электронная
120
18+
Похищение со многими неизвестными

Бесплатный фрагмент - Похищение со многими неизвестными

Объем:
296 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9711-9

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Сергей Бакшеев
Похищение со многими неизвестными
Серия «Петля»

Copyright © Сергей Бакшеев, 2018

Аннотация

«Петля» — это серия детективов о женщине-следователе Елене Петелиной — цепкой, вдумчивой, решительной, но с неустроенной личной жизнью. Помимо расследования преступлений ей приходится решать проблемы близких, копаться в нераскрытых тайнах прошлого. И конечно она хочет любить и быть любимой.

«Похищение со многими неизвестными» — четвертый роман серии.

Дерзкие грабители, прикрываясь именем следователя Петелиной, опустошают банковские ячейки. Банкир не может заявить об ограблении, потому что в банке хранился воровской общак. В отчаянии банкир похищает Петелину и передает ее вору в законе Колоколу. Тот шантажом вынуждает следователя взяться за поиски украденного. Петелину ищет истину, но ее контролируют не только преступники, но и спецслужба. И каждая сторона преследует свою цель.

Серия: «ПЕТЛЯ»

1. ТАЙНАЯ МИШЕНЬ

2. ОПАСНАЯ УЛИКА

3. БУМЕРАНГ МЕСТИ

4. ПОХИЩЕНИЕ СО МНОГИМИ НЕИЗВЕСТНЫМИ

5. НЕУЛОВИМЫЕ ТЕНИ

6. ЧУЖИМИ РУКАМИ

7. В ЖИВЫХ НЕ ОСТАВЛЯТЬ

Серия: «ОПАСНЫЕ ТАЙНЫ»:

1. КОНКУРС НА ТОТ СВЕТ

2. ОСКОЛОК В ГОЛОВЕ

3. ПРОИГРАВШИЙ ВЫБИРАЕТ СМЕРТЬ

4. ЧЕРЕП ТИМУРА

5. ОТРАВЛЕННАЯ СТРАСТЬ

6. ТЕНЬ ИГЛЫ

7. ИНОГО НЕ ЖЕЛАЮ

Серия: «СВЕТЛЫЙ ДЕМОН»:

1. СВЕТЛЫЙ ДЕМОН

2. ДАМСКИЙ ВЫСТРЕЛ

3. ЗЕРКАЛЬНАЯ МЕСТЬ

Серия: «UNICUM»

КОМПОЗИТОР

ВОКАЛИСТКА

ФОРМУЛА УБИЙСТВА

ПАРАЛИЗАТОР

ГАЛАКТИКА МОЗГА

ПЕРДВИДЯЩАЯ: ПОЯВЛЕНИЕ

ПРЕДВИДЯЩАЯ: СХВАТКА

ПО ЛЕЗВИЮ ДЕНЕГ

Триллеры:

НЕВЕСТА АЛЛАХА

МОИ БАНДИТЫ

1

В московскую компанию «Партнерство» входила обширная сеть ломбардов, несколько ювелирных магазинов и одноименный банк. Основную прибыль владелец компании Андрей Бахлин получал от ломбардов. Собственный небольшой банк позволял кредитовать их, собирать выручку, конвертировать ее в валюту и иметь надежное хранилище с сейфовыми ячейками. Подземный бункер был самым важным отделом банка, все самое ценное из ломбардов на период хранения свозилось туда. Если вещь выкупалась, что происходило не часто, ее возвращали обратно.

В пятницу, в конце рабочего дня, в кабинет Андрея Бахлина вошли двое мужчин сурового вида. Старший представился полковником Московского уголовного розыска Орловым и показал раскрытое удостоверение. Ему было под шестьдесят, одет он был в серый костюм и белую рубашку. На его квадратном лице выделялись черные усы и родимое пятно на виске размером с вишню. Полковник встал перед Бахлиным. Его молодой подчиненный со шрамом на щеке, одетый в легкую куртку и джинсы, окинул свинцовым взглядом кабинет, запер входную дверь и занял позицию за креслом Бахлина.

