электронная
140
печатная A5
651
18+
Поцелуи после десерта

Бесплатный фрагмент - Поцелуи после десерта


Объем:
508 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-2167-7
электронная
от 140
печатная A5
от 651

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается всем, кто верит в любовь. Ведь она обязательно найдет вас. Сквозь огромное расстояние и время. Даже если между вами будет целый океан.

Мари Тарт


Глава 1. Кеннет

Я подошел ближе к океану и пнул небольшой камешек прямо в воду. Брызги разлетелись вокруг, но волна тут же накрыла их сверху. Хмуро уставившись на воду, я поджал губы и скривился, когда луч солнца в очередной раз пробился из-за тучи. Ну почему именно сегодня, в этот отвратительный день, такая прекрасная погода? Солнце в наших местах редкость, но на удивление именно сегодня оно то и дело показывается и как бы шепчет мне «Эй, парень. У всего мира все хорошо. Только у тебя в жизни глобальные проблемы».

Хотя, многие сейчас могут подумать. Какие глобальные проблемы могут быть у десятилетнего мальчика? Я глубоко вздохнул и вновь пнул очередной камешек в воду.

Внезапно меня отвлек тихий шорох позади, и я резко обернулся.

— Прости, я не хотела тебя напугать. Понимаешь, мне совершенно нечего было делать. Мы приехали в гости. И мне не с кем было там поиграть. Взрослые заняты обсуждением своих дел, они до сих пор сидят за столом. Но мне было очень скучно. И они разрешили мне погулять здесь, на пристани. Я надеялась встретить кого-нибудь. И вот, я увидела тебя. Я думала, что стоит попытаться заговорить с тобой. И, возможно, у нас бы получилось пообщаться хоть немного. Понимаешь, я уже несколько часов тут, Сюзи и Кэтти остались в Лос-Анджелесе, и мне не с кем играть. И мама купила мои любимые вишневые маффины. Но я слишком быстро их съела, и мне вновь стало скучно. Поэтому я бы и хотела пообщаться. Если ты не против. Вот.

Я ошарашенно уставился на это девчонку, которая говорила без остановки. Она была примерно моего возраста. Я нахмурился еще больше и осмотрел ее с головы до ног. Синее бархатное платье с белыми полосками по воротнику и низу юбки, белые колготки и такие же, как платье, синие туфельки. Ее белоснежные локоны были наполовину собраны и стянуты на макушке, большим синим бантом. Она выжидающе смотрела на меня, заведя руки за спину и перекатываясь с пятки на носок. Осмотрев ее, я вернулся взглядом к ее лицу и заметил, как порозовели ее щеки.

Встретившись взглядом со мной, девочка, немного помедлив, вдруг протянула мне руку и четко сказала:

— Дженнифер Уоллис Брайлайн, — и, немного наклонившись ко мне, тихо добавила, будто бы раскрывала мне самый главный секрет на свете, — Но близким я разрешаю называть себя Дженни.

Я уставился на эту маленькую ладошку, все еще толком не понимая, что происходит. Прежде чем окончательно обдумать, что делать дальше, я сжал протянутые мне пальчики и строго ответил:

— Адамсон, — только и сказал я, не желая говорить ей свое полное имя. Однако, несмотря на мой хмурый вид и строгий тон, девочка тут же улыбнулась. И я пропал.

Ее улыбка была такой искренней и радостной, такой нежной и мягкой, что у меня перехватило дыхание. Возьми себя в руки, Кеннет. Тебе всего десять лет. Какие девчонки? Есть дела важнее всего этого.

И я тут же отдернул руку от ее руки, повернулся и пошагал вдоль воды. Однако это ее ни капли не смутило, и она пошла за мной.

