электронная
7
печатная A5
236
18+
Помощница собутыльника

Бесплатный фрагмент - Помощница собутыльника

Современная проза для легкого чтения

Объем:
48 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-7825-0
электронная
от 7
печатная A5
от 236

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПРОЛОГ, который читать не обязательно. Возможно, потом, если будут неясности, уважаемый читатель, вернешься к нему.

В очередной раз я оказался на мели, грохнулся мой очередной прожект, слава Богу — этот раз обошлось без крупных неприятностей, без больших долгов, вышел почти по нулям.

От безделья стал просматривать объявления, а вдруг какая-то зацепка, найду что-нибудь подходящее для себя..

Очень много оказалось объявлений весьма сомнительного характера, я еще удивился, как такие объявления с криминальным душком пропускают местные власти».. требуются решительные молодые люди без предрассудков для выполнения деликатных поручений».. то есть, по-просту киллеры.

«..интересная работа с предоставлением жилья и калорийного питания для девушек без комплексов, очень высокая оплата».. ясно, что за работа, как говорится, одна из древнейших профессий..

Словом, в стране хаос и дикий рынок.

А вот интересное объявление — требуется стрессоустойчивый мужчина с иммунитетом от спиртных напитков в больших дозах, оплата достойная…

..Трубку сняли сразу. Не успели толком поздороваться, я собрался представиться, мужской голос довольно грубо спросил:

— Пьешь?

— Да как сказать.. если есть необходимость. А вообще-то нет, — не очень и растерялся я.

— Язвенник, трезвенник, кодировался? — голос явно принадлежал человеку уверенному в себе, привыкшкму давать распоряжения, и строго спрашивать.

— Ни то, ни дугое, и не третье.. Просто равнодушен к алкоголю, для меня этот вопрос не стоит.

— Где ты находишься? Я сечас к тебе подъеду.

— Да я бы мог сам к вам подъехать, когда вам удобно..

— Нет. Вопрос не терпит отлагательств, я буду у тебя через несколько минут.

Так произошло знакомство с Игорем Николаевичем.

Беседовали мы долго, при личной встрече это оказался довольно деликатный, достаточно скромный, приятный человек. Подробно расспросил, предложил рассказать о себе, задал несколько не очень относящихся к нашей теме, вопросов, взял ксерокопию моего паспорта…

— Юра, ты мне подходишь, — он уже говорил не так напористо и решительно, а скорее — задумчиво. Похоже, ты человек дисциплинированный и честный. Связь будем держать самую тесную. Можешь в любое время звонить..

— Хорошо, Игорь Николаевич, при возникновении малейших проблем или затруднений, я звоню.

Он подвез меня к высотному зданию, указал подъезд:

— Там какие-то не то мастерские, не то игровые залы, не то притоны какие-то.. Надеюсь, ты его разыщешь в течение часа. Я буду как на иголках.

Я засек время. Рызскал Владика в течение двадцати семи минут, должил патрону:

— Игорь Николаевич, есть контакт. Я бы не сказал, что он в ужасном состоянии..

— Юра, если бы ты знал, как я рад.. Я в тебе не ошибся. И очень надеюсь на тебя..

Он предложил мне такую финансовую схему.

На текущие расходы пятьдесят тысяч, а если не хватит — добавит еще.

По завершении работы в зависимости от результата, вознаграждение — «много миллионов..».

Вот такой устный контракт мы заключили с моим «деловым партнером».

Надо заметить для ориентира, десять-двенадцать тысяч в месяц на тот период считались хорошей зарплатой.

Через пару дней я понял, что одному мне с работой не справиться. Нагрузки запредельные, без помощника никак. Тем более — средства позволяют. И обязательно нужна помощница. А может, ею и обойдусь.

Решил посоветоваться с дедом. Хотя, какой он дед, для своих семидесяти лет довольно моложавый, подтянутый мужчина. Очень деликатный, сдержанный, рассудительный..

— Игорь Николаевич, Владик уснул, по крайней мере часа два будет спать, надо бы повидаться, поговорить, — сказал я.

— Давай я за тобой заеду, заберем Ирку, его мамашу, мою старшую дочь, поедем к Елене Сергеевне, моей не очень благоверной. Елена Сергеевна во внуке души не чает. И вообще, баба она умная.. хотя почему-то со мной у нее не сладилось..

