электронная
396
печатная A5
448
16+
Покажи свои сны

Бесплатный фрагмент - Покажи свои сны

Повесть

Объем:
108 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-4409-9
электронная
от 396
печатная A5
от 448

Покажи свои сны

Отработав ночную смену, Татьяна возвращалась домой. Несмотря на то, что ее дежурства случались сутки через двое, она все-равно чувствовала усталость, всякий раз, когда возвращалась под утро домой. Она трудилась диспетчером на вокзале и все чаще подумывала о том, чтоб уйти на заслуженный отдых. В свои семьдесят лет она продолжала работать, хотя, давно получала уже пенсию, но, свое начальство она знала не один год, как и ее знало руководство и покидать коллектив, в котором Татьяна проработала больше двадцати лет, она пока не решалась и эта была единственная причина, которая ее удерживала на этой работе. Мысли в голове Татьяны путались, из-за чего она чувствовала себя в эту минуту рассеянной и шла, как в тумане. На какую-то долю секунды, Татьяна и вовсе забыла, откуда она возвращается, но, опять-же, она списала свое состояние на усталость и бессонную ночь.

— Естественно, ты возвращаешься с работы, дырявая твоя голова — укорила себя вполголоса Татьяна и так-же тихо продолжила: — откуда ты еще можешь возвращаться в пять утра? — проворчала она себе под нос и в очередной раз оглянулась по сторонам, в надежде увидеть первый, утренний троллейбус, но, пока ее окружали только спящие улицы и этот ранний час нарушался лишь, изредка проезжающим легковым транспортом. Чтоб не возвращаться домой через центр города, Татьяна всегда шла по сокращенному пути. Это был спуск Котовского, который начинался от железнодорожного вокзала и выходил к проспекту Острякова, огибая таким образом центр города. Этот спуск считался самым старейшим районом города и дорога, которая вела по нему, по прежнему была выложена булыжником, а не заасфальтирована. Татьяна очень надеялась, что своим ранним приходом со смены она не разбудит своего сына Петра, который наверняка в этот утренний час еще спал. У ее сына была семья и Петр жил со своей женой и двумя детьми буквально, через три дома от нее. Но, сегодня был выходной день и Петр каждые выходные навещал свою мать и оставался у нее до утра воскресенья и заодно, помогал ей по хозяйству. Миновав спуск Котовского, Татьяна увидела проезжающий первый троллейбус, который шел по проспекту Острякова. Но, общественный транспорт ей уже был без надобности, так как до ее дома оставалось совсем немного пройти. Зайдя в подъезд своего дома, Татьяна не спеша поднялась на свой этаж и достав ключ, открыла дверь своей квартиры. Как только она оказалась в прихожей, то сразу заметила, что что-то не так. На кухне горел свет и раздавались приглушенные голоса.

— Петя, ты уже встал? — окликнула сына Татьяна и медленным шагом прошла на кухню и заглянула в нее. За кухонным столом она увидела своего сына и рядом с ним своего мужа Ивана. На лице Татьяны читалось удивление, но, не более того. Она была удивлена так, будто ее муж вернулся из продолжительной командировки, хотя, на самом деле Татьяна похоронила своего мужа десять лет назад, но, сейчас она видела его у себя на кухне рядом с ее сыном Петром.

— Мам, иди в комнату, мы скоро — попросил ее Петр и Татьяна послушно направилась в комнату, не в силах вымолвить хоть слово. Там она медленно присела на диван и попыталась услышать, о чем говорит ее сын с ее покойным мужем. Но, голоса снова стали приглушенными и неразборчивыми. И только сейчас Татьяна почувствовала, как в нее вселился страх. Словно, на кухне у нее собрались незваные гости, которые пришли к ней с недобрыми намерениями, а вовсе, не ее семья там была. Так она и сидела на диване, ни жива, ни мертва, пока дверь в комнату не открылась и Иван, просунув голову в комнату, на прощание произнес:

— Все, Таня, нам пора — и после этого, положил свою правую руку Петру на плечо и вместе с ним направился к выходу из квартиры.

