электронная
36
печатная A5
270
18+
Потерянная деревня

Бесплатный фрагмент - Потерянная деревня

Старая церковь

Объем:
80 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-5026-3
электронная
от 36
печатная A5
от 270

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава первая

Егор Родионов, рыжеволосый, сероглазый парень, студент третьего курса педагогического университета, ехал на летнею практику в лагерь отдыха с радостью. Будучи учеником десятого класса он отдыхал в этом лагере. И теперь вспоминая то счастливое время, когда он и трое его друзей, как лучшие курсанты военно-патриотического клуба, были направлены на летний отдых в лагерь, Егор ощущал душевный подъём. С тех пор он повзрослел, возмужал и сам себя считал самостоятельным, рассудительным и целеустремленным человеком. Да и смена обстановки, после трудного учебного года, была очень кстате. Студент — человек бедный и очень немногие могут себе позволить полноценный отдых во время летних каникул. А сидеть дома или в общаге, ну в лучшем случае пить пиво с друзьями на речке — утомляет. Но Егору повезло. Хорошо, а главное вовремя, без хвостов сданная сессия и вот он вожатый. Да, теперь он вожатый и постарается, что бы мальчишки и девчонки провели время с пользой, получили массу положительных впечатлений и чему-нибудь научились.

За прошедшие пять лет почти ни чего не изменилось, поэтому ориентировался Егор без проблем. Лагерь располагался в живописном месте, в дубовой роще леса, на берегу небольшой речушки. Полоса препятствий не легче, чем для тренировок спецназа, спортивная площадка с турником, силовыми снарядами и волебольно-баскетбольной площадкой, не большой пляж, всё было ему знакомо.

Десять вагончиков располагались в два ряда по пять штук, параллельно друг другу, а чуть поодаль стоял кирпичный дом, здание администрации. Вагончики были комфортные, две светлые комнаты с большими окнами, четыре койкоместа в каждой. Перед открытием сезона сделали косметический ремонт, наклеили простенькие, но веселенькие, в цветочек обои, что-то подкрасили, что-то подмазали, получилось чистенько и аккуратно. Спасибо строителям. Когда то Егор с друзьями-одноклубниками жили, вместе в одной комнате и в конце смены получили грамоты, как лучшее звено. Счастливое было время.

Теперь это была ответственная работа. Он был назначен вожатым старшего отряда и прежде, чем принять отряд, ему нужно было составить и утвердить у начальника лагеря план мероприятий. Просидев полдня за составлением бумаг, Егор удовлетворённо захлопнул папку. Все готово, можно нести на подпись.

Егор постучал в дверь.

— Любовь Андреевна, можно?

— А, Егор, вxоди, что скажешь?

— Я план мероприятий составил. Посмотрите?

— Ага, отлично, давай.

Пока Любовь Андреевна изучала бумаги, Егор ёрзал на стуле, волновался. В принципе, составить план мероприятий для него труда не составило: просто вспомнил, чем сам занимался, когда был в лагере, и записал это по пунктам. Готово. Но Егор внёс небольшое дополнение — поход к старой церкви. Вернее не дополнение, поход был запланирован и в его смену, но не совсем состоялся.