— Прежде, чем его знакомить с девушкой, вы приведите ее ко мне, я посмотрю на нее, побеседую.. Чтобы с какой-нибудь шалавой он не связался… — мне не понравилось, что Ирина Игоревна, мама Владика, разговаривала со мной, не в пример своему отцу, как с прислугой.

— Боюсь, мадам, это технически очень трудновыполнимая задача.. Таких условий у нас нет, его бросать нельзя, запросто можно потерять, не дай Бог, ищи его потом. Мне одному просто не справиться, нужен помощник, лучше — помощница, вдруг у него к ней какие-то чувства проснутся. Дополнительный шанс вытащить его. Понятно, я не собираюсь связываться с какой-нибудь синюшкой. Таких и там у нас, в подвалах полно..

— А он полюбит, западет, захочет жениться..

— Я хорошо знаю их психологию, как полюбит, так и разлюбит, с этим попроще.

— Но любовь свята! — взвизгнула Ирина Игоревна. — С любовью не шутят!

— А я и не собираюсь шутить, — ответствовал я. — Просто кого нам надо, ту он полюбит, кого не надо, он разлюбит. В этом плане проблем нет, у меня есть некоторые навыки, своя методика.

— Так вы еще экстрасенс, маг и чернокнижник, нам только этого не хватало! Напоите его какой-нибудь гадостью, вообще дурака из него сделаете..

— Самое страшное, чем я его буду поить — таблетками, которые продаются в аптеке без рецепта, причем микродозами, меньше, чем детям дают. И обязательно после консультации с психиатром. Я не собираюсь брать на себя ответственность за жизнь человека, я не специалист.

— Вы его еще по психиатрам собираетесь водить?!

— Мадам, напрасно вы так остро реагируете. Практически нет людей, не нуждающихся в лечении, консультации психиатра.

— Так вы хотите сказать, что и я психопатка ненормальная?!..

— Так. Прекращаем истерику, — резко вмешался Игорь Николаевич. — Я удивляюсь терпению Юрий Борисовича, который выслушивает твой совершенно алогичный бред. Тебе, Ирка, здоровый сын нужен, или соблюдение каких-то дурацких приличий и понятий?

— Юра, поступай, как считаешь нужным, я тебе полностью доверяю. И верю в тебя. — обратился он ко мне. — Чувствуется, у тебя и теоретические познания есть, и большой опыт. Денег не жалей, привлекай людей, специалистов, знакомь его с девушкой, бери себе помощника… в общем, действуй. Мне главное, чтобы он живой был.

— Я немного не рассчитал свои силы, мне одному не справиться, — стал я объясняться. — Там ужасные условия, мышей-тараканов тьма, вместо постелей какая-то ветошь, лохмотья, насквозь завшивленные. Я провел ночь, сидя на каком-то ящике, в общем-то не спал..

— Ой, ужас.. а как же там мой мальчик.. А нельзя снять поприличнее жилье, Юрий Борисович? — вздохнула Елена Сергеевна.

— Во-первых в нормальное жилье никто не пустит, а во-вторых, главное — он не пойдет. Такова уж у них, этих бедолаг психология — только где-нибудь в трущобах, притонах.. Но у меня есть на примете одна дама, большая любительница развеселых компаний, понятно — грязища, антисанитария, но все-таки лучше, чем в подвале. А следующим этапом — уже то самое приличное жилье. Я на ситуацию смотрю с оптимизмом, думаю, всё будет хорошо..

— Ой, спасибо, Юрочка.. Мы на тебя очень надеемся..

В соседнем подъезде на пятом этаже хрущевки, в которой я обретался, жила разбитная старушенция, Вера Николаевна. Большая любительница горячительных напитков и шумных компаний. Я решил на несколько дней поселиться у нее с Владиком.

На следующий день пока он спит, решил поехать на своей старенькой «семерке» подыскивать кандидатуру.

На трассе стояли две девушки, у меня мелькнула мысль — они самые!

Особой проницательностью не надо было обладать, чтобы это понять.

