электронная
120
печатная A5
550
12+
Подвиг твой бессмертен

Бесплатный фрагмент - Подвиг твой бессмертен

Объем:
36 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-0046-6
электронная
от 120
печатная A5
от 550

Я убит подо Ржевом

Весна была буйная, цветущая, юная, красивая. Она светилась лукавыми девичьими улыбками. Невозможно было жить в те дни без любви и счастья. Хотелось петь и смеяться. Хотелось смело и крепко обнимать своих избранниц. Хотелось кружить их в танце и осыпать полевыми цветами. И ничто этому не мешало.

В этом кипящем безумии жизни все мы дружно и радостно готовились к встрече великого майского Дня Победы.

Приближался час, когда каждый из нас сможет гордо встать в единый стой с героями своей семьи, с героями нашей Родины. Мы готовили портреты своих родных. Мы заранее прилаживали на грудь георгиевские ленточки. Мы рассказывали друг другу о боевой судьбе солдат.

Один из моих товарищей был грустен. Его родной дед, рядовой боец, прислал последнее письмо с фронта в апреле 1942 года из-под города Ржева. А более — ни слуху, ни духу. Ни похоронки, ни извещения о том, что пропал без вести. После победы домой он не вернулся. Сохранилась лишь довоенная фотография.

Вот что мне удалось о том солдате выяснить.

Рыжих Петр Антонович родился в 1902 году в селе Ильинка Воронежской губернии, что раскинулось на берегах реки Тихая Сосна, которая несет свои воды к вольному Дону. Родители его и он сам крестьянствовали.

Места те, бывшие некогда пограничными, раскинулись меж диким поле и лесостепью. Заселены они были с давних пор. Бывали там и легендарные скифы, и кровожадные гунны, и хазары, и печенеги, и половцы, и наши предки — славяне.

В 1585 году от Рождества Христова по велению Царя всея Руси и Великого Князя Московского Федора Иоанновича Блаженного (сына Ивана Грозного) при впадении реки Воронеж в реку Дон была основана порубежная крепость Воронеж.

Позже, в 1696 году, царь Петр Алексеевич строил там галерный флот, первые российские боевые корабли, ради победы славной в Азовских походах против турок.

А в пылающем 1919 году в тех степях сошлись насмерть в кровавой кавалерийской рубке: красные конники под командой прославленного комкора Семена Михайловича Буденного и сыны Тихого Дона, ведомые грозным атаманом Константином Константиновичем Мамонтовым.

Отпылали войны и смуты.

Пели в вышине жаворонки. Созревала гречиха. Живи да работай. Люди играли свадьбы, растили детей, покупали обновки, пели песни.

На поля вышли тракторы. В сельских клубах крутили кино. На столбе возле колхозного правления хрипел рупор радиовещания.

В начале тридцатых годов Петр Антонович Рыжих женился на соседской девушке красавице Анне Андреевне. Родился у них сын Митрофан.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.

Петру Андреевичу Рыжих исполнилось 39 лет.

Время было трудное и жестокое. Враг наступал. Самолеты с черными крестами на крыльях бомбили наши города. Красная армия с тяжелыми боями и горькими потерями отходила на восток. Мы оставляли свои дома, колхозные поля, людей, нашу родную землю.

22 августа 1941 года Рыжих Петр Антонович Алексеевским райвоенкоматом Воронежской области был призван в ряды Красной Армии. Служить ему довелось рядовым бойцом в 906-м стрелковом полку 243-й стрелковой дивизии.

Дивизия была не совсем обычная.

В конце июня 1941 года Ставка Главного командования приняла решение — для отправки на фронт в действующую армию сформировать из состава пограничных и других войск НКВД пятнадцать стрелковых дивизий, из них шесть стрелковых дивизий спешно, в самое короткое время.

Первые шесть формируемых дивизий, в том числе и 243-я стрелковая дивизия, предназначались фронту резервных армий для использования в критический момент на решающем направлении.

