электронная
432
печатная A5
947
18+
Повелительница драконов

Бесплатный фрагмент - Повелительница драконов

Чтобы обрести мир, сначала нужно пройти через войну…

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5233-0
электронная
от 432
печатная A5
от 947

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Чтобы обрести мир,

сначала нужно пройти через войну…»

Селена

— Ты всё ещё спишь?! — злобно и недовольно завопила сестра, с грохотом распахнув дверь в мою комнату.

— И куда только стража смотрит? — еле слышно пробормотала я, перекатилась на живот и накрыла голову подушкой, пока она не отняла у меня и её.

— Просыпайся! Ты видела который уже час?! — Фрезия рывком стянула с меня одеяло и я застонала так, как это делали маленькие возмущённые дети. Сестра никогда не проявляла ко мне жалости или сострадания и сегодняшний день не стал исключением: она ударила меня по ступне холодной ладонью и снова начала вопить о том, что уже давно пора встать с постели. Мне ничего не оставалось, как сжать челюсти, глухо прорычать что-то о родственной всеобъемлющей доброте и, откинув подушку на пол, злобно уставиться на её всегда невозмутимое лицо.

Сестра, как обычно, выглядела великолепно: белокурые волосы снова были прилизаны и собраны в одну из тех дурацких причёсок, которые я так ненавидела, а бледно-голубое платье с ярко-синими бабочками делало и без того осиную талию ещё более выразительной. Её вычурная красота и королевские манеры довольно часто доводили меня до бешенства, ну.. Или просто до кипения. В общем, из нас двоих, именно она принадлежала к привилегированной элите, а я была невзрачной оборванкой на её фоне.

— Зачем ты пришла, Фрезия?

Всегда удивлялась тому, что её назвали в честь цветка, которым усадили полсада ещё до её рождения и тому, что именно на них у меня была аллергия.

— Уже восемь. Если ты не забыла, то прямо сейчас должен прибыть Милир, — лицо сестры не выражало никаких эмоций.

«Милир? Какой ещё Милир? Кто это?»

— И? — вопросительно выгнув бровь, спросила я, поняв, что вспомнить у меня не получится.

— Ты забыла, не так ли? — Фрезия хмыкнула и прошла к большому прямоугольному зеркалу, стоявшему напротив кровати. — Знаешь, а я не удивлена. Тебя же совершенно ничего не заботит! До сих пор не понимаю почему они выбрали тебя.

— Они просто не хотели выбирать тебя, — злобно выплюнула я, закатив глаза, и встала с постели, чтобы открыть для неё дверь: это было самым прямым намёком на то, что ей следовало уйти.

Фрезия фыркнула, бросила последний взгляд на себя в зеркало и прошла к выходу, но остановилась, чтобы заглянуть своими пристальными серыми глазами, сводящими с ума не в романтическом, а прямом смысле, в мои изумрудные.

— Оденься поприличнее хотя бы в этот раз и.. Пожалуйста не забудь про манеры, веди себя нормально, а хотя.. — осмотрев меня с ног до головы, добавила. — Лучше не показывайся и скройся в толпе, — Фрезия снова хмыкнула и, высоко задрав подбородок, наконец-то вышла из моей комнаты.

Проследив за её показной походкой, я смерила злобным взглядом двух стражей, пропустивших эту бестию в мои покои. Мужчины не шевелились, несомненно чувствуя мой пристальный взгляд на себе. У одного из них проступила едва заметная капелька пота на лбу, но тот даже дёрнуться не попытался.

Они стояли словно статуи. Именно этого я требовала ото всех них кроме того, чтобы ко мне в покои никто не смог проникнуть!

Фрезия стыдилась меня: мне сложно следовать правилам, сложно сдерживать свой нрав, я не могу вести себя так, как ведет себя элита. Я не была такой, как моя сестра или наши родители. Я просто не могла быть той, кем они хотели меня видеть, если они вообще чего-то ждали и хотели от меня. Никто из них никогда не спрашивал моего мнения, а ведь я совершенно не хотела выбранной ими судьбы. Я хотела выбрать её сама. Кажется, тогда они сказали, что у меня нет другого выбора. Вместо свободы, я получила оковы с цепями, которые прочно привязали меня к этому месту и приказам. Я терпела хамское и безразличное отношение в течении нескольких последних лет, но моему терпению приходил конец.

