электронная
72
печатная A5
253
16+
Почему ты так редко со мной танцевал?

Бесплатный фрагмент - Почему ты так редко со мной танцевал?

Объем:
32 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-0042-4
электронная
от 72
печатная A5
от 253

***

ПОЧЕМУ ТЫ ТАК РЕДКО СО МНОЙ ТАНЦЕВАЛ?
кинопьеса для новобрачных

Действующие лица

Он, Она, Он молодой, Она молодая.

Сцена

Затемненная сцена с двумя попеременно возникающими по углам световыми секторами (слева и справа), в которых происходит действие. В центре — проекция звездного неба и полной луны, которая по ходу действия сменяется на кинокадры (все — в черно-белом варианте).

Музыкальное оформление

Основные темы: рок-н-ролл 60-х или 70-х (инструментальная обработка) и песня Юрия Кукина «Маленький гном» (актерское исполнение и инструментальная обработка в виде вальса).


Шум моря.

На заднике возникают звездное небо и большая луна.

Картинка сменяется кадрами выступлений рок-групп конца 70-х, начало 80-х: исполнители безумствуют на сцене.

Фоном звучит спокойная лирическая гитарная обработка песни «Мой маленький гном».

Музыка постепенно затихает. На заднике — переход обратно к звездному небу.


Свет в правом углу сцены.

Немолодая пара сидит в креслах-качалках. Укрывшись пледом, женщина рассеянно листает иллюстрированный журнал. Мужчина дремлет, закинув руки за голову. Чуть в стороне стоит старое пианино.

Он (не открывая глаза): — Во сколько у нас завтрак?

Она: — С девяти. Уже проголодался? Только что ведь поужинали.

Он: — Ты же знаешь — это мое перманентное состояние.

Она: — Да уж знаю.

Пауза.

Она: — Какое-то странное сегодня море. Седое.

Он: — Просто барашков много.

Она: — Спасибо, догадалась.

Пауза.

Она: — Я тут подумала: а почему ты так редко со мной танцевал?

Он: — Воспоминания нахлынули?

Она: — Место такое. Сам ведь меня сюда притащил. Сейчас бы в Испании спокойно отдыхали в человеческих условиях… И все-таки: почему ты со мной так мало танцевал?

Он: — Это ты называешь «мало»? Вся наша жизнь — сплошной танец.

Оглядывается по сторонам, что-то ищет глазами.

Он: — Да вон же танцплощадка, на которой мы с тобой отплясывали. Правда, обвалилась вся.

Она: — А пианино сохранилось. Удивительно…

Он: — Ничего удивительного. Немцы делали.

Встает, подходит к пианино и начинает одной рукой неуверенно наигрывать рок-н-ролл. Затемнение. Экран гаснет.

Свет в левом углу сцены.

Музыкальную тему подхватывают мощные динамики на танцплощадке.

Молодые Он и Она самозабвенно танцуют рок-н-ролл. Он — с длинными волосами, в майке с крупной надписью «Адидас» на груди. Она — в клешёных джинсах, «вареной» майке и с хвостом на голове.

Общаются, стараясь перекричать музыку.

Он: — Ты откуда?

Она: — Строительный. А ты?

Он: — С журфака.

Она: — Центровой?

Он: — Нет, я в защите играю.

Она: — Я в смысле: папа большой начальник?

Он: — Да нет.

Она: — А как тогда на журфак попал?

Он: — Талант.

Она: — От скромности не умрешь.

Пауза.

Он: — А ты что строить собираешься?

Она: — Ядерные установки.

Он: — Ты серьезно?

Она: — Абсолютно.

Затемнение. Музыка затихает.


Свет в правом углу сцены. На заднике — вновь звездное небо.

Она: — Какая у тебя тогда была майка! «Адидас» во всю грудь. Тогда таких и не было ни у кого.

Он: — Кто носит майку «Адидас», тому любая баба…

Она: — Ну, договаривай.

Он: — Сама ведь знаешь.

Она: — Ту майку ты привез специально для этого?

Он: — Нет, только для тебя. Знал, что встретимся.

Она: — Болтун. Ты тогда всем нашим девчонкам этой майкой головы вскружил.

Он: — Думаешь, майкой?

Она: — А чем еще? Не такой уж и красавец был. И ноги кривые…

Он (с любопытством рассматривает свои ноги): — Почему кривые? Футбольные…

Она: — Все равно кривые. И чем ты только всегда женщин покорял? Тогда все девчонки в лагере только про тебя и шептались.

Он: — А ты?

Она: — Что я?

Он: — Шепталась?

Она: — Вот еще… Я же видела, что ты и так ко мне неровно дышишь.

Он: — Еще бы. Красавица, спортсменка, комсомолка!

На экране звездное небо сменяют кадры хроники из жизни стройотрядов в нарезку с ретро-кадрами акробатических трюков в рок-н-роле.

Фоном звучит рок-н-ролл на слегка расстроенном пианино.

Затемнение. Экран гаснет.


Свет в левом углу сцены.

Музыкальную тему подхватывают динамики на танцплощадке.

Он и Она продолжают танцевать рок-н-ролл.

Голос из темноты с кавказским акцентом:

— Эй, адидас, тёлкой поделишься?

Он стремительно выходит в темноту. Слышатся звуки борьбы, вскрики и глухие удары.

Он победоносно возвращается в световой круг, волосы взъерошены, из губы сочится кровь, фирменная майка порвана на груди. Хочет продолжить танец, но она останавливается, вытирает платком ему рот.