Только поравнявшись, Дженнифер снова заговорила:

— Мы с родителями приехали в гости к моей бабушке Аманде. Но после того как я увидела ее, мне безумно захотелось к океану. К сожалению, никто не желал гулять со мной, поэтому я уговорила родителей отпустить меня одну, с условием, что я никуда не уйду, и буду находиться рядом с пристанью. Дом моей бабушки совсем недалеко отсюда и мне, — я остановился так резко, что Дженнифер прошла на несколько метров вперед. Она обернулась с недоумением на лице и спросила:

— Что с тобой? — я оглядел место, где мы остановились и, не спрашивая ее, просто опустился и сел на камни. Я думал, что эта внешне идеальная девочка тут же топнет ножкой и скажет, что сидеть здесь не желает, но вопреки моим мыслям, Дженнифер сразу же опустилась и села рядом. Она с интересом наблюдала за мной и ждала, пока я что-нибудь скажу. Она говорила так много и так быстро, что я очень удивлялся тому, почему это меня не взбесило. Немного подумав, я сказал единственное, что пришло в голову:

— И тебе понравился океан?

Дженнифер сразу оживилась, перевела взгляд на волны и продолжила говорить:

— Безумно понравился. Знаешь, я очень люблю всех обитателей океана. Но самую большую слабость питаю к пингвинам. Они такие милые, ты не находишь?

Затем она ненадолго прервалась, но продолжила с еще большим энтузиазмом, поглядывая то на меня, то на брызги огромных волн, ударяющихся о камни.

— А ты знаешь, что пингвины выбирают себе одного партнера на всю свою жизнь? Это так мило и романтично. Я бы тоже хотела, чтобы в моей жизни все было так. Один человек на всю жизнь. Как у пингвинов. Понимаешь? — она вновь посмотрела на меня и я резко отвернулся.

С ума сойти. Я открыто пялился на нее. Мои щеки тут же начали пылать от смущения. Кто бы мог подумать, что я буду разглядывать какую-то девчонку? Она продолжила говорить, я изредка отвечал ей не больше трех слов, но никак не мог заставить себя сконцентрироваться. Я наблюдал, как ее белоснежные локоны развеваются на ветру и как она изредка заправляет их под воротник платья, но каждый раз они упрямо выскальзывают из-под плотной ткани, навстречу порывам ветра. Я наблюдал, как ее губы растягиваются в улыбке, когда она рассказывала про океан, про свою жизнь в Лос-Анджелесе, про семью и друзей. Я наблюдал за ее взглядом и теперь уже даже не отворачивался, когда она дарила мне мгновения, когда я мог взглянуть в эти два маленьких синих океана на ее лице. Я никак не мог прекратить смотреть на нее и отвлечься хотя бы на несколько секунд.

Я поймал себя на мысли, что мне нравится в ней все. Но особенно, ее длинные, белоснежные волосы. Года два назад, Кристи Джексон, моя одноклассница, принесла в школу книгу полную сказок о принцессах. Я тогда фыркнул и насмехался над ней, что это глупости, а позже стащил эту книжку из ее портфеля. Не знаю, зачем я это сделал, но тем же вечером прочитал сказку о принцессе по имени Белоснежка. И я тогда так и не мог понять, почему у нее такое имя, если ее волосы черны как смоль? А сейчас, сидя на холодных камнях, на берегу атлантического океана, я смотрел на девочку, чьи волосы так и тянули меня назвать ее принцессой. Принцесса Белоснежка.

Она все еще рассказывала о глубинах океана, но я прервал ее на полуслове:

— Тебя кто-нибудь называл принцессой Белоснежкой? — она изумлённо уставилась на меня и отрицательно покачала головой.

— Нет, не называли. С чего это ты вдруг?

И я рассказал ей о книге. Она рассмеялась, а я в очередной раз залился краской и смущённо отвёл взгляд.

— Знаешь, у меня такие же волосы, как и у моей бабушки Аманды. У нее сегодня, кстати, день рождения. Ей исполнилось шестьдесят пять лет. Но если бы ты ее увидел, то никогда бы не подумал, что ей столько. Она у меня очень красивая. И мама моя очень красивая. А у тебя, красивая мама? — в ту же секунду я оцепенел. По телу прошёлся разряд боли и рваным куском застрял в груди. Я плотно сжал губы и пытался собраться с мыслями, чтобы хоть что-то ей ответить. Как я мог настолько отвлечься и забыть то из-за чего я оказался на этой пристани?

