электронная
40
печатная A5
293
12+
Поход Ермака

Бесплатный фрагмент - Поход Ермака

Поэма

Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-5120-2
электронная
от 40
печатная A5
от 293

I

Дорогой читатель!

В новой книге стихотворений «Поход Ермака» Эдуард Горянец выходит на иной уровень осмысления истории государства и народа, точнее народа казацкого.

Освоение сибирских просторов Ермаком — это одна из ярких страниц отечественной истории и нам потомкам забывать ее негоже, ибо по выражению нашего замечательного ученого М. В. Ломоносова: «Россия прирастала Сибирью», — и в этом было ее величие.

На первый взгляд отдельно, но все-таки с мыслями о Родине и патриотизме, написана маленькая поэма «Мы говорим вам с того света» о блокадном Ленинграде, о том, как пережили блокаду жители Ленинграда.

Автор остается верен и своему лирическому началу, и предлагает новые стихи о женщине и о любви.

Ал. Катков

Поход Ермака

Поэма

У Турберского острога

На берегу Томи реки.

Струг, как витязь одинокий

Смотрит удалью высокой

В глубь веков из-под руки.

Век шестнадцатый, Русь в кознях

И в раздорах, и в нужде.

Русью правил тогда Грозный

Деловито, скрупулезно

Страх внушал Златой орде.

Призывал к себе на службу

Бесшабашных казаков.

Относился к ним радушно,

Ружья им давал и пушки,

Посылал их на врагов.

Сбросил рабства царь вериги,

Не заплатит ханам дань.

Скоро будет он великим,

Ведь в атаке страстно-дикой

Казаки возьмут Казань.

Осаждали этот город,

Брали штурмом на ура,

Был повержен враг матерый

И начались разговоры

На Урал идти пора.

Их звала лихая воля

В край далекий за собой.

И на стругах вверх по Волге

Доверяясь буйным волнам

Плыли к речке Чусовой.

Был стремительно — крылатым

Весел по волнам размах.

Стругам не было преграды,

Ведь сидел с гребцами рядом

Атаман казак Ермак.

А земля у Приуралья

Завлекала казаков.

Там купцы их принимали

И к себе на службу звали

Охранять наживу, кров.

Эти Строгановы жили

Изобильнее царя.

Люди на купцов трудились,

Мех, пушнина увозилась

И в Москву, и за моря.

Но орда уральских ханов

Дико грабила купцов.

От набегов ураганных

Появилося желанье

Взять на службу казаков.

Но недолго ждали встречи

Казаки с Златой ордой.

И была жестока сеча

Шашкой, стрелами, картечью

Возле речки Чусовой.

Стрелы острые парили,

Над главами же роились,

Заслоняя солнца диск,

Падали дождем, разили

Непременно чью-то жизнь.

От крови людской алели

Речка, берега, причал,

Но победа над злодеем

Над вождем татар — Алеем,

Он к Кучуму убежал.

Берегли купцов богатство

Пуще глаза казаки,

Но решило государство

Уничтожить напрочь ханство

До морозов, до пурги.

Был ли тот указ министра

Или батюшки — царя.

Ермаковы струги быстро

По стремнине серебристой

Повернули на Урал.

Два десятка емких стругов

В каждой тридцать казаков,

Да еще пищали, луки,

Сухари, вино, кольчуги,

Мясо в несколько пудов.

Называлась Серебрянкой

Та хрустальная река,

При скалистых берегах,

Как священная весталка

Тайну жизни берегла.

Берегла до гор уральских,

Где бросали якоря.

И потом отряд казацкий

Начал стругу перетаску,

Одержимостью горя.

Приходилось на Урале

При заре, а то впотьмах.

Убирать дерев завалы,

По хребтам, по перевалам

Двигать струги на руках.

Без единого привала

Шли сквозь горы напролом,

С них спускались, у причала

Барунчуг река встречала,

Мчала струги их потом.

Изнурял сердца и души

Этот бесконечный путь.

Пронесли снаряды, пушки,

Пушки с порохом, кадушки,

Дружбу и страданий суть.

Казаки вольны, как ветер,

Каждый воин и моряк.

Предан был им беззаветно

И делил сухарь последний,

Как с родней своей Ермак.

