электронная
160
18+
Позволь себе быть курящим

Бесплатный фрагмент - Позволь себе быть курящим

Объем:
132 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-2203-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

БЛАГОДАРНОСТЬ

Хочу выразить благодарность художнику и иллюстратору Диане Кочерягиной за поддержку и участие в создании данного произведения.

ВВЕДЕНИЕ

Никто не может обмануть нас лучше,

Чем это делаем мы сами.

Приветствую всех тех, кто сто раз бросал, бросает и бросит курить, когда захочет. Раз вы читаете эти строки, хочу вас поздравить: вы тоже глубоко заблуждались. Заблуждались, как и все зависимые люди, которые в своё время не считали себя таковыми. Обманывали себя, что в любой момент можете отказаться от этого пагубного влияния. Стоит только захотеть. Итак, вот вы захотели. Но, вместо того чтобы забыть о том, от чего вы решили отказаться, вы читаете данную работу. О чём это говорит, думаю, понятно. У кого-то эта мысль только начала назревать. Кто-то уже неоднократно пробовал. Кому-то это удавалось, но по тем или иным причинам он вновь возвращался в знакомые сети. Эти сети не требуют многого, ведь «от одной выкуренной сигареты ничего страшного не произойдёт». И каждый уважающий себя курильщик отлично об этом знает. Как и то, что после той самой — одной — сигареты уже невозможно отказаться от остальных. Бывают и те, кто свято верил в одну сигарету не один раз и даже не два. К представителям такого вида бросающих курить людей относился и я.

Вы когда-нибудь задумывались не о том, как бросить курить, а о том, как это происходит? Как начиналось? Почему продолжилось? И почему даже при осознании всех негативных аспектов этого процесса продолжается до сих пор? Вопрос может показаться странным. Зачем об этом думать? Не сегодня так завтра всё это прекратится, а мысли об этом покинут голову раз и навсегда. Вы ведь наверняка где-то внутри на полном серьёзе уже считаете себя некурящим человеком, свято отрицая тот факт, что являетесь заядлым курильщиком, дожидаясь очередного понедельника. Дожидаетесь его ровно так же, как и боитесь его наступления. И, если вы всё прекрасно понимаете, но ничего не меняется, значит, задуматься есть о чём. А данная работа вам в этом поможет.

I

Данная глава под номером один, и означает она первый день. Позвольте, я предложу вам немного подкорректировать ваши ожидания о том самом понедельнике, который всегда остаётся на следующей неделе. О той самой следующей неделе, которая находится в следующем месяце. И ожидания о том самом месяце, который так и не наступил. Возможно, это ожидания подходящего настроения и нужного момента, а также всего того, что так необходимо, чтобы быть готовыми перейти от мыслей к действиям. Уже сам факт того, что вы читаете эти строки, говорит о том, что вы готовы. Но, несмотря на это, по тем или иным причинам вы так и не можете решиться. В то время как нужный момент уже наступил. Этот момент, как вы поняли, не где-то там и потом. Этот момент перед вами — он здесь и сейчас. Всё, что требуется от вас, — следовать минимальным рекомендациям. При этом вам ничего не помешает наслаждаться тем, от чего вы уже привыкли получать удовольствие. Но есть и то, что остаётся не совсем понятным. Как поступить с тем неоднозначным ощущением, которое заставило вас взять в руки эту работу? Ведь, согласитесь, курение — это довольно приятная часть жизни. Это часть жизни, от которой не так-то просто, а самое главное — не так-то и хочется отказываться. Давайте вспомним, как всё начиналось.

Когда мы только начинали курить, а значит, уже курили, мы считали себя некурящими. Совершенно не относились к этому серьёзно. Не считали это дурной привычкой. Не осознавали этой зависимости. В то время как она уже отчётливо маячила перед нами. Сначала она не была такой сильной. Но со временем медленно но верно разрасталась. Но для нас это было где-то там. Это было не с нами. У каждого было своё начало этого пути. Но раньше или позже каждый пришёл к пониманию, что это был самообман. Мысль о том, что всё закончится гораздо раньше и не зайдёт так далеко, была сильна. У каждого из нас рядом были люди, которые старались нас как-то обезопасить. В том числе и те, кто являлся непосредственным примером зависимого человека. Доказательством того, о чём они нам авторитетно заявляли. Но мы, естественно, все особенные. Такие же, как и все, — это было не про нас. Уверенность в том, что с нами этого не произойдёт, и в том, что мы сойдём раньше, так же имела место быть. «Это всё несерьёзно. И если я захочу, то просто перестану в любой момент», — примерно так звучала знакомая сказка из прошлого.

