электронная
252
печатная A5
347
18+
Подвал

Бесплатный фрагмент - Подвал

Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2426-9
электронная
от 252
печатная A5
от 347

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ГЛАВА 1. Женька

Надвинув капюшон поглубже и старясь перешагивать лужи, Женька бежала от метро к офису. Промозглый ветер проникал сквозь одежду, забирался во все щелочки и каждая клеточка уже промерзла. Женька не любила осень, впрочем, зима тоже не была ее фаворитом. Она любила лето, горячее, просто испепеляющее солнце, которое наполняло ее и сохранялось в теле в течение долгих холодных месяцев. Египет был ее любимой страной, побывав там однажды, она так пропиталась горячим солнцем, что еще долго ощущала его вкус и запах. Женька работала в туристической фирме, и каждый день отправляла людей в теплые страны. Как же она им завидовала, до хруста зубов, до боли в стиснутых пальцах. У нее не было денег, чтобы летать так часто как бы ей хотелось. Вообще, у Женьки было две мечты — разбогатеть и путешествовать по теплым странам, то есть одна плотно соприкасалась с другой. Но, мечты пока оставались только мечтами. Можно было завести богатого пузатенького дядечку, как Лизка — менеджер туров по Прибалтике и колесить по миру за его счет, но с ним надо спать, а с сексом у Женьки были свои отношения, про которые она никому не рассказывала. Да какие там отношения, не могла она им заниматься, вот просто физически не могла, поэтому и муж сбежал. Обозвал ее фригидным бревном и убег к пышногрудой соседке из первого подъезда. Первый год супружеской жизни она еще как-то пыталась, насиловала себя душевно, а потом силы кончились. Муж, конечно, не виноват, ведь он не знал о ее страшной тайне.

Наконец показалась яркая дверь офиса, совсем недавно хозяйка заказала пестрые прикольные баннеры, которые украсили входную группу. На одном сногсшибательная красотка в огромной белой шляпе красовалась на пляже райского острова с бокалом в руках, а на другом смешная семейка с рыжими родителями и не менее рыжими детишками веселились в бассейне. Женька еще раз полюбовалась пляжем, на котором она бы хорошо смотрелась и шагнула в мир путешествий, экзотических ресторанов, памятников и аквапарков — туристическую фирму «Я — Путешественник».

Женька рысью пробежала в маленькую комнатку, которая служила и столовой, и местом для переодевания, быстро скинула влажные внизу джинсы, сапожки, натянула черную короткую юбочку и повязала разноцветный платочек на шее. Такая у них была униформа — белый верх, черный низ и пестрый платочек и пригладила волосы. Именно они были Женькиной гордостью — длинные, блестящие, с крутой волной. Она не красила их — цвет итак был идеален, глубокий каштановый с чуть красной искрой. Одна беда — директриса требовала, чтобы все были с одинаковыми гладкими прическами, а Женька так не любила прятать волосы или заковывать их в кандалы заколок и резинок.

Присев за свой стол она просмотрела ворох заявок, заботливо распечатанных секретарем Варей — маленьким несчастным существом, пригретым директрисой по доброте душевной. Говорят, Варька была ее дальней родственницей. Чай-кофе она проливала, журналы рвала, по телефону отвечала сбивчиво и невпопад, но как человек была добрая и отзывчивая, всех жалела и ободряла. Такой человек в коллективе тоже нужен!

«Так, двое хотят во Вьетнам, пометка, чем дешевле, тем лучше. Еще трое в Тай, опять Тай, Индия. Ого! Мальдивы „все включено“. Наверняка какой-то пузан куклу свою вывезти хочет» — зло подумала Женька — «Тунис, Индия, и все остальное Таиланд. Ладно. Надо сделать хорошие подборочки, это же мои любимые направления — сплошное море и солнце, и может, в этом месяце премия больше будет».

Работала Женька за оклад и премию, половину которой старалась откладывать, чтобы уехать на целый месяц к солнцу! Целый месяц! У нее голова начинала кружиться, когда она представляла этот месяц.

