электронная
120
печатная A5
394
16+
Поморин

Бесплатный фрагмент - Поморин

Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-9268-7
электронная
от 120
печатная A5
от 394

Гарик Абрикосович

ПОМОРИН

(повесть в рассказах)


Кривой Рог


2017

ББК 84—44 (4УКР)


Г 20


УДК 821.161.2—31’06


ПОМОРИН: Повесть в рассказах/Автор:


Гарик Абрикосович.

Темной-темной ночью,


по гулкому-гулкому коридору, тихими-тихими шагами в палату к девочкам, шел смелый-смелый мальчик с тюбиком зубной пасты.


Мальчик еще не знал, что через несколько шагов он

попадет в руки вожатого…


«ПОМОРИН» — это книга о лете, романтике, легкомыслии и молодости без гаджетов!


facebook.com/Garikapricot/

instagram.com/garikapricot/

garikapricot@gmail.com


© Гарик Абрикосович, 2017

ПОМОРИН

(повесть в рассказах)


Эти рассказы не о любви к детям, не о задорных

отрядных мероприятиях, не о том, как «вместе весело

шагать по просторам».


Эти рассказы о жизни вожатых, воспитателей и всех тех,

кто доблестным трудом и с горячим сердцем

обеспечивал отдых Ваших детей!


Эти рассказы о людях, которые проработали в детских

оздоровительных лагерях столько, что если сложить смены

в месяцы, а месяцы в годы — то получится

приличный срок за очень не мелкое хулиганство!


…чем мы, собственно, и занимались…


Истории не имеют принципиальной хронологической

последовательности, а совпадение имен и лиц случайны.

Честно.

ВМЕСТО ПРОЛОГА

Строгая дама в белом халате второй час бесстрастно и холодно издевалась над молодежью:


Лица, поступающие на работу на предприятия, обязаны пройти медицинский осмотр в соответствии с действующим приказом Минздрава СССР N 555 от 29.09.85.


«О совершенствовании системы медицинских осмотров работников внешкольных детских учреждений» и прослушать курс по гигиенической подготовке со сдачей зачета».


До представления результатов медицинских обследований и сдачи зачета по санитарному минимуму указанные лица к работе не допускаются.


На каждого работника должна быть заведена личная меди-цинская книжка, в которую вносятся результаты медицинских обследований, сведения о перенесенных инфекционных заболеваниях, о сдаче санитарного минимума.


Таким образом, профессиональная гигиеническая подготовка работников внешкольных детских учреждений…


…ручка с предательским грохотом покатилась по полу…


Совершенно некстати (да ещё и в первом ряду) я заснул.


— А вам, молодой человек, я вижу, неинтересен материал по прохождению медицинского санминимума? Как же Вы, интересно, собираетесь работать в детском лагере?


От испепеляющего взгляда инструктора и укоризны остальных присутствующих я покраснел до корней волос.


Молодой организм не выдержал суточной нагрузки мероприятия «проводы в армию».

Накануне провожали всей деревней какого-то очень дальнего, но близкого родственника. Пили страшный самогон, который какая-то соседская тётка выгнала загодя и по такому поводу.

Потом танцевали под «Маяк 202» и только — под самые попу-лярные.

Потом, всё-таки, скрутили и ручку громкости, и сам «Маяк».

Потом танцевали медляки под баян и было, уже в принципе, все равно, под какую мелодию прижимать крепкое девичье тело.

Потом (уже очень размыто), какой-то районный военкомат, пару напутственных от военкома и от родителей, «ещё на посошок», массовое «Ура!» и всю эту угрозу империализму в составе трех человек повезли в неизвестном направлении областного военкомата.

— Ставлю вам отметку о прохождении санминимума под очень большим знаком вопроса! Вы должны понимать всю важность и ответственность этой процедуры…

— Что вы себе позволяете?..

Поцелуй был короткий и жаркий…

Никчемная подпись и отметка в санкнижке заставили меня спонтанно поцеловать эту угрюмую женщину.

Первый из четырех пунктов отправки в лагерь пройден!

На завтра: срочно «дожать автомат» по начерталке, купить кеды и пройти инструктаж в профкоме завода!

Сбор воспитателей, вожатых, физруков и кружковцев в просторном актовом зале профкома — обязательная и священная традиция.