Я чувствовал, что комок в горле становится все больше и единственное что смог прошептать, это:

— Моя мама умирает, — я не смотрел на нее и не видел ее реакции. По правде сказать, я бы не хотел, чтобы она сейчас встала и ушла, ибо по какой-то странной причине, ее присутствие успокаивало меня. Краем глаза я замечал ее белоснежные локоны, развивающиеся на ветру, и понимал, что она не двигается. Наконец-то я услышал лёгкое шебаршение камней рядом и почувствовал, как Дженнифер села ближе. Складки ее пышного платья касались моих брюк, и я знал, что еще немного, и она окажется совсем вплотную ко мне. Она перестала двигаться и молчала, но спустя пару минут тихо шепнула:

— Мне очень жаль. Что случилось с твоей мамой? — я смотрел на воду и не решался заговорить. Ком в горле душил меня все сильнее, и я понял, что больше не могу сдерживать свои эмоции внутри. Я перевел взгляд на свои руки и заметил, как сильно они дрожат. Странно, мне совсем не холодно.

Прошло немало времени, прежде чем я решился заговорить:

— Я заметил, что моя мама заболела, еще в прошлом году. Она стала быстрее уставать и намного дольше спать. Так же мама все чаще стала ездить в командировки по работе. Намного чаще, понимаешь? А когда она приезжала, она казалась такой уставшей, что я не мог понять, зачем работать на такой работе, которая так тебя выматывает? Мы с братом спрашивали у отца, что происходит с мамой, но он только резко отвечал нам, чтобы не смели лезть к нему с этими глупыми расспросами. Примерно полгода назад дела мамы стали совсем плохи и она наконец-таки позвала нас с братом к себе и рассказала, что у нее бронхогенная карцинома. Мы сначала не поняли, что это, но потом она объяснила. Это рак легких. Вот что это. Она сказала нам только потому, что лечение больше не помогало. И единственное чего она хотела, так это прожить оставшееся время с нами, своей семьей, никуда не уезжая. С того дня мы с братом замечали, как быстро она слабеет и все меньше походит на ту красивую женщину, которой всегда была. Моему брату тяжелее было принять это и поэтому мне пришлось быть сильным и постоянно поддерживать его, не показывая своего страха. И он верил мне как никому другому. Почему-то папа очень редко появлялся дома, и я никак не мог понять, почему. Ведь маме так плохо. И она часто спрашивала о нем. Недели две назад все стало как-то спокойнее. Мама практически все время спала. Мы с братом по очереди сидели с мамой, не хотели оставлять ее одну, и приходить на тренировки по футболу. Но вчера, когда брат отправился на тренировку, а я остался дома с мамой, произошло..

Я глубоко вдохнул, ибо был уже на грани. Казалось, что грудь разрывается от тысячи осколков, вонзающихся в мое тело. Спустя пару секунд, немного собрались с мыслями, я продолжил:

— Я сидел в комнате с мамой, присматривал за ней. Я несколько дней думал о футбольном матче, который должен был транслироваться в этот день и никак не мог отвлечься. И мама разрешила мне спуститься вниз, в гостиную, посмотреть его. Я пообещал ей, что буду прибегать каждые десять минут, чтобы проверить, что с ней все хорошо. И я так и делал. Но потом, когда я прибежал в очередной раз, мама лежала на полу, все было в крови, и она так страшно кашляла. Она задыхалась у меня на глазах. А я просто стоял и не знал, что мне делать. Я понимал, что нужно бежать за помощью, но не мог пошевелиться. Внутренний голос орал мне, чтобы я сдвинулся с места и вызвал 911, но тело как будто бы приросло к полу. В это время домой вернулись отец с братом, и они сразу же помогли ей, вызвали помощь. Я смутно помню, что было дальше, но сейчас моя мама в больнице, в тяжёлом состоянии. Мой отец во всем винит меня и не пускает к ней. Он говорит, что если бы я вовремя заметил, что с ней происходит и сразу позвонил бы в 911, то она могла бы поправиться. А я, я знаю, что этого не случится.. В последние дни ей было совсем плохо. И я, я хотел бы побыть с ней сейчас. Но меня не пускают. Однако мой брат там, с ней. А я нет. Почему? — я даже не понял, в какой момент своего рассказа я заплакал.

