электронная
54
печатная A5
342
18+
Постапокалипсис: Природа выживания 2

Бесплатный фрагмент - Постапокалипсис: Природа выживания 2

Как оно будет на самом деле

Объем:
164 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-8063-9
электронная
от 54
печатная A5
от 342

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Заснеженный вымерший город словно белым саваном укутал тела своих мертвых жителей. Лишь причудливые сугробы указывали на закоченевшие трупы, скованные холодом. Видимо, поэтому дыхание смерти не ощущалось в полной мере. Всё было так чисто и так пустынно, что невольно приходили мысли о торжестве бренности бытия в бесконечности вселенной. Но вот блеснул луч солнца в этом мрачном царстве, и свежевыпавший снег заискрился миллионами бриллиантов, словно какой-то волшебник решил изменить этот мрачный мир, украсив его блеском живого света и вдохнув животворящее тепло.

Город преобразился, стал белоснежным и уютным. Укутанные пушистым снегом деревца стояли, словно нарядные красавицы, выстроившиеся вдоль живописных аллей, пересекавших площадь Декабристов в различных направлениях. В самом центре пересечений, где дорожки упирались в тротуарную плитку, запорошенную снегом, стояли четыре человека. Двое мужчин в камуфляже с автоматами в руках напротив двух женских фигур в зимних маскхалатах «Леший». У одной из них была снайперская винтовка в руках, у другой АКМ. Что-то напряженное было в позах встретившихся, в разговоре, который они вели между собой. Вот солнце снова спряталось за тучами, и словно длань смерти простерлась над маленькими фигурками людей, затерянных в этом большом вымершем городе. О чем они говорили? Что они делили в этом опустевшем мире? Почему людям так трудно быть вместе и так плохо быть одинокими? И снова опустевший город, свинцовые тучи над ним, и снежная тишина…

Глава первая. Избранные

Амаль, в прошлом Надежда, пристально смотрела на своих оппонентов по переговорам. С виду эти двое мужчин производили положительное впечатление, ну вроде как вменяемые. Хотя тот, что постарше, в форме СОБР, хоть и имел красивое, мужественное, обветренное невзгодами лицо, но уж больно колючий и проницательный был у него взгляд. У парнишки же, в военном камуфляже, небрежно держащего в руках автомат, лицо было куда симпатичнее и взгляд добрее. Амаль глубоко вздохнула, взглянула на свою спутницу, напряженно сжимающую АКМ, и, переведя взгляд на спецназовца, медленно начала:

— Так вот, мальчики, вся эта эпидемия возникла не просто так. Мой муж Али-хан, — тут она запнулась, уловив в глазах спецназовца стальной блеск. Снова вздохнула и продолжила:

— Не смотри на меня так, Стас, законная, между прочим, жена. Да, Али-хан был полевым командиром моджахедов в Афгане, но после того, как он перешел в Таджикистан, зажил жизнью простого предпринимателя.

— Как в таких случаях говорят, «авторитетного предпринимателя», — ехидно заметил капитан СОБРа.

— Можно и так сказать! — не стала спорить снайперша.

— Я слышал, типа, что Али-хана ФСБ сцапало! — добавил полицейский.

— Да, за несколько дней до этого всего…

Амаль теперь перевела свои обворожительные голубые глаза на парнишку.

— Влад, это ты со своей группой положил наших перед Управлением?

— Ну, наша работа! — подчеркнуто небрежно ответил юноша. — Стас со своими потом к нам на выручку пришел.

— Значит ты, Влад, со своими бойцами был в здании ФСБ. Что ты там делал? — она испытующе посмотрела на парня.

Тот спокойно выдержал её взгляд, даже улыбнулся в ответ. Ох, и красивый же это парнишка, черт возьми! У Амаль даже как-то приятно внизу живота разлилась легкая истома. Вот чёрт возьми! Она снова чертыхнулась про себя, так и не поняв, скрывает ли эта улыбка юноши ложь или он говорит правду. А Влад сообщил следующее:

— Да, мы проникли в здание Управления ФСБ, с целью завладения более современным оружием, но не успели, тут же приперлись ваши! — он даже как-то с отвращением поглядел ей под ноги.