— Вы куда? — только и смогла произнести Татьяна, но, ответа не последовало. Вместо этого, Иван открыл входную дверь и пропуская Петра вперед, громко захлопнул дверь за собой и от неожиданного этого звука Татьяну передернуло.

****

На улице разыгралась непогода, в результате чего, балконная дверь открылась от ветра и захлопнулась вновь с громким звуком, отчего Татьяна и проснулась. Она не стала вставать с кровати, чтоб плотнее закрыть балконную дверь, а вместо этого продолжала лежать и переваривать в голове неприятный сон, который только что ей приснился. Наконец, она встала и первым делом оторвала старый листок на отрывном календаре, что висел у нее над кроватью. Сегодня было пятое января, понедельник и только теперь ее сонное состояние окончательно прошло и Татьяна вспомнила, что никакой работы у нее нет, так как она находится в отпуске, а ее сын Петр вчера вечером попрощался с ней до следующих выходных и отправился домой. Вспомнив все это, Татьяна, наконец, прошагала к балкону и закрыв плотно дверь, взглянула на улицу. Ветер там усилился и с неба падали редкие снежинки.

Несмотря на то, что Новогодние каникулы еще продолжались, у Петра они уже подошли к концу, так как его профессия радиорегулировщика долго отдыхать не позволяла и сегодня, пятого января он с утра не спеша собирался на работу на свой завод им. Орджоникидзе. Люда, его жена, провожала его в прихожей. Наконец, когда Петр полностью собрался, он, стараясь не шуметь, прошел к спальне дочери.

— Петя, ты куда? — шепотом спросила Люда.

— Посмотреть на принцессу — так-же шепотом ответил Петр.

— Господи, вечером придешь и насмотришься — проговорила Люда, но, Петр все-равно тихонько приоткрыл дверь в ее комнату и пройдя к кровати дочери, посмотрел на нее несколько секунд. Несмотря на то, что его дочери Ирине шел семнадцатый год, Петр все-равно, как любящий отец, продолжал обходиться с ней, как будто, она была еще ребенком. Люда его за это иной раз корила, но, в большинстве случаев, обычно закрывала глаза и старалась не замечать, что ее муж никак не смирится с мыслью, что дочь его уже не ребенок. Петр искал глазами предмет, который можно было бы поправить на кровати Ирины, но, такого предмета не наблюдалось, даже одеяло укрывало его дочь, как надо и Петр, так-же тихо, как и зашел, покинул спальню дочери. Перед тем, как выйти из дома, он оглянулся на жену, словно, хотел ей что-то сказать.

— Ну, что еще? — устало произнесла Люда. Она сама, очень часто обращалась со своим мужем, как с непоседливым ребенком, который вечно что-то забывал.

— Люд, ты позвони сегодня Алеше, скажи, мол, я помню о том, что обещал зайти к нему на этой неделе — произнес Петр, имея в виду своего старшего сына, Алексея.

— Вернешься вечером с работы и сам скажешь — в ответ проговорила Люда и добавила: — у твоего сына семья, хлопот полный дом, а ты, похоже и с этим никак не смиришься.

— Я просто прошу, чтоб ты позвонила ему сегодня и передала мои слова — спокойно повторил Петр свою просьбу. Его ангельскому терпению мог позавидовать любой, вообще, все, кто знал Петра, не смогут припомнить случай, чтоб он выходил из себя и на кого-то, или, на что-то злился. Люда встретила его повторную просьбу удивленным взглядом, у нее создалось впечатление, что ее муж очень надолго прощается со своей семьей и поэтому никак не может покинуть дом и отправиться на работу.

— Иди уже, опоздаешь — напомнила Люда ему и добавила: — я позвоню Алеше — Петр в ответ улыбнулся ей и после этого, вышел за порог своего дома.