Долгое время не было уверенности в том, что мы являемся курящими людьми. Курящими по-настоящему. Между тем зависимость уже уверенно занимала всё больше места в нашей жизни. От кого-то это скрывалось, кому-то рассказывалось, что всё это временно. У каждого найдётся в запасе множество подобных оправданий. Мы и сами позволяли себе думать об этой несерьёзности всерьёз. Думать, что мы способны это контролировать. Думать, что мы контролируем это. Но понимание, что что-то не так, постоянно присутствовало где-то рядом. В свою очередь, мнимая уверенность в том, что в любой момент мы сойдём с поезда, идущего в неверном направлении, давала нам комфорт. Но всё оказалось не так очевидно, как казалось на первый взгляд.


Вы не ловите себя на том, что подобные мысли по-прежнему имеют силу?

***

В окне начали появляться редкие кирпичные здания. В скором времени они захватили весь вид. Поезд двигался в черте города, плавно сбрасывая скорость. За окном медленно проплывала серая бетонная платформа. На ней небольшими группами собрались люди. Стояло раннее утро, солнце уже светило. На улице было свежо. Вагон почти полностью был заполнен людьми. Запах сигаретного дыма витал в воздухе. Примерно в середине вагона сидел мужчина средних лет. Длинное коричневое пальто и головной убор в руках выделяли его на фоне остальных. Он сидел с краю. Вид у него был слегка встревоженный. По не очень здоровому лицу было заметно, что он с нетерпением дожидался остановки. Поезд плавно замедлял ход. Мужчина посмотрел на своего попутчика напротив. Надев головной убор, он улыбнулся и почтительно кивнул. Вагон дёрнулся — движение за окном остановилось. Лишь люди, подходящие к вагону, нарушали статичность картины. Человек, сидевший напротив, провожал выходящего пассажира взглядом. В руках он держал приоткрытую книгу.

Тамбурная дверь хлопнула, человек с книгой в руках повернулся в сторону окна. Группа людей ждала своей очереди. На платформе показался знакомый мужчина. Выйдя из вагона, он огляделся. Мужчина шёл по платформе неторопливым, уверенным шагом. В вагоне появились новые лица. Люди суетливо занимали свои места. Среди прочих было два молодых человека.

— Простите, здесь свободно? — спросил один из них, приветственно улыбнувшись.

Они были совсем молоды. В отличие от предыдущего пассажира, парни выглядели здоровыми и крепкими, а потому производили приятное впечатление.

— Присаживайтесь, — ответил человек с книгой в руках.

Молодые люди начали располагаться. Один занял место, на котором прежде сидел человек, покинувший вагон. Второй сел напротив него. Поезд тронулся и стал набирать скорость. Разместившись, ребята завели оживлённый разговор. Этим они привлекли внимание сидящего рядом человека. Из их беседы следовало, что молодые люди не планировали далёкого путешествия. Они собирались выйти в следующем населённом пункте. Посмотрев на своих новых попутчиков, человек с книгой ухмыльнулся и перевёл взгляд на окно. Поезд уже мчался, покидая город.


Первый день — это такой же день, как и все предыдущие ваши дни. День, который наступит завтра. За исключением одной детали. Вам сегодня необходимо зафиксировать время. Это время отсчёта. Это час. Час, с которого начинается ваш привычный день. Наверняка в этот первый час вашего нового дня входит и первая, выкуренная вами сигарета. Всегда ли это так или нет — не имеет большого значения.

Ваш первый день не будет радикально отличаться от предыдущих дней. Вы такой же курящий человек. Вы так же хотите получить, а самое главное — вы получаете от этого процесса такое же удовольствие. Удовольствие, которое сильнее вашего желания выйти из того самого душного и прокуренного вагона. Но в этот день позвольте себе один час побыть в вагоне для некурящих. А далее, не отказывайте себе в удовольствии насладиться первой, а также последующими сигаретами этого дня. Возможно, один час вам покажется несерьёзным. Ведь вы намерены полностью проститься с этой излюбленной вами привычкой. Но не стоит бежать впереди паровоза. Ведь тот, кто спешит, имеет все шансы опоздать.


Задача вашего первого дня:


— Выберите время отсчёта. Час, с которого начинается ваш день.


Сейчас вам необходимо выбрать время. Точку отсчёта. Час, с которого начинается ваш привычный день. Ваше пробуждение. Наверняка, как уже было сказано, в этот первый час входит и первая, выкуренная вами сигарета. Давайте сделаем исключение:


— Начните курить на один час позже выбранного вами времени.

