электронная
45
печатная A5
524
18+
Практика обладателей дара. Выбор пути

Бесплатный фрагмент - Практика обладателей дара. Выбор пути

Объем:
470 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8740-9
электронная
от 45
печатная A5
от 524

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Лекс подъезжал к дому своего лучшего друга. Очередное задание Комиссии было выполнено. А значит, у него есть время на отдых и восстановление сил.

Рик уже стоял на пороге и ждал его.

— Лекс, ну наконец-то. Я так рад! Проходи.

— И я рад, Рик!

Дружеское рукопожатие и оба зашли в дом.

— Садись, рассказывай. Ну, что нашли Одаренного?

— Нет. Пока не нашли. Но у меня было другое задание.

— Эх, жаль! А ты вообще в курсе, что эта за история с этим Одаренным?

— Только в общих чертах.

— И?

— Уже около десяти лет в Служебном Квартале под номером три, в самой северной его части, где болота и бескрайний лес, периодически Комиссия фиксирует «магические вспышки» Одаренного. Каждый год туда отправляются несколько групп на поиски, но так его и не нашли. Этот Одаренный умело скрывает все следы своей жизнедеятельности.

— Даже не понятно кто это — мужчина или женщина?

— Говорят, что, скорее всего, мужчина. Женщине в таких условиях точно не выжить! Там на каждом километре столько диких зверей: волки, медведи, да кого там только нет…

— Интересно, как думаешь, почему он скрывается?

— Неизвестно! Комиссия не дает пояснений. Но если бы он действительно представлял угрозу, то я думаю, давно бы нашли способ его изловить. Видимо нет особой угрозы, и особого интереса. Уровень Дара «беглого», предполагаю, очень низкий. Так практикантов из Академии отправляют или «бывалых» просто размяться перед другими практическими заданиями. Хотя сейчас, вроде, начали более активно искать.

— Да, я думаю, ты прав.

— Что мы все об этом Одаренном. Ты лучше расскажи, как сам? Как Алина? Скоро родит?

— Алина уже родила, позавчера. Сына!

— Ну, ты даешь. И молчит, сидит. Поздравляю, папаша, — Лекс похлопал друга по плечу. — Молодец!

— Да, я-то что. Это все Алинка, моя. Это она молодец!

— Как она себя чувствует? Как сын?

— Да, нормально все. До твоего приезда я был у них. Завтра забирать поеду домой. Так, что у меня по минутам на сегодня расписан план действий, как преобразить дом.

— Здорово! Помочь?

— Нет, я сам! — сказал Рик и улыбнулся. — Я хочу сам все сделать! Да, и тебе отдохнуть надо. Ты, итак, почти месяц в командировке был. Тебя Кира, наверно, уже заждалась?

Лекс отрицательно покачал головой.

— Она не ждала меня.

— Хм, расстались, значит… Ну и не парься, что баб что ли мало?!

— Да, все хорошо, Рик. Тогда я пойду. И тебе нужно все успеть, — сказал Лекс и встал из-за стола.

— Ты домой сейчас?

— Нет. Хочу прогуляться по берегу.

— Подумать?!

— Да, подумать и… не думать. Еще раз поздравляю тебя!

— Спасибо, друг.

***

Лекс, неспешно, шел по берегу моря и смотрел вдаль, где горизонт сливался с водной гладью. Пока он был в гостях у друга, прошел короткий летний дождь и освежил воздух. Он вдыхал полной грудью приятный морской солоноватый бриз и запах зелени, напитавшейся влагой. И вспоминал…

На первом курсе, когда Лекс только еще начинал дружить с Риком. Рик начал встречаться с их общей однокурсницей Алиной.

Лекса тогда веселило, как эта пара смотрится вместе. Рик высокий и широкий, его в шутку часто называли «шкаф». А Алинка маленькая и «круглая».

— Тебе она, правда, нравится? — с усмешкой тогда спросил Лекс у Рика.

— Правда!

— Но она же некрасивая.

— Ты ничего не понимаешь, Лекс. Она красивая, и она моя!

— И чем же она тебя так зацепила?

— Не знаю. Я не думаю об этом. Просто она такая… Такая… Настоящая. Просто она моя!

Лекс улыбнулся и подумал про себя: «А остальные не настоящие, игрушечные что ли. Как глупо звучит».

Прошло больше четырех лет, и только теперь Лекс понял смысл слова — «Настоящая!»

Много ли он таких встречал?

