогулку теперь уже вдоль огородных межей, Номер 523 думала о том, как скоро встретит вновь чёрного дрозда, будет кормить его семечками и крошками печенья на подоконнике своей комнаты-грота.

Мысли о печенье вызывали эдакую «аппетитную» ностальгию.

Свежее печенье, кружка молока, уютное плетёное кресло…

— Опять гуляешь одна? — Послышался мужской голос за спиной, и Номер 523, уже спустя мгновение, почувствовала, как кто-то прикоснулся сзади к её левому локтю.

Превозмогая желание толкнуть подошедшего своим свободным локтём (она без особого труда догадалась о том, кто это был), девушка обернулась.

— Мне нужно было вначале чьё-то разрешение получить? — Довольно грубым голосом спросила Номер 523.

Она в недоумении смотрела на лицо Номера 367 — в тщетных попытках понять, чего же такого он в ней нашёл, за что никак не желал от неё «отлипнуть». Ответной симпатии он у неё и ранее совсем не вызывал. А теперь ещё и начались эти прикосновения…

Это раздражало. Очень сильно.

— Вообще-то, ходить в одиночку у нас, в Зелёной Оправе, вовсе небезопасно. — Напомнил девушке служащий тюрьмы, не переставая, при этом, сверкать белоснежной улыбкой.

— Тебя забыла спросить.

— И почему ты такая грубая? — Потянулся было к ней блондин. — Тебе, видимо, ласкового обращения не хватает, да?

Девушка с воодушевлением вырвала из его руки свой локоть, и отошла на несколько шагов.

— Что-что, а уж это точно тебя не касается. — Раздражённо бросила она, устремляясь подальше от этого места — дабы меньше оставалось соблазнов к рукоприкладству.

Руки, признаться, так и чесались. Кажется, она уже вполне готова была пересмотреть свои приоритеты насчёт того, стоит ли первой затевать драку.

Номер 523, впрочем, и сама не могла понять, что именно её так взбесило: подумаешь, прицепился какой-то парень из служащих, не все же в Ордене соблюдали Шестое Правило, так что ожидать чего-то подобного стоило, — но взвинчена она была до самой ночи. Не помогли с этим состоянием справиться ни птичьи трели в саду, ни остаточные мелкие работы на стройке, ни добротный кусок вишнёвой пастилы, который девушка съела на ужин с чаем. Перед сном, лежа в кровати, избранная долго не могла заснуть, а ночью ей приснился, — впервые со дня выписки с лазарета Долины, — сон о захвате вражеского полуоборотня служащими Ордена Сердца. Сон этот в точности повторял те сны, что она видела в лазарете, когда лежала там последний раз.


На следующее утро она проснулась уже спокойной, — разве что немного утомлённой недосыпанием. То, что сон её повторил сны из лазарета практически во всех подробностях, её тогда особенно не удивило. Ведь так же, как постоянно лезет в голову навязчивая мысль о решении какой-либо проблемы — так и во снах, порой, частенько мелькает какое-то событие, оставившее о себе, в своё время, неизгладимое впечатление.

Когда пресловутый сон начал повторяться регулярно (по нескольку раз в неделю) и при этом, в те дни, когда кошмар не снился, другие сны, — плохие или хорошие, — не снились вовсе  Номеру 523 это стало казаться довольно подозрительным. Но, — как ни тяжело ей давались дальнейшие наполовину бессонные ночи и наполовину бодрствующие дни, — про то, чтобы пожаловаться кому-то на плохое самочувствие, не могло быть и речи.

Номер 523 сразу догадалась об истинных причинах своих недомоганий: очевидно, вновь «пробудилась» внутри неё, пытаясь подчинить себе её волю, чужеродная Сила.

Помощи здесь, в тюрьме, ждать было не от кого. В Долину девушка решила сама первой не писать. У неё имелись опасения насчёт того, что переписка её с кем-то из Долины могла прослеживаться.

Она полностью положилась на приёмы управления сознанием.

Однако, помогало не очень. Не было такой жуткой беспросветной «атаки» кошмарами как в прошлую зиму, но всё равно, девушка сильно выматывалась эмоционально.

Ей необходим был здоровый сон, — которого не было.


Полтора месяца спустя: когда наступил июнь, почки на деревьях раскрылись, а во фруктовом саду, наконец-то, зацвели деревья; когда вокруг первых распустившихся цветов зажужжали трудолюбивые пчёлы и запорхали разноцветные бабочки, а под ногами стелилась нежно-зелёная мягкая поросль, — ученица Ордена Сердца Номер 523 обессилела от бессонных ночей настолько, что с трудом находила в себе силы поднимать своё тело с постели по утрам.

Номер 523 искренне пыталась радоваться окружающему её «празднику жизни», но из-за постоянного недосыпания всё происходящее вокруг стало вызывать у неё раздражение.

Не было страха перед ночью и издёрганности, — но усталость, обычная физическая усталость донимала.

Номер 523 (как и ранее, прошлой весной, в Долине) не могла сосредоточиться ни на чём конкретном, — с превеликим трудом держа за завтраком в руках кружку с кофе. Неприятным дополнением к общему плохому самочувствию явились постоянные насмешки со стороны обитателей Зелёной Оправы. Все они, похоже, считали: девушка не спит ночами потому, что с кем-то весело проводит время (и все постоянно намекали ей на это, шутливо требуя того, чтобы она открыла имя своего «ночного гостя»).

У Номера 523 не было сил пытаться как-то защитить свою репутацию. Да ей, собственно, стало уже всё равно (даже если бы кто-то решил, что она встречается с ненавистным ей Номером 367) — настолько она от всего устала.

Сам же Номер 367, очевидно, буквально вдохновился её нынешним состоянием, так как после апрельского разговора очень скоро «преследования» его возобновились.

Номер 523 терпела. Терпела, потому как не хотела провоцировать чужеродную Силу.

А потом произошло нечто из ряда вон выходящее.

Как-то ночью, избранной Номер 523 приснился совсем даже не кошмар, но сон, главным участником которого был Номер 367, и…

И нельзя было сказать, чтобы в том сне Номер 523 особо от молодого служащего Зелёной Оправы «отбивалась». Сказать по правде, так совсем, совершенно же наоборот.

Проснулась в тот день Номер 523 сгорая от стыда перед самой собой и полнейшем отвращении от увиденного.

«Так вот как ты решила доконать меня на этот раз». — В бессильной злобе подумала она.

В то утро Номер 523 до такой степени была расстроена своим сновидением, что пожелала себе впредь лицезреть только лишь кошмары. И надо отметить, это желание сбылось уже следующей ночью. Никаких снов, — включающих в себя похоть, разврат, желание, — она более не видела.

Только кошмары.

Точнее, один.

Один и тот же кошмар.

                                        ***

С тех пор прошло ещё пол-месяца. Лето всё более и более набирало силу. Погода стояла ясная и безветренная. Становилось совсем тепло — и уже скоро во фруктовом саду должны были назреть вкусные сочные ягоды.

Природа ликовала.

Только Номера 523, — одиноко лежащую посреди ночи в своей кровати и устало глядящую в потолок, — ничего уже, кажется, не радовало. Усталость и борьба с собственными инстинктами заставляла её не обращать внимания ни на одну из прелестей окружающего её мира.

Каждый её день похож был сейчас на предыдущий.

Тяжёлое пробуждение, умывание, завтрак, — вкуса которого она уже практически не ощущает. Потом мелкие работы вроде: замешивания цемента, помощи в кладке каменных кирпичей на верхние ярусы стен, — и тому подобные занятия. Затем обед. Далее, — повторение утренней работы. Полдник. После — какие-нибудь совсем лёгкие и мелкие работы, — которые невероятно тяжело выполнять, потому что в послеобеденное время жутко хочется спать. После — ужин. Ну, а потом ещё несколько часов свободного времени на сон (если это можно было в данной ситуации назвать сном) — до утра.

Ах, да, ещё одно: почти каждую ночь, — удар головой о толстую деревянную полку, что прибита к стене над кроватью.

Номер 523 в очередной раз устало вздохнула, прикрывая опухшие веки и приготовившись было забыться очередным ужасным сновидением…


…но внезапно её отвлёк тихий шорох за окном.


Номер 523 мгновенно открыла глаза.

«Что-то новенькое».

От недосыпания, видимо, у неё обострился в какой-то мере слух. Возникло чёткое ощущение того, что на улице, сейчас, прямо под её окном, кто-то тихонько шуршит подошвами ног по мелким камушкам. Камнями-гладышами были усыпаны все дорожки по периметру основного здания Зелёной Оправы, и этот звук девушка, — ежедневно гуляя по территории, — теперь могла отличить от всех прочих.

«Видимо, караульные совершают очередной обход». — Подумала Номер 523, вслушиваясь в странный звук.

И всё равно, тревога внутри неё продолжала нарастать. Она жила в Зелёной Оправе уже почти полгода, и никогда по ночам никаких шорохов не слышала — даже когда стала плохо спать. А сегодня шорох был. Не могло ли это означать, что у избранной под окном сейчас прятался вражеский лазутчик?

Да нет, это вряд ли.

Зелёная Оправа замечательно, исключительно превосходно охранялась. Случаи побега из тюрьмы (за всю историю её существования) можно было по пальцам перечесть. Что касаемо ситуации полугодичной давности, — со Спрутом, — так то и вовсе было явлением из ряда вон выходящим. У Номера 523 имелись чёткие доводы для того, чтобы считать: если бы в Зелёную Оправу попытался проникнуть посторонний, он не смог бы пройти незамеченным.

Избранная попыталась в очередной раз закрыть глаза, но веки её задёргались. Её внутренне чутьё, — возможно, дефектно функционирующее сейчас из-за проблем со сном, — не желало успокаиваться до тех пор, пока не его хозяйка окончательно не убедилась бы в том, что они оба в полной безопасности.

Перед глазами так некстати вновь возник образ рассыпающихся в прах рук.

Девушка не выдержала.

Тихо, как только могла, она поднялась с кровати и достала с полки над головой световой камень, — прикрытый сейчас сверху колпачком из тёмной ткани. Обогнув кровать полукругом, избранная на цыпочках подошла к подоконнику сбоку.

Интересно, — а если это не лазутчик сейчас у неё под окном, — но кто-то из служащих Зелёной Оправы? А кто из служащих мог торчать именно под её окнами среди ночи?

Номер 523 знала только одного такого.

                           Прекрасный шанс

                 отомстить этому идиоту

                 тебе за это ничего не будет

На улице, тем временем, снова повторился тихий шорох. В то самое время, пока он звучал, избранная скинула с камня тканевый колпачок и плотно сжала камень в руке, — чтобы свет его не распространялся во все стороны раньше времени.

Ждать следующего шороха пришлось не меньше минуты.

«Ну же. — Думала, нервничая, Номер 523. — Давай, вороши камни!»

И тут долгожданный звук, наконец-то, послышался снова.

Номер 523 — с поразительной даже для самой себя ловкостью (спасибо тренировкам с Учителем и тем тренировкам, которые она изредка устраивала себе здесь, в Зелёной Оправе) заскочила на подоконник и подняла высоко над головой световой камень, одновременно слегка разжимая пальцы, чтобы сквозь них просочился свет.

Увиденное в свете камня заставило бы девушку, наверное, вскрикнуть, — если бы перед тем, как она открыла рот, что-то яркое и белое не ударило бы ей прямо в лицо.

Удар был удивительно мягким, словно она плашмя упала на огромную пуховую перину.

Сразу после этого, Номер 523 лишилась чувств.

                                          ***

Тёплые волны мягко качали её.

Штиль.

Тело полностью погружено было в воду — и над поверхностью торчало одно лишь лицо. Вода затекала в ушные раковины, и Номер 523 слышала, как тихонько шуршит песок, и перекатывается по дну мелкая галька.

Ясное небо над головой было окрашено в светло-персиковый цвет. Всё окружающее пространство заливал этот тёплый свет летнего заката.

«Такое освещение — вечернее. — Начала рассуждать избранная. — И в том, — другом мире, — называлось это освещение как-то по-особенному. Как же…»

                                          СЕ

                                         ПИ

                                          Я

                                        ***

Номер 523 открыла глаза, — на этот раз уже в привычном для себя, реальном мире, — и увидела небо. Голубое, — не персиковое.

В воздухе над её головой кружились и жужжали маленькие пчёлы.

Где-то вдалеке тихо шумела вода.

Внезапно Номер 523 поняла, что очень сильно хочет пить. Она попыталась облокотиться на обе руки, чтобы встать, — но внезапно левая рука, подогнувшись под её весом, сильно разболелась. Номер 523 одёрнула её, потирая ноющее запястье.

— Желаю здравствовать. — Послышался тихий голос за её спиной, — и избранная, резко повернувшись назад, с трудом сдержала крик.

В метре от неё сидело жуткое существо. Человекоподобное, но не человек. Вся кожа его была покрыта какими-то странными наростами, — напоминая своим внешним видом вспаханное поле: то тут, то там торчала либо чешуйка, либо клочок шерсти, либо пучок перьев, — хаотично растущие прямо на лице и на руках. Глаза существа были большими, миндалевидными, жёлтыми — и очень напоминали по форме кошачьи. Судя по костлявости, некоторой угловатости и тому, что существо имело человекоподобный облик, можно было считать его ещё совсем юным. Одето оно было в лохмотья. Не грязные, но жутко рваные и все в прорехах, штаны, — и такая же рваная рубашка. Обуви на ногах существа не имелось, но зато пальцы ног «украшали» длинные толстые грязные ногти, похожие на когти громадной хищной птицы.

Номер 523 первые секунды смотрела на это странное создание с мыслями о том, не продолжает ли до сих пор спать.

— Ты меня похитил сегодня ночью, да? — Наконец, спросила она.

Существо продолжало смотреть на неё своими странными кошачьими глазами. Большие чёрные зрачки сузились до размера небольших щёлок.

Номеру 523 не понравилось это молчание, а этот странный взгляд — тем более. Кажется, она теперь начала понимать причины, по которым избранным запрещали смотреть на полуоборотней в их истинном обличие. Кстати, о них. Скорее всего…

— Ты — полуоборотень?

Крупная оса, громко жужжа, попыталась сесть на плечо странного существа. Одна секунда — и оса оказалась мягко и быстро прихлопнута его рукой, — которая, кстати, если не считать наростов на коже, была вполне человеческой на вид, — только лишь со слегка искривлёнными пальцами и зелёными ногтями.

— Я полуоборотень. — Слегка ломающимся голосом подтвердило оно.

— Хорошо. — Поджала губы девушка, принимая ещё одну попытку (на этот раз удачную) подняться на ноги. — Как тебя зовут?

Полуоборотень вдруг расширил свои зрачки — так, что они стали занимать собой практически всю площадь глазного яблока. Смотреть на это было жутко: словно какой-то громадный черноглазый демон или пришелец с другой планеты появился из ниоткуда и размышлял теперь о том, как бы лучше её, Номер 523, съесть.

— Это важно?

— Что — важно?

— Моё имя для вас так важно?

«Этот вопрос обычно задают перед тем, как убить». — Подумала Номер 523.

— Являешься ли ты членом Золотого Альянса? — Задала она очередной свой вопрос.

Полуоборотень уменьшил зрачки до нормального размера.

— Извините. — Он поднялся на ноги, отошёл на пару метров назад, поднял с земли большой светло-серый балахон с капюшоном и накинул сверху на себя. После он плюхнулся рядом с девушкой на траву.

— Я забыл — вам в Ордене Сердца не показывают полуоборотней.

— А ты сам-то, ты принадлежишь какой-либо организации? — Пыталась добиться ответа на свой вопрос Номер 523.

— Боитесь меня?

Конечно, бояться было, чего: Номер 523 была абсолютно безоружна, да ещё и практически голая, — в одной только ночной сорочке. Ещё она понятия не имела о том, где находится, а больше всего её сбивало с толку то, что её каким-то образом похитили из места, которое славилось своей замечательной, несравненной службой охраны. Подумать только — это существо лазило под её окнами посреди ночи, а потом ещё и «запульнуло» в неё чем-то, очень похожим на белый «усыпляющий» луч Силы Сражения! И никто из стражников Зелёной Оправы, при этом, почему-то не смог помешать этому действу.

                          Или просто не захотел?

— Послушай. — Сохраняя тон спокойным, продолжила говорить избранная. — Мы не сможем нормально общаться до тех пор, пока будем только задавать вопросы, но не отвечать на них.

Она замолчала на секунду, перед тем, как снова заговорить.

— Ты ведь собираешься общаться со мной, верно? Захотел бы убить — навряд ли я очнулась бы здесь, даже не связанная.

Полуоборотень посмотрел на неё и кивнул.

— Скажи, каков твой возраст? — Поинтересовалась Номер 523 и, вспомнив только что сказанные собой слова о вопросах и ответах, так же добавила:

— Мне в этом году исполнилось восемнадцать, если тебе вдруг интересно.

Полуоборотень перестал смотреть на избранную и лёг на траву, вытянувшись во весь рост.

— Пятнадцать. Я пугаю вас своим видом, да? Вы не ответили.

Номер 523 внимательно посмотрела на полуоборотня. Есть ли смысл врать ему?

— Меня напугал бы любой, кто решил бы оглушить меня посреди ночи и похитить. — Честно ответила Номер 523, разминая, на всякий случай, запястье: а ну, как будет драка, и ей придётся «поработать руками».

— Мне пришлось это сделать. — С видимым недовольством произнёс молодой полуоборотень. — Моим заданием было доставить сюда избранного, любого, а вас поймать оказалось проще всего. Вы — единственная на всю тюрьму девушка, которая не владеет, почему-то, своей Силой.