243-я стрелковая дивизия формировалась в период с 28 июня по 14 июля 1941 года в городе Ярославле из маршевых команд пограничных и оперативных войск НКВД. Она имела в своем составе 906-й стрелковый полк, 910-й стрелковый полк, 912-й стрелковый полк, 775-й артиллерийский полк.

Бывший политрук стрелковой роты 243-й стрелковой дивизии, закончивший после войны службу полковником в рядах Советской Армии, Н. И. Афанасьев вспоминал:

«Наша 243-я стрелковая дивизия, вошедшая в состав 29-й армии, формировалась в июне — июле 1941 года в городе Ярославле из личного состава пограничных и отчасти внутренних войск.

Офицерский состав прибывал с границы, в основном из Средней Азии и Закавказья. Рядовой и сержантский состав комплектовался за счет новобранцев призванных по мобилизации.

Формирование полков дивизии было проведено в самые сжатые сроки, с большой поспешностью. Без промедления батальоны и полки были погружены в эшелоны. Курс — действующая армия. Формирование и выдвижение дивизии к линии фронта были настолько ускорены, что даже не нашлось времени для торжественного принятия военной присяги бойцами, призванными из запаса. Принималась присяга в пути следования на фронт и на боевых позициях».

(«Страницы истории 243-й стрелковой Краснознаменной дивизии».

Ярославль. Верхневолжское издательство. 1972 г.)

Первым командиром 243-й стрелковой дивизии был назначен начальник штаба погранвойск Грузинского пограничного округа генерал-майор Ф. Н. Пархоменко.

Еще до прибытия красноармейца Рыжих Петра Антоновича к месту службы, в начале сентября 1941 года, дивизия успела пройти славный боевой путь.

17 июля 1941 года 243-я дивизия вошла в состав 30-го стрелкового корпуса.

Но уже 20 июля 1941 года дивизия была передана в состав 29-й армии Западного фронта, которая поспешно формировалась на базе управления того же самого 30-го стрелкового корпуса.

Вот в составе этой вновь сформированной 29-й арми 243-й стрелковой дивизии и предстояло сражаться на фронтах Великой Отечественной войны.

В течение последующей недели дивизия совершала двухсоткилометровый пеший марш к городу Торопец, что расположен на западе Калининской области.

С 26 июля 1941 года части дивизии вели тяжелые оборонительные бои к югу от города Торопец и на левом берегу реки Волга на участке Ржев — Старица.

26 июля 1941 года, форсировав Западную Двину, 243-я стрелковая дивизия перешла в наступление.

Вновь назначенный Командир дивизии генерал Ф. Н. Пархоменко лично с беспримерной отвагой возглавлял атаки одного из батальонов на направлении 906-го стрелкового полка, в результате чего полностью потерял управление всеми остальными частями дивизии.

Исключительно храбрый генерал, преданный партии коммунист, честный и порядочный человек — будучи толковым пограничником Н. Ф. Пархоменко не имел опыта командования стрелковой дивизией в полевом бою.

Наступление захлебнулось. Наши полки понесли большие потери. Их остатки, активно преследуемые контратакующим противником, отчаянно огрызаясь арьергардными боями, отходили на исходные позиции и отступали далее на восток.

3 августа 1941 года дивизия, оторвавшись от противника, вышла в район восточнее поселка Севастьяново Калининской области, где ненадолго заняла позиционную оборону.

Командование Западным фронтом принял в те дни прославленный маршал Семен Константинович Тимошенко.

Вот здесь-то красноармеец Рыжих Петр Антонович впервые попал на передовую линию, в окопы.

Выдано ему было: прославленная русская трехлинейная винтовка Мосина с четырехгранным штыком и пятнадцатью патронами, пара подозрительных на вид бутылок с горючей смесью против танков, шинель в скатку, ботинки с обмотками, солдатский котелок один на двоих с товарищем, гороховый концентрат, каленые ржаные сухари, шматок жесткого пожелтевшего сала, махорка, да неразлучная саперная лопатка. Да еще наркомовские сто грамм перед боем. Начал воевать солдат.