Ну, ничего, Амаль не обиделась, Амаль помнит, что она раньше была Надеждой, поэтому понимает это русского юношу. Амаль сделала вид, что поверила, хотя сомнения у неё на счет Влада были с самого начала. Раз кто-то после эпидемии первым делом залез к ФСБэшникам, значит, что-то здесь не чисто. Ну, Амаль это сейчас и постарается выяснить. Она снова изобразила на своем красивом личике полное благодушие, чтобы завладеть доверием этих мужчин и продолжила свой рассказ. И по мере нагнетания жути её лицо делалось более зловещим.

— Так вот, мальчики, Али-хан, примерно за пару месяцев до всего этого кошмара, как-то сказал мне, что он избранный, что весь мир скоро изменится, и что мы с ним очень скоро станем править в этом обновленном мире. Сначала я подумала, что он просто «гонит», но то, что он потом мне сообщил, меня просто убило морально. Али-хан сказал, что есть такая исламистская организация «Братья Черного флага», очень мощная и сильная структура, имеющая свои отделения по всему миру, глубоко законспирированная. Им удалось разработать бактериологическое оружие массового уничтожения, вывести какой-то искусственный супервирус-убийцу, способный уничтожить людей на всем Земном шаре за считанные дни. При этом останутся избранные, то есть те, кто получит прививку, лекарство от этой болезни, и что сегодня ему привезут первую партию этого лекарства под названием «волшебный порошок». Всё сказанное им было похоже на такой бред, что я подумала, а не принял ли он сам этого «волшебного порошка», который мог оказаться обычным наркотиком в новой упаковке. Но тут же отмела эту мысль, так как Али-хан никогда не принимал тяжелые наркотики, максимум, что он мог, так это покурить какую-нибудь легкую дурь, не более того. Уж слишком он боялся потерять контроль над собой и над своими людьми, которые постоянно его окружали.

Амаль на короткое время закрыла глаза и отчетливо вспомнила весь этот разговор, состоявшийся 9 апреля сего года…


Он лежал в постели, расслабленный после утреннего секса, держа жену за руку. В такие моменты он был особенно откровенен с Амаль. Наверное, хотел произвести на неё впечатление. Он всегда стремился выглядеть в её глазах лучше и сильнее, чем он был на самом деле. И в этом она, как женщина, чувствовала своею власть над этим восточным, самовлюбленным мужчиной, который просто сходил с ума от её голубых глаз и белокурых волос. Амаль умела вертеть мужчинами. И при этом ей не обязательно было знать толк любви, она притягивала Али-хана ещё и тем, что была бесценным помощником для своего мужа. Ведь сначала он обратил на неё внимание именно как на снайпера экстра-класса, которая к тому же оказалась обалденной блондинкой. Но чтобы удержать восточного мужчину, мало быть красивой, нужно еще обладать и незаурядным умом, и хитростью, и изворотливостью. Амаль постоянно выражала свое восхищение Али-ханом, нарочито выпячивая его ум, смекалку и силу, при этом не забывая пустить шпильку о том, что он заслуживает гораздо большего, чем то, что судьба и Аллах ему даруют. Это слегка задевало честолюбивого бывшего полевого командира, а ныне всего лишь крупного поставщика фруктов на оптовые рынки Читы. Но сейчас он скажет ей то, что сделает его в её глазах богом, вершителем судеб человечества…

Он встал с постели, оделся, подошел к окну, посмотрел на панораму раскинувшегося внизу города, зябко передернул плечами от вида снега, и, обернувшись к своей красавице жене, вдруг решительно и торжественно заговорил.