Честно говоря, за многие годы на этих сборах, я так и не смог проникнуться ни гордостью, ни ответственностью. Хотя, признаюсь, подписи мои под всеми инструктажами сохранены.

Не будем на это тратить время, потому как нужно еще успеть собрать вещи почти на всё лето и попытаться уснуть.

5—30

Прилегающий парк временно превращен в посадочный плацдарм для отправки детей.

Три дюжины автобусов, почти две тысячи уезжающих и провожающих, мигалки скорой и сопровождения, чемоданы, сонные дети, возбужденные родители и взмыленные сотрудники.

Из охрипшего мегафона непрерывно звучит важная информация:

— Уважаемые родители! Проверьте у своих детей наличие медицинских справок!

— Не давайте детям в дорогу скоропортящиеся продукты!

— Родители Антипенко Насти! Ваша дочь в шестом автобусе!

— Медперсоналу срочно подойти к машине скорой помощи!

— Кто оставил чемодан возле фонтанчика!

— Проверьте наличие вещей у детей!

— Повторяю! Из продуктов разрешены только конфеты, ва-фельки и печенье!

— Всем провожающим отойти от автобусов!

— Повторяю!..


6—05

Последние напутствия, «обязательно напиши» и «веди себя хорошо».

Всё.

Колонна автобусов отправилась.

Мы едем на море.

Мы едем в лагерь.

Ура!

ЭТО ВОЛШЕБНОЕ СЛОВО «ОТБОЙ»

Дорогие дети! Если вожатый радостно прыгает с вами на дис-котеке, знайте: он радуется приближению отбоя.

Только после отбоя, в сотый раз крикнув «а ну позакрывали рты!!!» и мысленно «да, когда же вы заснёте», начиналось зудящее состояние ожидания.

Только после отбоя в детском лагере начиналась полноценная жизнь…

БЕКОН

Спальные комнаты детей уже темнели.

Сквозь бойкое стрекотание сверчков доносился приглушенный детский шепот через открытые створки окон.

— Разговоры, 2-ой отряд!

Мгновенная тишина, и снова приглушенный шепот через не-сколько минут.

Еще несколько замечаний, последние

— а можно в туалет?

Строгое и почти страшное:

— Я ща кого-то выведу в коридор.

И тишина! Отбой!

Детский лагерь уснул оздоровительным сном.

Освещенную центральную аллею лагеря уже более полувека охраняли статуи полтора десятка пионеров. Они ещё не подозревали, что через четверть века будут с позором декоммунизированы.

Пока же, в жару и холод, застыв в гипсе, они несли почётную вахту на Центральной аллее детского лагеря.

Главным украшением аллеи была двухметровая гипсовая композиция «Девочка верхом на Дельфине». Постаревший гипс осыпался и пожелтел, но гениальное творение скульптора, по-прежнему, подчеркивали изящность и советский монуметаллизм.

Одинокая девочка сидела в чужой панамке и чьём-то купальнике. Одной рукой она держалась за плавник дельфина, а второй — как бы приветствовала солнце, ветер и первого встречного.

Первым встречным оказался Бекон.

— Вот раздолбаи! — беззлобно выругался он, снимая с девочки чью-то одежду.

Самые остроумные клички животным, вожатым и врспитателям, как ни странно, придумывают дети.

Это было чуть ли не единственным исключением в истории кличковедения лагерной жизни, когда погоняло «вдруг» закрепилось с подачи кухни.

— Танечка! Я буду яишенку с беконом!

Под беконом подразумевались или пара солидных отбивных, или четверть курицы, или, на худой конец, полкило свежей докторской колбасы с яичницей.

— Конечно, Константин Палыч! Десять минут!

Мгновенно реагировала кухня, перемигиваясь друг с другом одним и тем же вопросом:

— Как обычно? С беконом?

БЕКОН! Кратко и хлестко пронеслось в рядах кухни, обслуги, затем всего педколлектива, а значит, и детей.

Умышленно пропуская подробности и детали об образовании, образованности, деловой хватке, организационных способностях, правильной идеологической подкованности и предшествующих подковерных интригах, сообщаем:


Константину Павловичу Значкову оказали высочайшее доверие стать ДИРЕКТОРОМ!

