электронная
116
печатная A5
553
18+
Попаданцы и их жёны

Бесплатный фрагмент - Попаданцы и их жёны

Книга первая. Учитесь магии, наёмники!

Объем:
388 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-8547-0
электронная
от 116
печатная A5
от 553

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог. История немыслимой давности

— Оглашаю Решение Верховной Комиссии Империи, утвержденное Императором Оттином Достойным! — в голосе Председателя сквозь официальный пафос прорывались торжество и удовольствие. — «За преступные деяния, направленные против безопасности Империи и жизни ее подданных, Первый Творец Никлос Вандер приговаривается к лишению всех полномочий, званий и немедленному изгнанию за пределы Империи со всеми родственниками без права когда-либо вернуться в Империю, что относится ко всем потомкам вышеозначенного осужденного…». Добавлю, что в виде высочайшей своей милости и безграничного великодушия Император предоставляет изгнанникам один из двух новых „Белых кораблей“, даёт тридцать дней на подготовку, а также дозволяет взять с собой желающих жителей Империи в количестве двадцати тысяч человек с теми же поражениями в правах, что коснулись Вандера. Кроме того, до времени отбытия в изгнание Вандеру категорически запрещается покидать своё поместье ради его же безопасности и защиты от гнева подданных Империи…»

Никлос Вандер был в шоке, и это слабо сказано. За всю свою многовековую жизнь он не испытывал подобного потрясения: Верховная Комиссия Империи приговорила его и его соратников к вечному изгнанию с Земли! За что!? За то, что они со своими коллегами каждую минуту посвящали всестороннему улучшению жизни на планетах Империи, снабжали их редкими металлами, изобрели и запустили в свое время Большое энергокольцо, в результате чего люди перестали заботиться о каких-либо житейских неудобствах, вплоть до самых мелких? За то, что открыли «Эффект Вандера», который позволил создать непробиваемую массовую и индивидуальную защиту от любых (!) физических воздействий? За… Никлос, в общем-то, не был уж чересчур простодушным и сверхдоверчивым человеком — за свою жизнь он немало насмотрелся на придворные интриги, «подковерные драки», организованные взлеты и падения царедворцев и чиновников всех мастей. Просто он и мысли не допускал, что эта возня может когда-нибудь коснуться его лично — всё-таки, как он считал обоснованно вполне, его-то работа была направлена как раз на укрепление власти императора и благополучие Империи.

Глупец — не хотел прислушиваться к предупреждениям друга Илиоса, одного из приближенных императора, человека порядочного и трезвомыслящего. Он ведь неоднократно намекал и говорил достаточно прямо, что вокруг Вандера начинается придворная возня, в кулуарах муссируется и осуждается постоянный рост его авторитета среди населения, все больше молодежи, особенно среди колонистов, набиваются к нему в ученики, требуют открытия новых Школ Творцов. И личные «разумники» неоднократно прогнозировали развитие событий в неприятных направлениях. Всё это могло оказаться правдой. Вот именно, что «могло», но только как вероятность, которую Никлос отказывался признавать. Как ни крути, а «вирус многовекового консерватизма» в мышлении проник и в него…

Настоящей же правдой было то, что Император крайне трепетно относится к своей безграничной власти. Власть, что она делает с людьми! Деньги, почет, слава, уважение — всё меркнет перед возможностью чувствовать личное могущество, возможность владеть душами и телами ВСЕХ!!! Таким был Оттин Достойный, точнее, стал таким, а Никлос, знавший Оттина сотни лет, хоть кое-что и замечал, не верил в эти явные перемены, которые вполне можно назвать предательством. И в самом деле, нужен он сейчас Императору, после того что сделал всё возможное для Империи? Пусть так считают лишь сторонники императора, что это меняет? Кому нужны его новые задумки при прогрессирующем консерватизме и безразличии? Новые ученики — ха, меньше капли в море! Авторитет у населения — еще раз ха, лишь среди тех же учеников и немногочисленных коллег, сторонников, родственников! Какая может быть угроза власти императора! Но у Оттина другое мнение.