— Амаль! Скоро ты станешь женой очень великого человека. Очень! Скоро весь мир будет у наших ног, а мы сможем взять себе всё, что захотим! Хочешь золотое колье с огромными бриллиантами, что недавно видели в ювелирном магазине, а хочешь, у тебя будет сотня норковых шуб, да что шмотки, хочешь, мы будем жить в самом настоящем дворце, и у нас будут десятки слуг, которые будут делать всё, что нам будет угодно! Хочешь?!!!

Она, не привыкшая к таким темпераментным излияниям души своего супруга, посмотрела на него с некоторым удивлением. Чего это с ним, с утра пораньше? Но промолчала, заинтригованная — какая же будет концовка этой тирады? Он же в свою очередь, поощренный неподдельным вниманием своей красавицы жены, словно павлин, распустивший перья, продолжил свою речь, размахивая руками, словно помогая себе в потоке своего сознания.

— Да что там дворец, весь этот край будет нашим. Я буду султаном, а ты будешь моей царицей!

— Дорогой, у султанов не было цариц, были целые гаремы жен и наложниц. А мне как-то этого не хочется! — она капризно надула губки, вроде как ни капли не сомневаясь в наполеоновских планах своего супруга, но в то же время отстаивая свое место возле него.

Ободренный этим проявлением обожания своей красавицы жены, он несколько вальяжно и покровительственно заявил:

— Ты, дорогая моя Амаль, будешь царицей! Будешь также властвовать рядом со мной! Ты — моя несравненная Амаль, единственная услада моего сердца, мне, кроме тебя, никого не нужно! И весь мир будет нашим!

— Прям, так и весь мир! — слегка передразнила она его.

— Весь! — он уверенно рубанул воздух ладонью, а затем подсел к ней на кровать, взял её руку в свою, и, глядя в глаза, начал с жаром говорить:

— Амаль, ты не представляешь, что с миром скоро произойдет! Ты даже представить не сможешь. Я еще пару месяцев назад тоже не мог представить. Помнишь, я два месяца тому назад ездил к себе на родину в Таджикистан? Я тебе не говорил, что я еще побывал и в Афганистане. Там меня познакомили с такими людьми, с таки-и-ими!!! — В порыве эмоций он даже поднял указательный палец вверх, и, потрясая им, чуть ли не завывая, продолжил: — Таки-и-ими, таки-и-ими!!! — он закатил глаза и замолчал…

— Ну, какими же? — вывела его из некоторого восторженного оцепенения Амаль.

Али-хан словно очнулся, посмотрел более вменяемым взглядом и продолжил чуть ли не заговорщическим тоном, и даже несколько раз оглядываясь, будто кто-то мог их подслушать:

— Вот, что дорогая моя Амаль, эти люди решили уничтожить всех неверных на земле и тех, кто отошел от истинной веры. Останутся только избранные. Такие, как мы с тобой! — в порыве чувств он погладил её красивые белокурые волосы, словно любуясь ими, а затем, убрав руку, медленно указал пальцем в сторону окна на виднеющийся город: — Вот их не будет! Будем только мы!

— Кто тебе такое сказал? — уже не на шутку испугавшись, спросила Амаль.

— Они, избранные, и мы будем избранными! Это страшные и могучие люди. У них есть огромная лаборатория в недрах неприступных гор. У них есть огромные деньги, на которые они наняли лучших ученых со всего мира, и они создали супер-вирус. Этот вирус вызовет болезнь, которая и погубит этот мир. Это будет самый настоящий бич божий! Гнев божий!!! — Али-хан снова потряс указующим перстом в воздухе, словно какой-то пророк.

— У них, что есть лекарство для избранных, то есть для нас? — страх все больше и больше окутывал молодую женщину.

— Да, именно! Именно! У них есть «волшебный порошок»! И сегодня, слава Аллаху, его нам привезут на базу, так что нам с тобой сегодня предстоит сделать важное дело, нужно будет встретить этих важных людей! Ну как всегда, ты будешь в засаде на всякий случай, мало ли что! — он положил свою руку ей на оголенное бедро. Его ладонь была липкая от пота. Он всегда потел, когда слишком сильно волновался. Видно было, что Али-хан еще не отошел от полного восторга, охватившего его! Ведь какие перспективы теперь открывались перед ним. Это были такие перспективы, от которых аж захватывало дух!

