электронная
306
печатная A5
405
18+
Подарок пирата

Бесплатный фрагмент - Подарок пирата

Объем:
166 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-8356-2
электронная
от 306
печатная A5
от 405

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Человек — самая слабая тростинка в мире,

но эта тростинка мыслящая.

Блез Паскаль

— Я не понял, что, так и не удалось ничего найти? Вы что там делали? Я что, зря деньги давал вам на все расходы? — кричал в трубку телефона разъяренный босс.

— Я… Нет. Что вы. Мы перекопали весь остров. Пусто. Нигде в местах, указанных на карте, ничего нет, — сказал Андрей.

Андрей Петрович Зотов в прошлом был прорабом на строительстве жилых домов в Подмосковье и после смертельного ЧП на объекте случайно (а может, и нет) избежал при помощи босса наказания. Босс предложил ему работу, и Андрей Петрович стал работать на его предприятии.

Он говорил и заикался, нервничая, это у него после ЧП, понимая, что сказанное им могут в любой момент проверить. Но в том, что они все сделали и он говорит правду, Андрей не сомневался.

— Ты точно проверил все указанные на карте места? — продолжал задавать вопросы босс.

Босс — Виктор Сергеевич Меркулов, один из влиятельных акционеров банка «Рассвет». Это был расчетливый, очень прижимистый и жадный человек. Он получил от своего компаньона Паршева Геннадия Витальевича в счет возврата долгов карту трехсотлетней давности. Он взял карту в надежде, что там действительно что-то есть… На плане были указаны места возможного местонахождения спрятанного пиратом клада. Он изучал карту, несколько раз просматривая ее, и, собрав команду, отправил на поиски клада.

— Все до единого. Несколько раз пересчитал метраж. Все точно. Копали на два метра вглубь. Пусто. А может, это пустышка? — сказал Андрей и замолчал, ожидая реакции босса.

Он знал крутой нрав босса. Перечить ему… себе дороже… И поэтому ждал его решения.

— Вышли-ка мне карту. Я сам посмотрю.

— Высылаю. Ловите. На карте нет ни одной цифры. Мы мерили по масштабу. Может, вы чего-то увидите, — тихим голосом сказал Андрей.

Он знал, что у босса свое видение, что в строительных вопросах — ноль. Но показывать это…

Выслал и ждал решения босса. Сам в сотый раз всматривался в карту. Не пропустил ли чего.

— Погоди. Я смотрю карту, — сказал босс.

Пересмотрев в многократном увеличении, не найдя ни единой цифры, убедившись в правдивости сказанного, сказал:

— Неужели эта сволочь Паршев, дал мне пустышку. Я же с него все взыщу.

Немного помолчав, спросил:

— Ты мне точно фото с подлинника выслал? И правда, ни одной цифры. А как же проверить? Это что за туфта? А куда ты смотрел, когда собирался ехать? Что, сразу не видел? И что теперь? Бросать?

Он сидел и размышлял над сложившейся ситуацией. «Столько вложено денег. И что теперь… Все впустую? А кто мне их вернет. С Паршина как с гуся вода… Он пуст, брать нечего. Что? Что делать? Думай не думай, а что-то надо решать».

— Я не знаю. Решайте. Мне — как скажете. Скажете еще искать — так будем копать. Только где?

— Да, видимо, лоханулись. Завязывайте. Мы здесь будем разбираться. Выезжайте. Все, — и босс отключил телефон.

***

Он, Вениамин Эдуардович Бурданский, еврей по национальности (и мама, и папа были евреи), без проблем переехал на постоянное место жительства в Израиль. Переехал уже в пенсионном возрасте и получал от государства пособие по старости. На жизнь хватало. Особых требований у него не было. В развлечениях и пиршествах он не нуждался… Возраст уже не тот… Так и жил, если бы…

Сидя на диване в съемной квартире в городе Ашдоде на юге страны, он смотрел телевизор, не слушая, о чем говорят и что рассказывают в программе. Все его мысли были о том, правильно ли он поступил, приехав жить в Израиль. Да, на мелочь и еду вроде хватает с того пособия, которое выделяет государство репатриантам. Чтобы помочь в учебе дочери, высылать деньги на оплату обучения в институте, он пошел работать. Работал не по специальности. Работал через нанимателя на подсобных работах. Приходилось делать все: и тяжести таскать, и полы убирать, и мусор выносить. Все приходилось делать. А что он мог еще, если не знал языка.