Во-первых — уж очень они оживленно общались, весело хохотали, и вообще, вели себя, пожалуй немного развязаннее, чем просто веселые девушки

Во-вторых — внешность. Одеты, как бы поточнее выразить мысль… броско, даже, можно сказать — крикливо. Ну, и главное, конечно — цвет волос. На одной копна коротких волос ярко-красного цвета, у другой волосы длинные сиренево-фиолетовые.

Подъехал к ним, осведомился:

— Свободны?

— Езжай, езжай с Богом, дядя, — сказала сиренево-фиолетовая, голосом снисходительно-нагловатым. — Мы на такие ржавые тазики не садимся. Нам бы Лексус, или хотя бы джипяра «бэха».. Да и староват ты для нас.

— Нам с тобой будет, пожалуй, скучно. Нам ведь не столько заработать, сколько красиво провести время, — прибавила красная. — Запросы у нас немного повышенные..

— А берем мы, кстати, дорого, — уже мягче сказала фиолетовая. — Таких денег у тебя, я уверена, нет. Ты только не обижайся, ладно? Видно, ты хороший дядечка, но нам не подходишь…

Они мне еще меньше подходили. И я без лишних слов отъехал.

Буквально метров через триста маячила в одиночестве худенькая, невзрачная фигурка какой-то девчушки. При более близком рассмотрении она оказалась не девчушка, а вполне взрослая женщина лет за тридцать.

Подъехал к ней, остановился. Она стояла в нерешительности, смотрела на меня. Я пригласил ее жестом, она подошла, села в кабину рядом со мной.

— На работе? Свободны? — спросил я.

— Да, — еле слышно ответствовала она. — Я всё сделаю..

Я смотрел на нее, а на душе у меня стало муторно, почему-то мне ее стало жалко до слез. Как говорят, ни рожи ни кожи, уж очень убого она выглядела.

— Ну что же вы.. поехали, я и беру недорого.. — продолжала она. — За двести рублей любой ваш каприз.. У меня сегодня никого не было, а время к обеду.. дома ребенок некормленный..

— Звать вас как? Катя.. Катя-Катерина.. А скажите, Катечка, нравится вам работа? Не тяжелая?

— Зачем вам знать? — она приготовилась выскочить из машины. — Я продаю тело, но не душу, никого в нее не пускаю. И вообще мне некогда, нет времени на душеспасительные беседы. Тем более — вы, скорее из ментовки..

— Понимаете, Катя, я хотел вам работу предложить..

— Не надо мне никакой работы, у меня времени нет. Дети маленькие, муж запойный.. Я здесь случайно, редко выхожу, когда совсем невмоготу, жрать когда нечего..

Я протянул ей две сотенные бумажки:

— Это вам за потраченное время.

Она взяла, озадаченно смотрела на меня.

— Я ужасно извиняюсь, но вы мне не подходите, — сказал я. — Мне не для себя, я ищу для парня, нужна девушка с сильным характером, его надо вытаскивать из запоя и депрессии.

— Спасибо, дай вам Бог здоровья, — сказала она, пряча деньги за пазуху, там, видимо у нее был кармашек. — А что у вас за проблема? Вам нужна серьезная девушка.. Я, кажется, вам помогу. Отведу вас к нашей мамочке, чуть дальше, на трассе у нас шарашка. Вика Соколова привела девушку вчера, но она работать не будет, сразу видно — долго не продержится, не приживется у нас. Вот она, скорее, вам подойдет. Сразу видно, хорошая девушка, серьезная.. Странно, что ее к нам прибило. Наверное, очень деньги нужны..

Мы подъехали к каким-то строениям недалеко от трассы, не то бывшие склады, не то база какая-то, не то дачи..

Вику Соколову не застали, она уехала с клиентами. Стали разыскивать ее подружку Юлю.

— А она тоже уехала, — сказала рыжая веснушчатая пышечка. — Ее какие-то на шикарной иномарке сватали.

— Ой, как жалко.. — моя несостоявшаяся пассия искренне расстроилась. — Мы опоздали на несколько минут.

И вот что интересно — тот редкий случай, меня не покидало острое предчувствие: я был уверен, что она никуда не уехала, а где-то здесь..

Я подумал, что надо будет поговорить с их начальством, как ее называют — сутенерша.. нет, бандерша..

