электронная
162
печатная A5
371
18+
Посмотри в зеркало

Бесплатный фрагмент - Посмотри в зеркало

Роман

Объем:
246 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0763-8
электронная
от 162
печатная A5
от 371

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1. Посвящение в судьи

Глава 1. Не на той полосе

В коридоре послышались топот ног, пьяный говор и заливистый женский хохот. По соседству с грохотом хлопнула стальная дверь, и вскоре за стеной загремела музыка — песни, повествующие о нелёгкой жизни за колючей проволокой. Семён открыл глаза и взглянул на часы: пять минут шестого. Вот сволочи! Опять где-то кутили всю ночь, теперь вот к утру пьяной толпой припёрлись в общагу. И сразу врубили долбанный «русский шансон». А ведь так надеялся отоспаться в субботу. Но ничего не поделаешь, придётся лежать и ждать, когда они угомоняться. Идти разбираться с ними — себе дороже. Сходил однажды…

Но лежать и слушать вскоре стало невмоготу. С тяжёлым чувством собственного бессилия Семён выбрался из постели. С ненавистью посмотрел на стену, за которой шло разгульное веселье, словно стена была во всём виновата. Ну, что за чёртова жизнь?! Что за чёртова страна?! Эх, Россия-матушка — рай для сволочей. Нет на них ни суда, ни управы. Можно, конечно, вызвать полицию. Их утихомирят и, наверное, оштрафуют. Но как бы потом за это не пришлось поплатиться. Нет, так его надолго не хватит. Надо срочно искать другое жильё.

Семён оделся и вышел на улицу. Раннее апрельское утро встретило его прохладой. Он посмотрел на окна общежития. На третьем этаже одно окно было распахнуто, и из него неслись пьяные крики и музыка. А ведь вокруг люди. Все хотят выспаться в выходной день. Но молчат. Терпят и молчат. Потому что боятся. Потому что нет закона, который мог бы их защитить от распоясавшихся подонков. Семён стиснул зубы.

«Гранату бы сейчас, — думал он, кипя в бессильной злобе. — Разнёс бы всю эту мразь».

Но гранаты не было. Да и будь она, вряд ли он решился бы на столь отчаянный поступок. Можно сколько угодно тешить себя детскими фантазиями. С реальной жизнью они не имеют ничего общего.

Но вот, похоже, шумная компания успокоилась. Свет продолжал гореть, но музыки и криков уже не было слышно. Появилась надежда, что эта банда притомилась от ночного разгула и скоро совсем угомонится. Семён поднялся в свою комнату и вновь забрался в постель. Но не успел он заснуть, как шум возобновился. Теперь члены компании стали выяснять отношения. Орали мужики, визжали женщины. Грохотали мебель и посуда. Испытывая в душе обиду на всё человечество и саму жизнь, Семён потянулся к мобильнику.

— Алло! — послышался в трубке сонный голос.

— Витёк, это я — Семён.

— Какой ещё Семён?

— Валежников. Какой же ещё? У тебя среди знакомых много Семёнов?

— Ты совсем охренел, Семён Валежников? — закричал Виктор. — Шесть часов утра! Я лёг спать в начале третьего…

— Да не ори ты! — оборвал его Семён. — Я тоже спать хочу.

— Ну, так спи. Кто тебе мешает?

— Кто мешает? Соседи за стеной мешают. У них там очередная оргия.

— Это те, которые тебя в прошлый раз уделали? — спросил Виктор уже голосом проснувшегося человека.

— Они, — ответил Семён мрачно. Неприятное воспоминание больно резануло душу.

— Понятно, — сказал Виктор после короткой паузы. — Чего от меня хотел-то?

— Приюти часика на три. А лучше на четыре. Можешь?

— Да хоть на четыре с половиной! Давай, скачи ко мне. А то твои соседи ненароком вспомнят, что ты с ними ссорился. Не ровен час, грохнут тебя по пьяни.

Возможно, своё предупреждение Виктор сказал в шутку, но оно имело под собой вполне реальную основу. Затуманенные алкоголем мозги могли толкнуть пьяный сброд на подобные действия. Семён быстро собрался, вышёл из общаги и вскоре уже стоял на остановке общественного транспорта. Однако сразу уехать не удалось. Ранним субботним утром дождаться рейсовый автобус или маршрутное такси оказалось довольно сложно. Потоптавшись на остановке безрезультатно двадцать минут, он поймал таксомотор.

