электронная
200
печатная A5
422
16+
«Потерянный и возвращенный Рай» Джона Мильтона

Бесплатный фрагмент - «Потерянный и возвращенный Рай» Джона Мильтона

Краткое содержание в стихах с избранными отрывками из поэм (адаптация)


Объем:
338 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-5652-8
электронная
от 200
печатная A5
от 422
Джон Мильтон (1608—1664)

Посвящаю эту книгу моей дорогой жене Тамаре Спектор за саму идею подобной работы.

Выражаю глубокую благодарность своей внучке Ларисе Спектор за её большую помощь в работе над текстом книги.

Содержание книги

Поэма первая. Потерянный Рай.

Книга первая. Автор поэмы обращается к Божественной Музе. Сатана в Аду. Сатана замышляет войну против Бога.

Книга вторая. Совет сторонников Сатаны. Решение Сатаны. Сатана устремляется в Рай.

Книга третья. Всевышний обнаруживает Сатану. Божий сын спасает Человека. Сатана приближается к Раю.

Книга четвёртая. Сатана входит в Рай. Сатана подслушивает беседу Адама и Евы. Терзания Сатаны. Архангел Уриил сообщает о Духе, летящем в Рай. Беседа Евы и Адама, подслушанная Сатаной. Архангел Гавриил изгоняет Сатану из Рая.

Книга пятая. Сон Евы. Адам успокаивает Еву. Бог посылает Архангела предостеречь Адама и Еву. Архангел Рафаил рассказывает Адаму о Сатане. Бог посылает Сына Божьего выдворить Сатану из рая.

Книга шестая. Глас Божий раздаётся. Битва Архангела. Михаила с Сатаной. Бог призывает Сына Своего победить Сатану и сбросить его в Ад. Сын Божий ввергает Сатану в Ад.

Книга седьмая. Архангел Рафаил рассказывает Своему Сыну о повелении Бога сотворить Другой мир. Сотворение Другого мира.

Книга восьмая. Архангел Рафаил рассказывает Адаму о мироздании. Адам рассказывает Архангелу о сотворении его Богом. Адам рассказывает о сотворении Евы.

Книга девятая. Сатана созерцает Рай. Адам и Ева отправляются трудиться. Колебания Сатаны. Сатана уговаривает Еву съесть запретный плод. Ева вкушает запретный плод. Адам узнаёт о роковом проступке Евы. Адам вкушает запретный плод.

Книга десятая. Бог отправляет Сына свершить суд над Адамом и Евой. Возглашение Божьим Сыном приговора Бога Адаму и Еве. Торжествующий Сатана возвращается в Ад.

Книга одиннадцатая. Сын Божий просит Бога — Отца о помиловании Адама и Евы. Бог принимает ходатайство Своего Сына. Архангел Михаил сообщает Адаму о выдворении их с Евой из Рая

Книга двенадцатая. Архангел Михаил рассказывает о воплощении Сына Божія. Адама и Еву выдворяют из рая.

Поэма вторая. Возвращённый Рай

Книга первая. Крещение Иисуса Христа Иоанном Предтечей. Появление Сатаны. Бог даёт наказ Архангелу Гавриилу. Иисус Христос уходит в пустыню. Поединок Сатаны и Сына Божьего.

Книга вторая. Ожидание Спасителя. Матерь Божья вспоминает. Сатана замышляет новое искушение. Божий Сын побеждает Сатану.

Книга третья. Сатана предпринимает попытку искушения Божьего Сына владычеством и славой. Сатана пытается спастись от гнева Божьего при помощи Иисуса Христа. Сатана соблазняет Сына Божьего наследованием престола царя Давида.

Книга четвёртая. Сатана продолжает искушать Христа, предлагая Ему владычество над миром. Сатана переносит Сына Божьего в Афины. Поражение Сатаны и Возвращение Рая.

Предисловие

Предлагаемая читателю книга представляет собой адаптацию поэмы выдающегося английского писателя и политика 17 века Джона Мильтона.

Цель её — дать возможность любителям истинной поэзии насладиться поэмами при сравнительно небольших затратах времени на чтение предлагаемой книги. Достигается это за счёт того, что стихи поэмы помещены в настоящей книге не в полном объёме, а лишь в виде отобранных автором данной книги отрывков, наиболее значимых по содержанию и поэтичности.

Объём чтения при этом сокращается приблизительно в шесть раз, что весьма облегчает ознакомление с поэмой и её понимание. При этом, благодаря тому, что отрывки из поэмы помещены непосредственно в текст краткого её содержания, сохраняется достаточно полное восприятие описываемых в поэме героев и событий.

Краткое содержание поэмы, написанное в прозе переводчиком её на русский язык Ольгой Николаевной Чюминой, переложено мною в стихи, что облегчает переход от чтения отрывков поэмы к объяснению происходящего и наоборот.

Перевод О. Н. Чюминой написан в 1899 году, на старорусском языке. Перепечаток его на современный русский язык найти не удалось. Скорее всего, они просто не делались.

Существует другой, перевод «Потерянного рая» Джона Мильтона — перевод А. А. Штейнберга. Перевод этот написан на современном русском языке.

Первоначально я написал эту книгу (без Возвращённого Рая) как раз на основе перевода А. А. Штейнберга. К сожалению, публикация её не была поддержана правообладателями на литературное наследие А. А. Штейнберга.

Я сообщаю читателям об этом, чтобы объяснить почему в данной книге текст приводимых оригинальных отрывков — на русском дореформенном языке.

Ещё одна особенность настоящего издания книги состоит в том, что большую часть отрывков из «Возращённого Рая», пришлось просто скопировать из перевода текста О. Н. Чюминой, приведенного в Википедии, и считывать их самостоятельно. При этом обнаружилось большое количество орфографических ошибок, которые пришлось исправлять.

При чтении данной книги следует иметь в виду, что все стихи, напечатанные курсивом, относятся к оригиналу поэм, напечатанные прямым шрифтом — текст автора книги. Пунктирная линия в тексте означает, что в этом месте находится опущенный текст.

Поэма первая. Потерянный Рай

Книга первая

Краткое содержание

Вначале автор к музе обратился,

Прося её нам рассказать о том

Как ослушанья Бога грех случился,

И Человек из Рая изгнан был за то.

Поведай нам о том, кто был в итоге

Причиною, — о мерзком Сатане,

Восставшем дерзостно супротив Бога,

Его низвернувшего в Ад гореть в огне.

