электронная
120
печатная A5
335
16+
Потеря

Бесплатный фрагмент - Потеря

Иронический женский детектив

Объем:
102 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8204-6
электронная
от 120
печатная A5
от 335

Часть 1. Прошлое

Глава 1. Целое яблоко

Полине страшно захотелось яблок. Как встала с утра, так только и думала, как бы она сейчас откусила сочный кусок от сладкого яблока. Но сразу пойти в магазин не получилось: до обеда она занялась разборкой весенних вещей. Апрельская капель давала понять, что шубы и пуховики пора убирать подальше, а тёплую обувь чистить и укладывать в коробки.

Наконец, с облегчением нарядившись в пальто и лёгкие сапоги, Полина вышла из дома. Вдохнув весеннего воздуха, Полина порадовалась, что ей только пятьдесят семь лет, и она совсем не чувствует себя старой и немощной. Да, смена погоды действовала на сосуды, отдавалась головокружением, но это у неё происходило и в молодости, не мешая радоваться весне.

Выбор яблок оказался невеликим, и Поля купила те, которые лучше пахли. Уже предвкушая, как придёт домой, помоет фрукты и сядет на диван с яблоком в руках, Поля бодро шагала по пешеходной дорожке под громкие трели птиц.

На дорогу она не смотрела, поэтому не заметила, что параллельно ей двигается дорогой автомобиль.

— Полина, привет!

Оглянувшись, Полина увидела, что из окна солидного автомобиля выглядывает седовласый мужчина.

— Не узнаешь? А я вот тебя сразу узнал.

— Олег! Господи, не ожидала.

— Садись, довезу.

— Да мне осталось дорогу перейти, и я уже дома.

— Так ты на Верхней живёшь? Молодец у тебя муж, смог — таки…

— Ты сомневался?

— Садись, что мы так разговариваем.

Полина забралась в салон, хотя больше хотелось сбежать и скорей быть у себя дома. Ещё до знакомства с Петей, Поля была влюблена в Олега, но он уже тогда был женат. Более того, его жену Жанну она тоже знала. Влюблённость в высокого брюнета с надменной улыбкой и выразительными глазами длилась год. Потом Поля поняла, что Жанна, родившая ребёнка в восемнадцать лет, никогда не позволит Олегу уйти из семьи. Любую попытку мужа развестись, Жанна пресекала с изощрённой фантазией: изображала отравления, сердечные приступы и даже попытку повеситься. Немного поплакав, Полина взяла себя в руки и решила, что будет счастливой и без Олега. В первые годы семейной жизни Полина невольно сравнивала своего интеллигентного Петю с брутальным Олегом, иногда сердце противно ныло, но потом всё затихло и забылось.

После рождения дочери начались разрушительные 90-е, и Поля напрочь забыла ту девушку, влюблённой в чужого мужа: надо было выжить и выкормить дочь.

Нахлынувшие воспоминания сейчас в этой чужой машине мешали ей дышать, хотелось свежего воздуха.

— А поехали ко мне? — предложил Олег, не доезжая до Полиного дома.

— Зачем?

Олег рассмеялся, разозлив Полину.

— Боишься?

— Олег, как-то не смешно, честное слово. Мы не виделись сто лет, а тут я к тебе в гости, да ещё и к Жанне.

— Почему бы и нет. Сколько нам жить-то осталось, делить уже нечего.

— Ты что, помирать собралась?

— Может и помирать, не нам решать. Жанка скучает, а ты всегда умела разговорить кого угодно. Ты что, сильно занята?

— Да, хотела яблок поесть.

— Оригинально.

— Я серьёзно, жутко хочется яблок.

— У нас их полно, на любой вкус.

— Я уже купила яблок, мне чужие не нужны. Не хочу я в гости к тебе…

— Поль, ну пожалуйста. Очень тебя прошу.

Что-то смутила Полю в голосе Олега, он явно просил помощи.

«Когда просят — отказывать нельзя. Если откажешь просящему, жди, что откажут тебе. Редкий человек просит просто так, скорее всего ему действительно нужна помощь. Просить без нужды не в человеческой природе, всё-таки гордыня слишком въелась в нас: даже приказывать бывает легче, чем просить».

