электронная
488
18+
Помоги мне, даже если я против!

Бесплатный фрагмент - Помоги мне, даже если я против!

Объем:
178 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5868-4

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1

И так начнем. Я справлюсь. В том, что я собираюсь сделать нет ничего сложного. Абсолютно. Многие люди так делают. Ну ладно не все. Всего лишь процентов десять или двадцать. Ну и что?! В этом нет ничего не обычного и страшного. У меня все получится. Должно.

Лия Огнева уже десять минут стояла возле ворот кладбища и собиралась с духом, чтобы войти туда. Была почти полночь. Несмотря на то, что было лето сегодня, было прохладно, и девушка пожалела, что не надела куртку. А может, ей было холодно вовсе не из-за погоды, а из-за страха? В любом случае она должна это сделать. Победить страх войти на кладбище найти могилу любой молодой женщины до тридцати лет и закопать там мешочек с сожжённым листочком, на котором были написаны все ее неудачи в жизни.

Да именно не удачи. Пусть ей было всего восемнадцать лет, она была симпатичной брюнеткой с синими глазами небольшого роста, но неприятностей у нее было больше чем мусора на свалке. Много лет она страдала от бед, и только месяц назад она нашла в интернете способ от всего этого избавиться. Заговор наудачу во всем. Поэтому она сегодня здесь. Чтобы передать свои проблемы в мир мертвых.

Лия со страхом посмотрела на ворота. Там за ними, возможно, находится решение всех ее проблем. Она не особо верила в магию, но чем черт не шутит.

— Ну, была, не была, — произнесла Лия и на не гнущихся ногах с фонарем в руке вошла на территорию кладбища.

Вначале первые две минуты было жутко. Но вскоре пройдя несколько рядов могил так и не наткнувшись на молодую похороненную думаю, даму чувство страха сменились раздражением.

Вдруг свет фонаря упал на каменное надгробие с яркими цифрами фамилией и фотографией. Судя по датам, женщина умерла в двадцать четыре года. Молодая, но пухлая девушка смотрела на Лию с фотографии.

Лия сразу воодушевилась. Наконец-то она сделает дело и уйдет отсюда.

Поскольку могила находилась за деревянным ограждением, Лия нашла крючочек и повернулась от него. Но дорогу к заветной цели перегородила лежащая на скамейке фигура. Причем мужская и к тому же еще крепкая. Скорее всего, мужчина напился и теперь спал крепким снов.

Только этого не хватало. Встретить алкаша. Черт, а вдруг он маньяк? А я даже мобильник в машине забыла.

Делать было все равно нечего. Надо всего лишь воспринять этого типа как испытание и идти вперед. В конце концов, он точно, наверное, спит, иначе бы заметив свет фонарика, уже поднялся бы.

Лия обошла спящего села на корточки возле могилы и закопала свой мешочек. Закончив, она хотела пойти уже отсюда подальше, но в этот момент мужчина рухнул на землю и что странно не пошевелился.

Почувствовав не доброе, Лия как самый добрый и наивный человек приблизилась к напившемуся. Крепкий мужчина. Длинные ноги узкие бедра широкие плечи и… маска. На его лице была черная маска скрывающая половину лица. Девушка посвятила фонариком. Прядь черных волос спадали ему на лоб, который так же был скрыт куском материи.

Очень необычно.

Может это грабитель?.. Да ну с чего грабителю напиваться на кладбище?

Лия осторожно нагнулась ближе и поняла в чем причина его игнорирования падения. На височной части была видна запекшаяся кровь. Мужчина был ранен.

Первой мыслью Лии, было вызвать скорую, но отсутствие телефона усложняло задачу. Да еще и странный вид парня говорил о том, что лучше этого не делать. Черная кожаная куртка такие же штаны и еще маска. Может он и не бандит, но он явно что-то скрывает.

Отодвинув в сторону свое любопытство, девушка стала вспоминать оказания первой помощи пострадавшему, которые она проходила в школе. Как назло она одну вещь. В день, когда проходили данную тему, ее не было.

Лия топнула ноги от раздражения и недовольства на саму себя. Надо было найти другой способ помочь бедолаге.

Первым делом если рассуждать логически его необходимо осмотреть. Ну, во всяком случае, так показывали в фильмах. Нащупать пульс. Точно!

Присев на корточки Лия взяла его за запястье и стала искать пульс. Уж это она умела. Постоянные неприятности, в которые она попадала, научили ее этому. Вспомнить хотя бы момент, когда она налетела на учителя физики в пустом коридоре. Пожилой мужчина тогда упал и потерял сознание. Лия тут же проверила, жив ли он.

Пульс был. Вздохнув с облегчением, она подалась ближе, дабы осмотреть, нет ли у него еще травм. Но в этот момент мужчина открыл глаза. Со скоростью пантеры он схватил Лию за плечи и повалил на землю.

— Эй? Спокойно, — Лия попыталась отпихнуть незнакомца. Тщетно. Мужчина был сильнее ее раз в десять, и держал ее так, словно она была его добычей. А совсем недавно лежал без сознания и не двигался.

— Кто ты? — грубым холодным голосом спросил он. — Что ты собиралась делать?

— Вообще-то привести тебя в чувства. Я нашла вас без сознания возле лавочки с разбитой головой и решила помочь.

Мужчина продолжал смотреть на нее, будто пытаясь проникнуть ей в голову, и понять говорит она правду или нет.

Большие теплые ладони сжимали ее руки. Лия не отводила взгляда. От этого парня, кем бы он ни был, прямо веяло опасностью, и разум подсказывал, что она совершила ошибку, оставшись здесь, чтобы помочь ему.

— Ладно, — заговорил незнакомец, — я тебе верю. Не похожа ты на ту, кто все время лжет.

— А что вы знаете особые приметы лгунов? — то, что он разглядел в ней честного человека, было приятно.

— Я их чувствую.

Он продолжал держать ее все сильнее, сдавливая запястья. Может он делал это и не осознанно, но все равно было больно.

— Раз мы во всем разобрались, то отпустите меня. Мне больно.

Мужчина тут же отпустил ее, поднялся на ноги и стал рыться в карманах. Достал сигарету с зажигалкой и закурил. Потом видимо забыв о Лии, стал ходить вокруг скамейки и что-то искать.

Интересно, что он хочет найти в потемках?

— Я могу вам помочь? — вот оно. Ее желание вечно помогать всем подряд и при этом не получая никакой благодарности.

— Нет! — бросил незнакомец.

— Уверены?

— Да!

Но Лию таки такой ответ не убедил.

— Знаете, я очень хорошо ищу. У меня к этому настоящий талант. Даже мои друзья, когда что-то теряют, звонят мне и просят помочь в поисках. Скажите, что вы ищите, и уверяю, я обязательно вам помогу.

— Мне не нужна твоя помощь! — раздраженно бросил мужчина.

Нормальный человек после такого взял бы и просто ушел, но не Лия. Она стояла и в упор смотрела на поиски странного и грубого парня.

— Скажите, а почему вы в маске? — выпалила Лия. Она не хотела спрашивать, это вышло как то само собой.

Мужчина бросил свои поиски и подошел к ней. Он был и вправду высокими. А для нее так даже очень. Чтобы посмотреть ему в лицо или точнее сказать в маску ей пришлось задрать голову.

— Послушай девочка, а не пошла бы ты домой? Мама и папа, наверное, заждались тебя. И потом находится на кладбище с незнакомец, который вдвое больше и сильнее тебя опасно. Кто знает, что может произойти.

Он хотел напугать ее. Напугать, чтобы отвязаться и не отвечать на вопросы.

— Я не девочка. Мне восемнадцать лет, — сегодня исполнилось.

— Да хоть тридцать. Возраст для насильников не имеет значения.

— Если вы намекаете на себя, то напрасно. Будь вы им ни стали ждать и сразу набросились на меня, — Лия похвалила себя за способность рассуждать логически. — Так почему вы в маске? Неужели сейчас так модно?

Мужчина резко притянул ее к себе и зловеще произнес:

— Наверное, тебе никто раньше не говорил, что любопытство до хорошего не доводит. Ты меня не знаешь, и я тебя не знаю. Так какого черты ты расспрашиваешь вещи, которые тебе знать не надо? Послушай моего совета — иди домой обними кошку и сиди с ней. В чужую жизнь совать нос опасно. Если я не насильник это не значит, что я не могу тебе навредить.

Выпустив ей в лицо, сигаретный дым он отпустил ее и стремительно ушел.

Лия стояла еще несколько минут, отходя от общения с незнакомцем. Да она знала, что часто раздражает людей своей навящивостью. Но не думала что настолько.

Нагнувшись, она подняла с земли фонарик и посвятила вокруг. Ну, чтобы убедиться, что рядом больше нет еще кого-нибудь.

Желтый свет упал на лавочку. И тут она заметила, как под ней что-то блестит. Лия подошла ближе и взяла в руки веще. Это была позолоченная коробочка размером с карманный под сигар закрытая на крохотный ключик.

Наверное, именно это он и искал. Надо ее вернуть ему. Только вот где его искать?

Лия повертела найденную вещь и обнаружила на задней части надпись:

«Собственность Румынского М. К.»

Отлично! Теперь я смогу его найти. Благо у меня есть тот, кто может мне в этом помочь.

***

На следующий день Лия уже в девять утра заходила в полицейское управление.

— Привет Вадик! — поздоровалась она с дежурным.