С тех пор сам Дьявол и Его прислуга,

Его ближайшие соратники, во тьме,

В Аду лежат, в огне тесня друг друга,

Забывшись в Адовом тяжёлом сне.

Проснулся Он и, встав в изнеможеньи,

Увидел горы трупов ангелов своих:

Всю жалкую картину пораженья,

Крах доблести в сражениях былых.

Главу помощников он призывает

И, чтоб позор всеобщий смыть в бою,

Собрать тотчас войска повелевает

И держит перед ними речь свою.

Он в страшном гневе Бога осуждает,

И легионы ангелов — бойцов

Сразиться с Богом снова призывает,

И в битву Он их повести готов.

И легионы ангелов воспряли,

Отчаянье исчерпавши до дна.

В военные порядки стройно встали,

Дав идолов героям имена.

И приближённым Сатана сообщает

О мире новом и о существах,

Что Бог создать их вскоре намечает,

Подобных ангелам на небесах.

Обдумать это тщательно желая,

И порешить, что предпринять в ответ,

Правитель Ада, Сатана, повелевает

Созвать всеобщий Адовый совет.

Соратники согласье подтверждают,

Все, как один, Правителю верны.

И вот, построен срочно, возникает,

Зловещий центр правленья Сатаны,

Центр — Пандемониум зовётся.

Он расположен в красочной долине,

И в ней дворец, где поведётся,

Что будет заседать Совет отныне.

Избранные отрывки

1. Автор поэмы обращается к Божественной Музе

ПОВѢДАЙ намъ, божественная Муза,

О первомъ ослушаньѣ человѣка

И дерева запретнаго плодѣ,

Смертельный вкусъ котораго принесъ

На землю смерть и всѣ страданья наши.

Мы свѣтлый Рай утратили, покуда,

Спасая міръ, изъ смертныхъ Величайшій

Намъ не вернулъ блаженное жилище.

И не тобой-ли, Муза, на вершинѣ

Таинственной Хорива [1] иль Синая

Священнаго былъ Пастырь вдохновленъ,

Повѣдавшій избранникамъ впервые

О томъ, какъ міръ изъ хаоса возсталъ?

Иль, можетъ быть, съ Сіонскими холмами

Тебѣ милѣй источникъ Силоамскій [2]

Гдѣ чудеса Господни совершались?

Тогда тебя оттуда призываю

На помощь я къ моей отважной пѣснѣ,

Которая превыше Геликона [3]

Поднимется, стремяся къ высотамъ,

Досель стиху и прозѣ недоступнымъ.

2. Сатана в Аду

Коварный Змій! Пылая адской злобой

И завистью, праматерь нашу Еву

Онъ обольстилъ, когда въ своей гордынѣ

Низвергнутъ былъ съ небесной высоты

Онъ вмѣстѣ съ сонмомъ ангеловъ мятежныхъ.

Возвыситься онъ думалъ надъ Властями

Небесными съ ихъ помощью и даже

Сравняться онъ надеялся съ Всевышнимъ.

Такъ въ небесахъ на Царство и Престолъ

Господніе войною нечистивой

Онъ поднялся. Но тщетною попытка

Его была, и пламенемъ объятъ,

Низвергнутый десницей всемогущей,

Летѣлъ стремглавъ изъ свѣтлаго эфира

Онъ въ темную бездонную пучину,

Где вѣчныя мученья ожидали

Дерзнувшаго на Господа возстать

Съ оружіемъ: въ цѣпяхъ изъ адаманта

Томящійся, въ огнѣ неугасимомъ

Онъ долженъ былъ терзаться! Девять разъ

Для смертнаго смѣнились день и ночь,

А онъ лежалъ съ дружиною своей

Преступною въ пылающей пучинѣ,

Погибшій, побѣжденный, но безстрашный.

3. Сатана замышляет войну против Бога

…И трижды

Заговорить пытался Сатана

И, вопреки своей гордынѣ, трижды

Сатана летит в бездонную пучину

Отъ жгучихъ слезъ, какими могутъ плакать

Лишь ангелы, не могь онъ воздержаться.

Среди глубокихъ вздоховъ, наконецъ,

Онъ произнесъ:

‎ — О, миріады Духовъ,

Блистающихъ безсмертіемъ! О, Силы,

Которыя одинъ лишь Всемогущій

Могь побѣдить! И даже съ Нимъ борьба

Безславною для насъ не оказалась,

Хотя исходъ ея несчастливъ былъ,

Свидѣтельствомъ чему — и это мѣсто,

И перемѣна страшная! Но кто

Изъ глубины премудрости прошедшей

И будущей, — кто могъ предугадать,

Чтобъ мы — боговъ соединенныхъ силы — подверглися когда-либо урону

Подобному? И кто-же не повѣритъ,

Что и въ своемъ паденьѣ легіоны —

Съ изгнаніемъ которыхъ опустѣлъ

Чертогь Небесъ — побѣдно не возстанутъ

И силою не завоюютъ вновь

Утраченную свѣтлую отчизну?

— — — — — — — — — — — — — — —

Давно уже гласитъ преданье въ Небѣ,

Что новую планету населитъ

Избранное Самимъ Всевышнимъ племя,

Которое съ сынами наравнѣ

Небесными возлюбитъ Онъ. Туда-то

Мы вторгнемся. Не могутъ эта бездна

И этотъ мракъ тюрьмою для безсмертныхъ

Надолго быть. Въ совѣтѣ сообща

Мы зрѣло все обдумаемъ; на миръ

Надежды нѣтъ: къ покорности не склоненъ

Никто изъ насъ, — итакъ, война на-вѣки,

Открытая иль тайная война!

Гарольды провозглашают сбор духов

Примечания

1. Хоривъ — гора въ каменистой Аравіи, где Аврааму явился Богъ въ огненномъ кустѣ, когда онъ пасъ стада Іофора.

2. Извѣстный изъ Священнаго Писанія источникъ у Сіонской горы водой котораго Іисусъ Христосъ исцѣлилъ слѣпорожденнаго.

3. Гора Геликонъ упоминается въ греческой миѳологіи, какъ жилище музъ. Въ этомъ мѣстѣ поэмы Мильтонъ дѣлаетъ намекъ, что онъ стремится къ объясненію такихъ высокихъ понятій, для которыхъ недостаточно одного вдохновенія.