— Всё измениться через два дня, — горько и устало хмыкнув, произнесла я, глядя на отражение собственных глаз в зеркале.

Кай

— К сожалению, вы не можете пройти во дворец, — уже в который раз произнёс нахальный стражник, преградивший нам дорогу.

Я сидел в карете, потирая виски от жуткой головной боли и усталости.

«Чёртов приём! Кто устраивает чёртовы приёмы в такую-то рань?!» — мысленный поток нелестных высказываний прервался только после того, как я глухо застонал и закрыл глаза, пытаясь забыть о ситуации, в которой оказался.

— С тобой всё в порядке? — обеспокоенно спросил мой друг — единственный человек, которому я верил и доверял. Ко всему прочему он был начальником моей стражи, моей правой рукой, ну и так далее.

— Да, — вздохнув, ответил я и уставился на него. — Какого чёрта мы вообще поехали в эту глушь?

— Я, чтобы встретиться с девушкой своей мечты, а ты, чтобы заключить какое-нибудь соглашение, — улыбнувшись, ответил он и провёл ладонью по светлым волосам.

— Милир, на кой чёрт мне это нужно? — почти жалобно спросил я, уронив лицо в свои вечно горячие ладони. Господи, как же я хотел домой..

— Назревает война и тебе не помешают союзники, — его свежесть, радость и оживлённость раздражала. Милир был бодр как никогда: он ведь вчера не пил эли и не развлекался всю ночь с двумя жгучими герцогинями, норовящими оказаться сверху.

Чтобы всецело не погрузиться в воспоминания о прекрасно проведённой ночи, я решил вернуться в реальность и в который раз услышал ту же самую фразу от того же стражника, говорящего, что мы не можем оказаться на территории дворца.

На этих словах моё терпение закончилось и я, разозлившись, открыл дверцу дурацкой кареты, абсолютно не обращая внимания на Милира, готового в любой момент вмешаться для защиты не меня, а этих идиотов, гордо называющих себя стражей. Мысль о том, что я владею огромной силой, всегда согревала мне душу лучше любой полуголой девицы в моих руках и опьяняла сильнее любого эля. Думаю, о возможности лишний раз опробовать её и говорить не стоило..

Подойдя к массивным дверям, ведущим в замок, я смерил толпу одинаково одетых мужчин, которые стали обнажать мечи как только я сделал один лишь шаг к ним навстречу, испепеляющим взглядом.

— У вас есть два варианта: либо вы немедленно открываете эти чёртовы двери, либо я сношу нахрен всё это королевство, — угроза, исходившая из моих уст, ничуть не была ненастоящей. Я любил нагонять страх на людей, которые бледнели на глазах от одного только моего вида, как эти мужчины. Мои слова подействовали на них так, как и должны были: они захотели спрятать свои мечи обратно в ножны, но всё же их продолжало что-то сдерживать.

— Пр-ростите, но-о.. У вас нет приглашения.

Мне пришлось сжать челюсти, закрыть глаза и сделать сначала глубокий вдох, а затем выдох, чтобы погасить пылающее внутри меня пламя и не разнести здесь всё в пух и прах. Я никогда.. НИКОГДА не следовал установленным не мной правилам и НИКОГДА не ездил в Богом забытые места по грёбаному приглашению. С моим именем рода и титулом было грешно опускаться до такого уровня.

— Уйдите с дороги и откройте чёртову дверь, — медленно растягивая слова, чтобы больше их не повторять, сказал я, буквально клокоча от ярости.

Милир сжал ладонью моё плечо и мысленно попросил успокоиться, на что я одним резким движением скинул его руку с себя и скорее увидел по реакции окружающих, чем ощутил, как изменился цвет моих глаз. Мой верный и вечный спутник, постоянно приглядывающий за мной, заметно напрягся, составляя план действий, если я всё же не смогу сдержаться и пролью кровь.

