электронная
40
печатная A5
320
16+
Правила игры

Бесплатный фрагмент - Правила игры

Объем:
126 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5048-9
электронная
от 40
печатная A5
от 320

…Любимому внуку, Ванечке. Ивану, посвящается.

***

Мы чем-то похожи… Наверно, похожи…
Мы так безнадёжно, увы, далеки…
Я Вас ощущаю до боли… подкожно,

Ладонью касаясь осенней строки…

© Лара Мишанова

Часть первая

…Вечерело. Под шинами внедорожника зашуршала неровная поверхность Минского шоссе.

Разговор с другом Лёшкой, разбередил и без того болезненную душевную рану Марка. Он понимал, и соглашался с другом, пора ставить в отношениях с Анжи точку. Именно сейчас, на пике разногласий, когда судьба, словно сжалилась, подкинула усталый подарок.

Задумавшись, он запоздало заметил женский силуэт у обочины.

Точеная фигурка в белом замшевом пальто, выпущенные за ворот длинные, иссиня-черные как вороново крыло волнистые пряди волос. Красные кожаные сапожки на высоком каблуке-шпильке. Незнакомка просто очаровывала всем своим видом.

Уже из зеркала заднего вида мужчина дорабатывал в голове создавшийся коллаж из картинок с милой барышней в главной роли.

В голове щелкнуло, нога машинально надавила на тормозную педаль. Дальше события развивались как в хорошем кино. Машина двинулась назад. Поравнявшись с красоткой, иначе представшее перед ним очарование не назвать, Марк опустил стекло. На фоне иссиня-черных волос, небесно-бирюзовые глаза казались чем-то необычным, неземным, неподдающимся логике. Незнакомка смотрела на него так же изучающе.

Нарушил молчание первым Марк. Включив все имеющееся в нем обаяние, во всяком случае, так он считал, хотя до конца не был уверен, умеет ли по-настоящему обаять.

— Добрый вечер! Вы, совсем продрогли. Разрешите вас, подвезти! — пролепетал он, сам не поняв до конца что сказал.

Незнакомка, недолго мешкая, запрыгнула на соседнее сиденье. Нежнейший прекрасный аромат духов тут же обволок, распял его, словно восковую болванку. Остаток дней своих он готов был провести у ног, лишь бы не пропало видение.

На автомате, он убрал ногу с педали тормоза и «Лэнд Ровер» продолжил путь.


***


Потянув за шнур, Ульяна опустила жалюзи на окне. Номер во «Флигеле», что сняла она на ночь, вполне соответствовал вкусу. Одноместный: с тумбой у кровати, лампой, и вместительным, шкафом.

Достав из дорожной сумки минимальный набор предметов гигиены, девушка отправилась в душ. Полностью отдавшись на волю врезавшимся в тело, обжигающим струям воды, прикрыв глаза, она представляла сцену, как завтра войдет в будущий дом сестры.

По словам Анжи, семья Марка, так звали ее жениха, не бедствует, проживает в доме за городом.

«Придется нанимать такси», — подумала девушка, намазывая на волосы шампунь.

Образ любезно подбросившего ее до отеля мужчины, предстал перед мысленным взором, едва она закрыла глаза, смывая с волос шампунь. Что-то было влекущее, в этом красавце, зовущее на карнавал трепетных чувств.

«Хватит!» — приказала себе Ульяна, прикусив до боли губу.


Ближе к обеду следующего дня, такси шурша гравием, остановилось у железных ворот. Протянув грузному таксисту купюру, Ульяна выбралась из салона, придерживая правой рукой дорожную сумку на длинном наплечном ремне.

Долго звонить не пришлось. Ворота быстро открылись, широкоплечий воинственного вида парнишка жестом пригласил пройти в дом. Едва переступив порог, Ульяна залюбовалась убранством простой деревенской гостиной. Услышав шаги, обернулась, ухоженная миловидная женщина старше средних лет подошла к ней.