Приехав в страну, он решил выучить язык. Пошел на курсы в ульпан для изучения языка. Учил. Но… Как-то не получалось. Вроде учит… А ничего не запоминается. Ходил честно, как в школу, два месяца. А когда понял, что это безнадежно, — бросил.

Работая, общаясь на работе и в быту с местными жителями, слушая их разговоры, начал запоминать слова, вспоминая пройденный материал на учебе. Понемногу стал говорить. Вроде получается. Но для работы по специальности этого мало. Надо уметь писать и читать. А это… Вот и приходится ему на старости лет батрачить.

Жил он один… Жена не захотела с ним переезжать. В России оставались дети и мама… А у него не было выхода. Болезни замучили. Постоянное лежание на лечении в больницах угнетало его. Эти диагнозы — инсульт, — которые ставили ему врачи каждый раз, как ему становилось плохо, эти лечения непонятно от чего не приносили облегчения. Да и давление скакало, не давая нормально жить.

Единственной радостью в его жизни была рыбалка. Он с удовольствием ездил на речку ловить рыбу. Там он отдыхал и телом, и душой. Рыбы он ловил всегда много, но чтобы не кричала жена — а она не любила чистить рыбу и поэтому, когда он возвращался с уловом и нечищенной рыбой, устраивала скандал, — приходилось по окончании лова чистить и мыть рыбу. Сидеть на корточках он не мог. Сильно болели ноги. Но выбора не было. Вот и приходилось ему с ножом в руках, вытирая тыльной стороной кисти скупые мужские слезы, которые сами катились по его щекам от боли, сидеть и чистить рыбу.

Сестра Хэва с мужем последние двенадцать лет жила в Германии. Они, как семья евреев, по программе переехали на постоянное место жительства в Германию. Брат Валентин, переехав в молодости с семьей на ПМЖ, уже почти тридцать лет жил в Израиле. Они, узнав о состоянии здоровья, звоня по телефону детям Вениамина, настояли на его переезде на ПМЖ и лечение в Израиль. В России за все время, что он провел в больнице, так и не смогли поставить диагноз. А чем же он болен? Как-то у врачей не складывалась его болезнь с симптомами известных им болезней. Вот и лечили… И всякий раз, как его привозила скорая помощь, врачи, не думая, ставили один и тот же диагноз — инсульт. Как будто нет других болезней. Но зачем изобретать велосипед, когда все сходит с рук. Так и мучили его полтора года. Устал от всех этих лечений, да и последнее время нормальной жизни в семье не получалось. Что-то, видимо, разладилось. Потеряли общий интерес к совместной жизни. Раньше, когда работал и мог хорошо зарабатывать, он был любимым, нужным и желанным. А как начались болезни — видимо, разладилось. Как-то охладела к нему жена, а глядя на нее, и дети. И жил он вроде в семье, а вроде с чужими людьми. Поэтому когда встал вопрос о переезде, он решил посоветоваться в семье. Увидеть их реакцию. Когда он сказал о предложении брата, ему показалось, что вся семья даже обрадовалась, что он уедет. Перед поездкой решил посетить больницу и посоветоваться с врачами. Врачи, выслушав его о возможности лечения за границей, дали однозначный ответ: не долетит. Выслушав приговор врачей, решил: «Еду. Хуже уж точно не будет. А если уж суждено не долететь… Да и к лучшему. Враз от всего избавлюсь…»

Полетел… Долетел… Поставили нормальный диагноз врачи в Израиле и вылечили. Он может спокойно работать. Так и жил последнее время… Вроде хорошо. На жизнь хватает… Дочке младшей Ирине, работая, помогает… Высылает деньги на ее учебу в институте.

Так прошло два года… Пока в голову не пришла идея…

Вышел на сайт знакомств и решил познакомиться с женщиной для совместной жизни. Сколько можно быть одному. И… Вроде смотрят на него дамы… А дальше дело не идет. Сайт затягивает как болото. И сидят лягушки, каждая на своей кочке… Иногда это смешно. Читаешь анкеты, и возникает вопрос: если все такие умные — почему строем не ходите? Кто-то сидит и кайфует, говоря гадости. Кто-то ищет верного и нежного, романтика, богатого, который будет возить по всем странам и океанам, не предаст, при этом сами… имеют любовника и сравнивают мужчин.

