электронная
54
печатная A5
450
18+
Под прицелом взгляда

Бесплатный фрагмент - Под прицелом взгляда

Объем:
392 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-2868-6
электронная
от 54
печатная A5
от 450

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Слова автора

Все имена события и места, описанные в этой книге, являются лишь плодом моего воображения и к реальности никакого отношения не имеют.

Это всего лишь вымысел.

И я искренне надеюсь, что в настоящей жизни такая ситуация никогда не происходила и не произойдет.

Всем приятного чтения. Надеюсь, мой роман Вам понравится и вы приятно скоротаете пару вечеров за чтением этой книги.

Часть I

Глава 1

Она охватывала своим глубоким пронзительным взглядом весь этот черно-белый город. Все его краски, исполненные в серых тонах, будто шептали ей меланхоличные мелодии на ухо. Ее движения были столь грациозными и завораживающими, что все проходящие мимо люди не могли оторвать от нее взгляда. В этой серой палитре красок лишь ее ярко-красное платье было абсурдом, желающим разрушить гармонию давно устоявшихся стандартов. Она проходила мимо мрачных витрин, мимо заурядных людей, которым только и оставалось, что завистливо смотреть ей вслед. В этом забытом городе она выглядела как ангел спустившийся с небес, для миссии понятной лишь ей одной. Темные волосы, не яркий, но очень стильный макияж предавали ее образу еще более неестественные оттенки для этого места. Она была Богом в этой вселенной потерянных и заблудших душ.

С неба крупными каплями полил дождь, убивая остатки того красивого, что осталось в этом городе. Люди в панике начали прятаться под козырьками магазинов, боясь вступить с этой влагой в контакт. Все… кроме нее. Женщина в красном платье все той же уверенной походкой продолжала свой путь вперед, без единой капли сомнения. Всем своим естеством она показывала протест этому ненавистному ей миру. Ее туфли каблуком разрезали лужи, оставляя после себя кривое отражение ее тела. Люди боялись дождя и смотрели на нее с недоумением и восторгом. Они хотели подражать ей, но на это им не хватало смелости. Они лишь бросали завистливые взгляды из-под своих серых зонтиков, в тайне мечтая быть как она. Быть как эта загадочная женщина в красном. Быть такими же уверенными в себе людьми.

Капли дождя превращались в град. Разбиваясь о лобовые стекла машин, они играли свою собственную мелодию. Народ на улице с каждой секундой все гуще собирался под козырьками магазинов и подъездов. Они в ужасе смотрели на небо, не понимая, что происходит. Их тела начинали дрожать от холода. Женщина в красном достала из своей сумочки зонт ядовито-желтого цвета и раскрыла его над головой. Град с уверенной силой пытался пробить его защиту, но все попытки были тщетны, женщина все также продолжала свой путь вперед.

Внезапно она почувствовала на себе особенный взгляд. От присутствия его глаз на ее облике, ей стало не по себе. Впервые за весь ее путь в этом черно-белом городе она стала понимать, что не все здесь подобия манекенов. Град со всей своей мощью долбил по ее зонту. Она повернула голову в сторону стеклянного отражения витрин, пытаясь отыскать своего оппонента в этой серой гамме, но так его и не увидела. Этот человек, если он и существовал на самом деле, уже удалился с их шахматного поля, сделав свой далеко не последний ход…

Она пыталась откинуть эти мысли и думать о том, что все это ей показалась. Что в этом мире лишь она королева, а все остальные с завистью смотрят ей вслед. Но внезапно, издалека, она услышала страшный, до ужаса будоражащий звук, который с каждой секундой становился все ближе. Ее сердце заколотилось с бешеной силой, сообщая об опасности. Этот непонятный пугающий шум приближался, вперемешку с ветром и грохотом града.

Иллюзорный мир из серых тонов начал сливаться в одну грязную кашу. Женщина в красном в ужасе подбегала к попавшимся ей на пути людям, но они, словно лакированные застывшие маски, смотрели на нее, не выражая ни единой эмоции. Все просто замерли. Их словно и не было никогда. Она трясла людей за воротники, пытаясь достучаться до их размытого сознания, но никто не отвечал. Все застыли, словно на фотографии. И только она, только женщина в красном была движущейся единицей, не поддающейся объяснению.