Виктор впустил друга в квартиру, дал ему подушку и плед.

— Заваливайся на диван, — сказал он. — Вздремнём пару часиков.

Уговаривать гостя не пришлось. Семён с удовольствием растянулся на диване, укрывшись пледом. Засыпая, он думал о том, какое счастье иметь по соседству нормальных людей, а не отмороженных придурков.


Они проспали до половины одиннадцатого. Более трёх часов дополнительного сна принесли заметное улучшение общего состояния, но голова оставалась тяжёлой. После процедуры умывания Виктор предложил позавтракать. Нарезав сыр и колбасу, он с сожалением изрёк:

— А вот винишка нет. Придётся сбегать в магазин. Бросим жребий?

— Давай без вина обойдёмся, — предложил Семён. — Кофейку попьём.

— Чего так? — удивился Виктор.

— Да так, не хочу.

— Может быть, тебе идти неохота. Так я сгоняю — без проблем.

— Нет, я действительно не хочу. Надоело одно и то же: как выпьем, так начинаем тарахтеть про баб да правительство. Вывод всегда один: и те, и другие — сволочи. Я это уяснил и запомнил. Нет смысла опять мусолить эту тему.

Виктор пожал плечами.

— Как скажешь. Наше дело — предложить, ваше — отказаться.

Он поставил чайник. Достал из шкафчика банку растворимого кофе.

— А что, Сёма, ты считаешь иначе? Не сволочи они?

— Ты кого сейчас имел в виду: баб или правительство?

— И тех и других.

Семён неопределенно мотнул головой.

— Не знаю. Сволочей везде хватает. И среди мужиков тоже. Но есть же и хорошие люди. Не могут все быть сволочами.

— А ты кого сейчас имел в виду? Кто «все» не могут быть сволочами?

— Я имел в виду, главным образом, тех. Ну и немножко других. Должны же где-то быть нормальные женщины и нормальные политики. Иначе жить тошно. Полная безнадёга.

Виктор саркастически хмыкнул.

— Должны, конечно, быть. Но это не значит, что они есть. А надёга или безнадёга — это от нас самих зависит. На себя надеяться надо.

Чайник забурлил и отключился. Виктор разлил кипяток по чашкам.

— Вот скажи, Сёма, много хорошего ты видел от женщин? — продолжал он. — А я? Много? Два раза был женат — одна хлеще другой. Но я-то ладно, хоть без крыши над головой не остался. Пусть маленькая хата, однокомнатная, но своя. А тебя твоя Валька вышвырнула как котёнка. И плевать ей на тебя и на твои проблемы.

— Да я сам ушёл. Не стал делёжкой заниматься, — пробормотал Семён. — Что там было делить? А так хотя бы у неё жильё нормальное.

— Ах, да, конечно! — сердито воскликнул Виктор. — Мы же мужчины! Рыцари! А они бедные слабые существа. Вот на этом они нас постоянно и разводят. Да разве только мы с тобой прокололись по этой части? Посмотри на другие семьи. Кошмар! У некоторых внешне всё благополучно, а копни поглубже — ничего хорошего. Или баба трясёт мужика как грушу, или гнобит под каблуком, или рогами обвешивает как новогоднюю ёлку.

Семён тоже начал сердиться.

— Слушай, тебя и под кофе несёт на ту же тему? Что предлагаешь-то? Плюнуть на женщин и обходиться без них? Есть, конечно, другие варианты, но ни один из них мне абсолютно не нравится. Сам-то сколько подруг поменял за последнее время?

Виктор рассмеялся.

— Разве я сказал, что надо обходиться без женщин? Нет. Зачем отказываться от радостей земных? Влечение к ним заложено в нас природой. Как говорится, сексу не прикажешь. Встречайся с ними, спи с ними. Но планы строй согласно собственным интересам, а не подстраивайся под их прихоти. И в душу их не пускай, иначе наплюют в неё или как-нибудь по-другому нагадят. Для себя живи, а не для тёток.

У Семёна лопнуло терпение.

— Всё, хватит! Надоело! Не хочу больше слышать об этом. Ты меня достал своей болтовнёй. Неужели поговорить больше не о чем?

— Ладно, не будем о бабах, — легко согласился Виктор. — Давай поговорим о правительстве.

— Ну, уж нет!