Мало…

Пожалуй, Вероника и еще пару девушек, и то занятых, а остальные…

Они расстались с Кирой месяц назад, после двух месяцев встреч. Она открылась ему «во всей красе».

Очередная — «Я хочу» и «Ты обязан!»

Как же «они» надоели…

***

— Даже не вериться, что мы окончили Академию! — сказала Регина, потянулась на мягком шезлонге и закинула руки за голову, подставив лицо летнему солнцу.

— Мне еще год, вообще-то, учиться в Академии.

— А мне еще два года в Университете, — Вероника с улыбкой посмотрела на Елизавету. — Из нас, только ты, Регина, теперь свободна от учебных будней.

— Да, и я счастлива! Мы с мужем собираемся путешествовать. Через неделю мы на яхте выходим в море. Я в предвкушении.

— Ммм, мы тебе уже завидуем.

— Правильно делаете.

— Вот ты «заноза», — сказала Лиза и кинула в Регину полотенце. Оно, не долетая до адресата, упало на кафель перед бассейном.

— Ладно Вам, я же шучу! Перед кем мне еще похвастаться, как не перед лучшими подругами?! Пойдемте лучше плавать.

— Нет, девочки, я пас.

Регина неодобрительно посмотрела на Веронику. Вероника после того случая так и не смогла перебороть свой страх перед водой.

Зато Регина и Елизавета не могли жить без воды, своей Стихии.

— Мы пойдем! Да, Лиз, а ты скучай тогда одна!

— Нет, Регина, я, пожалуй, тоже откажусь. Мне домой пора к доченьке.

— Опять ты за свое. Доченька, доченька! Няньки без тебя справятся. Побудь лучше с нами, со своими подругами. Пока все вместе собрались. А-то в следующий раз еще не скоро получится встретиться.

— Но я хотела еще с Валерой поговорить. Он должен как раз сейчас уже подъехать. Он в последнее время дочкой совсем не занимается. Все время в разъездах. Мне это уже надоело. Хочу ему все это высказать.

— Так, потому и в разъездах, что ты его «пилишь» и высказываешь все без остановки. Доченька, доченька. Ты ему вздохнуть и выдохнуть спокойно не даешь!

— Вот родишь, поймешь меня!

— Рожу, не переживай. Только такой как ты, точно не стану.

— Регина, Лиза — вы чего? Успокойтесь! — Вероника попыталась успокоить подруг.

— Да, она уже достала своего мужа. И самое плохое, что не понимает этого!

— Не правда. Я не достала его! — Лиза встала с шезлонга. — Я домой. Пока! — дрожащим и срывающимся голосом проговорила она, развернулась и быстрым шагом поспешила уйти.

Вероника уже хотела встать и догнать подругу.

— Не смей ее догонять!

— Это еще почему? Регина, ты в своем уме? Зачем ты ее до слез довела?

— А ты сама не понимаешь, что она уже своими словами «Доченька» и «все ему выскажу», добила Валеру. Их брак трещит по швам! Пусть лучше поплачет, может хоть дойдет, что так нельзя делать! Любой нормальный мужик рехнется от такого прессинга. А Валерка нормальный!

В клуб — нельзя, мотопробег — нельзя, с другом — нельзя. «У нас же ребенок! Ты безответственный», «Ты, ты, ты», «я устала, а ты». Да я бы уже застрелилась на Валеркином месте, а он еще как-то терпит, держится.

— Регин!

— Что?! Я не права? Ты не понимаешь, что она так «договорится» и одна останется.

— Ты не во всем права!

— То есть ты так же «долбишь» своего мужа без остановки, да?

— Нет. Хотя… иногда бывает.

— «Молодец!»

— Регин, можно подумать ты «идеальна», все правильно всегда делаешь и поступаешь?

— Нет, не всё! Но я хотя бы считаюсь с чувствами своего мужа и не держу его на коротком поводке. Не говорю, образно: «Стой, куда пошел!». Николай бы мне и не позволил так с ним разговаривать.

Глубокий вдох. Выдох.

— Ты считаешь, что ты правильно поступила с Лизой?

— Да!

— Ты могла все это сказать, но другими словами. Тактичнее что ли. Не доводя ее до слез.

— А до нее по-другому не дойдет! Ты пойми, я говорю с ней так, потому что люблю ее. Люблю! Мне не все равно, что у нее будет. И я не хочу, чтоб она осталась без мужа. Я могла тактично промолчать, но это больше смахивает на равнодушие и «пофигизм». А я не могу так отмалчиваться!