Подняв воротник повыше, Петр подошел к троллейбусной остановке и встав под навес, стал ждать транспорт. Вместе с ним на остановке стояли еще трое человек, женщина и двое мужчин. Никто друг на друга не обращал особого внимания, женщина переминалась с ноги на ногу, было заметно, что она чувствует себя не очень комфортно в такую морозную погоду, да и мужчины, похоже, забыв дома перчатки, периодически подносили ладони ко рту, чтоб немного согреть руки. На Петра обратили внимание лишь тогда, когда он, покосившись в сторону, упал со скамейки на припорошенную снегом землю.

— Мужчина, что с вами? — с тревогой в голосе спросила женщина, пятясь от него.

— Напился, что-же еще? — хмыкнул молодой человек, а второй мужчина подошел и склонившись над Петром, произнес:

— Непохож он на пьяницу — затем, поднял глаза на своих прохожих и попросил: — вызовите «скорую» — первый молодой человек, неохотно, но, все-же, поспешил в сторону телефона — автомата.

Сергей находился у себя в комнате и вспоминал прошедший Новый год. Особенно, последний день старого года. Именно в этот день, 31 декабря он навещал свою двоюродную сестру Иру и привез ей и ее маме, то есть, своей тете, подарки, которые вместе с ним послала его бабушка, Рита. Сергей всегда был рад лишний раз повидаться со своей сестрой и очень жалел, что со временем эти их встречи стали очень редкими. В прихожей раздался телефонный звонок и Рита из кухни направилась в коридор.

— Слушаю — произнесла она, присаживаясь на пуфик, что стоял рядом с телефоном: — да, это я — произнесла Рита. Сергей сразу обратил внимание на то, что звонит кто-то незнакомый, так как на другом конце провода кто-то поинтересовался именем его бабушки и Рита подтвердила это звонившему.

— А кто это? — решила спросить Рита и повисла напряженная пауза: — из больницы? — удивленно промолвила Рита, когда на том конце провода представились ей. Сергей проявил интерес к телефонному разговору и выйдя из комнаты, медленно приблизился к прихожей. Уже через пару секунд Сергей понял, что позвонили с какой-то не очень хорошей новостью, так как голос его бабушки сильно изменился, когда она промолвила фразу:

— Да, Петя, это муж моей дочери старшей, Люды, а что? — с тревогой спросила Рита и уже в следующее мгновение запричитала: — ой, Боже, вы держите в курсе меня, пожалуйста — попросила Рита и положила трубку. Сергей понял лишь одно, что-то случилось с дядей Петей, отцом Иры, его двоюродной сестры. Выйдя в коридор, где находилась бабушка, Сергей хотел задать ей вопрос о случившемся, но, Рита его опередила и сама произнесла, как только увидела Сергея в дверях прихожей:

— Представляешь, Сереж, дядю Петю госпитализировали, ему стало плохо прямо на улице.

— А что с ним произошло? — растерянно спросил Сергей.

— Давление резко подскочило, это так опасно, не дай Бог… — продолжала причитать Рита, надеясь, что все обойдется. В эту минуту снова раздался телефонный звонок и Рита ответила:

— Да — последовала короткая пауза, после которой, ее причитания переросли в плачь: — ой, Господи, какой ужас, Петя… — на том конце провода продолжали еще что-то говорить, но, Рита, отодвинув трубку от уха, глядя на Сергея, произнесла: — умер дядя Петя, Сереж — услышав эти слова, Сергею на какой-то момент показалось, что все происходящее с ним сейчас, это дурной сон.

— Как? — только и смог в этот момент вымолвить он. Мысль, что отца Иры больше нет, не укладывалась в его голове, так как, еще несколько дней назад, накануне Нового года он видел Петю в полном здравии и его мысли тут-же перенесли его в этот прошедший день, словно, защитный рефлекс, который сработал в нужный момент.

31 декабря, 1994 г.