— Здравствуйте, дорогая моя! Рада приветствовать в нашем доме сестру Анжелики!

— Уля! — послышался сверху окрик, и обожаемая сестричка Анжи, со всех ног понеслась вниз по лестнице. Едва сжав сестренку в объятиях, Ульяна поняла, как соскучилась. Четыре долгих, кажущихся целой вечностью года, разлучили ее с сестрой. Кидали по свету после развода родителей. Ульяну отец увез в Благовещенск. Анжи с матерью остались в Москве. Мать, как всегда пропадала среди старинных фолиантов в музее, пока Анжи заканчивала ВУЗ.

— Прошу, проходите! Располагайтесь! — хозяйка дома пригласила девушку, едва та скинула с плеч пальто и сняла с ног сапожки, к стоявшим полукругом посреди гостиной дивану и двум креслам. Сама гостеприимность, и будущая свекровь Анжелики, выглядела восхитительно, хотя темные, уложенные в стильную прическу волосы, чуточку тронула на висках седина, глаза искрились живым изумрудным блеском. Насыщенно-алое вязаное платье сидело на статной фигуре идеально, придавая хозяйке изысканный шарм.

Подойдя к креслу, Ульяна пробежалась взглядом по убранству гостиной. С потолка свисали две абсолютно идентичные друг другу люстры-фонари. Дощатый пол покрывал светло-серый мохнатый ковер, а на стенах, пара тройка картин.

— Чувствуйте себя как дома, Ульяна! — улыбнулась искренне Нина Андреевна, — Анжелочка, покажи комнату сестре, — обратилась она уже к Анжи, — а я пока приготовлю чай!

Комната ничем не отличалась от гостиной. Те же бревенчатые стены, с широкой кроватью в дальнем углу, комод у окна. Громоздкий бельевой шкаф у двери.

— Мило! — выдохнула девушка, анализируя убранство комнаты.

— Ты не видела еще весь дом! — проворковала недовольно сестра.

Возвращаться в гостиную, сестры не спешили, беседовали, пока Ульяна приводила себя в порядок с дороги, попутно выкладывая вещи из сумки в шкаф.

Между делом, разговор зашел о ближайшем будущем Анжи. Для Ульяны, сестра без сомнений должна была быть счастливой. Будущий муж, трудящийся на вольных хлебах детектив, способен прокормить семью.


— Чем вы занимаетесь по жизни, Ульяна? — поинтересовалась, разливая по чашкам чай, Нина Андреевна, когда сестры, чуть позже, присоединились к хозяйке, в гостиной.

— Преподаю историю в школе, — ответила девушка, слегка смутившись, — не столь важный предмет, но мне очень нравится.

Поначалу, Ульяна не собиралась откровенничать с почти незнакомой ей женщиной, но обаяние хозяйки дома было так велико, что она ощутила приязнь к ней и бесконечное доверие.

Ей всегда не хватало материнского тепла, иногда даже хотелось выплакаться на твердой мускулистой груди, и чтобы сильные руки при этом гладили ее по спине, а чуткий слух ловил утешительный ободряющий шепот. Но это лишь были мечты. Ульяна ни разу в жизни еще не влюблялась, и нет никакой гарантии, что когда-нибудь подобное с ней случиться. Изредка появлявшиеся в ее жизни мужчины ни разу не вызывали у нее желания расстаться со свободой. Она неизбежно обнаруживала в них массу изъянов, и нисколько не страдала из-за этого, да и не те уже времена…

Вот и сейчас, Ульяне хотелось рассказать о себе больше, но сработал защитный рефлекс, и она быстро сменила тему.

— Ну и как же получается у Анжелы помогать вам на кухне? Надеюсь, справляется?

Вопрос оказался не слишком удачным. Нина Андреевна вскинула голову и на секунду поджала губы.

— Она у нас непоседа, дорогая. Редко бывает, чтобы просыпалась до обеда.