— А вон же она идет… Юля, Юля, иди сюда, я тебе хорошего жениха нашла!.. С тебя причитается, — говорила Катя стройной красивой брюнетке с длинными распущенными волосами по последнй моде.

Катя пошла к ней навстречу, они поговорили с пол-минуты, потом привела ее ко мне.

Идите в машину, че друг на друга уставились? — продолжала та. — Там уже познакомитесь. Он хороший человек, не бойся его, Юля…

ПОМОЩНИЦА СОБУТЫЛЬНИКА. Рассказ

Я отъехал километра два, остановил машину на обочине.

Довольно прилично припекало, начиналась летняя жара.

— Вы что собираетесь делать? — голос ее мне показался равнодушным. — Надеюсь, не собираетесь прямо здесь?…

Надо заметить, в ее внешности и поведении была какая-то печать обреченности, опустошенности. Или точнее сказать — апатия и подавленность?

— Да нет… — в тон ей, как можно безразличнее сказал я. — У меня немного другие намерения…

Теперь она бросила на меня испуганный взгляд.

— Хочу сделать вам одно предложение, — продолжал я тем же будничным тоном.

— В бордель я не пойду, — быстро среагировала она. — И вообще… Я с вами поехала только потому, что вы произвели на меня неплохое впечатление, но.. Никаких излишеств, никаких непотребств, извращений.

— Ну-у, милая.. Так-то вы денег не заработаете, — я думал о своем. — Этого еще никому не удавалось, и невинность соблюсти, и капитал приобрести.. Ведь вашим потенциальным клиентам подавай острые ощущения, клубничку, как говорится.. Вполне здоровый, добропорядочный, благополучный гражданин к вам не пойдет. Возможно, я ошибаюсь.. но мне кажется, если уж вы стали на эту дорожку — забудьте человеческие чувства.

Она понуро опустила голову.

Я про себя отметил, что держится она с достоинством, и не производит впечатление дешевой путаны, «готовой на всё». Или это такая тактика — набить цену, новое в секс-индустрии.. Но это обстоятельство на данный момент особо роли не играло. Грешную мысль о том, что может в самом деле заехать в укромный уголок, воспользоваться ситуацией, я тут же пресек. А вот интересно, как бы тогда складывались наши дальнейшие отношения?

— Прежде всего, Юля… Давайте сразу договоримся вести наш разговор абсолютно открытый и откровенный. По крайней мере я не буду пытаться что-то скрыть, смудрить, словчить… Вы мне скажите прямо, какие у вас доходы здесь? Это для того, чтобы сориентироваться, имеет ли смысл наш дальнейший разговор.

— Какие там к черту доходы, я вчера приехала к своей подруге и землячке Вике Соколовой, до вечера прослонялась, а сегодня вы первый… в общем-то… вообще первый.. Можно сказать, дебют, — она, видимо, пыталась шутить, но уж очень невесело у нее вышло. — Недавно подъезжали на крутой иномарке какие-то отморозки. Пьяные, наглые… Стали предлагать большие деньги. Но я категорически отказалась. Тут не до доходов, хоть бы поесть по-человечески… Вике уже задолжала двести рублей, надо было в парикмахерскую зайти, хоть немного себя в порядок привести.

— Ну да, вы же зарабатываете внешностью, это главное оружие.. или — орудие труда.. Молодость, красота, обаяние во все времена и во всех уголках нашей планетки ценились очень дорого. Это один из самых ходовых товаров. И было бы глупо не пускать его в оборот.. Тут самое главное — не продешевить.

Я ожидал, что она взорвется, но она почти жалобно проговорила:

— Ой, Юрий Борисович, мне и так очень плохо, давайте будем говорить о чем-то конкретном..

Похоже — она еще не успела стать циничной, развязанной, капризной, как профессиональная путана. Или все-таки играла роль? И, видимо, надеялась на приличное вознаграждение за свои услуги.

— Хорошо. Поставим вопрос немного по-другому, — предложил я. — Если бы вам предложили не очень тяжелую работу на всем готовом, какая зарплата устроила бы?

— Ну… если работа не очень тяжелая… вы имеете в виду — с питанием, проживанием… десять тысяч. А что за работа, горничной, домработницей?