4. Сатана, еврейское слово, въ переводѣ обозначающее «врагъ».

Книга вторая

Краткое содержание

Открыв Совет, Великий Сатана

вопрос на обсужденье выдвигает.

Он говорит, что им нужна война,

И воевать тот час же предлагает;

Что собраны войска в один кулак,

И грозной силой Бога атакуют,

И победят в бою, и нам лишь так

Обратный путь на небо завоюют.

Военачальники высказывают мненья.

Одни за то, чтобы начать войну,

Другие же, напротив, все в сомненье,

Отнюдь не склонны слушать Сатану;

Тогда решают: надобно проверить

Все древние преданья — предсказанья,

И в мира нового явление поверить,

Где будут жить и новые созданья,

На ангелов весьма похожие

И Богом вдруг возлюблены они,

И с ними провиденье Божие,

А нам вовек влачить здесь наши дни!

Легко сказать всё это так, но кто же

Нелёгкую работу совершит?

Кто в лагерь проберётся Божий

И сведенья добыть там поспешит?

Военачальники сидят в молчаньи,

Никто не хочет, видимо, пойти

На дело сложное, опаснее изгнанья

и гибельно на всём к нему пути.

Но тут встаёт во весь огромный рост

Правитель Сатана и объявляет:

Разведать всё — опасен путь, не прост,

Но он один пройти его решает.

Совет закрыт, и грозный Сатана

Направился к неведомому Раю.

Летит стрелой над пропастью без дна.

Ему Хаос, пучин владыка, помогает.

Вот миновал Он Адовы Врата,

К вновь созданному устремляясь миру,

И видит вдруг, уже издалека,

Мир новый и его пальмиру —

Прекрасный рай, весь солнцем озарённый

И зеленью невиданной покрыт.

И сатана, красой ошеломлённый,

Быстрее прежнего летит.

Избранные отрывки

1. Совет сторонников Сатаны

Высоко на блестящемъ царскомъ тронѣ,

Затмившемъ всѣ сокровища Ормуза [1]

И Индіи иль даже странъ Востока —

Гдѣ жемчугомъ и золотомъ цари

Осыпаны — надменно возсѣдалъ

Въ величіи и блескѣ Сатана.

Заслугами своими вознесенный

На пагубную эту высоту

Изъ глубины отчаянья — стремился

Онъ къ высшему: забывъ печальный опытъ,

Бороться вновь онъ жаждалъ съ Небесами,

И такъ мечты повѣдалъ онъ свои…

…Гдѣ счастья нѣтъ — не можетъ быть раздора

И зависти, и первенства въ Аду

Оспаривать никто не пожелаетъ.

Да будетъ здѣсь тѣснѣе нашъ союзъ,

Довѣріе взаимное — полнѣе,

Чѣмъ въ небесахъ могло-бы это быть.

И съ ними въ бой мы снова выступаемъ,

Дабы вернуть законное наслѣдье.

Въ несчастіи увѣреннѣе можемъ

Побѣды мы желанной ожидать,

Чѣмъ въ счастіи. Но путь какой-же нынѣ

Мы изберемъ? Открытую войну

Иль тайное коварство? Собралися

Мы для того, чтобъ это обсудить.

— — — — — — — — — — — — — —

Окончилъ онъ, — и поднялся Молохъ,

Сильнѣйшій и свирѣпѣйшій изъ Духовъ,

Въ отчаяньѣ еще свирѣпѣй ставшій.

— — — — — — — — — — — — — —

И произнесъ такую рѣчь Молохъ:

— Я за войну открытую стою;

Я хитростью своей не похваляюсь.

Пускай-же тѣ, кто хочеть строить козни,

И строитъ ихъ, но только не теперь.

— — — — — — — — — — — — — —

Чего-жъ тогда страшиться намъ? Зачѣмъ

Колеблемся могучаго Врага

Мы раздражить до крайняго предѣла?

Въ отчаянномъ порывѣ уничтожитъ

Онъ насъ совсѣмъ и превратитъ въ ничто,

Но вѣчныхъ мукъ уничтоженье лучше.

А если мы воистину безсмертны

Намъ нечего страшиться. Недоступный

И роковой престолъ Его властны

Тревожить мы вторженьями своими,

А мщеніе побѣду замѣняетъ. —

— — — — — — — — — — — — — —

Прекраснѣйшій изъ падшихъ херувимовъ

Всталъ Веліалъ. Исполненъ благородства

Казался онъ и человѣчно кротокъ,

Но пусто все и ложно было въ немъ,

Хотя изъ устъ его лилися рѣчи,

Подобныя небесной сладкой маннѣ,

— — — — — — — — — — — — — —

Что могутъ дни грядушіе съ собою

Намъ принести: какія перемѣны

И новыя надежды — мы не знаемъ.

Нерадостна, конечно, участь наша,

Но все-жъ ея я не считаю худшей,

Покуда мы, по собственной винѣ,

Не навлечемъ гораздо большихъ золъ.

— — — — — — — — — — — — — —

Такъ Веліалъ, прикрывшися личиной

Благоразумья, къ праздному покою,

Къ бездѣйствію — не къ миру призывалъ.

И вслѣдъ за нимъ заговорилъ Маммонъ:

— Гдѣ цѣль войны, когда-бы на войну

Рѣшились мы? Вернуть свои права?

Небеснаго Царя съ престола свергнуть?

Но это все возможно лишь тогда,

Когда-бы сталъ судьбы закономъ Случай,

Судьею-же въ великомъ спорѣ — Хаосъ.

Надежды нѣтъ на то и на другое.

— — — — — — — — — — — — — — —

Повѣрьте мнѣ все призываетъ къ миру

И прочному порядку. Поразмыслимъ

Мы о себѣ и о жилищѣ нашемъ

И, въ бѣдствіи ища успокоенья,

Откажемся отъ мысли о войнѣ

И мщеніи. Вотъ мнѣніе мое!

— — — — — — — — — — — — — — —

Тутъ поднялся съ величественнымъ видомъ

Духъ Вельзевулъ — сподвижникъ Сатаны.

Могучему столпу онъ былъ подобенъ,

Что выдержитъ всю тяжесть государства.

И на челѣ его запечатлѣлись

Возвышенныя думы и заботы

Въ соединеньѣ съ мудростью монаршей.

Безмолвіе онъ взоромъ предписалъ,

И стихло все, какъ воздухъ въ знойный полдень.