Трудна и неспокойна доля директора детского лагеря.

Без сна и отдыха на протяжении трех месяцев он:

— руководит правильным отдыхом детей;

— контролирует закупку и закладку только самых свежих продуктов;

— постоянно раздаёт ЦУ плотникам и озеленителям;

— утверждает все общелагерные мероприятия;

— реагирует на указания «сверху»;

— песочит нерадивых детей;

— встречает и провожает бесконечные комиссии о санитарном и противопожарном;

— воспитывает вожатых и грузчиков;

— бдит обликоморале в ночное время и даже участвует в художественной самодеятельности лагеря!

Он знает, что нужно детям и чего хотят вожатые.

Он в курсе всех последних, и не только в дневное время!

Он знает всё и обо всех!

Он Директор!

На фоне громкого и патетического фона скажу, пожалуй, главное:


При всей ответственной и серьезной должности, Бекон обладал невероятным чувством юмора, которое не только выручало в процессе «пропесочивния», но и создавало благодатную почву для бесконечных розыгрышей различной степени сложности и масштаба.

Очередная вечерняя оперативка строго, но значимо начинается спичем директора о долге перед Родиной, самоотверженности и творческом подходе в работе, ответственности за сохранность здоровья и безопасность детей…

— наших с вами детей!

Бекон важно оглядывает лица присутствующих, а те преданно и не мигая смотрят в глаза директору.

Через полчаса дискотека в соседнем лагере для сотрудников! Но судя по настрою Бекона, попасть туда можно будет далеко за середину.

— Я надеюсь, никто не спешит?

М-да… если вообще попасть…

— Начнем с насущного!

— С хлеба!

— По сравнению с установленной нормой на человека закупка хлеба увеличилась уже в два раза! И все равно не хватает! Что происходит? Куда девается хлеб?

Во все времена, независимо от плотности ужина, каждый ребенок рассовывал по карманам 3—4 куска хлеба «перекусить» перед сном. Об этом знали все и закрывали глаза. Одно время после ужина даже выставляли большую пятидесятилитровую кастрюлю с остатками хлеба, которая до ночи разметалась начисто.

Но никто не подозревал, что новый хлеборез тайно продавал детям целые буханки хлеба по 10 копеек.

Бекон чувствовал неладное, но что конкретно — понять не мог.

— Предупреждаю! Найду виновного — пеняйте на себя.

На следующий день торговля хлебом прекратилась так же неожиданно, как и началась…

— Теперь о мухах…

То ли солнце вспыхнуло не так, то ли природа кинула свадебный клич, но мухи объявили настоящий террор. Бороться с этой напастью не было никаких сил. Санэпидемстанция беспомощно разводила руками:

— Будем надеяться, что эта активность ненадолго.

— У меня в руках документ. Прошу всех ознакомиться и расписаться!

Ещё днём, после тихого часа, пользуясь остатками сонного состояния, я занёс в медпункт лист бумаги и официально заявил:

— Паша Остаповна! Вам радиограмма!

— Распишитесь!

Паша Остаповна, всю жизнь проработавшая медсестрой, потеряла сознание от слов «Радиограмма», прониклась ответственностью и притащила эту бумажку на оперативку.

Бекон рассеянно взял написанный мною лист бумаги, который вдруг стал «Документом».


Документ

Внимание! В связи с возросшим количеством мух,

значительно превышающим допустимые санитарные нормы, на территории оздоровительного детского лагеря органами ЦГЭСН будут проводиться профилактические работы.

Всем сотрудникам необходимо получить дезинфицирующий раствор и инструкцию по применению.

Ввиду ограниченности дезинфицирующего мате риала, выдача будет производиться только лично в руки по 200 мг на взрослого человека.


Невинная шутка, предназначенная для отдельно взятых лиц, переросла в серьезное и массовое мероприятия.

На следующее утро, после завтрака, на пороге медпункта мы с товарищем в белых халатах выдавали нетерпеливым сотрудникам «ограниченное» количество «дезинфицирующего» раствора, в состав которого входили:


— вода;

— несколько банок сгущенки;

— акварельные краски (для цвета);

— мука (для плотности);

— йод (для запаха).


— Как думаешь, бить будут?

— Посмотрим.