Молодой парень оторвался от бумажек и посмотрел на нее через решетку.

— О Лия привет, — улыбнулся Вадим. — Давно тебя не было.

— Да все как-то не удавалось забежать. Ты мне скажи Глеб уже пришел?

— А то! Час назад прикатил. Только ты это не грузи его особо. В последнее время он и так устает.

— Устает?! Что к проверке готовится?

— Нет! Мы туи все устали как собаки в последнее время. Видишь, как сотрудники бегают?

Лия краем глаза заглянула в коридор. И правда. Все сослуживцы Вадика носились из кабинета в кабинет как угорелые.

— А в чем проблема?

Валик нахмурился и вернулся к своим бумагам, пробормотав:

— Не могу сказать. Особенно тебе. Это немного секретно.

Лии даже обидно стало.

— Значит вот твоя благодарность за то, что я все время подкармливаю тебя пирожками? Не стыдно?

— Ли только не обижайся, но с твоим длинным язычком о происходящем будет знать весь город.

Лия прикусила губу. Болтливость была еще одним ее недостатком. Именно из-за нее она часто ссорилась с одноклассниками в школе.

— Обещаю, что никому не скажу. Ну, пожалуйста, Вадик, — стала уговаривать его девушка, а чтобы дело пошло лучше она вытащила из сумки пакетик с пирожками и помазала им перед его носом. — Скажешь, получишь моих фирменных.

Глаза вечно голодного парня заблестели и он сдался.

— Умеешь ты Огнева уговаривать. Ладно. Маньяк у нас в городе объявился. Уже десять нападений было. Начальник сказал, что если в ближайшие дни его не поймаем, то он нас здесь всех жить оставит. Встанет на входе и никого не выпустит. Вот так. Давай пирожки, — он протянул руку и забрал пакет.

— Так, а почему поймать не могут? — продолжала допрос Лия.

— Ли ты не думала поступать на служителя охраны граждан? Вопросы из тебя так и сыпятся.

— Так ты рассказывай все как положено и вопросов не будет, — парировала она. — Да к тому же я всегда была любознательная. Ты не ешь, а отвечай на вопрос.

— Не видел его никто, понимаешь. Он нападает сзади и всем завязывает глаза. Работает в разных частях города, так что план перехвата бессмыслен. Хитрый гад.

— Понятно. Ну, ты тут ешь, пока начальник не застукал, а я пойду к Глебу.

— Ли ты это… будь осторожна. По ночам не гуляй.

— Хорошо.

Знал бы ты, где я вчера была!

Лия направилась на второй этаж, где был убойный отдел. Чуть ли не бегом поднялась по лестнице, пробежала по коридору, чуть не сбив Аркадия Александровича, несшего кипу бумаг из архива и остановилась только возле двери с отломанной ручкой. Пока она переводила дыхание, в кабине послышались ругательства. По голосам там было двое. Сам Глеб и еще кто-то.

Постучав, Лия вошла в кабинет и увидела обычную картину для этого кабинета. Злой разъяренный высокий светловолосый парень стоит и размахивает папкой над сидящим лысым качком.

Первый это Глеб хороший полицейский и по совместительству ее двоюродный брат. Второй это скорее подозреваемый. Неинтересная личность.

— Ходаков долго ты еще будешь отпираться? — орал Глеб не замечая появления нового человека в кабинете. — У меня здесь все доказательства против тебя.

— Врешь следак, — нахально отвечает лысый. — Нет у тебя ничего.

— Есть! Если надо еще добуду. Говори, кто был с тобой в тот день в момент нападения. Кто он?

— Отвали! Ничего говорить не буду.

— В твоих интересах помогать следствию. По всем твоим делам тебе срок грозит до двадцатки. Представь себя, когда выйдешь. Лучше говори и я попробую что-нибудь сделать, чтобы ты не вышел дряхлым мужиком.

— Пошел ты! Уж лучше стариком, чем ногами вперед.

Это могло продолжаться до бесконечности, поэтому Лия решила немного остановить допрос.

— Глеб, — окликнула она его, — привет.

Парень повернулся. Лия приветливо помахала ему рукой. Тот сперва тупо смотрит на нее так, будто вспоминает, кто она, а потом со стоном произносит:

— Только не это! Не сегодня. Ли только не снова. Пожалуйста, скажи, что ты шла мимо и решила заглянуть. Просто навестить.

Ли улыбнулась. Глеб говорил с таким отчаянием каждый раз, когда она к нему приходила. Будто она его сестра была для него что-то самой смерти. Даже проверке он радовался больше, чем ей и все потому, что каждый ее приход был связан с очередной проблемой, решить которую мог только он.

— И я тебе очень рада. Глеб я по делу. Мне…

— Нет! — оборвал ее на полуслове брат.

— Нет?!

— Да «нет».

— Но почему так категорично? Ты же еще не знаешь что мне надо.

— И знать не хочу. Мне хватило прошлого раза. Нет.

— А что было в прошлый раз? — она задумалась, пытаясь вспомнить свою последнюю просьбу.

— Я долго и упорно убеждал инструктора по вождению, что ты не специально разбила его автомобиль.

— А-а-а, — протянула. Ли. Она вспомнила событие произошедшее месяц назад. — Ты тогда еще попал в больницу с трещинной в ребре. Вспомнила. Но ты сам виноват — нечего было лезть с ним в драку.

Глеб весь покраснел. А это верный признак, что он на грани срыва. Неудачное начало разговора.

— Виноват?! Виноват?! А как я должен был делать, когда тот парень пообещал мне, что трахнет мою сестру на капоте моего автомобиля, если я не оплачу ремонт? — тут лысый мужик заржал как лошадь. — Заткнись! — рявкнул на него Глеб.

— Грубо очень грубо и ты молодец, что заступился за меня. Я благодарна тебе за это. Этот козел заслужил сломанный нос.

— Нет. Ли нет! Он не заслужил, потому что виновата была ты. Не надо было использовать его машину, как учебную особенно не имея навыков.

Ли виновато опустила взгляд.

— Ну да в этом моя вина. Но он тоже хорош. Оставил ключи в зажигании.

Глеб упер руки в бока, и устало посмотрел в потолок.

— Глеб ну пожалуйста, помоги а? — взмолилась Лия. Она подошла к нему и погладила его по плечу. — В этот раз тебе даже ехать никуда не надо.

— Знаешь, когда я обещал твоему отцу что буду во всем тебе помогать, во время отъездов я и подумать не мог что это будет так сложно. Что тебе надо?

Девушка засияла как новогодняя елка, встретив теплый взгляд своего Глеба. Достала из сумочки найденную коробочку с инициалами и вручила ее брату.

— Мне нужен адрес того кто здесь написан.

Генка прочел фамилию и фыркнул.

— Во что ты ввязалась? Зачем ты хочешь его найти?

— Эта вещь принадлежит этому человеку. Он потерял ее, а я хочу вернуть, — где именно она решила ему не говорить. — Ничего опасного.

Глеб прищурился, всматриваясь в ее лицо.

— Ну, предположим, я тебе поверил. Но ты знаешь, сколько людей в нашем городе с такими инициалами? Тысячи. Как я должен найти того кто нужен? Ты хотя бы запомнила, как он выглядит?

— Да, — соврала Лия, вспоминая черную маску. — Помню. У него черные волосы и возраст его около тридцати лет.

— Не много. Значит, ты узнаешь его по фото?

— Конечно, — лож заразная вещь.

— Ну, хорошо. А что я получу взамен?

— Ну, — Лия поджала губы, потерла лоб, — обещаю не приставать к тебе в течение трех месяцев.

— Четыре.

— Ладно, четыре, но только если ты займёшься этим прямо сейчас.

— Когда-нибудь я здорово влипну из-за тебя сестренка, — улыбнулся Глеб. — Садись. Сейчас все сделаем.

Ли захлопала в ладоши и уселась на стул рядом сидит столом Глеба.

— А я? — подал голос подозреваемый. — Со мной что?

— А ты сейчас отправишься с Васильевым в его кабинет и почувствуешь на себе все его пыточные допросы.

— Сочувствую! — наигранно добила. Ли вспоминая худенького парня в очках, который, не смотря на свои вид и комплекцию, умел доводить преступников до слез. Все кто оказывались в его кабинете, признавались даже в том, что совершили в детстве. — Зря ты не сказал все ему.

Глеб вызвал по телефону Васильева и тот тут же примчался забрал лысого и доказательства на него.

— И так начнем, — Глеб включил компьютер. — Вот скажи. Ли нафига сдался тебе этот парень? Потерял и потерял. Да может он случайно ее выкинул, а ты решила ее вернуть. Не думаю, что он тогда обрадуется.

— Не специально! — твердо заявила девушка. — А мне странно слышать от тебя такие вещи. Ты же в полиции работаешь, и ваша задача здесь возвращать людям то чего они лишились.

— Во-первых, мы возвращаем то, что украли, а не то что потеряли, а во-вторых этим занимается другой отдел. В мои обязанности входит поимка более серьезных нарушителей: убийц драчунов…

— Маньяков, — закончила. Ли.

Глеб вопросительно посмотрел на сестру.

— Вадик. Вадик сказал тебе.

— Не поняла.

— О. Ли не прикидывайся. Ты прошла мимо дежурного поста, где сегодня сидит Вадик парень, влюбленный в твои вкусности. За них он душу дьяволу продаст не то, что секретную информацию.

Попалась. Вадик прости.