Повернув голову, я посмотрел в сторону этой белокурой девочки, но увидел только размытое пятно. Спустя мгновение нежные руки обхватили меня за спину, и я оказался, на удивление в крепких объятиях этой маленькой девочки. Пытаясь хоть как-то сдерживать свои эмоции, я старался продолжать разговаривать, но даже сам не мог понять, что говорю. Сил у меня больше не осталось и я, крепко обхватив Дженнифер, прижался лицом к ее плечу и истерически заплакал. Так громко, так тяжело и так больно, как никогда до этого. Она терпеливо сидела рядом, обнимая меня и нежно поглаживая мои волосы.

Я не знаю, сколько мы так просидели. Казалось, что всего минуту она так трепетно прижимала меня к себе. Спустя какое-то время я немного успокоился, отстранился и открыл глаза. Судя по всему, прошло немало времени, ибо на улице уже заметно потемнело. Я быстро выпрямился, вытер слезы тыльной стороной своей ладони и смущённо посмотрел на Дженни. Я боялся, что увижу отвращение на ее лице, и ещё больше боялся липкой жалости, но в который раз удивился мягкости ее взгляда и такой нереальной глубины синих глаз. В сумерках они выглядели еще прекраснее, и я никак не мог отвести взгляд.

Следующие свои слова она сказала так тихо, что мне пришлось напрячься, чтобы хорошо расслышать их:

— Я бы отдала все на свете, чтобы твоя мама поправилась. Я отдала бы все на свете, чтобы забрать хотя бы часть боли, которую ты испытываешь. Я отдала бы все на свете, чтобы быть с тобой рядом и поддерживать тебя всем, чем смогу. Твой папа не прав. Ты не виноват, что твоя мама заболела. И я думаю, что он понимает это, но просто не может справиться с эмоциями, которые сейчас кипят внутри него. Я буду молиться всем богам, которые только есть, чтобы ты еще хоть раз увидел свою маму. Я думаю, она совсем не сердится на тебя и очень сильно любит, — ее ручка мягко опустилась поверх моей.

— Я бы очень хотела изобрести телепорт и отправить тебя к твоей маме, но я не могу.

Ее личико слегка нахмурилось, и теперь она говорила еще тише:

— А еще, я теперь жалею, что съела два вишнёвых маффина. Я думаю, они пришлись бы тебе по душе так же, как и мне. Обещаю, что в следующий раз, обязательно оставлю один для тебя, — и снова эта теплая улыбка, адресованная только мне.

В груди немного потеплело от упоминания о том, что мы встретимся с ней еще хотя бы раз. Не знаю почему, не знаю как, но привязанность к маленькой девочке по имени Дженнифер расползалась внутри меня с нереальной скоростью. Я всматривался в ее лицо и пытался запомнить каждую клеточку, каждую ресницу и эту нереальную глубину синих глаз.

— Дженни, Дженнифер, ты где, милая?

Я вздрогнул от громкого голоса, который доносился со стороны пристани. Два человека направлялись в нашу сторону и звали по имени ту, которая сейчас так трепетно сжимала мою руку в своей. Внезапно ее хватка стала еще сильнее, и я вновь перевел взгляд на нее:

— Это мои родители, уже ведь так поздно. Мне пора идти, они волнуются за меня. Я не знаю, когда мы уезжаем, но я обещаю тебе, что мы еще обязательно встретимся, Адамсон. Я сегодня случайно подслушала, как родители обсуждали с бабушкой возможность переехать сюда, к ней. И я надеюсь, что это случится очень-очень скоро, — она резко встала на ноги, всматриваясь в сторону пристани и все еще не выпуская моей руки, поэтому я быстро поднялся вслед за ней.

— Пожалуйста, запомни меня хорошо, ладно? Я, Дженнифер Уоллис Брайлайн, десятилетняя девочка из Лос-Анджелеса. И я обязательно вернусь сюда. И буду приходить на пристань, чтобы вновь увидеть тебя, Адамсона, мальчика из Бостона, — голоса, зовущие Дженнифер, стали громче, и я понял, что ее родители совсем близко. Она взглянула на меня в последний раз, робко улыбнулась своей самой прекрасной улыбкой на свете и крепко меня обняв, подарила легкий поцелуй в щеку.