Рабочий день был в разгаре, скоро Новый год, люди не хотят, как раньше жрать оливье тазиками и пить все 10 дней перед телевизором под плоские шутки юмористов, люди хотят новых впечатлений. Офис гудел, телефонные звонки раздавались тут и там. Женька была менеджером по безвизовым странам. Ей повезло больше, чем Лизе и Анне, которые сидели на Европе. Они за свою зарплату еще и визы были вынуждены оформлять. Так решила их директриса — всех разбить по туристическим направлениями, наверно, так было правильно, каждый знал отельную базу и экскурсионку своих стран.

Сегодня была пятница, а в каждую пятницу они собирались с девчонками и весело гудели в каком-нибудь недорогом заведении, караоке или баре. Весь коллектив, как одна, были не замужние, поэтому вечерами дома их никто особо не ждал. Мы работали в предвкушении пятничного вечера и многозначительно переглядывались с улыбочками. Телефон у меня на столе затрезвонил:

— Добрый день. Турфирма «Я путешественник» приветствует вас. Менеджер Евгения у телефона — певуче произнесла Женька. Кстати, от природы ей достался необычный голос — тягучий, чуть с хрипотцой, невероятной завораживающий и сексуальный. Ей бы на радио программу ночную вести, но как туда пробиться, связей нет, денег кот наплакал.

— Привет, Женьдос. Что мобилу не берешь, два часа звоню — раздался в трубке голос бывшего мужа

— Ты прекрасно знаешь, что в офисе нам запрещено пользоваться личными телефонами. Что хотел? — недовольно ответила Женька

— А я по делу к тебе. Не просто так. И не думай, что соскучилась — хохотнул экс супруг

— Слушаю тебе наивнимательнейшим образом — процедила девушка

— Короче, мы с Маринкой отдохнуть решили, что — то запарились совсем, давай, найди нам путевочку в теплые края, чтоб вылет через неделю. Ну и скидочку организуй, по-родственному.

«Нашлись тоже мне родственники» — зло подумала Женька

— Ладно, подъезжай со своей нимфой, найдем вам путевку. Только оплата сразу, никаких рассрочек, знаю я тебя — ответила она мужу

— Да не вопрос, мне для Маришки ничего не жалко. Я ей так и сказал, пора нам отдохнуть по высшему классу, заслужили. Через часа три и приедем. — Ответил супружник и бросил трубку, не попрощавшись.

«Ну вот, испортили пятницу, а такое хорошее настроение было» — подумала Женька и с тоской посмотрела на часы. «Хоть бы не успели, хоть бы в пробку попали».

Видеть бывшего мужа и его нынешнюю пассию совсем не хотелось. Не то чтобы расстались врагами, особо и не скандалили, Женька его никогда по — настоящему не любила и замуж вышла только от одиночества. Она ведь была детдомовской, вот и потянулась к нему, думала, все сложится. Ан нет, не сложилось. Слишком глубоко в ней жили воспоминания о том, что произошло тогда, в детдоме, давным-давно.

Рабочий день уже подходил к концу, кода в офис ввалился бывший муженек с Маринкой. В ней было много всего — ресниц, волос, тела, духов, косметики. После нахождения с ней в одной комнате больше пяти минут у Женьки отчаянно начала болеть голова. Маринка не умолкала ни на секунду, из ее обильно накрашенного рта постоянно вылетали матерные словечки, чуть окрашенные нормальными. Нет, баба она была неплохая, приехала из городка Задорожинска, пошла работать на хлебозавод, и уцепилась за Москву руками и зубами. Дослужилась до старшего технолога, чем гордилась невероятно. В Москве она жила уже 10 лет, а ее Задорожинск так и не выветрился. Полчаса эта сладкая парочка просматривали журналы, открывали на компе сайты отелей, восторгались экскурсиями, и что было главнее для Маринки, рынками и магазинами. Наконец страна была выбрана, с отелем определились, деньги внесены в кассу и счастливая парочка, громко обсуждая предстоящий отпуск, удалилась.