Родители Сергея развелись, когда ему было одиннадцать лет. Этого невеселого момента Сергей не помнил, несмотря на то, что отдельные эпизоды своей жизни, включая еще шестилетний возраст, он помнил хорошо. Похоже, что его защитный рефлекс нарочно удалил все негативное, что случалось с ним в его жизни. С тех пор отец Сергея, Станислав, виделся со своим сыном только по воскресеньям. Это были встречи, которые Сергею всегда нравились. Программа этих выходных дней у них, как правило, была всегда одинаковая, без особых изменений. Станислав возил сына в город, где они прогуливались по паркам и скверам, затем, всегда шли перекусить в кафе «Искринка», которое славилось своим мороженым и молочными коктейлями. Но, в настоящее время все в городе изменилось и того кафе давно не существовало, на его месте открылся очередной банк. Изменились и встречи Сергея с отцом. Теперь он виделся с ним не только ради того, чтоб повидаться, но и чтоб помочь отцу с его делами, повозиться с машиной в его гараже, помочь с ремонтом в его квартире и прочее. Но, сегодня, в последний день уходящего года Сергей вновь ждал своего отца в городе, чтоб тот подъехал к нему на пять минут, чтоб поздравить сына с наступающим Новым годом и передать скромные подарки в честь праздника. Сергей ждал Станислава в Артиллерийской бухте города. Именно отсюда ходили катера и переправляли пассажиров на Северную сторону города. Станислав проживал именно на той стороне и вот, наконец, Сергей увидел отца, когда тот выходил из катера.

— Привет! — произнес Стас, заметив сына, после чего, направился к нему.

— Привет, пап — поприветствовал Сергей отца.

— Держи — произнес Стас, вручая Сергею кулек, заметив, что Сергей принарядился, Стас спросил: — ты куда-то отправляешься сейчас?

— В гости к Ире сейчас поеду — ответил Сергей.

— Ясно, передавай ей и Петру мои поздравления с наступающим — попросил Стас.

— Хорошо — сказал Сергей и постояв еще пару минут, Стас произнес:

— Ну, я поехал, удачи.

— Тебе тоже — на прощание произнес Сергей и простившись с отцом, он направился к троллейбусной остановке.

Люда открыла Сергею дверь и произнесла:

— Привет, Сережа, проходи — Сергей улыбнулся своей тете и произнес, проходя в коридор:

— Вот, мама послала вам подарки — и протянул Люде пакет.

— Спасибо, я ей сейчас позвоню, сообщу, что ты приехал, проходи в комнату, там Ира — произнесла Люда и Сергей прошел в комнату, где находилась его двоюродная сестра. Она сидела на диване и смотрела Новогоднюю комедию по телевизору. Поприветствовав друг друга, Сергей присоединился к Ире и составил ей компанию в просмотре фильма. В комнату вошел Петр и произнес:

— Привет, Сережа.

— Привет — улыбнувшись ему, ответил Сергей и заметил, что Петр направился к нему тоже не с пустыми руками.

— Держи «доллар» — произнес с улыбкой Петр и вручил Сергею плитку шоколада, обертка которого была сделана в виде Американского доллара.

— Спасибо, дядя Петь — поблагодарил, улыбаясь, Сергей, оценив юмор Петра.

****

Завтрашний день, 8 января не обещал быть веселым днем, несмотря на то, что у Сергея в этот день был день рождения. Но, по печальному стечению обстоятельств именно на этот день была назначена дата похорон Петра и соответственно, такого невеселого дня рождения у Сергея еще не было в жизни. Вечером, седьмого числа, Сергей находился на кухне и вместе с матерью Ольгой и своим отчимом Николаем ужинал. Разговор, который они вели за столом, был полностью посвящен завтрашнему дню. Ольга взглянула в очередной раз на Николая и произнесла:

— Ну, ты решил, поедешь завтра с нами на похороны? — было видно, что ответить сразу на этот вопрос Николай не мог. Взяв со стола салфетку, он вытер губы и не глядя на Ольгу, тихо промолвил:

— Не знаю, Оль, нужен ли я там? — помолчав немного, он добавил: — все-таки, эта процедура для близких людей.