Ульяне показалось, с уст Нины Андреевны готовы были сорваться жалобы на поведение сестры. Вряд ли это было бы разумно в данный момент. Будущая свекровь не должна была знать об отрицательных чертах характера будущей невестки, тем более до свадьбы. Они непременно проявятся позже сами собой, и у свекрови еще будет время расстроиться из-за них. Со стороны Анжи было ошибкой их торопить. Ульяну захватил интерес, показалось ли ей, что Нина Андреевна не одобряет поведения Анжи, или так оно и есть?

Разумеется, как воспитанная женщина, хозяйка дома не позволила себе прямо выказывать свое недовольство легкомысленным поведением будущей невестки, но по интонации, с которой она говорила о частых затягивающихся допоздна прогулках Анжи по городу, Ульяна почувствовала неладное. Значит ли это, что Нине Андреевне не нравится выбор сына? Если так, Анжи срочно нужна поддержка родного человека.

Ощутив тревогу за будущее сестры, Ульяна мгновенно собралась и стала следить за каждым своим словом, готовая любой ценой защитить ее интересы. Анжи конечно не следовало вести так безответственно себя, зная, как пристально станут за ней наблюдать. Но об этом, Ульяна еще поговорит с ней. А пока….

— Может налить вам еще чая, Ульяна? — любезно спросила девушку Нина Андреевна, — возможно, проголодались с дороги?

Хозяйка дома показалась Ульяне слегка утомленной недолгой беседой, и девушка поняла, ее нужно пощадить. Воспитанная, по словам Анжи, в строгих традициях, будущая свекровь готова была приносить себя в жертву, стараясь дольше развлекать гостей.

— Спасибо, но я лучше немного освежусь, если не возражаете, в вечернем саду.

Нина Андреевна согласна кивнула, провожая взглядом Ульяну до самой двери, о чем-то задумавшись, что лицо ее приобрело мечтательное выражение, а на губах появилась улыбка.


Ульяна с интересом поглядывала на безупречно ухоженные деревья по обе стороны выложенной каменной плиткой дорожки, вскоре оказавшись у большой деревянной беседки, с округлым входом и столом посередине. При виде такой красоты, она почувствовала себя героиней старинного романа, и ее охватил восторг. Девушка потянулась рукой к резным деревянным узорам на ставнях, провела кончиками пальцев по каждому из них.

Спустя недолго, двадцать минут, к ней присоединилась Анжи. Заметив неодобрительный взгляд, залилась громким смехом.

— Ты ведешь себя, как ребенок, — буркнула Ульяна, тщетно пытаясь скрыть обуреваемые ею беспокойные мысли. — И похорошела, малышка за то время, пока мы не виделись, — поправила рыжеватые кудри Анжи, — но в голове у тебя по-прежнему ветер. Рановато я думаю тебе замуж, сестренка.

— Такие женихи, как Марк, на дороге не валяются, милая моя сестричка, вот я и решила не упускать свой шанс. Стоило бы сначала тебе увидеть его, а потом уже делать вывод.

Анжела в шутку надула губы, но тут же рассмеялась:

— Ну, не хмурься. Ты сейчас походишь на умудренную жизнью взрослую тетку. Тебе это не идет.

— А ты совершенно не умеешь находить общий язык со своей будущей свекровью, — вздохнула Ульяна, — как же ты собираешься дальше жить, зная, что она недовольна тобой?

— Не будь занудой, — отмахнулась от справедливых упреков сестры Анжелика. — Жить мне с Марком, а не с ней. Ему тридцать два. Он взрослый мужчина, и к тому же не беден, вполне сможет свить для нас уютное гнездышко. Сама увидишь, мой будущий муж — само совершенство!

Ульяна расстроено прикрыла рукой лицо, удивляясь, о какой же ерунде может думать сестра. С ее слов она знала, Марк пришел с другом в ресторан, где Анжи работала. Сестра потом восторгалась, рассказывая Ульяне по телефону, как он был очарован ею, как пригласил на следующий день, на ужин, в другой ресторан. Потом они встречались еще несколько раз, гуляли по городу.