— Ладно-ладно, Сёма, не заводись! — миролюбиво заговорил Виктор. — Я гляжу, ты всерьёз расстроился. Достали тебя твои соседи?

Семён тяжело вздохнул.

— Да если бы только они. Не пойму, что происходит. Какая-то чёрная полоса. Постоянно натыкаюсь на жуликов, хамов, хулиганов. Одни неприятности. Словно кем-то запущена программа, чтобы доконать меня. Слушай, может быть, и вправду на меня какую-нибудь порчу навели? Или ещё что?

Виктор небрежно махнул рукой.

— Я в эту белиберду не верю. Всё объясняется гораздо проще. Власть распустила людей, вот и развелось всякой мрази. Скоро пройти по улице будет нельзя без каски и бронежилета. И вот тут, Сёма, самое время поговорить о правительстве.

— Как-нибудь в другой раз, — Семён встал из-за стола. — Пойду я, Витёк. Загостился у тебя. Спасибо за завтрак!

— А за диван?

— За диван отдельное спасибо!

Семён простился с хозяином и вышел во двор. На душе было паршиво. Жизнь дала трещину, и эта трещина стремительно разрасталась. В тридцать три года он вдруг почувствовал себя стариком.

* * *

Два паренька на ринге отчаянно молотили друг друга. Каждый из них стремился как можно крепче накостылять противнику, совершенно забывая о собственной защите. Остальные ребята уже отработали спарринги и теперь стояли в стороне, наблюдая за последней схваткой. У противоположной стены спортивного зала бывший боксёр Евгений Вдовин отрабатывал удары на большой цилиндрической груше.

Тренер Павел Федосов остановил поединок и сделал обоим соперникам серьёзное внушение. Потом объявил:

— Тренировка окончена. Все свободны.

Молодые боксёры отправились в душевую. Федосов подошёл к Евгению.

— Женя, хватит избивать беззащитную грушу, — сказал он с усмешкой. — Пользуешься тем, что она сдачи не даёт.

Евгений отвлёкся от своего занятия.

— Надо же как-то форму поддерживать, — сказал он. — Не хочу терять навыки.

— Тебя никто не выгонял. Сам решил бросить.

— Паша, мне уже двадцать девять. Староват для бокса.

— Некоторые и в сорок пять не хуже молодых боксируют. Ладно, дело твоё, — Павел подмигнул Вдовину, кивнув в сторону ринга. — Не хочешь проверить себя?

Евгений немного подумал.

— Не знаю, — сказал он. — Боюсь, что не соперник я тебе нынче. Форма уже не та.

— Да ладно, Женёк, не прибедняйся, — Павел хлопнул его по плечу. — Всё у тебя в норме. Пойдём, побьёмся не в серьёз. Так, легонько, для забавы. Заодно и форму проверишь. Или боишься? Да ну! Ни за что не поверю, что Женя Вдовин смалодушничал.

Евгений с трудом сдержал усмешку. Примитивный психологический манёвр Федосова разгадать было не трудно. Во времена спортивной молодости им неоднократно приходилось спарринговать вместе. И гордый, самолюбивый Паша ни разу не смог одержать верх. Три года назад Вдовин ушёл из бокса. А Павел Федосов перешёл на тренерскую работу. И хотя Евгений время от времени посещал спортзал, чтобы постучать по груше, всё же его спортивный уровень был уже совсем не тот, что раньше. Видимо, этим и решил воспользоваться Павел, чтобы отыграться на недоступном прежде сопернике и тем самым пощекотать своё ущемлённое самолюбие. Впрочем, гордости и самолюбия Евгению самому было не занимать, но в последнее время на многие вещи он стал смотреть иначе. Ладно, пусть Паша потешит свой гонор, если ему так этого хочется. Ну, покажет он своё превосходство — что с того?

— Хорошо, — сказал Евгений. — Идём на ринг.

С первых секунд Вдовин почувствовал, что и в самом деле значительно утратил прежний уровень. Соперник то и дело доставал его, демонстрируя более высокую реакцию и технику. При этом его удары становились всё мощнее и вскоре стали представлять серьёзную угрозу. На лёгкую забаву поединок был уже совсем не похож. Но Евгений не хотел напоминать сопернику о предварительном условии, считал это ниже своего достоинства. Каждый пропущенный удар вызывал в нём ожесточение. И вот уже как в прежние годы он предельно собрался и сосредоточился, отражая атаки соперника и выжидая удобный момент для ответного натиска.

