электронная
86
печатная A5
392
18+
По волнам

Бесплатный фрагмент - По волнам

Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2719-2
электронная
от 86
печатная A5
от 392

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

БЛАГОДАРНОСТИ!

Благодарю Вселенную и существ населяющих её, за возможность развиваться именно здесь, на нашей прекрасной Земле!

Особенно благодарю своих Наставников и Учителей, терпеливо и с любовью, ведущих меня к нашей общей цели!

Благодарю свою семью за каждодневную поддержку, любовь и ваши искренние улыбки. Благодаря вам, мои дорогие, я расту и двигаюсь вперёд!

Благодарю всех и каждого, что вы есть, что вы дарите мне минуты вдохновения. Ведь люди — это самый мощный источник вдохновения!

Благодарю всех, кто читает и знакомится с моими мыслями. Это пробуждает желание творить дальше!

1

Я — вполне обычная особа. Не то чтобы у меня заниженная самооценка, просто выделяться среди остальных никогда не имела желания. Качества лидера, видимо, мало мне присуще. Трезво смотрю на вещи и даже адекватно могу оценить ситуацию, но время от времени, как и у любого человека, бывают стойкие депрессии и непонятные перемены в настроении. Вроде бы всё хорошо, никаких скандалов и неприятностей, но что-то гложет изнутри и не даёт покоя. Как будто где-то глубоко сидит маленькая заноза, требующая к себе пристального внимания. Организм упорно просит острых ощущений, а возможно и кардинальной смены обстановки.

Вот и сейчас, моя близкая подруга — Юлька, совсем меня не понимает. Мы дружим с ней с седьмого класса. Много чего пережили вместе: и первую любовь, и радости, и горе. Её жизнерадостный настрой постоянно воодушевляет меня и если особенно плохо, надо лишь набрать знакомый номер и подождать, когда моё любимое белокурое создание примчится. Будь то день или ночь, всегда можно рассчитывать на неё. И никогда в ответ не услышишь: «Ты совсем сдурела? Посмотри на часы». Одним словом, моя подруга уникальна. По сегодняшний день разногласия мало вписывались в наши беседы. Но видимо всё бывает в первый раз и мне ничего не остаётся, как только смириться с её критикой.

— Я, наверное, чего-то недопонимаю в этой жизни, — затараторила Юля. — У тебя есть любящий муж-красавец, интересная работа, сногсшибательная внешность и даже хороший характер. Чего тебе ещё надо? — недовольно спросила она.

Я только вздохнула и отвела взгляд в сторону, засмотревшись на бегущие капли дождя на окне.

Ну и как ей объяснить? По видимости, полученное высшее образование по психологии ничему её не научило. У меня самый обычный кризис среднего возраста плюс кризис семилетней борьбы в отношениях. Всё надоело, ничего не хочу, кроме любви и нежности. Только вот никто мне этого не даёт, в особенности муж.

— Не вздыхай, не поможет, — отчеканила подруга. — Отвечай на вопросы, только быстро и не задумываясь. Димка пьёт, курит, бьёт тебя?

— Нет, — помотала я головой.

— Бабник, игрок, наркоман, тунеядец, идиот?

— Да, вроде, нет, — пискнула я.

— Может он тайный извращенец, а я об этом не знаю? — издевательски допытывалась Юлька.

— Перестань! — резко прервала я её допросы, сморщившись от услышанного списка людских пороков.

— Скажите мне, Анна Владимировна, что вас тогда не устраивает в собственном муже?

— Ты же прекрасно его знаешь, зачем спрашивать?

— Вот именно! Я его прекрасно знаю. Но я хочу услышать от тебя конкретики, — ещё больше упорствовала подруга.

Необходимо срочно перевести тему, иначе она замучает меня.

— Всё элементарно. В последнее время я так устала, что решила вчера уволиться с работы.

— Ты это серьёзно? — спросила Юля, широко открыв свои прекрасные глаза. Может, мне стоило попробовать себя в психологии? — Ты совсем неплохо зарабатывала. Видимо с твоей головой действительно что-то происходит. И что ты теперь собираешься делать?

