электронная
234
печатная A5
433
18+
По закону совести

Бесплатный фрагмент - По закону совести

Объем:
292 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-5172-1
электронная
от 234
печатная A5
от 433

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

За окном проносились сонные глухие деревушки, гладкие блестящие озёра и зелёные, непривычно свежие леса. Особенно Яну занимали цветущие деревья, до которых в Москве было ещё не меньше месяца. Покинуть город и перебраться существенно южнее её, конечно, заставила не любовь к природе, а другие, куда более важные дела; впрочем, о них она старалась не думать — лучше лишний раз не размышлять о таких вещах, а то непременно изменишь планы и вернёшься, так ничего и не добившись.

Сосед напротив, стеснительный лопоухий юноша, который смущённо смотрел на неё, когда она отворачивалась, неспешно листал интернет-страницы на экране своего телефона, попутно уничтожая жареную курицу, купленную на станции. За стенкой шумная семейная пара с двумя детьми азартно играла в морской бой, то и дело выкрикивая имя победителя, по проходу разгуливали молодые люди с гитарой — судя по внешнему виду, туристы.

— Издержки плацкарта, — подмигнул один из них, случайно задев девушку инструментом.

Яна кивнула и снова повернулась к окну, за которым потянулся город — одно — и двухэтажные дома, туристические магазинчики и широкие дороги. До курортного сезона времени оставалось ещё много, и людей на улицах почти не было.

— Вы — на море? — спросил сосед, который наконец решился начать разговор с незнакомкой.

— Выйду раньше, — коротко ответила Яна и действительно принялась собирать свои вещи.

— Жаль, — вздохнул лопоухий, снова заинтересовавшись курицей.

Сойдя на нужной станции, девушка легко забросила на плечо небольшую спортивную сумку, сверившись с картой, повернула налево, выбралась на широкий проспект и продолжила двигаться вперёд — до самого озера.

Озеро было местной достопримечательностью. Огромное, тёмное, с обитающими в нём змеями и серебристыми рыбёшками, оно славилось на весь край и было предметом многочисленных слухов и легенд. Погода к плаванию пока не располагала, но Яна надеялась, что к концу отпуска всё же сможет окунуться — настолько сильной был ностальгия.

До восьми лет она проводила в этом городе по полгода и, разумеется, целыми днями не вылезала из воды, вместе с другими местными ребятишками рассчитывая отыскать на дне древний пиратский корабль или в крайнем случае скелет, охраняющий несметные сокровища. Как ни странно, ничего подобного ей найти не удалось, зато бесценные навыки пригодились в будущем — на всех школьных соревнованиях по плаванию она запросто завоёвывала медали и одно время даже входила в состав юниорской сборной.

Яна пересекла небольшой сквер, о существовании которого давно успела забыть, и вышла на высокий берег. Отсюда, с горы, окружавшей почти всё озеро и ставшей приютом для множества улочек и домов, открывался совершенно потрясающий вид: практически чёрная в отсутствие солнца вода, доходящая до самого горизонта, серебряные блики и отражающиеся белёсые облака, делавшие поверхность воздушной и какой-то живой.

Девушка немного постояла, здороваясь с озером, потом спустилась вниз, потрогала воду рукой и улыбнулась. Оно столько раз являлось ей во снах, что теперь было непросто поверить в то, что всё это — реальность. Яна села на старую скамейку, снова достала из сумки карту и внимательно в неё всмотрелась. Выходило, что двигаться нужно к церкви, а оттуда — направо и вниз. Ориентиры девушка помнила очень смутно и совершенно не представляла, в какую сторону надо направляться. Потосковав немного на скамейке, она заметила двух седых старушек, одетых в чёрное, про себя посочувствовала чужой беде, а вслух вежливо осведомилась, как пройти к церкви.

Смерив её крайне подозрительными взорами, аборигенки указали путь и, переглянувшись, отправились дальше. Спросив дорогу ещё несколько раз, Яна в конце концов вышла к нужному дому и остановилась в нерешительности. Очередная из авантюр, в которые она стабильно влипала на протяжении всей сознательной жизни, грозила обернуться настоящим позором: что если женщина уже нашлась и абсолютно не жаждет видеть её в своём особняке? Зажмурившись от страха, девушка нажала на звонок и приготовилась сегодня же отправиться обратно в Москву.