Подбежал запыхавшийся Бекон:

— Ребята, мне баночку оставьте!

Кажется, наступил момент, когда всё можно утрясти без по-следствий!

— Палыч! Такое дело. Это шутка!

— Я понял, но баночку для меня всё же оставьте…

До вечера пришлось изрядно понервничать, потому как по-следствия были явно не в нашу пользу.

На промазанные сладким двери и подоконники обезумевшие мухи набрасывались роем, а сотрудники ждали результатов дезинфекции.

Когда всё было съедено и вылизано, мух становилось как бы меньше, а значит — результат был!

ГЕСТАПОВНА

Сколько она проработала в лагере, уже никто и не вспомнит. Её звали Паша Остаповна. Паша Остаповна была медсестрой и живым талисманом лагеря. Главная функция Паши Остаповны была — ПРОВЕРКА санитарного состояния комнат.


Не скажу, насколько Паша Остаповна была квалифицированной медсестрой, но комнаты она проверяла с таким остервенением, что дети дали ей, совершенно обоснованное прозвище Паша Гестаповна!

Горе вам, неряхи и грязнули!!!

Горе тем, кто в спешке запрятал носки под подушку, а зубную щетку положил вместе с кедами!

Горе тому, кто собирал в полиэтиленовый пакет остатки хлеба, фантики от конфет и ракушки с пляжа!

Двумя словами это прозвучало бы как у Корнея Чуковского:

А не то как налечу,


Говорит,


Растопчу и проглочу!


Говорит


В обстановке неофициальной мне не раз пришлось общаться с Пашей Остаповной и скажу вам совершенно искренне — милейшей души человек! Но при исполнении…

Растопчу и проглочу!


Говорит

Паша Остаповна носила парик и приличную порцию косметики, которые нарочно подчеркивали детское прозвище.

В этом и состояла главная интрига её настоящего внешнего вида.

Те, кто работал в лагерях, согласятся, сотрудникам, особенно обслуживающему персоналу, по вечерам приходится ой как нелегко.

Радость встречи, знакомства, общение и «ещё по пятьдесят» могут продолжаться два-три дня. Потом категория отдыхающих после утомительной рабочей смены разбивается на две группы:

— особенно упорные и с крепкой печенью;

— те, кто ищет какого-то разнообразия.

Всё разнообразие обычно сводилось к посещению ВСЕХ детских мероприятий: торжественной линейки, дискотеки, всевозможных конкурсов и концертов. Концерты делились на два вида: посмотреть и поржать. Если концерт делали силами детей — посмотреть! Если силами взрослых (обычно это называлось «Взрослые — детям!») — поржать.

Этот был концерт детей!

— актовом зале все скамейки битком заполнены дружиной (все отряды), а в проходах — на корточках и просто в обнимку, вся обслуга и те, кто не поместился.

Паша Остаповна в окружении маленьких детей во втором ряду в центре — партер и самые дорогие места!

Последние приготовления…

…нетерпеливые аплодисменты…

…занавес!

На сцену радист выводит трёх охламонов и спрашивает «чьи это дети?»

Зачем они перебили кабель, уже спрашивать бесполезно.

Нужно спасать концерт.

Через весь зал из кинобудки на сцену в буквальном смысле «по головам» протягивали новый кабель. Помогали все, особенно дети.


— какой-то момент, «да отпустите, вы руки!!!» кабель зависает в воздухе, натягивается в струну и прочь сбивает в сторону парик Паши Остаповны.


…когда в книжках пишут о гробовой тишине, включается воображение и вы представляете, как на самом деле тихо…


Самая настоящая ГРОБОВАЯ ТИШИНА стояла до тех пор, пока один сердобольный ребёнок не поднес парик его владелице!


…концерт удался, несмотря на огромное запоздание по времени: воспитатели так и не смогли успокоить детей. Рыдали все, причём даже самые выдержанные эмоционально…

ДИСЦИПЛИНА, ТАЛАНТ И СПАРТАКИАДА

О своем друге Вовочке хочу сказать с особой теплотой, в память о делах наших лагерных.

Это был здоровенный детина двухметрового роста с хриплым низким голосом и уничтожающим выражением лица.

Надеть ему бескозырку, тельник, и враги в панике бы бежали с поля битвы.