Мужчины, стоявшие передо мной уже не так уверенно, сглотнули, переглянулись и стремительно направились открывать двери.

— Сразу бы так, — чуть мягче произнёс я и, забрав у одного из своих людей коня, оседлал его, чтобы проветрить голову, не желая больше сидеть в ужасной дамской карете..

Селена

Я оделась именно так, как и говорила Фрезия. Для этого мне пришлось попросить у одной из многочисленных служанок её платье — единственную вещь, которую она так тщательно берегла после покупки. На самом деле же это был мятый, изношенный и грязноватый кусок ткани, отдалённо напоминающий вещь из гардероба. Взамен я отдала ей одно из своих красивых и милых платьишек, которое девушка вряд ли смогла бы хоть когда-нибудь себе позволить.

Собрав и завязав чёрные как смоль волосы, я одела чепчик, чтобы скрыть их от чужих глаз. В общем, теперь меня было сложно отличить от полноценной кухарки или ключницы. Сестра ведь хотела, чтобы я не выделялась.

Не спеша спустившись на первый этаж, я направилась в тронную залу, куда спешили герцоги, княгини и остальной простой люд. К тому моменту как я вошла в помещение, все уже сидели на своих местах: папа и мама слева и справа от трона Фрезии, стоящего посередине. Каким бы странным это ни выглядело, но сестра улыбалась. Похоже один из тех гостей, стоящих к ним лицом, и был тем самым её «сказочным» Милиром.

Мне пришлось сделать глубокий вдох, чтобы успокоиться. Насколько бы равнодушной я не старалась быть, мне всегда было нелегко смотреть на то, как Фрезия купалась во всеобщей любви, в то время как меня презирали на настолько, что даже убрали мой трон, который должен был стоять по левую сторону от сестры. Они сделали это три года назад. С тех самых пор все думали, что я умерла: так поговаривали, я сама слышала. Это было абсолютной ложью, но моя семейка не спешила опровергать или подтверждать эти слухи. Как видите, они меня очень любили..

Смешавшись с толпой из обычных людей, желающих увидеть королевскую семью, которая стояла в нескольких метрах позади от гостей, я прислонилась спиной к стене и, как и всегда, принялась слушать, ведь ничего другого мне не оставалось.

Кай

«И этот человек возомнил себя королём? — я удивлялся. Мужик был обычным, что ни на есть, смертным с короной, в виде переплетающихся листьев, на голове. — Как он вообще получил титул? Он же слаб и абсолютно беззащитен: любой другой король мог запросто свергнуть его и завладеть как всеми землями, так и всеми этими людьми.»

Эта мысль чертовски манила. Мои владения и так были огромны, но моё эго всегда требовало большего. Я любил показывать себя в истинной форме и приводить людей, демонов и ведьм в трепет. И все они преклонялись передо мной, а те из них, что нет, слишком мертвы, чтобы узнать изменилось ли их мнение..

Я так чертовски сильно любил власть, что упивался ею при любом удобном случае. Мысли стали забредать не в ту сторону и, когда я осознал это, моё внимание вернулось самозванцам. Я не хотел называть их по-другому потому, что у них не было права объявлять себя властью в этом городке и строить из себя королевскую семью. Эти земли принадлежали Винку, а так уж вышло, что чёртов мудак подчинялся мне. Так что, технически, эти люди самовольно решили и отобрали у меня мою же территорию. Прекращать игру в незнание, повиновение, страх и преклонение перед королевской семьёй прямо сейчас было не интересно. Разворачивающаяся ситуация заставляла меня улыбаться, но хорошо, что я наложил на себя морок. Лицо при любой моей реакции оставалось неизменным: непроницаемым и ничего не выражающим.

— Что привело вас в наши земли? — как почитает королю спросил самозванец, вальяжно рассевшийся на троне.

«Так всё-таки не знает, кто я», — это возмутило меня до глубины моей чёрствой души.