Обманным движением левой Павел заставил его раскрыться и сразу же бросил вперёд правую руку. Евгений успел уклониться, так что удар пришёлся вскользь по правой скуле. Левым свингом он достал ухо соперника, после чего нанёс удар правой рукой в лицо. Брызги крови полетели в разные стороны. Федосов опрокинулся на пол. Нижняя часть лица была залита кровью.

— Сволочь! — закричал он. — Ты мне нос сломал!

Евгений развёл руки в стороны, как бы демонстрируя своё недоумение.

— Извини, не хотел. Не думал, что ты так глупо подставишься.

— Да пошёл ты!.. — продолжал кричать Павел. — Вали отсюда! И чтоб ноги твоей здесь больше не было, понял?!

Евгений стянул с кистей рук перчатки, швырнул их на пол.

— Понял. В душевую могу пойти?

— Дома сходишь.

Вдовин презрительно усмехнулся.

— Да, конечно. Прощай, бывший друг!

Он выбрался за канаты и пошёл в раздевалку.


Едва перешагнув порог квартиры, Евгений первым делом полюбовался на себя в зеркало. Так и есть, правая скула слегка припухла. В остальном, кажется, внешний вид не слишком пострадал.

Из кухни в прихожую вышла мать. Пригляделась к сыну.

— Женя, ты подрался?

— Нет, мам, на ринге побоксировал.

— Чего же тогда невесёлый такой? Проиграл бой?

Евгений небрежно махнул рукой.

— Так, ерунда. С Пашкой поссорился. Повёл он себя по-свински. Из-за этого и настроение испортилось. Ладно, ничего страшного. Поеду к Маше, она его быстро поднимет.

— Не переживай — помиритесь, — успокоила мать.

— Вряд ли. Лично у меня нет желания мириться с ним.

— Надо помириться, сынок, — настойчиво сказала мать. — Будь снисходителен к чужим недостаткам. Всё же Паша — твой старый друг.

— Мама, у меня тоже есть свои недостатки, требующие снисходительного отношения, — возразил сын. — И один из этих недостатков — нетерпимость к тем, кто ведёт себя по-свински.

Мать махнула рукой, как бы прикрывая тему.

— Ладно, сами разберётесь. Кушать будешь?

— Нет, мам, не буду. Приму душ и поеду. У Маши поем.

Он взял полотенце и отправился в ванную.

* * *

Чтобы пройти к автобусной остановке, требовалось обогнуть длинный много-подъездный дом. К торцу дома примыкало высокое крыльцо, ведущее к двери, над которой красовалась надпись «Живое пиво». У крыльца топтались трое мужиков с похмельными злыми лицами. Увидев Семёна, мужики преградили ему путь.

— Слышь ты! Дай стольник — здоровье поправить. Нам не хватает.

Семён обошёл троицу. Один из мужиков схватил его за рукав.

— Оглох, что ли? Сотню дай!

— Не дам, — Семён рывком освободил руку и быстро зашагал дальше.

Мужики ринулись за ним.

— Ты чё, падла, не понял?.. Щас всё отберём!.. Затопчем нахрен!.. — слышались сзади полупьяные голоса.

Не доходя до остановки шагов десять-двенадцать, они настигли его. Кто-то ударил кулаком по голове. Семён сделал рывок вперёд и повернулся, чтобы быть готовым защищаться. Пьяницы обступили его. Они все были выше ростом, нежели он. А драка для них, скорее всего, была делом привычным. Семён ударил одного из них кулаком в челюсть, но у того лишь голова откинулась назад. Ответным ударом мужик свалил Семёна на землю. И сразу же все трое стали бить его ногами.

— Эй, мужики! — послышался рядом чей-то голос. — Что ж вы втроём на одного? Так не годится.

Молодой высокий мужчина пытался утихомирить распоясавшуюся троицу. Бросив жертву, похмельные хулиганы обратили свою злобу против непрошенного заступника. Однако на этот раз им не повезло — парень оказался вёртким. Ловко увёртываясь от чужих кулаков, он хлёсткими и точными ударами в течение минуты уложил всех троих на землю. Вытирая рукавами разбитые в кровь лица, мужики бросили злобные взгляды на врага, который оказался им не по зубам, и потопали в сторону магазина «Живое пиво». Парень напоследок дал одному из них пинка под зад. Мужик обернулся, ткнул в сторону парня указательным пальцем и злобно произнёс:

— А вот за это, падла, ты мне кровью заплатишь.