В то время начальником лагеря был Василий Васильевич, он, собственно, и организовал лагерь, выбив у местной областной администрации территорию заброшенной турбазы под нужды детей. Василий Васильевич был преподавателем истории, краеведом, и страстно старался привить ребятам любовь к родной земле, к её истории. Именно он вдохновил Егора пойти на исторический. Узнав от сторожа лагеря, местного жителя деревни, которая была в трёх километрах от лагеря, деда Никифора, что в лесу, километрах в двадцати, есть старая церковь, Василий Васильевич решил организовать туда поход. Дед Никифор рассказывал всякие небылицы о том месте. То ли проклято оно, то ли свято, то ли и то и другое, но якобы люди там пропадали без следа с давних пор. Ещё говорил, что деревня там есть, или была. Василий Васильевич сам возглавил экспедицию, с ним пошли двенадцать ребят, в том числе и Егор с друзьями. К вечеру они прошли двадцать километров, нашли великолепную поляну и стали готовиться к ночлегу. До конечной точки маршрута оставалось четыре или пять километров. Но не успели они как следует расположиться, на поляну вышли полицейские и спасатели. Оказывается, накануне в лесу пропали четыре охотника, вышли на связь по рации на полицейской волне с криками о помощи. Потом отключились и всё, тишина. Ребят вывели из леса, посадили в автобус и отвезли обратно в лагерь. Так и закончился поход. Говорят, потом один охотник сам вышел из леса. У него была то ли оторвана, то ли откусана рука по предплечье, и сам он был весь покусан каким-то диким зверем, хотя хищников в этих лесах не водилось. Был охотник совершенно безумен, так что ничего от него не смогли узнать. А потом он умер в больнице от гангрены, сгнил заживо. Врачи не смогли его спасти, потому что так и не поставили ему диагноз, лекарства на него не действовали, так через неделю и скончался в страшных муках.

В лес после этого случая ребятам ходить запретили. А через полгода умер Василий Васильевич и на следующий сезон начальником стала его заместитель Любовь Андреевна. И попыток найти старую церковь больше никто не предпринимал.

Егору очень хотелось пройти маршрутом, намеченым когда-то Василием Васильевичем и узнать, есть ли там эти церковь и деревня. В этом была ещё одна причина, по которой он рвался вожатым в этот лагерь. Он готовился: изучал архивы, топографические карты этого района, но так и не нашёл даже намёка на старую церковь. Обратился даже в епархию, но и там ему сказали, что ничего об этом не знают: да, возможно, когда-то была маленькая деревушка и была в деревушке часовенка — так принято было. Ушли люди, или просто вымерла деревня, и не нужна стала часовня. Вот и всё. А святых мест там нет, святые места все известны.

Но Егор решил не отступать и найти эту церковь, или же убедиться, что её не существует. В память о Василии Васильевиче. И теперь он ждал приговора.

— Егор, в общем, всё хорошо. Но что это за поход на третий день смены?

— Любовь Андреевна, я хочу сходить с ребятами к старой церкви. Помните, мы с Василием Васильевичем собирались?

— Помню, помню. Но мы этого никогда не делали. Для этого нужно готовить маршрут, иметь какое-то снаряжение… Ну я не знаю…

— Но Любовь Андреевна, всё снаряжение у меня есть. Я ведь занимаюсь в историко-патриотическом клубе, туристическом клубе. Я десятки раз ходил с группой в походы, поисковые операции. И маршрут у меня готов — я изучал карты. Да и ребята у нас не простые: все спортсмены, состоят в военно-патриотических клубах. Ну вы же сами знаете.

— Да знаю, знаю. Но почему на третий день?

— Конечно, на третий. Первый день — знакомимся, второй — готовимся, третий — идём дружить! В походе они сдружатся — это же взаимопомощь, чувство плеча товарища! Да у нас лучший отряд будет потом! Вот посмотрите.

— Ну не знаю! Говоришь ты убедительно! Если бы я тебя не знала — ни за что не разрешила бы. Ну а так… Давай попробуем.

— Спасибо, спасибо, Любовь Андреевна! Вот увидите — всё будет хорошо. Потом все отряды будут в поход ходить по нашему маршруту!

— Ну-ну. Давай, иди. Готовься встречать ребят. Завтра заезд.

Егор довольный вышел из кабинета и сделал характерный жест: Yes.

Глава вторая

Сегодня заезд. Любовь Андреевна и часть вожатых ещё с вечера уехали в город, чтобы встретить детей и на автобусах доставить в лагерь. До города ехать три часа, сбор назначен на десять. Так что до обеда было свободное время. Егор решил проехать на велосипеде по маршруту похода, до поляны, чтобы освежить в памяти дорогу, которой когда-то ходил. Километров пятнадцать-семнадцать по грунтовке и тропкам, ещё километра три пешком — должен успеть.