— Ничего, — отрезала я. — Возможно, искать другую работу, а может и, нет. Я не решила пока. Побуду в полной прострации.

— Работа — самое лучшее средство от тараканов в голове. Зря ты это сделала, тем более место было достойным, — печально произнесла Юлька.

Да, моя работа мне действительно очень нравилась, до сегодняшнего дня. Я занимала должность ведущего менеджера в крупной туроператорской компании. Всегда куча дел, бесконечные звонки и переговоры с клиентами. Мне безумно нравилась эта суета. Единственное, что сильно сдавливало меня — это мой вышестоящий начальник. Дотошнее этого человека, я никого в жизни не встречала. Непрерывная проверка моего присутствия на рабочем месте, нескончаемые упрёки в моей некомпетентности, хотя это было далеко не правдой, споры и придирки по любому поводу. В общем, мой перегруженный мозг к концу дня был настолько измотан и недосягаем для окружающего мира, что нетрудно себе это представить. И решив, что так продолжаться не может, я написала заявление и незамедлительно ушла.

— Надоело мне всё и работа тоже. Вероятно, у меня и были сдвиги по фазе только из-за моего начальника. Сколько можно издеваться надо мной? И, в конце концов, я что, не заслуживаю пары месяцев отдыха? — удручённо спросила я.

— А что поэтому поводу думает Дима? — уточнила подруга.

— Ему как всегда всё равно. Хочешь — работай, хочешь не работай. У него, что не спроси, он ничего не знает или говорит, решай сама.

— Это разве плохо? Полная свобода воли, всё правильно он делает.

— А как же соучастие и внимание к моей личности? Мы вроде как семья и хотелось бы это прочувствовать по-настоящему. Или я не права? — потеряно спросила я больше себя, чем Юльку.

— Мне кажется, ты преувеличиваешь.

— Юль! Ну, неужели ты никогда не хотела почувствовать себя слабее, чем ты есть на самом деле? Подчиниться мужской воле и быть хрупкой… пушинкой? — спросила я.

— Свари лучше кофе, а? — иронически попросила Юля. — Твои размышления наводят на меня тоску зелёную. Ты хочешь в рабство, что ли? Какие нафиг пушинки?

О чём я и говорила. Она так и не смогла понять меня или не захотела. Не суть важно. А причина, на мой взгляд, на виду. Мы стали семьей с Димой шесть лет назад, знаю я его семь. Влюбились друг в друга почти сразу после знакомства. Я никогда не заводила речь о замужестве, поскольку, видимо, являюсь единственной представительницей в своём роде, которой нет до этого дела, есть штамп в паспорте или нет. Он сам сделал мне предложение руки и сердца, совершенно искренне и неожиданно для меня. Но я согласилась, ведь повторюсь, мне всё равно моё статусное положение, а из-за любви к нему отказаться было бы неразумно.

У моего мужа целая куча достоинств. Не курит, пьёт редко и только хорошее вино, не имеет никаких отклонений в пристрастиях, любит спорт, животных, и меня, вроде как. Мягкий и добрый, весёлый и надёжный, но если дело касается чувств, то пиши — пропало. Казалось бы, куда проще, чем сказать с утра: «Милая, ты просто красавица. Другой такой мне никогда не найти. Я так люблю тебя». Но по всей вероятности для него это действительно преграда. И с каждый годом становится только сложнее.

— Чёрный или с молоком? — уточнила я, беря в руки турку.

— Давай чёрный, — не сразу согласилась Юлька. — А ты вообще посвящала его когда-нибудь в свои садомазохистские желания? Мужики ведь не умеют читать мыслей, они иногда даже вообще не умеют читать. Но, несмотря на это, я всем своим клиенткам рекомендую писать чёткую инструкцию, что, где и когда они хотят получить от мужчины. Действует стопроцентно, — поделилась своим опытом подруга.