— Теперь я понимаю, почему хороший следователь. Это у тебя в крови распознавать лжецов. Так это правда, что этот маньяк не уловим?

— Еще какая. Эта тварь хитрая на столько что мы тут все за голову хватаемся. В городе того и гляди начнется паника. Даже то, что мы с трудом уговорили жертв, об этом не распространяться не поможет. Особенно учитывая, что теперь об этом знаешь ты.

— Глеб ну вы что с Вадиком сговорились? — недовольно воскликнула Лия. — Я же сказала, что буду молчать, значит буду.

Писк компьютера сигнализировал готовность к работе. Глеб сделал несколько щелчков мышкой и стал вводить фамилию с инициалами и возрастные ограничения. Пока программа занималась поисками, Глеб спросил:

— Постой, а если это имя принадлежит не ему, а другому что будешь делать тогда?

Девушка пожала плечами.

— Не знаю. Наверное, дам объявление по радио. Вдруг прокатит.

Глеб только фыркнул. Наконец на экране появился список возможных кандидатов с фотографиями.

— Пожалуйста! Вот твои парни. Должен сказать тебе повезло всего пятьдесят два человека. Приступай, — он откинулся на стуле.

Девушка подалась вперед и стала пролистывать список, ища сама не зная кого. Некоторых она отметала сразу, а некоторых пристально разглядывала. Ни один не подходил под того ночного незнакомца. Одни были тощие, другие толстые были даже одноглазые лысые. Наконец ей попался более или менее подходящий кандидат.

Если это он, то он мне нравится. Симпатичный.

Мужчина на фото и в самом деле был привлекательный. Заостренные черты лица высокий лоб карие глаза прямой нос тонкие губы квадратный подбородок. Удивительно, но даже на фото он внушал подобие страха. С таким лучше никогда не спорить и не вставать у него на пути. Красивый и опасный. Прекрасное сочетание.

— Это он! — объявила она Глебу. — Точно.

— Румынский Макар Константинович тридцать два года. Хм. Где-то я его уже видел. А вспомнил. Он проходил по одному.

— Он что уголовник? — только этого еще не хватало.

— Да нет. Года три назад на шоссе произошла двойная авария.

— Это как?

— Сперва разбилась его жена, а потом и он сам. Романовский ехал следом и ну по его словам не успел затормозить. Короче две дорогие тачки разлетелись в хлам. Жену спасти не удалось, она погибла моментально, а вот он выбрался. Счастливчик. Шуму тогда было много.

— Почему?

— Ли ты точно бушующий следователь. Все тебе надо знать. Романовский тогда был бизнесменом и требовал расследования аварии. Не верил, что это была случайность. Его люди приезжали сюда каждый день и трясли нашего начальника, чтобы он все разведал ну, а тот в свою очередь долбил Мартынова.

— И чем все закончилось?

— Ничем. Мартынов был уже практически на пенсии и не хотел заниматься этим. Тянул время, а потом передал дело Иванову Стасу. Тот был не опытный и все развалил. Короче Романовский так ничего и не добился.

— Жалко, — грустно произнесла Лия, всматриваясь в лицо Макара. — Не повезло ему.

— Согласен.

— То есть ты тоже думаешь, что авария была не случайной?

— Ли я не знаю. Просто я считаю, что если человек к нам обратился, то мы должны ему помочь. Вот и все. Ты адрес то пиши а, то у меня еще куча дел.

Девушка записала адрес на листочке. Она знала этот район. Там жили простые люди и ни одного богатого дядьки.

— Слушай это точно его адрес? Неужели люди подобные ему живут среди таких как мы?

— Это его последний адрес. Раньше он жил загородом в собственном доме. Не знаю, почему переехал. Сама спроси при встрече. Только ты это. Ли смотри не доставай его и не покалечь. Ему и так пришлось нелегко. А ты можешь еще больше травмировать его.

— Ха-ха-ха очень смешно. Ладно, пошла я. Еще раз спасибо.

— Удачи.

2

Обшарпанная дверь отсутствие номера квартиры. Так и не скажешь, что здесь живет бизнесмен. Но разве что зажиточный.

Ли позвонила в звонок и стала ждать, пока ей откроют. Послышался шум падение много проклятий и под конец щелчок замка.

Ну, вот и все. Сейчас я, отдав ему, вещь и пойду своей дорогой.

Дверь открылась, и показался ее вчерашний незнакомец в маске, из-за которой нельзя было понять его эмоций. Его мощная фигура заполняла весь дверной проем.

— Здравствуйте, — улыбнулась. Ли.

— Что надо? — прогремел Макар.

— Вы меня не помните? Мы вчера столкнулись на кладбище.

— Пошла вон! Я занят!

Дверь захлопнулась. Ли захлопала ресницами. Так ее еще никто не встречал.

Она позвонила в дверь. Ей вновь ее открыли.

— Ты что глухая? — накинулся на нее Макар. — Сказал же, занят. Вали домой девочка.

— Вы, наверное, не поняли. Я…

— Все я понял и узнал. Ты вчерашняя прилипала. Не знаю, как ты меня нашла, но советую уйти и забыть этот адрес.

— Грубо очень грубо. Вы всегда так встречаете гостей? Можете не отвечать, я и так вас прощаю.

— Да мне плевать на твое прощение. Говори чего надо и катись отсюда.

— У меня для вас кое-что есть, — она стала рыться в сумке. — Одну минуту.

— Слушай, ты мне уже надоела, — он стал закрывать дверь.

— Подождите! — она поставила ногу возле двери, что он ее не закрыл. — Уверяю что эта вещь…

Ее прервал очередной грохот в квартире и стоны.

— Что это у вас там? — полюбопытствовала Лия.

— Не твое дело! — проскрежетал владелец квартиры.

— Почему вы все время грубите? Это неприятно.

Мужчина едва не зарычал от раздражения.

— Мое терпение сейчас кончится девочка. Давай, что там у тебя и вали.

Ли достала коробочку и протянула мужчине.

— Вот. Я нашла это как только вы ушли. Полагаю что это ваше.

Макар грубо выхватил коробочку из ее рук и, не сказав ни слова, захлопнул дверь.

Вот вам и спасибо. Сама виновата, нечего быть, такой доброй.

Ли стала спускаться, но тут произошел взрыв дверь, сорванная с петель, упала прямо за ее спиной. Из квартиры вылетел здоровенный мужик, сбил Лию с ног и сбежал. Девушка, потеряв равновесие с криком, кубарем покатилась вниз по лестнице. Стукнувшись головой о стену, она увидела, как бежит Макар. Он пробежал мимо, не обратив на нее никакого внимания, словно она не лежала на лестничной площадке в замысловатой позе и разбитой головой.

Кажется, мой вчерашний ритуал не сработал. Я снова влипла в большие неприятности и что еще хуже мне придется нарушить обещание данное Генке. Не тревожить.

От сильного удара Лия стала терять сознание. Тьма постепенно окутывала ее сознание и тащила за собой. Послышались тяжелые шаги. Кто-то поднимался по лестнице. Этим кто-то оказался виновник ее нынешнего положения. Человек в маске. Румынский.

Ли подумала, что он сейчас ей поможет. Вызовет скорую или сам попробует оказать помощь. Но она ошиблась. Макар вновь даже не взглянул на нее, перешагнул через ее ноги, и как ни в чем не бывало, поднялся на свой этаж.

— Вот же тварь! Теперь придётся новую дверь вставлять. И все из-за этой дуры.

Эти слова она услышала, перед тем как окончательно потеряться в потемках своего сознания.

***

Медленно очень медленно Лия приходила в себя. Жутко болела левая рука, а о голове и говорить нечего. Ощущение что внутри находится игольчатый вибрирующий шар, который все время двигается, а снаружи череп сжимают стальные тиски, давящие на лоб. Кошмар.

Открыть глаза было не выносимой пыткой, но Лия как человек, который никогда не сдается, поборола боль. Как только она их открыла, у нее сразу возникли вопросы. Где она? Что с ней? Который сейчас час? И есть ли в этом месте кто-нибудь еще?

На первый вопрос было ответить, что находится она в комнате с наглухо задернутыми шторами. В темноте удалось разглядеть скромную обстановку: простой диван, на котором она лежала стол с парой стульев в углу ободранное кожаное кресло и одна старенькая люстра. Короче здесь мог жить либо бомж любо совсем скупой человек любо это место использовалось только как временное пристанище.

На вопрос, сколько сейчас времени у нее ответа не было. Часов здесь не было, а где ее телефон она не имела понятия.

Ли знала только то, что у нее явно травма. По боли и по воспоминаниям. Взрыв и катание по лестнице.

Так надо подняться и точно определить свое местоположение.

Поднявшись на ноги, она отправилась на разведку. Вышла из комнаты, прошлась по коридору и очутилась на обшарпанной кухне. Возле окна сидел мужчина в маске курил и стряхивал пепел прямо на пол. Макар Румынский.

— Очнулась? — прогремел он.

— Как видите. Это вы притащили меня сюда?

— А ты догадливая, — с издёвкой прогремел Макар. — Пришлось. Ты как тряпичная кукла валялась на полу и могла двинуть кони. Мне труп не нужен. И так соседи не выносят, а с тобой все эти бабульки ночевать будут под моей дверью, но выживут от сюда.

— Ясно. У вас таблетки нет? Голова сильно болит, — Лия поморщилась.

— Нет. Да даже если бы была, я бы ее тебе не дал.

— Это почему?