Егор проснулся в шесть утра, принял холодный душ, позавтракал, набрал воды во фляжку, положил в рюкзак сухой паек, взял небольшой туристический топорик и отправился в путь. Дорога была малоезженой, и лес наступал практически вплотную, но ехать было приятно. Утренняя прохлада и лёгкий ветерок бодрил, а воздух был лесной, свежий, и дышалось очень легко. Уже через час с небольшим Егор добрался до места, где ехать дальше уже было невозможно. Закатив велосипед в кусты и замаскировав его ветками, Егор вытащил топорик и пошёл в чащу. Лес местами был довольно густой, работать тесаком приходилось интенсивно, чтобы прорубить дорогу, но зато потом будет легче, тропа будет уже готова, да и зарубки на деревьях помогут лучше ориентироваться. Прошло ещё полтора часа, и цель была достигнута. Лес расступился, и Егор потный, раскрасневшийся от постоянного махания топором вышел на чудесную поляну. Поляна была и правда чудесная — почти идеальный круг метров пятьдесят в диаметре, по центру стоит огромный вековой дуб, низкая трава стелется ковром, как будто кто-то подстриг газон. Под дубом было организовано кострище, вокруг которого лежало три бревна. На краю поляны бил родник, и ручей утекал куда-то в лес. Идеальное место для стоянки туристов. Егор присел на одно из бревен — немного отдохнуть, перекусить и утолить жажду. Солнце поднималось все выше и выше, и было уже довольно жарко.

— Будь здрав, хлопец.

Егор вздрогнул от неожиданности. У него за спиной стоял бородатый мужичок — ну чисто леший, только с двустволкой за спиной. По спине побежали мурашки, под ложечкой не приятно засосало, парень нервно сглотнул.

— Здравствуйте, дедушка.

— Здрав будь, здрав будь. Притомился хлопчик, али заблудился? Откуда будешь?

— Я из лагеря. Тут лагерь детский недалеко. Мы в поход собираемся, вот я на разведку и пошёл.

— Лагерь, говоришь, детский? Так не дитё ты вроде, большенький.

— Да я вожатый, старший над детьми. А вы кто такой? Местный, что ли?

— Ага, местный, лесник я тут. А что ты там про поход какой-то гутаришь?

— В поход с ребятами хочу сходить к старой церкви, а здесь, на поляне, переночевать хотели.

— К церкви? Дык я там и живу, в деревне, постоялый двор там у меня. Заходите, отобедаете и переночевать можете. В лесу ночевать опасно — зверьё тут всякое бродит.

— Так нет здесь зверей диких.

— Дык кому нет, а кому и есть. В зверя дикого и человек может обернуться.

— Ну, с людьми мы справимся! Нас двадцать два человека будет. Ты, дедушка, лучше скажи, как нам до деревни твоей добраться, а то на карте нет её.

— На карте может и нет, а деревня есть. Вон там, от родника не далече тропка есть. По ней прямиком к деревне выйдете, а там я вас и встречу. Ну, пойду я, хлопчик, пора мне, готовиться надо.

— До свидания дедушка!

Мужик пошёл в чащу и быстро исчез за деревьями.

«Вот так новость,» — подумал Егор, — «оказывается, деревня существует, да ещё и жилая. Надо будет всё подробней расспросить у местных. Только почему же её нет на карте?»