Пока Олег вёл свой автомобиль по городским улицам, Полина краем глаза рассматривала его. От шикарной шевелюры почти ничего не осталось. Коротко подстриженные седые волосы и крепкий загар не оставляли сомнения, что Олег не так давно отдыхал где-то в тёплых краях. О том, что дела материальные у него идут хорошо, догадаться было не трудно. А когда машина остановилась возле элитного трёхэтажного нового дома, Поля только ехидно улыбнулась.

— А почему не коттедж?

— Не хочу! Терпеть не могу эти земельные работы, огороды, палисадники. У Жанны есть дача, она там цветы выращивает, модно сейчас. Там есть место, где я шашлыки жарю, и мне этого достаточно.

На площадке третьего этажа Поля увидела лишь одну входную дверь.

— Угадала, весь этаж мой, — ухмыльнулся Олег, нажимая на звонок.

Жанна, открыв двери, вместо приветствия уставилась на Полину и молчала.

— Жан, встречай гостью. Она яблок хочет, угощай скорей.

— Здравствуй, Жанна, — Поля готова была провалится сквозь землю от тяжелого взгляда Жанны. — Случайно встретились, Олег в гости пригласил.

— А почему именно яблок? Заходи, чего встала.

Пока Поля, снимая пальто, пыталась объяснить своё желание тем, что не хватает витаминов, а ей они очень нужны, всё-таки старость — не радость, хозяйка стоически молчала.

В огромной гостиной на столе стояло блюдо, наполненное яблоками, грушами и даже виноградом.

— Угощайся, — Жанна сухо пригласила гостью, но Олег посмотрел на жену очень зло.

Он ушел куда-то вглубь квартиры, и Поля присела за шикарный стул, взяв в руки первое попавшееся красное яблоко. Жанна не садилась, но прислушивалась к шагам мужа, пока они не стихли.

— Совсем чокнулся. Каждый день все комнаты проверяет, как домой возвращается. Ему кажется, что там кто-то прячется, может даже убийцы.

Он таких слов Полина расхотела что-либо есть, и она положила яблоко обратно.

— Давно он так?

— Где-то с год.

— С бизнесом проблемы? Конкуренты?

— В бизнесе у него всё отлично, уже всех на три жизни обеспечил. Стареет, склероз и невроз. Ты посиди, может хоть с тобой поговорит и успокоится. Он тебя сильно уважал тогда, редко кого так уважал.

Поле слова об уважении не очень понравились, она была уверена, что Олег в неё был влюблён.

— Я кофе сварю. Ты как пьёшь, с молоком?

— Нет, без молока.

Жанна пошла включать кофеварку, а Поля теперь разглядывала и её с любопытством.

Глава 2. Олег

Жена Олега сильно поправилась за те годы, пока Поля её не видела. Дорогой халат, ухоженные волосы и всё тот же загар украсили бы любую женщину, но лишняя полнота редко кого красила.

В гостиную вернулся Олег.

— Полечка, ну, как яблоки? Жанка на рынок в край ездит, в Чистогорске не покупает. У неё там свои поставщики. Почему ты не попробовала?

— Расхотела. Олег, ты сядь, расскажи: как сын, есть ли внуки. Жанна кофе варит, а ты пока рассказывай.

— Сын давно в Америке живёт, и внуки все там, — за мужа ответила Жанна.

— Да, Поля, бизнес забрал всё время молодости и зрелости, других детей не родили, а единственный сын выучился в Лондоне и больше домой не вернулся.

— Это беда у многих, свобода выбора. Мы тоже мечтали… Скучно без детей, но и не удержишь. Кофе отличный, спасибо Жанна. И всё у вас красиво, богато. Кто такие хоромы убирает?

— Галя, домработница наша, — Жанна присела за стол. — У меня давление, сил совсем нет. Галя молодая, двое детей. А главное очень честная девушка, я её не сразу нашла. А ты как живёшь?

— Обычно живу, цветы сажу возле дома. Муж работает в частной конторе, дети и внуки в краевом центре. Сын ещё учится.

— Часто их видишь?

— Езжу, когда внуки болеют, и они приезжают.

Полина не знала о чём разговаривать со старыми знакомыми, уж больно разная у них была жизнь. Размеры бриллиантов её не волновали, а о внуках им рассказывать, как издеваться.

У Олега зазвонил телефон, и он опять вышел из комнаты.

— Поля, с ним что-то творится, но он не говорит, никому ничего не говорит. Может тебе скажет?

— Мне? Ой, Жанна, с какой стати.