— Да неужели? — Номер 523 оказалась несколько задета словами полуоборотня. — А что ты ещё обо мне знаешь? Может, в довесок успел подсмотреть, какого цвета на мне бельё одето, пока подглядывал за мной в окошко?

Полуоборотень чуть приподнялся на локтях и снова сузил свои зрачки.

— Да на вас же нету белья совсем. Ночная сорочка — и все дела.

Девушка почувствовала, как становится пунцовым её лицо.

— Ты что же это, — рассвирепела она, — ещё и разглядывал меня, пока я была без сознания?!

— Да нет же! — Полуоборотень вдруг подскочил и начал вышагивать туда-сюда по траве. — Пока я переносил вас сюда, ваша… одежда ваша задралась немного на ветру, вот и… в общем, ничего я не разглядывал!

Подросток, судя по его поведению, явно нервничал.

— Куда ты меня принёс? — Номер 523 принялась оглядываться. — Какую цель преследовал? Хочешь выкуп?

Вокруг себя девушка видела лишь траву и деревья: судя по всему, она и её похититель находились сейчас где-то в низине, на опушке леса.

— Я не хочу выкупа. Я должен показать вам кое-что. И рассказать. А после — вернуть обратно в Зелёную Оправу.

— Очень интересно. — Номер 523 почувствовала, как вновь просыпается в ней жажда, поэтому пошла в сторону леса, откуда доносился звук журчащей воды. — Не против, если я попью?

— Есть не хотите?

— Пока нет. — Ответила избранная, взбираясь на ближайшую возвышенность — откуда начинался, как она думала, лес. — И даже если бы захотела, мне, пожалуй, лучше было бы воздержаться. Я же совсем не знаю истинных твоих наме…

Номер 523 поднялась на пригорок и остолбенела: оказывается, то, что она приняла за лес, являлось лишь небольшой рощицей растущих плотно друг к другу деревьев.

Оканчивалась роща высоченным крутым обрывом. За обрывом сверкало полотно спокойной гладкой воды. Она находилась на окраине скалистого мыса на берегу моря.

Ничего не понимая, Номер 523 выбежала на самый край обрыва и посмотрела вниз.

Тремя метрами ниже того места, где она стояла, — прямо из отвесной скалы, — стекали вниз струи небольшого водопада.

— Да где же это мы? — Обернулась к полуоборотню Номер 523. — Рассказывай уже, наконец.

— Хорошо. Вы всё ещё хотите пить?

— Хочу, но это сейчас не столь важно. И перестань говорить мне «вы», я всего на три года тебя старше.

Полуоборотень сдвинул свои покрытые рыбьей чешуёй брови и махнул избранной рукой.

— Пошли. — Позвал он Номер 523. — Спустимся вниз, к подножью. Там ручей.

Девушка пошла за ним без колебаний. Она решила, что пока следовать за своим похитителем она может без особых опасений: его поведение до сих пор совершенно не походило на враждебное. Задрав до колен свою длинную, волочащуюся по земле ночную сорочку, она завязала её снизу узлом, — чтобы не споткнуться по дороге, — и направилась подростку во след.

— Мы сейчас находимся на северной оконечности Острова Сердца. — Бубнил молодой полуоборотень, на ходу разглядывая что-то среди травы. — Здесь безопасно, не бойся. Это не Мутное Море. Да где же эта тропа…

— Ты принёс меня на берег Пленящего Океана? — Поразилась Номер 523, вспоминая свои познания в местной географии. — Но зачем?

— Я здесь живу. И здесь находится та вещь, которую я хотел тебе показать прежде, чем отпущу.

Полуоборотень, наконец, отыскал тропу среди высоких зарослей травы, и дальше они пошли по ней. Похоже было на то, что местное время суток близилось к полудню: трава была сухой, насекомые стрекотали и жужжали с каждой минутой всё более настойчиво, а солнце светило, при этом, очень ярко. В такую погоду ночная сорочка являлась для Номера 523, наверное, лучшим из возможных одеяний. Даже расцветка её: насыщенно-фиолетовая, в крупных белых рисунках, изображающих цветки маргаритки, — вполне подходила для прогулки. Другое дело, что сами рисунки выглядел сейчас, при свете дня, глупее некуда, но…

Если на опушке, вдоль которой поначалу шли Номер 523 и её сопровождающий, было довольно жарко, — то в самой роще оказалось даже немного прохладно. Солнце здесь пыталось пробиться лучами сквозь кроны — и тропу, по которой они шли, покрывали, в связи с этим, многочисленные пятна света и тени. Где-то внутри переплетений ветвей деревьев прятались и тихонько щебетали лесные птахи. Перелетая с ветки на ветку, они зорко следили за путниками, сверкая в листве бусинками глаз. Номер 523 поймала себя на мысли о том, что чувствует себя так, будто её не похитили, но пригласили в это место. Правда — как на прогулку.

— Я не один тут, на побережье, обитаю. — Наконец-то снова подал голос полуоборотень.

— Так ты из свободных, независимых полуоборотней? — Поинтересовалась избранная, опускаясь теперь вслед за подростком вниз по тропе, вьющейся вдоль края глубокого оврага.

— Ну, да. Сначала, когда мы только перебрались на Остров Сердца, наша община решила поселиться у Гор Ожидания Бури. Только вот это решение оказалось неудачным…

— Члены Золотого Альянса в тех краях кишмя кишат. Вы разве об этом не знали? — Поинтересовалась Номер 523, осторожно перебирая босыми ногами, чтобы случайно не наступить на что-нибудь острое.

— Откуда бы, интересно, нам об этом знать? Мы живём сами по себе. Узнали тогда, когда на нас напали.

— Странные вы создания. Если бы вы стали союзниками Ордена, а не прятались бы от наших служащих, — давно знали бы всё о безопасных местах на острове. Да и вообще…

— Слушай, — полуоборотень вдруг резко обернулся и поднял свой кривой палец вверх, видимо, намереваясь изначально разразиться пылкой тирадой, но сразу передумав, — я не хочу с тобой спорить. Ваши истории, — истории избранных, прибывших в этот мир из иного мира, — я примерно все знаю. Вас спасли, поселили под Купол, и теперь вы готовы в благодарность за это поклоняться Ордену Сердца до конца дней своих. А вот мы…

— У меня есть друг, он полуоборотень. — Заметила Номер 523, на ходу убирая с глаз постоянно лезущие в лицо волосы. — И он вполне доволен своей жизнью в Долине Каменных Садов.

— Твой друг, вероятно, многого не договаривает тебе. Мы — полуоборотни. Мы не должны ни от кого зависеть. Мы никого не трогаем, и нас так же никто не должен трогать.

— Гордитесь тем, что вы независимые? — Не выдержав фыркнула, среагировав на услышанное, Номер 523. — Да вы зависите от всего: от лазутчиков Золотого Альянса, от нехватки продовольствия, от погоды — в то время, как те, кто служит Ордену…

— Да что ты знаешь о службе Ордену? — Раздражённо отозвался полуоборотень. — Ты же едва заступила на неё! Только развлекаешься пока — и получаешь все блага просто так. Ты не владеешь Силой — так какой с тебя реальный толк?

Номеру 523 жутко не понравился тот наглый тон, которым с ней начал говорить этот самоуверенный подросток. Ей вдруг очень захотелось намекнуть ему на то, что несмотря на невладение Силой, он не имеет перед ней никакого явного преимущества касаемо участия в опасных «переделках», — и распалённая этим желанием, она уже приготовилась открыть рот, — но вовремя споткнулась босой ногой о торчащий из земли пень — и вся её злость устремилась куда-то в район большого пальца ноги.

— Аййй… — Она присела на землю, потирая пульсирующую болью ушибленную конечность. — Почему ты не мог вместе со мной выкрасть ещё и мою обувь, раз уж такой умный и всё знаешь?

— Извини, времени было в обрез. — Пожал плечами полуоборотень. — Дать тебе свои ботинки? Ах, да, я же забыл их надеть… Быть может, мне понести тебя? Я обещал своим, что с избранным буду обращаться очень осторожно.

— Обойдусь. — Поднимаясь, произнесла Номер 523. — Я в состоянии дойти сама.

— Ты что же это, — полуоборотень слегка склонил голову, наблюдая за лицом девушки, — действительно испытываешь боль из-за… этого? Какие же вы, люди, всё-таки, нежные существа…

— Слушай, прекрати меня злить, хорошо? Хватает и того, что ты похитил меня против моей воли. — Номер 523 чувствовала, как вновь закипает.

— Ладно, хорошо. Идём дальше. Я всего-то хотел чуток повеселить тебя.


Спустя несколько минут, ученица Ордена Сердца и полуоборотень спустились на пологий галечный берег. В нескольких метрах от них возвышалась теперь та самая обрывистая скала, на которой стояла около получаса тому назад Номер 523 и смотрела сверху вниз на море.

— А вот и ручей.

Полуоборотень растянулся прямо на гальке, подставляя своё изуродованное природой лицо лучам солнца.

— Умывайся и пей, избранная. — Продолжил он. — А потом мы пойдём смотреть ту вещь, которую я должен тебе про-де-монстрировать.

Номер 523 молча пошла в сторону узкого водопада. По пути в её голове мелькнула было мысль о побеге, — в то время, пока полуоборотень «расслабляется» на солнышке, — но пришлось быстро эту мысль от себя отогнать. Да, мальчишка подтвердил, что они сейчас находятся на побережье Пленящего Океана, но и что с того, что она теперь это знает?

Куда ей было убегать? Океан огибал всю северную оконечность Острова Сердца, целиком. Если она и полуоборотень находятся сейчас ближе к восточной части острова, можно попытаться добежать по берегу до портового города. А если ближе к западной? Бежать до порта при таких обстоятельствах придётся двое, или даже трое суток — никак не меньше. И это без еды, без одежды, — да ещё и берег наверняка просматривается местными полуоборотнями. А уж о том, чтобы скрываться лесной чаще, так и вовсе не могло идти речи — только лишь в самом крайнем случае. В лесу и дикие звери водились (а кольца у девушки с собой не было), и полуоборотни и, — что ещё хуже, — встречались иногда члены Золотого Альянса. Кроме того, любые решительные действия упирались вот, во что: пить, действительно, хотелось, а до ближайшего источника с пресной водой идти ещё неизвестно, сколько.

— Ты скоро там? — Раздался со стороны пляжа голос юноши. — Поторопись, мне тебя ещё обратно нести.

Номеру 523 было очень интересно — правда ли полуоборотень намерен вернуть её в тюрьму? Ей хотелось бы на это надеяться, но комок нервов, что расположился у девушки в животе с той самой минуты, как она очнулась на этом побережье, не давал ей, почему-то, быть в этом уверенной.

— Подожди немного! — Крикнула она, подходя к ближайшей заводи с журчащей в ней водой и опускаясь перед ней на колени.


Обратно к своему похитителю избранная возвращалась уже вполне свежая, бодрая, и ещё более сосредоточенная. По пути она подобрала гладкую, окатанную морской водой, высохшую палочку, проверила её на прочность и, — убедившись в том, что палочка крепкая, — с помощью неё замотала свои волосы в пучок на голове (чтобы не мешались при ходьбе, и так же для возможной самообороны в дальнейшем).

— Всё, я готова. — Объявила она, и полуоборотень сразу же вскочил на ноги.

— Следуй за мной. — Сказал он, — быстрым шагом устремляясь в сторону, противоположную скале с водопадом.

Быстрые шаги полуоборотня, — пусть и совсем юного, — это практически бег для обычного человека, так что Номер 523, — как бы нелепо это не звучало, — едва поспевала за тем, кто недавно похитил её. Тем не менее, она не собиралась убегать сейчас — нужно было, для начала, попытаться выклянчить у него нормальную обувь.

— Я продолжу рассказ, чтоб не терять времени. — На ходу затараторил юноша. — В Золотом Альянсе недавно объявился маг, который стал заниматься делами, по мнению сообщества свободных полуоборотней, противоречащими Законам. Дело в том, что Высшим Магам запрещено принимать участие в битвах, сражениях. То есть они…

— Они советуют и руководят, но в открытом бою сражаться не могут. — Продолжила, не выдержав того, что ей рассказывают то, что она и так давно знала, Номер 523.

— Да, точно, не могут. А этот новоявленный маг из Золотого Альянса научился одной странной хитроумной вещи. Он «закупоривает» частички Силы их Высшего Мага в предметы. А предметы эти он изготавливает для того, чтобы подстраивать всяческие козни вашему Ордену.

— Это как, интересно?

— Правду ведь говорят, будто несколько месяцев назад Орден Сердца изловил огромного полуоборотня, который разрушил часть знания ныне отстраиваемой вами тюрьмы?

Сердце Номера 523 ёкнуло.

— И с помощью чего, служащая Ордена Сердца, ты думаешь, полуоборотень сумел уничтожить часть здания? В тюрьме-то у вас находятся в заточении очень сильные маги Золотого Альянса, но никто из них до сих пор даже кусочка строительного кирпича не сумел отколоть.

— Я не знаю, как он это сделал: ты же сам сказал о том, что моя Сила ещё не развита для того, чтобы как следует разбираться в подобном.

— Никто из ваших, я думаю, не знает. Как раз в этом-то у них преимущества перед тобой нет.

— Это почему же — не знает? Меня целых полгода не было в Долине. Скорее всего, что-то уже…

— Скорее всего, они до сих пор ничего не выяснили.

И полуоборотень вдруг резко свернул от берега вправо — к лесу.

— И кто же, по-твоему, это выяснил? Ты, неужто?

Номер 523 полезла в заросли кустарника вслед за полуоборотнем.

— Хитроумный маг из Золотого Альянса научился изготавливать предметы, заполненные Силой их Высшего Мага — и эти предметы руководство Альянса теперь выдаёт на задания своим служащим. Мы так поняли, Золотой Альянс пока не использует слишком активно те предметы, что у них есть, потому как они побаиваются реакции Чёрного Света. Опасения их понятны: то, что они делают — это, как ни крути, нарушение Закона. Хорошенькое дело: пытаться перехитрить Чёрный Свет!

— Откуда вам всё это стало известно?

— Ты недооцениваешь способностей свободных полуоборотней. Не думаешь же, будто только Орден Сердца может гордиться своей разведкой? Мы так же пытаемся иногда узнавать о том, что творится вокруг нас — другое дело, не вмешиваемся, до поры до времени. Кстати, мы на месте.

Они стояли на дне глубокого оврага — очень похожего на тот, вдоль склона которого они недавно спускались к берегу. Своды оврага на разных уровнях украшали раскидистые деревья: небольшого роста, с густыми ярко-зелёными кронами. Корни у многих деревьев были оголены: очевидно, почву из-под них вымыла стекающая сюда во время обильных дождей вода.

В настоящее время земля под ногами была сухой и слегка прохладной.

— Где это мы? — Спросила Номер 523, и с нарочитой усмешкой прибавила:

— Ты под каким-то из этих деревьев собрался меня закопать?

— Вообще-то, я здесь живу. — Обиженным голосом сообщил полуоборотень, подходя к дереву, что стояло практически вплотную к одному из сводов. Он скрылся за ним, — и с той стороны что-то щёлкнуло. Через пару секунд из-за ствола показалась рука с зеленоватыми ногтями, манящая девушку в свою сторону.

Номер 523 двинулась в сторону этой руки, а взгляд её, тем временем, на секунду переместился на другое дерево — то, что росло наиболее близко к ней, прямо посреди оврага. И тут на неё, совершенно неожиданно, подобно дождю (или волне, или потоку — слишком сложно это было объяснить) навалился целый «залп» ярких, окутывающих всё её естество, ощущений.


Вокруг воцарилась таинственная тишина, сквозь которую можно было отдалённо расслышать совсем лёгкий шелест листьев.

Тенистую тишину этого прохладного места явственно стали нарушать только голоса птиц.

Номер 523 лицезрела крону дерева, пронизываемую солнечным светом, обоняла всю ту свежесть зелени маленьких листочков, которые украшали крону, глубоко осязала ступнями ног землю, на которой она стояла: земля была чёрная, мягкая, рыхлая, и очень приятная коже.


…резко «вернувшись» вновь к реальности, Номер 523 (не подавая виду, будто что-то произошло) вновь сосредоточилась на том дереве, из-за которого показалась несколько секунд тому назад рука полуоборотня. Подойдя ближе, она увидела, что за деревом, оказывается, спрятана самая настоящая дверь.

Поднеся руку поближе к своей голове (там, где находилась найденная ею на берегу палочка), Номер 523 не без опаски вошла внутрь. Сейчас она ожидала подвоха в любую минуту.

Оказалось, внутри склона оврага «притаилась» довольно просторная комната: с двумя столами, одноместной кроватью и большим участком свободного места, — заваленного, едва ли не до потолка, каким-то хламом.

— Неплохо. — Одобрила Номер 523 и (предварительно оглядев стены, потолок и тёмные углы) зашла внутрь. — А когда тает снег или идёт сильный дождь, это помещение не затопляет?

— Рою канавы, чтобы вода стекала в море. — Кратко ответил полуоборотень, тем временем ковыряясь в груде вещей под дальним столом.

— Ты сам это жилище выстроил, или…

— Об этом позже. — Не оборачиваясь, ответил юноша. — Поешь сначала. Не отказывайся, тебе нужно воспринять сейчас очень важную информацию, и твой мозг не должен отвлекаться на вой желудка. Подходи, садись. Дверь не закрывай: у меня тут освещения не имеется. Мне-то оно ни к чему, честно говоря.

Номер 523 села.