— Цари и Власти! Отпрыски Небесъ

И Божества безсмертныя! Должны-ли

Отречься мы отъ титуловъ такихъ,

Назвавшися взамѣнъ князьями Ада?

Склоняются всеобщія желанья

Къ тому, чтобъ здѣсь намъ царство основать.

Напрасная мечта! Властитель Неба

Готовилъ намъ темницу — не пріютъ,

Въ которомъ мы, Его законамъ чужды,

Вторично-бы возстанье замышляли

И гдѣ-бы насъ настигнуть не могла

Державная десница.

— — — — — — — — — — — — — — —

Подумайте, что лучше намъ: рѣшиться

На смѣлую попытку иль во мракѣ,

Въ страданіяхъ, томиться безконечно,

О призрачномъ мечтая государствѣ.

— — — — — — — — — — — — — — —

Къ чему-жъ войну опасную вести,

Небесныхъ стѣнъ осаду предпринявъ?

Имъ не страшны ни адскіе подкопы,

Ни приступы. Не лучше-ль предпріятье

Легчайшее придумать? Если вѣрить

Сказанію, есть гдѣ-то новый міръ —

Счастливое жилище существа,

Носящаго названье человѣка.

Съ недавнихъ поръ онъ созданъ и подобенъ

Во многомъ намъ, но менѣй совершененъ,

Хотя превыше всѣхъ Его созданій

Онъ Господомъ излюбленъ. Такова

Была Творца объявленная воля,

Скрѣпленная потрясшей Небо клятвой.

Направимъ-же всѣ помыслы туда!

Изслѣдуемъ живущихъ тамъ созданій:

Ихъ слабости и силу. Надо знать,

Что дѣйствуетъ — насиліе иль хитрость —

На нихъ вѣрнѣй? Путь къ Небу загражденъ,

И тамъ судебъ Вершитель возсѣдаетъ,

Увѣренный въ могуществѣ Своемъ.

Но этотъ міръ отъ Неба удаленъ

И, можетъ быть, охранѣ предоставленъ

Онъ тѣхъ людей, что обитаютъ въ немъ.

Чего-нибудь достигнуть тамъ возможно:

Испепелить его иль завладѣть

Всецѣло имъ и жителей его

Изгнать совсѣмъ, какъ изгнаны мы были,

Иль ихъ привлечь на сторону свою,

Дабы Творецъ созданіе Свое

Своею-же рукою уничтожилъ

Въ раскаяньѣ. Незаурядной будетъ

Такая месть. Мы сами возликуемъ,

Когда и Онъ въ смущеніи увидитъ,

Какъ созданныя имъ съ любовью чада

Низвергнутся вослѣдъ за нами въ бездну,

Гдѣ будутъ клясть рожденіе свое

И бренное недолгое блаженство.

— — — — — — — — — — — — — — —

Такъ продолжалъ коварный Вельзевулъ:

— Безсмертные, вы мудро разсудили,

И вашего величія достойно

Рѣшеніе великое. Оно

Подниметъ насъ изъ бездны преисподней,

На зло судьбѣ, приблизивъ насъ къ предѣламъ,

Откуда мы, при помощи оружья

Союзнаго, достигнемъ вновь Небесъ

Иль, можетъ быть, убѣжище найдемъ

Въ иной для насъ благопріятной сферѣ,

Куда опять проникнетъ чудный свѣтъ,

И эту тьму разгонитъ лучъ востока,

А воздухомъ прозрачно-ароматнымъ

Залечатся мучительныя язвы,

Которыя огнемъ нанесены.

Но перваго кого-же мы пошлемъ

На поиски таинственнаго міра?

Окончилъ онъ и, сѣвъ, съ пытливымъ взоромъ

Согласія онъ ждаль иль возраженья,

Но, мысленно опасность обсуждая,

Молчали всѣ въ раздуміи глубокомъ

И на лицѣ читали другъ у друга

Свой собственный невыразимый ужасъ.

Межъ избранныхъ героевъ, враждовавшихъ

Съ самимъ Творцомъ, не вызвался никто,

Никто изъ нихъ не изъявилъ согласья

Пуститься въ путь опасный одиноко,

Покуда самъ, надъ всѣми возвышаясь

Сознаніемъ великимъ превосходства,

Не произнесъ спокойно Сатана:

— Сыны Небесъ, Властители эфира,

Не знающіе страха! Мы теперь

Повергнуты въ смущенье не напрасно.

Тяжелый путь ведетъ изъ Ада къ свѣту,

Тюрьма прочна, и девятью кругами

Изъ пламени мы здѣсь обведены.

— — — — — — — — — — — — — — —

2. Решение Сатаны

Принявъ престолъ, могу-ль я избѣгать

Опасностей: съ моимъ высокимъ саномъ,

Какъ почести, не связаны-ль онѣ?

Чѣмъ выше Царь, тѣмъ больше выпадаетъ

Тѣхъ и другихъ всегда ему на долю.

Вы, несмотря на страшное паденье,

Грозой Небесъ могучими бойцами

Остались вы! Живите здѣсь покуда,

И жизнь въ Аду, когда возможно это,

Страданій гнетъ — старайтесь облегчить

И за Врагомъ недремлющимъ блюдите,

А я одинъ перелечу чрезъ бездну,

Ища для всѣхъ спасенія: никто

Не раздѣлитъ со мною предпріятья.

И съ этими словами всталъ Монархъ,

Предупредивъ разумно возраженья.

Боялся онъ, чтобъ и вожди другіе

Не вызвались, соперничая съ нимъ,

На то, чего страшились такъ недавно,

И дешево пріобрѣли ту славу,

Сатана летит к земле

Которую цѣною дорогою

Онъ покупалъ. Но голосъ ихъ Царя

Пугаетъ ихъ не менѣе, чѣмъ подвигъ.

И вмѣстѣ съ нимъ всѣ поднялися разомъ,

Производя подобный грому шумъ.

Склоняясь раболѣпно, прославляли

Они его, какъ равнаго Творцу,

Цѣня его геройскую рѣшимость —

Пожертвовать собою ради всѣхъ.

Итакъ, совѣтъ окончился Стигійскій.

Расходятся князья въ порядкѣ стройномъ

И посреди — ихъ мощный Властелинъ,

Единственный противникъ грозный Неба,

Единственный надъ преисподней Царь.