— Да нет… — я подбирал слова, — Если мне понадобится горничная, я обращусь в кадровое агентство. Сам факт, что я обратился к… как бы деликатнее назвать ваше учреждение, к бандерше.. в специфическое заведение… о чем-то говорит. Кстати — вот, соки, пирожные, булочки, ватрушки. Ешьте, утолите острый голод, на голодный желудок беседа не очень клеится… Я и сам голодный, поем вместе с вами.

Она с жадностью набросилась на еду:

— Спасибо, только… вы меня здорово заинтриговали, и… я боюсь. Не знаю, смогу ли быть для вас полезной… Я очень боюсь..

— Бояться вроде здесь нечего.. Как бы вам быстро и доходчиво объяснить.. Во-первых — никакого криминала, ничего противозаконного.. Да, мне надо было сразу уточнить этот вопрос… У вас возникает острое желание выпить? Любите выпивать?

— Нет. К спиртному абсолютно равнодушна..

— Но и особо проблем нет? В смысле — если хорошая компания, или там по обстоятельствам, и выпьете?

— Ну да. Проблем нет..

— Хорошо. Это очень важный момент. В общем, мне нужна помощница.

— Смотря в каком деле… Ну говорите, не томите. Вы вообще-то, кем работаете?

— Такой профессии еще нет, пожалуй, я один из первых.. довольно редкая профессия… не знаю даже, как назвать.. Профессия — выпивоха, наверное, или алкоголик…

Она слегка поперхнулась соком:

— Шт… Што-о?… Как вы сказали?… Профессия алкоголик.. Дегустатор, наверное?

— Да нет… Дегустатор — это довольно распространенная профессия. Здесь немного другое. Мне приходится пьянствовать… с одним парнем.. Собутыльник. Так будет точнее.

— Ой, я плохо соображаю… На всем готовом, десять тысяч зарплата…

— Двенадцать тысяч, — деликатно прервал я. — Пока. А там посмотрим..

— ..На всем готовом, двенадцать тысяч в месяц… — продолжала она механически, как заведенная, — Помощница алкоголика… Ой, боюсь…

— Боитесь, потому что я такой бестолковый объясняльщик. Сейчас всё поймете, и страх исчезнет.

— Ну, хорошо.. Я слушаю..

— Проблемный парень. Запойный, совершенно от рук отбился, никакого сладу. С бомжами по подвалам, завшивел, запаршивел…

— И что? Таких миллионы. Жалко, конечно, но всех не спасти.. Он кто вам?

— Никто. Абсолютно посторонние люди. Просто обратились ко мне, попросили попробовать спасти. И при этом предложили весьма значительное вознаграждение. Дело в том, что объявился дед-олигарх с огромными деньгами. Игорь Николаевич. Правда, он совсем недавно разбогател, несколько лет назад… До этого вел довольно бурный образ жизни, в общем — авантюрист с богатым прошлым. Узнал, в каком состоянии старший внук — озверел, устроил дикую сцену, пообещал все свое состояние завещать ему, дескать — если тот умрет, все деньги пойдут государству, на лечение наркоманов и алкоголиков. Дочка его, Ирина Игоревна, то есть — мама Владика, сама проблемная, с заметными отклонениями в поведении.. По-моему, сама попивает. С мужем давно в разводе, с ее мужем, отцом Владика, я разговаривал… Тот еще фрукт, типичный альфонс, как только отделался от жены, лет десять назад, сменил третью состоятельную даму, у него идея-фикс — разбогатеть… но пока это ему не удается. А тут — тесть с сотнями миллионов… Кстати, дед, Игорь Николаевич, тоже давно в разводе с женой, мамой Ирины Игоревны..

— В общем… семейка… Ну и какова ваша, тем более — моя роль в этой истории?.. Вы собутыльник, а я, получается, помощница собутыльника….

— Да. Именно. Они бросились по экстрасенсам, психологам, психоаналитикам… и прочим шарлатанам. Естественно — ноль эффекта. Парень совершенно озлобился, покатился, из близких никого не признает, ненавидит всех… Твердит свое — удавлюсь.