Вероника закрыла глаза и мысленно сказала: «Все будет хорошо!»

***

Очередная ссора с мужем. Он ушел и хлопнул дверью.

Куда он уехал? Зачем столько не нужных слов. Зачем она все это ему снова говорила?

«Может Регина была права? И я действительно достала его?»

Елизавета ходила по комнате, в которой уже царил вечерний полумрак. И не знала, куда себя деть. Включать свет желания не было.

Она бы поехала за ним. Если бы знала, куда ехать.

Но телефон он оставил дома.

***

Валера подъехал к дому Максима. Позвонил в дверь. Дворецкий открыл и пригласил внутрь. Через пару минут вышел Максим.

— Макс, прости, что без звонка, я телефон дома оставил.

— Все нормально, не парься. Что опять поругалась?

— Да! Все стандартно. Заезженная пластинка «безответственный» и так далее по списку.

— Понятно.

— Макс, если у тебя квартира на площади пустует, дай ключи. Я пару дней там пережду. Хочу отойти.

— Ты вроде только вернулся?

— Вот именно, только вернулся сегодня. Но стоило мне зайти в дом, как началось… Ей хватило меньше часа, чтоб мой мозг «взорвался». Вот и хочу собрать его по кусочкам и обратно упаковать.

— Надолго ли?!

— Мда… Чувствую ненадолго.

— Что думаешь делать?

— Не знаю. Я сердцем понимаю, что все еще люблю ее, дочку нашу. Но разум уже начал сопротивляться. Я устал от нее. Так устал! У меня сил уже нет, все, что она несет, всю эту чушь слушать. Все эти бесконечные упреки. Достали!

— Ключи сейчас вынесу. Чем-то ещё я могу тебе помочь?

— Не знаю. Ничем. Она видимо добивается, чтоб я ушел окончательно!

— Она о дочке думает.

— Если бы! Она не о дочке думает. Она просто эгоистка. Она о себе только думает. Дочка, для нее просто инструмент манипуляции. Она пытается дочкой меня привязать к себе покрепче, чтобы я двадцать четыре часа в сутках, семь дней в неделю только возле них сидел. А я так не могу. Я задыхаюсь! Мне кислорода не хватает!

Максим глубоко выдохнул.

— Я за ключами.

Через пару минут Максим вынес ключи и отдал Валере.

— Ладно, я поехал.

— И что ты думаешь дальше делать?

— Макс я записался в группу, которая едет в третий Служебный Кварта на поиски Одаренного. Группа выезжает через неделю. Так, что я пока неделю у тебя в квартире поживу. Ты только не говори ей, что я там нахожусь.

— Ты думаешь, мне хочется ей врать? Я уверен, что она уже через полчаса меня наберет, если не раньше. Она будет дергаться, переживать, плакать.

— Она все время переживает и плачет. Достала уже!

— Я уверен, Валера, что она уже завтра или даже сегодня ко мне заедет и будет пытать о тебе. Я не представляю, как ей буду врать в глаза!

— Прикрой меня, пожалуйста, друг. Я знаю, что она будет тебе звонить и сюда может приехать, поэтому у тебя здесь не останусь.

— Валер, я не хочу, чтоб ты меня в Ваш конфликт впутывал.

— Ок, одна ночь! В твоей квартире. А дальше я сам сниму где-нибудь.

— И насколько ты уедешь с группой в командировку?

— Где-то на неделю, может меньше, может больше.

— И ты все это время хочешь ее в неведении держать?

— Ну почему же. Я позвоню. Скажу.

— Не думаю, что ты прав.

— Вот не надо только меня отчитывать! Забирай свои ключи, я сам справлюсь!

Валера протянул ключи Максиму. Макс не взял. Тогда Валера развернулся и пошел к выходу, бросив ключи на тумбочку в прихожей.

Максим догнал Валеру и остановил, схватив за плечо.

— Да постой же ты. Не кипятись! Послушай.

— Я не хочу уже никого слушать! — сказал Валера, выделяя каждое слово. — Как Вы все меня уже достали со своими нравоучениями. Все правильные такие. Сам разберусь!

Резко убрал руку Максима с плеча и открыл входную дверь.

Максим схватил Валеру за руку в дверях

— Постой!

Валера обернулся и пихнул легонько Максима назад в прихожую, а сам захлопнул входную дверь.

Через пару минут Валера уже гнал машину. А Максим смотрел ему вслед.