— Писать на бумажке, конечно, не пробовала, но разговаривали мы на эту тему неоднократно, — призналась я. — Только толку мало от этого. Кивает головой и всё.

— Вот видишь, говорю же, напиши и дай прочитать. Потом повесь на холодильник. Работает.

Я невольно начала смеяться. Нет, только она может придумать подобное. Сейчас мне стало даже немного жаль её очередного ухажёра — Васю. Он бегает за ней уже больше года и беспрекословно подчиняется любым её прихотям, а Юльке это безумно нравится.

— Попробую как-нибудь, — пообещала я улыбнувшись.

Неужели мне придётся испытать ещё и этот метод? Хотя, если хочешь сохранить семью, пойдёшь и не на такое. Ведь я люблю Диму. Даже очень люблю, но чего-то не хватает в наших отношениях. Да чего уж там обманывать саму себя, мне просто хочется банальной романтики, иногда твёрдого мужского плеча, а временами хочется стать слабой и беззащитной женщиной. Эх, мечты…

Кофе заполнил своим ароматом всю кухню. Я быстренько разлила его по чашкам и загляделась на Юльку. Она натуральная блондинка с бирюзовыми глазами. На самом деле глаза голубые, но для остроты ощущений Юлёк носит линзы. Но это нисколько не портит её внешности, даже наоборот, идет ей. Утончённые черты её белоснежного лица придают ей особой аристократичности. Волосы всегда стильно острижены. Мне даже кажется, если застать её посреди ночи в неглиже, она будет помятой и сонной, но только не лохматой. Одним словом, ещё та штучка.

— М-м-м, — довольно протянула она. — Только тебе удаётся приготовить такой вкусный кофе. Что ты так смотришь на меня? Тушь потекла? — беспокойно спросила Юля, дотрагиваясь до своих век.

— Красивая ты Юлька, вот и смотрю. Долго ещё Василия будешь мучить своими пытками?

— А разве я его мучаю? — фыркнула Юля, аккуратно отпив глоток кофе. — По-моему он сам выбрал себе эту роль. Ну, а мне ничего не остаётся, как поддерживать его в этом. А если честно, мне кажется это герой не моего романа и скоро придётся с ним расстаться.

— Почему? — удивилась я. — Хороший парень. Молодой конечно, но через десять лет это не будет так бросаться в глаза. Зачем разбрасываться мужчинами, которых и так становится меньше с каждым днём?

— Ага! Кто бы говорил, — усмехнулась Юля. — Сама сидит тут и рассказывает, как она хотела бы новых ощущений и пушинок. Вот именно! Нечего бросаться хорошими мужиками. Выкинь эти глупые мысли из своей прекрасной головки и вновь влюбись в Димку. Любовник тебе не поможет.

Я уставилась на неё во все глаза.

Причём здесь любовник? Я даже представить себя не могу с другим мужчиной. Гадость какая. В уме ли она?

— Причём здесь любовник? — недовольно спросила я уже вслух, скривившись всем телом. — Я не говорила, что хочу изменить мужу.

— Ты можешь сейчас сколько угодно распинаться передо мной, но суть я вижу. Ты хочешь новых ощущений, ты сама сказала это. Стало быть, в придачу к этому, ты хочешь новое тело. Вот и вся загадка, — закончила она, спокойно отпивая очередной глоток горячего напитка.

Не на шутку испугавшись столь резкого заявления, я глубоко задумалась.

Даже не знаю права она или нет? Конечно, я хочу чего-то нового, неизвестного, но не любовника. Я вряд ли способна на такое. Или способна? Нет, уйдите глупые мысли. Я честная женщина.

— Ты сомневаешься? — догадалась Юлька. — Ты втайне от себя мечтаешь об этом. Но мой тебе совет, никогда, слышишь, никогда не поддавайся на искушение, как бы хорош не был искуситель. Это подло и нечестно. Если уж ты твёрдо решила пойти на это, то разведись сначала, а потом с чистой совестью действуй. Это всё равно, что поменять работу. На двух работах одновременно не работают.