Дверь не открывали очень долго, потом что-то щёлкнуло, створка медленно отъехала, и перед глазами Яны появился просторный холл, выполненный в рыцарском стиле. Всё здесь сияло дороговизной и старостью. Девушка сделала неуверенный шаг вперёд и принялась разглядывать широченную парадную лестницу, устланную бордовой ковровой дорожкой.

— Ты — Яна?

— Да, — кивнула она, не понимая, откуда исходит звук. — Я приехала к Дмитрию, можно его увидеть?

Послышался шум, и на лестнице показался паренёк лет двенадцати. Под мышкой он держал деревянный костыль, на который опирался почти всем телом.

— Это я, — коротко бросил он, присматриваясь к девушке. Яна улыбнулась.

— Боюсь, мне нужен кто-нибудь постарше.

— Придётся обойтись, — немного хамовато ответил подросток и начал спускаться. Получалось у него это не слишком удачно — несколько раз Дмитрий спотыкался, подволакивая ногу, одновременно припадал на неё и, сцепив зубы, хватался за перила.

— Родители дома? — с беспокойством спросила Яна, не зная, как ему помочь.

— Нет у меня родителей, — ровным тоном произнёс мальчишка. — Я же писал, что живу с тётей.

В этот момент девушка почувствовала себя крайне неуютно. Пребывая в абсолютной уверенности, что состоит в переписке со взрослым человеком, тем более инвалидом, она никак не могла предположить, что на его месте окажется пацан.

— Что ты так смотришь? — продолжал ребёнок. — Приехала, так изволь меня спасать. А в следующий раз будешь избирательнее в связях.

У Яны открылся рот и автоматически опустилась рука. Сумка с шумом упала на пол.

— Твоя комната на втором этаже, недалеко от моей и балкона. Я там всё подготовил, можешь располагаться. Впрочем, если тебе больше нравится в коридоре… — Он выразительным взглядом окинул упавшую сумку и повернулся, чтобы уйти.

— Что за чёрт? — не сдержалась девушка. — Где Дмитрий Николаевич?

— Перед тобой, — повторил подросток. — Теперь ты знаешь, почему я отказался прислать тебе фото.

— Что это за приколы?

— Ну до чего ж ты тугая… Ладно, объясняю ещё раз. Это я с тобой переписывался. Я — Дмитрий. Родителей нет, живу с тётей, но она пропала, так что светит мне детский дом для инвалидов, что меня, понятное дело, не устраивает. Друзей среди взрослых у меня нет, ты — единственная, и я решил просить помощи у тебя. Честно говоря, не думал, что приедешь, но раз уж соизволила — вперёд, моя счастливая жизнь в твоих хрупких руках.

— А что я могу-то? — Яна споткнулась о собственную сумку и едва не растянулась на полу.

— Ты в своей дееспособности уверена? — мерзко скривился мальчишка. — Если да — притворись моей родственницей, чтобы сразу в детдом не загребли. А вообще-то было бы круто, если бы ты мою тётю нашла. Я бы сам поискал, но, как видишь, у меня некоторые проблемы…

Говорил Дмитрий очень спокойно и медленно, словно растолковывая непонятное маленькому ребёнку. Надо сказать, что примерно так девушка себя и чувствовала. Шок от внезапного открытия был настолько сильным, что она не могла произнести ни слова и молча хлопала ресницами, не понимая, как теперь поступить. Мальчик ждал её решения, переминаясь с ноги на ногу, что в его состоянии было непросто, и явно старался не показывать, что нервничает. Впрочем, Яна не была уверена, что он вообще способен демонстрировать какие-то эмоции.

— Ты меня обманывал! — наконец нашлась она. — Столько месяцев писал мне как взрослый, а на самом деле…

— Я не обманывал, — занудливо пояснил Дмитрий, — просто не говорил правду. Скажи честно: ты хотела бы переписываться с ребёнком?

— Конечно нет!

— Вот именно. А у меня дефицит общения, нужна хоть какая-то социализация… И потом, признай: нам было весело.

