электронная
7
печатная A5
235
16+
Подвиги Африканцева — 2

Бесплатный фрагмент - Подвиги Африканцева — 2

Староверы


5
Объем:
48 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-1336-1
электронная
от 7
печатная A5
от 235

Шёл ноябрь месяц, Артём Африканцев просматривал статистику продаж и бухгалтерскую отчётность самарского филиала и консолидированную отчётность компании N в целом. Губы и нос директора скривились в недовольную мину: прибыльность оставляла желать лучшего. Артём вызвал в кабинет бухгалтера Зину.

— Зина, как по-твоему улучшить прибыльность?

— Может в Казахстане дилера найти, тут недалеко до них.

— Вряд ли. У меня один знакомый там на границе так влип, что на верблюде еле выбрался, пастух выручил. А то бы куковал там до конца своих счастливых дней в погранполосе без плавсредств.

— Ну можно для ресторанов и столовых разработать меню супов каких-нибудь и салатиков из консервированного лосося или сайры…

— Тут на весь Пчёловск одна рюмочная, и то там воблой закусывают. Не наш контингент…

— Ну не знаю тогда… Может туристов сюда как-нибудь завлечь?

— Можно… Памятник консервной банке соорудить и гостиницу рядом с ним… Нет, всё не то!

— Ну, может спектакль поставить в Доме культуры, на тему рыбных персонажей?

— Ага, Капут будет главным лососем, а мы будем сардинками и сайринками вокруг него хоровод водить?!?!

— Ну лучше тогда со Спиридоном посоветуйтесь, он всё знает — уже 4 языка начал учить и все компьютерные игры освоил, почти…

— И то верно. А тебе всё-равно спасибо, много идей напридумывала.

……..


Вечером Артём наведался на тренировку регбиболистов. Площадка-трансформер уже была с крышей, в зале работало отопление. Дождавшись окончания занятия Артём подозвал Спиридона и поделился с ним своеё озабоченностью по поводу снижения прибыльности N.

— Меньше тратить времени и денег надо на эти глупости с реставрацией сражений. На одну битву Сайры с Минтаем сколько убухали!

— Не Сайры, а Тайры. С Минамото. Сам ты минтай!

— На эти деньги лучше бы столовую нормальную в городе сделали, гостиницу бы построили, туристов бы привлекли, глядишь и продажи попрут с прибыльностью.

— Неплохая идея. Но друзей не брошу. Привязался я к реставраторам. А для команды что можно сделать?

— Термопринтер бы закупить — на футболках номера и фамилии печатать. А то бегают кто в чем попало.

— Тоже идея! Так же можно и рекламные футболки печатать!

— Если футболок много потребуется могу в Узбекистане заказать оптом, через знакомого археолога Умеда найду поставщика.

— Да, позвони ему. А я термопринтер в интернете поищу.

— Спасибо, Тёма. Тут вот ещё…

— Что ещё?

— Мы тут по лесу кросс бегали и наткнулись на поселение, живут прямо в лесу, на опушке. Даже дети есть. Наверное староверы, но мы не разговаривали с ними. Может сходить к ним, консервами угостить?

— И то верно. Давай завтра прямо с утра и сходим. Возьми из команды пару человек подсобить с консервами. Заодно и безопаснее будет, а то может людоеды какие…

……….

Поутру Африканцев, Спиридон и ещё двое пчеловских регбиста отправились в лес прихватив 3 коробки консервов сайры. Уже минут через 40 они вышли к деревне. На встречу им вышел невысокого роста бородатый мужичок одетый в рубаху из грубой ткани и обширные шаровары, на ногах у него были берестяные калоши.

— Заплутали небось?

— Познакомиться пришли, консервов вам принесли на дегустацию.

— На какую ещё дебестацию?

— Ну попробовать, значит.

— Аа, ну попробуем тогда, благодарствуйте.

— А вы давно тут обитаете?

— Лет 400 уже, как гонения начались на староверов.

— Так может расскажете что про здешние края?

— А чего рассказывать. Сюда даже император заезжал, телега у него сломалась, вот он тут и жил неделю.

— Прямо у вас?

— У пра-пра-пра-дедов наших. Николаем звали. Первым.

— И как же вы его лечили?

— Травами обычно переломы лечим. Квасом отпаивали.

— Что, крепко поломался?

— Ногу поломали, и ключицу. Через неделю оправились и дальше поехали.

— И больше не приезжал?

— Больше нет.

— А еще что было интересного в этих краях?