Игорь Николаевич стал предлагать самые блестящие перспективы, престижнейшую работу, особняки, круизы, лучшие иномарки… В итоге — парень сбежал, ночевал в притонах, подвалах, короче — забомжевал, оказался на самом дне. Родные наняли детективов, разыскали его, хотели поместить в комфортабельный диспансер… несколько попыток суицида.. Тут на сцену выходит Елена Сергеевна, бабка Владика, Ирины Игоревны маманя. Кстати, единственный благополучный, адекватный человек, умная, рассудительная женщина. Так вот, с ее подачи на семейном совете было решено прибегнуть к крайнему, временному, но хоть какому-то средству — найти человека, который станет под видом пьянчужки и бомжа, сопровождать парня, вместе с ним пьянствовал бы, чтобы он был на виду, и не сгинул где-нибудь в подвале многоэтажки.

— ..И тут подворачиваетесь вы…

— Ну да.. И вроде пока справляюсь, есть кое-какие сдвиги.. у меня есть небольшой печальный опыт работы с такими бедолагами.

— Понятно… О своей роли я стала догадываться.. Вы меня хотите подставить.. использовать в качестве секс-рабыни для богатого мальчика…

— Ну в общем-то — да… Свой статус можете формулировать как вам удобнее, но здесь необходимо наличие присутствия шерше ля фамм..

— Теперь понятно, почему вы обратились в «специфическое учреждение». Найти «девушку без комплексов», без предрассудков, и так далее…

— Получается — так.. Но здесь один маленький нюанс. С ним разговора на эту тему не было, он не догадывается, что я… как бы правильнее выразиться… провокатор, агент, что его ловят на живца, то есть — на меня… А вы — тем более инкогнито. Если вы со мной станете сотрудничать — это вовсе не значит, что у вас будут близкие отношения с Владиком.

— Ну, он в общем-то не сексоголик, не озабоченный?

— Нет, просто как и все дезадаптанты, очень влюбчивый, естественно, у него была великая любовь.. как я понял — нормальная, умная девушка… А какая нормальная, умная девушка станет знаться с таким несчастным? Он иногда говорит о ней, естественно — со вселенской тоской, с надрывом… то она — ангел, самая лучшая в мире, его светлая мечта… то подлая тварь, паскуда, и прочие ужасы.. Здесь надо заметить — он, скорее, влюбится в вас, вы же вон какая обаяшка… А там.. по обстоятельствам. А если и не влюбится.. вы мне в любом случае будете очень полезны. Мне тяжело круглые сутки быть с ним рядом, у меня ведь тоже свои дела, проблемы..

— Если я сейчас откажусь, что вы станете делать?

— Отвезу вас обратно, к вашей «мамочке», буду искать другую.

— Ой, ужас.. — вырвалось у нее. — Нет, нет.. я согласна. Давайте попробуем. Мне никогда не приходилось работать помощницей собутыльника, нельзя упускать момент… Но никакого насилия, никакого принуждения?

— Никакого. Полная свобода. В любой момент можете потребовать расчет без объяснения причин, и ауф видер зеен… Ну и как? Исчез страх?

— Страх исчез. Хотя беспокойство осталось… Если это все правда.. я мечтать не смела о таком повороте в своей судьбе.

Весь путь обратно мы в общем-то молчали, перекинулись парой малозначительных фраз..

Но у меня на душе, как говорится, кошки скреблись, не знаю, как у Юли, но у меня тревога и беспокойство были весьма ощутимы.

Привел его к Вере Николаевне, своей соседке по дому, из другого подъезда, впрочем, тоже — большой любительнице горячительных напитков, чтобы был хоть какой-то пригляд.

Когда я уезжал, уложил Владика в постель, отдал пятьдесят рублей Вере Николаевне на бутылку дешевого вина, довольно твердо велел ей ни в коем случае не будить парня, тот обычно после «дозы» спал часа четыре-пять. Я отсутствовал два с половиной часа.