Яна округлила глаза и решительно подняла сумку.

— Я уезжаю!

— Бросишь ребёнка в беде? — очень вкрадчиво осведомился пацан. Он стоял на лестнице с гордо выпрямленной спиной и лёгким презрением во взоре, но почему-то девушка подумала, что ему сейчас очень страшно. Ещё бы — в его возрасте остаться совсем одному, да к тому же с проблемами со здоровьем… Дмитрий ведь даже позаботиться о себе не может. Колебалась она не более минуты.

— Где комната? — угрюмо буркнула Яна, какой-то частью мозга осознавая, что на этот раз влипла по уши.

— Я провожу, — церемонно произнёс мальчик и махнул рукой, призывая следовать за ним.

Комната оказалась огромной и не слишком уютной. Чересчур просторное пространство было занято дубовой кроватью с голубым балдахином, покоившимся на широких столбах, не менее массивным шкафом с зеркалом в полный рост и гобеленом, на котором была изображена рыцарская битва.

— Интерьерчик ты оформлял? — логично предположила Яна.

— Мой отец. С его смерти тут ничего не менялось, денег нет. Окно по ночам дребезжит, не обращай внимания, это ветер с озера. Надеюсь, ты не станешь вопить и ловить несуществующих призраков?

— Только существующих, — пробормотала девушка, присматриваясь к старому окну. — Оно открывается?

— Да, но оно тяжёлое, не надорвись, ради бога, мне будет трудно убирать…

— В смысле — тело?

— Разбившееся окно, балда. Кстати, есть нечего. Я уже использовал все припасы, включая консервы на зиму. Целую неделю одними солёными огурцами питался.

— Давно твоя тётя пропала?

— Двадцать дней назад.

— И в полицию ты не обращался?

Подросток покачал головой.

— Она всегда говорила, что свалит от меня при первом удобном случае, ну и вот…

Яна с жалостью посмотрела на ребёнка.

— Мало ли кто что говорит. Это ничего не значит.

— Да что ты меня успокаиваешь? Она серьёзно это говорила. Мечтала замуж выйти и уехать, вот только не брал никто… Она считала, что из-за меня — кому нужна невеста с таким довеском.

Девушка молча вытаращила глаза и твёрдо решила, что тётю несчастного Димы непременно найдёт, однако детский дом ему с этой милой родственницей всё равно рано или поздно светит.

Когда мальчик удалился, Яна распахнула тяжёлые створки шкафа и, быстро пристроив туда большую часть своих вещей, уселась на кровать. Два года назад, вступив в переписку с неким Дмитрием Николаевичем, она и подумать не могла, что обернётся это вот так. А начиналось всё с простого интереса к городу и его окрестностям. Покинув место, в котором провела лучшие годы, Яна очень переживала, тосковала и в результате увлеклась историей края, а также — биографиями его обитателей. Именно так она нашла в интернете сайт единомышленников и неожиданно для самой себя подружилась с одним из них. Когда он попросил о помощи в поисках тёти, девушка почти не раздумывала — заняться в отпуске было решительно нечем, а вернуться в город, ставший практически родным, очень хотелось.

И вот теперь такой сюрприз. Мальчишку невероятно жаль, но прикидываться его родственницей, обманывая соответствующие органы, просто невозможно. Хотя в доме инвалидов ему, конечно, будет несладко. С таким умом и характером делать там нечего, парнишка сломает себе жизнь, если попадёт в подобное учреждение. А ведь у него неплохой потенциал — судя по переписке, Дима развит куда лучше, чем следует в его возрасте.

Повздыхав немного о непростой судьбе подростка, Яна переоделась в серый вязаный сарафан, накинула сверху тёплую кофту неопределённого цвета и отправилась на поиски еды. Ближайший магазин оказался прямо за церковью и представлял собой небольшую лавчонку, где из провизии были только крупы и конфеты. Решив, что после огурцов Дима обрадуется и этому, девушка купила еды на неделю и, с трудом дотащив её до дома, принялась готовить.