Бизнесмен заерзал, не зная, на кого смотреть. По его спине поползли холодные капельки пота, а в заклинивших мозгах зазвенела фраза из его ночных кошмаров: «Вы арестованы!». Все шестнадцать лет с момента открытия первого ломбарда Бахлин гнал от себя этот дурной сон, тем не менее, отдавая себе отчет, что такое может случиться и наяву. Как там они говорят: был бы коммерсант, а статья найдется. Вон в руках полковника красная папка с гербом. Сейчас достанет постановление о задержании и объявит…

— Мы с плохой вестью, Андрей Витальевич, — произнес Орлов, впившись взглядом в лицо Бахлина.

Это были не совсем те слова, что со страхом ожидал услышать бизнесмен, но они тоже не предвещали ничего хорошего. Бахлин сглотнул ком в горле, как бы говоря: продолжайте.

— Сегодня ночью ваш банк ограбят, — сообщил Орлов. — Речь идет о сейфовых ячейках.

— Как? — Бахлин вытолкнул из пересохшего горла первое слово с момента прибытия полицейских.

— Выгляньте в окно, — предложил Орлов. — Смелее. Только встаньте сбоку, не надо показывать, что мы раскрыли их планы.

Бахлин с опаской посмотрел на улицу: люди ходят, машины ездят, строители работают. Немного прохладно для середины июня, но в целом ничего подозрительного.

— Какие планы мы… вы раскрыли? — переспросил бизнесмен.

— Видите яму под вашими окнами?

— Там на щите написано, что строится подземный переход.

— Это прикрытие. На самом деле грабители роют подкоп в ваш банк.

— Подкоп?

— Взгляните на схему. — Полковник достал из папки лист с точной схемой подвальных помещений банка «Партнерство». — Вот банковское хранилище. Эта стена со стороны улицы. Грабители уже подобрались к ней. Сегодня ночью ее проломят.

— Так арестуйте их!

Полковник Орлов снисходительно улыбнулся:

— Допустим, мы сделаем так, как вы говорите. И что мы им предъявим? Нет проникновения — нет и преступления. Продержим сутки и будем вынуждены освободить. Несерьезно. Мы впустую не работаем, у нас другой план.

— Какой?

— Взять грабителей с поличным.

Бахлин задумался, осмысливая значения слова «с поличным»:

— Вы хотите, чтобы они залезли ко мне в банк?

— Именно так.

— Но я не могу. В хранилище сейфовые ячейки, в них ценности.

— Ни одна ячейка не пострадает. Мы устроим засаду. Как только грабители проломят стену и войдут в хранилище, мы их арестуем.

— Пострадает стена.

— Всего лишь стена, — успокоил Орлов. — Заодно поставите датчики вибрации, и будете знать, если что-то подобное повторится.

— Датчики вибрации?

— Вы поймите, Андрей Витальевич, такие ограбления планируются не просто так. Кто-то из ваших сотрудников — наводчик. Спугнем сейчас, он придумает что-нибудь другое.

— Кто? — опешил банкир.

— Возьмем грабителей и расколем. Наводчик наверняка знает о содержимом сейфовых ячеек. У вас хранится что-либо особо ценное?

— Ячейки арендуют клиенты банка, — выдавил Бахлин, борясь с нахлынувшей духотой в кондиционированном кабинете, и поспешил добавить для убедительности: — Я не знаю… не имею возможности знать, что в них хранится.

На самом деле банкир прекрасно знал, что спрятано в части ячеек. Если их содержимое всплывет — ему несдобровать.

Полицейский растолковывал план операции:

— Перед закрытием банка вы незаметно отведете нас в хранилище. Мы вдвоем затаимся там, а группа захвата будет дежурить снаружи. Неожиданность — наше главное преимущество. Поэтому своих сотрудников вы не должны посвящать в наши планы. Среди них предатель. Охранника сменит наш человек.

— Но я не могу оставить банк совсем без охраны. Это противоречит инструкциям и вызовет подозрение.

— Согласен. Кто сегодня дежурит?

Андрей Бахлин посмотрел в компьютер:

— Охранник Митин. Он давно у нас работает.

— Хорошо. Его менять не будем, чтобы не вызвать подозрение. Если Митин в сговоре с грабителями, мы это установим. Чем он вооружен?

— Травматическим пистолетом. Его задача не стрелять, а вызвать полицию в случае опасности.

— Разумно. Тем более отдел полиции здесь неподалеку.

— Но… — Бахлин замялся. — Такой риск. Репутация банка. А вдруг что-то пойдет не так?