— Когда поедем? — тихо спросила Амаль, вернув улетевшего в своих мыслях чуть ли не на небеса мужа на грешную землю.

— Сразу после завтрака, дорогая!

Когда Али-хан ушел в душ, потрясенная Амаль так и осталась сидеть в постели, опершись на подушки. Обхватив руками коленки, она задумалась. И чем больше она думала, тем страшнее ей становилось. Хотелось тут же вскочить и побежать в подъезд, на улицу. Барабанить во все двери, одергивать прохожих и кричать, кричать, кричать, что нужно спасти этот мир!!! Но…. Кто ей поверит?

Глава вторая. Амаль, что означает Надежда

Немного успокоившись, Амаль сразу вспомнила, кто она такая, и что она тут делает. А делает она именно то, ради чего её сюда и внедрили — вот ради именно такого случая! Это она вдруг осознала сейчас отчетливо и хладнокровно. Значит, всё было не зря, все эти два года, что она провела рядом с Али-ханом.

А началось всё тогда, когда ей едва исполнилось 17 лет. И тогда её звали Надя. Как-то на тренировке, когда она с увлечением стреляла по мишеням «бегущий кабан», к ней подошел ОН. Красивый молодой парень, широкоплечий, сильный, уверенный в себе. Да-да, блондин с голубыми глазами! Как у неё тогда ёкнуло сердечко! Ведь подобрать ей пару, казалось, было делом невозможным. Она, такая красивая блондинка с томными голубыми глазами, юная девушка, на которую засматривались все подряд, и восторженные мужчины, и хмурые женщины, пронзавшие её заранее ревнивыми взглядами. Но она не обращала на них внимания. И ни один мужчина не мог произвести на нё впечатления. Как говорится, кто они — и кто она!

И вот, она встретила его, свою девичью мечту, своего принца, на вполне приличном белом Мерседесе. Принц оказался на редкость галантным и учтивым, и в то же время безумно интересным. Он, не переставая, рассказывал интересные истории, смешные анекдоты, восхищался её стрельбой (а она в тот день особенно была в ударе), и, как бы невзначай, пригласил её потренироваться у них, где, по его словам, всё было «по-взрослому» и круче, чем здесь. Она, кончено же, не раздумывая, согласилась. На следующий день он отвез её на какое-то военное стрельбище, сказав, что там тренировались самые настоящие снайперы. Там они стреляли до умопомрачения, он показывал ей какие-то особые упражнения в стрельбе из укрытий и засад, в общем, было очень интересно и весело. Она особенно трепетала, когда он к ней, как бы невзначай, прикасался. Она тешила себя мыслью, что он это делал специально, и ей было так хорошо с ним! Затем он пригласил её работать в одну из известных охранных фирм. Понятное дело, сначала ей предстояло пройти курс обучения в спецшколе под его началом, а потом уж и работа «по профилю». Надежда опять, не раздумывая, согласилась, даже не спрашивая, что такое «работа по профилю». Начались каждодневные тренировки. Это были веселые, беззаботные, счастливые дни. Учеба ей давалась легко, её любимый был рядом, но проходили дни, недели, месяцы, а они всё так и оставались друзьями. А она очень ждала, когда же он проявит инициативу, ну, как мужчина…