— Не знаю, я не знаю, как дальше жить. Он купил новый сейф, в двери всех комнат замки вставил. Ключи носит с собой. У себя в офисе тоже навёл порядки, охрану везде поставил.

— Мне что-то о смерти говорил, — вспомнила Полина.

— О смерти он мне каждый день теперь говорит. Наказы даёт, будто прощается. Но я справки навела — ничто ему не угрожает. Врач наш семейный сказал, что никаких серьёзных болезней у него нет, так, возрастные.

— Кто знает, может ему по телефону угрожают, ты бы следила.

— Я всё проверяю, все СМС и переписку в интернете.

— Жанна?!

— А что делать? Скажи, если знаешь.

— Но вы же в отпуска ездите, по загару видно, что недавно грелись на солнце.

— Кое-как с врачом его уговорили.

— Психолога пробовали?

— И слушать не хочет.

— О ком сплетничаете, обо мне? Поля, давай я тебе нашу квартиру покажу. У меня коллекция часов есть, и картины.

— В следующий раз, Олег. Мне домой пора, буду такси вызывать.

— Зачем тебе такси, сейчас Павла вызову, и он тебя отвезёт.

Олег не смотрел на Полю, но она чувствовала его нервное волнение.

Водитель с Полей не разговаривал, да и ей этого не хотелось. Она пыталась понять, зачем Бог даёт человеку столько богатства, если оно не радует, а чем-то даже пугает.

Мужу Полина о встрече с Олегом ничего не рассказала, тем более и рассказывать было нечего. Но когда Олег позвонил, а Петя был рядом, пришлось разговаривать открыто.

— Да, это Полина. Олег? Как ты узнал мой номер… а, ну да, с твоими-то деньгами. Что-то надо от меня? Хорошо…

Было уже достаточно поздно, и Петя внимательно посмотрел на жену.

— Представляешь, — затараторила Поля, — встретила вчера старого знакомого, ты его толком не знаешь. Богатый сказочно, какой-то завод у него, точно не знаю, что выпускают. Пригласил к себе, мы с его женой кофе пили. Хоромы смотрели. А сейчас приедут. Жанна требует, чтобы именно я приехала. Пойду, переоденусь.

— Не понял я что-то, куда это ты на ночь глядя поедешь к старым знакомым?

— Петь, там у людей с головой что-то, потерялись. Со смеху можно умереть, ей Богу. Накопили богатства и в нём потерялись.

— Поля, что у вас общего, какие темы вы обсуждаете?

— Да темы у всех одни — для чего живём и как не бояться старости. Поеду, меня и назад привезут.

— Личный водитель?

— На время, — хитро улыбнулась Полина.

На этот раз Полина собиралась тщательно: среди чужого богатства не хотелось выглядеть неухоженной. Поля надела своё лучшее платье, накрасила ресницы и губы, старательно уложила волосы. Оглядев себя на дорожку, она не сразу вышла из дома.

Водитель ждал её уже минут двадцать, но Полина не торопилась.

— Что-то ты слишком нарядилась, прямо как в театр.

— Теперь в каждом доме театр, но костюм должен соответствовать спектаклю. Петь, но Жанна такая ухоженная, не буду же я рядом с ней выглядеть деревней. Всё, жди, я скоро, не скучай.

Но машина, приехавшая за Полей, поехала не к дому Олега, а в другой конец города.

— Мы разве не в гости к Олегу едем? — удивлённо спросила Полина.

— Велели в ресторан, — спокойно ответил водитель.

— В какой ещё ресторан? Возвращаемся, не надо было меня обманывать.

— Вы не беспокойтесь. Олег Михайлович сказал, что если вы будете возмущаться, то мне надо вас уговорить во что бы то ни стало. Да уже и приехали, разбирайтесь сами.

Собираясь высказать своё возмущение и сразу уйти, Полина резко открыла двери самого дорого в Чистогорске ресторана. Олег ждал её у дверей с широкой радостной улыбкой.

— Полечка, прости, прости, обманул. Мне очень нужно с тобой поговорить без Жанны, вообще без свидетелей. Я только с работы, задержался сегодня.

— Олег, ты в какую игру играешь? Замашки у тебя, как у бандита. Заняться нечем?

— Поля, не кричи, дело серьёзное. Это не шутки. Пойдём, закажешь себе, что хочешь.

— Ничего я не хочу! — громко сказала Поля, но тут же рассмеялась. Слишком её ответ походил на слова из мультфильма.