— Да не волнуйтесь вы. Операцию разработала старший следователь Елена Павловна Петелина. Она отличный профессионал. Может, слышали о ней?

— Елена Петелина? Конечно. — Серое лицо Бахлина посветлело. Он протер платком лоснящиеся залысины. — Я с Леной в одном классе учился. В этом году двадцать лет, как окончили школу.

— Вот как? Сейчас мы вас с ней соединим.

Полковник сделал знак подчиненному. Офицер со шрамом набрал номер на своем телефоне и протянул трубку Бахлину.

— Елена? Привет! Это я — Андрей Бахлин. У меня твои люди. Они говорят…

Петелина перебила одноклассника и заверила, что будет лично руководить готовящейся операцией. Он может ни о чем не волноваться и полностью довериться офицерам полиции. Его задача — никому ни слова. Остальное сделают профессионалы.

Банкир приободрился и расправил плечи. Хорошо иметь одноклассников, занимающих высокие посты. С Петелиной надо дружить. А он, глупец, вспомнил о ней только накануне встречи выпускников.

— Елена, ты придешь на встречу? — спросил Бахлин, прикидывая, как теперь выглядит Ленка Грачева, выскочившая замуж за Серегу Петелина. Судя по моложавому голосу, сохранилась отлично.

— Обязательно увидимся. Как только разгребу дела и появится время…

— Ведь вечер встречи выпускников завтра. Двадцать лет как, — радостно напомнил Андрей Бахлин.

— Ах, да! Ну конечно. До встречи, Андрей. Извини, сегодня я в запарке.

Повеселевший банкир вернул трубку. В голове зарождались мысли о том, как использовать неприятную ситуацию в своих целях. Сорванное ограбление — это положительная реклама для банка, если подать ее с умом. Пусть клиенты знают, что банк «Партнерство» невозможно ограбить.

Бахлин поднялся из-за стола, застегнул пиджак на аккуратном животике и, чувствуя себя на равных с полковником, деловито поинтересовался:

— После того как операция закончится, могу я заявить, что в хранилище сработала подземная сигнализация наружного контура? И охрана банка совместно с прибывшими полицейскими задержала грабителей.

— Хорошая идея, — после некоторого раздумья согласился Орлов. — Мы снимем подозрение со своего информатора, а ближайший отдел полиции с удовольствием разделит с вами успех.

Банкир зарделся, прикидывая, что восстановление разрушенной стенки — небольшая плата за сенсационную рекламу.

2

От суеты последних часов на работе у старшего следователя Елены Петелиной вскипал мозг. С понедельника она в отпуске, поэтому к пятнице предстояло подготовить отчеты, пояснительные записки и уголовные дела так, чтобы ее не дергали по пустякам во время отдыха. Доделать самой все, что можно, дать указания подчиненным, разъяснить нюансы коллегам, подшить бумаги, сдать документы в канцелярию и архив, расписаться в приказе, ответить на запросы по почте, сделать последние звонки. Как в этих условиях ничего не забыть, уму непостижимо.

Ух! Елена помассировала веки, чтобы дать отдохнуть глазам, и перевести дух.

В воскресенье они вместе с Маратом Валеевым полетят в Крым. Там, в поселке Коктебель вторую неделю отдыхают ее мама Ольга Ивановна с дочкой Настей. Судя по телефонным отчетам бабушки, четырнадцатилетняя Настя познакомилась с семнадцатилетним парнем Костей. Кажется, Настя влюбилась, и теперь за девочкой глаз да глаз нужен. Это ожидаемая проблема. Но ничего, через два дня они приедут, Елена вправит дочке мозги, а Марат побеседует с парнем.

Коктебель Елена выбрала неслучайно. В школьные годы именно там она вместе с Маратом и другими одноклассниками отдыхала в пионерском лагере, расположенном в живописном месте у подножия горного массива Карадаг. Светлые воспоминания юности манили ее туда, где она была счастлива.

Кстати, об одноклассниках. В этом году двадцать лет, как они окончили школу. Нашлись энтузиасты, организовавшие встречу. Завтра их класс соберется в ресторане «Казачий двор». По этому поводу в последние дни позвонили даже те, с кем она не виделась с момента окончания школы. Некоторые, узнав о ее должности, пытались напрягать проблемами.