Кухня тоже была оригинальной — с длинным деревянным столом, не накрытым ни скатертью, ни клеёнкой, широкой лавкой, современными стульями, металлическими фресками, изображающими разнообразных животных, и старенькой газовой плитой. В целом помещение ассоциировалось с охотничьим домиком, и хотя Яна ни разу в подобных местах не бывала, она была уверена, что изнутри всё выглядит именно так.

— Вкусно пахнет, — одобрил Дмитрий, с трудом передвигаясь по кухне. — Деньги я верну, как только смогу.

— Даже интересно, когда это будет, — буркнула девушка, хотя, разумеется, не взяла бы у него ни копейки.

— Подозреваю, что скоро. Тётя, кажется, наткнулась на что-то особенное.

— В каком смысле?

— То, что может принести кучу денег. Так она говорила.

— Тебе? — удивилась Яна. Немного странно разговаривать с подростком на такие темы.

— Нет, конечно, — мотнул головой мальчишка. — Я подслушивал, когда она со своим парнем разговаривала.

— Так, может, у парня её и поискать?

— Я звонил, говорит, что давно её не видел. Можешь сходить к нему? Адрес я дам.

— Давай, — вздохнула Яна, понимая, что от небольшого расследования уже не отвертеться. — Как хоть тётю-то зовут?

— Эльмира Миронова, ей тридцать три года исполнилось. Парень чуть младше, я ещё удивился, когда он на неё позарился. Тем более она не первой свежести, в юности пару лет замужем была…

— Ну, ты прям…

— Что? У меня же есть глаза. Вот ты — красавица, на такую любой западёт, а тётя у меня, как бы помягче сказать…

— Давай оставим эту тему, — резковато произнесла девушка, хотя комплимент ей понравился. — Говори адрес парня и можешь поесть. Только гречка ещё горячая, потерпи немного.

— Я неделю терпел, — обрадовался Дмитрий. — Парень — Сергей Плитницкий, живёт на отшибе, на возвышенности, прямо рядом с озером. Пойдёшь налево до упора, потом свернёшь и увидишь дом с колоннами, это ещё его прадед отгрохал. В крайнем случае спросишь у кого-нибудь, его тут все знают, захватчика хренова.

— Не ругайся, — автоматически потребовала девушка. — И почему сразу захватчика?

— Потому что он соседние участки скупает, — пояснил подросток, накладывая себе полную тарелку каши. — Местным это не нравится. Тут все кланами живут, по несколько поколений, а он — как увидит, что у кого-то с деньгами проблема, сразу землю купить предлагает.

— Ну и что в этом плохого? Не заставляет же.

— Тебе не понять, — отмахнулся Дима. — Ты — столичная. Кстати, имей в виду: чужакам здесь не рады, если кто прицепится, сразу говори, что моя родственница.

— Ага, очень умно, — усмехнулась Яна. — Я не собираюсь никому врать. И потом, что значит «не рады чужакам»? Это же курорт, приезжих здесь должны на руках носить.

— Это был курорт, — сообщил парень, выделив прошедшее время. — Как Союз распался, сюда перестали наведываться. Увидишь нашу инфраструктуру и всё поймёшь.

— А почему перестали?

— Слишком много вопросов, — отбрил Дмитрий. — Если не хочешь поесть со мной, прогуляйся до Серёги, только ты поосторожнее с ним — мой дом он тоже не против к рукам прибрать.

— С чего ты взял?

— А иначе ему незачем с моей тётей встречаться. Мне поэтому в детдом и нельзя — обдерут до нитки, пока я там буду прохлаждаться. В общем, смотри в оба.

Яна покачала головой, глядя, с каким аппетитом подросток уплетает гречку, и снова покинула дом. На этот раз её путь лежал в другую сторону. Пройдя по самому краю высокого обрыва, она свернула на знакомую с детства тропинку и вышла к дому с колоннами. Постройку Яна запомнила очень хорошо — будучи совсем девчонкой, она не раз пробиралась через дырку в заборе, надеясь разглядеть хоть одно из обитавших там привидений. Сейчас никаких дыр не было, а вместо старого деревянного штакетника красовалась новая кирпичная ограда. Девушка немного прогулялась вдоль неё и нажала на кнопку звонка.

— Вам кого? — тут же донеслось из динамика.

— Сергея, — буркнула Яна, уже не представляя, какие ещё сюрпризы могут её ждать.