Но всё дело в том, что это счастье успешно закончило начальные классы с музыкой (представьте, вы отдаёте своё дитяти в первый класс к такому амбалу) и теперь валял дурака в детском лагере. В тёмное время суток он не выпускал из рук гитару и каждого мучил вопрос: как такими лапищами можно чегой-то играть.


Играл он надо, сказать хорошо: негромко, с душой и как-то проникновенно. В такие моменты барышни, случайно оказавшись рядом, сначала теряли страх к Вовочке, а потом уже и бдительность…

Зарекомендовав себя человеком серьезным (плюс внешний вид), Вовочка получил должность хлебную и ответственную — экспедитор.

Со своими обязанностями он справлялся добросовестно. Уже через неделю все продуктовые базы отоваривали внушительного экспедитора без очереди и быстро. Не забывал Вовочка и о ближних своих: горячительное, сигареты и разные вкусняшки доставлялись ежедневно и в нужных количествах.

Так получилось, что кто-то из воспитателей то ли заболел, то ли вовсе не приехал, и его бросили на отряд (временно).

Дети были возраста примерно двенадцати — тринадцати лет и отличались крайней невменяемостью.

Перед глазами стояла классическая картина: выстроенные в шеренгу военнопленные (третий отряд) и сволочь фашист, заглядывающий каждому в лицо.

Речь была краткой и выразительной. Отсутствовали фразы о том, как «у нас всё будет хорошо», как «мы с вами», как всё «будет весело и задорно» и т. д.

Основная теза: у нас в отряде будет

ПОРЯДОК и ДИСЦИПЛИНА!

Все сразу поняли, что отдых испорчен, потому что Вовочка свои обещания выполнял.


Все, кто работал в детских лагерях, не дадут соврать: имена всех детей можно запомнить максимум за три дня!

Вовочка проявил новаторский подход и запомнил всех только в лицо. При этом в отряде было всего два человека, которых он знал по именам — это один мальчик Ваня и одна девочка Оля. Не потому что они чем-то выделились или как-то себя проявили. Нет.

Просто Ваня и Оля.

— Ваня, скажи этому мальчику, чтобы он не нырял, а то на сегодня купание закончится.

— Оля, скажи этой девочке, что на сонном часе разговаривать нельзя.

Реакция следовала незамедлительно, и больше поэтому поводу замечаний не было.

Дети панически его боялись, но через неделю стали проникаться даже уважением, потому как ничего лишнего воспитатель не требовал.

ПОРЯДОК И ДИСЦИПЛИНА!

Посему, если всё нормально, то жить можно.

Орущий детские песни рупор щёлкнул, раздался смех, при-глушённое «дай я скажу», шелест бумаги и задорный детский голос:

«Внимание! Каждому отряду прислать по два человека для участия в шахматно-шашечном турнире! Повторяю…»

Ваня и Оля стояли навытяжку и слушали последние тренерские наставления:


— Ты, Ваня, будешь играть в шахматы. А ты, Оля — в шашки!

— Владимир Викторович, но мы не умеем играть…

— Хорошо! Тогда ты, Ваня, будешь играть в шашки. А ты, Оля — в шахматы!..

— низко опущенными головами и полной обреченностью, дети отправились на спартакиаду.

Через несколько часов по громкой связи чего-то щёлкнуло, и тот же детский голос по бумажке произнёс: «В шахматно–шашечном турнире детского лагеря победил третий отряд!»

А именно, Ваня и Оля!

О ВЕЩАХ, МОДЕ И ЛЕОНТЬЕВЕ

Данное отступление можно считать пособием для тех, кто уже собрался на работу в лагерь, но теряет сознание от мысли, что с собой взять.

Итак, начинаем паковать чемодан. Для успешной работы с детьми на протяжении ТРЁХ МЕСЯЦЕВ нам понадобятся:

— кепка (шляпа-панама) — 1 шт;

— шорты — 1—2 шт;

— плавки — 1—2 шт;

— ветровка-кофта — 1 шт;

— футболка (тенниска-майка) — 4—5 шт;


— тапочки (вьетнамки) — 1 пара;

— кеды для спорта, походов, свиданий и дискотеки — 1 пара;

— рубашка, брюки и приличные кеды (вместо туфель) — под очень большим вопросом, потому что, в лучшем случае, люди «непубличные» и необщительные смогут надеть эту красотищу только на официальную часть открытия и закрытия;

— ну и плюс, какая-то мелочовка, которая при правильном обжимании, спокойно пакуется с остальным гамбузом в обычную походную сумку.