Им нужны богатые, чтобы путешествовать, жить в достатке… А что может он им предложить? Кроме себя… Больше ничего и нет. Богатства с семьей не нажил… А если что и было, оставил детям. Уезжал с одной тысячей рублей в кармане. Боялся в аэропорту чего-либо купить для сладости в жизни… Так и долетел…

Вот и выходит, что и здесь он никому не нужен… И сидит он и думает: «А как дальше быть?» И так бы сидел и дальше, если бы…

— Странно… А почему, и правда, на карте никаких координат, отметок, ссылок, пояснений… Что-то не то.

И Вениамин стал всматриваться в карту, которую, когда она появилась на экране, машинально, по старой привычке при работе с документами скопировал.

— Что-то здесь не так, — сказал сам себе и, всматриваясь в карту, пытался сразу разгадать загадку. Но… Не все так просто.

Разговор двух мужчин он услышал случайно. Когда, включив планшет и даже не запомнив, какую нажал кнопку, услышал разговор и хотел отключиться, но высказанные фразы о сокровище пирата Непошуты и всплывшая на экране карта заинтересовали его. Так, дослушав разговор, узнав, что работы завершены, подумал: «Интересно, кто же мог составить эту карту… Как бы зашифровал ее я, если бы мне пришлось составлять? Надо подумать, кем мог быть этот человек по жизни? Надо найти в интернете информацию о нем. Пират Непошута… Что бы это значило?»

Порывшись на сайтах в интернете, найдя очень скудную информацию о пирате, почитал… Остался недоволен…

Вениамин в прошлой жизни работал на строительстве разных значимых в то время стройках в стране. После окончания института уехал работать на БАМ. Думал, поработает три года, заработает машину «Жигули», которую, выплачивая из зарплаты ежемесячно, можно оплатить, и поедет домой… Ан нет… Судьба распорядилась по-другому. Женился на серьезной женщине Виолетте… Прожил с ней год, и разбежались… Не сошлись характерами… Работал… Мотался по объектам. Встретил Галину… Женился… Родили двоих детей: Артема и Ирину… Жили хорошо… Работа была… Мотался по объектам… Жил дома мало, а когда приезжал, всегда привозил для всех подарки. Все было хорошо. Но когда закончился БАМ… Пришлось искать что-то новое… Так и переехали жить в Хабаровск. Купили квартиру. Обустроились… Жили нормально… А потом… Возраст… Болезни… Ну и пошло-поехало…

— Что-то о нем мало написано… Неужто такой неинтересный?.. Так, но это же русские сайты. А что пишут иностранные? — сказал и засел опять за планшет.

На сайтах в разделах об истории и фантастике говорилось, что он, пират Непошута, довольно известная личность. Оказывается, ему с командой удалось захватить фрегат «Изабелла» английского флота и на нем совершать набеги на проходившие поблизости суда. Собрав значительную дань с пассажиров и купцов, он отправлял корабли и их обитателей на корм рыбам. Это был коварный человек, не пощадивший никого за все время своего пиратства. В одном из описаний упоминаются спрятанные им сокровища, но… нигде не говорится, кто мог составить карту.

Читая о нем, все больше вникая в его планы, поступки, действия, Вениамин старался вжиться в этот образ. Представить себя на его месте…

— Кому же ты мог доверить такое дело? Сам составить план ты не мог… Не хватило бы ума… Не тот формат… Кого же ты мог привлечь к этому делу? Кто мог быть в его команде? Надо поискать.