— А ты разве таковым себя не считаешь? — удивленно спросила Ольга и добавила: — разве ты забыл, как познакомился с Петей, когда я привела тебя в гости к своей сестре Люде? — Николай вместо ответа лишь, еле заметно кивнул головой в знак согласия. На самом деле Ольга догадывалась об истинной причине нежелания Николая ехать завтра на похороны. Она была уверена, что его будет смущать там присутствие ее бывшего мужа, Стаса. Николай не сказал ей об этом прямо, но, Ольга ответила ему, словно, прочитав его мысли:

— Между прочим, люди там соберутся завтра не для того, чтоб обсуждать твое присутствие — в следующую минуту ей показалось, что она слишком грубо ответила Николаю, но, все-равно, добавлять ничего не стала к своим словам.

Сергею очень не хотелось, чтоб наступало утро следующего дня. Несмотря на то, что это был день его рождения, он понимал, что вряд ли услышит слова поздравления в свой адрес, разве что, пара — тройка одноклассников могут ему позвонить и поздравить, а его родным и близким в этот день будет не до поздравлений. Церемония похорон, да и вообще, посещение кладбища его всегда угнетала, как впрочем, наверно и любого другого человека. Но, Сергей чувствовал это особенно. Он хорошо помнил, как всякий раз, когда вместе с бабушкой возвращался с кладбища, где посещал могилу своего деда, он чувствовал угнетенное состояние духа. Это состояние не прошло у него с возрастом и сегодня ему предстоит не просто поход на кладбище, а предстоит проводить в последний путь отца своей двоюродной сестры, человека, которого он очень хорошо знал с самого детства.

Дом траура находился в нескольких метрах от городского кладбища. Это было небольшое, одноэтажное здание, вокруг которого собрались те, кто знаком был с Петром, а более близкие родственники собрались внутри, в тускло освещенном помещении. Но, даже при таком слабом свете Сергей заметил, что лицо дяди Пети, особенно, щеки, были синеватого цвета. Сергей поспешил отвести взгляд от гроба, стоящего в центре зала, в другое место и остановил свой взор на бабушкиной подруге. Это была ее подруга с юности, Ирина Николаевна. Она проживала в Симферополе и вот, специально приехала на похороны Петра. Сергей мысленно был благодарен Ирине Николаевне за то, что она сегодня присутствует здесь. Бабушкина подруга ему всегда нравилась, особенно, ее веселый, неунывающий нрав. Да и Ирина Николаевна тоже тепло всегда к Сергею относилась, поднимала ему настроение своим юмором. Но, сегодня Сергей впервые видел ее с унылым и мрачным выражением на лице. Иногда ему казалось, что эти чувства вовсе не знакомы Ирине Николаевне, но, сегодняшний день показал, что и она вместе с его бабушкой пребывает в скорби. Но, все-равно, Сергей мысленно был благодарен Ирине Николаевне за то, что в такую нелегкую минуту она находится рядом с ним. Благодаря ей, Сергей мыслями своими перенесся из этой мрачной, гнетущей атмосферы в дом, где жила Ирина Николаевна со своим внуком Кириллом. Сергей вспомнил, как он вместе со своей бабушкой ездил в Симферополь к Ирине Николаевне, чтоб там вместе встречать Новый 1990-ый год.

****

Внук Ирины Николаевны, Кирилл, был старше Сергея на семь лет, но, это не мешало Сергею общаться и дружить с ним, как со сверстником. Когда Сергей с бабушкой приехал в гости к Ирине Николаевне, он боялся, что на Новый год Кирилл уйдет куда-нибудь отмечать праздник со своими друзьями и тогда Сергею будет скучно находиться в компании бабушки и ее подруги. Но, этого не случилось, Кирилл остался дома и пока Рита с Ириной Николаевной занимались приготовлением праздничного стола, Сергей находился в комнате Кирилла, где тот всяческим образом его развлекал, как мог. В прихожей на тумбочке постоянно звонил телефон. Звонили знакомые и друзья Ирины Николаевны, чтоб поздравить ее с наступающим Новым годом. Второй телефонный аппарат, который находился в комнате Кирилла, тоже звонил одновременно вместе с тем, что в прихожей и Сергей удивлялся, почему Кирилл не берет трубку.