***

Максим взял телефон, звонила Елизавета.

— Да, Лиз, слушаю.

— Макс, привет! Валера у тебя?

— Нет!

— Приезжал?

— Да.

— Ты ему ключи дал от своей квартиры?

— Он не взял.

— Не знаешь, где он сейчас может быть?

— Нет, Лиз, не знаю. Прости.

— Ладно, пока.

— Пока, Лиз.

Максим с тяжелым сердцем отключил вызов и положил телефон в сторону. Как менталист высокого уровня, он уже давно чувствовал и видел, как между Елизаветой и Валерой разрастается пропасть. Но он считал себя не в праве им указывать на это. Он молчал.

А сейчас ходил по комнате и думал: «А может, нужно было говорить? Только зачем? Что бы это изменило. Был бы такой же конфликт как в холле, если еще не хлеще».

У Виктора с Еленой тоже не все гладко. Только, как он может им всем помочь?

Невозможно всех догонять и делать счастливыми.

Невозможно…

***

— Ты не спишь?

— Нет, Оль не сплю.

— Может?

— Оль, нет, давай не сегодня.

— Хм, ты не в духе? Что-то случилось?

— Валера опять с Лизой поссорились. Я хотел помочь другу, а получилось, что еще хуже сделал.

— Ясно.

Оля легла на кровать рядом с Максимом, повернувшись лицом к нему.

— Обними меня, пожалуйста.

Максим приподнял руку.

— Подлезешь под руку сама или?

— Да.

Оля прижалась к Максиму, а он вернул руку обратно.

— Ты знаешь, это очень больно!

— Что больно?

— Ссориться так, как они.

— Знаю, проходил!

Оля тихонько начала вырываться

— Помнит он, — буркнула она.

Максим улыбнулся и прижал ее сильнее.

— Даже не думай!

— Что?!

Оля начала еще сильнее вырываться, а он перевернул ее на спину.

— Я сказал, не дергайся. Тебе от меня не сбежать!

Глава 2

Лекс гулял по центральному парку. Красивые газоны разлились зеленой гладью вперемешку с цветочными коврами ярких клумб. Здесь всегда летом многолюдно. Вдоль широких тротуаров неспешно прогуливаются люди. Кто-то просто сидит на скамейках и смотрит на проходящих. Или вовсе никуда не смотрит, а закрыв глаза, наслаждается, вдыхая полной грудью свежий воздух.

Лекс знал здесь несколько очень красивых мест, где можно посидеть или даже полежать в тишине. Снял кроссовки, и прямо в джинсах и футболке лег на траву, хорошо потянув спину и ноги. Закрыл глаза, положил руки на землю, и по магическим каналам заструилась энергия родной Стихии.

— Блаженство!

Но не успел он насладиться моментом, как услышал приближающийся лай собаки.

— Вот какого… им здесь надо, — выругался он вслух. — Для выгула собак есть отдельная площадка и тренировочная зона.

Лекс встал, надел кроссовки, чтобы выйти из-за кустов и высказать хозяину собаки всё, что он по поводу нарушений своих прав и прогулок здесь с животными думает. Он повернул голову, сделал шаг в сторону и увидел, как прямо на уровне его глаз летит пластмассовый диск. Легким движением руки он перехватил диск. И в этот же момент, прямо из кустов на него прыгнула довольно крупная собака и уронила на землю, вцепившись зубами в диск.

— Зор!

Следом за ним выбежала из кустов молодая девушка в коротком летнем джинсовом комбинезоне в цветочный принт.

И перед ее взором предстала картина. Молодой человек лежит на земле, а на его груди сидит ее собака, пытаясь зубами вырвать «драгоценный приз» в виде летающего диска.

— Зор, слез немедленно! — Ох, простите его, пожалуйста.

Девушка подбежала к Лексу, и начала сама его поднимать и отряхивать.

Лекс перехватил руки девушки.

— Достаточно отряхивать, я чист.

Он держал ее руку и внимательно смотрел на нее. Длинные ярко-рыжие волосы были завязаны в небрежный пучок, из которого во все стороны торчали кудрявые пружинки рыжих волос. Веснушки по всему лицу, курносый нос и большие зелено-желтые глаза.

— Привет, я, Алекса! — сказала она и раскрыла ладошку, протянув ему руку.

Запал ругаться с хозяином собаки у Лекса пропал.

— Лекс.

— Лекс, прости, пожалуйста. Я надеюсь, ты не сильно пострадал из-за моей собаки.