Или сказка к правде близкой,

Иль легенда шла о нем,

Прыткостью своею рысьей

Грабил он купцов персидских

И казну царя потом.

За разбой всегда казнили

Всех лишали головы.

Ермака же Русь любила

За отвагу, ум и силу,

За Казанские бои.

А сейчас его задача

На Кучума наступать.

Коль сопутствует удача,

То его отряд казачий,

Уничтожит вражью рать.

Хан Кучум в своей столице

И не думал, не гадал,

Что Ермак через Урал

Осторожною лисицей

В его царство проникал.

Как потомок Чингиз-хана

Слыл Кучум грозой Руси.

Был отъявленным тираном

Города Руси таранил

И в Кашлык дань увозил.

В Кашлыке своей столице

Он был сказочно — богат:

Золото, меха, пшеница,

Что на зависть загранице,

Да, еще от предков клад.

Хан был грубым и трусливым,

И лукавым, и скупым,

Несуразным и наивным,

Недоверчивым и лживым,

И безумно — скверно злым.

Грезил же безмерной славой,

Триумфальный плел венец.

Но, как вспомнил, средь дубравы

Он с наложницей забавы,

Прискакал к нему гонец.

Падал ниц пред этим ханом,

Как от холода дрожал,

Вестью лепетал нежданной;

Карача на поле брани

«Был разбитым и бежал…

На Тоболе пушек залпы,

Для атаки взвился флаг,

Неожиданно, внезапно

Со своим отрядом храбрым

Нападал на нас Ермак.

Тяжко нам на реках драться,

На земле бой по плечу…»

Но в ответ кинжал булатный

В своего вонзил собрата

В жутком гневе хан Кучум.

«Этой учести достоин

Коль от русичей бежал!»

Падал навзничь этот воин

С окровавленной главою

Половицы орошал.

С Маметкулом в связь вступал,

Разволнованный Кучум.

Воеводой назначает,

Как Батыя уважает

За отвагу и за ум.

Верил он ему, собрату,

Словно предку своему.

Победить казачью рать он

Сможет удалью и статью,

Как в Рязани иль в Крыму.

Многочисленное войско

Бережет родной Кашлык.

Против войска руссов — горстка,

Знать непрошенные гости

Смерть сюда искать пришли.

С Иртыша Кашлык виднелся

Наверху крутой горы.

И пытаться бесполезно

Взять столицу росам дерзким,

Есть еще засеки, рвы.

Казаки не штурмовали

Кашлыка у них пока,

Но засеки разрушали

Пушкой резвой и пищалью

У подножья Кашлыка.

По приказу Маметкула

Стали крепость защищать,

Но в стремительном разгуле

Мчались бешенные пули

Руша жизнь и благодать.

Пушки били беспрерывно

Дело смертное верша,

Оказался же противник

Неуступчиво строптивым

На подходе с Иртыша.

Хан Кучум творил заклятья

Взгромоздясь на мшистый холм.

И смотрел, как с дикой ратью,

С черным яростным проклятьем

Маматкул шел на пролом.

Нес в душе святую веру

Разобьет он Ермака.

Вера же была химерой,

Застлан мурзами был берег,

Ранен сам наверняка.

Но его свои спасали,

Рукопашный шел там бой.

Шашки резвые сверкали,

Главы буйны с плеч слетали,

Как плоды с дерев порой.

В беспощадной этой сечи

Дрогнул хитрый руссов враг

Путь к победе обеспечен,

Но с Кучумом жаждал встречи

Атаман казак Ермак.

Но бежал хан без оглядки

И Кашлык впускал вояк.

*Мурза — татарский князь.

Ликовали после схватки

Казаки и друг их хваткий

Добрый молодец Ермак.

Ликовали, но опасно

Оставаться в Кашлыке,

Скудны пороха запасы

Нет муки, пшена и мяса,

Смерть брела невдалеке.

На исходе уж ноябрик,

Где-то должен быть приют,

Но застыл в реке кораблик

И Ермак отряд свой храбрый

Не повел в обратный путь.

И зима пришла некстати

Голод, холод, прочный лед.

Стало воинам понятно,

Что придется коротать им

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 293