В следующую секунду я уже наблюдал, как она бежит по мокрым камешкам вверх, к пристани и единственное, что я успел крикнуть ей след, было:

— Я никогда тебя не забуду, Дженнифер Уоллис Брайлайн! И я буду ждать твоего приезда! Обязательно буду ждать! — она не обернулась, но я все равно был уверен, что она услышала мои слова. Подбежав к родителям, Дженни быстро обняла их и остановилась рядом. Я не слышал, о чем они говорили, но она взяла их за руки и направилась в сторону машины, фары которой освящали всю пристань. Спустя минуту, машина развернулась и скрылась в темноте сумерек. А я еще долго продолжал стоять и пялится в направлении, куда уехала эта девчонка, из-за поцелуя которой у меня до сих пор горела щека.

Я стоял и думал о многих вещах. Но самое главное, я обещал себе, что больше никогда не заплачу и обязательно дождусь девочку в синем платье. Одно обещание я сдержал. Я не плакал, когда на следующий день умерла моя мама, а я так и не смог с ней попрощаться. Я не плакал, когда отец ударил меня так сильно, что я упал и рассек бровь о дверную ручку. Я не плакал, когда осознал, что мой родной брат смотрит на меня как на убийцу. Я не плакал, когда отец, спустя всего два месяца после похорон мамы, привел в дом нашу «мачеху», вдвое младше его. И я не плакал, когда моя Дженнифер Уоллис Брайлайн, моя принцесса Белоснежка, не приехала ни через год, ни через два, ни через пять.

Насчет второго обещания, я все меньше верил в то, что когда-нибудь, хоть еще раз, увижу ее. Однако, до сих пор, я иногда хожу на пристань. И растворяю остатки обещания в волнах океана. Обещания, которое я не смогу сдержать.

Глава 2. Дженнифер

Противный гул эвакуатора, где-то совсем близко на улице, заставил меня поморщиться и недовольно простонать.

Терпеть не могу просыпаться в такую рань. Однако мне потребовалось всего пару секунд, чтобы понять, какой сегодня день. Я перевернулась на спину, медленно села на кровати и открыла глаза.

Двадцать девятое августа. Сегодня я переезжаю.

Я так ярко помню тот день, когда начала мечтать об этом переезде, будто бы он был только вчера. Однако прошел не один день, а целых семь лет, отделяющих меня от города, в который я так стремилась.

По правде говоря, с того самого дня, за все эти годы, я приезжала в Бостон всего два раза. И все эти два раза проводила на берегу океана, ожидая мальчика, который так сильно запал мне в душу.

Я осознавала, нет никаких шансов, что кто-то будет проводить рождественский день на холодной пристани, но не уходила оттуда до тех пор, пока не переставала чувствовать ноги и руки. За это приходилось расплачиваться сильной простудой. Но я была расстроена отнюдь не из-за этого.

Честно сказать, мы могли бы переехать и раньше, но отцу неожиданно подвернулись очень заманчивые проекты, и нам пришлось остаться здесь на год. И еще. Еще год. За это время не стало моей любимой бабушки Аманды, и ее дом совсем пустовал. Только иногда моя тетя приезжала туда, чтобы немного прибраться.

Я уже было подумала, что больше никогда не окажусь в том месте. Мои мечты и желания медленно таяли у меня на глазах. И о чудо. Моему отцу наконец-то предложили хорошую работу в Бостоне. И, конечно же, он не смог отказаться. Работа архитектора — не самое приятное занятие в мире.

Оставалось пару часов до самолета, но зная мою маму, мы вполне могли бы оказаться в аэропорту уже сейчас. Я еще немного посидела на кровати, окончательно пришла в себя и скинула одеяло. Опустив ноги на пол, я невольно улыбнулась, кинув взгляд на пижамные штаны, которые мне подарила Сюзи. Свободные розовые штанишки с милыми пингвинами. Все мои близкие знали мою страсть к милым вещичкам. А в особенности к вещичкам с водными обитателями. Просто комбо.