При всем при том Первый Творец Никлос Вандер и дураком, беспечным и непредусмотрительным растяпой не был. Его острый ум просчитывал не только необходимость и возможности новых изобретений, но и их охрану от всяких посягательств со стороны, в том числе от массы конкурентов, работающих непосредственно в кланах императора и его приближенных. О многих его придумках, реализованных в ближайшем окружении единомышленников, в Империи просто не было известно. Безупречной интуицией он ощутил опасность сразу, как вошел в Главный зал заседаний Комиссии и приблизился к своему месту у огромного овального стола.

Традиционное кресло Императора пустовало, рядом копался в навигаторе Временный Председатель — значит, Императора вовсе не будет, но это — его императорское дело, особенно в отсутствие особо значимых вопросов. А вот то, что не установлены навигаторы перед местами руководителей двух из трёх Научных Центров и отсутствовали «разумники» — очень настораживало. Да и мимолетные странные взгляды от некоторых членов Комиссии в его сторону были непривычны. Но, мало ли, бывает. Может, у присутствующих появились «претензии» в адрес отдельных структур Службы Первого Творца. Это надо предусмотреть!

— Кажется, кто-то нынче будет отсутствовать? Ученые, разумники? — равнодушно спросил он Председателя, настраивая аппаратуру.

— Да, — не менее равнодушно ответил тот. — У ваших коллег неотложные дела за пределами планеты, Император пошёл им навстречу, разрешив отсутствовать, а «разумники» нынче ни к чему: вопрос всего один и прогнозирования не требует…

«Ну, посмотрим», — подумал Никлос, по привычке добавляя в навигатор собственные детали. Дело в том, что на время заседаний Комиссии зал закрывался от всех мыслимых и немыслимых способов утечки информации. Связь с внешним миром блокировалась полностью. Только Император при личном отсутствии имел возможность наблюдать за ходом работы и общаться с Временным Председателем. Эту привилегию Императора Никлос в тайне нарушал. Он мог поддерживать связь со своими службами, родственниками — на всякий случай. Да и не часто это приходилось делать. Но сегодня — именно что «всякий случай»!

Вандер отдал быстрые команды всем своим группам охраны: в поместье, в лабораториях, в Большом энергокольце, в резервациях оборотней. Тут же и началось то, чего он никак не ожидал: нынешний вопрос заседания, как оказалось, был направлен лично против него!

— Итак, господа, — начал Председатель после ритуальных слов по началу работы, — сегодня по именному распоряжению Императора мы рассматриваем дело по обвинению Первого Творца Империи Вандера Никлоса…

Лишь трое-четверо представителей колоний выразили молчаливое недоумение, остальные, судя по всему, были «в курсе».

В вину Вандору вменялось отнюдь не его гипотетическое влияние на умы людей, а угроза жизни этих людей, Земли и всей Империи. Не больше и не меньше!

А начиналось, как ни странно, с огромной любви Никлоса к детям. При том, что подавляющая часть населения Империи всё больше уклонялась от обязанности деторождения, его единственная супруга Герея подарила мужу двенадцать сыновей и девять дочек. Почти у всех были уже собственные дети, внуки и правнуки. Свой личный астероид-поместье Никлос давным-давно превратил в цветущий парк почти шестидесяти километров в поперечнике. Речки, ручьи, водопады, буйство растительности под ослепительно голубым небом… Никлос в редкое время отдыха мог часами наблюдать за играми малышни. И не только наблюдать.

Одной из рабочих задач, поставленных перед ним, творцом-изобретателем, было обеспечение Империи редкими металлами, которые обнаруживались на непригодных для жизни планетах — больших и малых. Непригодных до такой степени, что технически невозможно было организовывать там добычу, либо требовало невозможных усилий и ресурсов. Сверхвысокие или низкие температуры были основными препятствиями даже для минимальной колонизации. Никлос нашел «простой» выход: он стал создавать подобные людям существа, способные действовать в любом огне, в химически агрессивных средах, при буйной радиации. Так появились горнопроходчики «огневики», «снежники»… Никлос в порыве творчества малость переборщил: эти существа, изначально запрограммированные на определенную деятельность, были самовоспроизводящимися, к тому же постепенно, но неуклонно становились вполне разумными. Еще Творец для какой-то видимости отдыха создал для них на земле резервации, а чтобы им тут было комфортно, сделал их оборотнями. Просто и гениально! Что тут сложного — придумал и сделал! Еще, уже в интересах императора ради прогнозирования будущих событий «вывел породу искусственных людей с мощнейшей «компьютерной начинкой», способных молниеносно просчитывать миллиарды вероятностей, самостоятельно для того собирающих информацию отовсюду, даже из ноосферы. Он их никак особо не называл, какая разница. Хотя они в императорских кругах и получили общее название «разумники». Но при этом не забывал оставлять наиболее «продвинутые» экземпляры всех видов искусственных существ для собственных нужд.