Металлическая калитка распахнулась, и перед девушкой появился симпатичный молодой человек (к счастью, совершеннолетний). Был он темноволосым и кареглазым, с упрямым волевым подбородком и небольшими ямочками на щеках.

— Чем могу помочь? — бархатным голосом осведомился он, добавляя дополнительный штрих к своей внешности.

— Я ищу Эльмиру Миронову, — слегка запнувшись, сообщила Яна.

— Я понятия не имею, где она.

— Но вы ведь встречаетесь…

— Кто вам такое сказал?

— Её племянник.

— Милый мальчик, — ухмыльнувшись, кивнул Сергей. — Милый и склонный к фантазиям.

— Тем не менее мне нужно её найти.

— Зачем, собственно?

— Я… э-э… её дальняя родственница, — пробормотала девушка, понимая, что всё глубже залезает в местное болото. — Приехала в гости, а её нет, Димка тоже не знает, где она.

— Ну так надо заявить в полицию.

— Надо, — кивнула Яна. — Ладно, спасибо за помощь.

— Обращайтесь, — улыбнулся Сергей. — Таким посетителям всегда рад, — добавил он, с интересом рассматривая девушку. Яна зарделась, тихо себя ненавидя.

О том, что отличается откровенной красотой, она и сама прекрасно знала, но очень старалась этим не пользоваться и вообще по мере возможности скрывать. Густые тёмные волосы до талии она заплетала в косичку, и без того выразительные зелёные глаза никогда не оттеняла косметикой, а фигуру прятала под балахонистой одеждой. Несмотря на многочисленные ухищрения, толку было немного. К чужим взглядам девушка давно привыкла, но изо всех сил их недолюбливала и даже считала оскорбительными.

— Эльмира не рассказывала вам, что скоро разбогатеет? — осведомилась Яна, хотя задавать такие глупые вопросы не собиралась. Понятно, что он в любом случае ответит отрицательно. Однако Сергей удивил.

— Говорила что-то, но я не обращал внимания. Элька всю жизнь мечтала разбогатеть, я, признаться, решил, что речь идёт об обеспеченном любовнике.

— Почему?

— Просто она явно хотела похвастаться, но при этом не озвучивала никаких подробностей. А когда что-то скрывают, дело в чём-то незаконном или унизительном.

— И к чему тут, по-вашему, относится любовник?

— Ясно же, что ко второму.

— Интересные у вас суждения.

— Могу поделиться и другими, — ухмыльнулся Сергей. — Как насчёт ужина?

— Никак, — отрезала Яна. — У меня тут родственница испарилась, а вы всякую ерунду предлагаете. Совесть надо иметь.

Мужчина кивнул, как будто совершенно не удивился, и с неожиданной серьёзностью сказал:

— Если это поможет, я подумал, что любовник — Александр Седых. Поговорите с ним.

— Почему вы так решили?

— Просто однажды видел их вместе, и вели они себя…

— Унизительно?

Сергей по-мальчишески рассмеялся, отдавая ей должное, и доверительно сообщил:

— Сашка — единственный богатый человек в городе, кроме меня, естественно. Большинство местных предприятий — банкроты, несмотря на уникальную природу регион у нас скорее депрессивный, уровень жизни очень низкий. Так что если Элька надумала где-то раздобыть денег, Александр явно с этим связан. Сейчас объясню, как его найти…

— В кирпичном коттедже на берегу?

— Так вы знакомы?

— Виделись, — уклончиво ответила Яна и развернулась, чтобы уйти.

— Про ужин всё же подумайте, — на прощание бросил Сергей. — Моё предложение бессрочно…

Девушка, не оборачиваясь, покачала головой и принялась спускаться с холма. Дорогу к нужному дому она помнила очень плохо, но примерное направление знала. Сашка Седых был единственным сыном местного мэра и по совместительству её первой любовью. Конечно, в восемь лет о пылких чувствах говорить рановато, но Яна твёрдо была уверена, что Александр предназначен ей судьбой и ближайший век они проведут бок о бок в радости и здравии. К сожалению, мальчик имел о счастье несколько другие представления и упорно не желал связывать свою жизнь с какой-то девчонкой. Объявив об этом во всеуслышание, Сашка жестоко просчитался. Вместо того чтобы зареветь, как нормальная барышня, или, на худой конец, дать в нос, Яна отправилась к его отцу и в интеллигентных, но самых нелестных выражениях объяснила, что тот воспитывает сына крайне неверно. Получив дома приличную взбучку, Седых-младший затаил обиду, но впредь стал относиться к девушкам иначе.