Но время летело быстро. Глянув на часы, почувствовав голод, Вениамин оставил дальнейшие поиски на потом и пошел на кухню готовить ужин. «Интересная история. В описании жизни Непошуты нигде не говорится, что он забрал клад. Тогда кто и как?» — так, готовя ужин, думал Вениамин. «Интересно, очень интересно. Где же он его закопал? Надо подумать…»

Приготовив, сел есть, а мысли о пирате не уходили. Поев, взялся опять за планшет. Искал все, что может рассказать о Непошуте и его команде. Просидев с планшетом допоздна, начитавшись всякой разной информации о пиратах, взглянул на часы:

— Ого! Уже полвторого ночи. Вот это я зачитался. Пора идти спать…

Долго крутился в постели. Всякие мысли не давали уснуть. И уже под утро заснул…

***

Фрегат «Изабелла» несся под парусами в погоне за идущим на горизонте кораблем. Нет, он не шел, не плыл — он летел над водой, гонимый наполненными попутным ветром парусами. Капитан руководил действиями команды, стоя на носу корабля. Непошута смотрел в подзорную трубу, пытаясь разглядеть цель. Он не пропускал ни один корабль. Алчность, страсть к схватке, реванш в бою, мысли о мести и получении наживы — все это подстрекало его. Ему хотелось побыстрее догнать корабль, вступить в бой и одержать победу, забрать с корабля провиант, воду и собрать дань с пассажиров и капитана. Он понимал, что еще быстрее, чем шел фрегат, идти невозможно. Стоя и всматриваясь в приближающийся корабль, он пытался разобраться в его принадлежности. Ему не хотелось встретиться с кораблями флота Италии или Великобритании. Ничего хорошего такая встреча не могла ему и его команде дать. Все они числились в списке уголовно привлекаемых граждан.

— Чистюля, готовься на левый борт. Приближаемся, — дал команду канониру готовить орудия к бою Непошута.

— Есть, капитан — ответил стоявший на палубе канонир и пошел смотреть подготовку орудий.

Всматриваясь через подзорную трубу в стоящих на палубе людей, Непошута определял стратегию боя.

Это был корабль итальянского купца, шедший из Индии. Он мог везти много товара и пряностей для продажи в Италии. На палубе суетились члены команды, но, во-первых, корабль был торговый, а значит, пушек на нем немного. Во-вторых, военных и хорошо обученных к ведению боя членов команды немного. Единицы. Это уже радовало Непошуту.

— Значит, поживимся. Лавард, готовься на абордаж. Будем брать.

— Есть, капитан, — ответил мужчина высокого роста и очень крепкого телосложения. При каждом его движении мышцы ходили и играли на всем теле.

По мере приближения становилось все яснее, что на корабле вряд ли смогут дать серьезный отпор и поэтому бой мог быть коротким, что не очень радовало Непошуту.

— Жаль, подраться особо не придется. Жаль… — задумчиво сказал капитан, всматриваясь в подзорную трубу.

Он увидел вышедшую на палубу из каюты девушку. Это его как порадовало, так и огорчило…

Непошута любил свою Мадлен. Он никогда не забывал о ней. И то, что Роберт Чарстон сделал с ней, с его любовью, стояло всегда у него перед глазами…

На рынке шла бойкая торговля разными товарами. Продавцы хотели продать как можно больше и получить прибыль, а покупатели ходили, смотрели, щупали, пробовали — кто на зуб, кто на вкус — и, выбрав, покупали.

Мадлен стояла за прилавком, продавая мандарины. Урожай был хороший, и они с отцом и Эдо Непошутой хотели как можно больше продать. Деньги им нужны были на свадьбу Эдо и Мадлен, которую они планировали играть в следующем месяце, пока не начался сезон жары.

Все было хорошо. Народу много, и ничего не предвещало беды.

К рынку подъехала карета, сопровождаемая четырьмя всадниками, вооруженными до зубов. Из кареты вышли мужчина и женщина и в сопровождении охраны пошли по рядам. Они, проходя по рядам, смотрели ткани, парфюм, продукты. Что-то покупали сразу, за что-то торговались и при согласии на скидку покупали. Так они ходили по рядам, пока не подошли к женщине, продававшей сметану и молоко за соседним прилавком с Мадлен. Попробовав сметану, женщина сказала:

— Кислятина ваша почем?

— Два су за стакан.

— Что так дорого? Она же кислая. С ума сошла.

— Что вы, госпожа. Ночная. Она не может быть кислой.

— Я что, по-твоему, вкуса не имею? Ты еще мне указывать будешь? — и она толкнула стаканы так, что многие упали на мостовую и разбились.

— Что вы делаете? Вы же весь товар уничтожили. Оплатите товар.