— Ты сама виновата в том, что случилось, так что и выкарабкиваться тоже должна сама.

Если бы не головная боль то, что она сказала, прозвучало на много громче и яростнее.

— Это жестоко. Я не виновата в том, что ваша дверь взорвалась, и меня сбили с ног.

— Виновата. Нечего было припереться в чужой дом без приглашения.

— Я лишь хотела вернуть вашу вещь, — защитилась Лия. Ей становилось не хорошо, желудок стало выворачивать, ноги подкашивались. — Вы просто не благодарный наглый самоуверенный тип. Вам всего-то надо было забрать коробку, а не хлопать дверью.

Макар проигнорировал ее высказывание, достал еще одну сигарету, поднял с пола сумку встал и сунул ее Лии в руки.

— Проваливай! — он вернулся к окну.

Интересно, а он другие слова знает? «Заходи» «добро пожаловать» ну или хотя бы «до свидания».

— И все?

Мужчина даже сигарету выронил. Развернулся и уставился на нее как инопланетное создание.

— Что значит «все»? Тебе что-то еще надо?

Ли сама не знала, зачем задала этот вопрос. У нее такое часто бывает — спросит, а потом думает зачем. Глупая привычка.

— Ты что стоишь? — Макар сверлил ее взглядом.

— Я? — нет, ее рассудок точно помутился. Это все травма.

— Ты что издеваешься? Иди, давай отсюда.

Но Лию словно приковали к полу. Честное слово она была рада сдвинуться с места, но по какой-то причине не могла этого сделать. Стояла, сжимала сумку и смотрела на маску Макара как завороженная. В ней бурлило желание увидеть его без нее. Фотография это одно, а в живую совсем другое.

— Почему ты в маске? — вырвалось у нее. — Что прячешь?

Он несколько секунд смотрел на нее так, словно желал, чтобы она провалилась на месте, исчезла, испарилась. Наверное, впервые в жизни Лия осознала насколько опасно задавать вопросы, на которые ей не хотят отвечать. Этот мужчина точно не хотел. Словно разъяренный хищник он не сводил с нее взгляда, сжимал кулаки, так что побелели костяшки.

Лии стало страшно. И дурно. Никого и ничего она раньше не боялась, так как сейчас его. Они находятся на его территории, и он может при желании сделать с ней все что захочет и никто ему не помешает.

Она инстинктивно попятилась назад, но было уже поздно. Румынский в два шага оказался возле нее прижал к стене, одной рукой сдавил горло.

— Я тебя уже говорил — что это не твое дело. Но у тебя видимо плохо с памятью.

— Отпустите! — она вцепилась в его руку.

— Зачем? — его голос был холодным. — Я могу прямо сейчас придушить тебя здесь и закапать в лесу. Ты достала меня своим вопросом и собой лично. И это за сутки. Я агрессивный мужчина и терпение мое уже лопнуло. Признаюсь, я терпеть не могу таких как ты. Вечно лезешь, куда не надо. Из-за тебя сегодня я упустил того кого искал целый месяц.

— Вы сумасшедший. Я ничего плохого вам не сделала. Всего лишь вернула то, что вы искали, — дышать становилось тяжело. Голос охрип.

— А не просил тебя этого делать! Мне больше не нужна не чья помощь. Ни твоя, ни кого-либо еще.

— Такого не может быть. Всем необходимо в чем-то помогать. А говорите вы так, потому что когда-то кто-то отказался помочь вам расследовать ту аварию, в которой погибла ваша жена.

Она увидела, как потемнели от гнева его глаза, губы сжались в тонкую линию. Лия снова осознала, что ляпнула лишнее.

Не говоря ни слова, Макар переместил руку с ее шеи на запястье и потащил к выходу. Ногой распахнул новую дверь и вытолкал Лию на площадку.

— Если ты по какой-то причине надумаешь прийти снова помни, что так легко как сегодня не отделаешься, — прорычал он и с грохотом захлопнул дверь.

Тут зазвонил телефон. Будто очнувшись ото сна, она вздрогнула, достала трясущейся рукой мобильник и ответила:

— Слушаю.

Громкий голос Глеба ударил в динамик.

— Ты где пропала? Я звоню уже пятый раз.

— По магазинам ходила, — соврала Лия. — Знаешь примерки и все такое. Не слышала вызова. А в чем дело?

— Ни в чем. Я волновался за тебя. Хотел уже ОМОН по адресу твоего знакомого отправлять. Время три часа дня, а ты не отвечаешь. С тобой все в порядке?

Сегодня для Лии был день неожиданностей. Глеб никогда раньше не звонил и не волновался за нее.

— Все отлично, — она посмотрела на закрытую дверь. — Все лучше не бывает.

— Точно?

— Глеб да что с тобой? Ты никогда раньше так обо мне не заботился. А тут на тебе. С чего это братишка волнуется за свою сестру?

— Просто ты оправилась к незнакомому парню, а по городу маньяк ходит, — уже более спокойно ответил Глеб. — С тобой точно все хорошо?

При этом вопросе ноги Лии слегка подкосились.

— Да. Я как раз собираюсь домой. Моя машинка уже заждалась возле магазина.

— Ну, хорошо. Давай тогда. Мне самому бежать надо.

Он отключился, а Лия, переведя дыхание, потопала вниз по лестнице, держась за перила.

В голове продолжало шуметь, когда она маленькими шагами добралась до своего ярко-зеленого седана марки «фольцваген» купленного на рынке поддержанных машин. Уселась за руль и… все. Она не представляла себе, как поедет по дороге в таком состоянии. Рука болит, голова раскалывается, тошнит. Одним словом дело — дрянь.

Порывшись в сумке, она извлекла обезболивающее и выпила сразу три таблетки. Благо у нее была бутылка воды.

Она подождала минут пятнадцать. Постепенно боль стала проходить, Лия завела двигатель и поехала домой. В трехкомнатную квартиру, где она уже три месяца жила одна.

Мать она потеряла еще при рождении, а отец Ярослав Геннадьевич был на заработках. Он работал на севере уже пять лет. В первые годы он ездил через месяц, а потом когда Лия стала подрастать и готовится к выпуску из школы, он стал там пропадать по полгода, перечислял деньги на ее личный счет на личные расходы и приезжал только на две недели. Лию это устраивало, ведь она всегда с ним плохо ладила. Постоянные ссоры недомолвки выматывали как ее, так и его. Поэтому жизнь отделена была лучшим вариантом для обоих.

В его отсутствие за ней присматривал Генка. Хотя присматривал это громко сказано. Звонил раз в неделю и спрашивал как дела.

В общем, получалось, так что Лия Огнева всегда была одна и полагалась только на себя. Бывали, конечно, случаи когда ей требовалась мужская помощь, но это было очень редко. В таких случаях она проходила за помощью к Глебу. Тот бурчал, конечно, но все равно всегда помогал. Как сегодня, например.

В голове Лии возник образ Макара, и она сразу испытала два разных чувства. Злость и жалость. Злость за то, что он на нее набросился и чуть не придушил, а жалость потому что, судя по его реакции и образу жизни, тяжело пережил смерть жены.

Гудок встречного автомобиля вывел ее из размышлений. Оказывает, она едва не выехала на встречу.

Определённо заговор не подействовал. Только аварии мне сегодня не хватало. Пожалуй, лучше я закроюсь, сегодня дома и не выйду на улицу до завтрашнего дня.

***

На следующий день Лию разбудил дверной звонок. Побормотав проклятия, она взглянула на часы. Десять утра.

Какой идиот протащился в такое время в субботу? Эх, он у меня сейчас получит.

Лия натянула на себя халат и пошла открыть. На пороге стоя парень в какой-то рабочей форме.

— Здравствуйте, — произнес парень.

— Приятно, — ответила Лия зевая. — Но боюсь, вы ошиблись дверью. Я только что проснулась и сантехника не вызывала. Скорее всего, это этажом выше. Там живет бабушка восьмидесяти лет и у нее часто случаются подобные поломки.

Парень улыбнулся.

— Я не сантехник.

— Газопроводчик? В любом случае вам не ко мне. До свидания.

Она стала медленно закрывать дверь.

— Погодите. Вы Лия Огнева?

— Да. И что?

— Значит я к вам. Я курьер по доставке. У меня посылка.

Лия изумленно посмотрела на парня и тут только обратила внимание на пакет в его руке.

— Не припомню, чтобы делала заказ чего-то.

— Не могу дать пояснение по этому вопросу. Возьмите пакет и распишитесь в получении.

Плохо соображая и, чувствуя боль в шее, Лия не став спорить, сделала все, что просил курьер при этом, гадая, кто же мог ей прислать посылку.

Курьер попрощался и ушел. Лия уселась на пол и стала распаковывать посылку. Сняла блестящую бумагу, открыла коробочку и с удивлением извлекла оттуда еще одну бархатную коробочку, открыла и обалдела. Хорошо, что она сидит. Изначально она подумала, что спит. Ведь такое только во сне бывает. Ущипнув себя, она поняла, что это не сон. Пальцы сами собой потянулись к тому, что лежало в коробочке. Цепочка из золота толщиной с ее палец и кулон в придачу ввиду капли тоже не меньше пятирублевой монеты. Такое украшение стоит больше ее автомобиля.

И кто мне мог такое прислать? Богатых друзей у меня точно нет, да и парня. Черт возьми, у меня вообще нет парня.

Рассматривая шикарный подарок, она заметила, как из-под бархатной подушечки выглядывает маленькая записка.