II

Давайте немного порассуждаем о том, что же нам действительно мешает. Мешает отказаться от того, что на самом деле не является таким важным в нашей жизни. В то время как это «неважное» ненавязчиво, но уверенно шепчет нам о совершенно противоположном желании. Как вернуться туда, с чего всё началось? Туда, где этого ещё не было. Как оказаться там, где мы уже не будем настолько наивными? Вернуться, для того чтобы осознать происходящее, которое уже не будет скрываться за ширмой того, что не является действительностью. Увидеть, не под влиянием своих убеждений или заблуждений, а на основании личного опыта, который был накоплен, но по тем или иным причинам так и не был использован. Как решиться сделать окончательный выбор? Как разорвать то блуждание по замкнутому кругу, которое каждый уважающий себя курильщик наматывает за свою жизнь? Как, наконец-то, принять правильное решение в пользу здравого смысла? Если вы это читаете, это означает, что зерно здравого смысла уже посеяно вами. Оно уже находится в вас и ждёт вашего действия. Но для этого недостаточно только желания. Хотя, безусловно, оно очень важно. Необходимо уделить ему особое внимание. Внимание, которое позволит обезопасить его от неблагоприятного влияния. Внимание, которое поможет ему крепнуть и развиваться, которое не даст ему ослабнуть, отвлекаясь на то, что не является тем конечным результатом, к которому вы движетесь. А желание разобраться поможет ему не погибнуть. Поможет окрепнуть, развиться, взойти и вырасти здоровым растением, на котором созреют здоровые плоды.

Может возникнуть вопрос: почему недостаточно уже того, что в вас родилось это желание. Оно не возникло спонтанно, вынашивалось не день, и не два, и не год. В некоторых случаях оно зрело десятилетиями. Оно уже знакомо до мелочей, и кажется, что ничего нового там уже не удастся разглядеть. Конечно, кому-то этого может быть достаточно. И если в вашем случае так оно и есть, то за вас можно только порадоваться. И было бы здорово, если бы вы держали эту книгу только из любви к чтению, но… Если бы не все эти «но».

Что делать с этими самыми «но», которые, как шпионы, проникают и подрывают наши намерения? Ведь все они кажутся такими необходимыми, когда возникают редкие попытки что-то изменить. Они умеют подать себя так, что сомнения рассеиваются как бы сами собой. А попытки это остановить порой даже не в состоянии возникнуть. А те, которые возникают, настолько слабы перед ними, что не могут оказать должного сопротивления. Те самые знакомые попытки не наступить на одни и те же грабли. Попытки посмотреть на это здоровым взглядом без видимых признаков самообмана. Но как это сделать, если взгляд уже нездоров? А в действительности может даже показаться, что увиденное и является тем самым здравым смыслом, которому следует довериться. И происходит то, что уже стало привычным. Знакомый круг, знакомый маршрут — всё до боли знакомо. Как и та зона комфорта, которая у многих уже приготовлена в этом знакомом месте. И с полной уверенностью, что это всерьёз, мы начинаем очередную попытку. И именно в этот момент нам кажется, что всё будет иначе.


Чего мы так упорно не хотим замечать?

***

Сухая холмистая местность. Люди на наших землях всегда жили так. Другой жизни они не помнили и не знали. По отголоскам рассказов стариков, не доживших до современных дней, было понятно: сейчас благоприятное время. Правители этих земель, духовные наставники и мы, простые люди, были очень рады такой милости богов. Нет, не всё было идеально. Изнурительные работы. Болезни, уносящие жизни наших людей. Враждебно настроенные силы. Силы, которые нависали над нами всегда, но с которыми мы, современные люди, к счастью, пока не сталкивались. По милости наших правителей мы могли спокойно жить и трудиться, ничего не боясь. Мы всегда знали, что нас защищают те, кому мы поручили заботу о своей безопасности. Те, кому мы доверили свои жизни, свою родную землю. А самое главное — была вода. Страшно представить, что раньше люди могли гибнуть в таких огромных количествах. Мы все с замиранием сердца вспоминаем те истории, которые донесли до нас предки. О смертельной жажде. О безжалостных набегах врагов, которые оставляли погибать людей от жажды, забирая на свои земли все запасы питьевой воды. Запасы, которые правители с таким трудом добывали ради своих людей. С тех времён каждый здравомыслящий житель считает своим долгом поддерживать обороноспособность своих земель. Работать ради укрепления границ правительственных объектов. Эти объекты были скрыты от посторонних глаз. Простые люди не знали, где они располагались. Но каждый считал своим долгом упорно трудиться и вносить свой вклад, чтобы незримые объекты не испытывали ни малейшей нужды. Люди работали на общее благо. Каждый получал свою порцию воды в специальных пунктах выдачи. Пункты выдачи находились повсюду. Специальным транспортом к ним доставлялась вода.