Вспомнив о столь примечательном факте из своей юношеской биографии, Яна легко улыбнулась и вышла к Сашкиному коттеджу. Любопытно, узнает ли он её.

Дверь открыла горничная, которая вежливо объявила, что хозяев сейчас нет и в ближайшее время ждать их не приходится. Девушка уже собиралась уйти, однако в этот момент со второго этажа донёсся радостный возглас, и вскоре Александр стоял перед ней во всей красоте своего величия — в простых, но безумно дорогих брюках, рубашке от Армани и небрежно наброшенном на плечи свитере.

— Янка! Вот так встреча! Какими судьбами?

— Ищу кое-кого. — Девушка рассматривала его расширившимися от удивления глазами: вместо веснушчатого паренька со стильной чёлкой и самыми модными в городе кроссовками перед ней оказался утончённый серьёзный мужчина, наверняка получивший престижное образование где-нибудь за рубежом.

— Надеюсь, меня? — Он обнял её и закружил. — Где ты пропадала столько лет?

— В Москве, — не без гордости отозвалась Яна. — Я сейчас в отпуске, вот, решила приехать.

— Я тоже недавно вернулся — из Кембриджа, — похвастался Седых. — И в Москве бываю довольно часто. Если бы знал, что и ты там…

Яна счастливо улыбнулась, действительно радуясь встрече со старым другом, и указала на его дом.

— Всё живёшь с родителями?

— У меня свой флигель, — фыркнул Александр. — И своя конюшня. Может, покатаемся? Ты как держишься в седле?

— Как мешок с картошкой, — не покривила душой Яна. — Слушай, я по делу. Знаешь Эльмиру Миронову?

— Ну конечно! Я тут всех знаю. А ты разве не помнишь, она иногда тусовалась с нами.

— Не помню, — нахмурилась девушка. — Она ведь старше лет на восемь, что она с нами забыла?

— Я уже сам не помню. И давно её не видел, кстати.

— Она пропала. А я ищу, — коротко просветила Яна. — Её племянник места себе не находит, надо помочь пареньку.

— Помочь — это мы мигом, — радостно заявил молодой человек. — Хочешь, дам объявление по местному телевидению?

— Пожалуй, пока рановато. Мне кажется, она укатила с мужчиной, вопрос — с каким. Некоторые указывают на тебя.

— Э, нет, подруга, меня в это дело не впутывай, у меня репутация, нельзя подводить папу и всё такое. К тому же девушка есть.

— Красивая? — улыбнулась Яна.

— Победительница нашего конкурса красоты, — не разочаровал Александр. — У вас в столице, может, и затеряется среди таких, как ты, но здесь она точно королева.

— У тебя был шанс, — весело подмигнула девушка. — Помнишь?

— Я то лето до конца дней не забуду, — рассмеялся молодой человек и тут же помрачнел. — Хорошее было время.

— Да у тебя и сейчас неплохое, — вздохнула Яна. — Ладно, я пойду, ещё увидимся.

Она поднялась к жилищу Мироновых, по дороге купив для парня мороженого, и решительно направилась в его комнату. Поскольку точно её местонахождение было неизвестно, пришлось немного поплутать по дому, разыскивая мальчишку, который в итоге обнаружился в гостиной на втором этаже. Дмитрий сидел за компьютером и на приличной скорости что-то печатал.

— Чем занимаешься? — Яна перегнулась через его плечо и вчиталась в сложные формулы, в которых ничего не разобрала.

— Уроками, — буркнул мальчишка. — Устал, как чёрт под Вакулой.

Девушка рассмеялась и выдала ему мороженое.

— Отдохни пока.

— Спасибо.

