электронная
36
печатная A4
825
12+
По зову Большой Медведицы

Бесплатный фрагмент - По зову Большой Медведицы

Записки полярного инспектора

Объем:
282 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-6912-4
электронная
от 36
печатная A4
от 825

…Средь просторов твоих, Ледовитый

Кто-то в детстве мечтал стать космонавтом, кто-то летчиком, а меня, родившегося в средней полосе России, манила Арктика. До дыр зачитанный роман «Два капитана» Вениамина Каверина был моей настольной книгой. Прошло много лет, и добился своего — назначен начальником экспедиции на судне «Михаил Сомов». Нам предстояло пройти долгий и сложнейший путь от Архангельска до Чукотки и обратно, побывать на многих необитаемых арктических островах.

Земля Франца-Иосифа с высоты птичьего полета

В честь Франца-Иосифа

С капитаном нашего судна, Юрием Алексеевичем Настеко, я знаком, и знаю, что Землю Франца-Иосифа, он изучил, как свои пять пальцев. О ней столько уже написано, что, кажется, добавить нечего, но как хочется увидеть этот архипелаг собственными глазами. На вероятность существования «большой земли» далеко на севере между Новой Землей и островами Шпицбергена указывал в 1865 году русский офицер Н. Г. Шиллинг. В 1870 году выдающийся русский ученый П. А. Кропоткин в обстоятельной записке по заданию Русского географического общества писал, что между Шпицбергеном и Новой Землей находится неоткрытая земля, которая простирается к северу дальше Шпицбергена и удерживает льды за собой. Этот ансамбль арктических островов, существование которых было столь блестяще предсказано русскими учеными, открыла австро-венгерская полярная экспедиция на судне «Адмирал Тегеттхоф» под руководством лейтенантов Юлиуса Пайера и Карла Вейпрахта в 1873 году — волей случая их судно, вмерзшее в лед после годового дрейфа, было отнесено к ранее неизвестной земле. Участники экспедиции провели основную работу по первоначальному описанию центральной части открытого архипелага и дали ему название — Земля Франца-Иосифа в честь действующего монарха Австро-Венгрии Франца Иосифа.

До двадцатых годов прошлого века земли архипелага посещались различными экспедициями, состав которых, как правило, был интернациональным. Полярные исследователи экспедиций конца XIX- начала XX века сделали много географических открытий и обозначили на своих картах основные названия островов, проливов, бухт и других географически значимых мест. Большая роль в первичном описании Земли Франца-Иосифа принадлежит исследователям Австро-Венгрии, Голландии, Шотландии, Англии, Италии, Соединенных Штатов Америки и России.

После того, как в бухте Тихой в 1929 году была открыта первая русская стационарная научная полярная станция, архипелаг ЗФИ признается мировым сообществом территорией России. Административно он входит в Архангельскую область. Навигационное обеспечение и гидрометеорологическое обслуживание этой полярной области является компетенцией Российской Федерации.

Земля Франца-Иосифа удивительна. Но ее изысканная красота часто скрыта за густыми туманами, затяжными арктическими штормами, обжигающими зимними ветрами и сумерками полярных ночей.

Землю Франца-Иосифа еще называют «маленькой русской Антарктидой», их роднит некое своеобразие — ледяные купола, нахлобученные на острова, а их там 192, и суровые климатические условия. Айсберги здесь относительно небольшие, а их купола не идут в сравнение с антарктическими, но как же красиво. Чередование проливов, обилие птиц, китов, нарвалов, белух, тюленей, моржей довершают причудливую картину. Визитная карточка архипелага — белые медведи, бегущие наперегонки с научно-экспедиционным судном «Михаил Сомов». Никогда не подумал бы, что эти на вид неуклюжие великаны, развивают такую скорость.

Увидев кристальную чистоту воды, находятся и желающие искупаться в этих широтах. Температура воды летом прогревается до +0,5 градусов, но это только к югу, а в основном средняя летняя температура воды от 0 градусов до -1,4. Цвет — от зеленовато-голубого на юге до синего — на севере.

Священник отец Дмитрий не первый раз участвует в арктических экспедициях и не упускает случая окунуться в воды Северного Ледовитого океана. Нам даже смотреть на это зрелище холодно, а он, кряхтя от удовольствия, плавает около льдин…

Неприятное наследство

На остров Хейса мы должны были доставить новую партию полярников и снабдить всем необходимым ОГМС имени Э. Т. Кренкеля. Остров Хейса венчает округлый ледник. называемый Куполом Гидрографов.

Остров Хейса, ОГМС им. Э. Т. Кренкеля

Вертолет делает круг над полярной станцией. Медведей, столь частых гостей на ней, поблизости не обнаружили. Приземлились на берегу озера Космического. Пятеро полярников, которые год не видели никого кроме верных четвероногих друзей и белых медведей, еле сдерживая слезы, окружили вертолет. Видно было, им здесь нелегко. Не каждый способен вынести годовую изоляцию.