А среди детворы зародилась мысль предоставить ребятне небывалых партнеров для игр и тренировок. Странные, порой очень отдалённо напоминающие людей существа стали заселять леса, горы, реки, озера, жилые помещения. Абсолютно безвредные, любопытные, владеющие несвойственными людям способностями, они стали любимцами не только детей, но и всех жителей и посетителей астероида. И кто мог дать гарантию, что среди гостей не было завистников? Да сколь угодно — планетка-парк была открыта для всех без ограничений.

Теперь именно в них, в этих созданных Никлосом существах, оказывается, и крылась угрозы жизни для подданных империи, как оказалось. А почему не раньше?

— Почему не было проведено обычного в таких случаях расследования, опросов участников событий, свидетелей, да и меня как главного обвиняемого? — Никлос в ходе информации о собственных «преступлениях» и представления «доказательств» моментально просчитал наиболее вероятный результат «судебного заседания», который предполагал исключительное его отстранение от всех дел и изоляцию на какой-нибудь отдалённой планете — это в лучшем случае. В худшем… Невозможно и предположить, поскольку наверняка «дело» готовилось долго и тщательно. Санкции могли коснуться всех близких Никлоса, а там только родственников было уже не перечесть. Поэтому нечего паниковать, нужно попытаться обеспечить минимальные потери…

— Ну, зачем же подобным расследованием унижать столь высокое и известное всему миру лицо? — гаденько усмехнулся Председатель. — Вам что, недостаточно представленных доказательств? Только одни записи бесчинств ваших монстров говорят о их специальной подготовке к террору. Вон «снежники», «огневики» сколько народу загубили…

— Все эти так называемые доказательства находились в императорских канцеляриях и научных центрах, как подтверждение необходимых экспериментов. Эти люди — обычные муляжи в защитных скафандрах. И вам, Председатель, как и остальным присутствующим, это хорошо известно. — Никлос обвёл участников дела тяжелым взглядом. — Мне все понятно. Зачитывайте решение, оно ж давно готово, надеюсь? Однако, в любом случае после того вы будете обязаны предоставить мне слово. Мне есть, о чем сказать всем безмолвным «судьям». Императору тоже.

Председатель слегка скривился, не удержав мину спокойствия. Зачитал… Кто-то отвел взгляд, кое-кто ухмылялся нагло, глядя прямо в глаза Никлосу — в их числе и Старший Медицинский Творец — основной конкурент Вандера в лекарском деле. Способный, не более, в работе с мозгом нечего не смыслящий сам, но умеющий воровать чужие идеи. Давно рвётся к телу Императора, но дворцовые лекари до сих пор пользовались наработками Вандера, да и его личными консультациями — у Оттина Достойного как раз и были проблемы с головой. «Защита» спасала от физических и химический воздействий, однако мозг — такое диво, что и без воздействий мог «затормозить» до летального исхода…

— Для начала у меня вопрос к главнокомандующему вооруженными силами принцу Крамму, — Никлос встал. — На каком основании до принятия здесь этого идиотского решения Комиссии ваши войска блокировали все мои объекты?

— А с чего вы это взяли? — принц покраснел. — Да, войска готовы ко всему но…

— Но уже получили команду действовать, не так? И уже действуют. Посмотрите сюда. — Никлос развернул над столом видеоголограмму. — Астероид-поместье, лаборатории, резервации — всё в плотном кольце. Это реальное время. Немедленно отдайте приказ об отводе войск, принц!

— Да что вы себе позволяете, изгой! — принц вскочил в гневе.

— Как вы посмели нарушить защиту зала заседаний? — заорал с места перепуганный Председатель.

— Так же, как её нарушил главнокомандующий! — коротко бросил в сторону Председатели Никлос. — А вы, принц, не отдав немедленного приказа, просто умрёте!