— Давай, чеши! — весело крикнул ему вослед молодой мужчина. — А то ещё получишь.

Семён оглядел себя. Одежда была вымазана в грязи — земля в апреле ещё совсем сырая.

— За что они тебя? — спросил незнакомец.

— Деньги требовали.

— Понятно. Сильно побили?

— Нет, не успели. Одежду вот только всю в грязи выпачкали. А ты молодец! Быстро их утихомирил. Спасибо тебе!

Парень небрежно махнул рукой.

— Да ладно! Это ж нормально. Люди должны помогать друг другу. Ты лучше скажи, далеко тебе добираться до дома?

— На автобусе минут двадцать пять.

Парень покачал головой.

— Да, в таком виде…

— Ничего страшного, — сказал Семён. — Здесь поблизости живёт мой друг. Я от него шёл. Придётся вернуться. Вот только бы на тех придурков опять не нарваться.

— Не волнуйся, я провожу тебя. В какой стороне твой друг обитает?

Семён указал рукой.

— Так нам практически по пути, — сказал парень. — Подруга у меня здесь. Да можно сказать, что невеста. Тебя как звать-то?

— Семён.

— А я Женя. Ну что, Семён, пошли!

Они прошли мимо торца дома с высоким крыльцом. Похмельных мужиков там уже не было. Видимо, алкаши пошли искать заветный стольник в другом месте.

Евгений внимательно взглянул на попутчика.

— Ты чего такой мрачный? Расстроился из-за хулиганов?

— Не только из-за этих, — ответил Семён. — В последнее время сталкиваюсь с подобной мразью едва ли не на каждом шагу. Как будто я притягиваю их к себе.

— Так, может быть, и в самом деле притягиваешь?

— Может быть. И что с этим делать?

— Не притягивать.

Семён усмехнулся.

— Хороший совет! А как применить его на практике? Проведи инструктаж.

— Да всё очень просто, Сёма. Вот идёшь ты по жизни, как по пешеходной дорожке: чёрная полоса, белая полоса, опять чёрная. И так далее. Вся хитрость в том, что нужно дойти до белой полосы, развернуться на девяносто градусов и идти вдоль по ней.

На этот раз Семён не удержался от смеха.

— Женя, ты меня просто обезоружил. Идти по белой полосе — замечательная мысль! Только это красивая метафора — не более того. Реально-то что нужно сделать?

Евгений остановился.

— Реально нужно поменять программное обеспечение вот здесь, — он постучал себя пальцами по лбу. — Всё начинается с образа мышления. Пока ты думаешь о том, что ты ненавидишь и чего очень не хочешь, оно постоянно будет тебя преследовать. Настрой свои мысли на то, что тебе нравится, чего бы ты хотел в своей жизни — и она, то есть жизнь, начнёт меняться в лучшую сторону.

— Ну, хорошо, — согласился Семён. — Не буду спорить. Говоришь ты правильно. А вот самому тебе удаётся свою теорию применить на практике? Приведи хот бы один пример.

— Да, Семён, удаётся. И пример привести могу. Вот сегодня я поссорился со своим старым другом. И, скорее всего, навсегда поссорился. Раньше меня бы это очень расстроило. А сейчас — нет. Я говорю себе: если этот человек так легко разорвал нашу дружбу, значит, он и должен был уйти из моей жизни.

— Выходит, я не на той полосе повернулся на девяносто градусов?

— Выходит, что так.

Семён задумался. В словах собеседника, несомненно, был смысл. Но что-то не позволяло полностью принять его доводы. Найдя нужный аргумент, он сказал:

— Ладно, я могу согласиться, что в отдельных случаях твоя теория работает. Ссора с другом — вещь неприятная. Но её можно пережить. А как быть мне, если соседи за стеной регулярно собирают пьяные компании и устраивают шумные попойки с драками? Как нащупать эту светлую полосу, если всю ночь пялишься в потолок и ждёшь, когда, наконец, тебе позволят уснуть? Только не советуй мне пойти к соседям и по-хорошему с ними договориться. Я уже пробовал.

Евгений кивнул в знак согласия.

— Да, я понимаю. Сделать что-то в данной ситуации довольно сложно. А уговаривать подобный сброд угомониться не только глупо, но и опасно. Но даже такую ситуацию можно исправить, если изменить своё мировоззрение.