Закрытые друг от друга перегородками кабинки были заняты посетителями, кроме той, куда и повёл её Олег. Усевшись, Поля с интересом рассматривала интерьер ресторана, меню и поведение услужливых официантов. Заказав салат с креветками и чай, Полина демонстративно поставила локти на стол, положила голову на руки и взглядом попросила Олега объяснить причину столь странной встречи. Он молчал.

— Ну, я вся внимания.

— Полина, я скоро умру, я точно знаю. И перед смертью хочу перед всеми покаяться и попросить прощения.

Не зная, как реагировать, Поля опустила руки на колени, расправляя накрахмаленную салфетку.

— Жанна сказала, что ты здоров.

— А я здоров, как бык. Я просто чувствую, что жизнь моя заканчивается.

— Глупость несусветная, ты же не экстрасенс. И что, тебя убьют или несчастный случай?

— Точно не знаю, но жизнь кончается. Я хотел тебе сказать, что был в тебя влюблён по уши, но ты правильно сделала, что прогнала меня. Я плохой человек, я всю жизнь изменял жене и врал безбожно.

— Почти все так делают к сожалению. Но передо мной-то что каяться, мы общались меньше года.

— Я тобой восхищался. Ты помнишь, я женился школьником, моему сыну за сорок. Жанна, конечно, тоже погуливала, я знаю. Но ей ещё жить и жить, а я всё, сдулся. Скажи, что я могу для тебя сделать? Деньги ты не возьмёшь, я знаю, но может у тебя мечта есть?

— Олег, я признаюсь, что тогда тоже влюбилась в тебя, но это было так давно, что уже кажется неправдой. Я могу тебя познакомить с женщиной, которая тебе поможет.

— Никаких женщин, я сам всё знаю. Так чего ты хочешь?

— Прости, но ничего. Салат, конечно, съем, да и чай выпью. Понять не могу, ты же имеешь всё, о чём мечтает большинство людей.

— А ты подумай, подумай, ты же умная всегда была. Я достиг вершины, детей и внуков обеспечил, жену тоже. Куда мне дальше идти?

Наконец Полина поняла, что хотел сказать ей Олег, но что говорить в таких случаях она не знала. Разные люди встречались ей в жизни, но, чтобы кто-то уверовал в свою смерть без причины — не встречала.

— Олег, ты с жиру бесишься. Пойди и отдай свои накопления старикам и детям, если уже жить не хочешь.

Глава 3. Пожар

— Ты ничего не поняла, Полина. Я жить хочу, но я не знаю для чего я вообще живу.

Официант принёс Полине салат и быстро удалился.

— Детский лепет, Олег. Ты просто скучаешь по сыну и внукам.

— Скучаю, не спорю. Но я скучаю и по молодости, той самой бесшабашной и простой… советской.

— Это нормально, по ней все скучают. Я, с твоего позволения, поем, очень аппетитно.

В кабинку заглянул молодой человек и сразу исчез. Но через пару секунд появился снова.

— Олег Михайлович, можно вас на минутку?

— Я ужинаю, не видишь?

— Срочно.

— Надеюсь, не пожар.

— Пожар.

— Так что ты мямлишь. Полина, я рассчитаюсь, а ты ешь спокойно. До встречи.

После ухода Олега, Поля доела салат и собиралась уходить, но официант принёс запечённую рыбу и чай. Рыбу заказывал Олег, и Поле стало обидно от неё отказываться.

— Оставьте, спасибо.

Оставалось только вызвать такси, когда Поля допила свой чай. В гардеробе она взяла своё пальто, но сразу не ушла, услышав разговор.

— Завод горит, Буйковский. Пламя, говорят, до неба.

— Там цехов много, долго будут гореть. Лишь бы люди не пострадали.

Поле вспомнились слова Олега о предчувствии смерти. Номера телефона Жанны у неё не было, а звонить сейчас Олегу Поля не решилась.

Она вернулась домой, но тревога не прошла.

— Ну, нагулялась? — обиженно спросил Петя.

— Петя, у Олега завод горит, а там люди.

— Уже весь город об этом говорит, в интернете картинки сразу появились. Сильно горит.

— Вот именно, сильно.

Как ни странно, уснула Поля быстро, будто отключилась. Утром, она поняла причину — болело горло, значит апрельская простуда не прошла стороной.