Военачальник побагровел еще больше, покачнулся, захрипел, схватился рукой за горло, пальцем другой ткнул в навигатор. Секунд через пять на видео стало заметно шевеление космических, воздушных, наземных машин от объектов Вандера.

— Предупреждаю, что два экипажа, успевшие проникнуть в поместье, будут ликвидированы, — проинформировал Вандер. — От кого вы получили этот приказ?

Принц помотал головой, растер шею и кивнул в сторону Председателя.

— Это не имеет никого значения! — теперь вскочил и Председатель. — Не устраивайте балагана, изгой Вандер, ваши слова не играют никакой роли!

— А ваши — тем более! — возразил Николс. — Разумеется, я, то есть мы, улетим. Только не потому, что я вам не нужен, а как раз наоборот, это вы мне не нужны! Я только один пример приведу. Вот тут главный медик очень радуется: теперь он будет пользовать императора. Мне известно, что его люди выкрали в моей лаборатории рецепт лечащего препарата, только не учли, что нужно знать и методику его применения. И требуются необходимые катализаторы — без них лекарство не лечит, успокаивает, не более. И что вы будете делать, светило медицины, когда ваши бесплодные усилия будут императору видны? А это ведь очень скоро случится — полгода и нужно всего. Вам понятно, Председатель, для чего вы этот фарс затеяли и чем он завершится для императора?

— Вы лжете! — чуть не хором завопили Лекарь с Председателем собрания, тоже принцем, кстати, верховным судьей по должности!

— А мне все равно, верите вы мне или нет, я ведь это ваше наказание принимаю с удовольствием… — Никлос присмотрелся к своему навигатору. — Вот вам еще интересная информация. Я связался со своими разумниками, их прогноз на ближайшее время верен на 98%, а говорит он о том, что все присутствующие здесь, кроме Председателя, лекаря и Главы службы имперской безопасности, в день моего исхода будут ликвидированы. Этим же Главой. Вы ведь уже получили соответствующее указание императора, Гривс?

Крупный мужчина в дальнем конце стола продолжал сидеть с каменным лицом. В отличие от остальных участников, на лицах которых появилась растерянность.

— И последнее, — обронил Николс, сворачивая навигатор. — Мне абсолютно не интересно определенное вами количество сопровождающих меня людей, сколько поместится в корабль, столько и улетит. Попробуйте помешать! Не советую!

Никлос беспрепятственно ушел из Дворца Верховной комиссии и на личном корабле покинул столицу Империи.

В Главном зале вся Верховная Комиссия в состоянии транса молчала и не сводила глаз с безучастного Главы имперской безопасности и крайне смущённого лекаря. А Председатель с тупым выражением всматривался в навигатор, откуда ему вещал Император Оттин Достойный…

В последующие несколько дней дворец Императора напоминал муравейник: потоки мечущихся сановников, чиновников, помощников, секретарей, курьеров сливались, расходились, толпились в галереях, залах, приемных. Причем в полной тишине. Император никого не принимал по просьбам, проводя бесконечные совещания с многочисленными главами разных ведомств — и персональные, и массовые. Особенно часто разговаривал он с Верховным судьей, Главой службы безопасности, Главнокомандующим и Старшим Медицинским Творцом. Все в один голос утверждали, что всё произнесенное во время суда Вандером — блеф и ерунда: ни империи, ни самому императору ничего не угрожает.

— А я не верю вам после этого позора, — очень спокойно и тихо говорил Император.

Только его спокойствие никого в заблуждение не вводило. Они все слишком хорошо знали правителя — именно в такой тишине сами вознеслись на свои должности, убрав предшественников.

— Какой же блеф, если он заставил вас снять блокаду со своих объектов, не так, Крамм? И доложи-ка о своих попытках что-нибудь из этих объектов захватить за неделю, а то слухи странные доходят…

Крамм вскочил и очень уж коротко и скромно обрисовал ситуацию. А она случилась такой, что три лаборатории Вандера — две в разных местах Земли и одна на другой планете — было решено захватить, поскольку угроза Вандера всерьёз принята не была. Все войсковые соединения, принимающие участие в операции во главе с командующими просто исчезли неведомо куда. Сам Крамм получил личное и последнее предупреждение от изгоя.