Анализируя информацию услышанную от лесника, парень засобирался в обратный путь. Назад Егор добрался гораздо быстрее по прорубленной тропе. Но по прибытии на место его ждал неприятный сюрприз. Велосипед валялся на земле, рядом с кустами и у него были спущены колёса. Ну как спущены — их практически не было. Покрышки были изодраны в клочья, как будто их долго и упорно грызла крупная собака, спицы были изломаны, а обод погнут. На таком средстве передвижения далеко не уедешь, но делать нечего — надо двигаться, время поджимает, а пятнадцать километров пешком — это не вариант. Егор при помощи топорика удалил остатки покрышек с изуродованных колес, запрыгнул в седло и поехал на ободах. Передвигаться было ужасно тяжело, острые края обода зарывались в землю, руль не слушался, весь велосипед сильно трясся и содрогался, как будто бык на родео в попытках сбросить седока. Но всё равно так было быстрее, чем пешком, и через два часа мучений, весь мокрый и страшно уставший, Егор добрался до лагеря. Слава Богу его ни кто не видел. Спрятав велосипед за один из домиков, чтобы не объяснять, что произошло, отдышавшись, он принял душ и стал ждать прибытия автобусов. У Егора появилось время подумать о том, что же с ним произошло. Кто испорти велосипед и главное — зачем? Может, этот странный мужик следил за ним всё время? Но как он так изодрал шины и, опять же, главное — зачем? Нет, человеку без каких-то приспособлений невозможно так изодрать толстую резину. Может, собака или собаки дикие поигрались? И это явно не пекинес, хотя пекинес резиновую игрушку разрывает на раз-два. А может собака была с этим мужиком?

«Если встречу его в деревне — постараюсь выяснить, зачем и кто это сделал» — подумал Егор.

Глава третья

Не успел Егор все, как следует обдумать, в лагерь въехали два огромных комфортабельных автобуса и остановились на плацу. Началась высадка пассажиров и выгрузка багажа. Вожатые стояли с табличками, на которых были написаны номера отрядов. Любовь Андреевна командовала:

— Первый отряд налево, второй прямо, третий направо, вожатые, встречаем своих ребят, помогите детям с вещами. Быстрей, быстрей!

Наконец выгрузка закончилась, подростки собрались возле своих вожатых, а автобусы уехали.

— Всем внимание! — Властным голосом прокричала Любовь Андреевна. — Сейчас каждый отряд проходит за своими вожатыми в своё расположение. Вожатые! Пусть дети перекусят своими продуктами. Затем знакомьтесь и распределяйте по домикам. Третий отряд — с вас сегодня ужин, Павел, назначьте дежурных. Вожатые, донесите до отрядов график дежурств по кухне, по лагерю, среди звеньев, по комнатам и план мероприятий на смену. Всё, ребятки, давайте работать.

Егор и Виктор были вожатыми первого, старшего отряда. В распоряжении отряда было три домика по две комнаты, в каждой комнате располагалось по четыре человека. Вожатые занимали в одном из домиков одну комнату. Отряд состоял из двадцати человек.

— Отряд, построиться! По порядку номеров пересчитаться! — Скомандовал Виктор. Он учился в том же университете, что и Егор, только на курс старше. У него это была уже вторая смена — практика. Правда, в прошлый раз он был в другом лагере. Поэтому он командовал, как более старший и опытный. — Сейчас мы с вами распределяемся по звеньям, каждое звено, это четыре человека которые проживают в одной комнате, затем располагаемся по домикам. После ужина сбор отряда на спортплощадке: познакомимся поближе, донесём до вас график дежурств по лагерю, в звеньях сами разберётесь, ну и ознакомимся с планом мероприятий и распорядком дня. В десять отбой, в семь подъём, далее по распорядку дня.

Время до ужина пролетело в суете и хлопотах. Дети заселялись в свои вагончики, раскладывали вещи. После ужина отряд собрался на сбор.