— — — — — — — — — — — — — — — —

3. Сатана устремляется в рай

Межъ тѣмъ, Творца и человѣка врагъ,

Воспламененъ желаніемъ надменнымъ,

Летитъ къ вратамъ поспѣшно Сатана,

Крыломъ своимъ то бездну задѣвая,

То огненнаго свода имъ касаясь.

— — — — — — — — — — — — — —

Вотъ, наконецъ, видны предѣлы Ада

И триждытрехзатворныя врата

Изъ мѣди, адаманта и желѣза.

Ограждены огнемъ, но, не сгорая,

Казались недоступными они.

— — — — — — — — — — — — — —

Но вотъ и онъ — священный проблескъ свѣта!

Отъ стѣнъ небесныхъ въ нѣдра темной Ночи

Проникло вдругъ мерцаніе зари.

Здѣсь началось природы царство. Хаосъ

Бѣжитъ предъ ней, какъ побѣжденный врагъ,

Лишившійся послѣднихъ укрѣпленій.

Теперь летѣть не трудно Сатанѣ,

И по волнамъ, смирившимся при слабомъ

Мерцаніи, легко несется онъ

Такъ бурею разбитый и лишенный

Снастей корабль спѣшитъ укрыться въ гавань.

На широко развернутыхъ крылахъ

Въ простравствѣ онъ паритъ полувоздушномъ

И горнія ужъ видитъ Небеса.

Такъ далеко раскинулося Небо,

Что Сатана опредѣлить не можетъ:

Квадратное иль круглое оно.

И видитъ онъ опаловыя башни.

Сапфирные зубцы высокихъ стѣнъ,

Всѣ чудеса своей былой отчизны!

И новый міръ онъ вскорѣ открываетъ.

Повѣшенный на золотыхъ цѣпяхъ

Онъ кажется ему звѣздою малой,

Блистающей съ луною наряду.

И къ той странѣ, исполненъ жаждой мести,

Проклятіе съ собою принося,

Стремится Духъ, проклятьемъ заклейменный.

Примечания

1. Ормузъ — островъ на Красном море, славившійся громадною добычею жемчуга.

2. Гадесъ — адское божество; Оркусъ — одно изъ названій Плутона, владыки подземнаго царства.

Книга третья

Краткое содержание

Бог — Вседержитель, спокойно сидящий на троне

И наблюдающий лёт Сатаны сквозь эфир,

Видит: средь гор Сатана приземлился на склоне

И смотрит как лучше забраться ему в новый мир.

Он обращает внимание Сына на это

И на победу Нечистого над человеком,

Которого Он отвратит от Господних запретов,

Данных ему при створении мира навеки.

За грехопадение созданного Им человека

Властью своею Вину Бог, тут же слагает,

Поскольку Он, взяв на себя человека в опеку,

Дал волю и право борьбы с Сатаной — объясняет.

При этом помилует род человеческий Он,

Но только лишь если найдётся кто — либо таков,

Что род человеческий будет от смерти спасён,

Если за это он жертвовать жизнью готов.

Услышав от Бога — Отца такое решенье,

Сын Божий великую милость Его прославляет,

И тотчас, за род человека от смерти спасенье,

Он в жертву себя самого предлагает.

Отец соглашается с Сыном, и ангельским силам

Велит воспеть Славу Его благородному Сыну,

Превыше земных а также небесных имён.

Его возвеличить за храбрость и ум велит Он.

Но уж Сатана долетел до окраин планеты,

Вот-вот и к «воротам Тщеславия» Он подойдёт,

Увидит входящих туда и назад выходящих…

И вот, наконец, Он у самых Небесных ворот.

Там лестница к небу прямая и вход на неё.

(Её описание полное в книге даётся);

Постройки с колоннами мощными держат её,

И вязь золотая цветов по ней вьётся.

Уже Сатана к небесам подниматься хотел,

Но вдруг в темноте, вдалеке света луч показался —

Свет солнца. Тогда передумал Он и полетел,

Туда, где свет солнца яснее уже разгорался.

В пути повстречался внезапно Ему Уриил,

Архангел известнейший и повелитель планеты.

Его Сатана издалёка узнал и решил

Дорогу к створённому миру узнать и приметы.

Он младшего ангела маску в мгновенье одел,

И к Уриилу с приветствием Он подлетает,

С хвалебною речью к нему обратиться сумел,

Свой путь уточнил Он и к цели полет продолжает.

Летел он стрелою, увидеть быстрее желая

Вновь созданный мир и его существа.

По слухам, они — обитатели Божьего Рая,

И Богом любимы, в Раю появившись едва.

Достиг он горы возле Рая, в его окруженьи,

Когда светлый день притемнил уж закат,

Замедлил своё целевое движенье

И вмиг опустился на высшую гору Нифрат.

Избранные отрывки

1. Всевышний обнаруживает Сатану

Съ небеснаго эфира Вседержитель,

Возсѣвшій тамъ превыше всѣхъ высотъ,

Всевидящимъ обозрѣваетъ окомъ

Великія творенія Свои

И вмѣстѣ съ тѣмъ — дѣла Своихъ созданій.

Безчисленны, какъ звѣзды, и блаженствомъ

Исполнены неизреченнымъ, сонмы

Небесныхъ Силъ Владыку окружаютъ.

Направо Сынъ сидитъ Единородный —

Господней славы образъ лучезарный.

И, вотъ, Господь къ землѣ склоняетъ взоръ

И видитъ тамъ Онъ первую чету,

Которая среди садовъ Эдема

Бесмертными плодами наслаждалась

Любви своей во-вѣки нераздѣльной

И радостей, которымъ нѣтъ конца.

Далекій Адъ и бездну обозрѣвъ,

Врага Небесъ увидѣлъ Онъ надъ нею,

Парящаго вблизи небесныхъ стѣнъ.

Сложивъ свои измученныя крылья,

Готовился стопой нетерпѣливой

Уже ступить на почву Сатана,

Которая землей казалась твердой,

Но воздухомъ она иль океаномъ

Окружена — не могъ постигнуть Онъ.

Тогда Господь, чье Око видитъ все —

Грядущее, былое съ настоящимъ —

Глаголетъ такъ Единственному Сыну:

— Ты видишь-ли, Единородный Сынъ,

Противникъ нашъ какой пылаетъ злобой?

Ни адская темница, ни оковы,

Ни бездна безпредѣльная — ничто

Остановить его не въ состояньѣ.