— Хранцуз один забрёл, тоже едой из железных банок угощал наших пра-пра-пра-дедов, как вы нас сейчас. Они эти пустые банки в канаву складывали подле дороги, так вот телега императора в эту ямку и угодила…

— На консервах подорвался! — вырвалось у Спиридона.

— У вас тут я вижу жизнь ключом била эти 400 лет, — съязвил Африканцев.

— Пещера тут еще есть, но там кельи, гостей туда не зовём. Предки внутри горы отрыли в четыре полога, а под ними озеро! — разговорился мужичок.

— Вы отрыли или пра-пра-пра-деды?

— Пра-пра-пра-деды! Мы только молимся там.

— А можно нам там тоже помолиться? — спросил Спиридон.

— Отчего же нет? Приходите в воскресение, у нас полевой день, в пещерах свободнее.

— Договорились, уважаемый.

………………..


На обратном пути от староверов Африканцев и Спиридон пытались переварить услышанное:

— Николай Первый — это тот, про которого Пушкин писал «Всю жизнь свою провел в дороге, простыл и умер в Таганроге»? — спросил Спиридон.

— Кажется, нет. Пушкин про Александра Первого так писал. Говорят, Александр Первый имитировал свою смерть, а сам стал монахом. Может мы только что с его потомком разговаривали. Тоже, может, на консервах навернулся по пути в Таганрог, да тут и остался.

— А кто тогда в Таганроге простудился? — допытывался Спиридон.

— Откуда я знаю, у Пушкина спроси.

— Википедия больше знает. Ты в воскресение к ним пойдешь в пещеру?

— Сходил бы коли зовут.

— Чего, прямо в келье молиться будешь?

— Буду. Мне давно надо с мыслями разобраться. Суета одна. А ты пойдешь?

— Сходил бы, интересно посмотреть на 4-х этажную пещеру и подземное озеро. Красиво, наверное.

— Надо староверов пригласить на игру «Жуков» и «Шакалов» — интересно, придут или нет, как думаешь?

— Думаю вряд ли. Они своей общиной живут.

— А как сделать чтобы пришли, как думаешь?

— Ну, наверное надо всем «Жукам» покреститься по старообрядческому обычаю и соблюдать строгие посты. Только тогда времени на игры и тренировки не останется.

— Согласен. Сами будем их навещать изредка. А про их историю я в местную газету сообщу — народ точно порадуется.

…………………………


Весть о том, что Пчёловск целую неделю был столицей России попала в «Пчёловский вестник» уже на следующий день, всполошив весь городок. Дудукист-костоправ Баграм первым предложил соорудить памятник — гипс на консервной банке — в честь того великого происшествия (Баграм кроме музыки ещё увлекался живописью, рисовал, как сам говорил, в стиле «импрессиенистов»). Захар Земляникин объявил конкурс на лучший проект памятника и выделил помещение в доме культуры под картины или другие творения местных умельцев на тему «заблудившегося императора». Какие-то предприимчивые ребята запрягли телегу и повесили вывеску — «Экстрим тур по стопам императора». Новость не оставила ни одного равнодушного пчеловчанина или пчеловчанку.

Молва о «тропе императора» разнеслась далеко за пределы Пчёловска, в городок потянулись паломники и туристы. В срочном порядке пришлось восстановить обветшалую гостиницу, организовать турбюро из добровольцев, в которых недостатка не обнаружилось. «Пчёловский вестник» начал выпуск паиятных открыток и фотоальбомов. В турбюро желающим продавались по символической цене сухпайки, в которые обязательно входили консервы и открывалки N. Термопринтер «Жуков» теперь печатал не только майки для команд и промо-футболки N, но и сувенирные майки с принтами типа «Пчёловск — столица империи», «Заблудившийся император» и т. д.


………………………..


Африканцев решил зайти во вновь созданную галерею в Доме культуры. Экспозицию картин и скульптур охранял Баграм, он же был и экскурсоводом и автором некоторых картин.

— Это всё ты нарисовал? — поинтересовался Артём.

— Нет, мои только «Колики», «Порванный сапог» и «Полосатый лось».

— Ну и названия…

— «Порванный сапог» — это в часть императора. Нарисовал в стиле Ван Гога, у него есть картина углём «Стоптанные башмаки» — не видя хозяина представляешь как он вкалывает за дарма.

— По сапогу тоже можно представить как император летел с телеги…

— «Колики» — это боль императора от перелома, в стиле импрессиенистов.

— Ты прямо Пикассо настоящий! У меня у самого колики кажется начались. А «Лось полосатый» в честь кого? Тут вообще одни полоски.