Ему, да и всем герцогам, поклоняющимся этим людям, повезло, что Милир глаз никогда с меня не спускает и мысленно успокаивает, если на то есть нужда.

— Решил изведать новые королевства, Господин, — ну не соглашение же заключать.. Это, в конце концов, территория моих владений!

Я назвал «короля» господином специально, чтобы посмотреть на его реакцию. Именно такой я и ожидал. Мужчина вздёрнул подбородок, его глаза приятно засверкали и он величественно улыбнулся.

Желание стереть самодовольную улыбку с лица самозванца было довольно внушающим, чтобы мой друг забеспокоился. Благодаря телепатической связи, я успокоил и заверил его, что не буду.. По крайней мере не сейчас.

— Что ж, в таком случае мы устроим бал и пригласим гостей, которые часто у нас бывают. Думаю вам будет приятно пообщаться с уважаемыми людьми. Слуги подготовят для вас и ваших спутников комнаты, — бархатным голосом произнесла так называемая королева. У неё были длинные светлые волосы с рыжеватым оттенком. Выглядела Диана лет на тридцать пять, но судя по тому, что её дочери было около двадцати, королева была гораздо старше.

Напоследок я вежливо улыбнулся, поблагодарил их за предоставленный приют, а когда отвернулся, то сжал челюсти, ведь вся моя злость была готова вылиться наружу.

Сделав несколько шагов в сторону двери, толпа зевак расступилась передо мной, давая пройти. Я даже не одарил их своим взглядом: если бы я сделал это, то, вероятнее всего, они поняли бы кто я и что будет, если меня разозлить.

Селена

Этот парень.. Гость, приехавший со своей свитой, лгал. Нагло врал моим родителям, не отводя глаз! Они, конечно же, ничего не заметили, но я знала, что в его немногословных, ласковых и спокойных словах было столько же злости, сколько и у меня, когда я с ними разговаривала, вот только в них обычно летела посуда и ещё Бог невесть что! Поэтому я и была самой частой заключенной в темнице. Я ненавидела это, но ничего не могла сделать. Мои руки были связаны. Не в прямом смысле. Это как раз таки и не было бы проблемой.

Все люди как по команде расступились перед ним и только я осталась стоять всё так же неподвижно. Парень поднял голову и подарил мне недовольный, полный презрения взгляд. Не удивительно, я ведь была одета как нищенка. Не смотря на то, что его тёмные глаза выглядели бездонными и равнодушными, они могли привести в трепет, заставляя сердце биться чаще. Должна признать, что он был настолько дьявольски красив, насколько и дьявольски пугающ.

— Уйди с дороги, — меня больше интересовали и завораживали его губы, чем то, что он ими произнёс.

Сверлящий и настороженный взгляд не смутил меня, если не считать тех лёгких мурашек, что пробежали по всему телу. Я давно привыкла к тому, что все обращались со мной как с ненужным и неугодным мусором, но прямо сейчас мне хотелось разрыдаться. Мне было больно от того, что даже этот парень считал меня такой.

— Как пожелаете.. Господин, — сделав реверанс, ответила я пропитанным дерзостью и неповиновением голосом, скрывая чувства, бушующие внутри. Моей лучшей защитой и маской всегда была злость, которую мама нарекла отражением моей неизменной истинной сущности.

Хмыкнув, парень вышел из зала, напоследок подарив мне заинтересованный взгляд, вызвавший тепло в груди.

Когда люди, наконец, разошлись и двери закрылись, мне пришлось остаться наедине со своей «безмерно любимой» семьёй.

— Ты совсем из ума выжила? — зашипела сестра, изменившись в лице, и вскочила со своего трона. Длинные светлые волосы Фрезии, которые она распустила специально для приёма, развивались с каждым шагом, что стремительно приближал её ко мне. — Ты хоть знаешь, что это были за люди?!

— Нет и знать не хочу, — это было правдой даже не смотря на то, что парень заинтересовал и привлёк моё внимание. — С вашего позволения, ваше Величество, я пойду.

Я снова сделала реверанс, склонив голову ниже, чем следовало.