Завтра, завтра, поговорим завтра. Сейчас у нее от вороха своих проблем голова кругом идет. А встреча с теми, с кем учился двадцать лет назад, добавляет еще одну, самую важную: в чем пойти в ресторан?

Этот вопрос то и дело отвлекал Елену от служебных забот. Проще всего выбрать брючный костюм, у нее их несколько, сидят нормально, но… В том-то и проблема, что костюмы, в которых она ходит на службу, смотрятся просто «нормально». А в такой день хочется выглядеть обалденно!

Решено, костюмы к черту! Брюки на службе надоели. Остаются юбка или платье. Тут выбор невелик, к тому же ограничивается наличием подходящих по цвету туфель. А туфли у нее…

Елена мысленно надела каждую пару. Память подспудно вернула ощущение сдавленных ступней и стиснутых пальцев. Мозг анализировал. В бежевых удобно, но они уже старые, девчонки заметят. Красные — яркие, эффектные, на высоком каблуке, но в них ногу ломит. Вечер предстоит долгий, вероятно, будут танцы, и тогда удобство обуви перевешивает все остальное. А раз так, то выбор сужается до черных туфель на среднем каблуке. Они достаточно элегантны и практичны. И главное: к черным туфлям у нее есть черное платье с белым воротником и манжетами. Контрастное, приталенное, сужающееся к коленям — то, что надо, для ее фигуры. Последний раз его надевала осенью.

Елена положила руки на бока пониже талии — самое проблемное место — не поправилась ли? Дома — сразу примерить платье. Если сидит плотно — к черту сегодняшний ужин! Это проверенный способ к утру выглядеть так, будто сбросила полкилограмма.

Зазвонил рабочий телефон. Из трубки послышалось недовольное ворчание полковника Харченко:

— Петелина, ты о чем там думаешь? Я тебя жду-жду…

— Сейчас, Юрий Григорьевич. Уже бегу.

Следователь подхватила материалы расследования убийства невесты известного бизнесмена и политика Александра Круглова и поспешила в кабинет начальника.

Две недели назад в загородном доме недалеко от Звенигорода нашли тело молодой девушки Ксении Савиной. Ее зарезали ножом и ограбили. Дом принадлежал оппозиционному политику Александру Круглову, быстро набирающему популярность среди либеральной общественности. Самого политика в момент убийства в доме не было. Девушка оказалась его невестой. Убийцу задержали по горячим следам. Им оказался дворник, выходец из Узбекистана, Нурали Джураев, обслуживающий несколько участков, в том числе Круглова. У Джураева нашли нож со следами крови и украшения убитой девушки.

Если бы дело касалось рядового гражданина, то новость мелькнула и затерялась бы в сводке подобных происшествий. Но раз фигурирует политик, критикующий власть, резонанс неминуем. Некоторые журналисты не верили очевидным фактам и строили версии о вмешательстве спецслужб. Сам Круглов организовал многочисленный митинг против нелегальной миграции и бездействия полиции. Его сторонники пикетировали Генеральную прокуратуру и Следственный комитет. Главы силовых ведомств пообещали быстро провести объективное всестороннее расследование.

Дело усугублялось еще тем, что сорокапятилетний Александр Круглов являлся сыном опального олигарха Владимира Круглова. Три года назад Круглов-старший попал под следствие за незаконную приватизацию и неуплату налогов. Большую часть собственности Круглов-отец потерял, долго находился под домашним арестом, но в конце концов ему позволили уехать за границу на лечение. В Россию он не вернулся. На волне защиты своего отца против произвола властей Александр Круглов и стал политиком. Его включили в руководящее ядро партии «Прогрессивная демократия», где он сразу же выбился в лидеры.

Как только Петелина вошла в кабинет Харченко, полковник в нетерпении протянул руку за документами:

— Давай сюда дело Круглова. Все бумаги подшила?

— Да. Но подозреваемый Джураев так и не сознался в убийстве. — Следователь плюхнула объемную папку на стол начальника.

— А то у нас все убийцы с повинной приходят! Джураев ножом угрожал? Угрожал. Улики найдены? Вместе с орудием убийства! Перед ограблением потерпевшая даже успела в полицию позвонить и назвала его имя. Что тебе еще надо?

— Да, но, если говорить про нож…

— Никаких «но»! — пресек возражения полковник. — На меня давят со всех сторон. Телефоны раскалены!