— Слава богу, ушли — выдохнула Женька

Коллеги сочувственно покивали, Женька прошла в их каморку, цапнула из сумки сигареты, и шмыгнула через черной ход в маленький дворик, там у них было место релаксации, а в простонародье «курилка». «Поскорее бы вечер, пойдем, напьемся» — думала Женька. Вообще, она с алкоголем не очень дружила, помнила о тягостной генетике родителей-алконавтов, но иногда, когда накатывало так, что дышать было трудно, и бессонница вперемешку со страхом мучила несколько суток подряд, то Женька загружала свой организм горячительными напитками и проваливалась в благословенный сон на сутки. Только в пьяном сне ее мозг отдыхал, и ей не снились те события, о которых она была и рада забыть, но не могла. Все было пройдено — гипноз, психологи, даже к психиатру одно время ходила. Не помогло!

Докурив, аккуратно затушила сигаретку и вернулась в офис, девчонки уже выключали компьютеры, убирали документы в разноцветные папки и весело переговаривались между собой.

— Женюр, куда рванем? Я предлагаю караоке, помнишь, в прошлом месяце ходили — предложила Аня

— Мне без разницы, сами решайте, только чтоб недорого — ответила Женька

Лизка презрительно хмыкнула и, пройдя к зеркалу, принялась натягивать шубку, все своим видом привлекая внимание коллег.

— Не крутись так, мы уже оценили. Интересно, за какие заслуги твой престарелый мачо тебя так отблагодарил — спросила Мила, ухмыляясь

Лизка резко повернулась к ней и сказал:

— Иди надевай свой дешевый пуховик и дуй с этими — кивнула в нашу сторону — в дешевый кабак. Вам таких подарков и не снилось.

Схватила сумку и скрылась за дверями офиса

— Вот, сука — возмутилась Анна — подстилка

Лизу не любили в офисе, а она отвечала им взаимностью. Девушкой она была так сказать, не особо разборчивой. Клиентам мужчинам строила глазки и подсовывала свой номер телефона, людей оценивала исключительно по толщине кошелька и автомобилю, на скромные семейные пары, желающие поехать в Турцию в отель подешевле, презрительно фыркала. Директриса ее держала из-за умения развести богатого мужичка на дорогущий отель, даже отпускала ее вне отпуска с таким клиентами.

Женька, Аня и Мила еще чуть посплетничали о Лизке-шалаве, как за глаза ее называли, выбрали место для пятничного разврат и по традиции минут пять поспрашивали Варю пойти с ними. Та, по той же традиции отказалась, и выдвинулись навстречу приключениям. Женька еще не знала, что не скоро увидит свой офис, ведь за окном был ноябрь, и в этот месяц год назад кое-что произошло.

ГЛАВА 2. Стас

— Стас! Кто видел этого подлеца? Где он? — надрывался главред журнала «Современный стиль» — срочно его в мой кабинет.

Журнал гудел, как встревоженный улей, рабочий процесс в разгаре. Две ассистентки сбились с ног, разыскивая лучшего журналиста «Стиля» Малышева Стаса. Высокий красавец с белоснежной улыбкой и потрясной фигурой был объектом вожделения каждой женщины от 18 до 90 лет. Стас мог очаровать любую, но, несмотря на его поистине идеальную красоту, его любили и все мужики. Этакий всеобщий любимец, донжуан и бонвиван.

Стас заявился в редакцию к обеду, как обычно произведя легкий фурор. Так было всегда, он приходил с цветочками для редакционных дам, иногда с бутылками, на которых пестрели иностранные наклейки для мужской части коллектива и с неизменным шоколадом для секретарши главреда, одарял всех подарками, получала свою долю восхищений, и удалялся в кабинет начальства. Как бы ни кричал главный редактор, все вокруг знали, что он души в Стасе не чает и скажи ему тот, что собирается уволиться, получил бы разрыв сердца немедленно. К слову, многие издания хотели переманить Стаса, но он оставался верным «Стилю».

Через час Стас выпорхнул из кабинета главного и танцующей походкой прошел в свой кабинет. Из всех журналистов издания такая роскошь, как отдельный кабинет, была только у него, у Стаса Великолепного. Минут через пять к ним, тяжело переваливаясь с ноги на ногу, прошла главная бухгалтер Тамара Ивановна, неся в руках амбарную книгу и белый конверт. Именитый журналист даже гонорар получал лично из ее рук, и никто не знал, какие у него гонорары, но представление имели. Удивительно, но зависти в коллективе журнала не было, настолько Стас располагал и влюблял в себя.