— Прекрати паясничать! — скрипя зубами, прошипела мама и нахмурилась. Её грубый голос эхом отозвался от стен — получилось довольно устрашающе.

Я понимала, что, если продолжу вести себя в том же духе, стража, дежурившая за дверями, наденет на мои запястья кандалы и запрёт в темнице, располагавшейся прямо под тронным залом. Меня не выпустили бы оттуда до тех пор, пока я не признала бы вину и не раскаялась. Таким образом мама заставляла меня наступать на горло собственной гордости, ломая себя изнутри. Она думала, что делала как лучше.. На самом же деле она превращала меня в монстра, мечтающего об освобождении и отмщении.

— Простите, — как можно спокойнее попросила я, чувствуя очередной прилив злости, с которым нужно было справиться как можно скорее. К счастью, мама не стала ничего говорить и разрешила мне покинуть зал, что я и поспешила сделать пока она не передумала.

Так больше не могло продолжаться. Они не имели никакого права так со мной поступать!

«Я уеду. Я обязательно уеду», — пообещала я самой себе, направившись в покои самым коротким путём.

Не думайте, что я не пыталась сделать этого раньше, потому что я пыталась. И не один раз. Вот только меня всегда возвращали обратно, даже если план был идеально хорош..

Кай

Когда мне оставалось всего несколько шагов до двери, я, глядя в пол, заметил чьи-то неподвижно стоящие ноги, выглядывающие из-под ужасной юбки такого же отвратительного платья. Это была девушка и она была единственной, кто не ушёл с моего пути, с интересом изучая мою персону. Должен признать, я не сразу заметил красоты её изумрудных глаз, чётких скул, небольших ямочек на щеках и прелестного носика, поэтому и одарил её презрительным взглядом. Я ещё никогда не спал с прислугой: по крайней мере со своей. Ради этой же я мог бы сделать исключение..

Не знаю почему, но я захотел увидеть как идеально припухлые губы девушки изгибаются в приятной счастливой улыбке, а не как её зубы прикусывают их, а глаза смотрят на меня прищуренным взглядом, из-за которого казалось, будто она пытается прочесть мои мысли, что ей, конечно же, было не по силам.

— Уйди с дороги, — с улыбкой произнёс я, совершенно забыв про морок, делавший меня чёрствым мудаком, из-за чего фраза вышла грубой, а лицо осталось безучастным.

Я заметил кое-что странное во взгляде её глубоких глаз, но прежде, чем сумел получше рассмотреть, девушка сделала реверанс и дерзко произнесла: «Как пожелаете, господин».

«Господин.. Чёрт, она сказала „Господин“», — девушки и раньше меня так называли, но слышать это из её уст было.. Как-то правильнее что ли..

Стремительно направившись к двери, я не смог удержаться и бросил на девушку ещё один взгляд, который вне сомнений не остался незамеченным.

— Как тебе Фрезия, Кай? — требовательно, но с улыбкой, спросил Милир, когда мы шли за слугами, ведущими нас во временные покои. Похоже, насквозь лживая девчонка, незаконно восседающая на троне вместе с родителями, очаровала моего друга.. Это не хорошо.

— Она тебе не подходит.

— Я знал, что ты так скажешь, но теперь что и помечтать нельзя?

Я улыбнулся и ничего не ответил, продолжая думать о милых ямочках на щеках прекрасной незнакомки. Чем глубже я погружался в собственные мысли, тем яснее осознавал, что хотел её. Чёрт, я и правда её хотел!

Из мира фантазий, в котором я касался её мягких губ и наслаждался теплотой бархатной кожи, меня выдернул очередной вопрос Милира.

— Что ты думаешь о бале? — взглянув на друга, я отметил две вещи: он был слишком серьёзен и излишне внимательно наблюдал за мной и моей реакцией.

— Принцесса запала тебе в душу, да? — Милир молча кивнул и я, улыбнувшись, положил свою руку на его плечо. Я понимал его. Я был знаком с ним дольше многих, поэтому как никто другой знал насколько Милир был достоин счастья, вот только Фрезия ему не подходила: эта девушка не могла принести ничего, кроме страданий.