— Крис… Кристина, просыпайся. Мы приехали…

Глава 2

Осень забирала остатки тепла в свои объятия. Дворники лениво убирали листья с тротуаров. Скорый поезд из столицы в Борцов Город прибывал в 12:00. Сработали тормоза, и он остановился на платформе вокзала, открылись двери.

Одним из первых вышел парень лет двадцати восьми. Он был одет в темные спортивные штаны, на ногах белые кеды в пыли. Новая спортивная олимпийка фирмы «NIKE», а поверх неё расстёгнутый спортивный жилет. Он спускал большую сумку со ступенек, и чуть было не уронил ее на асфальт, но вовремя удержав равновесие, все-таки смог поставить на землю.

— Аккуратнее внучек. — Послышался голос пожилой женщины, выходившей из тамбура.

— Да нормально все, бабуль, не переживай. Давай руку. — Ответил ей молодой человек и протянул ладонь, помогая спуститься с лестницы.

— Ой! Спасибо тебе, Витя, что б я без тебя делала! Бабка-то стара совсем.

— Да какая же вы старая? — с улыбкой на лице ответил Виктор. — Вы еще молодняку фору дадите.

— Красиво врешь, проказник. Ну да ладно, и на том приятно, внучек. Не перевелись еще достойные молодцы на белом свете.

Пожилая женщина, взяв под руку Виктора, отправилась к человеку, что стоял неподалеку от них.

— Почем до Сурова? — спросил Виктор у таксиста, ставя сумки на асфальт.

— Полторы.

— Ну, видимо давно я здесь не был, раз так цены подскочили.

— Видать давно.

— Ладно. Открывай багажник.

Парень поднес сумки к машине. Водитель открыл багажник, и вместе они погрузили все вещи старушки. Виктор открыл дверь и помог сесть бабушке на заднее сиденье автомобиля.

— Ну ладно, баб Зина. Приятно было с вами скоротать время, — улыбаясь, говорил Виктор. — Еще увидимся. Здоровья вам!

— Сынок, надеюсь у тебя все сложится, как ты хотел. Надеюсь, ты снова встретишься с ней. — Через открытое окно ответила старушка, и машина тронулась с места.

— Надеюсь бабуль, надеюсь… — полушепотом произнес Виктор, смотря вслед уезжающему такси.

Глава 3

— Кристина, просыпайся. Мы приехали…

Открыв глаза, Кристина поняла, что все происходящее было всего лишь сном. На ней не было того красного платья и туфель на высоких каблуках. Да и волосы ее оставляли желать лучшего. Посмотревшись в отражение телефона, она увидела подтеки от туши на лице.

Машина медленно остановилась, утопая в грязи, которая была повсюду из-за града и сильного дождя. Эти два приятеля яростно орудовали за стеклами автомобиля. Кристина услышала тот самый звук, который буквально пару минут назад снился ей. Все те же градинки, с грохотом убивали частички себя о лобовое стекло. Повернув голову направо, она увидела заплаканное лицо своего младшего брата Никиты. А ведь буквально несколько недель назад ему исполнилось семнадцать лет. Совсем молодой, но в тоже время абсолютно сломленный и растерянный юноша сидел рядом с ней всего в нескольких сантиметрах. Кристина видела огромную боль в его глазах, хоть он и всеми силами пытался скрыть слезы.

— Я справлюсь. Не смей на меня так смотреть, понятно тебе?

Он поднял два локтевых костыля, лежавших у него в ногах, открыл дверь автомобиля и полной грудью вдохнул запах кладбища, на которое они приехали. Вслед за братом вышла и Кристина. Никита облокотился на костыли и встал, всеми силами пытаясь держать осанку прямо и гордо. Он был одет в теплую серую кофту с высоким воротником, сверху осенняя кожаная куртка с капюшоном. Голову прикрывала темно-красная шапка.

Кристина посмотрела на своего брата, и сердце предательски защемило. Она стала вспоминать, как пять лет назад он был здоровым целеустремленным и сильным парнем, мечтающим стать олимпийским чемпионом по спортивной гимнастике. Но один неудачно исполненный элемент программы разрушил все его мечты, закрыл путь к полноценной жизни. По крайней мере, пока. Но он не сдавался, и буквально за несколько лет благодаря физиотерапии встал на ноги, но, тем не менее, для него этого было мало.