Сейчас же воды было достаточно. Можно было уже не бояться за завтрашний день. Благоприятные времена, к нашему счастью, позволяли не работать нам до полного изнеможения. Но, не смотря на это, правители, духовные наставники и мы, простые люди, помнили о тех страшных временах. Мы никогда не забывали о тех жертвах, которые понесли наши предки. Общество разделялось территориально. Правительственные служащие жили в своём закрытом поселении. Простые рабочие — в своём. Те, кого по необходимости переводили на службу, покидали свои дома. Но это случалось очень редко. В основном рабочий народ так и трудился всю свою жизнь. Каждый понимал, что несёт то, без чего все они не смогут существовать. Все были равны. И ни у кого не возникало желания жить иначе. Да и как могло быть иначе, когда от тебя так много зависит?

Он был иным. Он работал один вдали от взора людей и правителей. Его работа была не лучшей из тех, которые имелись. Ходят слухи о том, что раньше он был здоровым человеком. Было время, когда он трудился и жил счастливой жизнью, как и все мы. Работал и проводил свободное время со всеми остальными. Но однажды душевная болезнь одолела его. Сложно сказать, что подкосило его так сильно. На эту тему ходит множество слухов. Жители считают его сумасшедшим. Его состояние достигло такого уровня, что даже правители обратили на него своё внимание. Они всегда заботятся о своём народе, как только узнают о беде. В один из дней об этом им и сообщили. Его речи, скорее, вызывали недоумение, чем давали повод к ним прислушаться. Грех обижаться на больного человека. Какое-то время правители держали его у себя. Люди говорили, что там они помогали ему справиться с этой бедой. Но, говорят, так и не смогли помочь. Правда, после этого он оставил свои бредовые мысли. Стал молчалив и нелюдим. Правители определили его на работу, с которой он смог бы справиться. За редким исключением он общался с жителями. Но в основном, кроме рабочего коллектива, его никто не видел. Иногда случалось, что его избивали, когда он с кем-то разговаривал. Те, кто не знал о его болезни. Их не осуждали. Неравнодушному к истории своего края человеку сложно было спокойно слушать его речи. Однажды он пропал. Никто особо и не обратил на это внимание. А когда он вернулся, произошло нечто странное.


Обычный будничный вечер перестал быть обычным. Был конец рабочего дня. Спокойствие нарушил колокольный звон. Этот звук вызывал тревогу в наших краях. Он сообщал о беде. Пожар. Горело старое административное здание в центре поселения. Пожары — это всегда большая опасность в нашей засушливой местности. Люди скапливались на площади, на которой стояло горящее здание. Площадь всё больше заполнялась взволнованными людьми. Бывало, из-за невозможности остановить огонь вовремя, сгорали десятки домов. На колокольный звон сбегались люди в специальной униформе.

Раздался громкий вопль. Человек стоял на крыше соседнего здания. В руке он держал поднятый факел. Было уже темно, но пламя от пожара и факела хорошо освещало его силуэт. Сначала люди не поняли, кто стоит перед ними. Но, как только он заговорил, все узнали его. Голос его звучал твёрдо.

— Простите меня за такой дикий способ привлечь ваше внимание. Я убеждён, что этот пожар не стоит того, о чём я вам сейчас расскажу.

Он сделал небольшую паузу. Люди на площади смотрели в его сторону. Внизу послышался крик — что-то нелицеприятное вырвалось из толпы. Образовалась тишина. Заполучив внимание людей, он продолжил.

— Я прекрасно понимаю ваше отношение ко мне. Возможно, оказавшись на вашем месте, я бы так же реагировал на подобные слова. Мы все гордимся своей историей. Гордимся героизмом наших предков. Это уже стало частью нас. Частью, без которой мы себя не можем представить. Я не держу на вас зла за осуждение, за побои, за ваше отношение ко мне. Я прекрасно вас понимаю, ведь в своё время я думал точно так же, как и вы. Но я решил, что не остановлюсь. Понимая это, я уже не способен жить, как раньше. Много времени мне пришлось провести в одиночестве. Много времени мне пришлось изнурительно трудиться. Но теперь я готов доказать вам свои слова. Слова о том, что нет никаких тяжёлых работ, которые выполняют наши правители. Работ, за которые мы вынуждены платить, тратя своё здоровье на изнурительный рабский труд. Нет и того дефицита, о котором нам всё время рассказывают. А значит, не должно быть и страха. Страха, который всеми нами управляет. Я прошу вас не ради себя: идёмте со мной. Я покажу вам место, где стоит колодец. Этот колодец я смог построить своими руками. И из него сможет напиться каждый, кто стоит на этой площади. Ради нашей свободы я ставлю на кон свою жизнь. Ну же, смелее!