— Ты ведь знаешь, чего они хотят, верно? — это был риторический вопрос: я знал, что он тоже слушал их мысли. Её родители хотели выгодно отдать дочь.. Нет, не так, они хотели объявить о нашей с ней помолвке при всех тех людях, совершенно позабыв, что это Милир собирался встретиться с «девушкой своей мечты», но никак уж не я. Я находил это смешным. Эти люди понятия не имели с кем связались. Знаете, а ведь они хотели, в случае моего несогласия, одеть на меня кандалы и бросить в темницу до тех пор, пока я бы не поменял своего решения. Вот только.. Они даже не имели представления о том, кто я и насколько я превосхожу их по силе. Раскрывать себя я не спешил: хотел сыграть в игру.

— Ты же знаешь: мне не нужна та девчонка, — сказал я, пропуская его в наши покои первым, — а ещё ты знаешь, что я не остановил их только потому, что давно не развлекался.

Улыбнувшись, друг расслабился и осмотрел комнату на наличие чужеродных магических предметов и вышел, оставив меня наедине с кроватью, чтобы я, в конце концов, смог поспать.

Селена

Я подозревала, что мои дорогие родственники понятия не имели, что через два заветных дня чары, наконец, исчезнут. А всё почему? Потому, что почту нужно проверять, а не выкидывать.

Большую часть времени я проводила в своей комнате: не хотела лишний раз показываться на глаза. Вот и сейчас я, как обычно, лежала на кровати так, что мои ноги доставали до пола, а руки были разведены и соприкасались с приятным на ощупь покрывалом. Предаваясь мечтаниям, я просто созерцала в потолок. Мне было скучно.

Дурацкий бал. Родители редко их созывали, но всего нескольких раз хватило для того, чтобы возненавидеть всё связанное с ними: мероприятия ничем хорошим ещё не заканчивались. По крайней мере для меня. Я знала, что мама хотела выдать Фрезию за того сосредоточенного и невозмутимого красавца, лгущего прямо в их лица. Какими бы непроницаемыми ни были их глаза, я видела правду. Мама собиралась запереть парня вместе с его свитой в темнице, а потом всё о нём разузнать и заставить жениться на своей любимой дочери. Да.. Именно так мамочка в конечном счёте и собиралась поступить.

— Оденешь это, — я никак не ожидала услышать задумчивого голоса сестры, которая снова вошла без стука. Рядом со мной упало что-то белое. Медленно повернув голову на бок, я недовольно уставилась на Фрезию, которая успела переодеться в пышное и сверкающее жёлтое платье. Она выглядела довольно мило, но только до того момента, пока снова не открыла своего рта. — На балу будешь говорить, что ты внебрачная дочь Николаса.

Каждый раз мои родители вместе с сестрой придумывали для меня новую легенду, к которой прилагались существующие где-то там «родственники». Николас — граф, живущий на другом конце света. Здесь его никогда не видели, но многие были наслышаны о его дурных манерах и экстравагантных увлечениях, о которых я предпочла бы не знать.

— Хорошо, — без энтузиазма ответила я, со вздохом поднявшись с постели. Сгребя в охапку принесённое Фрезией платье, я неспешно начала выбираться из старого, чтобы надеть новое.

— Ты будешь делать это при мне?

— Ну да, это ведь моя комната, — пожав плечами, ответила я и уже через несколько секунд лицезрела её удаляющуюся фигуру. Радостная и довольная улыбка появилась на моём лице, когда за сестрой закрылась дверь.

Забравшись в шёлковое белое платье, которое отлично сочеталось с моими изумрудными глазами и чёрными волосами, я удивилась тому, каким оно было красивым. Обычно, Фрезия приносила мне свои некрасивые обноски. Вероятно, она сочла его ужасным, раз теперь оно было моим. Я не стала собирать волосы, позволив им хотя бы сегодня побыть свободными.

Посмотревшись в последний раз в зеркало, я подошла к окну, чтобы удостовериться, что ворота закрыты.