Получив взгляд в свой адрес, безопасник дернул толстым плечом и сквозь зубы сообщил, что вся его агентура в поместье Вандера, лабораториях и энергокольце также исчезла неизвестно куда и как. Без следов. Сам изгой после суда начал агитацию среди населения по поводу ухода с планеты. Все желающие проходят тщательную проверку и перемещаются в поместье Вандера. К настоящему моменту, по неполным данным, их там около четырёхсот тысяч.

— И где он их собирается размещать? — спросил император. — Я имею в виду корабль. Сколько вмещает каждая из двух посудин, одна из которых обещана — пусть уматывает, хотя сомнения по этому поводу появились, не так, лекарь? Так сколько, судья, ты же курируешь их строительство и подготовку к полетам?

— До полумиллиона человек, — сообщил с трудом соображающий после пережитого Председатель Комиссии. Он даже забыл, что император и без того всё знал об этих кораблях. Они же и были задуманы ради массового переселения. Оставалось только найти место, куда переселяться — поиски его велись давно и безрезультатно…

— Так, стало быть, уже неделю все попытки как-то повлиять на Вандера, а, точнее, достойно его наказать, успеха не достигли. Кажется, императорская власть не имеет достаточных сил, либо эти силы в бессильных руках. Завтра же ты, лекарь, предоставишь все доказательства собственных способностей в улучшении моего здоровья, реальные доказательства, ясно? Сейчас, кроме Главы службы безопасности, все свободны.

Не глядя друг на друга, три облеченных неимоверной властью чиновника покинули своего господина…

— Слушай мои указания и попробуй не выполнить их точно и в срок! — начал император инструктаж.

Астероид «Вандер» готовился к отлёту в неведомое. О том, что это «поместье» из себя представляет, знали даже не все родственники Никлоса. Еще в далекой юности, когда он наряду с массой идей, увлёкся возможностью путешествий через «Белое небо», дал себе самую страшную клятву, что это дело будет только его личным делом и более ничьим. И выполнил свою клятву, так же, как осуществил мечту — возможность невообразимо далеких полетов, точнее, перемещений давно стала реальностью в жизни Никлоса и его самого ближайшего окружения, состоявшего исключительно из родственников. Но он не шибко увлекался практикой — пока не было особой необходимости, да и нужно было лишь создать, опробовать и настроить разнообразные приборы и оборудование для столь специфического транспорта. Сначала это были совсем маленькие кораблики, потом они «подрастали», вмещали до сотни человек экипажа… Потом сама собой явилась мысль превратить в такой корабль весь личный астероид. Что и было сделано за без малого сто лет. Мысль о возможности покинуть империю в собственном доме явилась во время суда, именно она и позволила держаться там спокойно.

В первую очередь Никлос озаботился надежной защитой всех своих объектов. В том числе, сразу дал задание своим «разумникам» и безопасникам обнаружить и выдворить с этих объектов шпионов императора и его блюдолизов. Не церемонились: перебрасывали на одну из планет с более или менее пригодными для жизни условиями. То же сделали с напавшими на поместье и лаборатории войсками императора. Одновременно Никлос проинформировал своих сторонников о происшедшем «суде», дав ясно понять, что все они теперь должны опасаться неприятных санкций. Предложил присоединиться к изгнанию, но исключительно в добровольном порядке. На раздумья дал десять дней, остальное определенное судом, точнее, императором время — на подготовку уже в поместье. Пока все должны были быть уверены, что отправляться придётся на имперском корабле. О настоящих же замыслах предупредил только технический персонал, в том числе и снабженцев, нацелив их на те же десять дней. Он не собирался ориентироваться на императорский срок — мало ли какие «проводы» могут устроить обозленные враги?

Не ради мести, а просто «чтобы помнили», сотворил для имперцев гадость. В лабораториях работали не только его почитатели, было много обычного наемного персонала, они там и оставались — закрывать или ликвидировать эти предприятия Вандер не собирался. А, поскольку без внимания любителей халявы они, конечно, не останутся, всю автоматику перепрограммировал. К примеру, там, где «рождались» огневики, снежники, разумники, должно было появляться неизвестно что не шибко разумное и с неизвестными наклонностями и способностями. Бездушные механизмы с искусственным интеллектом заменялись такими же, но неподвластными никакому управлению… Своих действующих, давно созданных помощников Никлос отозвал с планет-рудников в местные резервации, половину забрал с собой, остальным поставил задачу охраны планеты от её же властителей.