И мщеніемъ онъ дышетъ безпощаднымъ,

Которое обрушится опять

На собственную голову его.

Преграды всѣ расторгшій, въ область свѣта

Стремится онъ, гдѣ ищетъ человѣка,

Котораго задумалъ погубить

Онъ силою иль совратить обманомъ.

И замыселъ удастся. Человѣкъ,

Опутанный опасно-льстивой ложью,

Преступитъ Мой единственный запретъ.

Онъ самъ падетъ и въ немъ — его потомство.

Себя винить неблагодарный долженъ.

Чѣмъ искупить онъ можетъ преступленье

Подобное? Иль правосудья нѣтъ,

Иль долженъ самъ, съ потомками своими,

Погибнуть онъ, когда, его спасая,

Не явится другой и не захочетъ

Пожертвовать собою правосудью,

Которое вѣщаетъ: смерть за смерть!

Отвѣтствуйте, о, сонмы Силъ Небесныхъ,

Найдется-ль гдѣ подобная любовь?

И кто изъ васъ захочетъ смертнымъ стать

И смертнаго искупитъ прегрѣшенье?

Безгрѣшенъ самъ — кто грѣшника спасетъ?

Возможно ли, что существуетъ въ Небѣ

Столь чистая, высокая любовь?

— — — — — — — — — — — — — — — —

2. Божий сын спасает Человека

Но Божій Сынъ, любви источникъ дивный,

Предсталъ тогда съ ходатайствомъ Своимъ:

— Отецъ, Твои велѣнья непреложны,

И человѣкъ помилованъ Тобой.

Спасти его возможно милосердью —

Быстрѣйшему изъ всѣхъ Твоихъ гонцовъ,

Которое непрошено, нежданно

Является ко всѣмъ Твоимъ созданьямъ.

Ужели-же его и къ человѣку

Ты не пошлешь? Погибшій во грѣхѣ —

Какъ можетъ онъ о милости молить?

Отецъ! Молю, какъ жертву искупленья,

Прими Меня! Я жизнь даю за жизнь.

— — — — — — — — — — — — — — —

Поражены восторгомъ были Духи,

Хотя вполнѣ значенья этой рѣчи

Постичь они покуда не могли.

И отвѣчалъ Всевышній: — Милый Сынъ!

О, Ты, Моя единственная радость,

Единственный на Небѣ и Землѣ

Находишь Ты спасенье человѣку.

Ты знаешь, какъ созданія Мои

Мнѣ дороги. Послѣднимъ созданъ Мною

Былъ человѣкъ, въ любви-же не послѣдній

Онъ для Меня. Его спасенья ради,

Лишь временно готовь Тебя отторгнуть

Я отъ руки и лона Моего.

Природа тѣхъ, кого спасаешь Ты,

Съ божественнымъ сольется естествомъ,

И на землѣ Ты будешь Человѣкомъ.

Придетъ пора — и, Дѣвою рожденный

Безгрѣшною, Ты плотью облечешься,

Главой людей, вторымъ Адамомъ ставъ.

Отъ перваго должны погибнуть люди,

А отъ Тебя къ спасенью возродиться.

— — — — — — — — — — — — — — —

Божественно высокая любовь,

Какой еще примѣра не бывало!

Хвала Тебѣ, Господь, Спаситель міра

И Божій Сынъ! Твое да будетъ Имя

Источникомъ обильнымъ пѣснопѣній,

И арфою моею восхвалю

Тебя съ Отцомъ во-вѣки нераздѣльно!

3. Сатана приближается к Раю

— — — — — — — — — — — — — — —

Вдругъ Сатана на горизонтѣ видитъ

Блистательнаго Ангела, который

На Солнцѣ-же являлся Іоанну.

Ликъ Ангела прекрасный обращенъ

Былъ въ сторону другую, но сіяла

На головѣ тіара изъ лучей

И золотыя кудри ниспадали

На свѣтлыя сіяющія крылья.

— — — — — — — — — — — — — — —

Приблизившись, такъ молвитъ Сатана:

— Ты, Уріилъ, не первый-ли межъ тѣми,

Что Господу со славой предстоятъ?

Вершителемъ Его высокой воли

Являешься ты въ горнихъ Небесахъ,

Гдѣ ждутъ тебя, посланника Господня.

Обязанность такую-жъ исполняя,

Здѣсь съ высоты, подобно Божью Оку,

Весь шаръ земной обозрѣваешь ты?

Желаніе давно неодолимо

Влечетъ меня увидѣть новый міръ,

А главное — увидѣть Человѣка,

Котораго столь возлюбилъ Господь.

Повѣдай мнѣ, о, свѣтлый Серафимъ,

Который-же изъ всѣхъ шаровъ блестящихъ

Назначенъ быть жилищемъ человѣку

Иль можетъ онъ пріютомъ избирать

Любой изъ нихъ? Желалъ-бы я найти

Его затѣмъ, чтобъ тайно или явно

Избранника съ восторгомъ увидать,

Кого Творецъ мірами надѣлилъ

И на кого излилъ Свои щедроты.

Возславимъ-же во всѣхъ Его твореньяхъ

Всевышняго, Который, въ бездну Ада

Мятежниковъ низвергнувъ правосудно,

Вознаградилъ тяжелую утрату

И родъ людской чудесно сотворилъ,

Чья преданность пребудетъ неизмѣнной.

Премудры всѣ Создателя пути!

Такъ говорилъ притворщикъ вѣроломный,

Не будучи открытымъ. Лицемѣрье

И ангеловъ способно обмануть;

Среди земныхъ пороковъ лишь оно

Незримое повсюду ходитъ тайно,

Постичь его Единый можетъ Богъ.

Хотя порой не усыпленный Разумъ

И бодрствуеть, но Подозрѣнье спитъ

И Простотѣ охрану довѣряетъ,

А Доброта, не видя зла, не можетъ

Подозрѣвать присутствія его.

Вотъ почему — правитель свѣтлый Солнца —

Былъ въ этотъ разъ обманутъ Уріилъ

……………………………………………..

Сатана,

Обычаю небесному согласно,

Почтительно склонясь предъ Высшимъ Духомъ [1]

Простился съ нимъ и внизъ, къ земному шару,

Онъ ринулся съ сіяющаго Солнца.