На обеденном столе уже стояла большая тарелка. Внутри посуды находилось нечто, более всего похожее на овсяную кашу. Выглядело оно, правда, не особенно аппетитно, — но запах шёл приятный.

Избранная совсем не была уверена в том, что принимать сейчас в пищу что-либо — хорошая затея.

— Надеюсь, ты не подложил туда чего-нибудь запрещённого? — Номер 523 наклонилась и с опаской ковырнула ложкой то, что находилось в тарелке.

— Это обычная овсянка.

Полуоборотень подошёл к столу, засунул руку в карман брюк, затем протянул руку и бросил в тарелку большую горсть чего-то, что на деле оказалось разноцветными крупными ягодами.

— Так… — Номер 523 хмыкнула. — Ты мало того, что в кашу неизвестно чего подмешал, так ещё и ядовитыми ягодами меня накормить хочешь?

Впрочем, что-то продолжало ей подсказывать: полуоборотень не сделает ей ничего плохого. Она осторожно зачерпнула одну ложку овсянки, протянула её ко рту (якобы в намерении проглотить), но в последний момент замерла.

— Я не могу. Правда, я не знаю, не врёшь ли ты мне. Вдруг ты решил меня отравить? Или усыпить, чтобы затем изнасиловать? Или…

Полуоборотень устало покачал головой, забирая у девушки из рук тарелку.

— Разумеется, я тебя собираюсь изнасиловать. У тебя ведь такие милые стройные ножки. А помимо это — не менее привлекательная…

— Прекратить балаган! — Мгновенно вышла из себя Номер 523.

— Как скажешь. Так и быть — насиловать не буду. Что мне сделать, чтобы ты поела?

Номер 523 вздохнула.

— Можешь сам съесть пару ложек — при мне. Обычно так делают.

Подросток избранную послушался: засунул в рот несколько ложек каши, прожевал, проглотил. Затем он протянул тарелку обратно девушке.

— Пожалуйста.

— Благодарю. — В свою очередь отозвалась Номер 523, беря в руку ложку, зачерпывая кашу и пробуя немного — совсем чуть-чуть.

— М-м-м… — Задумчиво произнесла она секундой позже. — Овсяная крупа, сваренная на молоке — в таких-то условиях! Где вы берёте молоко?

— Имеется в нашей общине один полуоборотень, который умеет превращаться в корову… — протяжным голосом завёл юноша.

Номер 523 в недоумении уставилась на гостеприимного хозяина помещения.

— Это правда?

— Да нет же, конечно! — Полуоборотень фыркнул, видимо, радуясь своей удавшейся шутке. — Мы просто приручили несколько диких коз.

— А ещё кого-нибудь вы приручили? — Номер 523 попробовала ещё немного. — Каша твоя и подсолена, и подсахарена в меру… Честно слово — не хуже, чем в Замке.

— Не думала же ты, будто свободные полуоборотни питаются исключительно кореньями? А когда совсем нечего есть — нарушают Законы и начинают охотится на животных в лесу и ловить рыбу?

— Честно говоря, я никогда не задумывалась над тем, какова жизнь за пределами Ордена Сердца. Мне и без этого забот хватало.

Полуоборотень глянул на девушку с усмешкой.

— Ты довольно привлекательная. — Сказал он ей, и Номер 523 чуть не поперхнулась от неожиданности. — Да не волнуйся ты — сказал же, не буду я тебя трогать. Просто мне хотелось отметить, что ты очень милая. Ты подтверждаешь то правило, которое говорит: девушка из Ордена Сердца остаётся очаровательной до тех пор, пока не выходит на определённый уровень взаимодействия с Силой.

— А когда она выходит на него — что же с ней происходит? — Номеру 523 почему-то именно сейчас стало стыдно за свой усталый и потрёпанный из-за недостатка сна внешний вид.

— Что-что… сама узнаешь, когда-нибудь. Ты закончила есть?

— Да, спасибо. — Номер 523 протянула полуоборотню тарелку с едва тронутой овсянкой. — Было очень вкусно. Я сыта.

— Замечательно. Мне больше достанется. — Полуоборотень в очередной раз усмехнулся и, закинув ещё пару ложек каши себе в рот, отошёл в дальний конец комнаты — там продолжив рыться в груде вещей.

Пока он был занят своим занятием, избранная решила этим воспользоваться и начала подробнее разглядывать обстановку в комнате. Стены были выложены камнем, а потолок собран из деревянного настила — с большой каменной плитой сверху. Очевидно, помещение сначала построили, а затем уж присыпали сверху землёй, — причём уже очень давно, потому как внешне искусственно присыпанный участок совершенно не отличался от естественного склона оврага. Дальний стол — не тот, обеденный, за которым сейчас сидела Номер 523, а другой, — был завален какими-то книгами.

Книги ученицу Ордена Сердца сразу заинтересовали. Она подошла к ним поближе.

— И всё же, каких животных вы ещё успели приручить? — Обратилась она к полуоборотню, параллельно разглядывая самую верхнюю книгу в потрёпанном тёмном переплёте.

— Благодаря козам, у нас есть молоко, масло, сыр, творог… — в общем, всё в этом духе. Соль мы получаем, выпаривая морскую воду. Выращиваем мы так же кое-какие овощи, а ещё рожь, пшеницу, овёс. Равнина северной оконечности Острова Сердца вполне пригодна для того, чтобы заниматься животноводством и земледелием.

— Но сейчас мы находимся на возвышенности, а не на равнине. — Возразила Номер 523, имея ввиду Чешуйчатый Хребет, который тянулся от восточной оконечности Острова Сердца вдоль всего северного побережья и соединялся с Горами Ожидания Бури на западе.

— Чешуйчатый Хребет совсем узкий, а мы, на наше счастье, почти все умеем летать. — Ответил полуоборотень. — Своих животных и свои посадки мы держим на приличном расстоянии от гор.

— Вот оно что. — Девушка открыла книгу и попыталась было прочесть хоть строчку из того, что было внутри неё написано, но не смогла разобрать ни слова: текст был представлен каким-то совершенно незнакомым ей языком. — А шоколад вы, кстати, делать умеете?

— Чего нет, того нет. — Пропыхтел полуоборотень, особенно глубоко зарываясь в груду разбросанных вещей. — Зато мы держим пчёл, и поэтому у нас есть мёд. Ещё мы собираем в лесу ягоды. А так же яблоки, груши… по ту сторону Чешуйчатого Хребта климат довольно мягкий.

Номер 523 полистала одну книгу, затем взяла вторую. Ни одной строчки прочесть она не сумела, иллюстрации в книге отсутствовали.

— Ага! — Полуоборотень, внезапно выбравшись на свет, заметил манипуляции Номера 523 с книгами, улыбнулся, а после протянул девушке пару вполне обычных на вид сапог.

— Уже успела порыться в бумагах, служащая Ордена? Молодец, времени зря не теряешь. На, примерь-ка обновку.

Номер 523 отложила книгу, взяла протянутые сапоги и всунула в один из них свою ногу. Обувь пришлась впору.

— Неплохо. — Оценила она, одевая следом и второй сапог. — Откуда они у тебя? Вы же вроде бы как не особо нуждаетесь в обуви.

— Мы и в одежде не нуждаемся. — Ответил полуоборотень, одновременно с этим расстёгивая верхнюю пуговицу своей рубашки, чтобы продемонстрировать растущую на груди густую шерсть. — Однако, наши старейшины твердят нам о том, что мы должны перенимать привычки людей, поскольку мы не звери. Признаюсь тебе честно — одежду и обувь сами мы не шьём. Мы её снимаем с… ну, ты догадаться должна.

Ногам Номера 523 сразу стало некомфортно в новой обуви.

— Подопечным Ордена Сердца этого не понять. — Полуоборотень внимательно проследил за реакцией избранной на последнюю произнесённую им фразу. — У вас там портнихи свои есть, я знаю, и трупы свои вы сжигаете прямо вместе с одеждой… А я вот в толк не возьму, к чему покойникам эти тряпки.

— Это дань уважения к мёртвым.

— Мы тоже оказываем павшим уважение, уж поверь. Все трупы сжигаем на костре — просто так не оставляем в голом виде на улице лежать. Снятые вещи чистим, стираем, а наш… как бы это сказать, чтобы ты поняла яснее… Шаман наш, в общем, эту одежду потом «освещает», как говорится, от «злых духов» — так что она становится вполне пригодной для носки. Впрочем, если ты и впрямь такая праведная, какой хочешь казаться, можешь обувь отдать обратно мне.

— И не подумаю. — Номер 523 хоть и чувствовала себя не в своей тарелке, но ноги свои ей было жаль в гораздо большей мере, нежели честь какого-то неизвестного ей покойника. — Спасибо за сапоги. Я их возьму.

— Вот и отлично. Теперь начинается самое главное. Пойдём на улицу, а то здесь темновато.

Номер 523 последовала за провожатым к выходу.


Полуоборотень уселся рядом со входом в своё жилище, — прямо под «подпирающее» склон оврага дерево, — и вытащил из кармана рубашки нечто размера столь незначительного, что оно полностью умещалось в его ладони. Он раскрыл свою ладонь — и Номер 523, чуть склонившись, увидела лежащую на ней поделочную фигурку: свернувшуюся «клубком» кошку. Фигурка была выточена из камня: густо-зелёного, — прямо как листва на том дереве, под которым сейчас сидели вдвоём девушка и полуоборотень. Глаза кошки были вырезаны будто бы из прозрачного стекла, а коготки, похоже, отлиты из настоящего золота.

— Милейшая вещица. — Выдала Номер 523, поочерёдно поглядывая то на фигурку, то на того, кто её держал. — Из чего она?

— Нефрит. — Ответил полуоборотень. — Вся целиком из нефрита. Глаза из горного хрусталя, а когти — золотые.

Номер 523, взяв кошку в руки, принялась и так, и сяк крутить диковинный предмет.

Оказалось, умело проработаны в ней были даже самые мелкие детали: шерстка прорисована в нескольких местах, усы — тоже, и даже крохотные подушечки лап малюсенькими объёмными шариками выделялись на каждой из четырёх конечностей зверька.

— Скажи мне теперь, служащая Ордена Сердца. — Серьёзным тоном заговорил полуоборотень, принимая от неё фигурку обратно. — Что ты видишь перед собой?

— Статуэтка в виде кошки. Очень тонкая работа. Наверняка привезена откуда-то с Материка.

— Вот! — Торжественно объявил пятнадцатилетний полуоборотень. — На то и расчёт, чтобы статуэтка выглядела очень мило, безобидно и привлекательно. А ещё важно, чтобы она обладала небольшими размерами. Женский талисман. Оберег. Украшение для прикроватной шкатулки.

— Что ты хочешь всем этим сказать?

— Фигурка принадлежала тому самому магу Золотого Альянса, про которого я тебе начал рассказывать по пути в мой дом. Точнее, выпилена эта статуэтка, скорее всего, неким хорошим мастером по резке камня — который, вполне возможно, живёт на Материке и Силой-то не обладает. А магом в данную статуэтку «закупорена» Сила высшего Мага Золотого Альянса.

Номер 523 уже новым взглядом посмотрела на нефритовую кошку. Поверить в то, что в этом маленьком кусочке камня, — легко вмещающемся в её кулак, — таится Сила самого Высшего Мага Золотого Альянса, было сложно (гораздо сложнее, нежели поверить тому, что полуоборотень, сидящий сейчас напротив неё, не собирается заманить её в некую выгодную ему самому, или его общине, ловушку).

А быть может, этот подросток и правда похитил её, Номер 523, именно с целью как-то пошутить, «разыграть» через неё весь Орден Сердца? Может, у полуоборотней, что живут в расщелинах скал Чешуйчатого Хребта, некое своеобразно обострённое чувство юмора?

— Ты мне не веришь. — Тон юного полуоборотня был утверждающим. — И я не прошу тебя поверить в это прямо сейчас. Просто забери эту вещь с собой. Можешь считать это моим подарком тебе. Когда ты вернёшься обратно в свой Орден, отдай фигурку кому-нибудь из ваших самых умных магов, чтобы они проверили, есть ли внутри Высшая Сила. Уверен, ваши служащие оценят сей дар.

— Как я могу быть уверена в том, что статуэтка не «заряжена» Силой, и Сила эта не «проснётся» и не начнёт действовать сразу же после моего возвращения обратно в Долину?

— У вас для защиты есть Купол. Он не пропустит ничего опасного.

Номер 523 задумалась.

Её обеспокоила внезапно возникшая мысль о том, что Золотой Альянс мог пойти в тайный сговор со свободными полуоборотнями, и создать это нефритовое изделие именно для проникновения Силы их Высшего Мага под Купол. Быть может, фигурка специально сделана из такого материала, через который Купол не сможет распознать вражескую Силу? С другой стороны, Лаура ведь рассказывала Номеру 523 историю о Высшем Маге Золотого Альянса и его попытках как-то раз напрямую нарушить Закон. Ему ведь тогда, выражаясь обывательскими определениями, «крепко досталось».

Навряд ли Высший Маг Золотого Альянса был столь безрассуден, чтобы попытаться столь откровенно «играть» с Чёрным Светом. Взорвать здание Зелёной Оправы, и подорвать защиту Купола — эти две вещи совсем уж несоизмеримые по масштабам разрушения и по последствиям для обоих сторон Противостояния.

А вот ещё вопрос: что, если Золотому Альянсу и не нужно было помещать нефритовую кошку под Купол? Быть может, они хотели, чтобы Номер 523 пронесла её всего лишь внутрь Зелёной Оправы — чтобы впоследствии они смогли полностью сровнять недавно отстроенное здание тюрьмы с землёй?

— Ну, и что ты думаешь обо всём происходящем? — Вывел девушку из состояния раздумья полуоборотень.

— А ты сам-то как считаешь? — Номер 523 посмотрела на вновь расширившиеся зрачки собеседника.

«Интересно, — подумала она в этот момент, — если я вот сейчас так прямо скажу ему о том, что думаю, и окажется, что я права, и он с Золотым Альянсом заодно… попытается ли он убить меня сразу, или…»

— Вижу, ты никак не можешь принять решение: верить мне, или нет. Что ж, я не могу требовать…

— Я забираю кошку. — Сказала Номер 523. — Давай её сюда.

«В конце концов, — решила про себя избранная, — для меня главное — выбраться из этих мест поближе к Зелёной Оправе. А там уже всё проще. Я не буду слишком приближаться к зданию тюрьмы: дождусь караула, и сразу расскажу первому поймавшему меня служащему, что к чему».

Полуоборотень достал из кармана штанов небольшой кисет на длинном шнурке, — простой, коричневого цвета мешочек, — наподобие тех, в которых жители Нейтральных Земель хранили курительный табак, — положил внутрь него каменную фигурку, затянул тесёмки и отдал Номеру 523.

— Храни это, как зеницу ока, — предостерегающе погрозил он избранной пальцем, — по крайней мере до тех пор, пока не передашь её кому-то из своих. Я не шучу. Эта статуэтка едва не стоила жизни тому, кто её добыл, и мне не хотелось бы, чтобы его старания оказались напрасны.

— Допустим, — Номер 523 повесила мешочек себе на плечо, — допустим, я верю тебе. Одного никак не возьму в толк: зачем вам помогать Ордену Сердца? Зачем красть у Золотого Альянса статуэтку, зачем предупреждать нас об опасности? Свободные полуоборотни ведь всегда оставались в стороне от Противостояния.

— К Противостоянию мы причастны быть не хотим по-прежнему, — кивнул полуборотень, — но есть события, которых мы никак не можем допустить. Наше сообщество не приемлет экс-пер-и-ментов с Высшей Силой, — но именно этим сейчас и занимается Золотой Альянс. Истинный воин открыто сражается на поле боя, а не прячет за пазухой «обработанные» Силой предметы, которые взрываются в нужный момент. То, что я сейчас пытаюсь сделать — это не помощь Ордену Сердца. Это помощь Силе, нежелание того, чтобы Сила, — чья бы она ни была, — была «закупорена», замаскирована.

На ум избранной сразу же пришли всяческие виды оружия, которые создавал, в свою очередь, Штат Учёных Ордена Сердца: в них, между прочим, Сила (пусть и не Высшая) тоже была закупорена. Да и сама Номер 523 сейчас содержала в себе Силу, — причём не просто Высшего Мага Ордена Сердца, но обоих Магов сразу.

— И вы творите зло. Служащие Ордена Сердца отнюдь не праведники — пусть об обратном и витают слухи по планете. — Словно читая её мысли, продолжил полуоборотень. — Мы прекрасно знаем о том, что Орден Сердца так же создаёт предметы, «обработанные» Силой.

— Орден и не скрывает этого.

— Мы против и ваших экс-периментов тоже. — Живо отозвался молодой полуоборотень. — Но вы, по крайней мере, никогда не используете самое сильное ваше оружие — Силу вашего Высшего Мага. Мы считаем действия Золотого Альянса верхом неуважения к Чёрному Свету, а без Чёрного Света не было бы этого мира. И мы, — плохо нам здесь живётся, или хорошо, — не позволим вести себя столько безнравственно кому бы то ни было.

Полуоборотень замолчал, учащённо дыша: видимо, разволновался.

Номер 523 поняла — парню, перед встречей с ней, явно пришлось покорпеть над своей речью: заметно было, что некоторые слова из тех, что он успел при ней произнести, явно для него новы, — да и большинство словесных оборотов подростка, произнесённых им по ходу их разговора, — казались довольно «корявыми». Такими вот фразами, — наподобие тех, что только что озвучил её собеседник, — полуоборотни себя просто-напросто оправдывали. И мальчишку они направили, скорее всего, по той причине, что хотели показаться в глазах служащих Ордена Сердца более наивными, нежели являлись таковыми на самом деле.