Сначала она думала, что он просто ждет, когда ей исполнится 18 лет. Потом, после совершеннолетия, она думала, что он просто боится её обидеть, но потом стала догадываться, что у него к ней какой-то ОСОБЫЙ, непонятный ей, интерес. И однажды он сделал ей предложение. Нет, не предложение руки и сердца, когда принц припадает на колено, дарит цветы, берет за руку или что они там еще делают… Нет, он сделал ей вербовочное предложение работать на органы Госбезопасности. И сделал это так ловко и естественно, что она согласилась, причем вполне осознано, так как суммы гонораров весьма впечатлили юную девушку…. И понеслась её жизнь в вихре и водовороте приключений. Она стала снайпером экстра-класса, затем её через «агентов влияния» внедрили в окружение видного полевого командира моджахедов в Афганистане. Там тогда все воевали со всеми и с американцами в частности. Звали этого, хоть и молодого, но талантливого полевого командира — Али-хан. И не было ничего случайного в том, что тот сразу же безумно влюбился в Надежду, которая к тому времени приняла ислам и стала той самой Амаль, которая сейчас и сидит на супружеской кровати, обняв коленки.

Сидит, когда весь мир УЖЕ на пороге самого настоящего конца света! Сидит и вспоминает свою жизнь. А что делать? Когда она была элитным снайпером в отряде Али-хана, у неё имелся связной из Центра, который всегда был рядом. А сейчас пройдет некоторое время, прежде чем она сама сможет сообщить страшную информацию. И не будет ли к тому времени слишком поздно? Позвонить по телефону невозможно, могут по распечатке (а телефон записан на Али-хана) вычислить. Интернета в доме нет принципиально, остается только тайниковая связь, лучшая связь всех времени народов для разведчиков и шпионов. Она ещё и ещё раз пожалела о том, что сейчас рядом с ней нет связного и что сообщить напрямую информацию она не может. Как ей не хватало сейчас её связного.

Звали его Саид. Это был мрачный проводник из местных, со шрамом на щеке, придававший особенно мужественный вид этому воину. В сочетании же с чалмой и с огромным кинжалом за поясом, украшенным красивейшим рубином, он как-то по-особенному привлекал её внимание, которое она тщательно скрывала. Наверное, плохо скрывала, так как Али-хан всё-таки в тайне ревновал ее к нему. Может, именно это обстоятельство подтолкнуло его к идее скорее жениться на Амаль. И когда он сделал ей предложение, она согласилась, но при условии, что она останется снайпером, полноценным бойцом, и что у неё будет полная свобода, при соблюдении минимума внешних атрибутов, полагающихся на Востоке для замужних женщин. Особым пунктом стоял счет в швейцарском банке. Она так и сказала ему, что работа у них рисковая, опасная и на всё воля Аллаха, и что только он знает, кто из них сначала умрет, и если на то будет воля Всевышнего, и она останется вдовой, то пусть на память о нем ей останется этот счет в банке. Али-хан согласился, ну а после первой брачной ночи, когда он убедился в том, что его невеста оказалась невинной (чего он от европейки не ожидал, если честно), Али-хан даже перестал её ревновать к Саиду, настолько он был уверен в своей Амаль. Нужно сказать, что и сама Надежда очень ловко обходилась со своим новоиспеченным супругом, добывая попутно весьма ценную информацию для своих друзей из Центра. Что, впрочем, особого труда не составляло, так как её частенько привлекали к разработкам боевых операций как снайпера экстра-класса.

Когда Саида убили в одном из боев, она надолго осталась без связи с Центром. Но тогда ей не было так тяжело, как сейчас… А потом Али-хана вдруг неожиданно отправили сначала в Таджикистан, а потом в Россию, простым оптовиком фруктов и овощей. Она даже немного растерялась, хотела уже сама выходить на контакт с местными ФСБэшниками, что категорически ей запрещалось, уж больно ценным агентом она являлась. Но они нашли её сами, вернее, нашли способ выйти на неё, и теперь она была на связи у самого начальника Управления краевого ФСБ, то есть у генерала, или, как она его называла, «куратора».

