электронная
360
печатная A5
282
12+
Поэзия

Бесплатный фрагмент - Поэзия


Объем:
52 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-1665-4
электронная
от 360
печатная A5
от 282

***

Орел пустынный рандеву

Назначил Солнцу. Наяву

Как в сне глубоком формы их

Крестом схлестнулись. Краткий миг

Был этот символ в небесах, —

Он утонул в моих глазах…

***

Меж гор, в глубоком подземелье,

Во мгле, в гнетущей тишине

Течет ручей. В глубоком сне

Забыт эпохой отчужденья…


А там, в далекой вышине,

Там, в небесах, где нету света

Разбитая душа поэта

Все время тянется к тебе…

***

Может, не напрасно ты прожил,

Может, станешь верить в чудеса

Логоса, который разложил

Мириады звезд на небесах.


Может, не напрасно пройден путь,

Может, ты увидишь яркий свет.

И в блаженстве будешь ты тонуть…

Как тогда… И яркий силуэт


Красочно предстанет пред тобой.

Может, ты постигнешь мой совет,

Примешь свой последний главный бой —

И оставишь в мире яркий след.

***

При тусклом свете фонарей,

Под сиплый рев ржавых моторов

Он шел по тротуару. Дней

Не счесть безликих. У забора

Он видел все того же пса,

Ту же пустую остановку.

Повешенное наизнанку

Белье за изгородью. Снам

Давно он верить перестал.

Теперь они его томили

Как и вся жизнь. И голоса

В темную пропасть не манили.

Холодный дождь хлестал в лицо.

Бездушный ветер срывал шляпу.

Напоминал о старой клятве

Потертый крест. Он и кольцо

Огненным льдом сжигали тело.

Он покрутил их неумело —

И побрел дальше. Его путь

Вился безжалостной насмешкой.

Немой, безликой и неспешной,

В которой он привык тонуть…

***

Все начинается с любви:

Улыбка ангела-ребенка

И утопающий смех звонкий

В лучах мерцающей зари.

Все начинается с любви.


Все окупаемо любовью…

Грехи, невежество, гордыня,

Пренебрежение святыней.

И капли недружеской крови.

Все окупаемо любовью?


Все подчиняемо любви.

Все чувства, мысли, побужденья

Со дня библейского творенья,

Что чуть виднеется вдали…

Все подчиняемо любви?..

***

Глубоко в темени среднеземных провалов

Под старым кленом, высохшим в скелет,

Стоял как в ранах много-много лет

Пленником времени усохший домик малый.


Драконом пламенным, только несущим холод

В глазах окон ревел-взвывал поток.

Среди камней померкнувший исток

Шипел, петлял и полз. Он тоже был немолод.


Сидела, скрючившись. Лицо, душа в морщинах.

В её глазах сходил с ума поток.

И небо давит будто потолок…

И мыслей круговерть о близости кончины…

……………………..

На небе в солнечном кристально чистом свете

В долине зелени бежал-журчал поток.

Там канул в бесконечность потолок.

И там она. И он. И молодость воспета…

***

Он борется за правду и свободу?

Отнюдь. Он борется за свой лишь кошелек.

За тех, кто по истории — уроды.

За тех, кому свет счастья невдомек.


Он борется, чтоб скинуть злые силы,

Себя считая лучше, чем они.

И так — для всех. И так — все эти дни.

Поэтому в крови всегда могилы.


Он борется за честь и за бесчестье?

Он борется как с демоном святой?

Пожалуй нет, он как щенок слепой,

Вернее волк, лишенный доброчестья.


И посмотрев за спину вглубь столетий,

В глубины своих клеток ДНК,

Ты вдруг поймешь, что ты — росток без цвета,

Который вниз несет река.

***

На поле пустынном,

Испепленным солнцем

В тропических знойных ветрах

Висит, задыхаясь,

Отшельницей мира

Прибитая к пальме доска.


Иссохшая краска

И надпись сухая —

Лишь чей-то забытый каприз.

Подстертая память

О том, что когда-то

И здесь была буйная жизнь.

***

Плоские машины, плоские дома,

Плоская по полю стелется трава.

Плоский белый лебедь, плоский тихий пруд.

Люди в плоском мире плоскостно живут.


Там и ангел мрака — плоский будто лист, —

Суть клочок бумаги, в коем брезжит жизнь.

Там и ангел света — это лишь игра.

Там слова поэта — пустоты слова.


…Он опять проснулся и взглянул в окно.

Плоский лучик солнца озарил его.

На клочке бумаги — мелкий комок воль.

Плоская надежда причиняет боль.

***

Что делать, когда нет конечной цели?

Что делать, когда целей вовсе нет?

Бежать? Бороться? Ждать? Давать обет?

Все это — цель? Неужто? Неужели?


Хотя, конечно, был тут человек.

Бог показал им: мир интуитивен.

И ты, отшельник, сам во всем повинен.

Ты сам себе определил свой век.

***

Он говорил: «весь мир тебе отдам».

Но сам лишь суть фантом в моей судьбе.

Огромный зверь, ползущий по горам, —

Это всего лишь муха на стекле.

***

Ты помнишь час,

Когда лилась любовь

Глаза в глаза?

Ты помнишь нас,

И как кипела кровь

Века назад?


Ты помнишь День,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 282