Харченко встал, застегнул китель, дернул шеей.

— Вот что, Елена Павловна. За две недели ты сделала все возможное. О дальнейшем — не беспокойся. Материалы в прокуратуру сдадим без тебя. Общественность требует суда над убийцей. — Полковник правой рукой пожал руку следователю, а левой вежливо указал на дверь: — Ты, кажется, в отпуск собралась? Так езжай, отдохни, разгрузи голову.

Елена Петелина кисло улыбнулась и не стала возражать. В отличие от коллег, она всегда подвергала сомнению «очевидные версии». Неужели это ее профессиональная фобия? Она приписывает преступникам интеллект, хотя реальная жизнь намного проще. Убил, ограбил, спрятал, попался — простой мотив, примитивный образ действий.

К черту сомнения! Начальник приказал отдыхать, значит, буду отдыхать.

Она шла по коридору Следственного комитета и размышляла о том, как же замысловаты жизненные пути. Она помнит Круглова-старшего по тому самому пионерскому лагерю в Крыму в Коктебеле, около Карадага. Он выступал на торжественной линейке. Пионерский лагерь принадлежал Московскому механическому заводу, где работала ее мать и родители многих ее одноклассников, а Владимир Иванович Круглов в то время был директором. В начале 90-х Круглов приватизировал мехзавод, потом прибрал к рукам смежные предприятия и стал мультимиллионером.

А теперь той школьнице придется расследовать убийство невесты его сына.

3

Наступила ночь. В своем просторном загородном доме Андрей Бахлин от волнения не находил себе места. О том, чтобы лечь спать, не могло быть и речи. Мысли бизнесмена клубились вокруг ситуации в банке.

«Как там? Что происходит? Грабители уже проломили стену в хранилище? Их взяли? Конечно, взяли! Почему не звонит полиция?»

Время от времени Бахлин возвращался к бутылке скотча и отхлебывал двенадцатилетний виски из горлышка. Около трех ночи, когда бутылка опустела, он не выдержал и набрал телефон дежурного в банке. Трубку должен был взять охранник Митин. Он единственный, кого полицейские ввели в курс предстоящей секретной операции.

Каждый длинный гудок в трубке натягивал нервы Бахлина, как струны на рассохшейся гитаре.

«Давай же, отвечай! Ты куда провалился? Что у вас происходит?»

После пятнадцатого или двадцатого гудка терпение Бахлина лопнуло, он выбежал во двор, сел в машину и направился в банк. Ночная дорога была свободна, поэтому поездка заняла минимум времени. Поток холодного воздуха в открытое окно частично отрезвил его.

Остановившись около своего банка, Бахлин осмотрелся. Не сорвет ли он операцию, явившись без предупреждения? Разрытая яма у дороги, как и прежде, обнесена сетчатым забором. Там тихо. Подозрительно тихо. Вывеска над банком освещает входные ступени умиротворяющим зеленым светом. В витрине подсвечен рекламный баннер: «Мы сохраним ваше благополучие». Еще бы нервы сохранить. Перед входом никого. Где прячутся полицейские? На подъезде к банку он не заметил ни одной прибывшей на вызов патрульной машины.

Только «киа» кофейного цвета приткнулось под банковской витриной. Это машина охранника Митина.

«Операция еще не началась? Или уже закончилась? Тогда почему мне не сообщили! Митин, ты спишь?»

Владелец банка снова позвонил охраннику. Длинные гудки впивались в мозг ядовитыми иглами. На этот раз Бахлину показалось, что противный звук откликается снаружи тихим эхом. Бахлин высунулся в открытое водительское окно и близоруко прищурился. Кажется, дверь в банк чуть приоткрыта.

«Что за хрень! Дверь и витрины должны быть подключены к сигнализации».

Ноги банкира ступили на асфальт, как на пошатывающуюся доску. Он с опаской направился ко входу в банк, держа в руке работающий мобильник. Длинные гудки в трубке откликались едва слышной трелью в глубинах банка. Бахлин потянул дверь на себя, и его опасение подтвердилось: дверь оказалась незапертой.

Собравшись с духом, он вошел в темное помещение банка. Пересек кассовый зал, стараясь ступать медленно и беззвучно. Однако три источника шума все равно сопровождали его: монотонный писк трубки, гулкое биение сердца и приближающаяся трель телефонного аппарата.