— Нет, я в норме.

— Я рада! А-то я с ним уже замучилась. Я взяла Зора уже таким, подросшим… неделю назад. Он ужасно не послушный, и у меня не получается его воспитывать, хотя я очень стараюсь.

— Ясно. Бывает, — Лекс уже хотел развернуться и уйти.

Как она остановила его вопросом:

— Лекс, а ты занят?

Лекс повернулся к ней и не сдержал улыбки.

— Сейчас или вообще?

— Ну, сейчас и вообще?

— Все зависит от того с какой целью тебя это интересует?

— Да нет у меня никакой цели. Мне просто скучно здесь. Ни друзей, ни подруг. Мы с мамой в начале лета сюда переехали. Мне сказали, что я должна буду в какой-то Академии учиться. Но до начала учебы еще целое лето. А мне здесь не с кем общаться. А я так не привыкла.

— Ты хочешь, чтоб я стал твоим другом? — с усмешкой спросил Лекс и немного прищурил один глаз.

— Да, вернее… нет.

— Так да или нет?

— Ну, друг в смысле просто поговорить. А не в смысле «лапать»!

Лекс негромко рассмеялся. Потом посмотрел на часы.

— Алекса у меня есть час свободного времени. Если хочешь, я могу с тобой пообщаться или поучить твою собаку хорошим манерам.

— Здорово, хочу!

— Тогда расскажи мне, откуда ты?

***

Алекса рассказывала о себе в общих чертах. Но настолько интересно, что Лекс сам не заметил, как прошел целый день. Большой солнечный диск уже устало спускался вниз, окрашивая перистые облака цветами заката.

— Ты заболтала меня, Алекса, и я не сделал важные дела, которые на сегодня запланировал. Я домой, давай и тебя подвезу?

— Нет, не нужно. Мой дом во дворах через дорогу. Мы с Зором и так пешком дойдем.

— С таким умением общаться я удивлен, что ты все еще не нашла себе друзей?!

— Угу, да у Вас тут даже не познакомишься. Не то, что общаться. Я подходила к нескольким девушкам примерно моего же возраста, а они такие «губы бантиком», нос к верху и смотрели на меня, как на умалишенную. Так что после таких взглядов как-то даже больше и не хотелось знакомиться.

Лекс снова рассмеялся. Она такая непосредственная, забавная… — настоящая! Похоже, теперь только Лекс понял значение этого слова. Настоящая — искренняя и живая.

— Алекса, ты оставишь мне свой номер, для продолжения общения?

— Ээээ.

— Нет?! — удивился Лекс.

— Да, я просто номер свой не помню. Дай лучше свой.

— А, ты запомнишь?

— Не знаю. А записать?

— Не на чем!

— А давай, завтра здесь же в центральном парке встретимся. Я здесь гуляю по два — три раза в день с Зором. С десяти до двенадцати точно буду!

— Давай!

— Ты точно придешь?

— Приду!

— Тогда пока, Лекс.

— Пока, Алекса.

***

Лекс в приподнятом настроении вернулся домой. В ней столько жизни, что она его просто зарядила своим позитивом. Он обязательно завтра с ней встретится в центральном парке.

Только вот желания с действительностью часто расходятся. Через полчаса ему позвонили из здания Управления Высшей Комиссии и попросили завтра явиться к десяти часам.

И ровно в десять часов он был в здании Управления. Как не спешил, но выйти из здания получилось только в час дня, а значит, он опоздал и на много, но все равно шел к назначенному месту. Умом он понимал, что, скорее всего, она уже давно ушла, но все равно спешил в центральный парк.

Вот она стоит и смотрит в другую сторону.

— Алекса! — запыхавшимся голосом крикнул он, чтобы она услышала.

Алекса повернулась, и по-детски побежала к нему на встречу и, остановившись в двух метрах, сказала:

— Ты пришел! Я уже не надеялась и прямо сейчас собиралась уйти.

— Но ждала, — извиняющее улыбнулся Лекс. — Меня вызвала Комиссия, прости. Я…

— А я телефон взяла!

— Молодец. Теперь всегда его с собой носи.

Они обменялись номерами.

Высокие деревья, растущие вдоль аллеи, укрывали их от яркого полуденного солнца, но пробивающиеся лучи, попадали ей на лицо, приходилось жмуриться.

— И насколько ты уедешь?

— На неделю или две.

— Можно тебе звонить?