Отрадная надежда на успѣхъ

Его сильнѣй собою окрыляетъ,

И, описавъ громадные круги,

Несется онъ, нигдѣ ие отдохнувъ,

Пока въ пути своемъ не достигаетъ

Далекаго Нифата [2] высоты.

— — — — — — — — — — — — — — —

Примечания

1. По ученію св. Діонисія Ареопагита, сонмъ ангеловъ раздѣляется на девять ликовъ, которые, въ свою очередь, дѣлятся на три чина, по степени близости ихъ къ Богу. Въ первомъ чинѣ — престолы, херувимы и серафимы; во второмъ — власти, господства и силы; въ третьемъ — ангелы, архангелы, начала.

2. Нифатъ — гора въ Арменіи; здѣсь по мнѣнію Мильтона, находился Рай.

Книга четвёртая

Краткое содержание

Взирая издали на новый мир,

В котором зло творить Он собирался,

Стал думать Сатана — был одержим

Он завистью, отчаяньем и страхом.

Но победило зло, и Дьявол в Рай

Решил войти, красой его сражённый.

Он принял образ птицы, полетел,

И на верхушку Древа жизни сел.

Отсюда видит он невдалеке

Жилище первой человечьей пары.

Внимательно Он рассмотрел его,

И подивился как оно добротно.

Вокруг сияет царство красоты

Невиданных растений и деревьев.

Ручьи воды журчат вокруг холмов,

Ландшафт затейливый собой творящих.

Он видит также Еву и Адама

И поражён их юной красотой,

К тому ж и радостным обличьем

Не знающих больших забот людей.

Всё это не препятствует, однако,

Задуманное дело продолжать.

Он тихо подбирается поближе

К прелестной паре, чтоб придумать как

Осуществить свой замысел коварный,

Каким путём для этого пойти,

И что использовать ему возможно,

Чтоб сразу их от Бога отвратить.

Подслушавши интимную беседу

Адама с Евой, Сатана узнал,

Что им запрещено под страхом смерти

От Дерева добра и зла вкушать

Плоды — их как бы ни хотелось,

И кто бы им плоды ни предлагал.

Тем временем Архангел Уриил,

Спустившись в Рай, предупреждает

Архангела охраны Гавриила,

Что Сатана в Раю и замышляет

Дела недобрые супротив Бога.

Вот вечер наступил и ночь подходит.

Идут Адам и Ева на покой.

К ним стражников отправил Гавриил.

Адам и Ева молятся усердно.

К ним близко подобрался Сатана,

Но прибывшие стражи вмиг хватают

Его и к Гавриилу привели.

Увидев Сатану, встал Гавриил

И учинил немедленно допрос.

Но Сатана презрительно отнёсся

К допросу этому, и Гавриил

Ему знаменье неба показал,

Войну и пораженье предвещая.

Ещё сказал архангел Гавриил,

Что силы Он свои удвоил.

И хитрый Сатана, сообразивший,

Что Он ещё к сраженью не готов,

Ропща и Гавриилу угрожая,

Эдем покинул в тот же самый час.

Избранные отрывки

1. Сатана входит в Рай

…Но Сатана идетъ своимъ путемъ,

И, наконецъ, онъ Рая достигаетъ,

Вѣнчавшаго зеленою оградой

Пустынную и дикую вершину

Большой горы. Ея крутые склоны

Кустарникомъ повсюду заросли,

А наверху, вздымаясь къ небесамъ,

Виднѣются ряды высокихъ кедровъ,

Тѣнистыхъ пальмъ, уступами ростущихъ;

Надъ ними-же высокая стѣна

Чарующаго Рая зеленѣла,

Откуда видъ обширный открывался

На страны всѣ, лежащія внизу.

— — — — — — — — — — — — — —

На дерево, по серединѣ Рая

Стоявшее и бывшее всѣхъ выше,

Которое звалося Древомъ Жизни,

Взмахнувъ крыломъ, взлетаетъ Сатана

И, ворона морского видъ принявъ,

Садится тамъ, но истинная жизнь

Ему чужда: на Древѣ Жизни сидя,

Онъ думаетъ о смерти для живущихъ.

И дерево, которое залогомъ

Безсмертія могло-бы послужить,

Лишь для того пріютомъ онъ избралъ,

Чтобъ далѣе обозрѣвать окрестность.

Сатана в Раю

— — — — — — — — — — — — — —

Два существа превосходили прочихъ

Красой своей и совершенствомъ формъ,

Какъ у боговъ — прямымъ и стройнымъ станомъ.

Достоинствомъ облечены врожденнымъ

И наготой, исполненной величья —

Владыками надъ всѣмъ они казались,

Достойными подобнаго господства.

Великаго Творца небесный образъ

Въ божественномъ ихъ взорѣ отражался.

Различными ихъ назначенья были

И самый полъ. Въ мужчинѣ воплотились

Живая мысль и сила, а въ женѣ —

Чарующая нѣжность съ красотою.

Для Господа онъ созданъ былъ, она —

Для Бога-же, но въ мужѣ лишь своемъ.

Высокое прекрасное чело

И властный взоръ мужчины выражали

Величіе. Надъ всѣми господиномъ

Казался онъ. Подобно гіацинту,

Блистающіе кудри ниспадали

Ему до плечъ, но волосы жены,

Разсыпавшись волною золотистой,

Окутали покровомъ тонкій станъ.

Какъ усики отъ виноградныхъ лозъ,

Вилися ихъ причудливыя кольца —

Зависимости символъ. Добровольно

Склоняется она предъ властью кроткой

И женственнымъ сопротивленьемъ нѣжнымъ

Старается минуту отдалить

Желанныхъ ласкъ. Одежда не скрываетъ

Ихъ чудныхъ тѣлъ; рожденнаго грѣхомъ

Виновнаго стыда — подъ видомъ чести

Нанесшаго созданіямъ Природы

Одинъ позоръ — тогда еще не знали.

Такъ, объ руку другъ съ другомъ, наготой

Безгрѣшною своею не смущаясь

Предъ Господомъ и ангелами всѣми,

Въ Раю чета счастливая гуляла,

Прекраснѣе которой съ той поры

Не знаетъ міръ. Красой превосходила

Всѣхъ дочерей, рожденныхъ ею, Ева,

И былъ Адамъ прекраснѣй всѣхъ сыновъ.