— Кстати, твой след оказался ложным: Сергей об Эльмире ничего не знает. Он отправил меня к Сашке Седых, но там тоже пусто. Похоже, твою тётю пора объявлять в розыск.

— Ни за что!

Яна села на краешек глубокого кресла и положила руки на подлокотники.

— Слушай, я знаю, что у тебя трагедия, но ты уже не маленький, должен понимать, что рано или поздно в полицию придётся сообщить. Двадцать дней — не шутка. Прости, но с Эльмирой что-то случилось. Необязательно что-то ужасное. Она может быть, например, в больнице или командировке, тогда тебя никто не отправит в детдом…

— За дурака меня держишь? — Парень от обиды подавился мороженым и хрипло закашлялся. — А то я не понимаю, что ты просто пытаешься меня утешить. Она либо сбежала, бросив меня, либо погибла. Других вариантов нет.

— Хорошо, что ты это понимаешь, — медленно произнесла девушка. — Тогда ты должен осознавать и то, что без полиции здесь не обойтись. Допустим, я поживу у тебя до конца отпуска, но ведь навсегда остаться не смогу. Я тебе не родственница и, строго говоря, даже не подруга. Меня здесь вообще быть не должно.

— Так ты за себя переживаешь?

— А тебя это удивляет? — серьёзно спросила Яна. — Любой вменяемый человек думает о себе, но это не значит, что мне плевать на тебя. Просто в данной ситуации у нас нет выхода.

Дима доел эскимо, аккуратно завернул палочку в обёртку и очень медленно сказал:

— Выход есть. Если моя тётя нарыла что-то, связанное с деньгами, оно принадлежит и мне, ведь так? Как наследнику.

— Теоретически.

— Ну так давай найдём то, на чём она хотела разбогатеть. Поделим прибыль поровну.

— Это не убережёт тебя от детдома.

— Зато убережёт мой особняк от продажи. И я смогу сам найти приличных приёмных родителей.

— Интересно, как? На мой взгляд, там несколько иная процедура.

— С деньгами всё намного проще, — упёрся пацан. — Ну давай поищем. Всего-то и надо — пройти путём моей тёти.

— В смысле?

— В последнее время она стала наведываться в нашу картинную галерею. Можно сходить туда, вдруг что-то поймём.

— Разглядывая картины? Сомневаюсь.

Дима нахмурился и, ничего не сказав, демонстративно повернулся к компьютеру. Мальчика было жаль. Понятно, что он хватается за любую бредовую идею, только бы не думать о судьбе Эльмиры, но потакать ему — значит лишь продлевать мучения. По-хорошему, надо бы вызвать полицию, объяснить ситуацию и надеяться, что ребёнок попадёт в приличное место. С другой стороны, дом он и правда может потерять. По закону-то нет, а вот в реальности… Особняк на берегу озера уж точно привлечёт ненужное внимание, обойти сироту будет нетрудно, и Дима это отлично понимает.

— Ладно, сходим в твою галерею, — недовольно буркнула Яна. — Но ты отправишься со мной, ещё не хватало одной позориться.

— Если ты не заметила, я слегка нетранспортабелен.

— Но у тебя наверняка есть инвалидная коляска.

Парень кивнул и с сомнением покосился на девушку.

— Тебе придётся тащить меня большую часть пути. Справишься?

— Если что, брошу где-нибудь, — очень спокойно отозвалась Яна.

Галерея находилась в центре города, и дорога до неё пестрела разнообразными ухабами и колдобинами. Девушка ни за что этого не заметила бы, если бы ей не приходилось каждый раз выталкивать вперёд тяжеленного подростка. Дима изо всех сил старался облегчить её ношу, но получалось у него не слишком хорошо. Проходящие мимо граждане смотрели с сочувствием, однако на помощь не спешили, из чего Яна заключила, что о характере вверенного ей судьбой ребёнка в городе наслышаны.

Купив билеты, девушка перетащила коляску через порог, возмутилась по поводу отсутствия пандусов в общественном месте и направилась в центральный зал.

Картин было очень много, и на большинстве было изображено озеро или разные виды на побережье. Похоже, художники в основном из местных. Медленно катя коляску по залу, Яна разглядывала полотна, то и дело узнавая что-то из своего детства.