Они утверждали, будто хотят, чтобы исполнялись законы Чёрного Света, — но разве Чёрный Свет когда-нибудь помогал им самим? Спасала ли Высшая Сила их от массового истребления? Давала ли возможность жить, не таясь? Не Высшая ли Сила сделала их облик отвратительно-уродливым? Девушка не верила в то, что хотя бы один полуоборотень на этой планете действительно благодарен Чёрному Свету за то, что он родился полуоборотнем. Это всё были красивые слова — про справедливость и принципы невмешательства.

На самом деле, полуоборотни боялись.

Орден Сердца, — постоянно борющийся с лазутчиками Золотого Альянса, — свободных полуоборотней никогда не трогал. Таким образом, полуоборотням просто-напросто было выгодно, чтобы и с Куполом, и с Зелёной Оправой в ближайшее время ничего не случилось. Крах Ордена Сердца мог означать и крах жизни полуоборотней здесь, на Острове Сердца — с его лесами, долами, горами, и в меру плодородными землями.

Вот к чему сводились эти высокопарные речи.

— Я отвезу кошку на территорию Ордена Сердца и покажу её тем, в чьей власти разобраться с Силой внутри неё. Могу обещать тебе это. — Произнесла вслух Номер 523.

— Спасибо тебе. — Тут же отозвался полуоборотень-подросток. — Благодаря твоим действиям могут быть спасены многие жизни.

                                     О да

                      В особенности Ваши

— Расскажи мне что-то ещё об этих фигурках: например, о том, как вы их добыли. — Попросила Номер 523.

— Ну, разумеется! — Полуоборотень внезапно улыбнулся.

Зубы у него, — несмотря на в целом безобразный внешний вид лица, — оказались ровными, белыми и почти человеческими, только лишь слегка заострёнными. — Располагайся поудобнее, служащая, и слушай.

— Где-то с год назад. — Начал полуборотень. — Нашей общине стало известно о том, что Золотой Альянс помышляет совершить какую-то недозволительную мерзость с Силой их Высшего Мага. Произошло это так: члены нашей общины стали свидетелями. Они оказались в одном из мест побережья Пленящего Океана в то время, когда на пустынный берег прибыли двое — двое из Золотого Альянса. Золотой Альянс, известное дело, никогда не упускает возможности напасть на нас, вот и мы тоже иногда позволяем себе нападать на них — и потому в тот день члены нашей общины принялись следить за теми двумя. Тогда на северную оконечность Острова Сердца высадились не рядовые маги. Они прилетели на громадных, жуткого облика полуоборотнях. Говорят, эти полуоборотни напоминали дра-ко-нов. Кроме того, один из прибывших людей был очень богато одет. Ты сама знаешь, наверное, как это: мантия с отливом, брошь на ней с драгоценными камнями, сапоги с золотыми штуковинами на них, все пальцы увешаны кольцами… В общем, видно было, что это важный человек.

— Это точно был человек?

— Что? А, ну да, человек. Годов средних, судя по описаниям… признаться, есть у некоторых моих друзей такой недостаток: некоторые из них не особенно пока умеют разбираться с мерками человеческого возраста. Одно, правда, они поняли определённо — тот маг, на которого они обратили внимание, был жутким любителем драгоценностей. Я сам не видел его, но наши рассказали: у него на каждом пальце было по перстню, причём по здоровенному такому. Разговаривал он со своим сослуживцем, — тоже из Золотого Альянса, но не очень-то приметным, — и обсуждали они «удачное завершение экс-пе-ри-мента». Потрепав языками, они принялись рыскать вдоль берега. Наши вначале насторожились: подумали, что Золотой Альянс прознал про нас, и потому прислал своих Охотников устраивать «зачистку», — но оказалось, эти двое просто искали грот поукромнее. Найдя такой, они оставили внутри небольшой деревянный сундук, окованный железом, и заложили камнями. После они улетели.

— А вы, несмотря на то, что не любите «вмешиваться», решили проверить, что же эта парочка там припрятала.

— Мы бы не стали ничего проверять, если бы Золотой Альянс первым не влез на нашу территорию. Мы не знали, что там лежит, — в сундуке. А вдруг содержимое ларя могло нам навредить?

— И что же было дальше?

— Достали сундук, открыли. Внутри оказалось с десяток фигурок, подобных той, что я тебе отдал. Все фигурки изображали животных.

— Каких именно?

— Всяких разных. Я сам не видел, да и времени у тех, кто вскрывал сундук, было немного. Рассказывали, вроде бы, имелись там статуэтки птиц, — разных, — а так же волка, черепахи, змеи. А ещё, — и это тебе должно быть интересно, — там точно был ось-ми-ног.

— Спрут! — Вмиг взбудоражилась Номер 523. — Любопытно. А не значит ли это…

— Давай я сначала расскажу, а потом ты будешь задавать свои вопросы, идёт?

— Идёт.

— Дело в том, что не прошло и нескольких минут после того, как мои друзья вскрыли ларь, как вдруг, откуда ни возьмись, на побережье снова появилась «парочка из Альянса». Они, видимо, наложили на сундук какое-то особое заклинание. А заклинание сработало как этот… чёрт, забыл. Вы постоянно этими штуками пользуетесь…

— Будильник?

— Ага, будильник. Ну и, в общем-то говоря, нашим пришлось спасаться бегством — как это ни стыдно признавать. Разумеется, попытки сражаться были, но «полуоборотни-драконы» оказались сильными невероятно. Кроме того, те два мага тоже им помогали… В общем, закончилось всё тем, что двоих из четырех моих собратьев ранили, но все четверо сумели скрыться. Убегая, один из наших прихватил с собой ту самую нефритовую фигурку, которую я тебе подарил недавно.

— А с остальными фигурками что стало?

— Само собой, служащие Золотого Альянса забрали их с собой. Возможно, они перепрятали их где-то на побережье — этого я не знаю. Мы после того случая временно расселились по разным участками северного побережья Острова Сердца, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания.

— Вы давно объединились обратно в свою основную общину? — Поинтересовалась Номер 523.

— Полгода назад. А наш… для тебя, как я уже говорил, пусть будет «шаман», — всё это время изучал нефритовую статуэтку. Не каждый, я хочу тебе сказать, сможет распознать Силу внутри подобной штуковины. Нефрит был выбран не случайно: это камень обладает свойствами как бы «приглушать» энергию. Именно из-за нефритовой оболочки рядовой служащий Ордена или рядовой полуоборотень не различит Силы внутри статуэтки сразу. Именно поэтому я тебя прошу отдать это только самым знающим членам вашего Ордена.

— Все статуэтки нефритовые? И все они выглядят так же, как эта? Я имею ввиду: все ли зелёные, с прозрачными глазами, с золотыми когтями?

— Вроде бы, все фигурки вырезаны из нефрита, только не каждая зелёная. Нефрит же разный бывает: жёлтый, красный, белый, голубой…

— Не проще ли было создать всё по единому образцу?

— Кто знает. Может быть, их сделали разными специально, чтобы сложнее было разыскать их, если, — как и получилось в случае с тобой, — Орден Сердца узнает о том, что они существуют. А может, это просто прихоть того любителя драгоценностей, который привёз статуэтки сюда. Наверное, он любит всякие такие… резные «безделушки». Может быть, ему захотелось, чтобы эти штуки и внутренне были необычными, и внешне радовали его изнеженные красотой очи…

Полуоборотень вдруг раздражённо фыркнул.

— Чёрт бы побрал этих выродков, считающих себя повелителями всего мира!

— Не все те, кто любит красивые вещи — выродки. — Возразила Номер 523. — Впрочем, в случае с этим человеком, я с тобой, пожалуй, соглашусь. Но мне сейчас другое интересно: фигурки можно отличить по камню, из которого они изготовлены, по размеру, по теме, — они изображают животных, — по хрустальным глазам. Ещё на всех этих фигурках есть какие-то детали, отлитые из золота, так?

— Да, и с золотом будь внимательна: оно не всегда желтое.

— Нет?

— Нет, оно бывает трёх видов: жёлтое — это то, которое ты привыкла видеть, оно самое распространённое. А бывает ещё золото красное и белое.

— Вот оно что.

— Ты не знала этого?

— Не доводилось с золотом иметь дел.

— Белое золото внешне очень похоже на серебро: отличить одно от другого с первого взгляда смогут только мастера, наверное. Так что если тебе попадётся фигурка с якобы серебряными деталями — на неё тоже следует обратить внимание. Красное золото имеет такой червонный оттенок, наподобие медного. Но я отвлёкся, — сейчас мы ведь о другом говорим… Итак, нефритовую кошку мы хранили у себя ещё некоторое время, а потом нам стало известно, что вашу тюрьму взорвал полуоборотень Золотого Альянса. Мы провели разведку, и всё встало на свои места: того полуоборотня подослали. Они подсунули ему одну из статуэток, и велели позволить себя поймать.

— Почему тогда никаких фигурок у полуоборотня не обнаружили при обыске?

— Ты не думаешь, что он мог просто проглотить её? А ваши маги не разглядели её при помощи своей Силы по тем причинам, которые я уже называл тебе — из-за нефрита.

Номер 523 задумалась.

— Возможно. — Кивнула она. — Знать бы только наверняка, что ваши догадки верны.

— Ты сама посуди: ваша тюрьма защищена мощнейшими заклинаниями. Побегов из тюрьмы было очень мало, взрывов вообще ни разу до этого не случалось. Представляешь, какая должна быть мощь у того, кто сумел это сделать?

— Сила, равная по мощи Силе Высшего Мага Ордена Сердца.

— Сила Высшего Мага Золотого Альянса.

Номер 523 задумалась.

— Говорят, от Спрута остался лишь пепел. Очень сложно будет доказать то, что причиной всему действительно была крошечная нефритовая статуэтка с «запечатанной» в ней Силой Высшего Мага.

— Обратись к вашему Высшему Магу напрямую. — Зрачки полуоборотня вновь слегка сузились. — Ты ведь и так собралась это сделать, верно? Я уверен, он и сам догадывается о том, что именно произошло в ту ночь — просто доказательств у него нет. Точнее, ему самому-то, я думаю, доказательства не нужны, но они необходимы для того, чтобы служащие вашего Ордена поверили в происходящее и начали действовать.

— Как ты думаешь, — Номер 523 слегка сжала в ладони мешочек с каменной фигуркой внутри, — если эти статуэтки действительно такие мощные, и их уже создано, по крайней мере, десять штук…

— Я думаю, их уже далеко не десять. — Перебил её полуоборотень. — Десять штук существовало год тому назад. Неизвестно, насколько далеко маги Золотого Альянса продвинулись в своих экс-пе-ри-ментах. У них же в одной из пустынь Материка даже свои именные гробницы-лаборатории есть, насколько я знаю?

— Да, гробницы существуют, вот только это не их гробницы. Золотой Альянс просто занял их и использует в своих целях. Но не о том сейчас речь… Как ты думаешь, насколько скоро Золотой Альянс сможет вновь применить своё новое оружие?

— Откуда мне знать? — Развёл руками полуоборотень. — Я их, к счастью, нечасто встречаю. И ещё, не забывай о том, что Золотой Альянс сведущ в том, что свободным полуоборотням известно об их статуэтках. Они знают так же, что одна из статуэток, возможно, до сих пор хранится у нас. Правда, они могли решить, будто её унесло тогда морским прибоем, но всё-таки… да, и ещё… они могли изменить форму: новая партия изделий может сильно отличается от той, самой первой партии.

— Ясно.

На самом деле, ясности в размышлениях Номера 523 сейчас было немного. Из её головы не уходила мысль о том, что именно в эти минуты Золотой Альянс «громит» только что отстроенную Зелёную Оправу на мелкие камушки.

Полуоборотень посмотрел сквозь листву куда-то наверх, потом снова обратил своё внимание на девушку, сидящую рядом с ним.

— Про «удачный экс-пе-римент» Золотого Альянса я тебе поведал всё, что знал. В мешочек с кошкой вшита тряпица, в которой подробно расписано всё то, о чём я тебе рассказывал — только ещё со всякими формулами, заклинаниями… в общем, это не нам с тобой предназначается: это писал наш «шаман». Ты просто отдай мешочек с фигуркой вашему Высшему Магу — он сам разберёт.

— Хорошо.

— Так… — рассеянным голосом продолжил подросток, — я ведь хотел поговорить с тобой ещё кое о чём, на этот раз не связанным с Золотым Альянсом. Посиди-ка здесь минутку.

Подросток вернулся в жилое помещение. Через несколько секунд он вышел оттуда с одной из книг. Сев обратно под дерево, он начал пролистывать её.

— Тебя интересовало, — затараторил он, выискивая что-то в книжных строках — сам ли я выстроил то помещение, в котором я сейчас живу. Отвечаю тебе: строил землянку не я. Ваши учителя не рассказывают вам, наверное, историй про тех, от кого остались полуразрушенные постройки на Острове Сердца?

— Нет. К чему этот вопрос?

— Возможно, на кое-какие из этих загадок тебе смогут дать ответ иллюстрации, что я хочу тебе сейчас про-де-мон-стрировать. Несколько столетий… нет, не несколько, но ровно пять столетий тому назад, на Острове Сердца ещё проживали люди. Это, конечно же, не были члены Ордена Сердца или Золотого Альянса. От тех людей, между прочим, остались, помимо их построек, ещё и книги, — тексты, написанные на языке, нам, ныне живущим, неизвестном. На, погляди сама.

Номер 523 обомлела.

Полуоборотень протягивал ей книгу, и в этой книге (в отличие от книг, которые девушка успела просмотреть в помещении) иллюстрации имелись. Мало того: иллюстрация, на которой юноша-полуоборотень раскрыл книгу, была не просто картинкой…

Она в точности повторяла то самое место на территории Ордена Сердца, в котором сама Номер 523 бывала, и не раз.

И даже не два.

На замшелом пергаменте страницы древней, чудо каким образом сохранившейся в целости книги, был изображён, — цветными, но сильно выгоревшими от времени красками, — каменный колодец, по сторонам которого росли четыре раскидистых дерева с высокими, толстыми, жутко искривлёнными стволами. Сам колодец не пустовал: из него как бы «выплывало» дымчатое изображение девушки. Девушка была нарисована до пояса — вся в белых одеждах и с белыми волосами. На лице её имелись только глаза — больше ничего.

У Номера 523 перехватило дыхание.

— Да ведь это…

— Т-с-с-с! — Внезапно напрягся полуоборотень, быстро оглядываясь по сторонам. Лицо его стало вдруг очень сосредоточенным. Он нахмурился.

Подросток немного привстал, а потом сделал рукой знак Номеру 523, чтобы она зашла обратно в помещение. Неслышно прикрыв книгу, Номер 523, — тоже насторожившись, — на цыпочках зашла внутрь.

Дверь за ней закрылась.

Послышались едва различимые шаги: полуоборотень куда-то ушёл.

                                       ***

Номер 523 осталась одна в тёмной комнате.

Конечно, это было… не особенно приятно. Сначала эта странная картинка: с колодцем, из которого «выплывает» призрак, — потом полуоборотень начинает вести себя странно, — а теперь ещё и это. Не пошёл ли парнишка за своими сообщниками? Не является ли, всё же, происходящее сейчас чьей-то шуткой или своеобразной игрой, — результатом которой может стать её битва за собственную жизнь?

Чтобы чувствовать себя как-то поувереннее, Номер 523 села у самой двери — туда, откуда сквозь щели в двери пробивался солнечный свет.

Что ж, ситуация не была так уж безнадёжна. Отбиться от двух, или даже трёх полуоборотней-подростков Номер 523, пожалуй, смогла бы, — а вот что касается взрослого…


И вдруг стало как-то неестественно тихо.

Даже птицы на улице перестали петь.


За дверью послышались шаги.


Номер 523 сразу поняла: это не шаги её нового знакомого, — по крайней мере, не только лишь его шаги. Новая поступь была слишком тяжёлой — кроме того, её сопровождал стойкий запах давно не мытого тела.

Избранную охватило чувство совсем уж неприятное.

Кто стоит сейчас за дверью?

Что ему нужно здесь?

Что он сделает, когда откроет дверь и увидит её?

Номер 523 закрыла глаза, в уме проворачивая возможные варианты дальнейшего развития событий.

Что делать?

Драться? Сражаться?

                                    чем?

Взгляд открывшихся глаз девушки упал на стол, — и на столе она увидела то, что вполне могло ей пригодиться — кухонный нож. Едва лишь избранная, сорвавшись с места, подскочила к столу, как за дверью послышался стук удара, а следом за ним — звук падения.

— Всё в норме. Спасибо, что отвлекла. Можешь выходить. — Раздался снаружи голос полуоборотня-подростка.

Всё-таки взяв в руки нож, Номер 523 подошла к двери и открыла её. Перед порогом лежал, вниз лицом, могучего сложения мужчина, в очень грязной одежде. Юный полуоборотень стоял рядом с ним, разминая пальцы правой ладони.

— Кто это?

— Что-то мне подсказывает, не друг. — Раздосадовано ответил на это юноша. — Похоже, Золотой Альянс вернулся. И как они только догадались?

— Может, увидели нас с тобой, пока мы шли по берегу? — Предположила Номер 523.

— Странно, что они вообще прилетели сюда именно сейчас. Они не появлялись в этих краях уже больше полугода. А именно в этом месте мы их вообще ни разу не видели.

— Так фигурки были найдены не у этого мыса? — Спросила Номер 523, косясь на лежащее у двери тело и по-прежнему не отпуская ножа из своей руки.

