электронная
160
печатная A5
258
18+
Погружаясь в глубину контакта

Бесплатный фрагмент - Погружаясь в глубину контакта

Несостоявшийся сборник анекдотов для смехотерапии в гештальт-подходе. 18,5+

Объем:
16 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-5517-6
электронная
от 160
печатная A5
от 258

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Я хочу, чтобы человек молчал, когда он перестаёт чувствовать.

Андрэ Бретон

В прошлом своём сборнике анекдотов я хотел закончить на серьёзной ноте, чтобы выходящие из головы тараканы не вернулись — но не получилось. Потому что анекдоты придумываться не перестали. Как говорится, первый блин — всегда комом. Или как сказал бы классик гештальт-терапии — написали, но хреново. Хотя почему же? — хреново, но написали!

А кроме того, мне стало интересно, а что же такого Польстеры написали про дифлексию как сопротивление? А начинали они с утверждения о том, что человек стремится к наиболее эффективному контакту с миром — если мир продуктивен, то он открывается ему навстречу. А если открытость приносит сплошные обломы — он начинает контакт «искривлять», что и называется сопротивлениями. И в этом моменте мне вспоминается мудрая мысль Джона Энрайта, сумевшего преподать Гештальт-подход как модель просветления, о том, что каждый человек в данный момент времени имеет тот контакт и то осознание, которое для него достаточно. Искусственно увеличивать или уменьшать его — прерогатива психотерапевта в рамках приёма «тяни-толкай». Мне кажется — это другая, более живая форма парадоксальной теории изменений Арнольда Бейсера: «изменение происходит тогда, когда некто становится тем, кто он есть, но не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является». В Большой Жизни это правило часто встречается в виде рекомендации меняться малыми шагами, тренироваться малыми упражнениями. И этому есть нейрологическое подтверждение — Норман Дойдж в книге «Пластичность мозга» объясняет, что в мозге каждого из нас заключён механизм самообучения, позволяющий восстановить жизненно важные функции даже при потере части мозга, но упражнения должны быть достаточной интенсивности — «не использовать — значит потерять», но и «перенапрячься — значит устать — значит потерять». Выходит, что когда я становлюсь тем, кто я есть, я отбрасываю кучу поступков, ведущих к перенапряжению, и чувствую шаги ближайшего развития — «использовать — значит преумножить». Ну чем не пробуждение от кошмара?

Так вот, Польстеры описывают дифлексию, как снижение глубины контакта за счёт вышучивания, разглагольствований, избегания прямого взгляда, абстрагирования, игнорирования важности настоящего. Контакт от этого становится менее живым, поверхностным — тратится много энергии, цель не достигается — неэффективно! Хочется взять и почитать — в газете интроектов.

Для меня этот тезис отзывается природной метафорой (я вообще, ввиду особенности моего путешествия в Гештальт-подходе, обожаю природные метафоры — как говорил Брюс Ли — это Вселенная каждый день преподаёт мне урок; или если Г. Тард в теории общества описывал взаимосвязи между его членами, как череду взаимных и не очень подражаний, то Китайская народная мудрость ещё до нашей эры огласила, что истинные мастера подражают природе) — я плыву в реке — на поверхности — это поверхностный контакт. На его поверхности — цветут кувшинки, уходящие корнями на глубину — там, где более глубокий контакт. И я могу либо нырять на глубину, либо дифлексировать — и бултыхаться вокруг-да-около. Так вот — долго на глубине продержаться не получается — какая-то сила возвращает — да и воздуха с поверхности хватает ненадолго. Да и чтобы нырнуть — нужно немного поплавать на поверхности. И я плыву в равновесии — между гравитационной силой и подъёмной Архимедовой силой — плюс своими усилиями смещаюсь вверх или вниз — плюс страхи утонуть и перегреть голову.

И у Н. Дойджа была описана самая крутая форма парадоксальной теории изменений, известных мне, основанная на данных нейрофизиологии — «попытка ведёт к росту». Эта форма родилась на примере того, как пациенты с утраченной подвижностью конечностей из-за травм пытались восстановить двигательные функции — сразу схватить стаканчик кофе — задача для них неподъёмная, но попытаться — шевельнуть хотя бы пальцем — тот первый шаг, через который они потом достигнут кофе. И сейчас я тоже что-то пытаюсь сделать — пытаюсь сформулировать философию, затаившуюся где-то у меня в глубине души. И эта попытка ведёт к моему росту.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 258