— Иногда работают, — задумчиво ответила я. — Отстань! Что за пошлости лезут тебе в голову? Какие любовники? У меня на Диму-то не оставалось времени после работы, а ты говоришь любовник.

— Ты уволилась, забыла? — ухмыльнулась Юлька. — Эта как раз первая фаза. Твоё подсознание готовит благоприятную почву для разгула. Теперь у тебя времени валом.

— Ты меня пугаешь. Хочешь сказать, что я специально уволилась, чтобы найти себе приключение?

— Вполне вероятно. Конечно, вам нужен ребёнок, — сказала подруга через минуту размышлений. — Это новый виток отношений, новые эмоции и всё такое. Тебе даже некогда будет думать о всяких там выкрутасах.

Я лишь опустила глаза, и слёзы потекли сами собой. У нас с Димой никак не получалось забеременеть. А после выкидыша, шансы уменьшились ещё ниже. Я, в принципе, не так сильно переживала, но Дима очень хотел ребёнка и главное — только от меня. Когда однажды я заикнулась, что если вдруг у меня так и не получится родить ему, то я непременно отпущу его на поиски другой женщины, в тот момент он закричал на меня впервые и сказал, чтобы я больше никогда не говорила ему подобных вещей.

— Прости, — прошептала Юля и взяла меня за руку. — Это непростительная ошибка с моей стороны. Просто я действительно волнуюсь за тебя. Посмотри на Диму, ведь ты никогда не найдёшь лучше него и никто не будет любить тебя так же. Если ты хочешь, чтобы поменялся человек, сначала должна поменяться ты, причём в корне, пересмотрев все свои ошибки.

Я только лишь согласно кивала ей. Она права. Нужно выкинуть всё из головы и попробовать начать всё сначала. Романтический ужин, массаж, свидания, что там ещё?… Поговорить, конечно, тоже не мешает. Да, я снова поговорю с ним. Сегодня же.

— Я попробую, обещаю.

— Вот и умница, — успокоилась Юлька. — Я поеду уже, а ты непременно залезь в ванну, расслабься и составь план действий. Нам ничего не даётся просто так, всегда приходится работать, особенно над собой. Все проблемы заключаются только в нас самих. Запомни это.

— Спасибо, Юль, — ответила я, вытирая последние остатки слёз. — Только ты одна и понимаешь меня. И вообще кроме тебя у меня никого нет.

— Опять двадцать пять. У тебя должен стоять на первом месте муж, а не подруга. Поняла? — сердито уточнила Юля.

— Поняла, — прошептала я.

Мы попрощались с ней, и она умчалась к своему Василию. Я ещё раз задумалась над её словами.

«Все проблемы заключаются только в нас самих». А в чём мои ошибки? Много работала? Так он работает не меньше меня и даже часто приходит намного позже. Димка владеет достаточно крупным автосервисом. Единственный, кто у него есть — его компаньон Саша, которому он доверяет, как самому себе на все сто процентов. Но при таких масштабах одного человека мало. Ему приходится везде вникать самому, всё проверять, в общем, без внимания своё детище Дима не оставляет. А жена? Ну, что жена. Она дома и никуда не денется. Скорее всего, он так и рассуждает, раз не принимает никаких попыток к нормальному воссоединению.

А я устала от всего этого. Нас никогда нет дома. Выходные всегда насмарку: то звонят наши друзья, которых мы не видим годами, то ему срочно надо отъехать лично встретиться с клиентом. Даже банально сходить в театр, не говоря уже о кинотеатре, или просто просмотре телевизора на диване дома, у нас не получается. Просто нет времени. Видимо, вчера это и сыграло решающую роль в моём увольнении. Хочу побыть дома и расслабиться. Может, действительно, отойду и всё встанет на свои места?

Я последовала Юлькиному совету и отправилась в ванну. Пока струйка воды заполняла пустое пространство, моя голова продолжала размышлять на тему наших отношений.