— Правда, я молодец? — гордо подняв подбородок, отчеканила тут же сестра, — с первого раза разглядела в нем благородного принца.

— Дурочка ты, вот кто! — в сердцах бросила Ульяна.

— Хочешь связать по рукам и ногам мужчину, сначала привяжи к себе его мать. Единственное, что меня несколько успокаивает, это то, что Нина Андреевна воспитанная умная женщина, ну и еще, что твой ненаглядный Марк не так стар, как я опасалась. Однако это еще не значит, что я смирюсь с твоими замашками.

— Для того я и пригласила тебя сюда, чтобы ты беспристрастно оценила Марка и вынесла окончательный вердикт, — искренне глядя на сестру искрящимися кошачьими глазами, заявила Анжи, — если ты скажешь, что он меня недостоин, то я, клянусь, послушаюсь тебя, и откажусь связать себя с ним узами брака.

— Выходит, ты еще окончательно, не решила вступать ли с ним в брак? — ухватилась за слова сестры Ульяна. — Ты поддела меня на крючок, чтобы я приехала, верно?

— Да. Иначе тебя пришлось бы долго упрашивать. Уж я-то знаю, как ты любишь подолгу засиживаться за книгами, не замечая ничего вокруг, пока жизнь плавно протекает мимо тебя.

— Моралистка тоже мне, нашлась, — проворчала на замечание сестры Ульяна.

— А что касается матери Марка, она сама настаивала на том, чтобы он поскорее женился и обеспечил их род долгожданными внуками. Чувствую, я ей не очень нравлюсь, но меня этот факт ничуть не волнует.

Ульяна нахмурилась, услышав столь легкомысленное заявление, но постаралась успокоиться. Анжи не переделаешь. Если свадьба и состоится, в чем Ульяна сейчас была не особо уверена, самым счастливым гостем на ней будет она.

— Хорошо, так и быть, сделаю все, что в моих силах, чтобы посодействовать твоему замужеству. Но ты, моя дорогая, будь внимательней к Нине Андреевне. От нее действительно многое зависит. Тебе нужно уделять ей больше времени и постараться быть при этом приятной интересной собеседницей.

— Почему-то всегда это ускользает от моего внимания. Я всегда забываю об этом, но завтра же постараюсь исправить упущение, — пообещала себе Анжи, так как Ульяна уже не слушала ее, с восторгом любовалась красотой предзакатного неба.

— Мы с тобой заболтались. Который час? — спросила, придя в себя Ульяна. Ее желудок начинал подавать тревожные сигналы. Их нельзя было игнорировать. Девушка старалась вовремя и правильно питаться, дабы не вредить своему организму.

***

Марк нервно закуривал одну сигарету за другой, не в силах изгнать из головы кружащие роем мысли. Конечно, он понимал, мать права, нужно вести себя жестче с Анжелой. И на встречу с ее сестрой он не стал торопиться.

Как нельзя, кстати, подвернулся запоздалый звонок клиентки. Почти каждый вечер, он так же засиживался допоздна в своей конторке на улице Садовой, и Анжела терпеливо ждала его на скамейке у входа, с того дня как бросила ресторан.

Вспомнив про Анжелу, он грустно вздохнул, ну не клеилось у них…. Но слово свое, он не мог нарушить, оставить хрупкую девочку, а слова свои он привык держать. И клиентку он дождется, хотя и опаздывала та на добрых пятнадцать минут…

Потушив очередную, недокуренную, ставшую ненавистной, сигарету, он неспешно поднялся с кресла, и направился было к окну, когда в проеме двери мелькнула тень, и эффектная дама возникла перед ним.

Светлые кудри обволакивали подчеркнутое умело наложенным макияжем лицо. Бежевый, со вставками из коричневой ткани плащ, удачно сидел на плотной фигуре. Синие леггинсы обтягивали длинные ноги.