В августе 1941 года главные силы 29-й армии Западного фронта на своем рубеже вели тяжелые оборонительные бои с наступающим врагом. Немцы подавляли наши позиции непрерывными авиационными налетами, массированными артиллерийскими обстрелами, стремительными танковыми атаками и массами наступающей пехоты.

Противник в то время был хорошо вооружен и обучен. Он был силен, сыт, бодр и нахален. Он овладел боевой инициативой и активно наступал.

Это только на словах звучит внушительно — стрелковая дивизия Красной армии. На самом же деле осенью 1941 года в действующей армии наши дивизии насчитывали, вместо положенных по штату пятнадцати тысяч человек, едва ли по пять тысяч бойцов. О танках и не мечтали. Артиллерию кое-как заменяли минометы, противотанковые ружья, да редкие сохранившиеся «сорокопятки».

Как же неимоверно трудно было рядовому бойцу Красной Армии днем сражаться, ночью отступать, на рассвете рыть окопы, а с восходом солнца вновь встречать грудью беспощадного врага. Как же трудно было солдату пережидать бомбежку, ничем не отвечая наглому фашисту. Как же трудно было солдату ручными средствами борьбы останавливать и жечь гитлеровские танки. Как же трудно было солдату под ливнем пуль подниматься из окопа в штыковую контратаку. Горько было хоронить павших товарищей. Тяжко было многими сутками терпеть боль наспех перевязанных ран и ожогов.

Все это выпало и на долю рядового красноармейца, вчерашнего деревенского мужика, Петра Антоновича Рыжих. Хлебнул военного лиха вдоволь.

Нам неведомо, какие ранения, контузии, ожоги, переломы, боевые травмы выпали на долю этого солдата. Но из своей дивизии он не ушел в медсанбат до последнего дня своей жизни. Ни смотря ни на что оставался в строю.

К первому сентября под воздействием превосходящих сил противника, понеся большие потери, части 243-й дивизии отошли в район города Андриаполя Калининской области, а затем в болотистые труднопроходимые леса севернее его.

К вечеру 2 сентября 1941 года 29-я армия, отходя вдоль железной дороги Великие Луки — Ржев на восток, сумела кое-как закрепиться и организовать оборону на рубеже населенных пунктов Иванова Гора, Чижово, Хотино.

Противник же, не мешкая, форсировал Западную Двину в двадцати километрах южнее Андриаполя и захватил плацдарм на ее восточном берегу в районе населенных пунктов Дулово, Ольховка, Плотомой.

Овладев плацдармом, гитлеровцы начали укреплять его. Все соседние населенные пункты они превратили в сильные узлы сопротивления. Вокруг деревень отрыли окопы полного профиля, впереди которых установили проволочные заграждения в три ряда и минные поля. Для защиты живой силы оборудовали блиндажи, прикрывавшиеся дзотами.

Нашей доблестной разведкой ценой беспримерного мужества и горьких потерь было установлено, что захваченный войсками противника плацдарм глубиной четыре километра, протяженностью переднего края восемь километров, прочно обороняет недавно прибывшая из Франции и только что введенная в бой 102-я пехотная дивизия 23-го армейского корпуса. Свои войска враг построил в два эшелона. Каждый пехотный батальон был усилен 2—3 штурмовыми орудиями. Во всех опорных пунктах также имелись орудия.

Обстановка на данном участке фронта складывалась для нас угрожающая. С захваченного плацдарма гитлеровцы могли активно развивать дальнейшее наступление в любом выгодном для них направлении.

Командующим 29-й армии генерал-лейтенантом И. И. Масленниковым принято было решение о нанесении контрудара с целью уничтожения вражеской группировки на плацдарме.

Сложность операции заключалось в том, что противник, которого предстояло разгромить, имел по сравнению с нами подавляющее, почти трехкратное, превосходство в людях, в вооружении и в технике.