— том, что из вещей с собой берёт женщина на курорт, рассказано спето и снято столько, что ничего нового я уже и не внесу. Могу сказать лишь одно, даже если женщина отправляется в лагерь работать на одну смену, поверьте, где-то на дне чемодана у неё припрятан наряд для выхода в свет. Ну и уж, конечно, из чувства глубочайшего такта я опускаю детали о кремиках, баночках, косметике и прочей, жизненно важной и не-обходимой, без которой «никуда»…

— детских сборах ни слова, потому что:

а) их пакуют родители;

б) в любой памятке есть перечень самого необходимого;

Правда, случаются исключения и недоразумения.

Даже если сердобольные родители соберут и упакуют ребёнку полный чемодан «по списку» и даже больше, это не является гарантией их использования его содержимого. Не верите?

— меня был мальчик Миша, который в дороге так успел раззнакомиться и пообщаться, что просто забыл свой чемодан. Мишутка приехал в лагерь в зелёной рубашке с длинным

рукавом (а-ля офицерская), коричневых брюках и тёмно-синих туфлях (мама-молодец).

Пока шли выяснения, в КАКОМ автобусе ехал, ГДЕ искать водителя и ЧЕЙ это чемодан, дитятко в этой удобной для лета красотище проходил ДВЕ недели!!!

Ну, и, возвращаясь к моде. Учитывая летне-рабочие обстоятельства, можно смело сказать, что все вкусы, предпочтения и дань моде довольно относительны…

В один прекрасный день, согласовав с руководством текст, по лагерю было объявлено о том, что в Скадовске состоится сольный концерт Валерия Леонтьева. «Что здесь особенного?» — спросите вы. Да это почти то же, что сегодня пригласить Мадонну на сольный концерт в Шепетовку.

Сбор денег, закупку билетов и организацию транспорта доверили людям ответственным, т.е. нам.

Все приготовления держались в строжайшей тайне, но шмоточно-косметическая лихорадка затронула даже детей.

— вот наступил этот долгожданный концертный вечер. Ровно в 19—30 пестрая и благоухающая кавалькада воспитателей из пятнадцати человек выстроилась у центральных ворот. На пятнадцать счастливцев с завистью пришла посмотреть добрая половина лагеря.

Обсуждались посадочные места, репертуар, прикид артиста, продолжительность концерта и ДАЖЕ возможность взять автограф.

Организаторы концерта в это время спокойно подключали аппаратуру для вечернего мероприятия.

Когда на костровой после очередного «парамбарэйра», хлопочков и покричалочек началась дискотека, счастливцы заметно занервничали.

— 20—30 (по местному курортному) было объявлено, что по техническим причинам концерт Леонтьева переносится на неопределённый срок, но билеты (которых нет, но находятся они у организаторов) будут действительны, причин для беспокойства нет. Организаторы концерта приносят свои извинения за причинённые неудобства…

— какой-нибудь русской народной сказке нас били бы всей деревней, но так как народ претендовал на звание интеллигенции (учителя как-никак), мы отделались лёгким испугом и всеобщим укором.

УРАЛ — ЭТО НЕ ГОРЫ

Урал — это такая большая военная машина.

Не помню точных дат, но скорее всего в конце 80-х, благодаря очередному витку разоружения, к нам в лагерь прикатили для нужд хозяйственных этот самый Урал. А вместе с ним и Валерчика.

Валерчик был водителем Урала.

Он был почти двухметрового роста и страшно худой.

Опуская подробности и детали, скажу тактично: когда люди с такими внешними данными приходят устраиваться на работу, их немедленно отправляют за справкой к наркологу.

При этом он обладал тихим голосом, абсолютно здоровым чувством юмора и невероятно покладистым характером.

Валерчик недавно демобилизовался, поэтому раскрепощенно чувствовал себя только с обслугой или на кухне, где после «здрасьте» шло, как минимум, пять идиоматических выражений.