— Простите, за опоздание! — тоненьким голоском протянула запоздалая посетительница, едва Марк жестом указал на стоящее в углу кабинета кресло.

— Проходите, присаживайтесь! Я слушаю вас! — произнес он, в голове попутно дорабатывая мысль, даже голос, и тот соответствовал полному образу….

Устроившись в кресле, посетительница, водрузила на колени красную сумочку из кож зама, с интересом воззрилась на Марка. В его голове тут же всплыл образ недавно восседавшей с ним рядом, в его автомобиле, незнакомки. Небесно-бирюзовые глаза, казалось, не выветрятся из его памяти никогда.

— Кхм! — меж тем кашлянула посетительница, — подруга посоветовала мне обратиться именно к вам, — заговорила, шаря глазами, по лицу сидевшего напротив нее мужчины, от чего тот слегка оторопел.

— И чем же могу вам быть полезным? — произнес он, быстро взяв себя в руки.

— У меня роман. Мой любимый… человек, такой… душка… американец. И с ним очень интересно…, — посетительница на минуту прервала свою речь.

— Давайте, ближе к делу, — пробубнил Марк, — у вас роман с американцем…, и….

— Его имя, Дэниел, — вставила женщина.

— Говорите, он… душка? — переспросил, невольно представляя себе инфантильного мужчину, которыми богато забугорное общество, Марк.

— И что же? Вы хотите мне предложить насильно женить его на вас?

— Нет же! — резко отреагировав, вставила дама.

— Дэниел хорош собой, и до сих пор ходит в холостяках, вот что меня заботит. Мне кажется, хорошего мужа из него не получится. Авантюрист по натуре, обожает различные приключения. С ним нелегко поладить, — тараторила без умолка дама, не особенно думая над словами.

— И что вы предлагаете?

— Слышала, вы неплохо разбираетесь в людях, и в штатах довелось вам пожить. У меня просьба к вам, — разузнайте как можно больше о Дэниеле. У вас же имеются в штатах друзья?

— Уф! Ну что с вами делать! — выдохнул, полной грудью Марк.

— Хорошо. Попробую разузнать. Оставьте его фото и данные, любые, какие у вас имеются….


Следующие несколько минут, едва за дамой закрылась дверь, Марк посвятил изучению фото. Худощавый высокий мужчина, в светло-сером костюме, смотрел на него снятый почти во весь рост. Волнистые светлые волосы отливали серебром. На вид около сорока пяти. Придавала некую привлекательность смуглость загорелого лица. Исходя из шести бальной шкалы оценок, принятой в некоторых видах спорта, он присудил ему пять. Для шести, не было в нем ничего такого, экстраординарного. Отсутствие сильной ауры значительно снижало впечатление от первого брошенного взгляда. Возможно, он прекрасен душой и умен, но толпы за ним не пойдут. Лидером, трибуном ему не бывать.


В окнах горел свет, когда Марк притормозил у ворот, и прошел не спеша по тропинке, ведущей к дому. Непривычно подходить к крыльцу одному, не поддерживая под руку Анжелу, как обычно бывало уже пару месяцев.

— Ужинать будешь? — встретила у лестницы его мать.

— Перекусил недавно, — солгал он, стараясь не тревожить, и без того беспокойную родительницу. Анжела своим поведением добилась того, что с каждым днем чувствовала она себя неважно. Однако не укрылось от взгляда, несмотря на болезнь и слабость, оделась она, как подобает для встречи гостьи хозяйке. Бордового цвета вязаное платье, и в дополнение ниточка жемчуга.

— Ну, как тебе гостья?

— Совершенно не похожа на Анжелу, просто, день и ночь.

— Хм, — коротко произнес Марк, приняв к сведению мнение матери, направился быстро в душ.