Сейчас, родные люди, которые всеми силами поддерживали и Кристину, и Никиту, любимые родители, Татьяна и Михаил Климовы, приедут не в хороших и дорогих автомобилях, а в небольшом микроавтобусе. Точнее — внутри него. Точнее — внутри гробов, что находятся в нем.

Кристина натянула на голову капюшон от куртки цвета хаки. У неё были короткие темные волосы, неловко развивающиеся от ветра. На похороны их родителей приехало не так много народу, как она ожидала. Видимо их друзья и коллеги были такими же занятыми, как и ее родители при жизни. «Бизнес превыше всего», как говорил ее отец.

— Бизнес превыше всего, папа? Вот, посмотри теперь. Твоим друзьям даже некогда с тобой и с мамой попрощаться… Ты думаешь, это нормально, что твоих детей сейчас окружают цветы и прощальные открытки, а самых близких людей нет, и никогда больше не будет рядом? — Сказала Кристина, затем достала из куртки пачку «Marlboro» и закурила сигарету. Сзади подошел Никита, ударив костылем в лужу, он уставился на сестру.

— Слушай! То, что ты приехала из своего Задрищенска, или где ты там терялась все эти годы, на похороны наших родителей, еще не дает тебе право говорить такие слова! Это не они виноваты, что ты свалила из дома и бросила нас, это все ты. Это ты бросила нас! Ты нас бросила! Они искали тебя! Ненавижу! — Никита уткнулся ей в куртку, и тихо заплакал…

— Теперь я здесь, братик, я никогда тебя больше не брошу. — Выдохнув дым изо рта, она крепко обняла его и поцеловала в голову.

Глава 4

Испачкав свои белые кеды по пути, Виктор добрался до спорт школы. Она находилась практически в центре города. Конечно, первым делом он хотел попасть домой, но школа была по дороге, и он все-таки решил зайти, поздороваться со своим тренером. Здесь он провел свое детство и юность, занимаясь тем, что любил больше всего на свете, а именно боксом.

В этом спортивном зале он первый раз получил по лицу кулаком, первый раз дал ответный удар противнику. Здесь он нахватал столько подзатыльников от своего тренера, что и сосчитать трудно. Он был молодой, импульсивный, энергия так и хлестала из него. Виктор посмотрел на это здание, и внутри все начало гореть. Обрывки воспоминаний накатывали волной. Хорошие, плохие, но все же это его память. Как бы тяжело ему здесь не было, но он всем сердцем любил это место. Здесь были первые поражения и неудачи, но здесь были и первые победы.

Виктор открыл дверь и вошел внутрь. Недалеко за столиком сидела все та же Наталья Андреевна, выполняющая роль консьержки. Дверь за Виктором захлопнулась, и она подняла на него взгляд. Этой женщине было около пятидесяти лет. Все такие же крашеные в красный цвет волосы, на плечах шаль, чтоб не простыть от сквозняка. Она надела очки, которые висели у нее на груди, взглянула на парня и сразу же узнала в нем Виктора.

— Какие люди! — Немного с хрипотой сказала женщина.

— Да уж какие есть, Наталья Андреевна. А вы все хорошеете с каждым годом, я смотрю.

— Виктор Мечников, а ты все также льстить будешь пожилой женщине!

— Да какая же вы пожилая? В самом расцвете лет своих.

— Да, да. Ты как всегда. Давненько тебя видно не было, сколько? Года два, три?

— Почти пять, Наталья Андреевна. — Виктор снял сумку с плеча и поставил на скамейку.

— Где пропадал-то столько времени? На заработки ездил? Женился небось.

— Да куда мне, вы что. Рано еще Наталья Андреевна, рано. Не дорос видать еще.

— Да куда же рано-то. И так уже под тридцать небось. Пора уже, Витя, пора.

— Ну, как только так сразу, Наталья Андреевна. Сергеич-то на месте, тренирует? Учит молодняк уму разуму?