«Полицейские в хранилище могут не слышать, но Митин… Он что, уснул?»

Банкир вошел в служебные помещения банка. Сомнений не осталось: телефон трезвонил в каморке охраны. Там, около монитора, повалив голову на стол, сидел охранник Митин.

— Ты дрыхнешь, дебил! — вскипел Бахлин, отключил мобильник и толкнул спящего охранника.

Тот никак не отреагировал. Банкир стал раздраженно трясти Митина, пытаясь разбудить. Ему даже показалось, что тот очнулся и пошевелился. От толчка тело охранника соскользнуло со стула и рухнуло на пол. Митин упал лицом вверх, и Бахлин увидел стеклянные безжизненные зрачки своего сотрудника.

Банкир отшатнулся, глаза его испуганно забегали в поисках следов преступления. Ни пятен крови, ни ран на теле Митина Бахлин не заметил. Зато на работающем мониторе он увидел невозможное. Камера, установленная в хранилище, показывала вскрытые сейфовые ячейки.

Бахлин сбежал вниз по полутемной лестнице. Массивная сейфовая дверь в хранилище была распахнута. Внутри горел свет, и банкир увидел ужасающую картину. Дверцы многих ячеек были открыты, их содержимое разбросано по полу: антикварные вещи и драгоценности, поступившие из ломбардов, какие-то документы, рассыпанные купюры.

«А как же засада? Почему они не предотвратили ограбление?»

Банкир посмотрел на стенку, через которую планировали проникнуть грабители. Подошел и ощупал ее. Стена была целой.

Бахлин схватился за голову, взвыл и выкрикнул в потолок:

— Что здесь произошло? Где чертовы полицейские?

Он устремился вверх и, уже не обращая внимания на труп Митина, набрал номер расположенного неподалеку отдела полиции.

— Моя фамилия Бахлин, я из банка «Партнерство». У нас проводилась операция. Где ваши люди?

— Какого банка? Что случилось?

— Вы разве не знаете? Полковник Орлов из МУРа и еще один офицер, я не запомнил его фамилии, устроили засаду в моем банке, а ваши сотрудники дежурили снаружи.

— Орлов, Орлов… — повторил голос в трубке. — Минутку.

В трубке зазвучала легкая музыка. Издевательская! Прошли безумно долгие три минуты прежде чем, дежурный ответил:

— Полковник Орлов в уголовном розыске не работает. Наши сотрудники про банк «Партнерство» ничего не знают. А что, собственно, случилось?

— Как ничего не знают? Орлов говорил…

— Теперь буду говорить я. Сколько ты выпил сегодня?

— Что? Какое это имеет значение?

— Бутылку или больше? Отвечай на вопрос!

До Бахлина вдруг стал доходить ужасный смысл сказанного ранее. Полковника Орлова не существует! В полиции про операцию в банке ничего неизвестно.

— Проспись, иначе арестую за хулиганство! — рыкнул дежурный и отключился.

В глазах банкира промелькнул страх, но прозвучавшая угроза не имела к этому никакого отношения. Бахлин бросил трубку и торопливо спустился в хранилище. Требовалось проверить главное. В углу за колонной располагались большая ячейка, которой долгие годы пользовался самый важный его клиент. В ней размещалась объемная сумка. Если она пропала, ему конец!

С бешено колотящимся сердцем Бахлин переступил через валяющиеся на полу золотые украшения, заглянул за колонну и увидел распахнутую дверцу пустой ячейки.

«Дьявол!»

Он сжал кулаки и в раздражении ударил по колонне. Его обвели вокруг пальца и ограбили аферисты. Он купился на их уверенный тон, липовое удостоверение и байку про подкоп.

«Я пропал! Что делать? Заявить об ограблении?»

Бахлин снова с силой саданул по колонне и застонал от боли и беспомощности. Он не может заявить об ограблении. Это исключено.

Опустошенная грабителями ячейка, перед которой он стоял, принадлежала авторитетному вору в законе Арсену Колокольцеву, известному в определенном кругу под кличкой «Колокол». Андрей Бахлин попал под «крышу» криминального авторитета, как только открыл первый ломбард. Выбор был невелик: либо выбитые зубы, сожженное помещение и конец бизнесу, либо «дружба» с авторитетным вором.