Дурные предчувствия меня не обманули. Когда мы поднялись на пятый этаж, вошли на «хату», перед нами предстала страшная картина. Визг-рёв были слышны еще с лестничной площадки. Вонь стояла невыносимая — на полу, на мебели было полно следов рвотного рефлекса…

Лицо у Веры Николаевны было в крови, в руках она держала за спинку стул, обороняясь от Владика, и дико верещала… А у того в одной руке был нож, в другой — бутылка, которыми он размахивал, впрочем, не очень резво и энергично, да и на ногах стоял нетвердо…

Завидя меня, бабка заорала:

— Уберите отсюда этого сумашедшего, он меня зарежет!…

Владик вначале оглянулся в противоположную сторону, потом очень медленно развернулся к нам, жалобно простонал:

— Дядя Юра, спасите меня от этой ведьмы, она хотела меня задушить…

— Владик, не бойся, тебя никто не тронет… брось бутылку… положи нож… — я говорил насколько мог спокойно. — Юля, займись бабкой, кажется, у нее лицо расцарапано…

— Расцарапано?!! — не унималась та, — Да этот урод чуть меня не убил…

Я знал, чем можно легко и быстро привести алкашку в чувство — протянул сторублевку:

— Ладно, не мельтешите, Вера Николаевна, сделайте нам пару бутылок винишка… вмажем по маленькой…

Но она видимо, поняла мою уловку, бросила со злобой:

— Тут сотенной не обойтись, гони еще пару бумажек, и забирай своего урода…

Ловко выудив из моих рук еще две сотенные, тут же смягчилась:

— А что, давайте организуем столик, повеселимся… А это что за кнопочка, Юра, твоя подружка? Симпатичная..

— Хорошо, Вера Николаевна… только немного позже… Владику необходимо немного проветриться, мы обязательно придем, вы всё приготовьте… Пошли, Владик, давай, давай, вставай…

Он был совершенно нетранспортабельный, но… оставаться здесь было нельзя, надо было дёргать от греха подальше.. да и ему необходимо двигаться… Нельзя допустить, чтобы у него случилась горячка…

Мы с Юлей взяли его под руки, стали спускаться… Владик бормотал невнятное:

— Дядя Юра… я боюсь… не бросайте меня… а кто эта баба… вы не сдадите меня в ментовку…

Здесь, наверное, надо сделать несколько пояснений.

Эта история произошла со мной довольно давно. И — естественно — многое позабылось, я могу напутать даты, факты, события…

Не думаю, что данные записки будут представлять художественную ценность, это простое перечисление фактов и событий. Тем более — в моем непрофессиональном, бестолковом изложении… Может когда-нибудь, при соответствующей обработке, получится подобие рассказа..

Да, надо бы сразу об этом сказать — зачем я описываю эту историю.

Помогать людям — долг каждого честного гражданина. А нуждающихся в помощи… предостаточно. Люди идут к психологам, экстрасенсам, целителям… летят письма-стоны в редакции… «…помогите… спасите… подскажите… сынок спивается, несколько неудачных попыток суицида… муж домашний тиран, пьянствует, издевается..брат в ужасном состоянии — пьет беспробудно, гоняет детей, бьет жену.. а она у него золотая, мы говорим — бросай его, беги, она говорит — пропадет он без меня»…

И я подумал — может, кому-то помогут мои скромные наблюдения..

С появлением Юли мне стало сразу же легче. Хронический недосып, неважное самочувствие, и вообще ужасные нагрузки уменьшились. Надо заметить — я вообще очень плохо переношу алкоголь. Как ни старался пить по-меньше.. а всё равно ответственность, моральная нагрузка давали знать, начались головные боли… И тут как добрая фея появляется Юля.

Женщина — вообще загадка, а эта оказалась тройной загадкой.

С ней мы, по сей день тесно общаемся, но я уже и не надеюсь понять ее. Прежде всего — ее имидж. Не знаю, как правильно назвать: тургеневская барышня? сельская строгая учительница? скромняшка-обаяшка-очаровашка-мамина дочка?… Второе — характер. Удивительно сдержанная, покладистая, скромная, приветливая… Единственно, что ее выводит из равновесия — это мои попытки время от времени выяснить этот для меня роковой вопрос — как она умудрилась попасть в эту стаю отморозок-путан? Тут она делается совершенно невменяемой, с ней случается истерический припадок, и я каждый раз откладываю выяснение этого вопроса «на потом»..

Я так и не понял, что там произошло у Веры Николаевны… но уже невозможно было выяснить.. да и ни к чему. Самое главное — мы, кажется, благополучно выпутались из этой истории.

Вдвоем вынесли Владика из подъезда буквально на руках, у меня еще мелькнула мысль — как она кстати подвернулась, эта Юля… без нее мне пришлось бы туговато.. Тем более — от него пахло совершенно невыносимо. В общем — вдвоем оказалось сподручнее.