Стас коротал время в своем кабинете перед вечерним мероприятием, куда его отправил редактор. «Очередная светская лажа» — с отвращением подумал он — «Те же лица, те же рожи. Бабы выходят прогулять свои новые сиськи и губы, мужики хвалятся тачками и часами. Надоело!».

На столе завибрировал телефон:

— Алло, Малышев!

— Привет, Стасик, это Светочка! Как ты, мой дорогой? Сегодня все в силе? Я уже в салоне, навожу красоту.

— Да, королева моя, все в силе. Встретимся у Кристалла в девять. Говоришь в салоне сидишь, а тебе оно зачем? Прекрати этим глупостями заниматься, ты красавица от природы, таких шикарных волос ни у кого нет. Не позволяя им портить твою красоту — рассыпался в любезностях Стас, одновременно кривляясь, глядя на себя в зеркало, висящее на стене напротив.

— Ой, Стасик, умеешь ты настроение поднять. Все, котик, чмоки-чмоки, встретимся в девять — воркующим голосом произнесла собеседница и положила трубку.

Светочка, как и Леночка и множество других были палочками-выручалочками Стаса. Все как одна модели, начинающие певицы и танцовщицы, пробивающиеся с помощью Стаса к красивой жизни. Нет, он не брал плату сексом за появление с ним в свете, а выход с ним приравнивался к полноценной раскрутке, в этом не было такой необходимости, а вернее потребности. Все дело в том, что Стаса тянуло к мужчинам, и всю свою сознательную жизнь он это тщательно скрывал. Вот тут и помогали модельки и начинающие певички. Он тщательно строил свой образ донжуана, фабриковал скандалы с изменами и брошенными красотками, из кожи вон лез, чтобы никто и не догадался о его тайне. Зачем Стас это делал, он и сам объяснить не мог. В наше время открыто заявить о своей нетрадиционной ориентации не считается зазорным, более того, открывает новые двери, и дарит новые возможности, но Стас держал свою тайну под семью замками.

Просмотрев почту и ответив на пару важных писем, Стас откинулся на спинку кресла и подумал об Антоне. Сейчас он был влюблен в Антона, милого тихого мальчика, который приехал из Челябинска в Москву в поисках лучшей жизни и работал курьером в Интернет магазине, частым клиентом которого был Стас. Так они и познакомились. Чувства между ним вспыхнули мгновенно, как сухой лес в жаркую погоду, как фейерверк на Новый год. Стас снял ему небольшую уютную квартирку, представился банковским работником и отправил учиться в экономический колледж. Он летел в эту квартирку при любой возможности, его тянуло к Антону с неимоверной силой, такого раньше не случалось. Все его партнеры до этого мальчика были не оставили в сердце Стаса и следа, просто животный секс и расставания без сожаления. А он влез в его душу и покидать не собирался. «Жаль, что до тусовки он не успевает съездить туда. Очень жаль!» — подумал Стас и прошел в гардеробную одеваться. Он сам, за свой счет обустроил у себя в кабинете эту гардеробную, ассортимент восхитил бы любую модницу. Ряды рубашек, блейзеров, костюмов. Здесь было все, вплоть до носок и нижнего белья, рядом была маленькая ванная комната. Профессия светского репортера обязывала Стаса выглядеть хорошо в любое время суток, ведь тусовки могли возникнуть на ровном месте и совершенно без причины, и перерасти в событие, которое необходимо осветить.

В 21.00 Стас галантно держа за руку полуодетую Светочку в боевой раскраске входил в ярко освещенные двери ночного клуба Кристалл, где праздновалось день рождение и одновременно выход сольного альбома певицы Дины Вокс. Стас огляделся, вокруг, как и каждый вечер мелькали одни и те же персоны, медийные и не очень, политики и актеры, журналисты и просто бездельники. Подобные сборища редко отличались друг от друга, разве кто драку устроит или, как сейчас это называлось, перфоманс. Вот и сегодня все шло по обычной схеме — неискренние поздравления, лживые восторги от песен, фальшивые поцелуи и объятия. Стас уже заскучал и еще сильнее захотел в их квартирку, тихую и уютную. Пили бы с Антоном вино, смотрели телевизор, они оба любили старые советские комедии, разговаривали обо всем. Но работа есть работа. Стас был большим профессионалом, слишком долго и трудно он создавал себе имя, которое дало ему прекрасную жизнь. Он никогда не вернется обратно, детдом до сих пор ему снился, также во снах он явственно ощущал голод, постоянный голод и помнил то, что никогда не сможет забыть — нечеловеческие глаза его обидчика. Стас навесил дежурную улыбочку и пошел по залу — объятия, поцелуйчики, смешки, сплетни и куча визиток с номерами телефонов влюбчивых дамочек, которые были не прочь затащить его в койку, несмотря на то, что их мужья были тут же, жали ему руку и восхищались его талантом.