— Ну давайте знакомиться. Меня зовут Егор, это Виктор. Но это вы уже знаете. У меня есть ваши анкеты. Я буду зачитывать имена и представлять вас, если имена будут совпадать, буду озвучивать фамилии, хотя здесь так не принято. И так, приступим. Я вижу, у нас тут четыре девушки. С них и начнём. Кого называю — поднимайте руку. Елена. Лена занимается в военно-патриотическом клубе «Родина». Имеет разряд по плаванью, выигрывала городские соревнования. Оксана — клуб «Родина», занимается дзюдо. Победитель городской олимпиады по русскому языку. Нина — военно-патриотический клуб «Патриот». Чемпионка области по бегу на пять километров. Анна — посёлок Мухино. Чемпионка области по кикбоксингу. Девочки у нас выдающиеся. Посмотрим, чего мальчишки стоят. Максим — клуб «Патриот». Боксёр — чемпион города, победитель областных соревнований между военно-патриотическими клубами. Данил — клуб «Патриот». Чемпион города по дзюдо. Саша — клуб «Патриот». Занимается плаваньем. Попов Сергей — клуб «Родина». Боксёр, многократный чемпион города. Дятлов Сергей — клуб «Родина». Игрок лучшей баскетбольной команды. Алексей — клуб «Патриот». Футболист. Игорь — клуб «Патриот». Футболист. Родионов Владимир — клуб «Патриот». Футболист. Ребята настоящие друзья, они не только все из «Патриота», они и в футбол играют в одной команде, а недавно выиграли турнир в Воронеже. Дектярёв Владимир — посёлок городского типа Михайлово. Победитель соревнований по боксу. Глеб — клуб «Родина». Кандидат в мастера спорта по вольной борьбе. Денис — клуб «Родина». Кандидат в мастера спорта по вольной борьбе. Николай — клуб «Родина». Пловец, выиграл олимпиаду по истории. Иван — клуб «Родина». Занимается вольной борьбой. Михаил — клуб «Родина». Занимается кикбоксингом. Артём — деревня Кузино. Второе место по боксу на областных соревнованиях. Борис — посёлок Мухино. Чемпион области по кикбоксингу. Ну слушайте, вот это команда подобралась. Команда мечты, Дрим Тим. Давайте так и назовём наш отряд — «Команда мечты». Но каждой команде нужен капитан. Я предлагаю назначить Максима.

— А чего это Максима? — Выкрикнул Глеб. — Здесь есть люди не хуже него.

— Да я не говорю, что кто-то хуже или лучше, — сказал Егор. — Максим командир отряда в клубе «Патриот». И потом — он был в лагере в прошлую смену и был командиром отряда. Он знает распорядок, ориентируется на местности…

— Я тоже командир отряда в «Родине», — Глеб перебил Егора. — А нас здесь больше. Поэтому командиром буду я. Сориентируемся как-нибудь. Мы не собираемся подчиняться кому-то из «Патриота».

— Подчиняться вы будете мне и Виктору, — строго сказал Егор. — Мы за вас головой отвечаем. Не с того вы дружить начинаете. Здесь вы — сборная команда, как в футболе, и не надо тянуть одеяло на себя. Нам с Витей помощники нужны. А ты будешь заместителем Максима.

— А может, выборы устроим? — Предложил Глеб. — Чтобы по справедливости. Капитана в сборных выбирают. Вот и посмотрим, кого выберут ребята.

— Ну да, это будет правильно, — вмешался в спор Виктор. — Егор, пусть сами решают.

— Пусть решают, — сдался Егор. — Может, ещё кандидатуры будут?

Все молчали.

— Хорошо, тогда пишите на бумажках имя капитана и складывайте в это ведро. Кандидаты не голосуют. Итого восемнадцать человек, при равенстве решение примем мы — вожатые.

Голосование прошло быстро, уже через пять минут все восемнадцать бумажек были в ведре. А ещё через пять Егор и Виктор, изучив эти бюллетени, оглашали результаты выборов:

— В результате голосования, — на роль глашатая выдвинулся Виктор. — Со счётом одиннадцать — девять победу одержал Максим! Кто не верит — можете проверить.

— Да как так-то?! — вскричал Глеб. — А, это селяне всё! Ну держитесь, селяне!

— Хватит тебе, Глеб, — сказал Миша. Он весь вечер не сводил глаз с Ани, и она ему отвечала. Поэтому ему не хотелось, чтобы «селяне держались». — Ты сам предложил выборы.