— Боюсь, что ты не дозвонишься. Там не работает обычная связь. Я сам тебя наберу, как только приеду.

— Хорошо! — сказала она вслух, и… «Я надеюсь, — про себя».

***

— Регина, ты была права…

Вероника и Регина приехали в дом Елизаветы и Валеры. Их подруге нужна была поддержка.

— Я действительно достала его! — продолжила она. — Вчера вечером он позвонил и сказал, что снова не приедет ночевать. Он попросил меня помолчать и послушать его. Я молчала. Он говорил, — выдохнула она, глотая слезы, несколько секунд помолчала и снова продолжила:

— Сказал, что снял квартиру возле центрального парка на неделю. Он будет там, а потом уедет в командировку на две недели. Говорил, что устал от меня, от моих бесконечных претензий. Хочет отдохнуть от меня, от ребенка. Сказал, чтобы я не пыталась его сейчас вернуть, сделаю только хуже. Он уже, итак, на грани, — она вытерла рукой очередную дорожку слез. — На грани, чтоб подать документы на развод… Я не знаю, девочки, что мне делать?! Подскажите мне. Регина?

— А, что ты нового от меня хочешь услышать? Сколько раз я тебя просила не упрекать его по любому поводу? А ты мне, что отвечала?! «Я такая молодец! Я прекрасная жена и мать. Я знаю, что делаю. Я всё правильно делаю! Я, я, я…» Тогда почему, ты сейчас спрашиваешь меня, что делать?!

Регина в этом походила на Валеру. Она была прямолинейна и часто говорила то, что думала.

— Первое, что ты можешь сделать — это перестать ныть и жалеть себя.

Второе — взять себя в руки!

Третье — действительно, дать ему отдохнуть от себя. Не звони ему. Не пиши. Не ищи встреч!

— Но у нас же дочь. Он же должен…

— Ни хрена он никому ничего должен! Ни тебе, ни ребенку. Хочешь ты в это верить или нет. Но это так!

— Регина, — Вероника старалась быть тактичной и хотела просто успокоить подругу, — Ты перегибаешь!

— Я?! А я еще раз повторю. Он никому ничего не должен. Единственный человек, кому он что-то должен — это он сам. Запомни на всю жизнь: должен — только сам себе. Должен быть счастливым с ней или без неё!

— Регина! — крикнула снова Вероника.

Елизавета всхлипнула, закрыло лицо руками, и разрыдалась сильнее.

— Что Вероника?! Ты хочешь, ее просто гладить по голове, успокаивать и говорить, что все наладится и обязательно «Все будет хорошо!» Только ни хрена не будет хорошо, пока она свои «мозги не включит». Знаешь, почему он женился на ней?

Знаешь? Молчишь? А я знаю. Потому, что он светился от счастья! Потому, что рядом с ней он чувствовал себя самым счастливым. А сейчас ушел, потому что чувствует себя самым несчастным. И ему тоже плохо. А она думает только о себе. Она хоть раз задала себе этот вопрос? — Если она ему очередной раз выскажет всё: то сделает его счастливым или сделает несчастным? — Нет! Она себе таких вопросов не задает. Она с упорством носорога делала его несчастным рядом с собой изо дня в день. Тогда почему удивляется, что он ушел?

— Я не хочу его потерять… — сквозь рыдания еле слышно проговорила Елизавета.

— Не потеряешь, если начнешь с того, что сама себя счастливую найдешь! Вытрешь сейчас слезы и пообещаешь, что переосмыслишь свое поведение. Перестанешь на него давить и говорить — «Ты должен!»

***

Елена ждала Виктора и часто посматривала в окно, не подъехала ли его машина. За окном уже вечерело, а его все не было. Родители разрешили ей после окончания Академии жить отдельно и даже сняли небольшой дом, из окна которого она постоянно посматривала на дорогу.

«Я заеду ненадолго в клуб, а потом к тебе», — сказал он ей по телефону. И она снова прождала его весь день.

Когда ей стало совсем скучно, она позвонила Елизавете. Но подруга, что-то непонятное навзрыд ответила и положила телефон. Елена поняла, что Елизавета в слезах, а значит снова поругалась с Валерой.

Елена и Виктор часто становились свидетелями их ссор, но не вмешивались. Только когда оставались наедине, Виктор часто высказывался нелестно о Елизавете, обвинял ее во всем и поддерживал друга:

— Как он её еще терпит, — была коронной фразой Виктора, — Я бы давно ушел!