— Что? Ты еще мне указывать будешь, что мне делать? Невежа.

В это время подошел сопровождавший ее мужчина с охранниками.

— Что происходит, дорогая? — спросил он женщину.

— Представляешь, эта простолюдинка мне указывает. Обнаглели вконец.

— Убрать ее, — скомандовал мужчина охранникам.

Двое мужчин схватили женщину и потащили в сторону выхода с рынка.

— Что вы делаете? — закричала Мадлен. — Это очень честная и хорошая женщина. Куда вы ее тащите?

— Не твое дело, — ответил охранник, стоявший со стороны Мадлен.

— Это что же, нас теперь права голоса лишают? Мы вам не рабы! — закричала Мадлен, призывая людей на рынке обратить внимание на происходящее.

— Ладно, отпустить, — сказал мужчина охране. — Сколько мы должны?

— Ты что, собираешься ей платить? Не смей, — в гневе сказала женщина.

— Нет. Мы рассчитаемся. Не мешай. Мы все решим, — и он достал из-за пояса мешочек с деньгами. Достал из него золотую монету. — Этого хватит? — кинул монету на прилавок.

— Да, господин, — ответила продавец и, взяв с прилавка монету, стала убирать ее в карман.

— Я этот стакан беру, — сказала женщина, взяла стакан сметаны и, повернувшись к мужчине, сказала: — Пойдем отсюда.

Они в сопровождении охранников вышли с рынка, сели в карету и уехали.

Дальше день шел более-менее спокойно, и под вечер, распродав весь товар, Мадлен с Непошутой шли домой. В небольшом переулке рядом с домом, как только они вошли, на них налетели четверо мужчин. Драка была недолгой. Сбив с ног Непошуту, двое пинали его ногами, а двое других напали на Мадлен. У одного свернул в руке нож, и… Мадлен стала медленно оседать на землю.

Когда они убежали, Непошута, поднявшись с земли, придерживая руками сломанные ребра, подошел к Мадлен.

Она лежала с открытыми немигающими глазами, с затуманенным взором, устремленным в небо. Непошута кинулся к ней, но сердце, пронзенное лезвием ножа, уже не билось.

— НЕТ! — закричал Непошута, обнимая безжизненное тело Мадлен. — Я убью тебя, сволочь… Запомни…

После похорон Непошута выследил карету виновных в смерти Мадлен и, улучив момент, выстрелил из пистолета, когда женщина, устроившая скандал на рынке, выходила из нее. Выстрел пришелся женщине в плечо. Ранение было неопасным. Но на Непошуту началась охота. Его преследовали и стражи магистра города, и охранники Роберта Чарстона — мужчины, сопровождающего женщину. Появляться в городе он не мог и вынужден был бежать. Нанявшись матросом на корабль, отходивший в Испанию, Непошута уехал из страны.

Так сложилась его судьба, приведшая на корабль к капитану Харвада, с которым он участвовал во многих сражениях. Обучаясь ведению боя, маневрам корабля в бою, он мечтал о своем корабле. Спустя три года обучения, набравшись опыта, собрав команду единомышленников, он в порту ночью напал на стоявший на рейде корабль и, убив всех находившихся на корабле, вышел в море. С этого дня и началась жизнь пирата Непошуты, капитана фрегата «Изабелла».

***

Вениамин проснулся, глянул на часы… Еще рано. Можно поваляться.

— И как же ты спрятал сокровища? Что такое придумал? Кем же был этот картограф, сделавший такое? Да… Надо искать в команде, — так, лежа в постели, рассуждал Вениамин, вспомнив вчерашнее происшествие. — Чтобы составить карту, надо знать как. А в то время это мог знать местный знахарь или звездочет. Значит, в команде был кто-то, кто владел такими знаниями. Но откуда у пиратов звездочет? Надо изучить команду. Значит, будем искать состав команды корабля.

Зазвонил телефон, и Вениамин встал, взял трубку:

— Алло. Слушаю вас… А, Валя, привет, что-то случилось? Что так рано звонишь?

— Нет. Все нормально. Ты часы перевел?

— Ой! Забыл. Это на час вперед. О, тогда не рано.

— Что планируешь делать? Мы готовимся выехать на природу. Ты с нами?