Надо понять самой, что я хочу от него. Первое — романтика. Цветы, конфеты это всё банально и неинтересно. Хочется, каких-то мелких сюрпризов, внимания и заботы. Неужели мужчины так мало изобретательны? Или это мне попался такой экземпляр? Ведь даже просто оставить утром записку на столе с надписью «Я люблю тебя», уже приятная мелочь. Я не знаю, надуть кучу шариков и заполнить ими всю спальню, или хотя бы машину. Да хотя бы один подарить! Уж о лимузине, ждущем меня возле подъезда, я и не мечтаю. Это, наверное, на грани фантастики. И ведь ладно, если бы были материальные проблемы, так ведь не голодаем, вполне прилично живём. И, в конце концов, шарики стоят копейки.

Очнувшись, я поняла, что слёзы снова текут по щекам, а вода льётся почти через край.

Ладно, забудем про романтику. Буду тогда создавать её сама. Точно. Я покажу ему как надо это делать, может, потом он научится и с этим не будет особых проблем? Посмотрим.

Второе. Второе… А что второе? Я судорожно раскидывала в голове разные мысли, но так и не смогла ответить самой себе, что я ещё хочу от своего мужа. Получается одна лишь романтика? Вроде бы мало для того, чтобы рушить отношения, но с другой стороны её недостаток чересчур сильно сказывается на совместной жизни. Я серьёзно. Для меня так важно, чтобы мне сказали в нужное время нужное слово. Я сразу расцветаю, подобно давно созревшему бутону, и готова идти за этим человеком всю жизнь.

После всех этих раздумий, я устроила себе полное расслабление и натёрла всё тело кремом. И теперь моя кожа напоминала лепестки роз. Я уложила свои волосы и чуть-чуть подкрасила глаза. Нашла в полке совершенно новый комплект белья и сама поразилась его красоте.

И когда я только купила его? Совсем не помню. Тут мои глаза случайно увидели своё отражение в зеркале. Стройные ноги, тонкая талия, хороший второй размер бюста, ровные черты лица и потерянные карие глаза.

— Анька! Ты такая красивая, что даже жалко тебя становится, — произнесла я вслух.

Такое счастье ходит под носом у Димы, а он совершенно не обращает на него внимания. Справедливо ли это? Ладно. Попробую сделать, как посоветовала Юля. Начну всё с себя.

После того, как я принарядилась, мне захотелось приготовить что-то самой и устроить самый настоящий романтический ужин. Свечи, красиво накрытый стол, запечённая рыбка и бутылочка лёгкого красного вина. Совсем забыла про музыку. В общем, когда я приготовила всё вышеперечисленное, часы уже показывали семь вечера. Приезжает Дима обычно между восьмью и девятью часами, поэтому теперь оставалось только ждать, что я и сделала, устроившись на балконе.

Раскрыв окно, сразу же повеяло приятным свежим воздухом, наполненным озоном. Подставив своё лицо под нежные прикосновения ветерка, я наслаждалась этим мгновением. Открыв глаза, начала следить за мимо проходящими людьми. Мы живём на третьем этаже, поэтому мне прекрасно видны выражения их лиц. Кто-то бежит недовольный из-за прошедшего дождя и, ругаясь, наступает на лужи. Другие наоборот, идут не спеша, радуясь приятной прохладе. Все такие разные, но всё-таки мы вместе…

Вот и мы с Димой, казалось бы разные противоположности, но всегда вместе. Я — лёгкая на подъём, всегда открыта к разговору и с взрывным характером. А Дима наоборот, закрыт, спокоен, как танк и невероятно консервативен. Наверное, это правильно. Так и должно быть. Мы каждый учимся друг у друга. Я тому качеству характера, которого нет у меня, а у него с избытком, и наоборот. Только понимает ли мой муж это? Ведь я так много раз пыталась донести до него суть своих желаний. Раскладывала всё по полочкам, объясняла. И каждый раз одно и то же: «Ты ведь знаешь, как я тебя люблю».