— Это параллельный телефон — объяснил Сергею Кирилл: — бабушка там сама берет трубку.

— А здесь? — растерянно спросил Сергей, указывая на аппарат. Для него было непривычно такое понятие, как параллельный телефон, потому что в его квартире в Севастополе телефон был один. Правда, он не всегда доступен оказывался, потому что на нем стоял блокиратор и если нижние соседи с кем-то разговаривали, то родители Сергея не могли никому позвонить. В связи с этим Сергей часто любил вспоминать один веселый момент. Однажды, когда у него в гостях была Ира, его двоюродная сестра и когда она узнала про блокиратор, то, растерянно спросила Сергея:

«А если вдруг „скорую“ срочно надо вызвать, что тогда?», за Сергея ответил его отец, Стас, применив свой любимый черный юмор:

«Значит, не судьба», развел он руками, но, при этом, с улыбкой на лице, что вызвало дружный смех у Иры и у Сергея. Кирилл взглянул на Сергея с какой-то загадочной улыбкой и наклонив его голову к себе, тихо, словно хотел передать страшную тайну, ответил ему:

— А здесь все слышно — пояснил он, кивнув на телефонный аппарат. Сергей ничего не сказал в ответ, хотя, его глаза говорили все за него и Кирилл без труда понял, что хотелось Сергею в этот момент. Ему хотелось подслушать разговор Ирины Николаевны и Кирилл кивком головы позволил ему это сделать и Сергей осторожно снял трубку с телефона и услышал в ней разговор, который вела Ирина Николаевна со своей подругой. Подруга ее поздравляла:

— Поздравляю тебя, Ириша, с наступающим, пусть белая лошадь принесет вам с Кириллом только счастье в дом! — Сергей нахмурился, он не сразу понял фразу про белую лошадь и лишь, спустя минуту вспомнил, что 1990-ый год был годом белой лошади. Он хотел положить трубку на аппарат, но, Кирилл взял у него трубку со словами:

— Класть нужно вот так, если не хочешь, чтоб поняли, что ты их слушал — и Кирилл надавил пальцем на рычаг телефона и только после этого положил на аппарат трубку. За окном раздались первые звуки петард и Сергей повернул голову к окну, затем, взглянул на Кирилла и спросил:

— А у тебя есть какие-нибудь петарды?

— У меня только безопасная продукция — с улыбкой проговорил Кирилл и встав с кровати, открыл свою тумбочку, на которой стоял телевизор. Сергей увидел, что первое отделение этой тумбочки было сплошь завалено хлопушками и бенгальскими огнями.

— Это ты что, каждый год копил? — удивленно спросил его Сергей.

— Не совсем, просто занимался выгодным обменом — пояснил Кирилл все с той-же улыбкой на лице. Сергей тоже ему улыбнулся. Теперь он видел, что к встрече Нового года его старший товарищ был полностью готов. Примерно, без пяти минут двенадцать в ночном дворе раздались новые залпы петард и фейерверков. Сергей с Кириллом поспешил на балкон, чтоб посмотреть на это праздничное зрелище, но, Ирина Николаевна позвала их к телевизору, так как она хотела, чтоб Новогоднее обращение президента слушали все.

— Не нужно нам никакого обращения, ба! — проговорил Кирилл и Сергей был уверен, что Ирина Николаевна перестанет их звать. Но, он ошибся. Видя, что Кирилл наотрез отказывается, она достала из шкафа ремень и Сергей понял, что лучше отправиться к телевизору и он поспешил в комнату, хотя, в душе был уверен, что бабушкина подруга никогда на самом деле не ударила бы его ремнем.

****

На следующий день, после похорон Петра, Люда вместе со своей свекровью Татьяной и детьми, согласно традиции, утром пришла на могилу мужа, чтоб там провести завтрак.

— Леш, возьми хотя бы бутерброд — попросила Люда своего старшего сына.