— Да помер он, Витя, — скрещивая пальцы, ответила женщина. — Уже как год. Сердечко не выдержало. Да и куда там, здоровья-то совсем не было уже. Так и скончался, года до юбилея не хватило. В этом году шестьдесят было бы. Похоронили рядом с женой его, с Мариной, на нашем кладбище. Ты был у нее на могиле, она ведь у тебя учительницей русского языка в школе была? Так что если захочешь навестить, то найдешь. Жаль его… Хороший мужик был. Таких сейчас редко встретишь.

Виктор стоял в оцепинение и ничего не говорил. Он даже не знал, как на это отреагировать. Раньше он никогда не терял близких людей. А Кирилл Сергеевич был для него как отец. Все то время, пока его не было в городе, он очень по нему скучал, но ни как не осмеливался позвонить или написать.

— Здоровья вам, Наталья Андреевна. — После этих слов Виктор поднял свою сумку со скамьи и отправился к выходу.

Глава 5

Дождь вперемешку с градом сдавали свои позиции и вскоре вовсе утихли. Те немногие из близких Климовых, что приехали на похороны, стали собираться кучками возле могил. Мужчины одетые в брендовые костюмы, их дамы в дорогих дизайнерских платьях черного цвета, для поддержания траура. Все тихо шептались и скорее всего уже с нетерпением ждали окончания церемонии, чтобы быстрее вернуться к своим делам. Только Кристина и Никита не могли оторвать глаз от белой ткани, что своим цветом разрезала серо-желтый колорит этой атмосферы. По этой ткани спускали вниз гробы, в которых находились их родители. Те, кто всеми силами поддерживал своих детей в горе и радости.

Люди подходили и бросали мокрую и вязкую землю. И только их дети никак не могли решиться на это. Ведь это означало конец. Всё. После этого, их закопают землей, и о них останется только память. Кристина взяла в руки горсть, подошла к могиле, и из ее глаз потекла слеза. Всего одна. Как одинокая странница в пустыне, эта капля пробежала по ее щеке.

— Я вас не забуду, — шепотом проговорила она и бросила землю на крышки гробов.

Никита, посмотрел на свою сестру и собрал все силы. Он вытер слезы с лица, плотно взяв руками костыли, подошел к могилам и бросил две горсти. Сначала в одну, затем в другую. Слова он так и не произнес, окружающим его людям оставалось лишь гадать, что творилось в голове молодого парня.

Рабочие похоронного бюро начали закапывать могилы. От вида лопат, плотно впивающихся в землю, Никите становилось все хуже. С каждым их движением он чувствовал, что частичка его прежней жизни исчезает. Теперь все изменится. Больше нет любящих людей, что будут следить за его оценками в школе, искать клиники, которые смогут поставить его на ноги. Не будет матери, которая контролировала рацион их семьи, она не станет ворчать каждый раз, когда они с отцом съедят что-то жирное или вредное.

Все эти мысли убивали его изнутри. Но, осмотревшись по сторонам, он увидел человека вдалеке. Парень стоял на коленях возле двух могил и тихо плакал. На нем была жилетка, белые кеды испачканные глиной и грязью и спортивная сумка. Сейчас Никита начал понимать, что он не один в этом мире кому в эту секунду так плохо, что хочется умереть. У того парня так же погано на душе, как и у него. А значит, он не одинок.

Усталые деревья под напором ветра скидывали свои листья, как ненужный балласт. Двери машин стали захлопываться, и присутствующие начали разъезжаться. Каждый отправлялся по своим делам, возвращаясь в повседневные заботы. Напоследок они оставили горькие слова об утрате родителей, и свои визитные карточки.

Никита ненавидел их. Он ненавидел их всем сердцем и душой за то, что все они были неискренними и лживыми. Он хотел плюнуть в их лица, но что-то сдержало его, и он просто сел в машину, со всей силы хлопнув дверью. Глазами он снова искал того парня со спортивной сумкой, но тот уже исчез. С другой стороны открылась дверь и в автомобиль села его сестра. Водитель завел двигатель, и они тронулись с места.

Глава 6

Виктор расплатился с водителем такси, открыл дверь и первым делом наступил в лужу, окончательно замарав свои кеды. Он достал из кармана скомканный конверт письма и проверил адрес. Найдя нужный подъезд, набрал на домофоне квартиру семьдесят четыре. После пары гудков ответила женщина.