Так вот именно, что я совсем не знаю этого. Он только лишь иногда мне говорит об этом и всё. Никаких других слов, никаких проявлений нежности, как чёрствый сухарь или, наверное, как старик, которому уже ничего кроме еды и сна не нужно. А разве мне этого хочется? Или я так многого прошу? Другим достаточно бросить шубу к ногам или повесить сверкающие камушки на шею. Но мне не нужно это. Я и сама могу позволить купить себе эти шалости. Мне нужны чувства…

Я снова переключилась на двор. Мы живём в районе Марьино и эти места знакомы мне с детства, только всё вокруг сильно изменилось с тех пор. Везде сплошь новостройки, а ведь раньше здесь была простая деревня, не имеющая никакого отношения к Москве. А эта квартира досталась мне от родителей. Папа умер девять лет назад, а мама переехала к своей одинокой сестре в Питер, оставив жильё мне. Дима долго возмущался, хотел сам купить для нас квартиру, но я переключила его благие намерения на строительство дачи. И вот теперь у нас имеется загородный дом, в котором мы практически никогда не бываем за недостатком времени.

Мои глаза уловили приближающуюся машину. Это был мой муж — Дима. Он аккуратно припарковался возле дома, и я побежала к входной двери, чтобы встретить его.

— Привет, — мягко сказала я, целуя при этом его в щеку. — Ты сегодня рано.

— Привет, а ты не рада? — спросил Дима, улыбнувшись и оценивающе взглянув на меня. — Ты куда-то собралась?

Сразу дать ему по лбу или подождать? Что за глупые вопросы? Тихо Аня, спокойно. Дыши глубже.

— Да, — расплылась я в улыбке, взяв себя в руки. — Встретить своего любимого мужа.

— Спасибо, приятно, — сказал он, чмокнув меня.

Замечательно, ему приятно. А мне что с его двух слов? Или у моего мужа кончился весь словарный запас на работе? У-у-у. Ладно, будем действовать дальше.

Пока он ходил в ванную, я быстренько зашторила окна в комнате, зажгла свечи, и встала спиной к двери, держась за спинку стула.

Я услышала, как он медленно направляется в мою сторону, и вскоре почувствовала его присутствие позади себя. Закрыв глаза, я стала ждать. Видимо, Дима прочёл мои мысли, потому что он не говоря ни слова, аккуратно отодвинул мои волосы и нежно поцеловал меня в шею. В эту же секунду острое желание разлилось по всему телу. Я давно не испытывала подобных ощущений и поэтому боялась даже пошевелиться, чтобы не спугнуть момент нахлынувшей страсти. Дима положил свои руки мне на талию и плавно заскользил ими по моей спине, а я так и продолжала чувствовать его дыхание на своей коже.

— Ты так вкусно пахнешь, что хочется тебя съесть, — чуть слышно сказал он мне на ухо.

— Так, чего же ты ждёшь? — прошептала я призывно.

Я мгновенно уловила звук медленно расстегивающейся молнии на своей спине. Мне даже было сложно поверить, что это происходит именно со мной. Казалось, я была лишена этого целую вечность. Вся моя чувствительность обострилась до предела, и я уже была готова бездумно раствориться в его объятиях.

Но внезапно раздался звонок, такой пронизывающе противный. Его руки тут же остановились, а моя голова естественно, автоматически включилась в происходящий процесс.

Ну почему кому-то обязательно нужно позвонить именно сейчас?

— Не бери, — попросила я, скидывая с себя платье.

— Я только отвечу и тут же вернусь.

Он издевается? Мало того пришлось отвлечься на жуткий пиликающий звук телефона, так его ещё нужно и подождать немного, пока он наговорится?

— Дим, ну пожалуйста, отключи свой мобильник, хотя бы сейчас, — начала я умоляюще упрашивать.

Он лишь вышел из комнаты, чтобы ответить на звонок.

Ну и как дальше жить, если твой муж при занятии любовью тоже работает? О чём можно говорить с человеком, если он не понимает элементарных вещей? Но я решила не паниковать, успокоиться и дождаться его.