На детской площадке нашли свободную скамейку, под ворчание и шипение бабушек, выгуливающих внучек и собачек об окаянных алкашах, еле усадили, стали пытаться привести его в чувство.

— Мне кажется, Юрий Борисович, без скорой тут не обойтись, у него явно отравление, как бы нам не пришлось отвечать… — Юля меня просто восхищала своей расторопностью, у меня еще мелькнула мысль: как будто ей всю жизнь приходилось иметь дело с запойными… и как впоследствии выяснилось, мысль эта была верной…

Три сотенные бумажки сделали таксиста сговорчивым, и он в считанные минуты доставил нас в ближайший пункт скорой помощи.

Я с большим трудом удержался, чтобы не влепить звонкую пощечину мерзавцу в белом халате, который давал клятву Гиппократа, после его слов при виде Владика:

— Пусть он вначале проспится, приведите его в порядок, а потом — к нам…

Я проигнорировал слова этого подлеца, обратился к полноватой женщине с круглым лицом и круглыми глазами, засовывая сторублевку в карман ее халата:

— Пригласите, пожалуйста, врача, старшего по смене, зав. отделением, или как его…

Та послушно пошла в соседнюю комнату, а навстречу уже появилась солидная дама, больше напоминающая продавщицу ювелирного магазина, чем доктора…

— Так, что здесь происходит? Что за гоп-компания собралась? — голос у нее оказался еще более противным, чем внешность, голос заместителя главы администрации района.

Я ловко выудил из кармана пятисотрублевую бумажку, ловко сунул в карман ее халата.

В ее голосе металлу поубавилось:

— Ну что вы парня довели до такого состояния… — но он, голос то есть, был еще жестковат..

— Да вот, недоглядели… нахлебался какой-то дряни… — стал я приговаривать, сунул ей в карман еще пятисотрублевку.

— Так.. ну что вы как сонные мухи, быстренько готовьте промывание желудка, готовьте внутривенное… А вы, пожалуйста, пройдите в коридор, посидите там… — обратилась к нам.

Тут всё пришло в движение, работники скорой забегали-засуетились… Всё как в лучших учреждениях…

— Боже мой, в какое паскудное время мы живем… — задумчиво говорила Юля. — Если бы не какие-то две паршивые бумажки, человека не стало бы…

— Это еще не всё.. Она у меня выудит еще примерно столько же.. Знаю я этих живодеров в белых халатах. — Я старался говорить тихо, в тон ей..

— Юрий Борисович, вы такие расходы делаете…

— Юлечка, у этого парня столько денег, что он может купить этот так называемый медицинский центр вместе с персоналом, и еще примерно столько останется…

Примерно через час к нам подошла эта дама с внешностью и повадками продавщицы ювелирного магазина и зама главы администрации района:

— Фу, слава Богу.. пришлось попотеть, но кажется порядок. Применили дорогие импортные лекарства, и девочки хорошо поработали…

Я ей всучил еще пару банкнот.

— Пройдите к нему, кажется, немного пришел в себя… И надо решать, что с ним делать дальше. Можно полечить в стационаре, правда, придется немного потратиться…

— Вообще-то неплохо бы.. Только здесь один деликатный момент. У него состояние не совсем адекватное, надо как-то подойти аккуратно.. И.. я его не могу оставить без присмотра.. — Я размышлял, как тут быть. — Я могу с ним находиться?

— У нас хороший медперсонал, не таких на ноги ставили…

— Нет, — сказал я твердо, — Без моего присмотра никак…

— Вообще-то не положено, но что-нибудь можно придумать…

«Весь вопрос в толщине пачки денег»… — мелькнула у меня мысль, как продолжение ее слов.

Когда мы пришли в кабинет, Владик лежал бледный, с закрытыми глазами… О таких, наверное, говорят — краше в гроб кладут. Я взял его за руку:

— Владик, ну как ты?..

— Дядя Юра, это вы? А я разве не умер? Плохо мне очень…

— Ну-ну, — я постарался придать голосу бодрость, — Ты мне упаднические настроения брось. Нас еще ждут приятные времена…

— Мне бы сейчас грамм сто пятьдесят хорошей водочки… всё было бы нормалек…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 236