Въ тѣни вѣтвей зеленыхъ, на лужайкѣ

У свѣтлаго ручья они сидѣли,

Окончивъ трудъ. Работа ихъ въ саду

Лишь дѣлала отраднѣй самый отдыхъ,

Когда зефиръ прохладу навѣваетъ,

А голода и жажды утоленье —

Пріятнѣе. Тянувшіеся къ нимъ

Нектарные плоды они вкушали,

А кожура служила имъ сосудомъ

Для черпанья воды изъ ручейка.

И не было при этомъ недостатка

Ни въ сладостныхъ улыбкахъ и рѣчахъ,

Ни въ ласковыхъ и беззаботныхъ шуткахъ,

Что свойственны четѣ прекрасной были,

Адам и Ева в Раю

2. Сатана подслушивает беседу Адама и Евы

Но тутъ Адамъ — прекраснѣйшій и первый

Изъ всѣхъ мужей, вдругъ къ Евѣ обратился —

Прекраснѣйшей и первой между женъ,

И Сатана ему внимаетъ жадно.

— Единая подруга! Лишь съ тобой

Всѣ радости мои я раздѣляю.

Ты для меня дороже всѣхъ сокровищъ.

Какъ безконечно милостивъ Господь,

Создавшій насъ и этотъ міръ обширный!

Онъ столь-же благъ, какъ безпредѣленъ Онъ.

Изъ праха Имъ мы созданы чудесно

И здѣсь въ Раю сподобились блаженства,

Котораго ничѣмъ не заслужили,

Чего отъ насъ Онъ требуетъ взамѣнъ?

Единственнаго легкаго обѣта!

Изъ всѣхъ плодовъ, ростущихъ здѣсь въ Раю,

Онъ запретилъ касаться лишь плодовъ

Отъ дерева Познанія, что рядомъ

Виднѣется съ безсмертнымъ Древомъ Жизни:

— — — — — — — — — — — — — — — — —

И Ева такъ Адаму отвѣчала:

— Ты, для кого и отъ кого была

Я создана, плоть отъ твоей-же плоти,

Ты — мой глава, путеводитель мой,

Слова твои глубоко справедливы

И мудрости исполнены. Должны

Благодарить мы Бога повседневно,

Тѣмъ больше я, которую Господь

Соединяетъ съ высшимъ существомъ,

Съ избранникомъ, межъ тѣмъ какъ для себя

Ты равнаго нигдѣ найти не можешь

………………………………………..

Такъ общая праматерь говорила.

Съ супружеской любовью непорочной

Она на грудь склонилася къ Адаму,

Коснувшися его открытой грудью,

Вздымавшейся подъ золотомъ кудрей.

А онъ, ея красою восхищенный

И прелестью покорной — улыбался

Ей съ нѣжностью, исполненной величья.

Юпитеръ такъ Юнонѣ улыбался,

Даруя плодородье облакамъ,

Разсыпавшимъ на землю майскій цвѣтъ.

3. Терзания Сатаны

…И съ завистью на нихъ бросаетъ Демонъ

Ревнивый взглядъ, и мысленно онъ ропщетъ:

— Мучительный и ненавистный видъ!

Два существа въ объятіяхъ другъ друга

Не райскимъ-ли надѣлены блаженствомъ?

Ужель вкусить сполна имъ суждено

Все счастіе, межъ тѣмъ какъ вверженъ я

Въ глубокій Адъ, гдѣ счастья и любви

Не вѣдаютъ и знаютъ лишь желанья:

Не меньшее среди мученій нашихъ!

Но забывать не долженъ я того,

Что слышалъ здѣсь, изъ устъ ихъ. Имъ въ Раю

Принадлежитъ не все. Воспрещено имь

Вкушать плоды отъ дерева Познанья.

Познаніе запрещено! Но развѣ

Съ собою грѣхъ и смерть несетъ оно?

Ужель они невѣденьемъ живутъ,

И счастье ихъ отъ вѣры лишь зависитъ

И послушанья полнаго? На этомъ

Какъ мнѣ легко ихъ гибель основать!

Я разожгу у нихъ познаній жажду,

Внушая имъ не слушаться завѣта,

Который ихъ обрекъ на униженье.

Тогда они сравняться съ божествами

Задумаютъ и, плодъ вкусивъ запретный,

Подвергнутся неумолимой смерти.

Но прежде Рай я долженъ обойти

И, можетъ-быть, кого-нибудь изъ Духовъ

Увижу тамъ на берегу ручья,

И отъ него всю истину узнаю.

Живи пока, счастливая чета,

И пользуйся минутой краткой счастья:

Страданія твои продлятся долго!

Презрительно онъ покидаетъ ихъ,

Но, хитрости исполненъ осторожной,

Онъ крадется долинами, лѣсами,

Полянами, — а солнце, между тѣмъ, cклонилося къ закату…

Сюда съ земли вела одна тропинка,

И высились ряды громадныхъ скалъ

Со всѣхъ сторонъ. Межъ ними Гавріилъ,

Великій вождь надъ ангельскою стражей,

Сидѣлъ и ждалъ, когда настанетъ ночь,

4. Архангел Уриил сообщает о Духе, летящем в Рай

И говоритъ прибывшій: (Уриил –М.С.)

— Гавріилъ!

Блаженное жилище охраняешь

Ты бдительно и строго, для того,

Чтобъ не могло сюда проникнуть зло.

Въ полдневный часъ въ моей явился сферѣ

Какой-то Духъ, желавшій увидать

(Такъ онъ сказалъ) творенія Господни

И Божіе подобье — Человѣка.

И мною путь ему указанъ былъ.

Когда-же онъ на гору опустился,

Лежащую на сѣверѣ Эдема, —

Замѣтилъ я, что взоръ его страстями

Былъ омраченъ, невѣдомыми въ Небѣ.

Страшуся я: не вырвался-ль изъ бездны

Мятежный Духъ — для новыхъ смутъ и козней?

Найти его — обязанность твоя.

5. Беседа Евы и Адама,
подслушанная Сатаной

И темною одеждой сумракъ сѣрый

Окуталъ все. Укрылись звѣрь и птица

Въ убѣжища ночныя. Соловей

Одинъ не спитъ: его любовной пѣснѣ

Внимаетъ тишь. Блеснули небеса

Созвѣздьями — сафирами живыми,

И ярче всѣхъ сіяетъ дивный Гесперъ [1],

Пока луна-царица изъ-за тучъ

Не выплыла, на сумракъ темной ночи

Серебряный покровъ свой не набросивъ.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 422