Она: — Ой, как майку жалко. Хочешь, я зашью потом?

Он: — Ерунда, у меня еще такая есть.

Вновь начинают танцевать.

Она: — У тебя, что, родители за границу ездят?

Он: — Почему за границу? В стране советов и так много чего можно купить. Места знать надо.

Она: — Поделишься?

Он: — Чем?

Она: — Местами.

Он: — Обязательно.

Затемнение. Музыка постепенно затихает. На заднике вновь появляется звездное небо.

Свет в правом углу сцены.

Она: — Почему ты всегда такой задиристый был?

Он: — Мужчины всегда выступали на турнирах перед дамами сердца.

Она: — Тоже мне, рыцарь. Ты просто подраться любил.

Он: — Ничего подобного, я всегда тебя защищал.

Она: — А я всегда от этого плакала.

Он: — Это когда, например?

Она: — Помнишь, в переходе на Ногина ты стал учить двух фарцовщиков уважать женщин и любить Родину. А я потом тебя окровавленного на себе тащила, и нас в милицию забрали.

Он: — Издержки рыцарства. Они о тебе что-то пошлое сказали.

Она: — Они просто мне комплимент пытались сделать.

Он: — В неправильной форме, в неправильном месте и в неправильное время.

Она: — Еще бы, после спиртного для тебя все всегда неправильные.

Пауза.

Она: — Ну, хорошо. А Сережке, соседу, зачем на Новый год лицо изукрасил?

Он: — Он тебя во время танца по спине гладил. И ниже.

Она: — Не помню.

Он: — Зато я помню. И Серега запомнил. Поэтому сейчас такой образцовый семьянин.

Она: — Господи, и как я прожила с таким человеком столько лет?!

Пауза.

Она: — И вообще: зачем мы сюда приехали?

Он: — Это же наше с тобой Второе ущелье. Юность наша.

Она: — Ничего от нее не осталось. Построили какой-то шалман, назвали пансионатом… Кровати неудобные, воды горячей почти нет, готовить не умеют. В нашем лагере в те времена и то лучше кормили.

На экране вместо звездного неба возникают кадры конкурсов по поеданию продуктов (рапид).

Фоном — рок-н-ролл на расстроенном пианино.

Затемнение. Экран гаснет.

Свет в левом углу сцены.

Музыкальную тему подхватывают динамики на танцплощадке.

Музыка резко обрывается.

Голос из громкоговорителя::

— Всё, граждане студенты, обжиманцы закончены, всем на боковую. Подъем в восемь. Тренировки по расписанию.

Возмущенный гул, крики из темноты:

— Еще! Музыку включи! Шизгару давай!

Голос невозмутимо продолжает:

— Напоминаю: завтра приезжает комиссия присваивать нам звание образцового спортивного лагеря. Все палатки чисто убрать, бутылки выкинуть. Милые дамы, нижнее белье с веревок снять. А ты, Некрасов, сегодня ночью дежуришь по территории.

Он (оглядываясь в поисках источника голоса): — Почему опять я? Семенов вообще еще не дежурил.

Голос: — У Семенова зубы болят. А ты меньше по женским палаткам будешь ночью шастать.

Он с досадой бьет ногой по воображаемому мячу.

Она: — Не переживай. Хочешь, я с тобой подежурю?

На экране кадры советской хроники из жизни дружинников (в рапиде). Фоном — рок-н-ролл на расстроенном пианино.

Затемнение. Музыка затихает. Экран гаснет.

Свет в правом углу сцены. На заднике — звездное небо.

Она (поднимает голову от журнала): — Скажи честно: ты уже тогда в меня влюбился?

Он: — У меня было несколько подходящих кандидатур.

Она (бросает в него журнал): — Паразит. И как я в тебе бабника тогда не разглядела?

Он: — А если бы разглядела, дежурить не пошла бы?

Пауза.

Она: — Ну, согласись, я же была лучше всех в лагере.

Он: — Не спорю. Но внутренние сомненья глодали мою израненную душу.

На экране кадры из фильма «Гамлет»: внутренний монолог «Быть или не быть». Затемнение.

Свет в левом углу сцены. На заднике — звездное небо.

Деревянная скамейка, сзади надпись: «Дежурный по лагерю». Она сидит на скамейке, поджав ноги, и слегка иронично слушает, как Он декламирует монолог на английском, воодушевленно размахивая руками.

Закончив, Он отвешивает шутливый поклон.

Он: — Тут зрители аплодируют, аплодируют… Всё, кончили аплодировать.

Она (пару раз хлопнув для виду в ладоши): — А почему ты вместо английского произносишь русское «р»?

Он: — Это на староанглийском так говорили.

Она: — Какой ты умный, аж дрожь берет! Недаром у тебя фамилия такая.

Он: — Обычная фамилия. К писателю отношения не имею. И вообще я по маминой линии из крестьян, из деревни Строгино. Чтобы тебе спокойнее было.

Она: — Ну, ладно. А что еще умеешь?

Он: — На гитаре могу сбацать.

Она: — Жаль, не на чем.

Он: — Ошибаешься. Пять сек!

Выбегает в темноту. Издалека слышится недовольное ворчание и вскрик боли.

Его приглушенный голос: — Прости, Колян… Где гитара?

Сонный голос: — Зачем она тебе? Опять струны порвешь.

Его голос: — Жмот, ты Семенов. Поэтому и зубы у тебя всегда болят.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 253