Если же в подарок от Сюзи мне досталась пижама, то подарком Кэтти стал милый брелок в виде кита. Вчера вечером мы сидели в нашем любимом кафе, пили свои любимые молочные коктейли и очень сильно старались поддерживать атмосферу веселой непринужденности. Они мило щебетали, что ни на секунду меня не забудут, и каждый день будут писать мне и скидывать тонну фотографий.

В тот момент я грустно улыбалась, быстро смахивала слезы со своих щек и в душе понимала, что рано или поздно я получу последнее сообщение от своих лучших подруг.

Мне потребовалось всего двадцать минут, чтобы принять душ и собраться. А так же бережно запихнуть новую пижаму в свою сумку. Снизу уже доносились голоса, и я знала, что родители, так же как и я, уже готовы. Я открыла дверь своей комнаты и быстро спустилась вниз по лестнице. Мама хлопотала на кухне, папа сидел за столом и пил свой утренний кофе. Наверняка, я вся в него. Я так сильно обожала кофе и крайне редко пила чай.

— Привет, мам, пап! — весело проговорила я и плюхнулась на стул рядом с отцом. Он улыбнулся мне своей мягкой улыбкой, и я быстро чмокнула его в щеку.

— Привет, детка. Ну что, готова? Все собрала? — мама улыбнулась и тут же поставила передо мной тарелку с банановыми панкейками. Утро без панкейков — не утро.

— Да, конечно. Я полностью собрана и готова к дороге. Когда выезжаем?

— Через двадцать минут. Дэвид чуть позже немного приберется здесь, подключит усиленную сигнализацию и закроет дом, — ответил папа и вновь отпил немного кофе из своей кружки. Мои родители решили не продавать дом, а все-таки оставить его. Ведь неизвестно, сколько мы проживем в Бостоне. Они решили, что лишний раз лучше не рисковать. На это время, что мы будем жить на другой стороне Америки, за домом будет присматривать брат моего отца. Честно, я очень надеялась, что мы останемся жить там если не навечно, то хотя бы навсегда.

Завтрак закончился очень быстро и совсем скоро мы мчали в аэропорт. Честно, меня не очень воодушевляла мысль, что придется провести в самолете пять с половиной часов. Однако я сразу же вспоминала, что придется провести месяцы, а то и годы в городе своей мечты. В аэропорту мы провели совсем немного времени и уже спустя два часа, я сидела в самолете, вглядываясь в иллюминатор. Совсем скоро я окажусь в городе, к которому так долго стремилась. В городе, в котором меня ожидает самый лучший мальчик во всем мире.

Я не знала, запомнил ли он меня и вспоминает ли хоть иногда о девочке в синем платьице, но точно знала, что вспоминала о нем каждый день. И очень надеялась на то, что однажды вновь увижу его. На берегу океана. Все, как я себе и представляла.

***

Я в который раз кинула взгляд на этот противный листок с четырьмя цифрами пароля от моего шкафчика. Поверить не могу, что стою здесь уже двадцать минут и борюсь с этим железным ящиком.

Но он упорно отказывается открываться и раз за разом пищит, сообщая мне, что пароль неверный. Сжимаю руки в кулаки и мну ненавистный листок.

— У нас такое часто случается.

Подпрыгиваю на месте и чуть не роняю свою сумку на пол. Поворачиваю голову и ловлю на себе взгляд огромных зеленых глаз. Рядом со мной стоит девушка и смотрит на меня с легкой доброжелательной улыбкой. Удивленно моргаю и оглядываюсь.

Вновь перевожу взгляд на нее и тихо пищу:

— Прости, это ты мне?

Она улыбается еще шире и подходит чуть ближе. Невольно осматриваю ее с головы до ног и удивляюсь еще больше. Маленькая рыжая девчонка с огромными зелеными глазами на пол лица. Остальную половину занимает ее широкая улыбка. Ей бы сниматься для рекламы зубной пасты с такими белоснежными зубами. Честно, не удивлюсь, если она окажется моделью.

Девушка протягивает ко мне руку с наманикюренными пальчиками, хватает листок с паролем и смотрит на него.

— В нашей школе есть универсальный пароль ко всем шкафчикам. Если твой тебе не подходит, нужно просто зайти на сайт школы, ввести номер своего шкафчика и получить пароль. Возможно, просто ошиблись цифрой или вроде того. Секунду, — она достает и своей сумки телефон, что-то на нем печатает и через минуту разворачивает экраном ко мне, — Вот, попробуй этот.