Лия взяла ее в руки и прочла.

«Я не хотел!»

Странная записка. Ни каких инициалов. Ничего. Кто и что не хотел? Надеюсь это не маньяк.

Зазвонил мобильный. Ли отбросила в сторону презент и побежала брать трубку. На дисплее высвечивалось имя ее братца.

— Алло.

— Не разбудил? — спросил Глеб.

— Тебе повезло, это сделали до тебя. Чем я заслужила такую честь как твой утренний звонок? Должна сказать им ты бьешь все рекорды.

— Да так… — замялся Глеб, — захотел узнать как у тебя дела.

— С чего это? — насторожилась Лия.

— Просто. Что брат не может позвонить сестре и узнать как у тебя дела?

— Ну почему же не может? Может и это даже нормально. Но только если он и раньше звонил больше чем один раз в неделю. Ох, темнишь ты следователь. Говори в чем дело.

— Ни в чем!

— Врешь Глеб. Еще как! А тебе как защитнику правопорядка этого делать строго запрещается. Немедленно признавайся, а не то в следующий раз вообще телефон не возьму.

Возникла секундная пауза потом вздох и признание Генки.

— Ладно. Вчера, когда ты ко мне приходила узнать про своего мужика, у меня сидел подозреваемый помнишь?

Ли напрягла мозг. Вчера был сложный и тяжелый день. Особенно некоторые моменты. Те когда ее чуть не придушили. Ее взгляд упал на брошенную в прихожей драгоценность, и ее сразу осенило и… разозлило.

Вот бестолковая! Романовский! Вот кто мог прислать мне этот подарочек. Козел. Это он так вину хочет, поди, загладить. Ну конечно если это он… Так надо срочно это определить.

 Ли? Алло? Ты куда пропала?

Ли вернулась в реальность и вспомнила, что еще разговаривает с Глебом.

— Да. Извини. Помню, конечно, и что дальше?

— Так вот вчера эту сволочь отпустили. Ты представляешь?! Так вот этот парень очень опасен. Он может отомстить мне через тебя.

— Ясно! Я все поняла, — она хотела побыстрее закончить разговор, чтобы отправиться в ювелирный, узнать, кто конкретно отправил ее цепочку и если ее предположение подтвердится, то поехать к Романовскому и все ему высказать. — Ты хочешь, чтобы я была осторожна.

— Именно. Ли может я, и ошибаюсь, но ты все равно всегда отвечай на мои звонки.

— Поняла. Глеб извини, но мне пора. Срочное дело.

— Очередная помощь окружающим?

— Все пока Глеб.

Лия сбросила вызов и побежала собираться. Ей так не терпелось увидеть мужчину, который думает, что если у него есть деньги, то он может купить что угодно. Даже ее прощение, хотя сам даже не написал этого.

К тому же он еще и в сумке ее рылся. Только так он мог узнать ее имя и адрес. Прочитал в паспорте.

Еще больше подогрело ее злость следы его пальцев на шее. Она заметила их, когда накладывала макияж.

Не став завтракать она пулей помчалась в ювелирный. Там она долго уламывала продавщицу назвать покупателя. Девица с наращенными волосами, ни в какую не хотела выкладывать информацию.

— Ну, пожалуйста, — уговаривали Лия, — мне очень надо знать, кто его купил.

— Не понимаю, зачем вам это надо. Вы что хотите его сдать?

Вот в чем дело. За бабки переживает. Зря.

— Нет. Я всего лишь хочу отблагодарить этого воздыхателя. Ну, вы понимаете, о чем я. Мужчина, подаривший такую красоту, заслуживает большую благодарность.

Продавщица расслабилась и засияла как новогодняя елка.

— Ну, так бы сразу и сказали. А то знаете, сколько проблем возникает, когда возвращают вещи стоимостью в двадцать тысяч долларов.

У. Ли чуть челюсть не отвисла.

— Сколько?!

— Двадцать тысяч долларов. Это же брильянт. А мастер очень известный ювелир. Его зовут…

— Девушка, — прервала ее. Ли, — я очень тороплюсь.

— Хорошо, хорошо, — продавщица повернулась к компьютеру. — Так вот. Нашла. Покупка была сделана вчера поздно вечером и оплачена банковской картой. Онлайн, между прочим. Имя покупателя Романовский Макар Константинович.

Так я и знала.

— Благодарю вас девушка. Вы мне очень помогли.

— Если не секрет вы знаете кто это?

— Знаю. Потрясающий мужчина, — в переносном смысле.

Лия вылетела из магазина и поехала к Романовскому.

Разозленная до предела поставила машину возле подъезда и вбежала на второй этаж и забарабанила в дверь. Как только та открылась, Лия швырнула Макару пакет с украшением и, испепеляя взглядом мужчину в маске затараторила:

— Заберите! Не знаю, что вы там думаете, но мне ничего от вас не нужно. Вчера я всего лишь оказала вам услугу, принесла то, что вы искали. А вы меня за это чуть не придушили. Возможно, в вашем кругу подобные несдержанности можно загладить деньгами, но в моем обычном кругу такое сделать нельзя. Во всяком случае я такое не переношу и более того призираю. Так что заберите свой подарочек и прощайте. Да и если вы переживаете за то, что я могу на вас заявление написать, то можете быть спокойны. Я не собиралась этого делать.

Закончив гневную тираду и выпустив пар, Лия чуть ли не бегом стала спускаться по лестнице, оставив позади себя обескураженного Макара.

Но расправившись с одной неприятностью, она моментально столкнулась с другой. Возле подъезда, где должна была стоять ее машина, было пусто.

— Вот же сволочи! Гады! — громко стала возмущаться Лия, бегая по тому месту, где только что стояла ее машина. — Ну что это такое? Почему, почему всегда я? Черт!

Она достала телефон и начала звонить Глебу. Тот как назло не поднимал телефон. Разозлившись окончательно, она кинулась обратно в подъезд. Достигла квартиры Романовского, она стала с силой стучать в его дверь.

Мужчина снова открыл дверь и в изумлении уставился на Лию.

— Это вы виноваты! — накинулась на него Лия. Вы и только вы. Ах да еще ваш дурацкий подарок. Если бы не он, то она бы стояла еще на месте. А вы… Вы виноваты!

— Это я уже понял. Повторять нет необходимости. Лучше скажи в чем?

— Не важно! — она топнула ногой от злости. Еще немного и у нее начнется истерика. — Главное что это вы…

Ее прервал звонок мобильного. Это перезванивал Глеб.

— Ты звонила? Что-то случилось? — обеспокоенно заговорил Глеб.

— Да. Где ходишь? — набросилась на брата девушка, забыв о том, что Макар все еще находится рядом. — У меня настоящее ЧП.

— А ну успокойся и перестань кричать. Говори что случилось. Мне надо вызывать службу захвата? Эти гады все-таки напали на тебя?

— Нет. Но то, что произошло тоже очень плохо. Глеб у меня машину угнали.

— И это все?! Поэтому ты истириш? Честное слово. Ли ты настоящая катастрофа.

— Это не истерика! — выкрикнула она в трубку. — Что мне теперь делать?

— Ехать домой на автобусе или маршрутке.

— Я серьезно!

— И я. Ли что по твоему я должен делать? Бежать искать машину по всему городу? Извини у меня так дел полно. Максимум что я могу это позвонить нашим и дать ориентировку. Номер я помню.

— Глеб!

— Все. Ли. Мне некогда. Будет что-то срочное, звони, — он повесил трубку.

Пыхтя от обиды и злости. Лия поплелась вниз, не замечая, как Макар вышел в подъезд и смотрел ей вслед.

***

Добравшись до дома к восьми вечера, Лия швырнула ключи на стол и пошла в ванную, сбрасывая всю одежду на ходу. Настроение было ниже плинтуса. Ее машина. Любимая машина.

Лия забралась в ванную, включила воду на весь напор, обняла колени и стала размышлять, о свей жизни. С самого рождения каждый день для нее был как пятница тринадцатое. Смерть матери постоянные ссоры с отцом проблемы в школе из-за того что она не могла найти общий язык с одноклассниками а попадания в разные неприятные истории стало вообще обычным делом. Но, никогда не смотря на все это, ей не хотелось разрыдаться как сейчас.

Эта машина была единственной любимой вещью в ее жизни. Обычные люди сперва учатся на права, а потом покупают транспорт. У Лии было наоборот. В начале весны она как-то случайно поехала с Глебом на авторынок, чтобы купить запчасть и там она увидела ее. Зеленая красивая. Она сразу влюбилась в нее и убедила Генку помочь с покупкой. А на следующий день отправилась в автошколу.

Она и эта машина были одним целым. Хоть и не новая она никогда ее не подводила.

Ее жизнь сплошное проклятие. Что если Глеб ее не найдет? У нее точно начнётся депрессия.

Во входную дверь позвонили.

Не пойду открывать! Пусть все от меня отстанут. Если что-то важное то позвонят. А другие пусть катятся, куда по дальше.

Но тот, кто пришел, был другого мнения. От звонков перешел к стуку.

Ну, Генка если это ты то берегись.

Ли выключила воду, завернулась в полотенце и пошла открывать. Мокрая со стекающей водой по волосам она, не спрашивая открыла дверь. Она всегда так делала, потому что в доме была установлена кодированная дверь, и чужой не мог зайти. Но только если случайно.

И надо такому случится, что это «случайно» наступило сегодня.