— А ты заткнись, тоже получишь, — зарычал на Михаила Глеб.

— Всем успокоиться, — скомандовал Виктор. — Хотите вы или нет, но будет так, как решило большинство. А ты, Глеб, теперь заместитель командира и для тебя все должны быть равны. Так, что прекрати истерику.

— Хорошо, хорошо! Большинство так большинство — успокоился Глеб.

— Егор доводи до отряда план действий. И отбой — распорядился Виктор.

— И так, отряд идет в поход с двумя ночевками — начал доклад Егор, но его прервал одобрительный гул — Тихо, тихо. Можно я продолжу? Наша цель старая церковь. Завтра целый день подготовка. После завтра в шесть подъем, завтрак и в путь. Возражения, вопросы?

— А что это за церковь? А далеко идти? — посыпались со всех сторон вопросы.

— Завтра я вам все расскажу и объясню — сказал Егор — а сейчас отбой.

Ребята не охотно расходились по своим домикам. Михаил подошел к Анне.

— Привет. Помнишь меня, мы встречались на соревнованиях, в прошлом году? — попытался завязать разговор Миша.

— Конечно помню, ты здорово тогда дрался — ответила девочка.

— Может прогуляемся — предложил он.

— А командира своего не боишься? — хихикнула Аня.

— Не боюсь — набычевшись, на полном серьезе ответил Миша — я с ним и раньше скубался.

— Это хорошо, что ты смелый такой. Только отбой уже. До домика проводи, если хочешь –кокетничала девчонка — а завтра может и прогуляемся.

Глава четвертая

Максим был спокойным, уверенным в себе парнем, не робкого десятка. Поэтому утром он

сам подошёл к Глебу поговорить. После подъёма оказалось, что вся обувь отряда Дрим Тим была прикручена шурупами к доскам пола. Вся обувь, кроме участников клуба «Родина».

— Глеб, зачем ты это делаешь?

— А что я делаю?

— Не придуривайся. Это же ты со своими ребятами обувь прикрутили. Из-за вас все опоздали на построение и зарядка была сорвана. Зачем ты идёшь на конфликт?

— Не кипятись, Макс, никакого конфликта нет. Вчера уже всё порешали на голосовании. А то, что обувь я с пацанами прикрутил — бездоказательно. Может, это другой отряд прикололся. Это же прикол такой. Шутка. Во всех лагерях так бывает. Пастой могут намазать или кровать на улицу вытащить, да мало ли приколов?!

— Ну извини, если напрасно на тебя подумал. Ладно, пошли готовить снаряжение.

— Есть, мой капитан!

Подготовка к походу шла полным ходом. Надо было разложить палатки и проверить комплектность, приготовить кое-что из альпинистского арсенала: пару верёвок метров по тридцать, карабины, ручную лебёдку. Собрать индивидуальные сухие пайки, набрать фляжки с водой, приготовить посуду: три больших котелка, ложки, вилки, железные миски и кружки. Укомплектовать медицинскую аптечку. Дело нашлось для каждого. Только ребята никак не хотели делать всё вместе, так и делились по клубам. Не было дружбы, не было одной команды.

Лишь Миша отделился от «Родины» и вместе с Аней готовил сухие пайки. Аня ему очень нравилась. Да и она была к нему неравнодушна. Анна больше не подкалывала его, они весело болтали и смеялись. Михаил старался всё сделать сам, помочь ей. В общем, ухаживал, как мог.

К вечеру всё было готово, и отряд собрался на вечернее собрание.

— У нас всё готово, — докладывал Максим, — Рюкзаки собраны, дополнительное оборудование распределено, порядок следования по маршруту отработан. Все ознакомлены со своими обязанностями. Инструктажи проведены. Ещё раз повторю — решили каждые два часа привал, через четыре часа обед, ужинать будем уже на поляне. В шесть подъём, завтрак и в путь. Если есть вопросы — задавайте.

— Кто за что отвечает, все знают? — спросил Егор. — Кто за костёр, кто за питание, кто палатки ставит?