Через десять дней на астероиде насчитывалось около 700 тысяч человек разного возраста и пола, различных специальностей. За последние трое суток Вандер получал чуть не ежечасно повеления, приказы, указания, предложения и приглашения посетить Императора, на что ответил только первый раз, послав и Императора, и всё его окружение по конкретному адресу. И в назначенный срок поместье «Вандер» исчезло с орбиты…

— Ваше Величество! Ваше Величество!!! — голосили по всему дворцу живые, механические и электронные информаторы. — Астероид Вандера пропал из видимости всех средств наблюдения. Его нету!!!

Император Оттин Достойный догадался сразу, в чём дело. Он был не дурак — дураки в императорах тоже бывают, но недолго. Потому вместе с безопасником немедленно вызвал научных руководителей и командиров новых кораблей. Хотя маску своего спокойствия потерял и не собирался её искать.

— Ясно, что Вандер сбежал «Белым небом», все другие пути были под контролем, как убеждена служба безопасности. Почему эта служба проморгала подготовку огромного корабля-астероида — вопрос другой и не ко времени. А сейчас немедленно отправить в погоню оба корабля… — император на секунду задумался. — Не собираюсь выслушивать ничьи бредни о невозможности: это ваши проблемы, вы сотни лет строили корабли, а, стало быть, знаете, что это за пространство такое — Белое небо, и какие следы в нем остаются. И не обязательно изгнанника ловить, это даже запрещаю. Вандер — человек везучий, он обязательно найдет планету, подобную нашей. Вот эту находку и нужно отследить, временем поисков и преследования вы не ограничены. Вы ограничены только временем собственной жизни, если попытаетесь вернуться ни с чем. А… да, тот корабль, что предназначался Вандеру, хорошо заминирован, ликвидировать закладки обязана служба безопасности, которая их и ставила. Этот экипаж уйдет по готовности, второй — немедленно! Выполнять!

«Вандер — человек везучий». Пять лет в пересчете на время Земли в поисках — с одной стороны, долго, сотни тысяч людей требовалось обеспечить нормальной жизнью. А с другой — можно было и вовсе ничего не найти. За это время приборы обнаружили дюжину подходящих планет, но, с точки зрения Никлоса, это — не то. Ему хотелось отыскать чуть ли не двойника Земли по всем параметрам. Может, такого и не бывает, но случилось, однако!

Назвали планету тоже просто — Земля. Память о родине не должна выветриться, кто виноват, что пришлось покинуть её? Ведь Никлос и не думал выполнять приговор об изгнании вечном. Наоборот, он хотел сделать всё, чтобы потомки, пусть и далекие, вернулись на планету предков.

Примитивная жизнь била ключом в огромных пространствах воды и буйной земной растительности. Специалистам-долгожителям было ясно, до появления жизни разумной — миллионы лет. Это не волновало, нужно было обустраиваться самим, налаживать свою разумную жизнь применительно к местным условиям. Базу определили чуть северней экватора на берегах огромной реки, среди плодородных земель. «Распространяться» по планете стали чуть позже, вначале Никлос озаботился вопросами безопасности. Местная живность, включая микроорганизмы, беспокойства не вызывала. Как не пропадала и уверенность в том, что беглецов будут искать. Зачем искать — вариантов много, и все имели право тревожить Вандера. Такая, можно сказать, паранойя явилась к нему после пресловутого «суда» — кто гарантировал, что имперцы не присобачили к астероиду одну из своих маячковых штучек, не обнаруженную за годы странствий, хотя и предпринимались все доступные меры поиска. Народ-то успокоился вполне, а Никлос не хотел рисковать даже близкой к нулю возможностью их обнаружения. Через год оказалось, что он прав. Но переселенцы, имея огромный опыт, знания и необходимое оборудование, уже успели поставить над планетой надежный щит, укрывший и находящийся рядом астероид. На орбите самой дальней от солнца десятой планеты были размещены спутники наблюдения. С них и поступил сигнал о далёком возмущении Белого неба, которое здесь было в сотни раз слабей, то есть, менее плотным, чем дома. Вооруженные «до зубов» автоматические станции в небольшом количестве перекрывали всю солнечную систему. Получив сообщение от дальних спутников, автоматы немедленно включили полную готовность.