— А вот и наш Марк! — возвестила звонким голосом мать, едва спустя полчаса он появился в гостиной. Быстрый взгляд пробежался по присутствующим, остановился на новоявленной гостье. Зацепил высоко вздымающуюся, весьма откровенно обтянутую черным платьем грудь. Выглядела гостья в вечернем наряде на редкость привлекательно. Платье выгодно обрисовывало ее неплохую фигуру, подчеркивая тонкую таллию, притягивая внимание к безукоризненной формы груди, и к плавным изгибам бедер. Волосы лежали пышной волной на спине и плечах. С боков приподнятые при помощи двух изящных заколок, открывали точеную шею и аккуратные раковинки ушей.

Ее внешность, бесспорно, не оставила мужчину равнодушным, что ясно прочиталось в его одобрительном взгляде, брошенном как бы исподтишка. Церемония представления прошла быстро и без прикрас.

— Марк, — представился он, ловя глазами ее завораживающий взгляд.

— Ульяна, — ответила она настолько скромно, смутилась и опустила глаза.

«Вчера, ее точеная фигурка в белом замшевом пальто, выглядела не столь соблазнительно», — признал, оценивающе скользя по фигуре гостьи жадным взглядом мужчина. И выпущенные, вчера, за ворот пальто волнистые пряди, выглядели сейчас намного соблазнительней.

Нина Андреевна наблюдала за реакцией сына на гостью с нескрываемым удовольствием. От нее не укрылись ни повышенный интерес сына к Ульяне, ни ее пугливая попытка спрятать от его внимания взгляд.

— Не перейти ли нам к беседе, за столом? — предложила она, жестом приглашая присутствующих в столовую. По-хозяйски, не спрашивая, просто ставила в известность о том, что всем надлежало делать. Спорить с ней никто не собирался.

Анжела устроилась рядом с Марком. По правую руку от него, расположилась Нина Андреевна. Ульяне ничего не осталось, как выдвинуть стул и присесть напротив бросавшего на нее короткие взгляды хозяина дома.

***

Солнечный свет проникал сквозь неплотно задернутые тонкие шторы и узкой дорожкой лег на причудливые завитки ковра на полу. Ульяна медленно перевернулась с бока на спину и проснулась. Ею изнутри овладело хорошее предчувствие.

Не вдаваясь в подробности причины своего хорошего настроения, она встала с постели, накинула халат и отправилась в ванную комнату. В доме царила тишина. На цыпочках подошла она к двери комнаты Анжелы, приоткрыв, заглянула, застав на кровати спавшую праведным сном сестру. Присев на краешек кровати, погладила ее по лицу. Та, не открывая глаз, потерлась щекой о теплую ладонь и едва разборчиво пробормотала:

— Уже утро? Надо же, как некстати!

Перевернулась на другой бок и блаженно улыбнулась в полусне.

— Вставай, Анжи! — потребовала Ульяна и безжалостно откинула одеяло на край широкой кровати.

Анжела оказалась полностью обнаженной, и невольно поежившись, принялась нащупывать рукой откинутое сестрой одеяло. Когда ей этого не удалось, она соизволила, наконец, открыть затуманенные сном глаза.

— Зачем ты меня будишь в такую рань?

Протяжный стон, который она затем издала, увидев, что одеяло находится вне пределов ее досягаемости, мог бы исторгнуть слезу из камня.

— Вставай, вставай! Разве ты не обещала себе вчера помочь Нине Андреевне на кухне? Не заставляй ее ждать, и еще проявлять недовольство по отношению к тебе, — уже менее жестко сказала Ульяна, в сердце которой зашевелилась жалость при виде дрожащей от холода сестры. Но она не позволила себе пойти на поводу у своих чувств.

— Ну, вставай же! — толкнула сестру.

Приподняв на секунду голову, Анжела снова рухнула головой в подушку, точно попав в оставленную в ней вмятину. — Как хочется спать….

Сестры спустились в столовую одновременно. Вопреки ожиданиям Ульяны, Анжела оделась в легкое домашнее платье.