Есть выражение «человек вливается в коллектив».

Познакомившись поближе, мы с удовольствием «влили» Ва-лерчика в наши ряды.

Первое время Валерчик травил армейские байки, смачно сдабривая матюгами, но потом как-то втянулся и совершенно уверенно общался на нейтрально-летние темы.

Главной производственной задачей Валерчика, вменялось транспортное жизнеобеспечение лагеря, в том числе — доставка хлеба! Возить хлеб на Урале — всё равно, что доставлять пиццу на тракторе! Но кто тогда экономил, тем более, что всё лучшее — детям!

Загрузка хлебом прямо с печей производилась вечером.

Машина после ужина выезжала в город, но вот КОГДА загрузят машину и КОГДА привезут свежий хлеб в лагерь, никто не контролировал.

Этим пользовались все, кто был не на смене и кому «было очень надо съездить вечером в город».

Благодаря этому обстоятельству, мы смогли пересмотреть «шаулини», «страшилки», «боевики» и все серии «Звездных войн» в первых видеосалонах Скадовска.

Иногда мы попадались гаишникам, которые, не сговариваясь, задавали один и тот же вопрос:

— Ребята, вам не тесно?

— Нам нормально! — отвечали мы впятером из кабины и ехали смотреть продолжение «Омэна».

Однажды Валерчик, приехав с задания, поделился впечатлениями о кукурузном поле:

— Там такие красивые початки! Может, сварим парочку?

Засветло и «незаметно» мы въехали полноприводным вездеходом на кукурузное поле.

Работали тихо и сосредоточенно, отбирая на «пробу» только большие кукурузные початки…

Горячая вареная кукуруза действительно оказалась очень вкусной, но по количеству мы поняли, что всю её нам не одолеть.

На следующий день, на побережье городского пляжа хлеборез Василий Михайлович в белом фартуке и колпаке реализовал отдыхающим две пятидесятилитровых выварки вареной кукурузы за сорок минут!

Отсутствия хлебореза на рабочем месте никто не заметил!

Оглушительный кукурузный успех на заработанные деньги мы праздновали два дня!

ДОБРЫЕ СОСЕДИ

Кротким нравом, добротой,

Соседи слыли за стеной…

Всё началось с того, что к нам подошел Ефимыч (старший воспитатель) и как-то загадочно попросил:

— Ребята, к вам на этаж селятся две дамы, так вы уж с ними помягче…

Уж больно они скандальные.

Ефимыча мы очень уважали, потому к его ненавязчивой просьбе отнеслись с пониманием.

Загорелые и радушные, мы стояли на пороге корпуса, готовые встретить, показать и поднести…

Они появились внезапно, перетаскивая огромные чемоданы и не переставая нести угрозы «кому-то там».

Мы представились, подхватили чемоданы и стали показывать ещё свободные комнаты на этаже.

…они выбрали соседнюю с нашей.

Почему соседнюю комнату с нашей отделяла стена с деревянной дверью посередине — я не скажу. Но, в любом случае, спасибо проектировщикам.

Я незамедлительно указал на эту строительную погрешность и намекнул на некоторые «звуко-интимно-бытовые» неудобства:

— Поймите! Мы рады такому соседству. Но обращаем ВАШЕ внимание, что не всегда ложимся вовремя, у нас постоянно звучит музыка и даже иногда приходят гости!

Тёти (назовем их временно так) внимательно выслушали, молча ушли и вернулись уже с начальником лагеря!

— Вот эти подозрительные молодые люди не пускают нас жить туда, где нам удобно!!!

О конфликте не могло быть и речи, и мы стали добрыми соседями!

Молодых парней и взрослых женщин акустическая личная жизнь была разделена обычной деревянной дверью!

О бытовых казусах я даже не говорю. Но в остальном…

Каждые полчаса нам делали замечания о:

— громкости разговоров;

— музыкальном репертуаре;

— скрипе кроватей;

— и просто: «давайте спать».

Мы выдержали три дня и стали жить по Уставу!

— музыка только патриотическая;

— после отбоя — ни слова (мы просто уходили);

А гости…

Меня распирало от экспериментов, и первый, самый невинный, был с Наташей:

— мы целовались так громко, что все голливудские поцелуи с причмокиванием — просто глухонемое кино!