— Как?

Евгений немного подумал, потом сказал, пожимая плечами:

— Я не смогу тебе объяснить в двух словах. Ты ещё не готов принять эту информацию. Понимаешь, её нужно не только умом понять, но и душою усвоить. Тогда всё станет на свои места.

Он ещё немного подумал и вдруг предложил:

— А знаешь, Сёма, пойдём со мной.

Семён слегка опешил.

— Куда пойдём? К твоей невесте? — спросил он удивлённо.

— Ну да. Вернее, не только к ней. Маша и Катя — сёстры-близнецы. Они живут вместе в одной квартире, которая осталась им после гибели родителей. Маша — моя невеста. А у Кати пока нет кавалера. Кстати, ты женат?

— Уже нет.

— А подружка имеется?

— Так, ничего серьёзного. Встречаемся время от времени без взаимных обязательств и планов на будущее.

— Ну вот! Выходит, что тебя ничто не связывает. Пойдём, Сёма, познакомишься с девушками, — Женя заговорщицки подмигнул Семёну. — Катюша — классная девчонка. Кто знает — может быть, вы понравитесь друг другу. Не упускай момент.

Семён критически оглядел себя.

— Да, в таком виде я без сомнения покорю её сердце.

— Ничего, почистишь пёрышки — и сразу примешь другой вид.

Семён ещё немного поколебался. Потом сказал:

— Но ты хотя бы согласуй этот вопрос с девушками. Позвони им. А то свалимся как снег на голову.

— Пожалуй, ты прав.

Евгений позвонил своей подруге и объяснил ей ситуацию. Закончив разговор, он сообщил:

— «Добро» получено. Идём!

Вскоре они подошли к дому, где жили сёстры. У двери подъезда Семён спросил:

— Женя, скажи: всей этой премудрости тебя подруга научила?

— Да. Раньше я был от этой темы далёк. Но мне повезло — я встретил Машу.

— А она где набралась этих знаний?

— Маша и Катя работают в центральной библиотеке. Обожают книги. Много читают. Увлекаются эзотерикой и разной познавательной литературой. Кроме всего прочего, они интересуются древней историей, традициями и мировоззрением нашего народа в дохристианскую эпоху. А нравы в те времена были очень мудрые и строгие.

— То есть по части честности, верности, искренности у них полный порядок?

— На высшем уровне.

Семён грустно улыбнулся.

— Значит, всё же есть ещё на Земле хорошие женщины?

Евгений удивлённо взглянул на него.

— Что за глупый вопрос? Конечно, есть!

— Ну, тогда, может быть, и мне повезёт.

Евгений набрал номер квартиры на пульте домофона. Послышался ответный сигнал.

— Повезёт, — сказал он, распахивая перед Семёном дверь. — Заходи, дружище.

Глава 2. Сёстры

Маша и Катя не просто походили друг на друга. Их невозможно было различить. Такого идеального сходства Семёну прежде видеть не доводилось. Черты лица, улыбка, глаза — словно были отлиты в одной литьевой форме. Плюс ко всему абсолютно одинаковые манеры говорить и двигаться. Да ещё одинаковые причёски, сотворённые из волос одного цвета. И в завершении характерная для близнецов привычка одинаково одеваться. Надо сказать, что причёски и одежда произвели на Семёна особое впечатление. На девушках были длинные платья из лёгкой ткани. А светлые волосы, тоже длинные, заплетены в косы и красиво уложены кольцами.

Незваного гостя сёстры встретили доброжелательно. Они предложили ему принять ванну, а его одежду запустили в стирку. После процедуры омовения Семён облачился в предоставленный Катей махровый халат.

Хозяйки позвали гостей к столу. Мужчины прошли на кухню. В женском халате, который, к тому же, был ему тесноват, Семён чувствовал себя не вполне уютно. Но остальные, казалось, не придавали его внешнему виду никакого значения и шуток на его счёт не отпускали. Гость испытывал определённые трудности в обращении к хозяйкам квартиры, так как не мог отличить их одну от другой. Евгений нашёл выход из положения — он смастерил импровизированные бейджики и приладил их к одежде близняшек.