— Мама, открывай! Это я.

— Витя! — Послышался радостный голос из динамика. — Заходи, давай, открываю. — Домофон издал характерный звук, и дверь открылась.

Виктор зашел внутрь. Это был новый адрес места жительства его матери, здесь он ни разу не был. Своей квартиры у них никогда не было. Они с мамой и младшим братом всегда жили в съемном жилье. И за пять лет, что он отсутствовал в родном городе, его матушка несколько раз перебиралась с места на место. Поднявшись на пятый этаж, он увидел, как дверь из квартиры открылась и оттуда в тапочках выбежала Ольга Михайловна Мечникова, мама Виктора.

Этой женщине было чуть меньше пятидесяти лет. Короткие крашенные в белый цвет волосы, круглое обаятельное лицо с улыбкой, что не могла не вызвать улыбку в ответ. На пролете между четвертым и пятым этажами, Ольга встретила своего сына крепкими объятьями и поцелуями.

— Ну, здравствуй, сынок! — Она взяла его за лицо двумя пухленькими руками и отвела от себя, чтобы лучше рассмотреть, а затем вдогонку одарила поцелуем в лоб. — Ты так возмужал! Прям не узнать! Похорошел-то как!

Виктор улыбнулся. Внутри стало тепло и радостно. В этот момент он понял, наконец-то он дома.

— Ну, пойдем, посмотрим на твое жилище.

Виктор и Ольга Михайловна вошли в квартиру и первое, что он почувствовал, это аромат выпечки, которую его мама очень любила готовить. Запах его детства приятно бил по носу.

— Ты как всегда встречаешь гостей своей коронной выпечкой, мама.

— Да ладно тебе, какой же ты гость. — Мило хихикая, сказала Ольга Михайловна. — Разувайся, проходи. Голодный, наверное, с дороги? Сейчас придумаю, чем тебя накормить.

— Да не, мам, не голоден я, честно, — разуваясь в коридоре, ответил Виктор. — Я еще в поезде перед прибытием плотно пообедал, так что хоть я и хочу снова попробовать твоей стряпни, но только чуть позже. Не обижайся, мамуль.

— Как знаешь. Господи, Витя, как же я по тебе скучала. — По щеке женщины потекла слезинка.

— Ну, все, мамуль, давай без лирики. Я здесь, я рядом, я с тобой. Не плачь… — Он крепко обнял ее, а после, начал снимать с себя верхнюю одежду и вешать вещи в шкаф. — А где малой, мам?

— Да какой же он малой, — улыбнулась Ольга Михайловна. — Ему уже двадцатка! Он уже ростом с тебя, наверное, если не выше.

— Да ладно тебе, скажешь тоже! Мелкий он и в тридцать лет мелкий. Ну и где он?

— Да должен вот-вот прийти, десять минут назад звонил, говорил, что скоро будет. — После ее слов зазвонил домофон. — А вот и он, наверное, пойду открывать. — Ольга подошла к двери и взяла трубку. — А ты что это без ключей? А… Понятно… Ну давай, заходи, Витя уже здесь. — Ольга Михайловна нажала на кнопку и повесила трубку обратно. — Ну, вот сейчас и посмотришь на своего мелкого брата. Встречай. — Хихикнув, она отправилась на кухню.

Через минуту входная дверь открылась, и в нее вошел Максим. Парень довольно высокого роста, около метра восьмидесяти пяти, мама Виктора не солгала, когда сказала, что он перерос своего брата. На его голове красная кепка с прямым козырьком, спортивная куртка, явно больше чем нужно и штаны с таким же неподходящим размером. На лице небольшая бородка, он как всегда, в своей привычной манере, жевал жвачку.

— Эй-ёу! Пацан! Какие люди! Иди сюда, чувак! Обнимашечки, все дела, как полагается! — Максим снял обувь, подошел и крепко, по-братски, обнял Виктора, несколько раз хорошенько хлопнув его по спине. — Сто лет, сто зим, братишка!

Виктор в ответ сделал тоже самое.

— Ну ты даешь, братан! — Отойдя на пару шагов, сказал Виктор. — А я ведь тебе говорил, не надо было смотреть столько комедий с черными. Ты как вырядился, репер ты недоделанный.