Часто грабители сдают ворованные вещи в ломбард. На этом и попадаются. Колокол придумал такую схему. Его люди сдают драгоценности втемную, без документов. И сразу получают деньги. Задача Бахлина — спрятать улики до поры до времени, а потом втихую реализовать их. Схема заработала. Из ломбардов краденое свозили в банк «Партнерство», там ценности хранились несколько месяцев, после чего золотые безделушки частично переплавлялись для нужд знакомых ювелиров или продавались поштучно в разных городах.

Если сейчас нагрянут сыщики, кто знает, сколько вещей, находящихся в розыске, они обнаружат. Порой на украшениях остаются пятна крови жертв или следы ДНК, и тогда от тюрьмы не отвертеться. А если всплывет, что он помогает преступникам долгие годы… Уууу!

Но самое страшное — пропажа денег Колокола. Вор накапливал в ячейке криминальные доходы, которые периодически с помощью банка Бахлина конвертировались в валюту и переводились на указанные Колоколом счета. Так в современных условиях формировался бандитский «общак».

Как такое могло случиться? Есть ли выход из безвыходной ситуации, в которой он оказался?

Бахлин вспомнил, что система видеонаблюдения в банке записывает происходящее.

Он поднялся в комнату охраны, пощелкал по клавиатуре. Файлы не найдены! Бахлин заглянул под стол. Из системного блока компьютера был аккуратно извлечен диск с данными. Умные грабители позаботились, чтобы их лица не сохранились.

Бахлин поплелся в туалет и сунул голову под струю холодной воды. Спустя минуту стало легче.

«Так! Соберись… Что я могу предпринять?»

Он припомнил, что разговаривал по телефону со следователем Петелиной. Если Орлов — выдуманная личность, то Елена Павловна Петелина существует. Она его одноклассница и должна помочь!

«Блин, я не знаю ее телефона. Мне подсунули трубку».

Однако с бывшим мужем Елены, бизнесменом Сергеем Петелиным, Андрей Бахлин иногда общался. Он набрал его номер.

— Серега, это Бахлин. Мне нужно поговорить с твоей бывшей, с Леной.

— Андрей? — удивился Петелин спросонья. — Ты с ума сошел. Четыре часа ночи!

— Умоляю, дай телефон Лены. Очень нужно.

После повтора просьбы жалостливым голосом телефон был получен. Бахлин сразу позвонил Петелиной. Услышав ее голос, он понял, что накануне вечером говорил с другой женщиной. Его провели! Операцию в банке подтвердила не следователь, а сообщница грабителей.

Он беспомощно опустил руку с телефонной трубкой. Его потухший взгляд лицезрел картину собственного краха: на мониторе — разграбленное хранилище, на полу — труп охранника.

В трубке звучал недовольный голос Петелиной:

— Я хочу спать, Бахлин. Поговорим в ресторане.

«Если доживу, — без тени иронии подумал банкир. И сразу цепкий мозг стал придумывать план спасения. — Колоколу придется сообщить. Если даст шанс, отработаю. Но что делать с трупом? На теле — никаких ран. Мог же Митин скончаться от сердечного приступа? По пути домой. Или попасть в аварию? Машина его около банка. В кобуре охранника травматический пистолет. Дьявол! Кому как не Колоколу знать, что делать в таких случаях. А меня он или убьет, или…»

4

Елена Петелина разлепила отяжелевшие веки. Увидела облака на голубом небе: красивые, пышные и низко-низко. Повернула голову к свету. Матовый плафон вместо солнца показался ей настолько ярким, что она зажмурилась.

«Облака ненастоящие. Это картинка на потолке», — догадалась она, не зная, как относиться к увиденному.

Прислушалась к своим ощущениям. Во рту сухо, жутко хочется пить. Голову словно сдавливают железные обручи. В груди покалывает, а голова… Она испугалась. Ее сознание было похоже на глухо тонированный черный автомобиль — вселяет беспокойство, но невозможно понять его причину.

Елена вновь открыла глаза, оперлась рукой и села. Удивленный взгляд с трудом фокусировался на незнакомых предметах.

«Где я? Что произошло?»