Он мельком глянул на телефон — так, уже ноябрь подходит к концу. Как быстро пролетела осень. Надо взять недельку и слетать с Антоном отдохнуть, подальше от людской молвы и этого светского хаоса. «Ноябрь, ноябрь» — крутилось в голове. Что случилось в ноябре? Отогнав мысли об особенностях осенних месяцев, он взбодрился, и душа его пела: «К Антону! К Антоноше»

ГЛАВА 3. Карина

Карина мучилась от похмелья, от дикого похмелья, впрочем, это было ее нормальное утреннее состояние последние два года. Она, шатаясь, прошла на кухню, взяла из холодильника бутылку с водой и стала пить прямо из бутылки, половину проливая на пол. Чуть утолив жажду, она включила чайник и щелкнула пультом от телевизора. Пока чайник закипал, она тупо пялилась в телевизор, потом налила в огромную чашку кофе, отпила, подумала и, достав из бара начатую бутылку коньяка, добавила хорошую порцию в кофе. Выпив полкружки, закурила. Организм начал потихоньку функционировать, мысли стали проясняться, в голове перестало шуметь, только руки еще дрожали. Ночка была что надо, двое постоянных неутомимых турков и куча приятных подарков. Утренняя двухчасовая ванна, уже с бутылкой красного вина и под оглушающие вопли из музыкального центра и Карина была готова встретить новый день, а вернее новую ночь во всей красе. Да, Карина была, как выражаются сейчас, девушкой с низкой социальной ответственностью, а в простонародье девушкой по вызову. Но, надо учесть, что весьма и весьма высокооплачиваемой. Ее услугами пользовались депутаты и бизнесмены с состояниями более шести нолей, актеры и директора самых крутых компаний. Ее услугами пользовались многие, но при встрече здороваться не спешили, на семейные праздники не звали. У Карины не было тормозов и стопов в сексе, она практиковала все. Работала она сама на себя, от сутенера ушла, расставшись с ними почти друзьями, раз в месяц отстегивала «крыше» энное количество купюр и спала спокойно.

Приведя себя в порядок, Карина взяла телефон и пролистала заметки, на вечер у нее был записан гость, который договорился с ней о встрече еще месяц назад. Но, специфика ее работы была такова, что кто-то из клиентов мог заявиться и днем.

Вообще, такая жизнь ее устраивала. Она всегда была при деньгах, даже больших деньгах, покупала себе шмотки. Вот, за два года приобрела эту квартиру, обставила ее, летала заграницу, иногда одна, иногда и с клиентами, а то, что в кровати ей приходилось терпеть такие мерзости, что описывать не хочется, так это для нее ерунда была. Из детдома она вышла распущенной донельзя, плюс порочная генетика сделала свое дело. Мать Карины была известная потаскуха, а кто отец никто не знал. Жила Карина одним днем и мысли о будущем даже не посещали ее голову, детей она терпеть не могла, подруг и друзей не завела, ее интересовали только три вещи: деньги, секс и сама Карина.

Девушка развалилась на огромном диване в гостиной, с одной стороны у нее стоял стеклянный столик, на котором стояла очередная бутылка вина и сигареты, с другой стороны журчал фонтан с позолоченными фигурками. Карина не отличалась хорошим вкусом, да и прививать его было некому, поэтому квартиру оформила в ужасающем стиле а-ля «дорого-богато». Здесь было все — потолки с зеркалами и позолотой, Включив телевизор, она несколько часов смотрела американские комедии, смеясь над глупыми шутками, и параллельно отвечала на звонки клиентов, которые возжелали посетить ее сегодня. Но сегодня Кариночка всем отказывала, у нее уже был запланирован посетитель, который сразу обозначил ей сумму за свидание, и она ее ох как устраивала, она даже не спросила, что он хочет за такие огромные деньги и в этом была вся она.