Как-то Амаль зашла в элитное ателье, где, помимо всего, шили одежду и для мусульманок, и которое содержала её хорошая знакомая Роза. Она сказала, что Амаль ждет какой-то важный человек, и проводила её в свой кабинет. Там она и увидела своего будущего куратора. Тот, как положено, назвал нужные пароли, дал ей инструкции, сообщил, в каких местах и когда следует оставлять зашифрованные донесения. При этом сказал, что Роза их человек, но выходить на связь с ней можно только в самом крайнем случае, то есть в случае возникновения какой-нибудь экстренной ситуации! Так вот, выходит, что этот крайний случай и настал. Амаль решительно встала с кровати, нужно было найти предлог посетить ателье Розы.

За завтраком она молчала. Али-хан рассказывал что-то про торговые дела, но она слушала его рассеяно. Затем, тщательно подбирая слова, спросила:

— Али, ты не забыл, что у меня в Москве остались мать, отец, брат, которых я тоже люблю и с которыми ты, помнится, хотел познакомиться. Всё-таки они теперь твоя родня…

Али-хан аккуратно поставил кружку с чаем на блюдечко, внимательно посмотрел на свою жену и негромко произнес:

— Помню, говорил такое!

Амаль тоже поставила свою кружку, резко ударив по блюдцу.

— Ты так говоришь, потому что тебе на них наплевать? — повысила голос Амаль на мужа, чего НИКОГДА не делала.

Глаза Али-хана сузились, в них появился стальной холод. Но, поймав взгляд жены, полный гнева и злобы, он от неожиданности словно поперхнулся и даже немного растерялся, что ему было не свойственно. Фактор неожиданности, однако… Амаль же и не сдерживала всю ту злость, что накопилась за эти годы вынужденного супружества. Но… она блеснула, как сабля, и скрылась в ножнах. Снова ровный голос и почтительность к мужу:

— Может, ты так говоришь, потому что не в состоянии выполнить единственную просьбу своей женщины? Я тебя когда-нибудь раньше о чём-то просила? За два года я ни разу ни о чем тебя не просила. Не так ли? Если мой мужчина не в состоянии выполнить одну-единственную просьбу, касающуюся вопроса жизни и смерти её родителей, то пусть он так и скажет, что, как мужчина, не может защитить свою женщину и её родителей! — Надежда еще раз позволила гневным искоркам промелькнуть в её глазах, а затем ТАК посмотрела на своего мужа, что он прочитал тако-о-ое презрение, что его аж передернуло. Али-хан молча сидел, тяжело насупившись, словно о чём-то думал. Наконец он произнес:

— Слушай внимательно, женщина, я Али-хан, я очень большой человек среди своих друзей и покровителей, что в моих силах будет, я сделаю. Я передам нашему гостю твои пожелания спасти свою семью. А твоя семья — это моя семья. Помни об этом, Амаль! Я уверен, что наш гость в состоянии сделать так, чтобы твоя семья не пострадала. Я думаю, наши люди смогут передать твоим родителям и брату лекарства. Я попрошу наших людей передать им номер твоего телефона, чтобы ты могла успокоиться!

Али-хан с величием эмира встал из-за стола и пошел в свою комнату, бросив на ходу, не оборачиваясь:

— Собирайся, через полчаса выезжаем!

— Али-хан! Спасибо хотя бы за это! — с отчаянием в голосе поблагодарила Надежда.

Муж немного замедлился, чуть улыбнулся и зашел к себе в комнату, так и не обернувшись.

Глава третья. Как спасти своих?