— Ты же знаешь, что я за любой кипиш кроме голодовки. Когда быть на стреме?

— Наверное, через час. Собирайся.

— Что брать?

— Себя не забудь. А так все есть.

— Договорились. Выезжаете — звони. Я выйду.

— Все. Договорились. Бай, — сказал Валентин и отключил телефон.

Валентин — младший брат Вениамина. Они с женой Алиной и дочерью Татьяной переехали из Житомира в Израиль еще в лихие девяностые годы. Обосновались. Купили в кредит квартиру, мебель и машину. А сейчас жили, работали и выплачивали кредит. Все бы ничего, но Алина последнее время сильно болела и работать не могла. А на одну зарплату Валентина не разгуляться.

Умывшись, Вениамин позавтракал, посмотрел в холодильнике, что можно взять с собой. Достал пакет с фруктами, перемыл их. Собрал в пакет, и в это время зазвонил телефон.

— Мы едем к тебе. Выходи. Минут через пять будем, — сказал Валентин.

— Есть. Выхожу.

Отключив телефон, переодевшись в спортивную форму, взяв приготовленный пакет с фруктами, Вениамин вышел на улицу.

На природу выехали большой компанией. Была вся семья Валентина — жена Алина, ее дочь Татьяна с мужем Игорем, внук Гарик с женой Галиной и дочкой Дорой, внучка Женя и племянница Анна с мужем Григорием и сыном Давидом. Кроме близких, были друзья Татьяны, жены с мужьями, ну, короче, собралась компания человек двадцать.

Поставив раскладные столы, все стали выкладывать из пакетов, что прихватили с собой. В Израиле культ еды, поэтому голодным остаться невозможно. Всегда столы накрываются дополна.

Мужчины занялись мангалами, женщины — подготовкой мяса, и по ходу разбирали привезенное.

Пожарив шашлыки и куриные крылышки, компания уселась за стол.

В разговорах за столом вспоминали отсутствующих друзей, новости прошедшего времени. Шли простые разговоры… Да, в общем, о многом и ни о чем.

Вениамин, находясь на подхвате у стола или у мангала, все время думал о карте. Эти мысли захватили его так, что даже когда к нему обращались, он был вынужден переспрашивать. И так до самого вечера. Приехав домой, умывшись, переоделся в домашнюю одежду и сел за планшет. Открыл карту.

— Ну вот, я астролог, ой, нет, звездочет. Как бы я составил карту? Карту местности — ясно. Нарисовал в масштабе. А потом приложил бы к карте небо. Надо проверить. Так, где у нас карта неба?

Порывшись в интернете, нашел. Скачал. Распечатал. Перенес на кальку, непонятно, откуда она у него оказалась. Наложил на карту. Вращая, подставлял планеты и звезды к отметкам на карте. Ничего похожего. Не складывается небо по точкам. Провозился допоздна.

— Так, на сегодня все. Опять засиделся. Пора спать.

Лег в постель и опять долго не мог уснуть и лишь под утро уснул…

***

Фрегат быстро приближаться к кораблю. Уже видны суетящиеся люди на палубе, матросы, заряжающие пушки, капитан, смотревший в подзорную трубу.

— Ну, Чистюля, дадим один залп по кораблику, чтобы у них отпала охота сопротивляться? — спросил Непошута своего канонира.

— Так точно, капитан. Дадим, — и он пошел к пушке.

Выстрел, как всегда по договору, был сделан в сторону корабля, но не по кораблю. Этим выстрелом они показывали свою мощь, давая противнику понять, что намерения у них серьезные и шансов на спасение у них нет. И либо они сдаются без боя, а такое было уже и не раз, либо их атакуют, и тогда… все в руках божьих.

— Капитан, смотри, машут. Можем подходить, — сказал канонир, показывая в сторону корабля.

— Отлично. Подходим. Лавард, готовьте канаты, — сказал капитан Непошута. — Говард — трюмы. Они идут не пустые. Чистюля, ядра, порох, свечи — все за тобой.

— Есть, капитан, — ответил все трое одновременно. И команда приступила к подготовке.

Подход был спокойным. На корабле никто не произнес ни единого слова, пока на палубу не зашел Непошута.