Он смотрел на людей. По их лицам было видно, что они явно не были готовы поверить его словам. Так же, как и не готовы проверить их. Люди стояли и молча переглядывались. Он надеялся, что им хотелось верить ему. Но он понимал, что, даже если он имеет неоспоримое доказательство своих слов, люди могут отказаться от веры в него. Оказаться не готовыми к тому, чтобы променять свой многолетний жуткий комфорт на здравый смысл. Здравый смысл, который почему-то казался пугающим. Страх оказаться свободными мог оказаться сильнее. Но он ясно видел блеск в сверкающих взглядах некоторых из них. Блеск, который, как ему казалось, был не только от полыхавшего огня. На крыше появилась группа людей в специальной серой униформе. Они уже приближались. Он посмотрел в их сторону. Потом перевёл взгляд на людей. Внизу стояла в десятки раз превышающая их по численности толпа. Его судьба решалась в ближайшие секунды.


Чего боитесь вы, когда в очередной раз отказываетесь от здравого смысла?


Задача вашего второго дня:


— Начать курить на 2 часа позже выбранного вами времени.

III

Случается так, что мы несём в себе то, что уже давно утратило актуальность. То, что когда-то имело для нас важность, возможно, даже потребность или жизненную необходимость. Тащим этот тяжёлый груз, совершенно не осознавая, сколько сил тратится на это. И продолжаем тащить его, находясь в полной уверенности в том, что он нам обязательно пригодится. Ну, или когда-нибудь может оказаться полезным. Панически боимся расставания с этим элементом нашего прошлого. И при каждой острой необходимости разлучиться с этим грузом, мы наделяем его ещё большей важностью. Важностью, которая со временем может попросту не уместиться и доставить нам ещё большие неудобства. В виде чего-то громоздкого и мешающего двигаться дальше. Такими элементами могут быть убеждения, приобретённые нами в прошлом. Но в силу нашего опыта эти убеждения могут оказаться недейственными и могут попросту нам мешать. Это также приятные воспоминания, с которыми мы связываем определённые яркие моменты жизни. Воспоминания, ассоциации, которым придаём какую-то особую, ламповую важность. Помимо этого, подобными элементами могут быть привязанности к тем или иным вещам без осознания того, действительно ли это то, что нам так необходимо. А могут быть и попросту заблуждения, которые были приобретены в силу незнания, непонимания, отсутствия опыта. А возможно, и ради того самого опыта. Вариантов может быть масса. Как и масса причин, чтобы всё это взвалить на себя и нести мёртвым грузом. Грузом, который, вместо того чтобы нам действительно пригодиться, будет лишь отнимать наши силы и, при каждой попытке его сбросить, создавать в нас очередную бурю эмоций, перед которыми мы, как обычно, не сможем устоять. Возможно, мы искренне считаем, что всё это действительно важно. Возможно, это действительно так. Но, надрывая спину, мы продолжаем героически тащить этот мертвый груз.

Существуют убеждения, которые мы несём в себе очень давно, когда-то посчитав, что это верный ориентир для нас. Тем самым мы продолжаем и впредь упорно ему следовать, совершенно не пытаясь осознать, насколько это адекватно и действительно ли так необходимо. Не пытаемся просто остановиться и посмотреть на это свежим, чистым взглядом. Вместо этого продолжаем действовать, поддаваясь старой, хорошо проверенной программе. Не вдаёмся в подробности её актуальности и необходимости. Возможно и то, что весь наш путь может быть усеян подобными маяками. Маяками, заботливо расставленными нами для дальнейшего комфортного и безопасного движения. Одни горят ярко и уверенно. Тусклый свет других, хоть и не так отчетливо, всё же по-прежнему влияет на направление. Какие-то убеждения только крепнут с годами, становясь нам отличными помощниками. Они дают нам больше возможностей для дальнейших манёвров. Какие-то убеждения исчерпали себя и спокойно погасли, освободив место новым, пока ещё не изученным нами маршрутам. Также не исключено, что существуют и заблуждения. Заблуждения, от которых в силу опыта мы смогли отказаться, попросту признав их неработоспособными. От одних удаётся отказаться успешно, заменив их чем-то полезным. Другие по-прежнему продолжают маячить перед нами. Продолжают исправно направлять нас по старому, непригодному для нас маршруту. С одной стороны, присутствует ощущение, что мы движемся куда-то не туда. Но под привычным знакомым светом направление движения не меняется.