Заметив, как у сестры поползли брови вверх, Анжела охотно пояснила:

— Я вспомнила наш разговор, и решила весь день провести, помогая Нине Андреевне по дому.

Едва Анжела закончила фразу, в столовой появился Марк. Выглядел он отдохнувшим и полным сил. Судя по одежде, собирался отправиться на работу. Ульяна поймала себя на мысли, что вдруг все расцвело вокруг нее, и весь мир окрасился в радужный тон. Вот причина, по которой с самого утра ей было хорошо: она ждала встречи с ним. Осознав недопустимость подобных эмоций, тут же опомнилась.

— Зая, ты разве не едешь со мной, как говорила вчера? — проговорил он, удивленно воззрившись на Анжелу.

— Мы тут решили с сестрой, что сегодня я останусь дома, помогу Нине Андреевне с делами.

На лице Марка не появилось и следа разочарования, словно ему было все равно поедет ли невеста в город вместе с ним. Он и не догадывался, какие чувства бушевали сейчас в груди застывшей перед ним Ульяны. Он внимательно посмотрел на нее. Легкие бежевые брючки и хлопчатобумажный розовый свитер с ажурной полоской у ворота необычайно шли ей.

Пауза затянулась. Все с интересом ждали развязки. Первой нашлась, что сказать Нина Андреевна, — Ну и правильно. Что делать каждый день в городе, если не нужно на работу? Вот с грядками кто бы мне помог?.. и то полезное дело….

— Ульяна очень любит копаться на грядках. Это для нее самое большое удовольствие, — весело, как бы, между прочим, заметила Анжела, не очень довольная тем, как протекает беседа. Начиная уже беспокоиться, что сестра постепенно вытесняет ее из центра внимания, решила немедля вернуть внимание к себе.

— В таком случае мы с мамой, Ульяна просим, помоги, пожалуйста, с грядками, — произнес, заглянув девушке прямо в глаза, Марк. — Ты, согласна со мной, мама? — перевел тут же взгляд на мать.

— Удобно ли заставлять гостью трудиться? Еще и такую милую и хрупкую, как Ульяна? — улыбнулась, окинув взглядом гостью, Нина Андреевна, — если только, присоединюсь к работе я сама.

— Не стоит, уверяю вас. На грядках я отдыхаю душой, — ответила Ульяна, отодвинув от себя опустевшую тарелку.

— Я с удовольствием поработаю на грядках одна.

— Ульяна, вы, девушка довольно редкой породы. Большинство молодых особ вашего возраста, — Нина Андреевна бросила короткий взгляд на Анжелу, интересуются исключительно нарядными тряпками и деньгами.

— Увы, я такая, какая есть, — развела руками, вздохнув Ульяна. — У меня куча других недостатков.

— А мне кажется, в тебе вовсе нет недостатков, — серьезно глядя в ее глаза возразил Марк. — Серьезная, трудолюбивая, ответственная и очень красивая девушка. Анжела говорила мне, ты подрабатывала еще во времена учебы в школе, умела содержать сама себя и учась потом в универе.

— Думаю, мои увлечения на досуге не заслуживают подобного комплимента, но все равно, спасибо, — зардевшись от взгляда Марка, опустила Ульяна глаза, чувствуя себя неловко, оттого что внимание всех присутствующих за столом вновь обратилось к ней.

Анжела обиженно поджала губы, сочтя себя незаслуженно забытой, откинулась на спинку стула и забарабанила ухоженными ноготками по столу. В ее хорошенькой головке родилась мысль заставить невозмутимого Марка немного поревновать, нащупав в кармане смартфон, слегка наклонившись, застучала по нему ноготками.

«Не скучаешь?» — быстро набрала текст.

«Скучаю!» — получила тут же ответ.

«Что думаешь, насчет, поразвлечься?»

«Ты мое совершенство! Мечтаю!» — просияв, прочитала она на дисплее смартфона приведшее в восторг сообщение.