Димка появился в дверях с потеряно удручающим видом. Мне даже не нужно было объяснять что-либо, я поняла всё без слов.

— Это так срочно, что не может потерпеть до завтра? — спросила я, теряя полный контроль.

— Лап, я приеду ровно через два часа.

— Да, да. Ты всегда так отвечаешь. Только ещё никогда ты не отказал, кто звонит тебе по телефону не в рабочее время. На жену у тебя времени нет, зато другим раздаёшь его направо и налево. А я-то наивная дура, думала, уволюсь, и будет мне счастье.

— Милая, прости меня, но это действительно важно. Ребята допустили серьёзную ошибку, и теперь клиент требует меня лично. Я всё улажу и сразу буду дома, — спокойным тоном произнёс Дима, беспристрастно поцеловав меня в щёку.

— Так это они совершили ошибку, вот пусть они и отвечают за неё! — сердито ответила я. — Мне надоело это! Нельзя работать двадцать четыре часа в сутки, понимаешь? Нельзя! Есть ещё что-то более важное, чем работа.

— Но я уже сказал, что приеду, — виновато ответил он.

— Конечно! Передо мной можно ударить в грязь лицом, а там нельзя, — закричала я, совсем срываясь. — И можешь остаться ночевать там, зачем тратить зря время на дорогу домой, утром ведь снова туда ехать.

— Успокойся. Я люблю тебя.

— Любишь!? — ошалело закричала я. — Так докажи и останься хоть раз со мной.

Дима стоял неподвижно и смотрел на меня совершенно спокойно. Его совсем не потревожило моё нервное состояние и это окончательно вывело меня из себя.

— Проваливай! — закричала я, бросив в него своё платье.

В этот момент я была готова взорваться, а когда донесся звук закрывшейся двери, со мной впервые произошла самая настоящая истерика. Сначала мне хотелось смести всё со стола, причём так же, как показывают в фильмах, чтобы эффектно и с размахом. Но я удержалась, вовремя включив разум. Я просто бестолково начала ходить, из комнаты в комнату, тихо ругаясь.

Как он может так безжалостно поступать со мной? Что такого я сделала, заслужив подобное отношение? Неужели хотя бы иногда нельзя отключить мобильник дома? Ведь я прошу самую малость, только чтобы побыть с ним наедине. Конечно, откуда появиться детям, если мы не можем заняться их приготовлением. Бред какой-то. А может он завёл себе любовницу? А я наивно полагаю, что Дима редкостный трудоголик, что даже забыл про любимую жену?

Мысль о любовнице перевернула всё моё сознание. Тело тоже незамедлительно среагировало мелкой дрожью. Меня колотило. И в голове только одна мысль — что делать? Бежать? А куда? И зачем? Пока я размышляла, руки сами налили полный бокал вина, и я выпила его залпом. Алкоголь резко ударил в голову, но, кажется, это не помешало мне выпить и второй бокал. Вообще я пью очень редко, но сейчас мне захотелось отключить мозг, и поскольку другого способа придумать не удалось, то пришлось воспользоваться тем, что было под рукой. Хотя утром наверняка пожалею об этом.

Я опьянела буквально за пятнадцать минут. Обычно у меня две стадии после выпивки: слишком весёлая, либо слишком грустная. Но поскольку минувшие события никак не располагали к радости, я начала горько рыдать. Слёзы жалости быстро текли по моим щекам. Да, мне было жаль себя. Хотя это самое ужасное чувство — жалеть саму себя. Всегда считала это слабостью и даже глупостью. Но в данную минуту сложно было совладать с собственными чувствами, которые рекой били из меня. Дима топчет мою любовь к нему, безжалостно и систематично.

Тут мои глаза наткнулись на сотовый телефон и прежде чем подумать, я со всей силы бросила его в стену, отчего он разлетелся вдребезги.