На пороге стоял ее виновник потери авто. Романовский Макар. В сером свитере с капюшоном и черных брюках.

— Вы?! Что вам здесь надо?

Романовский снял капюшон и без стеснения стал в наглую ее разглядывать. Ли это не понравилось.

— Может, хватит меня рассматривать? Я не экспонат и не редкая вещь.

— Я кажется не вовремя, — прохрипел Макар.

— В самую точку, — бросила. Ли. — Я принимала ванну.

— Я заметил.

— Значит у вас хорошее зрение. Что вам надо? — ей становилось не по себе от его взгляда.

— Наверное, это ирония, но у меня для тебя кое-что есть.

— Опять?! Я же сказала мне ничего от вас не надо. Так что зря шли.

— Вообще-то ехал. Но это не важно. Вот, — он протянул ей автомобильные ключи, — я нашел твою машину и пригнал сюда. Больше к ней никто кроме тебя не притронется.

Не веря своему счастью, девушка взяла ключи, при этом соприкоснувшись с его рукой. По телу словно прошел электрический ток. Это было странно. Отдернув руку, она посмотрела на ключи. Это действительно были ключи от ее машины.

Все-таки чудеса на свете бывают.

Прижимая к себе ключи, она посмотрела на Макара. Высокий сильный и загадочный. Если бы он вчера не стал бы ее душить, то стал бы сейчас ее героем.

— Спасибо. Как вы ее нашли?

— Это не важно. Нашел и все. А тебе мой совет больше никогда не оставляй ее открытой.

Ей вдруг стало стыдно за то, что она сегодня обвинила его в том, в чем виновата сама.

— Вы это… простите, что я вас обвинила в ее пропаже. Просто эта машина очень много для меня значит.

— Не знаю, как, но я об этом догадался.

Ли не могла отвести взгляда от него. В голове пронеслось, что он может и не такой плохой и что было бы не плохо его отблагодарить.

Пока она думала над этим, Романовский сказал:

— Ладно, я пошел. Ключи у тебя, так что прощай.

— Погодите, — остановила его девушка, — может, зайдете? Я напою вас чаем или кофе. Что скажите? Должна же я вас как-то отблагодарить за то, что вы бегали по городу и искали мою машину.

Мужчина сложил руки на груди, вновь окинул ее взглядом и глухо спросил:

— Часто ты приглашаешь домой малознакомых людей?

— Честно говоря, вы первый. Ну, так как зайдете? Только вы думайте быстрее а то мне уже как-то прохладно, — и не только от того что открыта дверь. Он на нее так действует.

— «Вы», — пробормотал Макар. — «Вы».

Не успела. Ли опомниться, как мужчина перешагнул порог ее квартиры, положил руку ей на плечо и притянул к себе близко, близко. Стал наклонять голову.

Лия была не в силах пошевелиться. Перед ней было только его лицо в маске, которое медленно приближалось к ее лицу. Стало жарко.

Его прикоснулись к ее губам. Но только прикоснулся и провел языком по ее губам, словно пробовал на вкус. Тепло его руки обжигало кожу ноги стали ватными. Лии стало не по себе от всего этого. Эти ощущения одновременно пугали и пробуждали в ней то, что она никогда в жизни не испытывала. Ли не могла объяснить, что это, но это было приятно. Его губы он сам околдовывали ее девичий разум.

Внезапно Макар отстранился, коснулся ее мокрых волос.

— Ты еще совсем ребенок. Не только в душе, но и в физическом плане, — его голос был хриплым, в глаза блестели огоньки. — Не знаешь жизни. Не разбираешься в людях. Ничего не знаешь. А ведь жизнь очень опасная штука. Поверь, я знаю. Доверять можно только самому себе и больше никому иначе бед не избежать. Я дам тебе еще один совет — не зови к себе тех, кого не знаешь. Это опасно, — он убрал руку с ее плеча, провел пальцем по губам, которые только что целовал. — Особенно, такого как я, — он наклонил голову к ее уху и его голо стал еще тише и завораживающе: — Ты ведь не знаешь меня. Как личность как мужчину. От меня одни неприятности и боль. Но так же хочу чтобы ты запомнила еще одну вещь — в следующий раз, если мы встретимся, хорошо подумай, перед тем как приглашать к себе. Ведь я без колебаний приму твое предложение и останусь, и заниматься мы будем вовсе не чаепитием. Это конечно будет, но позже. Думаю, ты не глупая девочка и отлично понимаешь, о чем я. А сейчас я уйду. Будем надеяться навсегда. Забудь меня и все что произошло за последние дни. Как будто страшный сон так будет лучше. Тебе.

На этой ноте Макар шагнул назад вере порог и. Ли показалось что он забрал у нее что-то. Стало холодно и одиноко. Губы горели от поцелуя ноги, словно приросли к полу. Наверное, она даже забыла, что нужно дышать.

Романовский сам захлопнул дверь ее квартиры. На лестнице стали слышны его тяжелые шаги.

Ли не знала, сколько еще так простояла, не двигаясь прежде, чем повернула дверной замок.

Мне кажется или я только что совершила еще одну большую ошибку? Кто ты Романовский и почему скрываешь свое лицо?

3

— Глеб мне необходима твоя помощь! — громко и четко объявила Лия, в его кабинете плюхаясь на стулу напротив него в понедельник в восемь утра.

Глеб не глядя на сестру допил крепкий кофе, откинулся на стуле и лениво произнес:

— А я знаю. Даже знаю, какую именно. Еще в субботу вечером после твоего девятичасового вечернего звонка, когда ты объявила, что твоя машина таинственным образом нашлась, я уже готовился к твоему приходу сегодня утром. Более того я знаю кто именно пригнал твою машину. Это Романовский я прав?

Он действительно великолепный следователь.

Ли подалась, вперед облокотившись на стол, заваленный бумагами, и пристально посмотрела на своего брата.

— Откуда тебе известно, что это сделал он?

— Все до смешного просто, — иронично ответил Глеб. — Твою машину угнали возле его дома, а патрульные мне доложили, что видели, как он вытаскивал из нее угонщика, после чего сел за руль и поехал в направлении к твоему дому. Вот и все. А сейчас ты как очень любознательный с большим чувством благодарности человек хочешь разузнать подробности той аварии, в которую он угодил, и помочь ему во всем разобраться. Поправь меня, если я что-то упустил.

— Ты прав. Я действительно хочу ему помочь. Но только он об этом не знает. Все будет происходить тайно и с твоей поддержкой и помощью.

Глеб криво улыбнулся.

— А ты не забыла, что обещала мне четыре месяца не о чем не просить?

— Глеб ну пожалуйста, — взмолилась Лия. — Мне, правда, это очень нужно. Кроме того это будет для меня что-то вроде практики. Надо же мне чем-то заниматься, а то дома скучно.

— Лия ты уверена, что ему Романовскому это надо? Вдруг он уже сам давно уже все нашел и решил? Лия мой совет — не лезь в это.

Как они надоели уже своими советами!

— Глеб ты же знаешь, что не переубедишь меня. Это бесполезно. В нашей семье я самый упрямый человек.

— Ну, предположим, что я согласился что дальше? Как ты планируешь все это провернуть? Ты же не сотрудник полиции. С тобой никто не станет разговаривать без необходимых документов, а конкретно удостоверения.

— Я все продумала. Всем с кем мне надо будет общаться, буду представляться журналистом. Здорово да? Да и ты же еще есть. Если что поможешь. Да и к тому же тебе это тоже выгодно. Представь, если ты найдешь настоящих преступников, тебе дадут премию.

— Или понизят в звании, — Глеб хмуро посмотрел на свою сестру. — Ты хоть понимаешь что это опасно? Я тут поспрашивал и узнал что Романовский опасный и жестокий тип. Ходили слухи, что он помимо строительства зданий тайно занимался торговлей оружия. Если он узнает, что ты в это влезла, вряд ли обрадуется.

— А я все сделаю до того как он все узнает и предоставлю ему результат прямо на блюде. Он мне еще спасибо скажет.

Мужчина вздохнул так, будто ему предстояло сделать что-то невыполнимое и трудное. То чего он никогда не делал.

Он достал из ящика файл с вложенными бумагами и протянул его сестре.

— Вот это ксерокопия дела касательно той аварии. Здесь все, что тогда произошло от начала до конца. Бери и изучай. Может, что-то найдешь, но только не здесь. Начальник увидит, голову с меня снимет. Ясно?

Лия засияла от радости. Вложила документы в сумку, соскочила со стула и принялась обнимать Генку.

— Глеб ты самый лучший в мире брат. Я тебя обожаю.

— Так ну все хватит! — он высвободился из ее объятий. — А то еще зайдет кто-нибудь увидит и неправильно поймет! И когда будешь выходить от сюда, пожалуйста, не улыбайся так.

— Все что скажешь. Если что я тебе позвоню, — она направилась к выходу, но развернулась и спросила: — Глеб, а где живет Мартынов, ты случайно не знаешь?

— Случайно знаю. Хочешь заглянуть к нему в гости?

— Это первое что я хочу сделать, как только прочитаю дело. Надеюсь, он не злой старый дед.

— Наоборот он самый душевный старичок. Тебе будет с ним интересно. Адрес я написал на последнем листе ручкой.

— Ты не перестаешь меня удивлять. Еще раз спасибо за помощь.

— Потом сочтемся, — бросил Глеб. — Давай уже иди, а то мне еще на выезд ехать. Еще одно нападение ночью было.