— Мам, я дома поем — отказался Алексей и добавил: — я где угодно могу есть, только не на кладбище — настаивать Люда не стала, передав бутерброд Ире, она разлила из термоса в стаканчики чай и воцарилось молчание. Татьяна продолжала неотрывно смотреть на венки на могиле сына, похоже, в этот момент она ничего вокруг не замечала, включая семью своего сына. Когда с завтраком было покончено, Люда взглянула на Татьяну и нерешительно тронув ее за плечо, произнесла:

— Пора идти, Тань — Татьяна долго ничего не отвечала, затем, повернула свое мрачное лицо к Люде и сказала:

— Идите, я еще побуду с Петей.

— Это неразумно, Тань, у нас автобус через десять минут — продолжала уговаривать ее Люда, но, Татьяна лишь, повторила ей свои слова:

— Идите, если торопитесь, то, идите — в ее голосе звучала одновременно обида и упрек. Люда это поняла и не стала больше с ней спорить. Она поняла, что сейчас в этот момент лучше Татьяну не беспокоить.

— Пошли, ребята — тихо промолвила Люда Ире и Алексею и они медленно направились к выходу с кладбища, бросив последний взгляд на Татьяну, которая, как каменная, продолжала молча сидеть у могилы Петра. Татьяна оживилась лишь в тот момент, когда семья ее сына полностью скрылась из виду. Убедившись, что она осталась одна, Татьяна встала со скамеечки и направилась к могиле своего мужа, Ивана, который был похоронен совсем недалеко от Пети. Через три минуты она подошла к могиле своего мужа и взглянула хмурым и каким-то недобрым взглядом на гранитный памятник и на фотографию Ивана. Она вспомнила свой плохой сон, который ей приснился накануне смерти сына. Тот сон, где она увидела на своей кухне Петра и сидящего рядом с ним Ивана и закончился этот сон тем, что Иван куда-то уводит ее сына.

— Верни мне сына, Иван — все с тем-же каменным лицом произнесла Татьяна: — зачем он тебе понадобился?, зачем ты его беспокоишь?, у твоего сына семья, дети, отпусти его к ним! — последние слова Татьяна проговорила свирепым, злобным тоном, словно, ее муж стоял перед ней в этот момент и она готова была наброситься на него. Она продолжала стоять и сверлить своим немигающим взглядом могилу мужа, словно, ждала от него ответа.

15 лет спустя.

Филиал местной библиотеки находился в соседнем дворе от дома, где жил Сергей. Именно в этом филиале трудилась гардеробщицей бабушка Сергея, Рита, пока не ушла на заслуженный отдых. Она проработала гардеробщицей здесь добрых пятнадцать лет и коллектив детской библиотеки за это время давно считал Риту своим ценным и добросовестным работником, как впрочем и Сергея, который тоже поступил в этот филиал работать ночным охранником в апреле 1999-го года. Несмотря на то, что Рита давно уже была на пенсии, она очень часто посещала своих бывших коллег по работе, благо, что библиотека находилась в нескольких минутах ходьбы от ее дома. А когда у Сергея были ночные дежурства, Рита тоже приходила к нему в библиотеку, чтоб принести ужин. Вот и в этот раз она шла к нему на дежурство, но, не только для того, чтоб передать еду, а договориться и обсудить с ним предстоящие выходные, так как в субботу у двоюродной сестры Сергея была назначена свадьба. Рита спустилась вниз по ступенькам, которые вели к парадному входу библиотеки и постучала в дверь. Сергей открыл ей и когда Рита вошла, то, сразу произнесла:

— Вот, Сереж, я подобрала для тебя неплохое, поздравительное четверостишие, прочтешь его на Ириной свадьбе, когда дадут слово, а пока выучи его, оно легкое и небольшое.

— Бабуль, может, я сначала поем? — с наигранным умоляющим тоном промолвил Сергей.