— Да иди ты! Просто ты уже прошлый век и не сечешь ничего.

— Да вот как раз в прошлом веке так и одевались, Макс!

— Ты приехал мне нотации читать по поводу моего вида что ли? — Улыбнувшись, спросил Максим. — Не нравится — не смотри, забей. Пойдем, подымим в подъезде.

— Я бросил, а вот почему ты начал курить, малой?

— Так, во-первых, я уже не малой, понял дядя! Во-вторых, ты мне не отче, чтоб меня отчитывать, усёк, поц! Смотри, я тебя вон на пол башни выше уже, так что не фиг мне тут пропаганду устраивать. — С этими словами он достал из кармана пачку «KENT» — Если ты не вырос, то мне чувак это уже не грозит. — Максим подмигнул брату и вышел из квартиры, закуривая сигарету.

Глава 7

Черный мерседес остановился возле высотки по улице Чкалова. Из машины вышел водитель, абсолютно лысый и в черном костюме. Мужчина попытался открыть двери, но его опередили. Он хотел помочь парню встать на свои костыли, но Никита нервным тоном сказал, что помощь ему не нужна и что он прекрасно справится сам. Никита встал и посмотрел на свою сестру. Кристина первым делом, выйдя из машины, закурила сигарету. Она жадно вдыхала дым разглядывая проезжающие автомобили, так казалось всем окружающим, но на самом деле она просто смотрела в никуда.

— Вас проводить до квартиры? — Спокойным голосом спросил водитель.

— Нет. — Ответил Никита, подходя к подъезду и доставая ключи из кармана.

— Никита, стой! — Крикнула Кристина и подбежала к уже закрывающейся двери в подъезд. — Не веди себя так! Они были и мои родители тоже.

— Да? А почему ты тогда свалила на пять лет?! Сестра называется, где ты была, когда мне нужна была твоя поддержка? А?! Где? — Он отвернулся от нее и нажал на кнопку вызова лифта.

— Просто ты многого не знаешь… — тихо сказала Кристина.

— Знаешь, а мне без разницы, что там у тебя за траблы. — Он все жал на эту кнопку лифта с периодичностью в пару секунд. Затем сделал глубокий вдох, повернулся к Кристине лицом и спокойно сказал. — Просто я на взводе, Крис. Мой мир внезапно рухнул. Дай мне побыть одному, пожалуйста.

Дверь лифта открылась, Никита вошел в него и нажал кнопку девять. Дверь закрылась прямо перед лицом его сестры. Кристина вышла на улицу, вдохнула воздух полной грудью, вытерла остатки слез со своих щек и пошла на остановку.

Маршрутку ей пришлось ждать не больше пяти минут. Вместе с другими людьми она поднялась по ступенькам и заняла свободное место. Достав из кармана куртки телефон, Кристина воткнула в него наушники и включила своего любимого «Френка Синатру». Маршрутка тронулась, и Кристина под знакомые мелодии стала пристально смотреть в окно. Раньше она любила прокатиться в автобусе по своему городу, без каких либо целей. Ей нравилось смотреть на витрины магазинов, на крыши пятиэтажек, где сидели голуби. Разглядывать проходящие мимо влюбленные пары. Она любила этот город. Но все это было очень давно. Сейчас она просто не находила себе места среди этих улиц. Все здесь вызывало у нее двоякие чувства.

Смотря в окно, Кристина почувствовала, как учащается сердцебиение, как ее спина начинает покрываться холодным потом. В левой половине грудной клетки возникла колкая боль. Дыхание стало затрудняться. Трясущимися руками, она набрала на своем телефоне номер доктора Миллера и ждала, пока пойдут гудки, но трубку так никто и не взял, включился автоответчик.

— Здравствуйте. Это доктор Миллер. К сожалению, сейчас я не могу ответить на ваш звонок. Если вы мой пациент, то оставьте свое сообщение, и, как только я его прослушаю, я обязательно с вами свяжусь.

— Доктор. Опять! Со мной опять начало это происходить, я думала… Нет. Я была уверена, что все уже в прошлом. Но это снова начинает меня поглощать, я не могу! Паника! Она меня окутывает… Доктор, позвоните мне как можно быстрее.