Что мешает сменить устаревший маршрут?

***

Уютная небольшая комната. Мягкий электрический свет, заполняя её, создавал комфортную атмосферу. В центре комнаты стоял небольшой журнальный столик. Справа от него на удобном мягком кресле сидела молодая женщина. На стене напротив неё располагалось большое панорамное окно. Сквозь полупрозрачные шторы виднелись разноцветные огоньки вечернего города. Напротив женщины спинкой к окну стоял стул. Книжные полки заполняли периметр комнаты. Женщина, повернув голову в сторону окна, наблюдала за мерцающими вечерними огнями. Запах кофе появился чуть раньше мужчины, который его принёс. Поставив его на журнальный столик и немного пододвинув в её сторону, он сел напротив. Женщина поблагодарила его и сделала глоток.

— Продолжим? — спросил мужчина, устраиваясь на стуле.

— Да, — ответила она, поставив чашечку на столик.

После небольшой паузы она продолжила.

— Я воровка. У меня есть мания брать чужое.

Женщина поморщилась. Мужчина убедился, что она закончила, и спросил:

— Вы сможете это пояснить?

Он откинулся на спинку стула, заняв удобное положение.

— Пояснить, как я ворую или почему я воровка?

— Как вы поняли, что вы воровка?

Женщина на какое-то время задумалась.

— Как мне сейчас кажется, я всегда это знала. Но боялась смотреть правде в глаза. Делала вид, что это случайности.

— Теперь вы смогли осознать это. Что вы увидели?

— Когда вы помогли мне увидеть, что я беру деньги и не возвращаю, потому что… Вернее, не потому что… Чёрт. Я смогла увидеть себя такой, какая я есть. Это омерзительно. Я поняла, что делаю так всегда. Беру чужое и всегда оправдываюсь перед собой. Я просто брала без возврата и как будто этого не замечала.

Мужчина взял блокнот со столика и положил себе на колено. В руках щёлкнула ручка.

— Вы можете вспомнить эти ситуации?

— C воровством?

— Когда вы брали чужое и не возвращали. Это необязательно воровство.

— Да, могу. Я начала делать это с раннего возраста — не помню, когда именно. Примерно с десяти лет, может, раньше. Нет, точно раньше.

— Вы можете привести пример?

Женщина задумалась, её глаза какое-то время смотрели в пустоту. Потом они ожили, она сфокусировала взгляд на мужчине.

— В подростковом возрасте я ходила на уроки фортепиано. По пути был супермаркет. Я часто туда заходила что-то купить. Но вот однажды я взяла плитку шоколада и не оплатила. Потом, поняв, что никто мне не сделал замечания, повторила это ещё раз.

— Что вы испытали в тот момент?

— Азарт. Страх и азарт.

Пока она вспоминала эти ощущения, глаза женщины сверкали.

— То же самое было в семье. Помню, брала то, что мне вообще не нужно. А потом боялась вернуть это и выкидывала. Это могла быть дорогая ручка, какой-нибудь чехол или ещё что-то. Любая мелочь.

— Вы позволяли себе взять чужую вещь, не имея на это разрешения взрослого?

— Да, бывало. Могла взять деньги и не вернуть.

— Вам давали, а вы не возвращали?

— Нет, я воровала.

— Вы нуждались?

— Не думаю. В подростковом возрасте я воровала не от нужды.

Мужчина сделал запись в блокнот. Еле заметно он постучал ручкой по листу и после небольшой паузы спросил:

— Вы воровали ради чего-то?

— Возможно. Я даже не могу вспомнить, на что я их тратила.

— Не помните, для чего воровали?

— Да, у меня не было необходимости. Но уже во взрослой жизни я делала это для определённых целей.

— Вы достигали своих целей?

— Да, но не совсем.

— Можете об этом рассказать?

В воздухе повисла тишина. Чувствовалось напряжение. Женщина пыталась подобрать слова.

— Не получается.

— Хорошо.

Почувствовав её защиту, мужчина сделал паузу и продолжил:

— Вы брали чужое в детстве. Как вы это делали?

— Вам интересен сам процесс?

— Да, и он в том числе.

— Я могла взять любые вещи. Это необязательно деньги — любая мелочь.