Я обошел территорию обсерватории, ни на секунду не выпуская карабин из рук. Белых мишек мы с воздуха не заметили, но это не значит, что их здесь нет. Ухо надо держать востро.

От былого величия обсерватории, которая имела статус международной, не осталось и следа. Практически все здания заброшены. То тут, то там валяются ржавые бочки и прочий металлолом, особенно захламлен берег и бывший аэродром. Даже самолет, когда-то потерпевший аварию, лежал на прежнем месте.

Подсчитать точное количество старой тары не так просто, но у меня и не было такой задачи. Я занялся отбором проб из них, используя навигатор, фиксировал точное местоположение, время. При этом приходилось держать в поле зрения окружающее пространство, отвлекаться нельзя — белый медведь не дремлет, у него нет боязни перед человеком. Люди для него больше добыча, чем опасность. Все обошлось, и медведя я видел только издалека. Он шел по льду пролива, вальяжно переваливаясь, и изредка оглядывался по сторонам.

После того, как я отобрал пробы, решил проверить радиационный фон в разных точках острова. Везде он был ниже городского — 6—8 мкр/ч. Даже в районе скопления мусора и металлолома фон оказался в пределах нормы, не выше, чем в Архангельске — около 12 мкр/ч.

Закончив работу, мы продолжили путь на Землю Александры, где нас ждали на погранзаставе Нагурское.

Рядом с погранзаставой, буквально в нескольких милях от берега наш капитан Юрий Настеко несколько лет назад обнаружил маленький островок, доказав, что и в наши дни можно сделать небольшое открытие. Островок этот настолько маленький, что его нет на картах.

Далее мы пошли на остров Гофмана, потом на Греэм-Белл — высадили там экспедиции «Русская Арктика» и «Полинформ», чтобы они могли произвести первичную оценку экологической ситуации на бывших военных базах. Работы там хватает. Забирать их будет уже другое судно.

Шары острова Чампа

До двадцатых годов прошлого века Земля Франца-Иосифа считалась вне государственной и посещалась различными экспедициями, состав которых, как правило, был интернациональным. После того, как в бухте Тихой была открыта первая русская полярная станция, архипелаг ЗФИ мировое сообщество признало территорией России. Административно он входит в Архангельскую область.

На острове Чамп

Рядом с островом Хейса находится еще одно удивительное, полное загадок место — остров Чамп. Это название на Земле Франца-Иосифа появилось после экспедиции Энтони Фиала, отправившейся в 1904 году к Северному полюсу. У Фиала был помощник по фамилии Чамп, тогда географическим объектам часто давали имена участников экспедиций.

Об этом острове тоже много чего написано. Он славится своими шаровидными камнями, происхождение которых до сих пор вызывает различные споры. Мы не могли упустить возможности посмотреть на это чудо. Остров на первый взгляд ничем не примечателен. Но стоило нам ступить на берег, и мы увидели, что он усеян странными, идеально круглыми камнями.

Первым встретился на пути каменный шар-исполин. Его называют «Стражем острова». Более двух метров в диаметре он, как настоящий страж, расположился по центру плавно уходящей вверх полоски земли, зажатой двумя островерхими скалами.

Сфотографироваться рядом с ним пожелали все, кто сошел на берег. Неподалеку лежит еще несколько больших шаров. Одни словно прикопаны в землю, другие стоят, открытые всем ветрам. Некоторые камни утратили свои правильные очертания, вероятно, из-за воздействия воды, ветров и низких температур. Некоторые шары были расколоты, на их срезе хорошо видно, что в центре камня находится вещество органического происхождения. Валерий Арнольдович Верниковский, член-корреспондент РАН, профессор Новосибирского государственного университета, сказал, что камни были рождены в морской воде, образовавшись в мягких отложениях из остатков раковин, некогда утонувших и завязших в песчаном дне. Раковины состояли из кварцита и марказита.

Первый является осадочной породой, которая под воздействием тепла или давления кристаллизуется, второй является минералом, родившимся в результате химических реакций железа и серы. И именно марказит, как показал анализ, был в этих шарах главным соединяющим элементом. После того, Земля Франца-Иосифа поднялась из глубин моря, а как ледники начали таять, осадочные отложения подверглись эрозии, превратившись в эти удивительные каменные формы.

Существует и другое объяснение: вода каскадами сходит с подтаявшего ледника, образуя во льду своеобразные бассейны, в которые и попадают эти камни. За счет мягкой вулканической породы и постоянного трения под воздействием потока воды камни приобрели круглую форму.

С небольшими камнями эта версия звучит логично, но, глядя на трехметровые «шарики», в ней начинаешь сомневаться. Известный российский полярный исследователь Виктор Боярский считает, что камни острова Чамп могут иметь органическое происхождение, поскольку состоят из песчаника.