Нина Андреевна с нескрываемым удовольствием наблюдала за происходящим за столом. От ее внимания не ускользнули ни взгляды бросаемые сыном на гостью, ни равнодушие к беседе Анжелы.

После завтрака все быстро разбрелись по своим местам. Марк незамедлительно отправился на работу. Нина Андреевна и Анжела стали убирать со стола, а Ульяна отправилась в сад.

Умело подобранное для грядок место, позволяло растениям получать весь день солнечный свет. Аккуратные ряды огурцов и томатов. Перцев, патиссонов и баклажан. Рядом, грядки редиса и зелени. Как и у всякого увлеченного человека, у Ульяны захватило дух от преставшей взору красоты.

Почувствовав чье-то присутствие за спиной, она полуобернулась и увидела Марка. Он стоял рядом, внимательно смотря на нее, не говоря ни при этом, ни слова.

Ульяна заметно смутилась. Новое близкое соседство с взволновавшим ее мужчиной заставило быстрее бежать кровь по венам. Но отодвинуться от него, девушке показалось неудобным. Он мог подумать, что она боится его.

Ульяна храбро вздернула нос, не подозревая, как мило и беззащитно выглядела в этот момент.

— Значит, ты поможешь маме? — спросил Марк, любуясь ее округлым подбородком. — Я волнуюсь за нее. За этот год у нее сильно пошатнулось здоровье, — пояснил в ответ на удивление девушки. — Я очень благодарен тебе, за предложение помочь.

Сердце Ульяны на мгновение сжалось, больно заныло. Как же она не подумала раньше, прежде чем предложить свою помощь, сил ее может не хватить, чтобы ежедневно находиться рядом с Марком. Видеть его, разговаривать и при этом вытравить из сердца взволновавшее ее с первого мгновения встречи чувство, которое зародилось в душе при первом взгляде, едва остановился рядом с ней его автомобиль.

С ней такое случилось впервые, и она не знала, как справится в подобной ситуации с собой. Потеря самоконтроля была для нее страшнее всего на свете. Она подозревала, что поддавшись серьезному чувству, способна на непредсказуемые поступки. И, к сожалению, не с кем поделиться сомнением и с глупым девичьим страхом. Не доверить же нескромные мысли глупышке сестре, нацелившейся выйти замуж за человека, овладевшего сейчас всеми помыслами ее старшей сестры!

На ум никак не приходили слова, способные объяснить причину, по которой Ульяна сейчас могла бы отказаться от предложенной помощи и бежать из этого дома без оглядки. А Марк, заметив ее колебания, искусно расставил ловушку, в которую она немедля попалась.

— У тебя же в Москве нет никого, к кому бы ты торопилась вернуться? И не запланировано никаких супер важных дел?

Ульяна собралась было солгать, что срочно нужно быть ей сейчас в другом месте, но вовремя вспомнила, что Анжела за завтраком упомянула, — у сестры сейчас отпуск. Таким образом, ввести в заблуждение его не удастся. И не остается ничего другого, как остаться и помочь Нине Андреевне с грядками.

— Вот и отлично! — облегченно выдохнул Марк.

Он, наконец, отошел от нее, дав ей спасительную передышку. Без нее она бы непременно рухнула на землю, прямо на грядки — так много сил отнял у нее непродолжительный разговор.

В устроенный Ниной Андреевной перерыв, под кофе и вкусное домашнее печенье, повелась беседа о живописных приозерских местах. Ульяна слушала с интересом, хозяйку дома, стараясь больше узнать о семье Лапшиных. За домом простирались луга. За ними зеленел лес.

Искоса взглянув на сестру, девушка заметила, что Анжи скучно и только ее присутствие, не позволяет той встать и уйти. В сущности, в свои двадцать три, Анжела оставалась ребенком, только выглядела как взрослая женщина. Ей было крайне полезно сейчас послушать Нину Андреевну, поскольку будущая жизнь, в случае вступления в брак, будет всецело посвящена здешним местам.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 320