— Что вы испытывали в тот момент? Попытайтесь сейчас увидеть того ребёнка. Что им двигало? Что он чувствовал? Что переживал?

Девушка задумалась. Взгляд был отстранённым, но со временем в нём проявлялось оживление. Она продолжила:

— Это был страх. Очень необычный страх и азарт. У меня загорались глаза. Я всё продумывала: как забрать, как сделать так, чтобы не заметили. Потом ждала реакцию: заметят или нет. Типа детектива, не знаю даже, как это передать.

Мужчина сделал пометку в блокнот.

— Это было похоже на увлекательную детскую игру, в которой всё по-настоящему?

— Да, именно так. Я совершала определённые действия, понимая, что рискую. Потом надеялась, что никто не заметит. И в конце я наслаждалась победой.

На лице отражались эмоции. Эмоции, которые оживали из далёкого прошлого.

— Как вы думаете, это было воровство или, скорее, забавное приключение для активного ребёнка?

— Это звучит как приключение, но для меня это уже воровство.

— А для маленькой девочки?

Женщина сделала паузу. Какое-то время она прислушивалась к себе.

— Это приключение. Азарт.

— Азарт?

Мужчина спросил, словно не желая, чтобы её детские эмоции теряли силу. Он старался сохранить это ощущение.

— Да, потому что я не нуждалась в тех вещах, которые брала. Даже если это были деньги. Я не знала, куда их потратить, и тратила на ерунду.

— Вы сможете погрузиться в то азартное состояние сейчас? Вспомнить все детали, ощущения. Всё, что можно вспомнить из той игры. Сможете сейчас побыть ребёнком?

— Да.

В её глазах вновь пробежала искра. Женщину словно что-то воодушевило, она продолжила:

— Руки дрожат. Мозг работает лихорадочно быстро. Взгляд бегает и внимательно всё осматривает. Сильное напряжение. Но потом, когда я заканчиваю, меня отпускает, тело расслабляется. Я перехожу в режим ожидания. Снова волнение, дрожь. Когда вижу, что никто ничего не заметил, я удаляюсь. Уходя, я чувствую победу. Победу и свободу от напряжения.

Мужчина внимательно смотрел на неё, ловя каждое слово. Немного подумав, он спросил:

— В детстве это было очень интересно, верно?

— Да, даже сейчас, вспоминая, чувствую ту дрожь.

— Как вам?

— Не знаю. Смешанные чувства. Сейчас прямо смешно стало.

Мужчина улыбнулся.

— Посмотрите на эту ситуацию: ребёнок, игра. Игра опасная, но очень увлекательная. Но это ребёнок.

Мужчина сделал небольшую паузу и спросил:

— Ребёнок несёт ответственность?

— Если поймают, — не задумываясь ответила женщина.

— Значит, всё-таки несёт?

— Да.

— Хорошо.

Мужчина выдержал паузу и продолжил:

— Вы были убеждены, что если никто не поймал, не узнал, не схватил вас за руку, то всё хорошо?

— Да, раз проблем и последствий нет, значит, всё прошло, как надо.

— В детстве?

— Не только в детстве, но и во взрослой жизни. Но меня взрослую последствия уже пугали. Хотя я всё равно продолжала это делать.

— Значит, опыт той маленькой девочки, которая думает, что не пойман — не вор, до сих пор актуален?

— Да, только добавился посторонний страх.

— Страх перед чем?

— Страх, который приходит после. Он говорит прекратить. Но мой мозг не хочет его воспринимать.

— Почему?

Женщина пододвинула чашечку кофе на край столика. Покрутив её на блюдце, она ответила:

— Наверное, по-прежнему убеждаю себя, что я хитрее.

— Может, вы смотрите на это как маленькая девочка, которая заигралась?

Женщина сделала паузу и прислушалась к ощущениям внутри.

— Да, очень похоже. Страх пытается меня остановить.

— Он пытается вам помочь?

— Похоже, что так.

Женщина задумалась. Она отстранённо смотрела в одну точку. Мужчина внимательно наблюдал за ней. Она вздрогнула.

— Вы можете описать то, что вы сейчас увидели?

— Как же всё логично выглядит, — с удивлением сказала она.

Какое-то время слов не было. Ей не удавалось зацепиться за то слово, с которого можно было начать. Мысли крутились в голове. Чувство, что вот-вот найдёшь то, от чего можно оттолкнуться, нарастало. Не хватало совсем чуть-чуть, чтобы поймать нужную мысль. Нужное слово. Нужный образ. Она бегло осмотрела комнату. В какой-то момент её взгляд замер. На одной из книжных полок лежала драгоценность. По всей видимости, она была оставлена там случайно. Женщина поняла, что украшение лежит не на своём месте. Это привычное понимание почему-то вызвало совершенно непривычные эмоции. Мужчина терпеливо ждал. В определённый момент он сказал:

— Продолжайте.