Она находилась в комнате без окон, какие бывают в приличных саунах. Ну да, так и есть. Справа — стеклянная дверь, за которой видны деревянные полки, сбоку — душевая кабина. Напротив — полукруглый бассейн с подсвеченной голубой водой. Бассейн примыкает к стене, на которой нарисованы камыши, цветочная поляна и лес. А над ним идеальное дурацкое небо, которое она уже видела. Интерьер дополняли столик и два лежака, на одном из которых она оказалась.

«Где я? Как сюда попала?» — опять беспомощно застучало в висках.

Выхватив взглядом пластиковую бутылку с водой на столе, Елена взяла ее и с подозрением осмотрела. Фабричная упаковка, крышка запечатана. Ослабевшей рукой она отвинтила колпачок. Поллитра живительной влаги прибавили сил, в голове слегка просветлело.

Она совершенно не помнила, как здесь оказалась, но могла уже рассуждать логически. На ней черное платье с белыми манжетами, в котором она пошла в ресторан на вечер встречи с одноклассниками. На полу — ее черные туфли. Слава богу, что перед сном она их скинула, и ноги отдохнули.

«Сумочка! В ней телефон!»

Елена вскочила, обшарила лежак, заглянула под столик и в сауну, зачем-то даже осмотрела дно бассейна. Сумочки нигде не было.

«Не может быть. Я ни разу не теряла сумки!»

Она обула туфли, направилась к двери и дернула за ручку — заперта. Припала к двери ухом, прислушалась — тишина. Нервы ее не выдержали, и она заколотила ладонью по двери, требуя открыть. Через пару минут ладонь горела огнем, и снова захотелось пить. Это были единственные последствия ее активности.

Елена вернулась к лежаку и мысленно обрисовала безрадостную ситуацию. Ее заперли, судя по всему, в подвале частного дома. Кто — неизвестно. С какой целью — тоже. Кажется, ее беспомощным состоянием похититель не воспользовался. По крайней мере, белье по-прежнему на ней, и ничего не порвано.

«Это похищение или чья-то дурацкая шутка? Вспоминай, как ты здесь оказалась?» — приказывала себе Елена.

Вчера вечером в этом платье она вместе с Маратом Валеевым поехала на такси в ресторан «Казачий двор» на встречу с одноклассниками. Ресторан «Казачий двор» находился за городом рядом с торговым центром. Их класс арендовал отдельный банкетный зал.

Со многими Елена ни разу за двадцать прошедших лет не виделась после школьного выпускного. С первой минуты — игра в узнавашки и нарочито радостные голоса. Охи, ахи, оценивающие взгляды и прямые вопросы. Других посмотреть и себя показать — это как раз про встречи выпускников. Сначала восторженные разговоры на тему: «А помнишь?» Будто все лучшее случилось в детстве. И сразу переход: «Ты кем работаешь? А муж? А дети? Да ты что!»

Придирчивый осмотр чужих фигур и шепоток по кругу.

«Светка потолстела, бедняжка». «У нее трое детей. Сама попробуй роди и не растолстей».

«У Кати грудь видела? Аж из декольте ее шарики выпрыгивают. И не признается, что искусственная!»

«У Ленки Глузкиной ни одного лишнего грамма, вот стерва! В школе худышкой была, сейчас чуть налилась, стала женственной, а глазками, как и раньше, в сторону мужиков стреляет».

Каждого попросили принести по одной школьной фотографии. Их прикалывали на стенд у входа. Елена выбрала свою любимую, где она, беззаботно и весело подбрасывает осенние кленовые листья на субботнике в десятом классе. Марат, как увидел, сразу взъелся: «Ты специально меня подразнить хочешь?» Оказывается, в кадр тогда попал Сергей Петелин, ее будущий муж. Его взгляд не оставлял сомнений в нежных чувствах, что заметили и со смехом прокомментировали многие.

Сам Марат приколол коллективное фото из пионерского лагеря в Коктебеле. На площадке после торжественной линейки в начале смены пионеры в белых рубашках, синих пилотках, красных галстуках и зеленых шортах. Вожатые одеты почти так же. Начальство в длинных брюках, и руководители кружков одеты пестро, кто во что горазд. Дети уже собирались расходиться, и стройность рядов была нарушена. В центре кадра три одиннадцатилетних друга: Марат Валеев, Дима Русов и Андрей Бахлин. Все сияют от счастья.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.