Нужно было срочно посмотреть в интернете картинки пожара, тем более знать, нет ли пострадавших.

Про пожар написано было немного, но информация Полю напугала.

«… Пострадал директор завода Олег Буйковский».

Забыв про горло, Поля металась по дому, не зная кому позвонить. Лучше Лены первые новости города не знал никто, но Поля боялась услышать что-то страшное.

— Лен, привет! — непринуждённо начала Полина.

— Привет, подруга. Соскучилась, с утра звонишь?

— Как у тебя дела…

— У, фраза знакомая. Кого надо найти?

— Леночка, что ты знаешь о вчерашнем пожаре?

— Да ничего особенного, обычный пожар. Один цех сгорел, народ прокоптился, директор немного, а в остальном без последствий. Ещё что-то?

— Нет, этого достаточно. Я этого директора в молодости знала.

— Олега? Кто же его не знал, личность известная. Не волнуйся, жив твой герой.

— Да какой там герой. Он мне сказал, что чувствует свою смерть.

— А Петя знает, что ты с директорами беседуешь? Тем более с такими богатыми. Он в прекрасной форме.

— Как и его жена, — рассмеялась Полина. — Успокоила. Хотя даже Пете полезно, пусть жену ценит.

— Ты мне Петю не обижай, — засмеялась и Лена. — Всё, я работаю.

Гостей Поля не ждала, но после обеда ей пришлось встречать девушку по имени Галя. Немало удивившись, Поля впустила её в дом.

— Полина, я из больницы. Олег Михайлович просил вас навестить Жанну Альбертовну.

— Он здоров?

— Почти, надышался угарным газом.

— Тогда передайте ему, что я чувствую, что он надо мной издевается. Я никуда не пойду, тем более к Жанне.

Девушка протянула Полине конверт. Полине хотелось гордо отказаться, но любопытство, громко щёлкнув пальцами, взяло верх.

— Что это, деньги?

Поля уже держала конверт в руках, но открывать пока не собиралась. Всё же, оставив Галю одну, Поля вошла в кабинет и там открыла конверт. В нём оказалась старая фотография: молодая Полина смотрела на мир счастливыми глазами, а Олег обнимал её за плечи.

— Вот гад!

Возвратившись к гостье, Поля сказала: — Подождите, Галя, я переоденусь.

На дороге Верхней улицы стояла уже знакомая служебная машина с водителем. Поля села на переднее сидение: — Надеюсь на этот раз мы доедем до дома.

— На этот раз, да, — ухмыльнулся Павел.

Галя вела себя скромно и, как показалось Поле, была очень расстроена.

— Поля, ты приехала! — Жанна встретила Полину с истерической радостью.

— Сама не знаю почему, — буркнула Поля.

— Заходи в комнату, надо поговорить.

Поля уселась в кресло перед горящим камином.

«Вроде беда, но камин разожгли. Пока горит огонь, тепло из дома не ушло, всё можно исправить».

Опустившись в соседнее кресло, Жанна взмахнула пухлыми руками слишком театрально.

— Нас подожгли, и это только начало.

— Печально, но это не ко мне, а в полицию.

— Я уже была в полиции, но не об этом надо поговорить.

— А о чём?

— Олегу кто-то угрожает, теперь и мне это ясно.

— Тебе ясно, а мне нет.

— Поля, хотя я тебя когда-то ненавидела, но знаю, что ты человек порядочный. Прости, но тогда, я знала о тебе и Олеге и всё сделала, чтобы вы расстались. Он и раньше гулял и позже, да и я тоже… Только ты могла нас разлучить, если бы захотела.

Глава 4. Сейф

Поля смутилась. Хотя Жанна и говорила правду, но такая правда почему-то не сильно радовала. Смущение прошло быстро, как только Поля вспомнила зачем сюда пришла.

— Жанна, я бы хотела понять, что ты от меня хочешь. Вы с Олегом выпрыгнули из прошлого, как чёрт из табакерки. Я даже не знала, как и где вы живёте. Если честно, думала, что вы давно уехали из страны.

— А мы уезжали к сыну, но быстро вернулись. Олег не может там жить, ему там скучно и делать нечего. Как ты понимаешь, у таких как мы друзей почти нет, мы их по дороге растеряли. Вот, дружу с домработницей Галей, с парикмахершей, с массажисткой.