Выходя из лифта, Амаль вдруг увидела соседку по лестничной площадке. Высокая молодая женщина с фигурой фотомодели, держащая за руку пухленького сынишку лет пяти. Амаль патологически не могла переносить на дух девиц такого сорта, вздорных и самоуверенных. Ничего собой не представляют, но каким-то образом ухищряются выйти за богатых папиков с большим пузом, а потом рожают таких же пухлячков. Наверное, поэтому эта соседка с завидной регулярностью закатывала своему аморфному муженьку скандалы, слышные даже через толстые кирпичные стены (или вентиляцию?). Но сейчас Амаль посмотрела на неё, обреченную на смерть вместе со своим насупившимся сынишкой, и ей стало не по себе. Ведь скоро они все умрут, и никто, и ничто не спасет их. Иногда мы мысленно проклинаем своих непутевых соседей, говоря вгорячах, «чтоб ты сдох (сдохла)», но одно дело сказать, а другое дело вот так почувствовать себя виновной в их грядущей гибели. Амаль опустила глаза и тихой мышкой проскользнула мимо, хотя раньше всегда проходила, гордо подняв голову, обязательно тряхнув гривой своих белокурых волос, как самым действенным оружием блондинок. Даже если волосы рассыпались из-под вязаной черной шапочки, как сейчас. На что её оппонентка, «сучка крашенная», всегда молча злилась, что и нужно было Амаль. Нет, это нужно было не Амаль, это нужно было той Надежде, которая когда-то любила ходить в короткой юбке и вызывающей кофточке. Ведь женщина одевается не для мужиков, а против других женщин. Верно? Это сейчас она мусульманка, так как перед свадьбой с Али-ханом приняла ислам. Поэтому она всегда надевала платок, когда ей с мужем предстояло общаться в мусульманской среде. Ну, вроде как положено. А вот в обычной жизни она одевалась в джинсы, спортивную куртку, черную вязаную шапку. И ей так нравилось ходить. Да и Али-хан это в принципе одобрял, приговаривая, мол, «это надо для конспирации». Али-хан читал Ленина, что было удивительно, и постоянно повторял слова вождя мирового пролетариата: «Конспирация, конспирация и еще раз конспирация». И даже любил говорить, что как здорово Ульянов-Ленин отомстил за смерть своего брата, которого казнил царь Александр III за революционную деятельность. Да, Али-хан был довольно начитан и имел широкий кругозор, может, поэтому он смотрел сквозь пальцы на вольности своей русской жены в одежде, за что она действительно ему была благодарна. А может, он просто не хотел привлекать излишнее внимание к их семье, что, скорее всего, и было подлинной причиной такой демократии.

Соседка сегодня как-то по-особому зло зыркнула на красавицу Амаль, у которой муж был довольно колоритным и сильным мужчиной. Она по-бабьи завидовала красавице блондинке и приготовилась к ответным действиям своей потенциальной соперницы «за территорию и мужиков».

Но в этот раз именно Амаль прошла мимо своей соседки, а не Надежда. ТЕПЕРЬ ей было страшно смотреть простым людям в глаза, ведь там она видела их смерть. Так, не поднимая взгляда, она быстро юркнула в черный джип, за рулем которого сидел Али-хан. Соседка озадаченно посмотрела ей вслед, отметив, что Амаль несла в руках длинный кейс, дернула своего затюканного сынишку за руку, и, буркнув: «Понаехали тут, чурки, террористы хреновы», громко стукнула дверью, скрывшись в своей квартире. И жить ей оставалось считанные дни…

Через полчаса Али-хан повернул свой джип в тихий переулок, и вскоре его машина уткнулась в железные ворота овощной базы, где размещались принадлежащие ему склады. Ворота бесшумно открылись, запустив машину на территорию базы. Немного поколесив, джип заехал внутрь просторного гаража. Там Али-хана уже ждали его вооруженные люди в тёмно-синей униформе с нашивкой «ЧОП Барс». Оружие, понятное дело, принадлежало охранному предприятию и было вполне легальным.

Пока Али-хан с ними разговаривал, Амаль взяла длинный кейс и направилась к кабинету с табличкой «генеральный директор». Она, не торопясь, открыла ключом дверь, прошла мимо массивных столов и удобных кресел, открыла другим ключом еще одну невзрачную дверцу, ведущую в комнату отдыха самого Али-хана, и плюхнулась на шикарный кожаный диван. Пододвинула к себе столик на колесиках, взяла с вазочки мандарин и принялась его очищать. Нужно было еще раз всё обдумать. Время у неё есть. Здесь в шкафу висит её камуфляж, а в длинном кейсе находится охотничий карабин «Тигр» калибра 7,62 с оптическим прицелом, который заменял ей снайперскую винтовку. Оружие было легальным, официально зарегистрированным на её имя. Его можно было спокойно возить с собой в машине. Надежда с удовольствием доедала сладкий мандарин.