Вот развалины старой часовни, служившие отличным местом для игр, а вот деревянные мостки, на которых она познакомилась с Александром. Далее — дом с колоннами и утёс, откуда ныряли ребята постарше. Перед домом она остановилась и принялась разглядывать картину во всех деталях. Рядом с постройкой был изображён гамак, на котором сидели двое детишек, а чуть позади — белый конь, размеренно жующий траву.

— Ничего у него мазня, да?

— Ничего, — согласилась Яна. — Интересно, что это за дети.

— Сергей и его сестра. Она в детстве погибла.

— От чего?

— Болезнь вроде какая-то. С тех пор он часто её рисует. Эльмира говорила.

— Так это он? — Девушка с удивлением вгляделась в подпись художника. — Он что, рисует?

— Сергей получил крупное наследство, обосновался здесь и теперь развлекает себя живописью. Сомневаюсь, что он профессиональный художник. Скорее, просто от нечего делать рисует.

— Но его картина висит в галерее.

— С его деньгами он может купить всю галерею и вешать сюда что захочет, — недовольно сказал парень. — Поехали дальше.

Яна послушно двинулась по проходу, рассматривая всё новые картины Сергея. Рисовал он и правда неплохо, причём специализировался в основном на портретах, что казалось девушке наиболее сложным. Судя по всему, молодой человек решил увековечить свою семью, любимые предметы и даже коня, который то и дело появлялся на полотнах. От картин веяло какой-то ностальгией и лёгкой тоской.

— Это правда здорово, — невольно восхитилась Яна чужим талантом. — Мне так ни за что не нарисовать.

— Мазня и есть мазня, — отозвался Дима. — Лучше вспомни, зачем мы сюда пришли.

— Я и не забывала.

Поколебавшись немного, девушка двинула к старушке, которая с важным видом восседала на стуле возле входа. О чём с ней говорить, она не имела ни малейшего представления, а потому шла очень медленно, стараясь придумать хоть что-нибудь. К счастью, смотрительница и сама была не прочь пообщаться.

— Нравится вам у нас?

— Нравится, — расплылась в улыбке Яна. — И район уникальный, и картины чудесные.

— Вы молодец, что мальчика привели, тётя его к культуре не приобщала, а ведь это необходимо для подрастающего поколения. Они сейчас все в компьютерах, телевизорах, даже на улицу не выходят. Что уж говорить о культуре…

— Вы знаете его тётю? — перебила девушка.

— А то как же. Сама-то постоянно сюда ходит, а мальчонку не берёт. Я понимаю, с ним тяжело, конечно, но всё-таки…

— Постоянно ходит? — изумилась Яна. — Это странно.

— Странно то, что она всё время перед одной картиной замирает, — заговорщически поделилась старушка. — Вы, наверное, видели — там изображён дом с колоннами. Это дом нашего мецената, Сергея Александровича. Я уж подумала, не влюбилась ли, часом.

— Влюбилась, — буркнул Дима. — Просто по уши втюхалась.

Старушка растерянно замолчала, а девушка, поспешно извинившись, покатила коляску к той самой картине.

— Слушай, ты бы хоть думал, как со взрослыми разговариваешь, — зашипела Яна.

— Так она уже сказала, что нам надо, чего дальше-то распинаться? — искреннее удивился подросток. — Главное, мы выяснили, зачем тётя сюда приходила. Осталось узнать, что такого в этой картине. На мой взгляд, мазня как…

— Мазня, — автоматически закончила девушка, тут же мысленно себя обругав.

Ещё раз всмотревшись в картину, ничего нового она там не обнаружила. Белый дом занимал почти всё пространство, гамаку, детям и коню было отведено совсем немного. На заднем плане располагались кусты сирени и небольшой прудик, небо было тёмным, предгрозовым, и Яна решила, что это намёк на то, что произошло с его сестрой. Впечатлившись замыслом Сергея, она ещё постояла перед картиной, переглянулась с подростком и с его согласия отправилась на улицу.

— Ну и что думаешь?

— Что твоей тёте понравилась картина.

— Врёшь, — безошибочно определил Дима. — Ты тоже удивлена и хочешь узнать, что её так интересовало.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 234
печатная A5
от 433