— «Лось» — это Спиридон. Он засудил «Шакалов» в прошлой игре. «Полосатый» потому что судит всё-время в полосатой майке.

— НЕ засуживал он, «Жуки» лучше играли.

— Григорий бы вынес «Жуков» в одиночку если бы Силантий ему на ногу не наступил в первой четверти. А отделался только фолом. Дисквалифицировать надо было до конца игры!

— Хорошо, ладно, я поговорю со Спиридоном. Сейчас тороплюсь, извини!

………

Африканцев был благодарен староверам за то, что они сохранили в памяти сведения от том давнем событии, которое теперь так оживило Пчёловск. Артёму хотелось поближе узнать этих скромных трудолюбивых немного замкнутых людей.

Подойдя к новоиспечённым предпринимателям под табличкой «Экстрим тур по стопам императора», Артём заплатил за тур в одну сторону и с ветерком доехал до опушки. Оттуда нужно было пройти ещё пару километров вглубь леса, что он решил сделать самостоятельно дабы не беспокоить размеренный ритм жизни отшельников.

………….


В лесной деревне было пустынно, но в окнах мелькали огоньки лампад. По-видимому это было время службы. Артём присел на пень и стал дожидаться пока кто-нибудь появится на улице.

Прошло около часа, Африканцев уже прилично озяб. Наконец из избёнок начали выходить люди. Мужичок, говоривший с Артёмом и Спиридоном в прошлый раз, заметил его и подошёл.

— Здравствуйте.

— Доброго здравия. Опять про императора расспросить?

— Нет. Хотел спросить можно ли вашу пещеру посмотреть, — начал издалека Артём.

— Там молятся. Но если шуметь не будешь — свожу.

— Шуметь не буду.

— Пойдём.

Минут тридцать шли Артём с проводником вглубь леса пока не вышли к холму с приваленным к нему камнем. Мужичок довольно легко отвалил камень, за которым открылся вход в пещеру.

— На тебе свечу, без неё ничего не увидишь.

Артём следовал за мужичком рассматривая стены и потолок пещеры. С правой стороны в стене были ниши, в которых стояли иконы и лампады, слева — проёмы келий, в некоторых из них одиноко молились отшельники. Дойдя до тупика мужичок свернул направо и стал спускаться по узкой крутой лестнице вниз.

— Это ход на второй полог.

На втором уровне было более просторное место, видимо для общей молитвы.

— Здесь службы проходят по праздникам.

— Здорово!

— Ещё есть третий полог — но туда только свои могут проходить, либо с благословения старца Фрола.

— И то спасибо что хоть два уровня показали. А на службу к вам можно прийти?

— Нет, только свои. Другие могут наблюдать со стороны, не совершая молитвенных действий.

— Почему?

— Правила у нас строгие. Те, кто их не знает, из ритма выбивается, вся служба наперекос пойдёт.

— А какие правила?

— Крестимся мы двумя перстами, в молитвах используем старые обороты, до реформы Никона, поклоны бьём единовременно, а не кто когда захочет. И креститься у нас принято трёхкратным погружением. Ты вот крещеный?

— Да, маленьким когда был в церкви в тазик посадили и на голову воду из чайника поливали.

— Значит некрещеный ты.

— А у вас покреститься можно?

— Можно. Но надо выполнить три задания и получить благословение старца Фрола.

— Прям как в сказке про Ивана-Царевича.

— Не про Ивана-Царевича, а про Жар-Птицу.

— И какие три задания?

— Символ Веры наизусть рассказать, неделю поста выдержать без мяса и отстоять три службы от начала до конца, поодаль, не совершая молитвенных действий.

— А рыбные консервы в пост есть можно?

— Начинающим можно.

— А если у меня работы много и я не смогу по 6 часов в день на службе стоять?

— Можешь приходить когда сможешь. Только опаздывать нельзя — служба в 7 утра начинается.

Пригорюнился Африканцев — в семь он только вставал, а тут к сему уже в пещере надо быть…

— Хорошо, я попробую. Благодарю за гостеприимство!

— Милости просим.

— У нас там команда есть по регбиболу, если у вас кто из молодёжи желает поноситься по полю с мячом — можем взять в состав.

— Есть у нас Сева, ему бы может и подошло. Сейчас в деревню зайдём — поговори с ним.

В деревне Африканцев встретил Севу — щуплый малый лет 18—19, среднего роста.

— Ты не гляди что он худой, силёнка у него ой-ой-ой!

— Хочешь регбиболом заниматься? — спросил Артём Севу.

— Можно. А что делать надо?