— Значит все уже на месте, — прошептала я, закрыв глаза. Я никуда не хотела идти, но выбора мне никто не давал. Не желая ощущать боль в ногах, я пошла босиком: платье было достаточно длинным, чтобы скрыть эту маленькую мелочь.

Я надеялась, что этот вечер станет последним, где мама будет сватать меня стареющим графам или баронам с большими кошельками. Я надеялась, что мне больше не придётся чувствовать себя вещью, которую хотели подороже продать. Диана прекрасно знала, что я, в свои девятнадцать лет, никогда не соглашусь выйти за сорока- или пятидесятилетнего извращенца, мечтающего прикасаться к молодой женской плоти.. Моей плоти..

Мама не хотела понимать меня и не прекращала попыток, всегда заканчивающихся скандалом. Как следствие, я оказывалась запертой в темнице без шанса выйти оттуда, не пообещав быть в следующий раз снисходительнее и благоразумнее..

Кай

Милир разбудил меня в самый неподходящий момент: мне снова снилась она.. Девочка, в последний раз которую я видел девять лет назад. Тогда я ещё не был таким сильным, как сейчас, потому что у меня не было учителей и я многого не знал.

Мне было всего пятнадцать лет. Меня хотели убить. Я скрывался и пытался найти место, где можно было спрятаться, но никто, ни один чёртов человек, не пустил меня к себе, потому что все они знали, кто я: все, кроме одной десятилетней девочки. Я до сих пор помнил, как она выглядела, но с каждым годом вспомнить её всё труднее. Она была маленьким напуганным ребёнком с длинными тёмными волосами и потухшими зелёными глазами. Она тоже пряталась, но не признавалась от чего. Если честно, то за всё время, которое мы провели вместе, она не произнесла ни слова.

Мы встретились в неком подобии шалаша, на который я набрёл в лесу за несколько десятков миль отсюда. Я присвоил его себе и никак не ожидал гостей. Это прелестное создание пришло поздней ночью и покинуло меня с ранним рассветом. Я думал и был уверен, что девочка больше не вернётся, но она снова пришла за час до заката и принесла еду. Это повторялось изо дня в день в течении некоторого времени. Она кормила меня и была единственной, кто хорошо ко мне отнёсся. Не сразу, но малышка запала мне в душу. Она была милой, доброй и красивой. Тогда я уже знал всё об отношениях парней и девушек.. Мне кажется я полюбил её. Не поймите меня неправильно ей было всего десять! Я хотел защитить её. Для меня она была тем единственным созданием на свете, которое я хотел оградить от опасности, несмотря на то, что она ни разу не заговорила со мной за те десять ночей, что мы провели в компании друг друга. Меня чертовски сильно огорчал её понурый вид. Всей своей проклятой душой я хотел помочь ей, но не мог, пока не разобрался со своими проблемами, заполняющими все мысли.

Тяжелее всего было наблюдать за тем, как она сворачивалась клубочком на смятом одеяльце и после тихих всхлипываний засыпала. Каждый раз я боролся с порывом подойти к ней и окутать своим теплом, потому что боялся спугнуть девочку: я не хотел её терять, но это было неизбежно. Однажды утром она так же молча ушла, посидев рядом со мной несколько минут и запечатлев на моей щеке нелепый, но такой приятный поцелуй.

С тех пор я пытался найти малышку, но все попытки были тщетны. Именно эти события из детства повлияли на то, как я теперь обходился с девушками. Я просто имел их: они не желали заглядывать в мою душу. Я видел в них только пустышек, чьи тела утешали мою сущность. Я не позволял себе влюбляться, до сих пор надеясь найти девочку, имени которой даже не знал. Я всё ещё хотел защитить её от всего мира. Теперь у меня хотя бы были возможности, чтобы это сделать.

— Ты нашёл самое неподходящее время, — прошипел я, злобно уставившись на Милира, не ожидавшего такой реакции. Сев на кровати, я вытер пот со лба полотенцем, предусмотрительно лежавшим у деревянного изголовья.

— Прости.. Но так уж вышло, что бал вот вот начнется. Я и так позволил тебе поспать гораздо дольше, чем следовало, — Милир знал меня достаточно хорошо, чтобы не задавать лишних вопросов.