— Нет, конечно. Нужное место находится очень далеко отсюда. Я бы не стал селиться на том побережье, где Золотой Альянс периодически рыскает в поисках своего утерянного орудия: я пока что с ума не сошёл.

— Превосходно. — Нервно отозвалась на это Номер 523. — А что, если этот громила тут не один?

— Скорее всего, он не один.

— Ты готов сражаться?

— Не нужно нам с тобой сражаться. Иди лучше внутрь комнаты и собери там книги, — но только те, что лежат стопкой на краю стола, — в сумку. Сумку поищи в барахле: сойдёт любая, лишь бы без прорех. А я пока оттащу это тело подальше от двери.

Номер 523 молча пошла исполнять команду.

Ситуация разворачивалась самым странным образом, но одно для девушки стало очевидным: для юного полуоборотня происходящее так же, как и для неё, явилось неожиданностью.

                                     ***

Когда у входа с внешней стороны раздался шорох, девушка резко обернулась.

— Не переживай. Свои.

Полуоборотень зашёл внутрь, слегка пошатываясь (видимо, болели кости после трансформации).

Он плюхнулся на стул. Выдохнул.

— Кого-нибудь ещё видел? — Спросила Номер 523, быстро, тем временем, завязывая сумку с книгами.

— Никого. И это очень подозрительно. Не верю я в то, что кто-то из Золотого Альянса просто так, прогуливаясь по берегу, нашёл это место. Они сюда прибыли не случайно. Здесь оставаться нам нельзя.

— Что предложишь делать?

— Если честно, всё очень просто. Стол, — у которого мы с тобой сейчас находимся, — отодвигается в сторону. За ним — лаз, который подземным путём выведет нас в лес у побережья в нескольких милях отсюда.

— Если откроем лаз, за нами ведь и погнаться могут: любой, кто зайдёт сюда, увидит дыру в стене.

— У тебя есть предложения получше?

— Да нет же. Разумеется, нет. — Номер 523 покачала головой. — Ты точно не догадываешься о том, как они нашли твоё жилище?

Полуоборотень вместо ответа встал со стула, быстро отодвинул стол и доску, — что закрывала дыру в стене, — а затем показал избранной направление, в котором им предстояло двигаться.


На входе лаз был совсем низким: в него можно было вползти только на четвереньках.

Внутри, разумеется, оказалось очень темно. Когда Номер 523 ещё только начинала лезть вперёд, — коленками она почувствовала выложенный каменной плиткой пол. Это её приободрило: по крайней мере, сооружён лаз был основательно. Через десяток шагов проход расширялся до вполне приличных размеров: теперь в нём мог свободно стоять в полный рост взрослый человек. Со стороны основного помещения, тем временем, что-то зашуршало: видимо, хозяин комнаты пытался, как мог, замаскировать лаз изнутри.

Через минуту он оказался рядом с девушкой.

В кромешной темноте полуоборотень взял её за руку. Ладонь его оказалась очень тёплой на ощупь — как у человека с высокой температурой. Второй рукой он снял сумку с её плеча и перевесил на своё.

— Пропусти меня вперёд, служащая Ордена. Я проведу тебя, не беспокойся. Беги смело. Если будешь спотыкаться, я сразу же поймаю. Договорились?

И не успела избранная произнести в ответ слово «да», как полуоборотень припустил вперёд, что есть духу.


Даже учитывая то обстоятельство, что юный полуоборотень тащил на одном плече сумку с тяжёлыми книгами, а сам, вдобавок, не очень хорошо себя чувствовал после недавней трансформации в животное, а потом обратно, — скорость у него оказалась приличная.

Номер 523 едва поспевала за ним и только и думала о том, как бы он не сломал ей запястье — так сильно юноша тянул её за собой вперёд.

Она не могла сказать, сколько они так бежали. В темноте, — да ещё и со сбившимся с непривычки дыханием, — время потеряло для избранной своё привычное значение. Может быть, прошло пятнадцать минут, а может — и час, но когда полуоборотень, наконец-то, наткнулся за какое-то препятствие, преграждающее лаз, толкнул его вперёд, и оказалось, что это камень, закрывающий вход лаза с противоположной стороны, — Номер 523 была измотана уже очень сильно.

Воспользовавшись тем, что её сопровождающий занят маскировкой выхода, — девушка совершила ещё пару шагов и рухнула лицом вниз в высокую траву. Там она замерла, громко и тяжело дыша. Вокруг неё вовсю заливались стрекотанием на ярком солнце кузнечики.

— Потише! — Шикнул на неё полуоборотень. — Нас могут услышать. Где твоя выносливость, служащая?

Номер 523 пришла на ум идея в грубой форме объяснить ему, что она вовсе не служащая Ордена Сердца, а всего лишь только ученик, у которого уже очень давно не было достойных тренировок, но она сдержалась: нужно было тратить силы на то, чтобы побыстрее восстановиться, а не на словесные перепалки.

Внезапно вспомнив о том, что во время продолжительного бега по подземному лазу она могла потерять кисет со статуэткой, Номер 523 потянулась к левому боку.

Кисет оказался на месте. Фигурка лежала внутри.

— Идём дальше. — Раздался тихий голос полуоборотня над головой избранной.

— Ещё минуту. — Попросила она, но полуоборотень неожиданно грубо схватил её пятернёй за растрепавшиеся во время бега волосы и безжалостно потянул вверх. Чтобы избежать боли, пришлось спешно подняться на ноги.

— Замечательно. — Подросток снял с себя свою серую рубашку и накинул её сверху на Номер 523. В плечах рубашка оказалась как раз впору, но при этом, она была слишком длинной.

— Застёгивайся на все пуговицы — твоё платье совершенно не подходит для маскировки. И вот ещё: на голову повяжи вот эту повязку — у тебя чересчур яркие волосы.

Сам юноша, сняв рубашку, «цвета» своего особо не изменил, — поскольку весь торс его покрывала густая серо-бурая шерсть.

Забыв на время о гордости, Номер 523 принялась молча исполнять то, что было велено.

Ей было стыдно за свою слабость. Что и говорить — те тренировки, которые она сама себе устраивала в Зелёной Оправе, не шли ни в какое сравнения с настоящими Занятиями, регулярно проводимыми Учителем в Долине.

За последние полгода Номер 523, похоже, физически сильно ослабла и не могла составить юноше-полуоборотню достойную пару даже в беге.

Они двинулись вперёд. Куда, — Номер 523 понятия не имела, а спрашивать не хотела: берегла силы для уравнения дыхания.

Далее они то шли, то бежали, — не останавливаясь и по-прежнему не разговаривая, — сквозь высокие заросли травы, через колючие кустарники, между деревьев. Насколько девушка поняла, — сам-то полуоборотень прекрасно знал, куда идёт, а избегал троп он только из-за того, что на открытой местности их могли заметить. По этой же причине, вероятно, он не захотел принять облик птицы и улететь с избранной на спине куда-нибудь подальше отсюда, — что, на первый взгляд, казалось самым лёгким из возможных решений.


Они вновь шли и опять бежали, бежали и шли — очень долго. И хоть Номеру 523 некогда было задумываться о временных промежутках, внутренним чутьём она понимала: на предыдущий путь, — путь из землянки до выхода из подземелья, — они ранее потратили времени гораздо меньше.

Гораздо.

Номер 523 успела за эти минуты (часы?) возненавидеть и своих друзей — за то, что их нет рядом, и саму себя — за то, что согласилась полгода тому назад посетить Ледяную Пустошь.

Сначала она ненавидела всех — потом всех прощала.

Потом опять, заново начинала ненавидеть.

И вновь прощала.

В конце концов, Номер 523 настолько вымоталась физически, что думать о чём-то, кроме того, чтобы следовать за юным полуоборотнем, она не могла.

И только с переходом в это, — новое состояние, — у неё, наконец-то, открылось долгожданное «второе дыхание».


Солнце клонилось к закату, когда Номер 523 услышала слишком чуждый для себя звук.

Слегка свистнув, — в тёплом, прогретом солнечными лучами воздухе, прямо рядом с полуоборотнем, обгоняющим её на несколько метров, — промелькнул ярко-красный луч.

Резко пригнувшись, юноша рухнул на землю, как подкошенный. Номер 523 так же упала вниз лицом и замерла. Все её мышцы сжались в один большой-большой нервный комок, ожидающий только того, что в любую секунду в него горячо и болезненно врежется луч Силы Сражения.

— Эй! — Услышала она впереди себя яростный шёпот. — Эй, давай, ползи за мной, к ближайшим кустам. Живо!

Номер 523 вмиг вышла из ступора. К счастью для себя, ползать очень быстро, и при этом очень низко к земле, Номер 523 умела в совершенстве: эти тренировки её тело пока не забыло. Она в несколько секунд добралась до плотных густых зарослей.

Полуоборотень сидел там. Губы его были плотно сжаты, а взгляд сосредоточен явно не на внешнем мире.

— Слушай меня теперь внимательно. — Сказал он, взглянув избранной в лицо и принимаясь старательно выговаривать слова, словно гипнотизируя её. — Через несколько секунд ты побежишь вперёд — на полусогнутых ногах, в ту же самую сторону, в какую мы с тобой бежали до этого. Беги и не останавливайся. Тебе нужно следовать на восток. На побережье не высовывайся, но старайся двигаться так, чтобы ты всегда могла видеть море. Через несколько часов ты будешь у порта, к которому подходят торговые суда с Материка. Там тебя подберут свои.

— Что будет с тобой?

— Забудь. — Он подался вперёд, схватил Номер 523 за плечи и вдруг прижался своими губами к её губам.

Губы его оказались такими же горячими, как и ладони. В недоумении, девушка смотрела в эти странные «кошачьи» глаза, которые вдруг оказались на миг так близко к её собственным.

Полуоборотень отпустил её.

— Прости меня, служащая. Говорят, рыжеволосые приносят удачу. Возможно, мне удачу принесёшь ты. Теперь беги.

— Ты собрался показаться им? А если…

— Если ты сейчас же не побежишь — всё, о чём я тебе сегодня рассказал, не будет иметь больше никакого смысла. Беги, если тебе дорог твой Орден.

— Я…

Номер 523 не договорила и побежала вперёд — так быстро, как только могла. Ломая ветки, кусты, создавая, наверное, массу шума — она бежала, бежала, бежала, покуда её могли нести её ноги…

                                      ***

К тому моменту, когда яркие предрассветные лучи солнца начали пронзать облака, зависшие над горизонтом, Номер 523 настолько устала от бегства, что уже более не опасалась быть кем-то замеченной.

Она бежала (а потом шла) почти всю прошедшую ночь напролёт. Луна в этот раз не помогла Номеру 523 своим волшебным серебряным светом: ночное небо было наводнено тучами.

Постоянно продираясь сквозь кусты и ветки, Номер 523, едва войдя в лес, исполосовала себе в кровь ноги, руки и лицо. Вначале (видимо, из-за сосредоточенности на спасении) она не чувствовала боли. Потом наступил момент, когда она присела под одним из деревьев, чтобы хоть немного перевести дух, — и тут же заснула.

Пробудилась она очень резко: будто нечто насильно вырвало её из объятий сна. По пробуждению, она почувствовала, как заболели разом все те царапины и ушибы, что она успела получить за прошедшие сутки. Превозмогая неприятные ощущения, Номер 523, — всё ещё подгоняемая словами юного полуоборотня, что изначально впутал её в это дело, — продолжила идти сквозь чащу, которая становилась с каждым метром как будто бы всё более непролазной. Только ближе к утренним сумеркам, — когда она почувствовала, что ей снова нужно немного передохнуть, — она решила двинуться в направлении океанического побережья.


Отвесные стены скал оказались первыми, кто «приветствовал» избранную в этом месте.

К счастью для себя, ей очень быстро удалось отыскать относительно пологий спуск к воде.

Длинная неширокая полоса берега Пленящего Океана оказалась, — как Номер 523 того и ожидала, — пустынной. Вся природа здесь будто бы замерла в предвкушении предстоящего восхода солнца.

В нескольких метрах дальше места, до которого девушка успела дойти, возвышалась над водой тёмная красно-коричневая скала. Долгая и кропотливая работа океанических вод превратила часть скалы, — ту, что вдавалась на несколько метров в воду, — в небольшую, в чём-то даже изящную природную арку.

Ещё дальше Номер 523 увидела другое необычное сооружение природы, но стоящее уже не на берегу, а в воде — на расстоянии около десяти метров от прибрежной линии. То была высокая, торчащая из воды, каменная глыба. Волны и ветер со временем так обточили этот громадный кусок камня, — размером с небольшой одноэтажный дом, — что он превратился в странную изогнутую фигуру — приплюснутую с боков, вытянутую, с отверстием внутри. В отверстие это, встав друг другу на плечи, наверняка легко могли уместиться двое, или даже трое людей — в полный рост. Издалека это удивительное творение природы более всего напоминало пылающий хвост пламени — с дырой внутри.

Номер 523 сразу же заковыляла к арке: этот символ, на некотором внутреннем уровне сознания, придавал ей уверенности в силах.

Оказавшись под аркой Номер 523 зачерпнула морской воды, умыла лицо и (вероятнее всего, из-за чувства сильной жажды) не подумав, совершила глоток.

Морская соль сразу же разъела горло.

Девушка закашлялась, с отвращением выплёвывая жидкость изо рта.

Закружилась голова. Она опустилась на колени, опёрлась руками о них же, опустила голову и закрыла глаза.

Когда головокружение немного отпустило, избранная поднялась на ноги.

Солнце в этот самый момент показалось из-за той далёкой линии, которой океан зрительно отделялся от неба. Горизонт окрасился в бледно-розовый цвет. Золотой шар появился именно таким образом, что с того места, на котором сейчас стояла Номер 523, он стал виден внутри огромного «пламенеющего» камня.

Номер 523 убрала волосы с глаз, наблюдая то, как поднимается солнце — светом своим разгоняя мелкие белые перистые облака и озаряя небосвод в тот чистый, голубой, наполненный жизни цвет, который можно увидеть только лишь ранним утром.

Чем выше поднималось солнце, тем ярче, отчётливей, — из-за контраста с тёмной пока ещё стороной неба, — казались лучи восходящего дневного светила.

Где-то рядом крикнула чайка. Номер 523 оглянулась, посмотрела в сторону — на птицу.

Маленькая, с ярко-оранжевыми лапками, со слегка голубоватыми перьями на спине и крыльях, с белой грудкой и полностью чёрной головой и клювом, чайка сидела на участке скалы в паре метров от девушки, глядя на неё своими сверкающими глазами.


Номер 523, увидев птицу, словно вышла из оцепенения — в котором находилась те последние несколько часов, когда не помнила себя от усталости. На неё разом нахлынули сначала воспоминания о другой птице — о маленьком чёрном дрозде, что жил в Долине Каменных Садов. После этого мысленный поток плавно направился к Ордену Сердца в целом. Потом — к друзьям.

Затем мысли Номера 523, встав-таки на место, резко переместились на события вчерашнего дня, на погоню… и на то, чем окончился вчерашний вечер.

Избранная почувствовала, как внезапно очень горячо стало где-то у неё в груди, а потом из её глаз полились слёзы.

«Я даже не спросила его имени».

Рыдания стали буквально разрывать ей грудную клетку, но она изо всех сил сдерживала их, чтобы не издавать лишних звуков (она, почему-то, боялась сейчас услышать звук своего голоса).

Чайка ещё раз, — звонко, будто бы даже весело, — вскрикнула своим тоненьким голоском, а затем сорвалась с камня и улетела.

Номер 523 вытерла слёзы подолом ночной сорочки. Руки с трудом подчинялись ей. Последний раз кашлянув, она опустила глаза вниз и окаменела: кисет на верёвочке, всю дорогу висящий на её плече, куда-то пропал.


Сердце девушки снова заколотилось. Усилилась боль в висках.


Она потеряла амулет.

Она потеряла тот предмет, из-за которого ей пришлось пережить все те невзгоды, что навалились на неё за прошедшие сутки. Она потеряла предмет, из-за которого, скорее всего, погиб юный полуоборотень.

Предмет, который она должна была беречь «как зеницу ока» и передать в Орден Сердца.


Номер 523 чуть не закричала от отчаяния. В панике, — вспоминая, какой дорогой она добиралась до побережья, — избранная побежала обратно к спуску, по пути внимательно выискивая мешочек глазами и проклиная свою рассеянность.

— Пожалуйста, — шептала она про себя, чувствуя, как вновь приливают к глазам ненавистные ей слёзы бессилия, — пусть он окажется здесь, на берегу, не в лесу. Только бы он был здесь…

Кисет возник перед её глазами внезапно. Он лежал совсем недалеко от берега, рядом с большой корягой, — когда-то давным-давно вынесенной морским прибоем на берег.

Номер 523 подбежала к коряге и вцепилась руками в заветный мешочек. Дрожащими от волнения пальцами она ослабила тесёмки, что стягивали его.

Нефритовая кошка была на месте. Она лежала, — по-прежнему свернувшись клубком, — и сверкала из глубины кисета своими прозрачными глазами, отражающими первые лучи солнца.

Номер 523 осторожно вытащила фигурку и положила себе на ладонь. Солнечный луч, — тот, что уже успел за прошедшее время перекрасить горизонт из розоватого цвета в золотисто-персиковый, — сразу же отразился от каменной поверхности статуэтки. На спине кошки словно бы загорелась крохотная звёздочка.

Номер 523, — до того немного успокоившаяся, — вновь насторожилась и быстро спрятала фигурку обратно в кисет. Она повесила мешочек на плечо, внимательно озираясь.

Рыдать и винить себя в чём-либо, — а тем более, любоваться нефритовой поделкой, — сейчас времени не было. Она, по-прежнему, была в опасности.