— Мяч в кольцо забивать. Это в атаке. А в защите не дать забить в своё кольцо. За туловище и руки хватать можно, за голову и ноги — нельзя.

— Можно попробовать.

— Тренировки у нас по средам и субботам, в два часа дня. Приходи.

Попрощавшись с мужичком и Севой Африканцев побрёл обратно. Ближайшую субботу он решил испытать себя на стойкость — 6 часов быть на службе не крестясь. Идея ему нравилась, но в своих силах он был не уверен.


………………………..


Символ Веры Артём выучил довольно легко, пост на консервах тоже выдержал. Труднее всего было рано вставать по субботам и стоять 6 часов на службе. Но несмотря на физическую усталость и недосыпы службы староверов придавали ему огромный прилив духовных сил, так что остаток дня он проводил гораздо интенсивнее, успевая в разы больше, сам тому немало удивляясь.


……………………….


Сева под руководством Спиридона постепенно осваивал регбибол. Особенно ему стал удаваться бросок крюком. Даже рослому Силантию не удавалось заблокировать забросы новичка.

С увлечением Сева занялся и шахматами дабы не отставать от «дуэлянтов» шахбаскета. Он даже сам вырезал из дерева шахматную доску и фигурки, обучал желающих в своей лесной деревне.

Посетив Пчёловскую «галерею искусств» Сева предложил сделать там уголок произведений староверов. Кроме «галереи» их поделки согласилась разместить в свой «шоу-рум» и компания N, где желающие могли разместить заказ на поделки. Особенно пользовались спросом коробочки из бересты для хранения хлеба, сушёных ягод и грибов.

На вырученные деньги Сева первым делом купил велосипед горной версии, в простонародии «мантэн байк». На байке он добирался от лесной деревни до Пчёловска минут за 30. Для удобства туристов Сева также расклеил в лесу указатели до места аварии телеги императора, где уже стоял небольшой памятник с памятной доской. Видя популярность маршрута, он предложил организовать велопрокат, что было поддержано Захаром Земляникиным — у турбюро появилась дюжина «байков».


……………………………………


Матрёна Ледоколова регулярно переписывалась с Зиной и была наслышана о новом туристическом маршруте и мистических лесных жителях. Взяв пару дней отпуска Матрёна забронировала комнату в пчёловской гостинице и купил билет на междугородный автобус. Несмотря на 7-часовую тряску тут же по прибытии она взяла напрокат «байк» и поехала по турмаршруту. Девушке не терпелось познакомиться со староверскими женщинами, посмотреть на их быт, разузнать какие-нибудь рецепты вкусненьких блюд.

Матрёна катила по лесной тропе и уже добралась до места где кувыркнулась телега. Пощелкав памятник и текст памятной надписи Ледоколова следуя указателям покатила дальше в чащу. Проехав какое-то расстояние Матрёна услышала шипение и заметила змею, ползущую прямо на неё. Резко свернув в сторону она стала маневрировать между деревьями, пытаясь оглядываться отстала ли змея. Не заметив склона девушка стремительно покатилась в овраг. «Байк» зацепился за какую-то карягу, и Ледоколова перевернувшись через руль покатилась по склону. Ледоколова оказалась в болоте на дне оврага. Попытавшись встать на ноги она поняла, что правое колено у неё распухло и ей трудно наступать. Выбравшись на сухое место она отыскала телефон чтобы позвонить Зине, но телефон промок и не подавал признаков жизни. Матрёна вскрыла корпус, достала аккумулятор и стала протирать детали телефона шарфом, единственным сухим предметом оставшемся на ней. Посушив телефон она поставила аккумулятор и подключила дивайс. Телефон «ожил», но заряда оставалось совсем немного. Позвонив Зине Матрёна сообщила, что упала в овраг, не может сама передвигаться, попросила о помощи.


………………………………………………


Зина немедленно перезвонила Артёму. Африканце понимал, что важно найти Ледоколову до наступления темноты, поэтому решил использовать все средства. Капута он попросил организовать поиск с воздуха, использую вертолёт реставраторов. Сам сел на «байк» и покатил к староверам, которые наверняка знали все овраги в округе.

Сева выслушал рассказ Артёма и собрал с десяток лесных жителей на поиски вооружившись факелами.


………………………………………………


От усталости и боли Матрёна уснула. Разбудили её крики людей, выкрикивавших её имя. Собравшись с силами Ледоколова тоже стала кричать «Я здесь!» Через несколько минут сверху на краю оврага появились люди и Матрёна замахала им рукой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 235