Поворачиваюсь к шкафчику, ввожу новые цифры и о чудо, он открывается. Облегченно вздыхаю и поворачиваюсь обратно к моей спасительнице.

— О, Господи. Спасибо тебе, правда. Не знаю, как тебя отблагодарить.

Девушка смотрит на меня, удовлетворенно улыбается, и чуть наклонившись ко мне, говорит:

— Меня зовут Джеки. А тебя?

Благодарно улыбаюсь ей в ответ и протягиваю руку.

— Я Дженнифер. Приятно познакомится.

Джеки пожимает мою руку даже сильнее, чем я рассчитывала, и весело продолжает:

— Мне тоже очень приятно. Ты знаешь, Дженнифер, я заметила тебя с другого конца парковки. Твои волосы невозможно не заметить. Это настоящий цвет или крашенный? Они прекрасно выглядят, — я немного смущаюсь, кусаю губу и поворачиваюсь, чтобы положить некоторые свои вещи в ящик.

— Спасибо, очень приятно. Да, они настоящие, — хотелось бы мне быть более многословной, но Джеки не давала мне договорить хотя бы одно предложение до конца и сразу переходила к другой теме.

— Я, так понимаю, что ты новенькая. Откуда к нам перевелась? — ее вопросы сыпались на меня градом, и я старалась отвечать на них как можно подробнее.

Было бы невероятно завести друзей в первый же учебный день в новой школе. Джеки предложила провести для меня маленькую экскурсию в ходе которой выяснилось, что несколько предметов у нас с ней общие. Она показалась мне очень милой девушкой. Не думаю, что в этой школе есть хоть один человек, которому могла бы не понравиться Джеки.

Она показала мне расположение всех моих классов на сегодня, вбила мой номер в свой телефон и взяла с меня обещание, что после второго урока мы обязательно встретимся в столовой. После этого провела до кабинета алгебры, обняла на прощание и послала мне двойной воздушный поцелуй.

Я еще минуту смотрела вслед этой девчонке, так напоминающей мне маленькую лису, а потом собралась с силами и зашла в класс. Что же, сейчас придется познакомиться со своими одноклассниками. И это ожидает меня целый день.

Не понимаю, как я отсидела два урока, как не провалилась сквозь землю, когда учителя представляли меня перед всем классом. Но думаю, что я все-таки справилась неплохо.

Я быстро шагала по направлению к столовой и надеялась, что ее расположение я запомнила правильно. Не успела я завернуть за угол, как меня тут же схватили за руку и потащили к столику на улице.

— Ты просто не поверишь. Все только о тебе и говорят! Все утро я слышу о нашей новенькой. Даже Колин Тренор заметил тебя и назвал «Сексапильной блондиночкой». Поверить в это не могу, серьезно!

Джеки усадила меня за столик, вручила в руки бутылочку сока и села рядом. Она смотрела на меня таким милым взглядом, что я не смогла сдержать смешок.

— Прости, Джеки, но я не замечала ничего подобного. Слишком увлечена своими мыслями все утро.

Она тут же подсела ко мне ближе и спросила:

— И о чем же ты думаешь? Беспокоишься об учебе или как тебя здесь примут? Об это можешь не волноваться, я обо всем позабочусь. Ведь я капитан команды черлидеров, а так же девушка одного из самых популярных парней нашей школы. Так что тебе повезло со мной. Или мне с тобой? В любом случае, повезло, — и она тут же гордо выпрямилась, откинула с плеча рыжую прядь и улыбнулась своей широкой улыбкой.

На этот раз сил сдерживаться не было совсем, и я расхохоталась. Немного придя в себя, я решила, что вопрос, мучивший меня последние несколько дней, все-таки можно обсудить с этой девушкой. Шансы, что парень, которого я ищу, учится в моей новой школе, очень невелики. Но попытка не пытка.

— Знаешь, Джеки, много лет назад я уже приезжала в Бостон и встретила на пристани одного мальчика. Это было очень давно и скорее всего я не смогу найти его сейчас, но, может быть, ты сможешь мне помочь?