Она начала говорить:

— Маленький ребёнок не знает жизни — он учится. Для него всё это игра. Весёлая, грустная, злая, добрая — какая угодно, но это игра. Это ведь нормально?

Мужчина молча кивнул. Женщина продолжила:

— Ребёнок познаёт мир. Он подрастает и становится умнее. Он начинает понимать, что мир устроен не совсем так, как он хочет, и является не таким, каким он привык его видеть. Он постепенно перестраивается. Если этого не происходит, он переносит всё это во взрослую жизнь и живёт так, как научился жить в детстве. Что и происходит со мной.

Женщина остановилась и с лёгкой растерянностью посмотрела на мужчину.

— А разве это плохо, что он так живёт уже во взрослой жизни? — спросил мужчина, не сводя глаз с растерянного взгляда.

— Это не плохо — это тяжело, — голос женщины дрожал.

— Что будет, если ребёнка поймают на воровстве?

— Его накажут.

— А если нет?

— Он продолжит воровать.

Мужчина задумался. На какое-то время повисла пауза. Женщина вопросительно смотрела на него, чувствуя, как напряжение охватило всё её тело.

— Вы воровали в детстве ради наживы?

— Нет, мне не было нужно то, что я краду. Мне был важен процесс.

— А сейчас вы пользуетесь тем, что забираете у других?

— Да.

Мужчина задумался. Постучав ручкой по блокноту, он спросил:

— Если вы возьмёте чужое, что произойдёт?

— Если поймают, позор, наказание — в зависимости от ситуации.

— А если не поймают?

Женщина сначала хотела привычно сказать «ничего», но одёрнула себя. Она внимательно посмотрела на мужчину. Он своим взглядом словно вытягивал из неё то, на что она не хотела смотреть.

— Вы помните, с чем вы пришли? Можете ещё раз это озвучить?

— У меня постоянные проблемы. Муж — игрок, проигрывающий деньги семьи. Куча долгов и…

Женщина остановилась. Она вопросительно посмотрела на сидящего напротив человека. Что-то происходило в её голове.

— Вы меня спросили, что будет, если не поймают. А ведь я знала, что беру чужое, и это тяготит меня. Я знала, что поступаю неверно, что за этим может последовать наказание. Я ждала его, но, как мне казалось, я его миновала. Но уже не было той радости, что была в детстве. Мне становилось только хуже.

— Вы считали, что должны быть наказаны?

— Где-то внутри я чувствовала, что ответственность может последовать, что я должна дать что-то взамен, но… моя привычная детская схема по-прежнему работала.

Мужчина внимательно посмотрел на неё.

— Вы уверены, что она по-прежнему работает?

Женщина задумалась.

— Как мне казалось, да.

— Что у вас есть, помимо денег? Что представляет для вас ценность?

Женщина понимала, к чему этот вопрос. Ей стало немного жутко от этого. Небольшая пауза повисла в комнате.

— Семья, дети, муж.

Мужчина продолжил:

— Здоровье. Здоровье вашей семьи, ваших детей, ваша красота, — он смотрел на неё холодным взглядом, от которого женщине стало не по себе.

— Да.

На глаза её подступили слёзы.

— Как вы думаете, если человек так и не поймёт, дальше будет ещё хуже? — не обращая внимания на её слезы, спросил мужчина.

— Какой ужас…

Женщина побледнела. Ей стало душно. Мужчина встал и вышел из комнаты. Когда он вернулся, в руке его был стакан холодной воды. Он протянул его женщине, лицо которой напоминало лицо испуганного ребёнка. Сделав несколько глотков, она поставила стакан на столик.

— Готовы ли вы расплачиваться за ваши детские шалости, но уже по-взрослому?

— Нет, я не готова.

— А что же тогда делать с пустым местом, которое вы оставляете после себя у других?

— Его надо чем-то заполнить? — растерянно спросила она.

— А, как вы думаете, чем?

Глаза женщины забегали.

— Вы сказали, что где-то внутри вы верите. Верите в то, что должны понести наказание.

— Да, я чувствую, что я не в состоянии этого избежать. Что же мне делать?

— Может, вам достаточно избавиться от этих внутренних убеждений и спокойно продолжить делать то, что вы делали раньше? Как вы думаете?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.