Через десять минут начальник лагеря постучал в дверь и напомнил о «облико морале».

На следующий день (из фондов театральных фонограмм) мы включили кассету с лирической музыкой, где была десятиминутная вставка из неприличных фильмов.

Но больше всего их изматывало другое. Сегодня это прозвучит странно, но тогда…


— взял в детской! библиотеке «Материалы ХХVI съезда КПСС»…

Каждый сонный час — ровно ДВА ЧАСА тихим шепотом я ознакамливал…

Они взвыли на третий день и капитулировали безоговорочно!

Тёти терпели всё, включая новый альбом «Алисы», интим George Michael, свежаки с «УУуу» от Michael Jackson и качающий Cocain the Nazareth.

Мы не наглели. Жизнь продолжалась!

Пряники, повидло и чай к нам после отбоя неожиданно занесла кухонная интеллигенция с Валерчиком.

Было приятно, но стрёмно.

Первую часть светской беседы тёти ещё выдержали, но когда начались анекдоты…

— А НУ, БЫСТРО ВСЕМ СПАТЬ!!!

Прогремело в нашей комнате, и на мгновение все гости оцепенели от неожиданного звукового эффекта.

Валерчик с абсолютно серьезным лицом опустился на пол и полез под кровать с фразой:

— А кто у вас тут под кроватью прячется?

БУШУЕЧ

Бушуеч уже третий год работал радистом. Если ты знаешь, что такое паяльник и сможешь распутать микрофонный шнур после мероприятия — ты радист. Ещё у тебя должны быть железная выдержка («дяденька, а поставьте ещё раз эту песенку!..») и здоровенная печень.

Бушуеч был хорошим радистом.

Иногда он даже галантно ухаживал за пухленькой поварихой. А так как ухаживать нужно в трезвом виде, то делал он это крайне редко. Я с восхищением завидовал его профессионализму. Невзирая ни на задушевность компании, ни на продолжительность возлияний, Бушуеч, услышав звон будильника, с закрытыми глазами отработанным движением нажимал какие-то кнопки, и над лагерем бодро неслось «На зарядку, на зарядку становись!..» Причём также механически он шёл спать.

…кто именно завёл будильник на 4—30, я уже не вспомню.

Но когда над всем побережьем (из шести детских лагерей) в предрассветный час заорало «На зарядку!!!» с последующими песенками о хорошем настроении, Бушуеч получил от Бекона серьезный втык с подзатыльниками и целую неделю водил даму сердца на романтические променады.

КОРОЛЕВКИ

Примерно день на десятый детям начинает надоедать пляж с его морем, солнцем, подвижными играми и баянистом.

Они начинают маяться.

— так как вся маета происходит на песке, то особого разнообразия не наблюдается: кто-то выковыривает оставшиеся ракушки, кто-то пытается строить замок, кто-то зарывается в песок или зарывает друга, но большинство ищет воду. Одиночно или коллективно дети вырывают узкие и глубокие колодцы до метра глубиной и терпеливо ждут появление «пресной» воды.

После строгих замечаний воспитателей колодцы засыпались неохотно — и это являлось самой коварной ловушкой в ночное время

(одна барышня в трезвом состоянии сломала ногу).

Параллельно шла бесконечная доставалочка вожатых «а когда мы пойдем на королевское поле?».

О королевском поле уже не первый год ходили громкие легенды.

Легенды, передаваемые из поколения в поколение о том, что на королевском поле можно найти «Воот такую королевку!»

…а ещё вырастить пять золотых…

(«Приключения Буратино»)

Поначалу это были одинокие, но дерзкие вылазки детей в самоволку. Но когда это перешло в массовое явление, руководством лагеря было принято мудрое решение — возглавить, организовать и превратить в поход с таким же названием «Поход на Королевское поле».

Вожатые и воспитатели проходили тщательный инструктаж по технике безопасности, который, несмотря на обилие пунктов, сводился к одному — наличие головного убора!

Когда все формальности были соблюдены, дети построены и панамки пересчитаны, все отправлялись в поход на королевское поле примерно за пять километров.

Королевское поле представляло собой заброшенный строи-тельный пустырь с огромными кучами из песка и глины, в которых водились те самые «вот такие королевки!».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 394