Друг положил мой костюм на кровать и вышел. Откинувшись обратно, я уставился в потолок, чтобы прийти в себя после воспоминаний.

Неспешно одевшись, я вышел из комнаты. За дверями стояла стража: четыре человека, не имеющих ко мне никакого отношения. Они были не моими людьми и мне это очень не понравилось. Чтобы никто из людей не смог рассмотреть моих истинных чувств, я снова набросил на себя морок.

Начиная внутренне злиться, я сделал глубокий вдох и двинулся по коридору. Стража поспешила следом за мной. Это сильно раздражало, ведь я уже вырос из того возраста, когда мне нужны были няньки. Я ещё смог бы стерпеть Милира в этой роли, но никак не этих людей! Не понимая, что происходило, я сделал кое-что не совсем законное, но весьма обыденное: забрался в их мысли.

«И зачем только королеве это надо», — фыркнул один. Скорее всего речь шла о том, что она хотела женить меня на своей дочери.

«Хоть бы в этот раз всё прошло хорошо: мне бы не хотелось снова применять силу», — он боялся меня? Нет, нет, подождите.. Его сердце билось всё так же спокойно и лишь слегка напряженно. Мужчина беспокоился. Беспокоился, но только не за себя.

«За что королева так с ней?» — недоумевал третий. Его мысли заинтересовали меня.

Один из стражей обогнал меня и пошёл впереди, подогрев тем самым моё раздражение: я не любил, когда мне приказывали или заставляли подчиняться. Ничего не сказав, я, скрипя зубами, продолжал следовать уже куда-то вниз. В темницу. Я всё ещё не мог понять почему: стража и сама не знала. Они лишь немного поговорили о королеве и какой-то девушке, а затем переключились на мысли о доме, женах и детях.

Не произнеся ни слова, они открыли дверь, дождались пока я зайду внутрь и ушли. Я смог сдержаться и не проронить ни слова, обещая самому себе отплатить королю с королевой за «гостеприимство».

Самодовольно улыбнувшись собственным мыслям, я сначала ощутил и только потом заметил чьё-то присутствие. В самом углу, опустив голову на поджатые колени, сидела девушка в белом платье. Её лицо было закрыто длинными чёрными волосами, а с хрупких запястий свисали цепи. Что-то внутри меня будто замерло от того, какой сломленной и разбитой она выглядела. Девушка стала единственной, к кому я, спустя долгое время, почувствовал жалость. Подойдя ближе, я сел рядом с ней, прислонившись спиной к холодным железным прутьям.

Селена

Снова этот парень: таинственный гость, о котором никто и ничего не знал. Я не стала поднимать голову, когда дверь со скрипом отворилась, прекрасно понимая, что это был он. Кроме него находиться здесь было просто некому: на него у мамы были большие планы. Она всегда запугивала будущих женихов Фрезии, но этот парень.. Он совсем не боялся.

Коротко о том, почему я снова попала клетку. Я не сделала ничего плохого, просто вышла к гостям, стараясь быть как можно более незаметнее, но у меня не вышло: я словно магнит притягивала взгляды мужчин, в том числе и тех, которых не должна была. Папочке было всё равно, но Фрезии и маме это, мягко говоря, не понравилось. После краткого разговора, они, фальшиво улыбаясь окружающим, вывели меня из зала в коридор, где меня уже ждала стража. Ну ладно, всё было немного не так: я опустила ту часть, где я начала спорить, ругаться и пытаться наброситься на сестру, когда она стала отрицать свою грёбаную вину!

В общем, очередная чёртовая череда событий привела меня в эту камеру. За последние два года я побывала здесь по меньшей мере восемьдесят раз..

Положив голову на колени, я рассматривала каменный пол, устланный соломой. Парень сел рядом: по правую руку от меня. Я, конечно, не видела, но была уверена, что его взгляд был прикован ко мне. Ощущая его необузданную силу каждой клеточкой тела, я не боялась оставаться с ним наедине.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 947