электронная
200
18+
Под осклабившейся луной

Бесплатный фрагмент - Под осклабившейся луной

Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8475-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Прятки с неизвестным

Я стою на краю, мне страшно, впереди беспросветная бездна. Тьма поглощает бесследно все, что попадает туда. Капли дождя, камешки сорвавшиеся с края, из-за дрожащих коленей. Мне страшно, глаза ищут за чтобы зацепиться, дабы маниакально смотреть, скрывая истинный первобытный страх. Страх подобен бокалу вина, сначала он медленно проникает в тебя, затем теплота распространяется по телу. Но не теплота как в уютном камине, а скорее раскаленный металл по вене. Затем страх опьяняет, играя с восприятием. Каждая секунда, чертова секунда над беспросветной всепоглощающей пустыней.

Спустя пару минут остается лишь понять, я ли наблюдаю за бездной, или она за мной. Побег не выход. Убежать значит повернуться спиной. Хантер Томпсон говорил" никогда не поворачивается к наркоману спиной». Я не общался с наркоманами, но могу смело сказать, никогда не поворачивайтесь спиной к страху. Один раз и конец всему. Я не хочу быть сожранным и продолжаю смотреть. Если сесть на корточки, неотрывно продолжая наблюдать за тьмой, может показаться, в темноте кто-то машет рукой. Зов фантазии, смерти, пустоты. Тяжкий вопрос, и скорее уникальный для всех.

Посмотрев на часы, я вижу, что уже прошло больше получаса.

— Джереми.

Сзади никого. По бокам тоже. Готов поклясться, произнесли мое имя. Вокруг не души. Только старый, красный пикап разбавляет атмосферу страха.

Смотря на пикап, я совершил ту ошибку, которую больше всего боялся. На плечо опускается неизвестность, и сладко шепчет в ухо «Привет».

Картина в гостиной

Передо мной картина. Холст исписан маслом, я обнимаю его, как дорогого, давно забытого друга. Объятия все крепче. Затем пальцы впиваются в холс с обратной стороны протыкая его, и растягивают дыру. Холст трещин, звук разносится по всему помещению. Заглянув в дыру, не видно пальцев, или чего либо находившегося позади холста. Я вижу берег, одинокое дерево и темно зеленую реку. Река быстро течет, пальцам становиться мокро.

Воспоминания, как утонул мой сын, часто пугают. Особенно когда сын утонул в этой самой, еще в то время не порванной картине.

Память об этом случае, как зарубки на дереве, при касании оставляют занозы. Слезы скапливаются у глаз, и начинают бежать быстрым ручьем, оставляя соленый след. Я окунаю лицо в картину, а затем весь залезаю туда. Падение, и всплеск речки. Оказавшись на берегу, приходит осознание" Войти внутрь картины не проблема, проблема вернуться. Больше нет дыры, ведущей сюда».

В один вечер, я пришел домой, после изнурительной работы. Сын смотрел мультики, и не став его отвлекать, я отправился разогревать ужин. Стандартный вечер, копия других вечеров. Все было как всегда, все было как обычно, все было настолько накатано, что даже, крик сына «Пап смотри я в картине», казался просто типичной игрой Тодда.

Я не торопясь разогрел ужин, зашел в гостиную, с двумя тарелками спагетти. Дальше все напоминало пилораму отсекающую пальцы, падение тарелок, звон битого стекла, я стоящий перед картиной, и Тодда захлебывающегося в реке. Это ад — словно умереть самому, и при этом остаться в живых, обрекая себя на повтор страдания снова и снова. Когда он только родился, я винил его, что Джил умерла при родах, я ненавидел его первое время, а п-потом просто смирился, стал растить его. Всегда казалось, что отношусь к нему с недостаточной любовью. Все пришло с концом, все чувства, скрытые под кожей, стекались в один большой насос в грудине, разъедая все человеческое, все что находиться в оболочке кроме последней.

— Тодд, я люблю тебя, и всегда буду любить.

— Папа искупайся со мной — произнес Тодд. Маня рукой.

Тодд, сынок, я рванулся сразу же к нему, подбежал и обнял его. Он не умер, он выжил, как я счастлив. Страстно целуя курчавую макушку я был самым счастливым.

Мужчина тонул в реке, захлебываясь водой. Любящие готовы видеть то чего нет.

Свет далеких звезд не греет души

На планете, в одном из самых далеких уголков вселенной жило поселение. Планета была окутана туманом. Там шли постоянные дожди. Как то в одну дождливую ночь,, в доме на холме, слезы стекали по щекам и капали на пол.