Как и следовало ожидать, разговор начался с сегодняшнего происшествия. Семёну не очень хотелось касаться этой темы. Но к нему обратились с вопросами. Пришлось отвечать. Он коротко рассказал об инциденте, сместив главный акцент на ту неоценимую помощь, которую оказал ему Евгений.

Маша ласково прижалась к плечу своего возлюбленного.

— Женя у меня настоящий герой! — сказала она с гордостью. — Он никого не боится.

— Ну, уж скажешь — никого! — возразил Евгений. — Не преувеличивай.

— А я и не преувеличиваю, — ответила Маша. — Ты же боксёр. А боксёрами бывают только смелые парни.

— Я бывший боксёр.

— Ну и что? К тому же, ты продолжаешь заниматься.

— Уже нет. Я с Пашкой поссорился. Теперь он меня в спортзал не пустит.

Маша удивлённо взглянула ему в глаза.

— Чего так? Вы же столько лет дружили! Опять поддался на эмоции?

Евгений беспечно улыбнулся.

— Нет, Маша, с эмоциями у меня полный порядок. Просто ситуация так сложилась. Он предложил легонько побоксировать, а сам начал лупить что есть силы. Вот я ему и врезал. А он обиделся.

Катя тоже улыбнулась и сказала:

— Правильно, Женя! Агрессора надо останавливать. Молодец, что врезал! Зачем тебе такой друг, который сам бьёт, а в ответ получать не любит? — она взглянула на Семёна. — Ты как считаешь?

— Я согласен полностью, — ответил он. — Женя поступил по справедливости. Мне повезло меньше. Я не смог отбиться от хулиганов. Стукнул одного, а он лишь покачнулся. Зато мне в ответ так припечатал, что я на ногах не устоял.

— Значит, ты не умеешь драться, — сказала Маша. — Мы это дело исправим. Прямо сейчас возложим на Женю обязательство научить тебя премудростям бокса.

— Не поздно ли? — усомнился Семён.

— Разве ты уже умер?

— Стоп-стоп, друзья мои! — воскликнул Евгений. — Вы, конечно, хорошо всё придумали. Но у меня возник закономерный вопрос: где мы будем заниматься? В спортзал мне путь заказан.

— Так уж и заказан? — спросила Маша. — Не преувеличивай, Женя. Сегодня поссорились, завтра помиритесь. Успокоится твой друг, подумает и поймёт, что погорячился. И будет у вас всё по-прежнему.

Евгений упрямо мотнул головой.

— Нет, Маша, ты ничего не поняла. Дело не в его позиции, а в моей. Я не хочу с ним мириться. Этот человек меня разочаровал.

— Ты слишком категоричен.

— Зато честен. Не лгу ни себе, ни другим. И если человек в моих глазах повёл себя недостойно, руки ему я больше не подам. И подачки его мне не нужны.

Сёстры переглянулись.

— Я согласна, — сказала Маша.

— С чем согласна? — спросил Евгений.

— С тем, что предлагает Катя.

— А что она предлагает?

— Она предлагает заниматься у нас.

Семён с удивлением взглянул на Катю.

— Ты действительно это предложила?

— Да, — ответила она.

— Но я не слышал.

— И Женя не слышал. А Маша услышала.

— Не удивляйся, Сёма, — сказал Евгений. — Скоро ты к этому привыкнешь. Близняшки чувствуют и понимают друг друга с полувзгляда. Но лично я не готов принять от них такие жертвы.

— Женя, о чём ты говоришь?! — возразила Маша. — Какие жертвы? Мы с Катей вдвоём живём в трёхкомнатной квартире. Одна комната практически пустует. Её можно при желании переоборудовать в спортзал — небольшой, но всё же…

— Так-так, — Евгений немного подумал. — Груша и пара перчаток у меня дома есть. Значит, с тебя, Сёма, причитается ещё одна пара. Это для начала. А дальше будет видно.

Потом они переключились на другие темы. Разговор протекал неспешно, с безобидными шутками и смехом. В ванной комнате негромко урчала стиральная машина, удаляя грязь с испачканной одежды гостя. На Семёна вдруг нашло умиротворение, словно он наконец-то попал в окружение самых близких ему людей. И ещё, как ему показалось, Катя с интересом поглядывала на него.

После застолья расположились в гостиной.

— Ну что, друзья мои, чем займёмся? — спросил Евгений.

— А что ты сам предложишь? — задала встречный вопрос Маша.

— Я бы предложил куда-нибудь сходить. За окном распогодилось. Но ничего не поделаешь, надо считаться с обстоятельствами.