А за окнами бушевал холодными дождями ноябрь.

ГЛАВА 4. Вадим

Вадим проснулся как обычно, в 6 утра, сам, без будильника. Привычка, выработанная годами. Старясь не шуметь и не разбудить спящую рядом жену, он прошел на маленькую кухню. В его квартире все было маленьким, как насмешка над таким высоким и достаточно крепким человеком, как Вадим Сенчин. Двухкомнатная хрущевка с совмещенным санузлом и клетушкой — балконом. Но Вадиму и его семье были не важны бытовые условия, его не беспокоило, что дети давно выросли из всей одежки, что жена ходит в старом пуховике. Как ни странно, но и жену это не беспокоило и все дело в том, что Вадим с супругой были адептами секты Новый путь и любую заработанную копейку тащили туда.

Вадим работал автослесарем, его жена Лида продавцом в гипермаркете, откуда после смены она тащила домой в черном пакете продукты, у которых подходил срок годности. Они с удовольствием их ели и кормили детей, вещи преимущественно приобретали в секондхэндах или без стеснения брали у сердобольных соседей. У них была ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ — спасти свою душу во время Апокалипсиса. Мозг им промыли основательно.

На кухню вышла заспанная жена в шитой-перешитой ночнушке и зевая спросила:

— На работу?

— Ага — ответил Вадим — сегодня Опель привезут, посмотреть надо. Хорошие деньги обещали

— Сколько? — оживилась жена — Надо на собрание сегодня идти, мы на этой неделе еще не сдавали на убежище. Ты же помнишь, что скоро случится.

— Сегодня сдадим, нам обязательно надо попасть в убежище, а то сгорим в геенне огненной — задумчиво ответил Вадим.

До работы он добрался пешком, машину давно продал и деньги отнес в Новый путь, а на маршрутке экономил. Там его считали не от мира сего, но издеваться перестали, просто не обращали внимание. Вадик был классным мастером, руки у него росли, откуда нужно. Еще в детдоме он чинил часы, малышне немногочисленные игрушки, а воспитателям домашнюю технику. Хотя про жизнь в детдоме он вспоминать не любил и никогда не рассказывал, даже жене.

Вадим возился с раздолбанным Мерсом, хозяин которого вертелся неподалеку, когда у него зазвонил старенький сотовый:

— Алло, слушаю… говорите

— Добрый день, Вадим. Мне вас посоветовали друзья, говорят, вы мастер первоклассный. У меня моя ласточка закапризничала, не посмотрите? — Произнес незнакомый голос

— Приезжайте, я посмотрю, только если вы хотите срочно, надо будет в кассу доплатить — ответил слесарь

— Вот в этом и вся проблема. Вернее, в деньгах не проблема — хохотнул собеседник — я очень занятой человек и совершенно не успею к вам. У меня другое предложение, вы приезжайте ко мне сами, посмотрите мою красавицу, скажете свое экспертное мнение, и вас отвезут, куда скажете. Я вам за консультации заплачу. 10 000 рублей. Этого хватит за вашу помощь?

У Вадима аж улыбка появилась, 10 000 это очень хорошо, это их приблизит к месту в убежище. Конечно, он согласен.

— Ну давайте, говорите куда приехать. Только потом меня обязательно отвезите, я без машины — не скрывая радости, ответил Вадим.

Собеседник продиктовал адрес и вежливо попрощался, а Вадим принялся звонить жене, ведь у него были такие радостные для нее новости. Все их разговоры в последнее время вились вокруг денег, они реально верили, что скоро наступит Апокалипсис и Земля примет на себя огненный удар, после которого выживут избранные, а именно те, кто успеет скрыться в тайном убежище, где будет молиться и ждать Божьего избавления. Главенствующий Нового Пути строил такое убежище, а на строительство были нужны средства, большие средства.