— Мы надеемся, что вы нас отпустить, — сказал капитан корабля.

— А это мы посмотрим. Лавард, принеси тарелочку. Деньги, драгоценности, ценные бумаги — все на тарелочку. Спокойно. Не толкаясь. Не рассыпая. Ясно? — сказал Непошута, глядя на женщину, стоявшую у двери каюты.

Спокойно подошел к ней. Указательным пальцем правой руки приподнять ее голову и посмотрел в глаза. Эти светло-голубые большие глаза смотрели на него. Она, конечно, узнала его. И теперь, понимая, что спасения нет, она ждала своей участи. В голове неслись разные мысли о возможных вариантах ее судьбы. Понимая, что возмездие за утрату любимой и крушение всей его жизни неизбежно. Она стояла и смотрела в его глаза и не могла найти решение, способ спасти свою жизнь. «Надо что-то придумать. Надо… Надо… Да, там, на рынке, не содержалась, и результат был плачевным. Эти бандиты, которых нанял Роберт, убили Мадлен, хотя им была дана команда избить». Понимая, что сейчас он отыграется на ней за все. Что ее ждет? Он убьет ее сразу, сейчас или будет издеваться, отдав ее команде для потехи? Она стояла и смотрела ему в глаза. И вдруг пришла мысль, от которой она аж вздрогнула.

— Капитан, а не взять ли вам меня в жены? Я обещаю быть хорошей женой.

— Я и жена? Две несовместимые вещи. Но надо подумать, — он говорил, сцепив зубы, стараясь сдержать себя, чтобы не убить ее сразу.

Он узнал ее, как только увидел в подзорную трубу, рассматривая пассажиров. «Как? Она жива? Промахнулся? Не может быть. Ну что ж. Тем хуже для нее. Сейчас я не промахнусь». И, зайдя на корабль, он сдерживал себя, чтобы сразу не учинить над ней расправу.

Эти наглые глаза смотрели на него с выражением преданности и покорности. Не имея силы более смотреть на нее, Непошута сказал:

— Лавард, отведи женщину на корабль и запри в одной из кают до нашего возвращения. Да смотри, чтобы там не оказалось огня и пороха. И ее осмотреть.

— Слушаюсь, капитан, — ответил Лавард и подошел к женщине.

Не возмущаясь, не проронив ни слова, она повернулась и пошла к трапу.

А вся команда выносила из трюма все товары и продукты.

— Чистюля. Вода.

— Есть, капитан, — и тут же люди кинулись с баллонами переносить воду с одного корабля на другой.

Непошута, подойдя к тарелочке — а это было большое металлическое блюдо, — посмотрел на лежавшие там деньги, драгоценности, бумаги и сказал:

— И это все? Капитан, а где ваш сундучок? Забыли? Ай-яй-яй… Несите.

— А сундучок пуст. В нем были бумаги, которые лежат на тарелочке.

— Да? И вы без дуката в кармане идете домой? Что-то мне не верится.

— А зря. Хозяин приказал купить участок у Индийской компании чая. Что я и сделал.

Забрав тарелочку, Непошута подошел к капитану.

— Передайте господину Роберту Чарстону, что его женщина у меня и я жду его через месяц в Кальвадосе с пятью тысячами дукатов золотом. И пусть поторопится, если хочет забрать ее живой и невредимой. Иначе отдам ее команде для развлечения, — сказав, развернулся и пошел к трапу.

Он знал, что это значительная сумма. На эти деньги можно было построить новый корабль. Говоря это, он рассчитывал, что Роберт приедет и привезет выкуп за свою невесту, но потом… Он убьет их обоих. Они ответят ему за то, что сделали с его жизнью.

Он никогда не забывал свою Мадлен, свою любимую женщину, его радость и смысл всей с ней жизни. И то, что произошло… Роберт убил ее, сломал его жизнь, заставив быть гонимым уголовником, из-за чего он и стал джентльменом удачи, скитающимся на волнах огромных морских просторов, где в любой момент при неудачно сложившихся обстоятельствах или ошибке в бою он и его команда могут отправиться на корм рыбам.

Нет, он не собирался после получения выкупа отпускать их. За Мадлен он отомстит им обоим сразу.