Огромный имперский корабль «вспух» между седьмой и восьмой планетами. Его, собственно, никто раньше дома и не видел — имперский секрет высшей пробы, да и сейчас рассматривать не собирались. Автоматы сделали несколько снимков, показав опознавательный знак Империи по всей окружности полусферы корабля — красная корона в белом круге. Зачем они обозначили свою принадлежность — неважно, может, для своих… Но Никлос, после объявления тревоги чуть не бессонно дежуривший в Центре Управления космической техникой, дал команду на поражение, едва разглядев бортовой знак преследователя. В долю секунды имперский корабль перестал быть… Хотя автоматика всё-таки успела передать второму кораблю сигнал опасности.

Потом оказалось, что опасность преследования не самая «опасная». Обнаружилась другая, с которой бороться было невозможно. Новая Земля была двойником старой не по всем параметрам. У найденыша не оказалось цельнометаллического ядра и Белое небо было настолько рассеянным, что… И то, и другое в связке, на родине, в сущности, было главным условием биологической жизни людей вообще — «как воздух». Здесь же — богатые залежи руд металлов, из которых можно делать сплавы, подобные составу ядра «своей» Земли, но только подобные. И требовалось их создавать в крупных размерах, и жить в непосредственной близости от них. Иначе…

— А иначе нам не видать здесь долголетия, — однажды через пару лет пребывания в новом мире Никлос объяснил ситуацию всем переселенцам, — такого долголетия, как на родине, здесь вообще не будет. Жаль, мы привыкли не оглядываться на ограниченность продолжительности жизни. Так и это не главное. Трагедия в том, что мы здесь потеряли способность к продолжению рода. Вообще. И, если там, на той Земле подавляющее большинство населения не придавало этому никакого значения, то здесь мы элементарно вымрем.

В результате трехдневного обсуждения печальной информации от своего руководителя переселенцы приняли решение покинуть эту Землю и продолжить поиски более гостеприимного дома. Не все — около пятидесяти тысяч человек решили остаться. В основном — люди уж очень пожилого возраста, которым долголетие было уже ни к чему, а к продолжению рода они давно не испытывали никакой тяги. Были и более молодые, которым, несмотря ни на что, просто приглянулся этот мир. Оставался и сам Никлос Вандер, не до конца осознавая, что его толкнуло на этот шаг. Попытался он объяснить свой поступок узкому кругу, да вроде вышло не очень убедительно.

— Знаете, — задумчиво рассуждал он, глядя в живой огонь костра и потягивая крепкий чай, — я не очень понимаю себя, вроде бы это решение пришло спонтанно. На первый взгляд. То, что проживу здесь сравнительно недолго, а потомства уже мы с женой оставили немало, это само собой. Но вот эта Земля… Она ведь в моей долгой жизни первая, так похожая на Родину. А может, и последняя, если дальнейшие поиски окажутся напрасными. И мы не зря дали ей то же имя, что у нашей Земли. Пусть она для нашего племени Творцов будет такой отдушиной, что ли. На всякий случай. Сюда можно вернуться, дать потомкам хотя бы представление о Родине предков, разбудить в них желание вернуться туда… Каждый из уходящих должен иметь в себе Знак Творца — Зеленое Дерево в Белом круге, озаботьтесь этим немедленно! Земля будет это знать. Но для этого её нужно сберечь, в первую очередь от посягательств имперцев. «Властелины мира» нашлись! Уверен, что уничтоженный корабль подал сигнал второму, третьему, сколько их там — кто знает… Не знаю, может, я и не прав, но остаюсь. Хотелось бы, чтобы кто-то из вас, отбывающих в неизвестное, взял на себя ответственность постоянной охраны этой планеты. Где бы вы ни находились. Всем своим родом или кланом, если получится выжить, передавая эту ношу по наследству — вечно.

— Никлос, да какая это ответственность! — воскликнул кто-то из молодых. — Это же право и привилегия даже! Стать и быть хранителем этой Земли — какая цель в жизни еще нужна!

— Вот ты и станешь основателем этого клана хранителей, — улыбнулся Никлос. — Ты же мой полный тезка, правнук, не ошибаюсь?

— Да! — вскочил молодой Хранитель. — Я, Никлос Вандер, обещаю…

Смутился и сел. А что тут обещать — выжить бы для начала!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 116
печатная A5
от 553