Вернувшись и постояв ещё несколько секунд под аркой, — в последний раз оглядывая огромную причудливую фигуру, стоящую в воде, — избранная, мысленно собравшись с силами, продолжила свой путь вдоль побережья.


Она прошла ещё какое-то время (не менее получаса, это уж точно) — когда внезапно поняла, какую совершила глупость. В том месте, где находилась арка, ей следовало подняться заново наверх и продолжать идти по лесу, вместо того, чтобы следовать сейчас столь ненадёжной и небезопасной дорогой, каковой являлась прибрежная линия моря. К прочим бедам, Номер 523 обнаружила, что потеряла повязку, — до этого прикрывающую её рыжие волосы. Теперь, — хоть с берега, хоть с воды, — избранную очень легко было разглядеть. Помимо этого (как будто мало несчастий с ней уже приключилось), она ещё и оторвала во время ночного бега все пуговицы на рубашке, — так что теперь её фиолетовая в цветочек сорочка служила ещё одним «сигналом» для любого, кто захотел бы поймать её, — либо просто проверял бы берег моря на наличие на нём подозрительных человекоподобных особей.

Подняться с берега обратно в лес сейчас для ослабевшей девушки пока не представлялось возможным: слева от неё тихо перекатывал свои воды Пленящий Океан, — а справа возвышались скалы чересчур отвесные и острые, чтобы у неё возникало желание попробовать влезть по ним наверх.

Сил, чтобы вновь начать проклинать себя, так же оставалось всё меньше.

                                           ***

Солнце, со временем, поднималось выше, но почему-то, жарко не становилось.

Скорее, наоборот — холодало.

Обойдя очередной выдающийся в воду мыс, Номер 523 поняла, в чём причина: начал дуть восточный ветер.

Впрочем, он не успел её особенно напугать: выйдя за мыс, избранная увидела впереди то, что ожидала увидеть — то, что давало её надеждам на спасение сбыться уже очень скоро.

Высоко вдаваясь ввысь, с характерной «срезанной» вершиной, — не близко, но при этом вполне различимый, — маячил на востоке потухший много тысяч лет тому назад вулкан Глаз Ящера — вулкан, рядом с подножием которого располагался торговый порт Ордена Сердца.

Чувство радости затеплилось в сердце усталой путницы, и она, собирая остатки сил, уверенно пошла дальше.


Ветер, тем временем, крепчал. К тому же, он сменил направление — из прямого восточного он превратился в северо-восточный.

Над головой Номера 523 закружили стаи чаек, неустанно лавирующих в воздушных потоках. Голоса их вкупе со свистом ветра казались тревожными.

Небо пока было чистым, голубым, и уже давно без облаков, — но усиливающийся ветер создавал заметное волнение на поверхности воды.


Волны становились больше, с каждым часом. Пронизанные до сих пор ещё утренним светом, бирюзово-голубые и искрящиеся, — они выглядели, правда, сказочно-прекрасными. Ударяясь о большие каменные валуны, в беспорядке наваленные на берегу, они бились на десятки тысяч, на миллионы брызг. Каждая отделившаяся от волны капля подобна была кусочку драгоценного камня (конечно же, аквамарина).

Стихия, — по-иному, разумеется, и быть не могло, — была непревзойдённо великолепна в своём танце жизни. Вот только танец этот, — помимо великолепного, — превращался для Номера 523 ещё и в грозный. Волны становились всё выше, а линия берега, в соответствии с этим, — уже.

Далее идти вдоль неё становилось для ученицы Ордена Сердца действительно небезопасным. Возможности забраться на высокий берег, при этом, по-прежнему не наблюдалось.


Номер 523 внутренне успокаивала себя, как могла, — пока не увидела впереди, метрах в ста, огромную высокую скалу. Обойти эту скалу по берегу было невозможно — только по воде. И конечно же, зайти в воду не было проблемой, — вот только настоящая проблема заключалась не только лишь в том, чтобы не намокнуть.

Большая волна с силой ударялась о ту часть скалы, что вдавалась в море. Попытаться обойти её сейчас было чревато: удары волн в этом месте были до того мощными, что Номер 523, пожалуй, могло запросто расплющить о камни.

Избранная нервно сглотнула. Сухое горло отозвалось на это действие спазмами. Очень хотелось пить.

«Сейчас — не сметь паниковать». — Мысленно скомандовала она себе.

Да, она прошла уже приличное расстояние от того места, с которого ещё можно было, — не без труда, правда, — подняться наверх к лесу.

Но это ничего.

Она найдёт в себе силы, вернётся обратно, и поднимется в лес. А в лесу, кстати, может быть и ручей с пресной водой отыщется.

С приходом последней мысли, казалось, всё тело Номера 523, — тело, жаждущее впитать в себя хоть какой-нибудь пригодной для питья жидкости, — одобрило эту идею. Стараясь не снижать скорость своих шагов, девушка повернула обратно.


Она в очередной раз потеряла счёт времени. Опомнилась только лишь тогда, когда случайно подняла голову вверх и увидела, что стоит недалеко от места, которое уже проходила раньше: опять скала, опять вдаётся в воду (даже дальше, чем предыдущая).

И в эту скалу теперь тоже с силой бьёт волна.

Уверенная в том, что всё это — лишь видение, навеянное полубредовым, из-за чувства жажды, состоянием, девушка бегом побежала к скале ближе. Подошла она, пожалуй, даже слишком близко — из-за чего, при очередном ударе волны о камень, её сильно облило морской водой. Избранная успела закрыть глаза, но ей незамедлительно пришлось открыть их вновь. Смахнув с век капли, — соль которых заставила её воспалённые глаза заслезиться, — Номер 523 внимательно вгляделась в возникшее пред ней препятствие.

«Видение», к сожалению, не исчезло. Проход по берегу обратно был, по-прежнему, недоступен и крайне опасен.

И тут Номер 523 поняла, в чём причина: океанический прилив просто-напросто затопил ту часть берега, по которой ей удалось пройти в первый раз, — и теперь стихия как бы «заперла» её меж двух мысов, будто заложницу.

«Видела бы ты здешний прибой в ветреную погоду… — Раздался в её голове воспоминанием голос полуоборотня Чибиса. — …если ты будешь находиться здесь… ох, как я тебе не позавидую»».

Ветер, тем временем, и не думал утихать. Небо всё сильнее заволакивали облака, постепенно превращающиеся из белоснежных маленьких «барашков» в огромные тёмно-серые сгустки. Возможно, вот-вот должен был грянуть настоящий шторм. Возможно, уже через час это побережье будет полностью залито водой. На берегу Мутного Моря такое стечение обстоятельств вызвало бы опасения и тревогу.

А здесь не просто море — океан.

— Чибис, — раздавленная отчаянием, прошептала избранная, уже не зная, кому и во что верить, — пожалуйста, пусть твои слова окажутся неправдой, вымыслом…

Ей, конечно же, в первую очередь было жаль себя: жаль своей короткой жизни, которую она совсем не хотела прерывать. И всё-таки, кое-что, помимо своей жизни, она так же жалела: жизнь полуоборотня-подростка, — и то дело, ради которого он, без всякого промедления, ею пожертвовал.

Получается, всё было сделано зря? Номер 523 скоро будет погребена бушующими волнами Пленящего Океана, — а нефритовая кошка навсегда исчезнет?

Совсем рядом раздался чаячий крик.

Номер 523 резко подняла голову вверх и в сторону, — и увидела ту же самую маленькую чайку, что встретила на рассвете: по крайней мере, окрас у этой птицы был точно такой же.

— Пришёл проводить меня в последний путь? — Сжав губы, спросила птицу Номер 523. — Хочешь, чтобы и я к тебе присоединилась?

Чайка, не произнеся ни звука, молча слетела с выступа скалы вверх. Ловко лавируя в потоках шквального ветра, она очень быстро скрылась за отвесным скалистым «ограждением» берега.

Волны всё шумели и шумели. Ветер теперь не просто дул — завывал.

Номер 523 медленно опустилась на колени. Что она хотела сказать этим жестом? Она и сама не знала, что. Может быть, то была молчаливая молитва, а может, просто устали её ноги.

«Пить. Как же хочется пить».


…приоткрыв через некоторое время глаза, она увидела, как над её головой кружит, опускаясь всё ниже, существо каких-то невообразимо больших размеров.

«Это, верно, очередная моя галлюцинация». — Подумала Номер 523, а после рухнула замертво обратно на камни.

                                          ***

Капля воды, плавно стекая вниз, огибала неровную поверхность камня, свисающего со свода тёмной пещеры.

Частичка воды вытянулась, зависла на самом окончании каменного выступа, а затем упала с него.

Капля летела в воздухе и сверкала, будто маленький кристалл.

Звонко ударившись о лежащий внизу камень, она разбилась на несколько ещё более мелких частиц.

Вслед этой капле, сверху, с каменного выступа, уже летела ей во след следующая.

И она тоже разбилась.


…каменистое дно пещеры всё испещрено трещинами.

Постепенно сливаясь вместе в тоненькую струйку, упавшие капли протекают сквозь эти трещины вниз, в недра.

На пути лавирующей меж каменных разломов водяной струи встречаются ещё десятки таких же тоненьких струек, — как эта, первая.

Вместе струйки превращаются в настоящую, большую, уверенно прокладывающую себе путь по промоине внутри горы, струю, — переходящую в широкий поток.


…поток бьёт из скалы наружу, низвергаясь с огромной высоты.

Мощный, отвесно падающий вниз, водяной столб, размывая под собой почву, является создателем кристально-чистого горного ручья, что далее вливается в протекающую через широкую долину реку, — заросшую, по отвесным берегам, вековыми соснами и елями.

Лес, в свете заката, окрасился в бурый цвет, а скалы, возвышающиеся над рекой — в красный.

Красное небо озаряет путь реки через Долину, — а там, на окончании далёких гор, река впадает в океан.


Слышатся звук падения капель.

И журчание ручья.

И рёв водопада.

И течение реки.

И плеск волн океана.


Вода движется. Постоянно,

                                 непрерывно.

                                  Постоянно.

                                Непрерывно.

                                 Постоянно.

                                Непрерывно.

                                           ***

«Я живу…»


…что-то зашумело над её головой.

Раздался какой-то странный звук, — и в следующий момент Номер 523 почувствовала, как ей в лицо ударяет струя холодной воды. Очумело вдыхая ртом воздух, девушка попыталась резко подняться и открыть глаза, но поняла, что не может двигаться. Её тут же охватила паника.

— Есть тут кто-нибудь?! — Произнесла она, — пожалуй, слишком громко для человека, который только пришёл в сознание.

— Э-э, смотри-ка, очнулась, наконец! — Раздался грубый голос над её головой, и в следующую секунду Номер 523 смогла открыть глаза.

Она попыталась тут же и встать, но смогла только сесть. Ноги её по-прежнему были как будто бы парализованы — так же точно, как и руки ниже локтя.

С нехорошими предчувствиями избранная посмотрела на тех, кто стоял перед ней.

В довольно тёмном и тесном помещении, выложенном бревенчатым полом, стояли двое мужчин не самой привлекательной наружности, и смотрели на неё. Один, — такой крупный, ширококостный, с белёсыми ресницами и светло-голубыми глазами, — к тому же, как-то неприятно ухмылялся.

— Что смешного? — Спросила недовольная происходящим Номер 523.

— Может, ещё раз её обольём? Наглая уж больно. — Усмехнувшись, продолжил светлоглазый бугай. — Здороваться тебя не учили, крошка?

Номер 523 почувствовала острое желание расквасить насмешнику нос. Как жаль, что она не может двигаться…

— Прекратить словоблудие. — Голос второго мужчины: на вид постарше, очень высокого, широкоплечего, с тёмными взъерошенными волосами и довольно мрачным осунувшимся лицом, — был обращён к обидчику Номера 523.

— Ты откуда? — Обратился он не менее строгим тоном уже к Номеру 523. — Золотой Альянс? Нейтральная?

Говоривший одет был полностью в одеяния чёрного цвета: во что именно, при таком освещении было сложно определить. Ясно было только то, что поверх всего прочего на его плечи наброшена накидка. Голос, признаться, у него оказался жуткий: какой-то чересчур спокойный и глухой, будто бы из…

— Я из Ордена Сердца! — Горячо возразила Номер 523. — А вы сами-то кто?

— Вопросы пока что задаю я. — Повелительным тоном продолжил темноволосый. — И не пытайся мне соврать — тебе же будет хуже.

— Я не вру. Я избранная. Мой номер — 523. Меня похитили позапрошлой ночью из Зелёной Оправы.

— Кто это тебя, интересно знать, похитил?

Номер 523 судорожно вздохнула, вспоминая, что ей пришлось пережить за прошедшие сутки. После всех этих напастей ей казалось жутко несправедливым то, что она должна перед кем-то отчитываться.

— Неважно, кто меня похитил! — Вконец рассердилась Номер 523. — И я не буду ничего вам рассказывать, пока не узнаю о том, где нахожусь!

Она закашлялась. Пересохшее горло отчаянно требовало воды.

— Да не очень-то она похожа на…

— Тихо. — Как-то очень спокойно произнёс человек в чёрном, обращаясь к пытавшемуся только что высказаться соседу. — Дай сюда кувшин с водой.

Номер 523 приготовилась к тому, что её снова обольют, но тот, кто допрашивал её, вместо этого стал крутить в воздухе пальцами, будто разминая суставы.

Неужели он собрался её избивать? Вот свезло, так свезло… Сейчас ещё и без половины зубов останется.

Номер 523 почувствовала, как невидимые путы, что связывали её руки, внезапно исчезли. Она осторожно, незаметно, попробовала пошевелить пальцами — и у неё получилось.

— Это я снял заклятие. — Темноволосый мужчина, сразу же заметивший её манипуляции, протянул ей большой глиняный сосуд, наполовину заполненный водой. — Пей.

Номер 523 схватила сосуд обеими руками и жадно приникла к нему ртом, даже не задумываясь о том, что вода может быть отравлена или как-нибудь заговорена. Она могла сейчас мыслить лишь о том, как сильно ей хочется пить. Только тогда, когда холодная вода полилась мимо рта по груди, девушка остановилась, пришла в себя.

— Спасибо. — Она отдышалась, и уже другими глазами принялась осматривать окружающую её обстановку.

— Пожалуйста. Теперь расскажи, как ты очутилась на берегу Пленящего Океана.

— Могу я всё-таки узнать о том, где нахожусь? Вы же меня всё равно обездвижили. — Решила не сдаваться избранная.

Мужчина в чёрном на мгновение отвлёкся от неё: он совершил шаг в сторону и выглянул в окно, чуть склонил голову. Свет упал на его лицо, и Номер 523 заметила длинный белый шрам на его правом виске. Она попыталась было разглядеть и что-нибудь ещё (на этот раз, в окне), но, к сожалению, увидеть удалось только небо — ярко-голубое.

— Твоя правда. — Тон мужчины оставался спокойным и в то же время ясно дающим понять, что с ним лучше разговаривать повежливей.

Он продолжил говорить, по-прежнему глядя на пейзаж за окном:

— Ты сейчас находишься на восточной окраине Острова Сердца — в портовом городе, имеющем принадлежность к Ордену Сердца. Тебе очень сильно повезло в том, что ты успела дойти до места на побережье, расположенного в ведении охранного патруля наших полуоборотней — иначе живой тебя уже вряд бы кто-нибудь когда-нибудь обнаружил. И ещё — поблагодари предков за цвет своих волос: он спас тебе жизнь, можно сказать. Разумеется, все вышесказанное относится к тебе лишь в том случае, если ты и правда являешься служащей Ордена.

Взгляд мужчины сместился с вида за окном на избранную.

— Всё, моя часть диалога на этом этапе окончена. Слушаю теперь тебя.

— У вас есть кольцо?

Он слегка приподнял бровь.

— Что у меня должно быть?

— Кольцо. Всем избранным из Ордена Сердца выдают кольца, когда их переносит в этот мир Чёрный Свет.

— А твоё, в таком случае, где же?

— Я первая спросила.

Номер 523 выпалила эту фразу, а уже после задумалась о том, не слишком ли она перегнула палку со своим вопросом. Сейчас как прилетит ей в лицо этот кулак…

Мрачный тип неспешно стал снимать с себя накидку. Через висок, доходя до середины щеки, — в этот раз Номер 523 разглядела получше, — белели на коже немолодого уже лица не один, но два больших перекрещивающихся белых шрама. Левый висок был испещрен несколькими шрамами меньшего размера. Левую руку незнакомца местами так же покрывали шрамы. Вторую руку Номер 523 не видела, — так как она находилась в плотной перчатке.

Всё-таки, доверия этот человек не вызывал. То, что он говорил о Восточном Порте, могло вполне оказаться враньём.

Может быть, это служащий Золотого Альянса? А если это служащий Золотого Альянса, — он может сделать с ней, всё, что угодно.

Избить, например.

И изнасиловать, — кстати говоря, — тоже.


Мужчина, тем временем сняв с себя накидку, не стал, к облегчению Номера 523, бить её или пытаться ею овладеть, но просто вытащил из-под рубашки кольцо, очень похожее на кольцо самой Номера 523: такое же крупное и с объёмным рисунком. Он снял его с шеи и протянул на вытянутой руке Номеру 523, — под таким углом, чтобы на кольцо падал свет из окна.

Изделие обвивала по кругу длинная змея. Огромный глаз змеи был выполнен из тёмно-красного, будто запёкшаяся кровь, камня. На поверхности протянутого ей амулета, избранная так же разглядела под телом змеи крохотный, тщательно проработанный рукой ювелира, рыбий скелет.