Кристина выдернула наушники из ушей, и как только маршрутка остановилась, выбежала на улицу. Стоя на остановке, упираясь руками в колени, она жадно хватала воздух.

— Десять очень глубоких вздохов. Десять очень глубоких вздохов. — Сосредоточившись на этих словах, Кристина сделала это, после чего почувствовала некое облегчение.

— Десять уверенных шагов вперед. Десять уверенных шагов вперед.

Взяв себя в руки, она пошла вперед. После десяти шагов ей стало еще легче и приступ паники начал отступать. Кристина огляделась вокруг, оказалось, она вышла именно там, где стояло когда-то ее любимое кафе «Леди». Сюда, будучи подростком, она с подругами заходила почти каждый день. Оно находилось не далеко от школы, в которой училась Кристина. Это место навеяло хорошие воспоминания, и она решила зайти.

Вывеска с тех пор немного изменилась, да и наружный дизайн тоже, но зайдя внутрь, она поняла, что там осталось все практически в точности так, как и было в то время, когда Кристина была школьницей.

Она прошла в помещение и заняла свободный столик, тут же к ней подошла молоденькая официантка. На вид ей было лет восемнадцать. Милая девушка с короткими белыми волосами и маленьким пирсингом в нижней губе.

— Что будете заказывать? — официантка достала из кармана блокнот и ручку.

— Мне, пожалуйста, «латте», девушка. — Стуча ногтями по столу, ответила Кристина.

— Один «латте», что-нибудь еще? Десерт? Сегодня у нас «Панакотта». Очень вкусно. — С акцентом на это слово сказала официантка. — Всем советуем.

— Нет, девушка, только кофе, пожалуйста.

Кристина сидела в ожидании своего заказа и смотрела на окружающих ее людей, приводя свои мысли, чувства и эмоции в порядок. Сосредоточиться на чем-либо, на ком-либо, так советовала ей доктор Миллер. Следуя этому совету, Кристина так и сделала. Позади нее сидела молодая пара, они пили кофе и вместе смеялись, что-то рассматривая на планшете. Слева взрослый мужчина сорока-сорока пяти лет, он что-то очень бурно обсуждал по телефону. Перед ней сидел парень в черном балахоне, он находился к ней спиной, и лица его Кристина не видела. Справа расположились молодые девушки. Им было лет по шестнадцать, и они о чем-то тихо сплетничали.

Жизнь в этом кафе шла своим чередом. Мысли Кристины приходили в порядок. Но все это длилось лишь до тех пор, пока входная дверь не открылась и все посетители, не увидели входящего человека.

Мужчина зашел в зал и вытащил из-под плаща оружие…

Глава 8

Виктор сидел на кухне за столом, держа в руке кружку крепкого чая без сахара. Максим возле окна пил пиво из стеклянной бутылки. Ольга Михайловна стояла в проходе, облокотившись на стену, и с улыбкой наблюдала, как ее сыновья спорят друг с другом.

— Мам, почему ты разрешаешь ему пить при тебе? Ты не пьешь, отец никогда не пил, царство ему небесное, и как мне помнится, я тоже при тебе не пил.

— Да ладно тебе, Витя. Хватит ругаться. Вспомни себя в его возрасте. Да, при мне ты не пил, но зато каждый раз мне приходилось вытаскивать тебя из милиции. Или ты забыл?

— Во-во, братан! Так что давай из себя святошу не строй. Все мы знаем, что от ангела в тебе не было ни перышка. — Максим улыбнулся и выпил еще один глоток.

— Да пошел ты, мелкий! От пива титьки растут. — Виктор резко соскочил со стула и подлетел к своему брату, начиная щекотать его в районе груди. — Вон какие сисяндры!

Виктор подшучивал над Максимом, а их матушка закатывалась в диком хохоте. Когда их потасовка закончилась, Виктор с еле заметной отдышкой вернулся на свой стул, а Максим, облокотившись на стол, засмеялся. Из окна послышался сигнал машины, и Макс выглянул. Махнув рукой, он крикнул, что сейчас спустится.