— Я тоже дружу с массажисткой, это нормально. Она у меня волшебница, так что чту за честь. Жан, ближе к делу, а то я намёков пока не понимаю.

— Ближе, так ближе, пошли!

— Куда?

— Сейф грабить.

И Жанна уверенно пошла по длинному коридору своей большой квартиры. Поля, следуя за ней, удивилась количество дверей.

«Если есть спальня, то в ней кто-то должен спать. Иначе это мёртвая спальня. Там, где нет живого дыхания и стены мертвеют».

— Зачем столько спален?

— Мы надеялись, что сын с семьёй будет чаще приезжать, тогда всем комнат хватит.

— А, у нас так же. Когда все собираются, то…, — Поля замолчала, понимая глупость своего откровения.

Кабинет Олега находился в конце коридора. Жанна открыла дверь ключом и первой вошла, а Полине оставалось только последовать за ней. Если бы Поля захотела снять фильм о роскошной жизни, то начало сюжета сняла бы именно в этой комнате. Дизайнер постарался: стиль интерьера больше походил на девятнадцатый век, но с необычными деталями. Особенно выделялся на фоне кожаных кресел и шикарных штор большой металлический сейф.

— А у тебя и от сейфа ключи есть? Муж доверяет?

— Нет, не доверяет, я их украла, пока он в больнице.

— Зачем? — вырвалось у Полины. Она потрогала ладонью дубовый стол и мягкую кожу кресла.

— Потом узнаешь. Он испугался, что я не так всё пойму, и тебя прислал меня успокаивать.

— Жанна, я уйду, ничего смотреть не стану.

— Станешь, он там завещание оставил, тебя тоже касается.

Полина, ожидавшая увидеть набитый деньгами или золотом сейф, про завещание даже не подумала.

— Меня? Издеваешься?

— Недавно переписал, я уже его видела, завещание это.

— Я в любом случае откажусь, не переживай.

— Посмотрим на твою совесть.

— Как это?

Сейф открылся беззвучно, и Жанна вынула из него тонкую чёрную папку.

— Вот, читай.

— Не буду, даже не прикоснусь.

— Тогда я тебе в двух словах перескажу. Мне и сыну, конечно, он завещает всё, кроме дома на Эгейском море. Хотя я в тот дом каждое лето езжу и живу не меньше месяца.

— Жанна, во-первых, Олег жив и здоров, во-вторых мне ничего от него не нужно.

— Он мне сегодня сказал, что ты пишешь стихи, вернее писала. Ему вдруг захотелось, чтобы ты писала стихи на берегу моря.

Волна странной эйфории ненадолго окутала Поля, но быстро сошла на нет. Хотя в глубине души остался огонёк утешенного самолюбия.

— Круто! Может не отказываться?

— Полина, откажись, это же подло.

— Не волнуйся, я пошутила. Конечно откажусь, чужое счастья не принесёт. Но ты же не можешь порвать или изменить завещание, пока он в полном здравии, но переубедить сможешь. Положи на место и забудь.

— Я-то положу, но ты мне расписку напиши, что отказываешься от этого наследства.

— Жан, ты глупости-то не говори. Я вообще не должна была видеть чужого завещания, тем более его читать. Мне что на саму себя писать, что я в чужой сейф залезла? Выйдет Олег из больницы, я с ним осторожно поговорю. Погоди, он сам просил, чтобы я сюда приехала?

— Да. Сказал, после моей истерики, что мы с тобой должны поговорить.

— Он хотел, чтобы я именно прочитала?

— Прочитать и решить.

— Он и правда дурак или издевается надо мной. Тебе не кажется, что он нас хочет поссорить?

— Казалось бы, но он опять о смерти говорил.

— Нет, он сначала нас до инфаркта доведёт.

— Он ещё одну даму в завещание упомянул, но ей только старую родительскую квартиру оставил. Так и сказал: перед кем виноват, тому и отдам. Тебе, говорит, всего хватит, а у них пусть будет. А если бы я с ними остался, у них бы всё было.

— Точно, дурак, — Поля опять почувствовала волну эйфории, но быстро взяла себя в руки. — Короче, я к нему съежу и уговорю уничтожить завещание. Всё у меня есть, а лишние хлопоты мне ни к чему. Слава Богу, дети со мной, и внуки меня любят.

Поняв, что сказала слишком жестоко, Поля хотела исправиться, но Жанна уже рыдала, упав в глубокое кресло.