Она удивлённо приподняла брови, заметно оживилась и кивнула:

— Конечно! Быть может, ты помнишь его имя или как он выглядел? Я знаю многих в этом городе. И даже если не знаю его лично, то сделаю все возможное, чтобы найти твоего принца.

Я улыбнулась ей, постаралась подобрать слова и продолжила:

— Он мало что рассказал о себе тогда. По правде говоря, я знаю только его фамилию и то, что он шатен с карими глазами. Его фамилия Адамсон и он..

Джеки тут же вскрикнула, схватила меня за руки и слегка встряхнула.

— Адамсон? Серьезно? Да еще и шатен с карими глазами? Ты просто не представляешь, как тебе повезло! Скорее всего, тот, кого ты ищешь, учится в нашей школе. По правде говоря, их двое, они братья, но познакомив тебя с одним, думаю, ты поймешь, он это или нет. Пойдем же! Пойдем! Поверить не могу, что ты ищешь Адамсона!

Я не успеваю даже сказать что-то в ответ, а уже иду по коридору за Джеки и слушаю ее рассказ о том, что, скорее всего я запала на одного из красавчиков Адамсонов.

Сердце гулко стучит в груди, я крепче сжимаю руку своей новой подруги и пытаюсь успокоиться.

Спокойно, Дженнифер. Просто, скорее всего, ты сейчас увидишь парня, о встрече с которым мечтала семь лет. Успокоиться? Серьезно? Разве это сейчас возможно?

Мы проходим по коридорам к другому корпусу, спускаемся по ступенькам и оказываемся возле раздевалок. Джеки поворачивается ко мне и громко говорит:

— У одного из них сейчас будет тренировка, поэтому я точно знаю, что он здесь. Я позову его и надеюсь увидеть, что оказалась права и он тот, кто тебе нужен. Жди здесь и никуда не уходи! — и она тут же скрывается за дверью.

Даже если бы я захотела уйти, то не смогла бы. Я как будто приросла к полу и ничто сейчас не сможет сдвинуть меня с места. Крепче сжимаю в руках свою сумку и напряженно смотрю на дверь. Я и представить не могла, что так быстро могу встретиться с ним. А если это правда окажется он?

Чувствую, как сердце готово выпрыгнуть из груди, как трясутся руки и как сильно гудит в ушах.

Слышу щелчок, открывается дверь, и я перестаю дышать. Он изменился. Это правда. Но все-таки я узнаю эти волосы и глаза. Он подходит ко мне, останавливается напротив и смотрит прямо мне в душу. Его взгляд кажется мне совсем другим. Он стал мягче и теплее. Это правда тот, кого я ищу? Я смотрю на него и никак не могу проронить ни слова. Краем глаза замечаю маячащую за нами Джеки, но совершенно не реагирую на нее.

Наконец он улыбается и говорит то, чего я совершенно не ожидала услышать:

— Ты кто?

Мое сердце падает вниз. Наверняка, у меня сейчас нереально тупой и изумленный взгляд. Пытаюсь собраться с мыслями и хоть что-то ему ответить. Неужели он забыл? А чего ты ожидала, Дженнифер? Вы виделись всего один раз, семь лет назад, когда были детьми. А сейчас ты приезжаешь, ищешь его и думаешь, что он с первого взгляда вспомнит ту маленькую девочку?

Прикусываю губу, смущенно улыбаюсь и отвечаю:

— Меня зовут Дженнифер Уоллис Брайлайн, мы с тобой познакомились семь лет назад, на пристани. Знаю, как это сейчас выглядит и мне безумно неловко, но все-таки тогда ты обещал, что запомнишь меня и дождешься моего приезда снова. К сожалению, мы познакомились в плохой период твоей жизни. Тогда ты оказался на пристани, потому что твоя мама была больна, и она была в больнице, а ты никак не мог с ней встретиться, — глубоко вдыхаю и пытаюсь перевести дух.

С ума сойти. Я говорю так много, как и в тот первый раз. Немного хмурюсь и тут же поднимаю взгляд на этого парня. Ну конечно! У него ведь есть брат! И, скорее всего, тот, кого я ищу, не стоит передо мной.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 140
печатная A5
от 651