— Любимая ты снова плачешь?

— Нет, прости, все хорошо. — девушка быстро оттерла следы слез, и улыбнулась.

— Почему ты плачешь?

— Я не плачу, что то в глаз попало.

Они уже давно жили вместе, и он и она знали: Причина слез девушки кроется в ее страхе не найти себе место в жизни.

Парень подошёл к девушке, обнял её, крепко крепко, проводя пальцами вдоль позвоночника.

— Пошли спать.

Девушка слегка кивнула, и легла на кровать, пока он тушил свечи, погружая комнату во мрак. Они просто лежали, взявшись за руки, слушая стук дождя. Молодой человек рассматривал потолок, вновь изучая каждую щель, трещену деревянного потолка. Повернувшись к своей возлюбленной, он увидел, как свет из приоткрытого окна, заставляет блестеть новоиспеченные слезы, бегущие с глаз.

Парень не знал, что делать, это было не в первой, но так больше продолжаться не может.

— В детстве, когда я был очень маленький, мама рассказывала мне о небесных китах. Звучит как сказка, но говорят, если отправить им свое ДНК, может появиться и твой кит. Главное самому быть вселенной. Айя, Послушай -Парень встает и бежит к чемодану, достает блестящий предмет не больше обувной коробки. — Сказки умирают с фантазией, фантазия с разочарованием в мире. Я уверен Айя, что ничего не выйдет, но попробовать стоит.

— О чем ты Кай?

— О том, что мы пошлем твое ДНК, на мнимый, оставленный пятнадцать лет назад матерью адрес.

Кай открывает железный чемодан, достает оттуда маленький флакон, и зачерпывает капли слез во флакон. После чего закрывает флакон, кладет в чемодан и пишет на крышке чемодана адрес.

— Где рождает все из ничего? Кай, такого не бывает, это дурацкий адрес, никто не получит этот чемодан, он не долетит никуда и вернется обратно.

— Не страшно, а теперь давай спать.

Айино ДНК парень отправил в лабораторию. Никто не надеялся на то что хоть что-то получиться. Через год, когда Айя ложилась спать, мощный звук раздался, разрывая преграды воздуха.

Она вы бежала на улицу и увидела его, переливающегося светом тысячи звезд — кита. Он плывет сквозь пространство, приближаясь все ближе и ближе. Девушка бежит к нему навстречу, плача и улыбаясь.

Кай выбегает из дома, и смотрит Айе в след. Та уже ловко при помощи кита забирается на него, и смотрит на Кая.

— Любимая Айя, куда ты?

— Я должна жить со своей вселенной

— А как же я Айя, как же я без тебя?

Айся смотрит на Кая и кричит с кита: — Извини, это моя вселенная, в ней есть место только для меня.

Парень поник головой, смотря на ботинки. Рождение чьей-то вселенной, означает смерть другой. Кай поднимает голову и кричит в след Айе

— Пускай так и будет. Твоя вселенная и вправду прекрасна, надеюсь ты будешь счастлива.

Парень смотрит на быстро исчезающего, где то в дали кита. Потом подходит к дому, и садиться возле него, приживаясь спиной к ступенькам тихо бормоча под нос: — Надеюсь моя вселенная будет создана для двоих!

Магазин счастья

— Ну не плачь дорогая, что ты хочешь?

Десятилетняя девочка смотрит на мать, и еще больше начинает плакать.

— Ну золотце мое, радость моя, ты только скажи что ты хочешь, и мы с папой мигом это исполним.

Девочка перестает плакать, смотрит на рядом стоящий магазин, и говорит:

— Хочу быть счастливой.

Мать недоумевающее смотрит на девочку, а потом поворачивает голову в ту же сторону что и девочка. Перед ее глазами находиться простой магазин, с завешанными витринами. Над магазином тускло светит, озаряя вечерние сумерки табличка «Be Happy».

— Дорогой, дорогой, дорогой! — уже срываясь на крик, мать пытается привлечь внимание отца.

Отец в кои-то веки открывает взгляд от новостной ленты в телефоне, и смотрит на мать.

— Что дорогая? — голос сухой, лишенный эмоций.

— Мы должны зайти в этот магазин. Наша дочь хочет быть счастливой, мы должны сделать все, что в наших силах.

— Как скажешь дорогая.