— Пойдите вдвоём, — сказала Катя. — А я займу гостя, чтобы он не скучал.

Женя вопросительно взглянул на Машу. Она в ответ пожала плечами. Семён почувствовал себя неловко. Катя заметила это.

— Всё в порядке. Идите, — сказала она.

— Хорошо, — согласилась Маша. — Пойду переодеваться. Катюша! — обратилась она к сестре. — Поможешь мне?

— Да, конечно!

Катя поднялась и вслед за сестрой скрылась за дверью спальни.


Прикрыв за собою дверь, она остановилась в ожидании вопроса.

— Он тебе понравился? — спросила Маша, вынимая из шкафа длинное выходное платье.

Катя ответила уклончиво:

— О каких-то чувствах говорить рано. Но впечатление производит приятное. У тебя другое мнение?

— Нет, мне он тоже показался симпатичным. Но всё же это совершенно незнакомый человек.

— Ты боишься за меня?

— Беспокоюсь. Обстоятельства, по которым он сюда попал, заставляют задуматься.

— Такая неприятность может произойти с любым порядочным человеком.

— Да, конечно. Я говорю всего лишь об элементарной осторожности.

Маша закончила переодевание. Катя помогла ей застегнуть платье на спине. Потом обняла сестру.

— Всё будет в порядке, Маша. Не волнуйся.

Сёстры вернулись в гостиную.

* * *

Вскоре Семён и Катя остались вдвоём. Он сидел в кресле рядом с журнальным столиком. Она — напротив него на диване. Молчание несколько затянулось. Но Семён никак не мог придумать, с чего начать разговор.

— Я очень рад, что познакомился с вами, — сказал он первое, что пришло в голову.

Катя смотрела на него с мягкой улыбкой. Потом сказала:

— Мне показалось, что ты чувствуешь себя не слишком комфортно.

Он неловко пожал плечами.

— На то есть причины. Во-первых, свалился как снег на голову. Во-вторых, сижу в чужой квартире в женском халате.

— Твоя одежда уже сушится.

Они помолчали.

— Почему ты решила пожертвовать комнатой? — спросил Семён.

Она засмеялась.

— Не скажу!

— Но ведь не ради меня?

— Почему так думаешь?

— Потому что я тебе совершенно чужой человек.

— Чужой человек, — повторила за ним Катя. — Это ты так решил? Тогда попробуй объяснить мне, что такое «чужой человек», и чем он отличается от близкого. По каким критериям ты это определяешь?

— Ну… — Семён слегка задумался в поиске нужных слов. — Близкий — это тот, кого хорошо знаешь, кому доверяешь на сто процентов.

— Ага! — Катя опять рассмеялась. — Стало быть, ко мне у тебя нет никакого доверия?

— Нет, что ты…

— Или ты меня предупреждаешь, чтобы я остерегалась тебя?

Семён тоже рассмеялся.

— Хорошо, я сдаюсь. Значит, мы с тобой близкие люди? Мне эта мысль нравится. Я согласен быть тебе близким человеком.

Наклонив голову, Катя с интересом смотрела на гостя.

— Женя сказал, что у тебя в жизни началась чёрная полоса. Это так?

— Да, — ответил он. — Неприятности тянутся непрерывной цепочкой. За что они мне — понять не могу.

— Поставь вопрос по-другому: для чего?

Семён пожал плечами.

— Что это изменит? За что или для чего — всё равно ничего не ясно.

— Может быть, для того, чтобы ты научился во всём находить положительные стороны? — предположила она.

— Что же положительного можно найти в неприятностях? — удивился он. — Они потому и неприятности, что в них нет ничего приятного.

— А если приглядеться?

— Всё равно не вижу.

Катя продолжала разглядывать его. Неожиданно спросила:

— Тебе интересно со мной?

— Да, — признался он. — Мне с тобой интересно и очень приятно.

— Почему?

— Ты мне нравишься. Очень нравишься.

— Почему?

— Ты необыкновенная.

— Но ведь тебя сюда привели неприятности. Разве не так?

— Да, действительно, — вынужден был согласиться он. — Я как-то не подумал. Видимо, я многого в жизни не понимаю.

— Все мы чего-то не понимаем, — сказала она. — Главное не в этом.

— А в чём главное?

— В желании понять.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 162
печатная A5
от 371