— Ваш Маг Древности мог превращаться в морского змея. — Внимательно разглядывая кольцо, произнесла Номер 523. — Мой Маг Древности тоже была связана с морем.

Взгляд человека, держащего кольцо, оставался беспристрастным.

— Мой Номер — 528, — наконец, представился он, — а ты, говоришь…

— Номер 523. На моём кольце имеется изображение морского дракона. Дракон держит в лапе белую жемчужину.

Мужчина склонил голову вниз, словно вспоминая что-то.

— Слушай, я пойду, наверное? — Обратился, тем временем, к Номеру 528 светлоглазый бугай. — Ты и в одиночестве, я гляжу, неплохо справляешься.

— Я тебя не удерживаю.

Сосед его молча удалился.

Номер 523 даже немного обрадовалась: этот светловолосый ей совершенно не понравился.

Впрочем, ей самой расслабляться было пока рано: допрос продолжался, хоть сейчас он и походил на обычную беседу.

— Ты утверждаешь, что твой номер 523. Допустим, это правда. Объясни мне тогда, где сейчас находится твой амулет? Его украли?

— Кольцо находится сейчас в Зелёной Оправе.

— Чем ты занималась в Зелёной Оправе? Не похожа ты на человека, который способен принести пользу в удержании даже самого слабого пленника из Золотого Альянса.

— Ну, спасибо вам.

— Отвечай на вопрос.

— Я не являюсь действующей служащей Зелёной Оправы. Находилась там я временно. Вообще-то, я ещё ученик. Прохожу обучение в Долине. Меня отослали в Зелёную Оправу для помощи в отстройке здания — после того, как его разрушил вражеский полуоборотень — «Спрут».

— Насколько мне известно, здание отстроено окончательно — и уже два месяца как туда не возят учеников. С какой целью ты меня обманываешь?

Серые глаза незнакомца внимательно посмотрели на Номер 523.

Ей вдруг стало страшно.

В голове внезапно возникла мысль: то обстоятельство, что этот человек показал ей кольцо Мага Древности, вовсе не означает, будто он действительно является служащим Ордена Сердца. Он ведь мог попросту снять предмет с убитого им же избранного. Судя по его внешнему виду (как, впрочем, и по поведению) ему ничего не стоило прикончить молодого служащего средней комплекции.

Если это так — всё, что сейчас расскажет о себе Номер 523, обернётся против неё же.

Она уже открыла было рот, — в намерении потребовать новые доказательства своего нахождения в торговом порту (и была не была, пусть её изобьют за это), как вдруг неожиданно входная дверь распахнулась, и в комнату вошёл человек, лицо которого Номеру 523 было очень даже знакомо.

— Номер 367! — Возликовала избранная.

Она и представить себе не могла, что когда-нибудь будет снова рада его видеть.

— Привет, беглянка. — Улыбнулся ей служащий Зелёной Оправы, а затем он повернулся к темноволосому. — Чем вы тут занимаетесь, позвольте спросить? Почему девушке не выдали тёплую одежду? Не видите, что ли — она вся уже посинела от холода?

Мужчина со шрамами на лице, — на протяжении ещё нескольких секунд не отрывая своего пронзительного взгляда от Номера 523, — медленно повернул лицо в сторону Номера 367.

— Вы ещё кто? Представьтесь, пожалуйста.

— Я — служащий Зелёной Оправы. Мы разыскиваем эту избранную уже больше суток. Она исчезла из тюрьмы прошлой ночью.

— Вот как. Амулет Мага Древности у вас при себе, я надеюсь?

Номер 367 гордо продемонстрировал свой атрибут принадлежности Ордену Сердца: светлое кольцо с объёмной птицей, — длинные, несоразмерно телу, крылья и хвост которой обвивали собой всю окружность изделия. В клюве птицы сверкал крупный ярко-зелёный полупрозрачный камень.

— Довольны? Освобождайте её.

Темноволосый, надо сказать, без лишних слов начал снова крутить пальцами в воздухе, снимая заклинание с ног Номера 523.

Поднявшись, она сразу же подскочила к окну. Оттуда, к её огромному облегчению, виднелась большая подковообразная бухта Обильного Залива, наводнённая торговыми судами. Северную оконечность бухты обозначал горный пик с возвышающемся посреди него вулканом Глаз Ящера. Небо над заливом было ясным: шторм, похоже, успел утихнуть. В нескольких десятках метров от окна, в воздухе, в своём неспешном полёте парили белые чайки.

Успокоившись окончательно, Номер 523 повернулась лицом к людям, что находились вместе с ней в комнате. Мужчина со шрамами на лице уже протягивал ей свою тёмно-серую (а не чёрную, как ей сначала показалось) накидку.

                Кажется, до кого-то дошло

«Уйди ты. Не до тебя сейчас».

— Я прошу прощения за причинённые Вам неудобства. — Не меняя своего спокойного тона, произнёс тот, кто называл себя Номером 528. — Однако я, как действующий глава Службы Охраны Восточного Порта, обязан проверять всех подозрительных личностей, что попадают к нам на территорию. Восточный Порт — сами понимаете…

— Это «Артерия, насыщающая Орден Сердца». — Произнесла Номер 523 крылатую фразу, вмещённую в её голову Учителем в один из первых дней её обучения. — Я не в обиде, можете не беспокоиться.

Сейчас, при лучшем освещении, девушка разглядела на правой стороне рубашки темноволосого мужчины характерные для служащего Восточного Порта насечки бирюзового цвета. Это успокоило её окончательно.

— Да? А я вот в обиде. — Непрошено отозвался Номер 367. — Тебя тут обливали водой, заставляли лежать на деревянном полу… Не били, я надеюсь?

— Перестань. — Номеру 523 было неловко от того, что этот молодой человек пытается её всеми силами опекать, несмотря на то, что она вела себя с ним (особенно в последнее время) просто отвратительно. — Это их работа. У меня же на лице не написано, что я из Ордена Сердца, правда? Никто меня не бил.

Вздохнув, избранная добавила:

— Собственно, чего ещё ожидать от незнакомцев в мире, где тебя три раза в неделю избивает на занятиях демоноподобное существо, именуемое Учителем?

Принимая накидку, Номер 523 почувствовала на себе тяжёлый взгляд, но глаз поднимать не стала, — поглядывая, вместо этого, в окно — на залив: хоть она и сказала, что не держит зла на служащего Восточного Порта, но, тем не менее, приязни она к нему тоже по понятным причинам пока не испытывала, так что пусть смотрит, сколько влезет.

— Что ж, — сказал Номер 528, всё тем же ровным тоном обращаясь непосредственно к Номеру 523, — я рад, что Вы понимаете всю серьёзность ситуации. Прошу прощения за того идиота, что присутствовал недавно в этой комнате. Разумеется, никто не позволял ему обливать Вас водой. Само собой, он будет наказан. Я Вас провожу, пожалуй, в гостиницу — там умоетесь и переоденетесь.

— Сама я дойти не смогу?

— Всё зависит от того, не преследуют ли вас до сих пор, и если преследуют, то кто именно. Погоня есть, — как считаете?

— Ох… подождите-ка. — Номер 523 вдруг резким движением запустила пятерню в волосы, пытаясь привести в порядок мысли. Эйфория, вызванная счастливым спасением, стремительно угасала. В гостиницу ей, правда, пойти очень хотелось, вот только…

— Погони за мной, скорее всего, нет. Всю погоню либо смело штормом, либо… либо погони вовсе не было.

— Немного непонятно ты как-то говоришь. — Вопросительно поглядел на неё, вмешиваясь в разговор, красавчик Номер 367.

Номер 523 взглянула на молодого человека в недоумении. Она порой не понимала, как он вообще умудрился получить место служащего Зелёной Оправы. По её мнению, ему, верно, лучше было бы уйти в нейтральные, завести ласковую женщину (в придачу с ласковым котёнком) и уютными зимними вечерами играть вместе с ними «в клубочки» у печи.

— Возможно, Ордену Сердца угрожает опасность. — Сказала Номер 523, переводя взгляд на Номера 528. — Тот, кто меня изначально похитил, из тюрьмы, передал мне кое-какую информацию о новом виде оружия, изготовлением которого сейчас занимается Золотой Альянс.

Номер 528, похоже, новости не особо удивился. С невозмутимым выражением лица он указал рукой на дверь в соседнюю комнату.

— Там у меня гостиная. Обед подадут в течение четверти часа. Во время еды всё и расскажете. Пища подкрепляет мозг и придаёт сил. И не спорьте: на вас больно смотреть, серьёзно. Что предпочитаете съесть?

Учитывая, что они находились в Обильном Заливе, и новый знакомый, казалось, несмотря на свой суровый внешний вид, всё же, явно давал понять, что хочет загладить вину за первые, не слишком радушные, минуты знакомства, — попросить можно было всё, что угодно (включая и любимый кофе со сливками, и рогалики с маслом, и молочный шоколад). Вот только слишком расслабиться Номер 523 позволить себе пока не могла. Необходимо было съесть не то, чего действительно очень хотелось, а то, что сразу дало бы ей, так сказать, «заряд бодрости», — поскольку она не должна была упустить ни одной важной детали в своём последующем рассказе.

— Для начала мне необходим крепкий чёрный кофе. И горький шоколад, если можно. — Не особо задумываясь, «заказала» Номер 523. — Ах, да, и ещё… я, как всегда, забыла о самом важном… чёртова бессонная ночь…

Она глубоко вздохнула и закрыла глаза, прикладывая ладонью к своему лбу.

— Надеюсь, когда меня подобрали, у меня был при себе кисет с нефритовой кошкой внутри? Если нет, можете выкинуть меня обратно на побережье — и там же закопать.

                                         ***

Примерно полчаса спустя, управляющий Службой Охраны Восточного Порта Номер 528 отправился, как он сказал, на поиски полуоборотня, который должен был отвезти Номер 523 обратно в Долину. Самой девушке он в принудительном порядке велел отправляться в гостиницу: там ей предстояло помыться, переодеться, поспать и нормально поесть. Встретиться вновь они договорились на главной площади портового города — ровно через четыре часа (перед закатом).

Сейчас Номер 523 шла рядом с Номером 367, который вызвался проводить её. Хоть они и шли рядом, но не разговаривали. Номер 523 не особенно хотела общаться. Недавний рассказ о том, что произошло с ней за последние сутки, заставил её словно бы пережить всё заново, — и сейчас она чувствовала себя паршиво, откровенно говоря. Вместо речей, она молча пыталась отвлечься от своих навязчивых мыслей, разглядывая окружающую её обстановку.

Город-порт, принадлежащий Ордену Сердца, являлся довольно занимательным местом, — в особенности для человека, впервые попавшего сюда: прекрасные пейзажи; насыщенный солью и йодом морской воздух; гораздо более мягкий, нежели в горах, климат; изобилие самой разнообразной еды, напитков, тканей, и (что немаловажно) огромное количество всяческих занимательных вещиц с Материка, — изготовлением которых в Ордене Сердца не занимались.

Город на побережье Обильного Залива хоть и звался Восточным Портом, но на территории Ордена Сердца между собой многие бывалые называли его иным словом: «Корзинка». Ассоциировалось это довольно простецкое «имечко» с тем, что именно корзины, — большие, плетёные (как правило, из ивовых прутьев, реже — из виноградной лозы) были одной из главных отличительных особенностей города: здесь их изготавливали в невероятных количествах, — с той целью, чтобы потом в них же перевозить, — с помощью рабочих полуоборотней, — продукты и прочий груз — на территорию Долины Каменных Садов и в тюрьму Зелёная Оправа.

Дороги вдоль улиц портового города, — в отличие от Зелёной Оправы и территории перед Замком Долины, — были гладкими, чёрными, сверкающими. Это являлось результатом того, что ранее покрывающая эту местность буграми и вмятинами лава, — которую «выплеснул» пару тысячелетий тому назад извергающийся вулкан Глаз Ящера, — ныне была тщательно обработана, вышлифована, вычищена до такого состояния, что по ней могли свободно передвигаться люди, полуоборотни, и запряжённые полуоборотнями повозки.

Дома, стоящие вдоль улиц, все напоминали четырёхугольные сторожевые башни: одни повыше, другие пониже. В два или три этажа высотой, сложенные из каменного кирпича, — терракотового, серого, либо коричневого цветов, — дома в Восточном Порту в большинстве своём строились столь своеобразным манером, чтобы каждый из этажей полностью занимала лишь одна комната. Как правило, в типичном «домике-башне» на первом этаже располагалась спальня, на втором — столовая и кухня (либо наоборот). Ванные комнаты находились под землёй, и помимо своей основной функции они так же исполняли роль убежища — для случаев непредвиденного нападения Золотого Альянса.

Постоянными жителями «Корзинки» были, в основном, старики, — в молодости служившие Ордену Сердца верой и правдой, а ныне ушедшие на покой. Состарившихся служащих Ордена Сердца отнюдь не выселяли в портовый городок принудительно: Орден Сердца не запрещал служащим по окончанию срока службы хотя бы и всю жизнь проживать в своих комнатах в Замке Долины. Орден продолжал совершенно безвозмездно заботиться о них: кормить, одевать, оказывать всяческую помощь, — таким же образом, как и любому действующему члену организации. Почему-то, правда, лишь единицы предпочитали оставаться доживать свой век в Долине Каменных Садов, — и это при условии, что Долина была защищена Куполом, в то время как Восточный Порт защищали только лишь люди и полуоборотни, — входящие в Службу Охраны. Причина, по мнению Номера 523, крылась в следующем: старики попросту хотели позабыть о том, кем они являлись на самом деле. У них, — всю жизнь свою отдавших служению Ордену Сердца, — Долина Каменных Садов ассоциировалась с тем местом, откуда им постоянно приходилось улетать на задания — задания опасные, сложные, травмирующие их тела, а со временем, и их души. Номер 523 неспроста относительно быстро дошла до этой истины: она ведь и сама иногда мечтала о чём-то схожем (разумеется, в меньшей степени, нежели нынешние обитатели «Корзинки», но всё-таки, схожем). Забыться. Забыть, кем ты был когда-то. Это ведь так приятно.

Как и было упомянуто, помимо бывших служащих Ордена Сердца, находились в городе и действующие служащие, — вроде Номера 528 и его нынешних подчинённых. У города-порта, — кроме своей собственной Службы Охраны, — имелась так же Служба Обеспечения, которая, к слову, частично подчинялась последней. В обязанность Службы Обеспечения входила разгрузка торговых судов, распределение, сортировка и доставка привезённых с Материка благ в Долину и в тюрьму. Подобно служащим Зелёной Оправы, служащие Восточного Порта так же несли бремя своих обязанностей посменно: месяц жили в Долине, месяц — на месте службы.

Часть домов в «Корзинке» пустовала почти всегда. Это были (как не сложно, наверное, догадаться) гостевые дома. Внешне гостевые дома выглядели, на первый взгляд, так же, как жилые: разрисованные красками, или украшенные мозаикой, — со стенами, увитыми цветами и плетущимся виноградом. Небольшой внутренний дворик (обязательно со скамеечкой у забора) наводнён цветочными клумбами или, — если то позволяет площадь, — парой-тройкой деревьев, составляющих небольшой садик.

Вот только не было у этих домов одного хозяина — и это сразу же бросалось в глаза. Все домишки были ухоженными, чистенькими и аккуратными (в Восточном Порту водились люди, у которых имелось достаточно времени для обихода подобных жилищ), но что-то неумолимо выдавало их бесхозность.


…мысли Номера 523 прервал тоненький звон, разнесшийся у неё над головой.

Девушка посмотрела вверх. На третьем этаже одного из домиков: на небольшом, увитом чайными и красными розами балкончике, занимающем одну из граней здания, — стояла, склонившись над деревянным круглым столиком, старушка с ореолом пушистых белых седых волос на голове — точь-в-точь созревший одуванчик. Старушка застенчиво улыбнулась проходившим под её балкончиком Номеру 367 и Номеру 523, — пальцем указав на маленькую фарфоровую кружечку у себя в руке. Кружку, очевидно, она чуть было не разбила её — отсюда и звук. Номер 523 нашла в себе силы улыбнуться в ответ: невозможно было проигнорировать столь искреннюю улыбку.

Действие это, — чистой воды вежливость, — всё же, видимо, дало какой-то тайный знак Номеру 367, потому как он вдруг решил, ни с того ни с сего, заговорить со своей молчаливой спутницей.

— Откуда у тебя царапины на лице?

Номер 523 не сразу расслышала его вопрос: её взгляд, сразу после старушки, переместился на большую повозку, запряжённую конём. Повозка передвигалась удивительно бесшумно — для сооружения, на которое было сгружено столь большое количество мешков с зерном. Конь, везущий повозку, являлся не простым копытным, но полуоборотнем, — и это было видно сразу: он был в три раза выше и в два раза шире типичного представителя упомянутого животного семейства. Впрочем, в любом случае, Орден Сердца запрещал без особой надобности использовать каких бы то ни было животных в угоду потребностям людей, либо человекоподобных существ, — так что настоящих коней на территории Ордена Сердца можно было встретить, если повезёт, лишь за пределами Долины Каменных Садов, — мирно пасущимися где-нибудь на заросших травой склонах. Полуоборотень-конь, который обратил на себя внимание Номера 523, был гнедым, — с белой звёздочкой во лбу и синими глазами.

«Интересно, — подумала Номер 523, разглядывая его, — как выглядел в своём зверином обличие тот полуоборотень-подросток?»

Что-то помешало мыслям Номера 523, — и она, наконец, поняла, что именно: Номер 367 повторил свой вопрос, — как всегда, слегка касаясь, при этом, её локтя.