Вся семья направляется к магазину. Девочка резко вырывается вперед, открывает дверь и видит, что в магазине почти ничего нет. Стеллажи пустые, в центре стоит стол с красной скатертью. Над столом единственная лампочка разгоняющая темноту. Если посмотреть вперед, заметен лишь облик двери, а сама дверь покрыта густой темнотой.

— Вы что-то хотели? — спросил хозяин магазина.

Мать и дочь впадают в ступор, в отличие от отца, неотрывно листающего новости.

— Как вы так быстро оказались у стола, дверь ведь даже не открывалась? — мать заикается, дочь просто молчит, ища спасение в складках материнской юбки.

— Это неважно — хозяин магазина придвигается ближе. От него веет странный запах орехов с примесью гнили. — куда важнее то, за чем вы пожаловали в сей скромный магазин?

Пока мужчина говорил, девочка набирается смелости, вдыхает полной грудью, и выныривая из маминой юбки кричит — «Я хочу быть счастливой!»

Мужчина подходит к девочке, встает на одно колено и беря юное создание, за руку шепчет — «Тогда вы по адресу.» — встав с колена мужчина кричит — «Андре!»

Дверь напротив семьи открывается и выходит худощавый парень, скорее всего подросток.

— Да господин Лебен, вы меня звали?

Парень мнется, всем видом показывая неуютное положение, прислоняется к двери спиной.

— Андре, не стесняйся! Быстро покажи, что ты умеешь. Вот тебе моя шляпа.

Парень очень робко берет шляпу влажными от волнения руками. Аккуратно положив шляпу, одну руку парень кладет на стол плотно прижав ладонь к скатерти, другую на шляпу. Секунда, резкий рывок руки от шляпы, в руке кролик, кролик трясет ногами, глаза девочки расширены.

— Ну как тебе моя милая? — Хозяин магазина, ожидает похвалы.

— Я не счастлива! — девочка орет на весь магазин. Парень с кроликом в руке прижимает его к себе все сильнее и сильнее. Вдруг парень отдергивает вторую руку от стола. Кровь слабо стекает с руки, падает на скатерть порождая мягкий шорох. Девочка заливается смехом. Смех искриться, бьет во все стороны, смеются уже все кроме парня. Даже пол скрипел, в такт смеху. Отец роняет телефон от смеха

— Ты счастлива девочка? — сквозь смех пытается спросить Хозяин магазина.

— Да! — кричит восторженно девочка — Я счастлива!

Парень заикается от страха, видя такую картину.

— Маэстро, это не делает никого счастливым.

Маэстро подходит к парню и бьет пощечину. Парень роняет кролика. Вся семья и хозяин смеются еще больше.

Вдруг хозяин перестает смеяться, и взмахом руки заставляет замолчать всех в комнате.

— Ты знаешь девиз магазина « Ради счастья мы готовы отдать все что у нас есть, работать в самой черной угольной шахте, разлагаться морально, впадать в депрессии, изничтожать себя, раздать все органы, устроить бесплатную распродажу органов, сжечь себя и развеять прах по помойкам города, идти пока ноги не сотрутся до колен.»

Парень стоит не шелохнувшись, его пробрало до самых пяток.

— Вы покупать будете? — уже обращаясь к семье, приветливо спрашивает Лебен.

— Да конечно — отец достает бумажник, — сколько стоит.

Лебен смеется — и отталкивает руку с купюрами.

— Это бесплатно.

Семья хватает парня, и выводит из магазина. Каждый член семьи начинает тянуть парня к себе. Девочка вцепилась в ногу, а мама и папа за руки. Не дойдя до дома, семья разрывает парня на куски. Теперь у всех есть по части тела парня, этого кажется мало семье. Все начинают собирать кровь погибшего, стараясь побольше ухватить. До драки дело не доходит, также как и до мирного решения. Все смотрят друг на друга, будто три врага пришли воевать каждый сам за себя.

Лебен закрывает дверь. Ему наскучило это представление. Он выходит через дверь, которая ведет на задний двор магазина.

— Ей девушка! Подойди ко мне, ты одна из тех многих кого избрала судьба.

Девушка удивленна до крайности, но как и каждый кого окликает Лебен, не может отказать.

— Что случилось? Я могу вам чем-то помочь.

— Я могу вам чем-то помочь. С той стороны двери магазин, делающий людей счастливыми. Вы будете делать людей счастливыми.

— Звучит красиво.

Звук вдалеке открывающейся двери.

— Вы подождете меня здесь, пока войду в магазин.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.