— Ладно, брат, пора мне. Дела есть, дела. Ну, ты понимаешь, мужик. Потрещим позже. — Максим ударил по плечу Виктора и пошел в коридор одеваться. Через несколько секунд он хлопнул дверью.

Виктор выглянул в окно и увидел трех парней, которые вылезли из красной «Митсубиси». Он наспех одел свои кеды и пулей вылетел в подъезд, вслед за младшим братом. Бегом спускаясь по лестнице, он догнал Макса и резко схватил рукой за плечо.

— Ты что, сученок мелкий, делаешь, а? — Со злостью в глазах сказал Виктор.

— Чувак, ты что, чая перепил? Что за дела, бро?

— Ты думаешь я этих людей не знаю, а? Ты, дятел! Что тебя с ними связывает?

— А тебе то что с этого? Мне, как помнится, ты свалил и даже весточки не оставил! Так что убрал руки от меня. Понял! Брат! Ты свое время воспитания прошляпил. Так что в мои дела клюв свой не суй!

— Ты башкой-то думаешь вообще? Ты хорошо знаешь этих людей? А, малец?! Потому что я их очень хорошо знаю!

— Пошел ты! — Максим резко одернул его руку и стремительно направился к входной двери подъезда.

Прозвучал звук домофона и дверь начала открываться. Виктор, опередив своего младшего брат, ногой открыл подъездную дверь. Он стремительно отправился к первому стоявшему человеку из троицы. Резко схватив его за шею своей мощной ладонью, он повел его в сторону подъезда.

Парень одетый в черные брюки и кожаную куртку, поверх серой водолазки, с удивлением смотрел на Виктора. Своим жестом он показал двум другим, что все в порядке и что он сам во всем разберется. Виктор завел его в подъезд и отшвырнул к стене. Двое других парней и Максим остались на улице с непонятными гримасами на лице.

— Слушай, Мечник! Значит так ты старых друзей теперь встречаешь? — Отряхиваясь от известки, сказал парень в куртке. На вид он был чуть младше Виктора, но возраст ему добавляла густая черная щетина на его узком, наглом лице.

— Рот свой прикрой, Цезарь! Какие у тебя дела с моим братом? Ты чё, совсем охренел в край? А?!

— Ну, во-первых, Витя, мог бы и поздороваться. А во-вторых, если ты еще раз так меня швырнешь, то твое мясо найдут на дне канавы, понял!? — Он тряхнул головой и ткнул пальцем в грудь Виктора. — Я прощаю тебя лишь потому, что ты до сих пор мой друг, и нас очень многое связывает в прошлом. Но впредь, сука, не смей так делать, понял?! — Он еле сдерживался, чтоб не перейти на крик, но все же вытерпел, встал рядом с Витей и начал оттряхивать свою крутку от известки.

— Что у тебя с Максом? Я же тебя предупреждал! Брата моего не впутывать никогда, ни при каких обстоятельствах.

— Я и не впутывал, Мечник. Он сам! Ты уехал, бросил его. Он к нам обратился совсем недавно. Пацан молодой, надо же как-то самореализовываться. Да ты только не переживай, Мечник, там пустяки. Привези того, увези это, поезжай туда. Ну, не мне тебе рассказывать. Сам в курсе.

— Вот как мы поступим, Цезарь, ты сейчас выйдешь отсюда. Мой брат пойдет со мной, а вы дружно и мирно отвалите, понял!

— Не, друг, так дело не пойдет! Пусть парень сам решает. — Цезарь открыл дверь, и они вместе с Виктором вышли во двор. — Макс! Братан твой как-то не очень рад, что ты с нами тусишь! Говорит, тебе надо с ним пойти обратно! Че скажешь?

Максим посмотрел в сторону Вити, затем повернул кепку козырьком назад и сел в машину, хлопнув дверью.

— Ну, вот видишь, пацан взрослый уже, и сам решает, что ему нужно. — Цезарь поправил куртку и отправился в сторону машины.

— Мы с тобой еще не закончили! — крикнул Мечников.

— Ага! — Цезарь сел в машину и показал средний палец через стекло.

— Ну, сука! Вот же, сука, а?! — Виктор пнул пустую бутылку из-под минералки, валяющуюся на асфальте, и с грохотом захлопнул за собой дверь в подъезд.

Глава 9

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 450