— Да, да. Все всё знают. Мы провели тренинги, всё отработано, — ответил Максим.

— Хорошо! Надо назначить дежурных. До отбоя есть время. Чем займёмся? — Егор очень хотел, чтобы ребята не расходились, а провели время вместе.

— Давайте страшные истории рассказывать, — предложила Лена.

— Точно. Здорово, — поддержали её ребята.

— А у меня другое предложение, — сказал Егор. — Страшные истории мы можем послушать завтра у костра на поляне. А сейчас позовём деда Никифора и послушаем его истории, он местный и кое-что рассказывал мне раньше об этой церкви. Тоже, знаете ли, жутковато.

— Давайте, давайте! — кричал отряд.

Лёша и Игорь пошли позвать сторожа.

Дед Никифор шёл, опираясь на палку-клюку. Было ему на вид лет семьдесят, высокий, худой, слегка сутулый, с шапкой седых волос, но всегда чисто выбрит. Он всегда ходил, опираясь на свою палку, как будто ему тяжело ходить, хотя на велосипеде крутил педали так, что молодой за ним не угонится.

— Ну, что надо вам, детки? — спросил дед, присаживаясь на корточки.

— Помнишь, рассказывал ты мне о церкви и о деревне? Так ребята тоже хотят послушать. — сказал Егор.

— О церкви? Ну, можно и о церкви, — ответил дед Никифор. — Только что рассказывать? Сам я там не был, да и никто из местных не был. Мы если поохотиться, или на рыбалку там, в другую сторону ходим. Потому как говорят, кто в сторону деревни той пойдёт, тот и сгинет. Проклято то место, нечистая сила там!

— Суеверия это всё, — сказал Борис. — Нечистая сила? Сказки! Я сам деревенский и на охоте в такие дебри забредал! С навигатором просто невозможно заблудиться.

Выслушав его, дед Никифор продолжил:

— Может и суеверия, только проверять не хочется. Я вам расскажу, что бабка моя, царствие ей небесное, мне рассказывала, а вы, детки, думайте — сказка аль нет. В старые времена, ещё и бабки моей не было, богатые места были, и зверья водилось всякого вдоволь. Вся округа почитай охотой, да ягодками, да рыбалкой жила. Была в том месте деревня, небольшая деревня, дворов десять, но была в той деревне церковь, одна на всю округу. И икона чудотворная была в церкви, и батюшка-целитель. Поэтому и дороги туда были проезжены и протоптаны. Людям надо где-то молиться. И далеко знали о той деревне, с других волостей и городов кто приезжал, кто приходил. Потому что, как говорили, святое место. Приехал как-то в деревню богатей какой-то и говорит: постоялый двор я тут построю. Да строй, жалко что ли, места много. Так выбрал он для строительства старый погост. Было в деревне два погоста. Деревня маленькая, два и не надо, но на старом то ли зверьё, а может сила нечистая, стало могилки разрывать. Ну вот освятил те могилки батюшка и повелел на новом месте хоронить. Так и получилось два — старый заброшенный и новый. А богатей говорит: на погосте построю и точка! И построил, и людишки у него останавливались, и процветал двор постоялый. Токма слухи потом стали приносить приезжие и ходоки, что отправлялся человек к святому месту, а назад не возвращался. Стали мужики замечать: да, был у нас такой, а от нас домой, значит, не вернулся. И пошли уже дурные вести о деревне той. Людей приезжало всё меньше, меньше. Охотники приметили, что зверьё куда-то подевалось, да и местные с соседних деревень пропадать начали. Пошёл в лес за грибами-ягодами или поохотиться, и всё — нет человека. И, что странно, нет пришлых, а на постоялом дворе гульба каждую ночь. Стали говорить — бесы там гуляют. Вот мужики собрались, заперли богатея в доме, заколотили ставни, подпёрли двери и подожгли. А на утро глядь — стоит дом, обуглился только, а стоит. И по ночам страшный вой слышен из дома этого. Батюшка освятил то место, водой святой окропил, только ещё сильнее выть дом стал. А батюшка на утро сгинул. Был святой человек и не стало. Испугались люди, похватали добро кто сколько унесёт, подожгли всю деревню и уехали. Только доехали или нет — неизвестно. Может тоже сгинули все. И всё, стала деревня заброшена, и ходить в те места смельчаков мало было. Так у бабки моей два брата там пропало. Пошли, дурни, на охоту, и всё — нету их. Так и повелось, что никто туда больше не ходит. Вот такая сказочка. А вы думайте, детки, правда аль нет. А я пошёл, поздно уже.