По замыслу командующего армией главный удар наносился в центре плацдарма в направлении на Суворово, Ольховка, силами двух полков 243-й стрелковой дивизии.

А вот 906-й полк, в котором служил красноармеец Рыжих Петр Антонович, в отличии от других, скрытно переправленный на западный берег Западной Двины, совершал обход и наносил удар по тылу противника в направлении на село Данилово. В дальнейшем этот же полк осуществлял второй удар по вражеской группировке с тыла — на село Ивашково.

Местность в целом благоприятствовала врагу. Однако наличие многочисленных перелесков, вплоть до Западной Двины, весьма способствовало скрытному маневру наших войск. С овладением же нами ключевыми опорными пунктами, вся система вражеской обороны теряла свою устойчивость.

16 сентября 1941 года за полчаса до атаки была приведена, не ахти какая, артиллерийская подготовка, вслед за которой был нанесен (чем бог послал) бомбовый удар нашей авиацией по переднему краю вражеской обороны. В 14 часов с дружным криком «ура» пехота ринулась в атаку.

Однако в результате активного огня и энергичных действий вражеских войск наши части залегли в поле, а затем отошли в исходное положение. В 19 час. 35 мин. наши части вновь повторили атаку, но и она не увенчалась успехом. На этом направлении завязался затяжной огневой бой.

В это же время 906-й стрелковый полк 243-й стрелковой дивизии, находясь вдалеке от этого несчастного боя, успешно форсировав глубокую и холодную Западную Двину, отбил контратаку вражеской пехоты и захватил первые траншеи противника у деревни Ольховка. Однако там наши бойцы встретили сильное сопротивление.

Завязалась лихая рукопашная схватка. Пришлось Петру Антоновичу бить фашистов и штыком, и прикладом, и ножом, и саперной лопаткой, стрелять в упор из винтовки и бросать в амбразуры дзотов ручные гранаты.

Бой шел смертельный и бескомпромисный. О пленных немцах не могло быть и речи. Куда их девать при совершении полком скрытного и спешного обходного маневра по тылам противника.

Фашисты понимали это и сражались отчаянно, насмерть.

Преодолевая сопротивление гитлеровцев, подразделения 906-го стрелкового полка к исходу 16 сентября перехватили дорогу Данилово-Кахново. Выставив заслон фронтом на запад и юго-запад, полк настойчиво продвигался к Данилово и к исходу 16 сентября ударом с тыла и фланга разгромил врага и овладел этим важным опорным пунктом.

На протяжении всей ночи 17 сентября и весь последующий день наши полки продолжали вести тяжелый бой. Отбивая контратаки, медленно, но упорно продвигались они вглубь вражеской обороны. Бойцам пришлось выбивать гитлеровцев из каждого окопа, дзота, блиндажа. Саперы с большим трудом расчищали проходы в минных полях и проволочных заграждениях. К вечеру 17 сентября 906-й стрелковый полк при поддержке соседних полков окружил противника в районе населенного пункта Болтова II и частью сил продвинулся с юга к селу Ивашково.

В течение 18 сентября противник яростными атаками пытался восстановить положение, но все они были отбиты. К вечеру 906-й стрелковый полк 243-й стрелковой дивизии овладел опорным пунктом Дулово. Оставшиеся в живых гитлеровцы, с трудом отбиваясь от преследования наших передовых подразделений, все же переправились на правый берег реки северо-восточнее Ерохино, где и закрепились в обороне.

В результате умело проведенных боев был ликвидирован плацдарм противника на восточном берегу Западной Двины, что привело к срыву его дальнейшего наступления в направлении крупного областного центра Калинина. В ходе боевых действий гитлеровцы потеряли около 4000 человек, была уничтожена артиллерийская и минометная батареи, подбито 4 самоходных орудия, множество мотоциклов, велосипедов и несколько автомашин.

Успех боя достигался умелым применением обходных маневров частями и подразделениями, смелым выходом во фланг и тыл группировки противника.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 550