— Пожалуйста — проговорила она удивленно, словно, не хотела оставлять ему ужин. Сергей взял открытку, на которой на фоне белоснежного букета цветов было написано праздничное четверостишие на свадьбу. Положив на стол ужин, Рита не стала спешить уходить. Стены этой библиотеки, словно, просили ее задержаться и она решила перед уходом домой лишний раз пройтись по этому помещению и вспомнить те дни, когда здесь еще работала. Сергей тоже невольно окунулся в свои прошлые, далекие дни. Поводом для этого послужила праздничная открытка для его двоюродной сестры. Мысль о том, что у Иры теперь появилась семья, никак не укладывалась окончательно в его голове и словно, не желая с этим мириться, что время неумолимо идет вперед, его память, наоборот, решила вернуть его назад, туда, где им вдвоем было хорошо и беззаботно.

****

Сережа вместе со своими друзьями, Сашкой и Антоном, играл в мяч на детской площадке во дворе. Стояло лето и своих друзей Сережа видел только в это время года, так как все они были не местные, а приезжали сюда на каникулы к своим старикам. Сережа не любил лето из-за жары, которая прочно обосновывалась в Крыму и лишь один плюс он видел в этом, это то, что на летние каникулы приезжали его друзья и ему становилось не так одиноко. Но, существовала и еще одна причина, которая была способна затмить даже радость от встречи с приятелями. Это приезд его двоюродной сестры Иры, которая периодически приезжала к нему со своим старшим братом Алексеем. Алексей приезжал к Сережиной бабушке Рите, чтоб та помогала ему с занятиями по химии. Именно этот предмет Рита преподавала в средней школе, когда работала учительницей в те далекие дни, когда еще и Ире и Сереже шел первый год.

— Серега, ты чего мяч не поймал, я же тебе его бросил?! — крикнул в недоумении Сашка.

— Опять замечтался? — с улыбкой спросил его Антон.

— Извините, я быстро! — проговорил Сережа и побежал вслед за покатившимся мячом. Он поднял мяч, когда тот остановился, приземлившись в кусты и подняв его, Сережа увидел, как во двор заходит его двоюродный старший брат вместе с Ирой. Радостно замахав им рукой, Сережа поспешил на площадку, чтоб вернуть приятелям мяч. Сашка с Антоном уже поняли, что он их покинет сейчас и Сашка проговорил:

— Все, «невеста» приехала к Сереге, сейчас уйдет.

— Это точно — согласился с ним Антон.

— Пока, парни — проговорил на прощание Сережа, кинув друзьям мяч и уже хотел поспешить к своей сестре, но, Сашка его окликнул и спросил:

— Серег, а почему ты сразу уходишь, как только к тебе приезжает Ира?

— Вот именно, играли бы все вместе — произнес Антон, вновь соглашаясь с Сашкиными словами.

— Но, вы нас «женихом» и «невестой» называете, мы не можем вместе играть — пояснил Сережа и поспешил встречать свою двоюродную сестру. Антон с Сашкой переглянулись, словно, пытались понять сказанные Сережей слова.

Алексей, когда пришел к Рите, поприветствовал ее с присущим ему юмором:

— Привет, бабуль, химичить пришел.

— Привет, Алеш, проходи — сказала Рита, указывая ему на кухню. Именно на кухне было всегда больше света, чем в комнате и поэтому, именно там всегда делал свои уроки Сережа. Вот и на этот раз Рита предложила Алексею заниматься заданием по химии на кухне.

— Может, для начала пообедаешь, Алеш? — предложила мама Сережи, Ольга, которая в этот момент заканчивала приготовление обеда.

— Нет, тетя Оль, лучше сначала «отстреляюсь» — с улыбкой отказался Алексей. В ответ пожав плечами, Ольга вышла из кухни, чтоб не мешать своей матери заниматься с Алексеем химией. Заглянув в комнату, где сидели Сережа с Ирой, Ольга предложила им:

— Ребята, может, сходите погулять, что дома сидеть? — и после этих слов, Сережа сразу вспомнил, как его друзья приглашали его и Иру присоединиться к ним и гулять вместе. Он надеялся, что Саша и Антон еще во дворе и взяв сестру за руку, проговорил:

— Пошли — и они поспешили в прихожую.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 396
печатная A5
от 448