По словам Боярского, от каждого геолога, хоть раз побывавшего в этих местах, он слышал своё объяснение этого феномена. Виктор Боярский уверен, что тут есть ещё неизвестные уголки с шарообразными камнями: «Не удивлюсь, если новые экспедиции сообщат о чём-либо подобном. В геологическом плане этот уголок планеты способен преподнести массу неожиданных сюрпризов».

Я сам нашел несколько таких «шариков» на других островах архипелага. Не думаю, что они инопланетного происхождения, но вопрос, почему их так много на острове Чампа, не дает покоя многим ученым. Остается надеяться, что кто-нибудь когда-нибудь и разгадает тайну этого чуда. А может быть, одной загадкой будет больше…

Один из сложных в навигационном отношении и красивых проливов — Негри между островами Мак-Клинтока и Галля. Несмотря на сильные течения, он почти никогда не очищается ото льда. Но нам повезло, пролив был чист, и капитан принял решение пойти этим маршрутом. Великолепие ледниковых берегов в сочетании с обрывистыми скалами Заварицкого на острове Галля и выходами коренных пород на высоту до 500 метров на острове Мак-Клинтока — вот что мы увидели. Изюминкой этих мест, конечно, является мыс Тегеттгоф. Эти кекуры (базальтовые останцы) в виде двух острозубых скал, подпирающие низкое арктическое небо, ни с чем не спутаешь и никогда не забудешь. В хорошую погоду их можно увидеть с расстояния более 20 миль.

Интересные обитатели

Наиболее интересные животные Земли Франца-Иосифа — белый медведь и морж, которые относятся к исчезающим видам и находятся под защитой государства. Во множестве встречаются млекопитающие — морской заяц и нерпа, встречается также гренландский тюлень. В южной части архипелага можно встретить китов, а также их собратьев нарвала и белуху. В далеком прошлом здесь обитали и северные олени, рога которых можно и сегодня встретить на некоторых островах.

На архипелаге насчитывается около 60 птичьих базаров, которые заселяются на несколько месяцев. На этих базарах вольготно себя чувствуют люрики, чистики, кайры, моевки, глупыши, белые чайки, бургомистры и некоторые другие виды птиц. Зимой в темное время фауна архипелага значительно обедняется: нет птиц, из окрестных вод уходят белуха, нарвал, частично моржи.

Ледяной покров на архипелаге удерживается большую часть года, и попасть на острова не так-то просто. Основное транспортное средство, которое быстро доставит вас практически в любое место архипелага — это вертолет. А когда за штурвалом такие асы, как Александр Макаров и Игорь Зуборев, за плечами которых не одна тысяча часов в Арктике и Антарктике, любое задание выполнят в кратчайшие сроки.

Остров Галля

Земля Франца-Иосифа — кладбище разбитых надежд, кораблей и самолетов. На острове Рудольфа, где-то на мысе Аук, находится могила Георгия Седова. Это одна из загадок богатой на трагедии Арктики. Несколько поколений полярников пытались отыскать могилу Седова, но тщетно. В память о нем в бухте Тихой установлен крест. Там же, рядом с островом Гукера, находится еще одна из достопримечательностей архипелага — скала Рубини, названа она в честь знаменитого итальянского тенора Джованни Баттиста Рубини (1794 — 1854).

Скала Рубини

Об этой скале написано очень много, не хочется повторяться, все сходятся в одном — она великолепна. А еще здесь один из самых крупных базаров, на котором гнездится около 50 тысяч птиц. Под скалой Рубини даже цвет воды имеет зелёный мутноватый оттенок из-за большого количества птичьего помёта, который попадает в воды бухты.

Памятное место

За время экспедиции мы побывали во многих местах, прошли тысячи миль, видели красивую природу. Но Земля Франца-Иосифа — нечто особенное. Встреча с ней никого не оставляет равнодушным. Ее холодная суровость не пугает и тех, кто впервые попадает сюда, не вызывает желания поскорее вернуться в теплые края.

Нулевой километр, о. Хейса

Те, кому довелось познакомиться с этими удивительными островами, увидеть подернутые дымкой цепи гор, причудливые темные скалы, дайки, похожие на выступы на спине сказочного дракона, базальтовые кекуры, красивейшие бухты и мысы, многотысячные базары морских птиц — все, невероятное для этих широт обилие зверей и птиц, навеки влюбляется в архипелаг. Если ты поддался этому чувству, когда-нибудь обязательно вернешься.

Я подарю тебе остров

Если посмотреть на глобус, на линию побережья Восточной Сибири от Енисея до мыса Дежнева, то к северу от нее, между устьем Яны и устьем Индигирки, можно увидеть архипелаг. Это и есть Новосибирские острова.

Остров Беннетта
Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A4
от 825