Дед Никифор опёрся на свою клюку, поднялся с корточек и побрёл в сторону сторожки.

— Жуть какая-то, — сказала Нина. — Может, не пойдём никуда?

— Ха! Да вы что, испугались что ли? — Выкрикнул Борис. — Да такую сказку вам в каждой деревне расскажут!

— Да никто не испугался, — сказал Глеб. — Просто бесполезная затея, нет там ничего в лесу.

— Вот завтра пойдём и разберёмся во всём, — загасил спор Егор. — Я вчера лешего какого-то встретил, так он сказал, что есть деревня, и постоялый двор есть. Посмотрим. А теперь — отбой! Всем спать!

Ребята стали расходиться по своим домикам.

Миша взял Аню за руку:

— Может, прогуляемся немного?

Весь рассказ деда Никифора Аня прижималась к Мишкиному плечу, как будто ища у него защиты.

— Страшновато после таких рассказов по лесу гулять.

— Ты что, испугалась? Глупенькая. Я с тобой, рядом. Да я за тебя любого порву! — Михаил наклонился и поцеловал её. Аня ответила ему и какое-то время они стояли, целуясь.

— Ну, если ты рядом, тогда пошли погуляем.

Они обнялись и пошли в сторону от домиков. Побродив в обнимку молча с полчаса, они вернулись в лагерь.

— Ладно, я пойду, — сказала Анна.

— Я всю ночь буду думать о тебе, — Михаил разжал объятия.

— Ночью надо спать, — смущённо сказала Аня, поднявшись на носочки поцеловала Мишу и побежала к своему домику.

Миша немного постоял, глядя на небо. Его переполняли чувства, но надо было идти спать, хотя уснуть вряд ли удастся.

Глава пятая

К семи утра отряд был полностью экипирован и готов к выходу.

— Так, все готовы? Головные уборы у всех? Обувь не жмёт? Если все готовы, то в путь, — командовал Егор. — Отряд, слушай мою команду! Шагом марш!

Поход начался. По утренней прохладе идти было легко, хотя груз у каждого был не малый. В лесу вообще хорошо путешествовать, даже в самый жаркий день густые кроны деревьев скрывают путников в тени. Ну а воздух — наисвежайший, сплошной кислород.

Шли не быстро, но бодро. Ребята травили анекдоты, пли песни, подшучивали друг над другом. Всё шло по плану: привалы, обед. На одном из привалов Мишка нарвал каких-то лесных цветочков и подарил букетик Ане. Окружающие заметили это и стали подшучивать над парочкой, по-доброму. Но Миша с Аней уже не скрывали своих чувств. Всё было замечательно, пока не добрались до места, где надо было углубляться в лес и идти к поляне.

— Что за чертовщина, где же просека? — сам себя вслух спрашивал Егор.

— Что случилось? — обратился к нему Виктор.

— Я позавчера на этом самом месте прорубил просеку — ответил Егор — Причем до самой поляны, а сейчас смотри — заросли не тронуты. Вот здесь я велосипед спрятал и срубленными ветками закидал, смотри — вот покрышки валяются. А на этом дереве зарубку первую сделал. Ничего нет. Как будто здесь лет сто никого не было.

— Да, мистика, — удивился Виктор. — А ты ничего запрещенного не куришь?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 270