Всякий раз вечерами, оставаясь один в каюте, он думал о дальнейшей жизни. Скитаться вечно он не хотел. У него были три мечты: стать состоятельным, обладая значительным состоянием, отомстить за Мадлен и переехать в другую, неизвестную ему страну под названием Америка, открытую одним мореплавателем.

И сейчас ему подвернулся удачный случай…

— Капитан, — услышал он незнакомый голос.

Непошута обернулся и увидел стоящего рядом мужчину среднего телосложения и такого же роста, как он, смотревшего на него с мольбой в глазах.

— И чего тебе от меня надо? — спросил Непошута.

— Возьмите меня в свою команду. Я могу быть вам полезен. Я звездочет. Хорошо знаю небо. Могу прокладывать путь кораблю, составлять гороскопы по звездам, ориентироваться на местности. Я буду вам очень полезен.

— Да? Хочешь уйти от спокойной жизни? Что, так надоела? Или за гороскопы мало платят? — спросил Непошута.

— Нет, я больше не хочу так бестолково проживать свою жизнь.

— Хочется повоевать? Но у нас всякое бывает. Могут и убить в бою. Ну, как перспектива?

— Я знаю, что может и так быть. Но лучше уж так, чем так, как я живу сейчас.

— Что, так плохо?

— Да уж, не очень.

— Ну, раз так надоело жить, тогда идем со мной.

Пройдя на середину палубы Непошута, подошел к стоявшему Говарду.

— Возьми Звездочета. Дай что делать, и забираем его с собой.

— Понял, капитан, — ответил Говард и, повернувшись к Звездочету, сказал: — Ребята с трюма выносят товар, давай к ним в помощь.

Звездочет спокойно кивнул и пошел в трюм.

Когда команда закончила все переносить на фрегат, они, обрубив канаты, отошли от корабля. Подняв паруса, фрегат «Изабелла» быстро удалялся.

Спустившись в свою каюту, Непошута разобрал лежавшие на тарелочки деньги, драгоценности и бумаги по кучкам, затем, взяв деньги, положил их обратно на тарелочку и вышел на палубу.

— Лавард, разделите между всеми, — сказал Непошута, ставя тарелочку на стол.

— Есть, капитан, — ответил Лавард и пододвинул тарелочку к себе.

Вернувшись к себе в каюту, Непошута пересмотрел все бумаги, затем перешел к драгоценностям и золотым монетам, рассмотрев, все сложил в сундук. Убрав, достал бутылку рома, отпил прямо из бутылки, сел и стал думать, что делать с пленницей.

Его никогда не интересовал вопрос о выполнении данного им слова, не интересовала моральная сторона этого вопроса. Но сейчас у него в руках женщина, по вине которой погибла его Мадлен.

Раньше, сразу после смерти Мадлен, он горел желанием убить ее. Стреляя в нее, он рассчитывал, что убил. Но… Она стояла, смотрела на него и, конечно, понимала, что он ее ненавидит. И чтобы спастись от смерти, решилась на отчаянный шаг — предложила ему себя без остатка. А зачем она ему? Для удовольствия? Да, для удовлетворения своих потребностей они заходя в порт Кальвадос, брали проституток, и вся команда в течение недели расслаблялась с ними. У него тоже была женщина — Сиона, с которой он, приходя в порт, отводил душу. Но там проститутка, а здесь… Нет, это светская дама, которая при других обстоятельствах и не посмотрела бы на него… Убивать ее сейчас он не планировал. Он хочет получить за нее выкуп от Роберта Чарстона, а потом убить их обоих.

— А пока мы с вами развлечемся. Посмотрим, такая ли ты страстная и покорная, какой обещала быть, — и он встал, взял бутылку, стоявшую на столе, еще раз отпил из нее и пошел на палубу.

Выйдя на палубу, подозвал Лаварда.

— Ну что, все разделили?

— Да, капитан.

— Как тебе Звездочет?

— Сейчас не знаю. Посмотрим в бою.

— Ладно. Как наша пленница?

— Ничего, спокойная.

— Ты ее проверил? Ничего у нее нет?

— Проверил. Пусто.

— Ладно. Давай ключ. Вот мы сейчас и познакомимся.

Взяв ключ от каюты пленницы, Непошута пошел знакомиться.

***

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 306
печатная A5
от 405