— Жанна, извини, я не хотела тебя расстроить. Дети жестоки, они о нас мало думают, вечно куда-то рвутся. Нам остаётся их только любить.

— Уходи, — прохрипела Жанна.

Вернувшись домой, Поля в прихожей запнулась о забытый пакет с яблоками. Она подняла его, отнесла на кухню, помыла все яблоки и выложила на тарелку.

Усевшись на диван, Поля откусила яблоко, но оно оказалось кислым. Морщась, Поля доела яблоко до конца. Странное ощущения восторга и сожаления охватило её, и она вспомнила своё старое стихотворение, написанное ею после расставания с Олегом.

Любила, а вернее любовалась,

Нисколько быть умнее не старалась,

Легко и безвозмездно отдавала

И ничего за это не желала…

И я была любимою, бывала

Стыда не зная, совестью не мучась,

Не думала: — За что такая участь!

Чужой любви, не ведая греха,

Средь голосов людских была глуха…

Я для других, увы, была плоха

Недолго, да надолго невозможно,

Быть так неправедной и так неосторожной:

Зато красивой точно я была,

Тогда цвела душа моя, цвела!

Не злилась, не страдала, не спала

Душа созрела, превратилась в плод,

Но помнит плод души цветущий год:

Цветут цветы, им чуждо чувство долга,

Им всё равно, они же ненадолго…

Украсят мир и всё, чего с них толку…

Глава 5. Весна

Рассказывать о завещании Поля пока никому не собиралась: мало ли что у человека бывает с головой. Завтра Олег раздумает и сам посмеётся над собой.

В стационар она приехала к четырём вечера. Сончас закончился и посетителям разрешили подняться в палаты. Олег лежал в отдельной палате, а рядом с дверью стоял молодой человек.

— Вы кто?

— Я к Олегу, он меня вызывал.

— Погодите, я спрошу.

Охранник зашел в палату и очень быстро вернулся.

— Заходите, — молодой человек открыл дверь перед Полиной.

— Спасибо, — ехидно ответила Поля.

На кровати Олега не было, он сидел за столом и пил чай.

— Полина, я тебя ждал.

— Так бы и треснула по твоей голове, но больных не бьют. Ты зачем меня с Жанной стравил? Зачем мне твой дом?

— Сядь и не ворчи.

Олег взял Полину за руку и усадил на свободный стул.

— Слушай, пока я живой. У детей дом в Америке и ещё есть недвижимость, внукам квартиры я тоже купил.

— Меня это не волнует. Оставь дом Жанне или детям из детдомов, пусть на море отдыхают.

— Это нереально. Захочешь, любых детей туда отвезёшь. Пойми, я тебя любил, но не смог сделать счастливой. Но порадовать-то я тебя могу. И тебе уже не так много жить осталось, лет двадцать, тридцать.

— Много я дураков видела, но ты чемпион. Ещё раз предлагаю тебе свою подругу, чтобы она тебе мозг вправила.

— Мне никто не поможет. Это судьба, я знаю. Всё, чего я хотел, я достиг, но потерял смысл жизни.

— У тебя пожар был, теперь надо восстанавливать.

— Ерунда, за неделю восстановят. Очень тебя прошу, не отказывайся, не слушай Жанну. Она об этом доме и не знала.

— Как не знала? Она говорила, что там каждое лето отдыхает.

— Врёт, даже я там не был ни разу, купил по интернету. Хотел сделать всем сюрприз, а некому. Жанна ездит отдыхать только к детям в Америку, скучает очень. Иногда ещё в Китай летаем, лечимся.

Слушая Олега, Полина узнала те нотки в его голосе, которые ей запомнились при их расставании. Он не притворялся, потерянного человека отличает глубокая грусть.

— Хорошо, пусть будет, как будет. Только договоримся, что ты жив и здоров, а как судьба сложится никто не знает. Забудь обо мне, и я сделаю вид, что знать ничего не знаю. Выздоравливай и за работу. От тебя люди зависят, им семьи кормить надо.

— Не уходи, посиди ещё.

— Нет уж, Олег, хватит этого театра. Посмотри на меня. Я баба Поля — пенсионерка и садовница. Чем я могу тебе помочь?

— Нет, ты всё та же Полина.

— Дурак и есть, полный.

Полина быстро встала и вышла из палаты. Сердце противно ёкало, отвыкшее от таких эмоций и чувств. Сердце давно привыкло спокойно перекачивать кровь, желательно без лишних волнений.