Жена обрадовалась и дала свое благословение на халтуру, а Вадим подготовил сумку с инструментами и с нетерпением стал ждать вечера.

А в ноябре вечера наступают так рано…

ГЛАВА 5. Иван

Утро Ивана начиналось одинаково в любое время года и в любой стране мира. Подъем в 6.30 утра, быстрая зарядка-разминка, душ, сбалансированный завтрак — меню он составлял самостоятельно и не дай бог экономка Клавдия что-то перепутает, скандал будет знатный, а потом выезд на работу. Иван, после того как его детдомовское начальство предложило ему пойти овладеть замечательной профессией токаря или повара, сбежал из городка. Кое-как добрался до Москвы, помыкался и устроился днем таскать баулы на рынке, а вечером убирать в офисах, одна из контор как раз и была риэлтерским агентством. Он уже и сам не помнил, как его талант продавать открыл бывший директор Сергей Иванович, но сейчас Иван один из самых лучших и высокооплачиваемых риэлторов Москвы. Свой офис, две машины, большая квартира в центре и самое главное достижение — сын, Давид Иванович трех лет от роду. Воспитывал он сына в одиночку, жена как-то поехала на отдых в Турцию, естественно, без него — он, как обычно, дожимал свои сделки. Там она и встретила, как потом выразилась, мужчину всей своей жизни, турка лет сорока, работавшего в отеле шефом анимации. Турок ее принял, а про ребенка и слышать не хотел, хотя Иван сына и сам бы не отдал. Иван провел свое детство в детском доме и до сих пор помнил как это, жить без отца. Именно без отца, не без матери. Когда все дети выбегали навстречу женщинам, пришедшим в их детский дом, он искал глазами мужчин и представлял, каким они могли быть папами. Футбол, походы в лес, вечерние рыбалки с посиделками у костра, вот о чем он мечтал.

Дом строгой рукой вела Клавдия. Она приехала из глухого молдавского села, и счастливый случай свел ее с Иваном. Он тогда уже поднялся и как раз собирался жениться, а молодая новобрачная не планировала взваливать на себя домашние хлопоты. Клавдия пришла к ним уборщицей в офис и как-то вечером они разговорились, через два дня она уже жила у него в небольшой комнатушке и с радостью хлопотала по хозяйству. Женщиной она была экономной, рачительной, трудолюбивой и весьма энергичной. Давидика полюбила как родного внука и с его рождения практически не отходила от него, тем более жену Ивана это весьма устраивало, она занималась собой. Йога, пилатес, какие-то непонятные курсы самопознания и развития личности, потом она решили, что ей крайне необходимо иметь высшее образование и Иван оплатил год обучения в коммерческой шараге с гордым названием «Академия фундаментальных экономических знаний». Через полтора месяца супруга осознала, что скучная бухгалтерия не для нее и увлеклась фотографией, потом возникла дикая идея, что она грандиозная певица. Можно сказать, что когда супруга сделала финт и бросилась в объятия турка, Иван вздохнул спокойно. Любовь давно уже перегорела, он видел как нежная ромашка, которую брал в жены, превращается в злобного крокодила. Все хорошо было в жизни Вани — любимая работа, сын, Клавдия, которая стояла за него горой и была готова умереть за своих домашних. Своей семьи у пожилой женщины не было, муж умер давным-давно, а единственная дочь укатила на заработки в Испанию, и вот уже больше десять лет от нее не было вестей.

Тот самый звонок раздался именно тогда, когда Иван выбирал галстук. Он очень трепетно относился к своему внешнему виду, профессия обязывала. Никто не купит пентхаус за двадцать пять миллионов у риэлтора в галстуке за 100 рублей и в костюме с рынка-толкучки. Его гардероб был идеален, по вечерам он частенько просматривал модные журналы и фэшн каналы и являлся частым клиентом дорогих бутиков. Это были вложения, и он это понимал. Иван стремился к деньгам, он любил их, нет, не правильно, он их боготворил и ими восхищался. Наверно, все детдомовские помнят голод и ощущение одинаковой обтрепанной одежды и хотят стереть эти воспоминания из памяти.

Мобильный завибрировал и деликатно промурлыкал рингтон.

— Ряскин Иван у телефона. Слушаю вас

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 347