Елена кивала. Но в глубине души ей было очень жаль Елизавету. С Виктором бесполезно спорить и лучше согласиться, и Елена это понимала. А если она пыталась возразить, то встречала активное словесное сопротивление, поэтому оставила уже эту привычку в прошлом. Просто слушала его «праведный гнев» и молчала, иначе единственное чего она добьется — это конфликт с любимым.

А она любила его. Любила всем сердцем, больше чем себя.

***

— Мой доклад одобрила Комиссия.

— Это здорово! Ты так старался, и я была уверенна, что так оно и будет.

— Да, только есть одно «но». Планы меняются, отпуск сдвигается.

— Жаль, конечно. Зато эти ужасные трубы не будут дымить и делать столько выбросов. А мы чуть позже съездим куда-нибудь и хорошо отдохнем. Да?

— Конечно, хорошо отдохнем. И сейчас тоже! — лукаво улыбаясь, сказал Бронислав и, взяв Веронику за руку, потянул к себе.

***

Виктор и Максим собрались в съемной квартире Валеры.

— Я же ее обожал. Я с ума сходил от нее. В день нашей свадьбы считал себя самым счастливым. А сейчас… — Валера пригубил стакан, — А сейчас, я не хочу ее видеть…

— У Вас проблемы начались, после того, как она забеременела.

— Не в беременности дело, Вить!

— Именно в ней! Я уверен в этом. Детей нужно делать, как можно позже. В тридцать, а лучше в сорок лет. Ты же сам так считал и говорил!

— Какая теперь разница, что я тогда говорил и считал. У нас уже есть ребенок.

— А я основательно предохраняюсь, чтобы Елена точно не забеременела. Я жениться-то не хочу на ней, а детей и подавно мне не надо.

— На Веронике же хотел жениться? Конверт высылал…

— Ну, сравнил! Веронику я любил…

— Ну, вот и представь, если бы Вероника забеременела от тебя? Что бы ты делал? Куда бы ты делся?

— Мда…

— Вить, если ребенок от любимой, то это совсем другое!

— Макс, а ты что молчишь? Ты же у нас эксперт по части ментальной магии. Скажи нам что-нибудь умное?

— Я считаю, что дети счастью не помеха.

— Ага, щас, поверил, — не согласился Виктор. — Вон, Лизка «мозгами тронулась» во время беременности, а после родов так вообще молчу. Я бы давно ушел. Ты так говоришь, потому что с Ольгой вы стали вместе жить, когда ребенку уже два года было. А когда она беременная ходила и после родов, ты отсутствовал. Она тебе все это время «мозг не выносила». Вот ты и идеализируешь картинку.

— Ты думаешь, меня это радует?!

— Радует, не радует?! Так делайте еще одного ребенка. И по-другому запоешь! Годик, а потом бегать будешь, как Валера по съемным квартирам. А мы платками будем запасаться, чтоб сопли тебе подтирать.

— Вить, не неси чушь! Я рад, что у меня есть сын. И года через два хочу, чтоб Ольга дочь родила.

— Не боишься? — вышел из молчаливого слушателя Валера.

— Не боюсь! Мне доходчиво объяснил отец, что если я сплю с женщиной, то должен нести ответственность.

— Да причем тут ответственность. Почему всегда мужик должен? А она, что должна? Только получать удовольствие и «мозг выносить»? Не рассказывай мне! Я помню, как ты уже в браке, тискал девок в своей машине, прямо перед зданием Академии.

— А я и не говорю, что святой!

— Парни, может, осадите! Я вас позвал мне помочь, а не поругаться между собой. Вить, ребенок уже есть. Смысл обсуждать преимущества семейной жизни без детей. Я СЕЙЧАС не знаю, что мне ДЕЛАТЬ?!

— Ну, ты же попросился в группу поиска Одаренного. У тебя будет неделя — две подумать. А там приедешь и решишь либо мириться с ее «заскоками», либо разводиться. Я бы терпеть не стал!

— А ты Макс, что думаешь?

— Раз уж Витя напомнил, про те случаи в машине, то я продолжу мысль. Ты же знаешь, что у нас тогда с Ольгой был серьезный конфликт, и даже не пахло, что мы когда-нибудь преодолеем его и помиримся. А сейчас я считаю, что мы счастливы вместе! Нам нужно было пройти этот путь. Да, тогда было не просто. Потом мы много разговаривали. И сейчас стараемся любые проблемы не замалчивать, не додумывать и докручивать, а проговаривать и решать. С «моей» очень не просто, это факт! Но без нее… Я не хочу даже думать об этом, что без нее… Конечно, может, нам проще, мы менталисты, и лучше чувствуем друг друга. Чувствуем грусть, ложь и так далее — моей не замолчать обиду. А вам с Лизкой нужно поговорить и открыто обсудить все претензии друг к другу. Прийти к какому-то компромиссу, решению.