У входа из стационара Поля увидела Галю, стоящую на крыльце. Увильнуть не получилось, Галя уже бежала к ней.

— Полина, Полина, подождите.

— Вам-то что надо, девушка?

— Пожалуйста, скажите хоть что-то об Олеге Михайловиче. Меня Жанна отправила у вас о нём просить. Если она меня выгонит, то я не найду такой работы, а у меня двое детей.

— Что-то все мне только жалуются, будто я Господь Бог. Что я должна вам сообщить, сами и придумайте.

— Вы отказались от завещания?

— Да, что ещё?

— Он согласился исправить?

— Нет.

— Жанна вам не простит, она никому не прощает. Я уже в глаза Олегу Михайловичу не смотрю, чувствуя себя ищейкой. Жанна очень хорошо мне платит, ради детей…

— Галя, простите, но это ваши проблемы. Я случайный попутчик, скоро вы все обо мне забудете.

— Пока Олег Михайлович не перепишет завещание — не будет покоя в их семье.

— Это мы посмотрим. Лично я еду домой и забываю обо всём навсегда. Прощайте, Галя, удачи!

— Вот же напасть, — ворчала Поля, заходя в свой дом. Хотя на самом деле настроение у неё было приподнятое, и погода как специально вторила её состоянию. Солнце заливало всю гостиную, захотелось музыки и конфет.

Заслушавшись старыми песнями Пугачёвой, Поля не заметила, как Петя вернулся с работы. Он стоял в дверях и с недоумением смотрел, как по комнате пританцовывая двигается его жена, ещё и громко подпевая.

— Ой, — Поля остановилась, заметив мужа.

— Дети приезжают?

— Нет, Петечка, весна!

— Ага, грязи по колено.

— Грязь, Петя, это земля, но промокшая. Из грязи потом всё живое вырастает, надо её уважать.

— Моя машина этого не понимает, её мыть надо.

— А ты мой, ты же её хозяин.

— Ладно, продолжай петь, у меня дела.

— Хватит петь, пора и хлебе насущном подумать.

Лена позвонила Полине в том момент, когда хозяйка рассматривала подросшую рассаду цветов и мысленно представляла, как они зацветут на её грядках.

— Полечка, я что-то к тебе захотела. Давай пикник закатим, Петю попросим мангал поставить и крылышек нам пожарить. Такая погода, душа радуется. Завтра суббота, будем гулять.

— Отличная идея, одобряю.

— Ты тоже весну чувствуешь? Как голова?

— Голова в порядке, хотя нашлись желающие навести там бардак.

— Не рассказывай, приеду тогда и поговорим.

Глава 6. СМС

Со вчерашней ночи Полина жила предчувствием какой-то неприятности. Никто ей из семьи Олега не звонил, но предчувствие вещь странная, оно, даже если и обманет, но нервы потрепать умеет. Если бы люди умели его разгадывать, то легче было бы жить многим. Хорошо, что старая и верная подруга могла и успокоить, мужьям это удаётся реже, вернее почти никогда.

Стараясь не думать больше об семье Олега, Полина дочиста вымыла окна первого этажа, открыла их настежь и с наслаждением вдыхала свежий воздух.

Полдень субботы омрачился внезапно появившимися тучами, подул холодный ветер и закапал дождь. Петя предупредил жену, что жарить крылышки будет в любом случае, несмотря на погоду. Но Поле пришлось накрыть стол в гостиной, ожидая любимую подругу. Ветер всё усиливался, но Петя не сдавался и очень обрадовался, когда машина Лены подъехала к воротам гаража.

— Петенька, ты герой! Есть ещё мужчины на этом свете. На, я ещё мяса привезла, будем кутить.

Полине не терпелось рассказать подруге о своих секретах, она уже забыла о своих обещаниях никому ничего не рассказывать.

— Ну, кто тебе голову морочит, Олег? — Лена уселась на стул и расплылась в довольной улыбке.

— Ты не поверишь, но меня записали в наследницы дома на море.

— Оба! Как ты это заслужила?

— Леночка, сама не знаю. Олег с ума сошел, собирается помирать и написал завещание. А его жена Жанна выкрала ключ от сейфа и прочитала это завещание.

— Как-то странно. Здоровый мужик, а ведёт себя как психопат. Ты всё о нём знаешь?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 335