В принципе она сейчас может запросто всех здесь завалить и вызвать кого надо. Может… Номер телефона куратора по памяти она знает, мобильник можно забрать у мертвого Али-хана. А вот убивать его ей не хотелось. Странно? А может быть, дело в привычке? Как там говорится «стерпится — слюбится»? Нет, стрелять сейчас — это не рационально… Нужно сначала спасти своих родных, а это может только Али-хан, и нужно также выйти на посредника, который привезет лекарство от пандемии. От воспоминания утреннего разговора у Надежды пропал аппетит, поэтому она отодвинула столик с мандаринами и взяла кейс.

Через полчаса к разговаривающему со своими людьми Али-хану вышла Амаль, в зимнем камуфляже, с винтовкой наперевес. Из-под черной вязаной шапочки золотистым водопадом рассыпались длинные волосы. Мужчины, не сговариваясь, уставились на неё. Да, блондинка со снайперской винтовкой кого хочешь заворожит, особенно если знаешь, что она профи экстра-класса! Али-хан был польщен, он гордился своей женой, как он любил говорить, «спортсменкой, комсомолкой и просто красавицей».

— Амаль! — позвал её муж. — Мы сейчас обсуждаем, как нам лучше встретить Зафара Странника, решили поехать на двух джипах, встретить возле кафе «Степное». Потом одна машина поедет впереди, показывать дорогу на базу, а вторая задержится и поедет следом, проверит, нет ли хвоста. А тебя и твою группу снайперов Тахир на своем УАЗике доставит.

— Хороший план! — согласилась она и подошла к нему. — Можно тебя на минутку?

— Я сейчас, — махнул рукой своим боевикам Али-хан, и, наклонив голову, отошел с женой в сторонку. — Тебе что, план не понравился?

— Мы возле кафе «Степное» будем третий раз подряд ошиваться.

— Про кафе «Степное» сам Зафар Странник сказал, видно, у него там соглядатаи будут. Ну, а потом к нам на лесопилку, на нашу базу. Кстати, а вы по дороге заедете в гараж к Тахиру, там возьмете «винторезы».

— Всё так серьёзно?

— На всякий случай, вдруг местные бандиты подумают, что это наркотики, захотят поживиться! Да если даже и менты с ФСБэшниками захотят нас накрыть на базе, всё равно нужно всех валить! Времени до конца света остается считанные дни.

— Так скоро?!! — с некоторым испугом спросила Амаль.

— Да! Поэтому нужно всё делать быстро и решительно!

— А с чего ты решил, что инфа про груз уже пошла?

— Амаль, дорогая, Зафар Странник к нам едет из Иркутска. По дороге несколько раз заезжал к нашим братьям. Лекарство расфасовано в полиэтиленовые пакетики, все думают, что это обычная наркота. Круг посвященных в доставку этого груза постоянно увеличивается. И где гарантия, что среди наших братьев нет наркош. А наркоманы, ты же знаешь, дебилы конченые и отмороженные… Они же не знают, что на самом деле — это лекарство. Вот и могут слить инфу, хорошо, если блатным, а если ментам? Это еще хорошо, что про грядущий конец света знают только посвященные. Вот у нас, здесь, об этом знают только два человека — ты и я! Для остальных это обычная наркота… Просто бизнес! Так что винторезы будут в самый раз!

— Али! — жена схватила супруга за рукав. — Вот, возьми! — и она сунула ему в руку какую-то записку.

— Что это?

— Это данные моих родителей и брата, телефоны, адреса в Москве. Передай Зафару Страннику. Он же большой человек?

— Хорошо, передам! Я не забыл про твою просьбу! — сказал он, и, обернувшись к своим людям, крутанул рукой над головой: — Всё, по машинам!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 342