— Тот самый маньяк?

— Ага. Сволочь. Жду не дождусь когда поймаю и я лично устрою ему допрос с пристрастием. Ты представляешь, жертвой стала девочка пятнадцати лет.

— Бедняжка. Ничего уверена, что ты его поймаешь и, причем скоро, — поддержала его Лия.

— Будем на это надеяться.

Лия покинула кабинет Генки и устремилась к своей машине. Не успела она ее открыть, как к ней подошел Вадик.

— Привет, — поздоровался он. — Что уже уходишь?

— О Вадик. И тебе доброе утро. Да срочное дело, — на самом деле даже очень, а он ее тормозит. — А ты почему не на посту? Кстати я там тебя даже сегодня не видела.

— Я отпрашивался сегодня на прием к стоматологу. Ночью зуб разболелся вот я и… А что за дело то?

— Личное, — Лия случайно увидела, что права ладонь Вадима перевязана. — Что не поладил с ножом?

Парень насупился и тут же убрал руку в карман.

— Э… почти. Ли я тут давно хотел с тобой поговорить… В общем, давай как-нибудь в кино с тобой сходим?

О только не это. Я ему нравлюсь. Дело плохо. Как бы ему по мягче сказать, что он мне всего как хороший знакомый и при этом не обидеть?

— Извини Вадим, но нет! Не хочу обидеть, но ты мне как друг. Не больше. И не, потому что ты мне не нравишься, а потому что я не готова к отношениям и все такое. Мне еще надо подумать об учебе, куда поступить. Отношения сейчас мне только все усложнят. Так что давай будем друзьями хорошо?

То как Вадик на нее посмотрел после ее ответа, ей не понравилось. Он не был огорчен, судя по выражению лица. Здесь другое что-то среднее между ненавистью и болью. Парень явно ожидал другого ответа.

— Ясно, — холодно произнес он. — Что ж друзья так друзья. По крайней мере, надо было попытаться.

— Вадик, правда, все хорошо? Ты не обиделся? — внутренне она чувствовала, что он сейчас соврет. Его напряженные плечи нахмуренный лоб и исчезнувшая улыбка говорили, что он зол.

— Да все в порядке. Езжай.

Вадик развернулся и стремительно ушел.

Да друзьями мы точно не будем. Лучше будет его избегать. Ну, так на всякий случай. Не понравился мне его вид.

***

Лия позабыла о разговоре с Вадиком вскоре после того как подъехала к дому где жил Мартынов Федор Степанович. Полицейский на пенсии, который занимался делом Романовского. Перед тем как начать читать дело она решила все разузнать из первых уст, так сказать.

Закрыв машину, девушка поднялась на пятый этаж с надеждой, что пенсионер находится дома.

В этот раз удача была на ее стороне. Уже после первого нажатия на звонок дверь ей открыл высокий худощавый мужчина в очках с залысиной на голове одетый в домашнюю одежду. Трека и майку.

— Добрый день, — поздоровалась Лия. — Я Лия Огнева. Начинающий журналист по криминалистике. Вы Мартынов Федор Степанович?

— Да, — вежливо ответил мужчина. — Чем могу помочь?

— Я знаю, что раньше вы служили в органах правопорядка. Если вы не против я бы хотела поговорить об одном событий, произошедшем три года назад. Для статьи.

Лия страшно боялась, что он ей не поверит и прогонит. Тогда ее миссия немного осложниться.

Но старик тепло улыбнулся, отступил назад и сказал:

— Всегда любил читать газеты и давно мечтал, чтобы в нее попасть. Ну, в хорошем смысле. Заходите девушка. Угощу вас чаем.

Девушка страшно обрадовалась и прошла внутрь.

Квартира бывшего полицейского оказалась довольно скромной, и все что в ней она успела увидеть по пути на кухню, говорило, что мужчина жил один.

— Честно говоря, я рад, что ко мне заглянула такая очаровательная гостья. Я уже пять лет живу один. Моя жена умерла от рака, — Федор Степанович поставил чайник и расставил чашки.

— Сочувствую. Как же вы живете один? Небось, скучаете по ней? — терять близких особенно тех, кого любишь больно.

— Мы были вместе тридцать лет. Мария была для меня всем. Я любил ее как никого в жизни. Поскольку детей у нас не было, мы все свободное время проводили вместе, жили друг для друга, — он печально посмотрел в окно. — Я уже смерился с этим.

— Я представляю ваше состояние. При рождении я лишилась матери и всю жизнь прожила с отцом.

— Печально. Но давайте не будем о грустном и перейдем к цели вашего визита. О каком деле вы хотели узнать?

— Об аварии на шоссе участником, которой стал Романовский Макар Константинович.

Старик изменился в лице, как только услышал это имя.

— Вы не журналист, — констатировал Федор Степанович. — Я прав?

Не думал, что так быстро расстроюсь. Проклятие.

— Как вы догадались? — она стыдливо упустила взгляд.

— Вы сами сказали, что я работал в полиции, а то, что связано с Романовским знали только сотрудники моего отдела. Вряд ли прессу могла заинтересовать авария. Зачем вам это?

— Хочу помочь одному человеку, — призналась она. — Этого достаточно?

— Не совсем конечно, но я благодарен за честность. Не буду спрашивать, как вы узнали об этом деле. Видимо обстоятельства так сложились, и эти обстоятельства привели вас ко мне. Я из тех людей кто верит, что от судьбы не уйдешь. Такой уж я человек.

— В каком смысле? — Лия поняла, что мужчина не собирается ее выгонять.

Закипел чайник. Федор Степанович разлил чай и сел напротив Лии.

— Три года назад судьба свела меня с Романовскими и свела сейчас. Это не совпадение что вы пришли ко мне и стали спрашивать о деле, в котором я намерено, отказался помочь хорошему парню. Макару.

— Намеренно?! — удивилась Лия.

— Да и до сих пор сожалею об этом. Пришло время все исправить. У меня всегда была хорошо развита интуиция и в данный момент она подсказывает мне, что вы способны сделать то, что не сделал я. Ваш брат Огнев Глеб, давший вам в руки дело способен помочь вам. Не смотрите на меня так. Да я его помню. Способный парень с врождённым талантом ловить преступников. Не то, что Иванов. Мне известно, что он развалил дело мгновенно, как только я ушел из органов.

— Тоже намеренно?

— Думаю да. Когда я все расскажу, вы сами поймете почему. Только обещайте красавица, что не выдадите меня.

— Обещаю! — закивала головой Лия. — Так что случилось?

Она вся обратилась в слух и приготовилась слушать и запоминать.

— Авария произошла поздно ночью в июле за городом. Жена Романовского Светлана потеряла управление и столкнулась с белым внедорожником, а через несколько минут в нее влетел ее муж известный нам Макар. Из-за большой скорости он не успел затормозить и протаранил автомобиль жены. Получилось так что его авто заблокировал ей дверцу и тем самым не дал возможности выбраться. Последнее его слов. На самом деле как было установлено, Светлана скончалась сразу, как только столкнулась с внедорожником. Не сработала подушка безопасности.

— Но Романовский крупный бизнесмен. Вряд ли у него были дешевые автомобили, а в таких всегда куча электроники и подушек безопасности.

— Верно, подмечено. Это было странно и стало главной причиной того что Макар потребовал тщательного расследования.

— И почему же ему было отказано?

— Вся эта авария была обычной только с первого взгляда. На самом деле в ней было много всего такого, что меня настораживало и позволяло согласиться с Романовским. Авария была подстроена. Сперва я согласился заняться этим делом, но одно обстоятельство меня остановило. Как только я отправил все на экспертизу, мне позвонили и сказали, что если я хочу без проблем встретить старость, то должен прекратить дело. Одним словом я струсил. Непростительно для полицейского.

— Хотеть жить — не трусость, — возразила Лия.

— Вам не понять. Всю жизнь я занимался тем, что помогал людям, а тут… Эх. Романовский очень просил меня уговаривал, но я отказался. Тянул время пока не ушел на пенсию. Я считаю себя виноватым перед ним.

— Не вините себя. На самом деле это должен делать тот, кто угрожал вам.

— Возможно. Но и я тоже. И Стас. Хотя тому, скорее всего, предложили деньги. Вскоре, буквально через месяц после моего ухода, он неожиданно купил квартиру в центре. На зарплату полицейского такое сделать работа всего пару месяцев не реально. Вы пейте чай, а то остынет.

— Спасибо, а то я про него совсем забыла, — она сделала глоток. — Что было дальше?

— Нечего. Больше я о Романовском не слышал.

— Вы что-то говорили о причинах считать аварию подстроенной. Каковы они?

— Романовский крупный бизнесмен а, как известно у всех них есть враги. Так вот у Макара их было очень много. Но не это самое интересное. То что я скажу вы не найдете в деле.

Лия заерзала на стуле от нетерпения.

— Что же это?

Федор Степанович напрягся, вздохнул и произнес то, что повергло ее в шок.

— В машине жены после тушения огня был обнаружен не один труп, а два. Первый был Светланин, а второй… второй Романовского.

Лия потеряла дар речи и подумала, что старик бредит. Ведь она своими глазами видела Макара. Даже целовалась с ним. Только вот лица его не видела, но на фотографии сделанной после аварии точно был он.

— Федор Степанович вы уверены? Не на счет трупа, а на счет Романовского. Он же был в другой машине.