— Я не хочу сейчас с ней разговаривать. Мы опять разоремся друг на друга и все. И я пошлю ее окончательно. Хлопну дверью и уйду навсегда!

— Не сейчас, Валер, точно. Тебе надо остыть. На самом деле, съезди в эту командировку, развейся. А потом приедешь и поговоришь.

— Ладно, раз других вариантов нет, так и сделаю!

***

Виктор приехал в дом Елены ближе к ночи. Давно стемнело к тому времени, и Елена уже прочла почти половину книги. Да, она была не рада такому его отношению, но предпочитала сдерживаться.

— Привет!

— Привет, я так соскучилась! — сказала она и нежно обняла его за шею.

— Вот, поэтому я с тобой. Это Лизка бы устроила вой! А ты молодец, ни одной претензии и лишних вопросов. Из тебя получится просто идеальная жена! — сказал он и крепко прижал к себе.

Елена улыбнулась, ей очень понравился такой комплимент. Неужели он наконец-то созрел и принял решение?! И они скоро поженятся. Она так об этом мечтает!

В прошлом году, они объявили о помолвке. Но больше Виктор не заикался о свадьбе. И Елена знала, что его любые разговоры о свадьбе и тем более о детях «бесят», поэтому сама осознано не задавала «лишних» вопросов.

Сегодня Виктор был разговорчив и сам рассказал Елене о том, как он с Максимом был на съемной квартире Валеры. В общих чертах рассказал основные мысли и диалоги.

Елена, молча, слушала Виктора и смотрела как он ужинает, а потом они вместе поднялись в спальную комнату.

***

Елена проснулась, когда Виктор уже уехал. Ее это не удивило и не огорчило. Он всегда рано просыпался и уезжал, не попрощавшись, чтобы не будить ее. Она воспринимала это, как заботу.

Она лениво потянулась и посмотрела на часы.

Оставалось три часа до назначенного времени в здании Управления Высшей Комиссии. Сегодня ей дадут задание — либо она поедет куда-нибудь на отработку с группой Одаренных, либо индивидуальное задание, либо она станет агентом, и ей назначат напарника на два года.

Она была в предвкушении. Быстро позавтракала и выехала раньше, чтобы не опоздать.

***

Елену встретил куратор и провел в кабинет. За круглым столом сидел молодой мужчина.

— Елена, познакомься — это Дэйн. Дэйн — Елена.

— Очень приятно, — сказал Дэйн и протянул руку для рукопожатия.

— И мне, очень приятно.

Елена подошла ближе, подала свою в ответ, и он легонько пожал.

— Елена, — продолжил куратор, — Не буду ходить вокруг да около. Комиссия предлагает Вам стать агентом разведывательной группы. Вы знаете, что это очень почетно?! В анкете Вы указали, что пока, на ближайшие два года не планируете становиться матерью и уходить в декрет. У Вас ничего не поменялось? Информация еще актуальна?

— Да, это действительно так.

— Хорошо, так как мы Вам предлагаем на два года заключить контракт и стать агентом.

— Я согласна!

— Я хотел Вам предложить подумать пару дней. Пообщаться с будущим напарником, а потом уже принимать решение.

— Дэйн, Вам хватит пару дней?

— Я готов сейчас подписать.

— Похвально! Не сомневаетесь в новенькой?

— «Эр», два дня ничего не дадут мне, только при выполнении реального задания можно узнать человека.

— Верно, поэтому у Вас — Елена будет испытательный срок! Елена, еще раз Вас спрашиваю, Вам нужно пару дней подумать или посоветоваться с женихом?

— Я думаю, он будет не против, поэтому я готова сейчас подписать контракт.

— Отлично!

Куратор открыл папку, достал скрепленные документы и подал каждой стороне.

— Внимательно читайте, потом все обсудим. А затем уже, если не измените своего решения, всё подпишем.

Елена и Дэйн согласно кивнули.

После подписания контракта, они еще немного поговорили, куратор, не вдаваясь в подробности, пояснил, почему выбор был сделан в пользу нее.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 45
печатная A5
от 524