— А? — Очнулась девушка. — А, ты про это… наверное, я оцарапала лицо о кустарник, пока бежала через лес.

Она устало вздохнула, вновь глядя на полуоборотня. Где-то в районе сердца зарождалась тупая, начинающая слабо пульсировать, боль.

— Этот Номер 528 мне не понравился. Я про него слышал кое-что… скажи — он точно тебя не трогал?

— Нет, конечно. Я бы тебе сказала, если бы что-то было не так до твоего появления.

— Он так пялился на твою грудь, когда мы разговаривали в этой его резиденции…

— Что? — Номер 523 посмотрела вниз.

Ткань платья, намокшая во время того, когда она неосторожно отпила из кувшина с водой, оставалась всё ещё мокрой, — и притом весьма плотно облегала её грудную клетку.

— Ну, знаешь ли… Было бы там на что смотреть. — Тем не менее, девушка поплотнее запахнула полы накидки. — Хватит меня уже опекать, Номер 367. Я этого не стою, правда.

Молодой человек внезапно остановился.

— А я вот думаю, что стоишь.

Номеру 523 становился всё более неприятен этот разговор. Только чувство такта и благодарности за заботу, — которые ещё секунду назад теплились в том, что люди называют, кажется, душой, — не давали ей до сих пор нагрубить служащему Зелёной Оправы.

Но то было секунду назад.

— Послушай меня. — Медленно начала она, не без радости замечая вдалеке то двухэтажное вытянутое трёхцветное каменное здание, которое весьма подходило под описанную Номером 528 гостиницу. — Скажу тебе единожды и прямо: не желаю я с тобой иметь никаких отношений, — ни дружеских, ни романтических. Спасибо тебе большое за то, что беспокоишься обо мне, спасибо, что помог сегодня, но…

— Я понимаю твои чувства, Номер 523. Если тебя гнетёт возможное нарушение Правил…

— Да иди ты к чёрту со своими Правилами! — Не выдержала Номер 523, с трудом подавляя желание закричать в голос. — Ну, и идиот же ты… нет, не ходи за мной. Останься здесь. Здесь!

И, не дожидаясь ответа, она бегом побежала в сторону гостиницы. Она не чувствовала удовлетворение от того, что наконец-то прямо высказала то, что давно назревало в её мыслях.

Ей было очень плохо.

Она бежала, не оборачиваясь.

                                          ***

Комната была светлой. Слишком светлой.

Номер 523 в странном, заторможенном молчании сидела на кровати и смотрела на бирюзовую полосу, окаймляющую накидку Главы Службы Охраны Восточного Порта.

Служащие Восточного Порта и Зелёной Оправы даже во время повседневной своей службы носили не простую одежду, но форму, — очень сильно напоминающую парадную форму служащих Ордена Сердца. Отличия состояли в том, что обычная форма была посвободнее, выполнена из более простых материалов, и не содержала на себе столь множественной атрибутики — только лишь цветные насечки на рубашке, в три ряда, справа у груди. Что касается накидки обычной формы, то в ней по окантовке, в отличие от парадной, всегда шла лишь одна полоса, — обозначающая принадлежность служащего либо к Восточному Порту, либо к Зелёной Оправе. Такой знак отличия стал необходимостью в связи с тем, что по ходу службы проживающие в Восточном Порту и в Зелёной Оправе люди и полуоборотни могли перемещаться по объектам Ордена Сердца — и в таком случае, без цветной окантовки накидки или без насечек, — имеющих тот же цвет, что и окантовка, — служащих «Корзинки» и тюрьмы было бы довольно сложно отличить друг от друга.

Номер 523 была рада тому, что на ней сейчас одета обычная накидка местного служащего — не парадная. Ей совершенно не было интересно, какой категорией, какими навыками, и каким уровнем Силы обладает начальник Службы Охраны Восточного Порта.

Бирюзовый цвет — приятный. На него хотелось смотреть — больше ни на что.

Номер 523 не думала ни о чём значимо-важном, разглядывая эту полосу. Она глядела на этот чистый цвет морской волны только лишь в надежде на помощь данного действа в неком «разбавлении» той чёрно-серой массы, в которую постепенно превращались все её мысли.


…внезапно, гнетущую серую тишину (опоясанную тонкой бирюзовой линией) нарушил глухой звук.

Номер 523 подскочила с кровати. Накидка слетела с её плеч и упала на пол.

Не успела девушка открыть рот, чтобы спросить, кто стучит, как дверь открылась, и в помещение вошла женщина — опрятная, симпатичная, средней комплекции, возрастом на вид едва ли более тридцати пяти лет.

— Здравствуй. Я тебя предупреждала о том, что зайду — помнишь?

Номер 523 молча кивнула. Признаться, она слабо запомнила разговор с хозяйкой гостиницы, — что произошёл у них в холле получасом ранее, — но женщину выгонять не следовало. У вошедшей была кожа со слегка оливковым оттенком, вьющиеся тёмно-русые волосы и зелёные, — более темные, чем у самой Номер 523, — глаза. Цвета, присутствующие во внешности женщины, понравились Номеру 523, — и она решила, что не против была бы сосредоточить своё внимание, — помимо бирюзовой полосы, — и на них тоже.

— Я с большим уважением отношусь к Главе Службы Охраны нашего города. А он велел мне проследить за тем, чтобы ты поела.

— Это не обязательно.

— Поздно, милая. Еда уже здесь.

Женщина, — неторопливо, но в то же время весьма грациозно развернувшись, — на секунду скрылась за дверью, а вернулась обратно уже с подносом, наполненным чем-то…

Номер 523 почувствовала приток слюны во рту.

Ей стало стыдно.

— Вам не стоило этого делать. — Сказала она. — Мне совсем не хочется…

Желудок недовольно заурчал, полностью опровергая слова своей обладательницы.

— Совсем тебя не слушается, да? — Женщина озорно подмигнула, раскладывая столовые принадлежности на столе.

— Я не буду есть.

Развернувшись к Номеру 523 лицом, хозяйка гостиницы прищурила один глаз.

— Я не гордая. Могу и с ложечки покормить.

— Зачем…

— Т-с-с-с.

Тёплый палец коснулся губ Номера 523, заставляя её замолчать.

— Присаживайся. Я сама еду готовила. Хочешь меня обидеть?

Номер 523 продолжала сидеть на месте и вновь очнулась только тогда, когда женщина, — осторожно взяв её за плечи, — вначале заставила её приподняться, а затем подтолкнула к столику и усадила на стул. Через секунду Номер 523 ощутила лёгкое, едва уловимое прикосновение к своей шее.

                                  салфетка

— Так. Вот, пожалуйста. Чай, гренки. Начни с этого.

Запах поджаренного хлеба приятно защекотал ноздри, и Номер 523 внезапно вспомнила свой дом в том, — другом мире. Странно, но у неё, почему-то, эти воспоминания притока печали совсем не вызвали. Напротив: девушка почувствовала себя вдруг очень спокойно.

— Вы… — робко обратилась она к хозяйке, — не поужинаете со мной?

Женщина расплылась в улыбке.

— С удовольствием.


После еды женщина, — она попросила называть её Роза, — велела гостье пойти принять ванну, пока она прибирает со стола и расстилает ей постель.

— Почему Роза? — Не выдержала Номер 523.

— Потому что мне нравится этот цветок. Знаешь, многие женщины в тайне мечтают, чтобы их сравнивали с цветами.

— Но вы ведь служащая Ордена Сердца. У вас должен быть номер, а не имя.

— Только номер у меня и был — до тех пор, покуда я несла службу в Долине Каменных Садов. Сейчас я постоянно проживаю в Восточном Порту, а с предыдущей службы «списана».

— Почему вас списали? Выглядите здоровой…

Номер 523 осеклась.

— Извините. Я не то хотела сказать.

— Брось. Мне приятно слышать, что я не похожа на увечную. У меня была контузия внутренних органов, — кстати, не очень-то серьёзная. И был даже в своё время у меня шанс остаться в Долине… но мне захотелось более спокойной жизни.

— Вы могли уйти в нейтральные.

— Да, могла бы. Но я слишком люблю Орден Сердца. И я, всё-таки, осталась на службе: пусть не напрямую, но хотя бы косвенно.

— Всё равно, вы не можете так просто поменять свой номер на имя.

Женщина мягко улыбнулась:

— Положим, я не кричу направо и налево о том, что я придумала себе имя. Для руководства Ордена Сердца у меня по-прежнему имеется только номер. А имя своё я раскрываю только тем, кто мне нравится.

Она снова подмигнула девушке.

Номер 523 понимающе кивнула и пошла в ванную комнату.


Ступни, при осмотре, оказались сильно стёрты. Увидев их состояние, та, что просила называть её Розой, всплеснула руками:

— И как же ты до сих пор терпела это?

— Большого выбора не было. — Вымученно улыбнулась Номер 523.

— Я дам тебе в дорогу обувь помягче. Носки ещё оденем…

Женщина попросила Номер 523 сесть на кровать с ногами, и когда избранная сделала это, хозяйка гостиницы осторожно взяла в свои руки её уже начисто вымытую ступню. Через несколько секунд, треть ноги избранной скрылась в шаре белого света, что начал исходить из ладоней женщины.

— Так вы были лекарем? — Удивилась Номер 523. — И до сих пор не потеряли свой навык. Жаль, не остались в Долине — у нас в лазарете лекарей не хватает.

— Понимаю. — Женщина кивнула. — А у меня, в своё время, не хватило выдержки для того, чтобы там остаться.

Через четверть часа она отпустила девушку.

— Полежи пока здесь. Я спущусь на первый этаж и принесу мази: потёртости я немного подлатала, но полностью залечить без лекарств не смогу. А до тех пор, как я вернусь… выпей, пожалуйста, вот это.

— Спасибо вам за всё. — Высказала Номер 523 и, — дождавшись того мига, когда женщина скроется в проёме двери, — быстро слезла с кровати и взяла со стола оставленный ей стакан.

Проскользнув со стаканом в руке в ванную комнату, девушка выплеснула содержимое в раковину. Не хотелось ей обманывать человека, который был с ней так добр, но Номер 523 ничего не могла с собой поделать: запахи лекарств продолжали вызывать в ней отчётливые ощущения тошноты, а избранной совсем не хотелось, чтобы её вырвало недавно съеденным, превосходно приготовленным ужином.

                                        ***

Номер 528, провожающий Номер 523 к полуоборотню, что должен был доставить её в Долину Каменных Садов, рассказал ей новости: побережье в нескольких милях дальше того места, где обнаружили несколько часов назад саму Номер 523, — уже обыскали.

Служащие Восточного Порта нашли тело несчастного подростка-полуоборотня совсем недалеко от линии прибоя.

Номер 523 ещё до этого знала, что полуоборотень мёртв. Что-то ей подсказало: он погиб ещё тогда, на рассвете — в тот самый момент, когда она, — стоя радом с аркой, — увидела маленькую чайку, сидящую рядом с ней на камне.

Да, Номер 523 уже знала это. Тем не менее, ей с трудом удалось сдержать слёзы, когда она услышала эту весть из уст Главы Службы Охраны портового города.

— Не стоит тебе переживать об этом. — Номер 528, решив, видимо, что порцию вежливости в виде обращения к ней на «вы» он предоставил ранее уже в достаточном количестве, сменил «тактику общения» и теперь стал обращаться к девушке соответственно их разнице в возрасте. — Этим ты сделаешь только хуже — и себе, и ему.

— Я это понимаю. — Номер 523 отвернула лицо, спешно вытирая пару слезинок, что, несмотря на все её старания, не пожелали остаться невидимыми. — Просто…

Она судорожно вздохнула.

— Он сильно был изувечен? Ранений много?

— Луч Силы Сражения попал ему в голову. Умер, скорее всего, мгновенно. Я так думаю.

Номер 523 закрыла глаза. Сообщение об отсутствии у полуоборотня мучений перед гибелью, должно было, наверное, немного её приободрить, — но почему-то этого не произошло.

Внезапно будто почувствовав что-то, избранная резко обернулась и увидела, что Номер 528 на вытянутой руке протягивает ей носовой платок.

— Твоей вины в том нет. Умер он достойно: знал, на что идёт, и прекрасно понимал обстоятельство следующее: ты ему помочь, в случае нападения на вас служащих Золотого Альянса, ничем не сможешь. Лучшее, из того, что ты могла бы сейчас сделать — это, вероятно, забыть. Парень погиб, пытаясь защитить тебя, — это так. Но первым долгом, помни, он защищал нефритовую поделку: уж поверь, так оно и было. О, погляди-ка: вот и полуоборотень прилетел. Идём, я помогу тебе сесть.

Номер 523 кратко изучила полученный платок, убедилась, что он чист, и в последний раз вытерла им покрасневшие глаза.


Взбираться на полуоборотня-ястреба оказалось легко — не то, что в своё время на Чибиса. На Чибисе девушка каталась безо всякой страховки. Этот же полуоборотень был с обвязкой и седлом на спине, — так что предстоящий полёт обещал быть вполне комфортным. Номер 523 села очень быстро, — не позволив Номеру 528 попытаться ей помочь, — и проверила, в очередной раз, на месте ли кисет с нефритовой кошкой.

— Спасибо вам за всё. — Девушка обратилась к своему сопровождающему. — За то, что спасли, а также за то, что накормили, одели и выслушали.

— Мой долг — заботиться о служащих Ордена Сердца. — Скороговоркой ответил на это мужчина.

— Я не служащая. Всего лишь ученица. — Невесело хмыкнула Номер 523. — Причём не самая прилежная, как видите: на полгода загремела в Зелёную Оправу за непослушание. Скорее всего, мне сегодня же придётся туда вернуться. Впрочем, я уже начала болтать лишнего, забудьте.

— Всё когда-нибудь окончится. Тебе не о чем волноваться, избранная. Кто из нас не совершал ошибок?

Номер 528 начал проверять ремни, крепящие седло к телу полуоборотня. Номер 523 поглядывала на него и думала, до чего же он высокий, и до чего же хорошо, всё-таки, здешние служащие одеваются. Ученику Ордена о таких тканях и фасонах только мечтать можно было. А ещё было странным, что на правой руке начальника Службы Охраны по-прежнему одета перчатка, хотя на улице было достаточно тепло.

«Верно, контузия. — Подумала избранная. — Зато он может компенсировать полученные травмы многочисленными привилегиями, которых у него, судя по всему, здесь масса».

Тем временем, закончив своё занятие, тот снова посмотрел на Номер 523.

— Ты ведь не спала, верно?

Номер 523 раздосадовано отвела взгляд: она ещё не научилась врать вот так, — глядя прямо в лицо собеседника.

— Если бы поспала — сейчас чувствовала бы себя намного лучше. И слез, поверь, было бы меньше.

— Прошу прощения.

— Я не обвинял тебя. Не нужно извиняться.

— Я не о том. Хозяйка гостиницы. Она давала мне успокоительное — просто я вылила его. Она не знала об этом.

— Понятно. Впрочем, я не имею полномочий наказывать хозяек гостиниц, так что твои опасения на сей счёт излишни. Кем, ты говорила, ты собираешься стать после окончания обучения?

— Я? Не знаю уж даже, кем я смогу стать. Из талантов у меня пока что имеется лишь один — я приношу всем неприятности.

— Не думай о себе чересчур плохо. — Номер 528 отошёл на несколько шагов назад, чтобы полуоборотень смог взлететь. — Иначе со временем точно так же могут начать думать все те, кто тебя окружает.

Он вроде бы уже собирался уйти, но почему-то снова подошёл вплотную к полуоборотню.

Взгляд его, она чувствовала, сосредоточился на её лице, и ей пришлось вновь посмотреть на него в ответ. Она заметила: выражение лица этого человека оставалось по-прежнему беспристрастным, но серые глаза стали гореть чуть ярче.

— Могу дать тебе один совет, если пожелаешь.

— Говорите. Мне не повредит.

Взгляд Номера 528 стал ещё пронзительней.

— Не поминай мёртвых с печалью и тоской, избранная. — Он скрестил руки на груди. — Ведь души их из-за этого никогда не познают истинного покоя.

Глава 9. И даже стены лечат

Возвращение в Долину Каменных Садов проходило совсем не так, как себе его представляла пару дней тому назад Номер 523. И дело тут было даже не в том, что вёз её верхом на себе какой-то неразговорчивый и грубоватый полуоборотень, и даже не в том, что от неожиданно поднявшегося пронзительного ветра у неё разом заболели все царапины на лице.

Нет, не это её беспокоило.

Разумеется, Номер 523 не успела за несколько часов знакомства столь сильно привязаться к пятнадцатилетнему полуоборотню, чтобы с его гибелью она ощутила потерю смысла своей жизни — вот только, очевидно, существуют события, пережив которые, невозможно не сплестись друг с другом пусть и совсем тонкими, но очень прочными нитями, надорвать которые в дальнейшем смогут либо продолжительное время, — либо смерть.

Смерть очень быстро воспользовалась своей возможностью, — а времени ещё прошло слишком мало для того, чтобы Номер 523 успела обо всём позабыть.


Побережье Обильного Залива, — отсюда, сверху, — очертаниями своими напоминало огромную подкову. На окончании одного «рожка подковы», — того, что находился южнее, — сияла на высоком мысу округлая башня маяка. Маяк, — это Номер 523 знала от Учителя, — был полностью вытесан из очень прочного вулканического стекла. Большим полупрозрачным конусом из красного с чёрными прожилками минерала, это сооружение уже на протяжении пары сотен лет указывало путь «блуждающим» во тьме морским судам.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 280
печатная A5
от 778