— Экспертиза показала, что это был он Лия. И это не объяснимо. По всем данным Макар во время возгорания находился в другой машине и врачи, да и я лично видел его на больничной койке. Между нами девушка сам Макар об этом трупе ничего не знал и скорее всего не знает. Так же я думаю, что именно из-за этого трупа мне тогда позвонили. Сейчас я кое-что покажу.

Он ушел в другую комнату и вскоре вернулся с листом бумаги, который положил перед Лией. Там было фото обгоревшего скелета и заключение эксперта.

— Здесь, — начал мужчина, — описание того трупа результаты экспертизы. Я не стал оставлять его в архиве. Как чуял, что рано или поздно оно понадобится. Возьмите. Оно поможет вам в деле.

— Да спасибо. Но я до сих пор не могу понять как такое возможно. Может это его брат или родственник?

— По нашим данным у Макара нет близких. Всю его семью отца мать и старшего брата еще, когда он был пятилетним мальчишкой, убили во время поездки за границу. Вариант родственников исключается, тем более что труп один в один его. Даже переломы в детстве совпадают. Сомнений нет, это Макар.

Шокированная Лия сложила листок и убрала его в сумку. Это авария прямо настоящая загадка.

— Кто, по-вашему, мог устроить аварию?

— Есть основания думать, что это его начальник службы безопасности Антон Крылов. У него и Светланы был роман втайне от Макара, и это послужило причиной для убийства.

— Так погибла жена, а не сам Макар. Да и зачем этому Крылову убивать кого-то из них?

— Причина очень весомая. У Романовского с женой был брачный договор, в котором был указано, что при смерти супруга вдова получает все его состояние. Авария была подстроена не для жены, а для самого Макара. Просто случилось так, что в машину села Света, а не он. С моей точки зрения так оно и было и возможно я бы это доказал но труп… — старик покачал головой. — Труп все меняет.

Не то слово. Выходит, что в мире существуют два Макара и кто из них кто не ясно. Да дело трудное и не понятное. Надо будет все рассказать Генке. И как можно скорее.

Проговорив с Федором Степановичем еще около часа, Лия, загруженная до предела информацией, попрощалась и отправилась уже домой изучать дело.

Как назло по дороге попала в многочасовую пробку, которая двигалась со скоростью улитки. Чтобы скоротать время она стала просматривать дело. На первых страницах было описание того как произошла авария. Все то, что описал Федор Степанович, а вот дальше она увидела фотографии с места происшествия.

Это было ужасно. Сгоревшие автомобили тела в двух машинах как в фильмах ужасов на дороге стекло. Кошмар. Как же это, наверное, страшно и больно. Врагу такого не пожелаешь — сгореть заживо. Светлане в какой-то степени повезло. Умерев до возгорания она не чувствовала как ее кожа плавится от огня. А вот водителю внедорожника такая удач не улыбнулась. По заключению он был жив в этот момент.

Лия обратила внимание на машину, где по всей вероятности находился Макар. Распахнутая дверца говорила о том, что он успел выбраться но, учитывая следы крови, тянувшиеся от двери, был ранен.

После снимков с аварией шли два других. На первом было фото симпатичной девушки, а рядом фото той, какой она стала после огня. Покопавшись в своей памяти, она вспомнила, что видела эту женщину на надгробной плите. Значит, Макар приходил в ту ночь к ней на могилу.

Видимо он сильно ее любил, раз хотел добраться до истины, и приходил на ее могилу. По сей день переживает.

Зазвонил мобильник. Номер был не известен, но Лия все равно ответила.

— Слушаю.

— Прекрати копаться во всем этом! — сказал мужской холодный голос. — Иначе пострадаешь!

— Кто это?

— Не важно. Я слежу за тобой. То, что произошло три года назад, тебя не касается!

— Кто вы? — повторила вопрос Лия.

Но в трубке уже раздались гудки.

Напуганная она сложила документы в сумку и вцепилась в руль. Кто мог узнать о том, что она занимается Романовским? В любом случае она не собирается останавливаться. Никто и ни что ее не остановит! Как бы страшно ей не было. В этом деле точно есть что-то, что не должен знать никто. Звонок тому подтверждение. Для нее все расставить по своим местам стало делом принципа.

4

Лия припарковала машину на стоянке недалеко от дома, где жила, когда на улице стало темнеть. С сумкой на плече она зашагала к подъезду. Внезапно за спиной она услышала шаги и обернулась.

Метрах в пяти за ней следовал парень. В куртке и кепке. Руки были в карманах походка ленивая в раскачку.

Пьяный. Терпеть не могу таких.

— Ли, — окликнул он ее.

Вот это уже интересно. Откуда он знак мое имя?.. Погодите, а это случайно не…

— Вадик? Это ты?

Парень поравнялся с ней. Резкий запах алкоголя ударил ей в нос.

— Я а ты кого-то другого ждала? — он старался стоять ровно, но из-за выпитого у него это плохо получалось.

— Вообще-то я шла домой чего и тебе советую. Ты что так надрался, да еще и в рабочее время? — ей вспомнился их утреней разговор. Неужели он это из-за ее отказа?

Вадик криво улыбнулся и снял кепку.

— А меня отпустили. Плохо стало. Я тут тебе целый день караулю. Где ты была?

— Не помню, что раньше отчитывалась перед тобой, — с натянутой сдержанностью ответила Лия. Пьяный Вадик ей совсем не нравился. Необходимо придумать спровадить его домой.

— А почему нет? Я же работаю с твоим братом, так что должен знать, где ты находилась.

— Не должен! — Лию уже начал раздражать Вадик и желание как избавиться от его общества усилилось. — И вообще, на мой взгляд, тебе пора домой.

— Не-а, — он закачал головой. — У меня на сегодня другие планы. Лия давай сходим куда-нибудь? Нравишься ты мне.

— Вадик мы сегодня это уже обсуждали. Никаких отношений между нами кроме дружеских быть не может, — хотя, наверное, и дружеских тоже лучше избежать.

Парень пошатнулся в ее сторону и чтобы не упасть ухватился за рук Лии. Та, как только он обрел равновесие, отошла на несколько шагов назад.

— Ли ну что ты, в самом деле, а? Давай сходим? — настаивал Вадик. — Если не хочешь идти, то к тебе давай а? Обещаю, не пожалеешь.

Вот этот грязный намек ей совсем не понравился и разозлил ее. Зря она его пирожками угощала. Знала бы, какой он на самом деле за километр обходила.

— Боюсь, что у нас и дружбы не может быть. Ты не понимаешь нормального разговора и отношения. Разворачивайся и шуруй к себе. Проспись, — отчеканила она и, развернувшись на каблуках, отправилась к своему подъезду.

Внезапно Вадик схватил ее за локоть и развернул к себе лицом.

— Отпусти! — прошипела она, пытаясь вырваться.

— Сперва поцелуй! — прохрипел он, притягивая к себе все ближе и сжимая руку все крепче.

— Пошел ты!

— Какие мы не довольные. Знаешь, злая ты мне нравишься даже больше.

Вадик в наглую положил руку на затылок и грубо поцеловал. Лия в ответ на такую наглость не растерялась и укусила его и тут же ударила его ногой в колено. Пьяный Вадик с матом сразу выпустил ее, и девушка сразу этим воспользовалась. Бегом кинулась к подъезду.

— Ты пожалеешь об этом Огнева! — прокричал он ей. — Я добьюсь, чтобы ты стала моей. Поняла?

— Забудь об придурок! Если не прекратишь за мной ходить, я Глебу позвоню. А там и до начальства дойдет!

Лия с грохотом захлопнула дверь подъезда и, прислонившись к ней, перевела дух. Второй раз за месяц мужчины проявляют к нее агрессию. Причем началось все с ее похода на кладбище. Наверное, она во время ритуала сделала что-то не то.

Девушка поднялась на свой этаж и тут же оказалась в еще одних более жестких и грубых руках. Романовский собственной персоной зачем-то пожаловал к ней. Грубо прижал спиной к стене, предварительно закрыв ей рот рукой, чтобы она не закричала.

— Обещай не кричать!

Ну, вообще-то она не собиралась. Наоборот хотела спросить, зачем он здесь.

Как только она кивнула, мужчина убрал руку, но не отпустил.

— Зачем вы…

— Молчать! — оборвал ее Макар. — Вопросы здесь задаю я. Зачем ты ходила к Мартынову?

Глаза у Лии округлились от удивления.

— Откуда вы знаете, что я у него была?

— Не твое дело. Отвечай на вопрос. Только предупреждаю — говори правду девочка.

— А то что? — она дерзко вздернула подбородок, встретившись с взглядом его карих глаз. — Накажите?

— Заставлю признаться. У меня есть пара способов это сделать.

— Будете пытать?

Его губы изогнулись в хищной улыбке.

— Можно и так сказать. Ты красивая девушка с великолепным телом, а я мужчина в самом расцвете сил. Догадываешься о роде пыток?

— Вы блефуете. Не станете этого делать! — а может и станет. Она еще не отошла от встречи с Валиком как возникла вероятность потерять девственность с мужчиной, которого не знает. Грубо говоря, быть изнасилованной. Кошмарный день.

— Ты, правда, так думаешь?! Я тебя едва не задушил, так что мне помешает взять твое восхитительное тело? — в доказательство своих слов он положил руку ей на талию и стал медленно задирать подол ее летнего платья.

— Хватит! — остановила его Лия, вжавшись в стену от страха. — Вы не нормальный!

— А я и не спорю. Говори!

Лия проглотила ком в горле.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.