С этого самого дня все мобильники обхожу стороной. Жили же люди раньше и без этого чуда техники, а теперь вот, получите. Порой мы действительно дорого платим за комфорт и удобства. И мне стало так плохо, сердце разрывалось на части. Я совсем не знала, что мне делать и как поступить. Но алкоголь взял своё, и я замертво упала на кровать, провалившись в долгий и мучительный сон.

2

— Болваны! Вчера права получили? — ругнулся я, бросив взгляд на часы, затем на быстро растущий шлейф машин перед собой. — Не успею.

Что за пакость? Мало того, что оставил дома разъярённую жену, так ещё и на работу не успеваю. Везде облом. Анька, наверное, сейчас меня проклинает, чем только можно. Милая, я так понимаю тебя. Потерпи ещё немного. Скоро я закончу всю эту суматоху, оставлю Санька за главного, и мы обязательно уединимся. Мне и самому уже надоел этот бесконечный балаган. Нам пора всерьёз подумать о детях.

— Ну, что ты сигналишь? На пупок себе нажми.

Резко вывернув руль, я поддал газу и наконец-то ощутил под собой скорость.

На дорогах всё как обычно. Не успеет пройти и маломальский дождик, как тут же начинают сыпаться аварии, словно грибы. А всё из-за того, что сплошь одни недоучки. Чтоб их…

Не успел я вылезти из машины, ко мне тут же подбежал потерянный Сашка.

— Извини, но со мной он не хочется общаться.

— Пошли.

Уже издалека был слышен мат-перемат. Терпеть не могу, когда матерятся. Особенно на моих ребят.

— Что произошло? — спокойно спросил я. — Добрый день, — первый протянул я руку, достаточно крепкому седовласому мужчине, явно одетому не по возрасту и больше смахивающего на двадцатилетнего пижона.

Но видимо моя рука показалась ему чересчур «грязной». На меня сразу полился целый ушат грязи.

— Ты кого… нанял в рабочих? Я плачу… деньги не за то, чтобы видеть этих… Уроды! Посмотри, иди …, смотри сюда…

Проигнорировав тираду трехэтажного мата, я сразу обратился к механикам. Оказалось, что не прошло и двух дней после очередного технического обслуживания, как у клиента полетели свечи. И теперь он, естественно, обвиняет в этом моих ребят. Но тот факт, что свечи китайского производства, совершенно не знакомой нам фирмы, которые он сам и просил поставить, ему ни о чём не говорит.

— Я не уеду отсюда, пока вы мне не поменяете свечи, — всё ещё покрикивал сердитый клиент.

— Конечно. Вы прекрасно знаете наши расценки. Так что оплачиваете и всё, что нужно, вам поменяют.

— Я… не собираюсь платить…

— Замолчи! Во-первых, никто вам не разрешал в меня тыкать, а во-вторых, уберите свой навозный акцент. Вам никто не давал права материть моих ребят. Что хотели, то вам и поставили. И ещё, — совсем уже потерял я терпение, — больше можете не появляться здесь. Никогда!

— Что?!

— Всё закрываем и по домам, — кивнул я ребятам, и быстро взглянув на часы, уже сто раз пожалел, что вырвался из тёплых объятий Анютика.

— Но, — тут же потерялся мужчина, — она же не едет.

— А это уже не наши проблемы. Сюда же вы как-то добрались? — в лоб спросил я, буравя взглядом этого вымогателя насквозь. — Вызовите эвакуатор.

По его лицу стали расползаться не очень-то приятные фиолетовые пятна. На секунду мне даже стало смешно, но сдержавшись, я лишь повернулся к нему спиной и стал возвращаться к своей машине.

— Вы ещё пожалеете! — послышалось за моей спиной. — Я у вас всех клиентов разгоню.

Ну что за люди? Лишь бы поорать и нахамить вдобавок. Думал, я испугаюсь и тут же бесплатно поставлю ему «родные» свечи? Не на того напал. Чтоб их всех сегодня! Что за день? Домой хочу. Только ждёт ли меня Аня? Даже не представляю, что сейчас предстоит мне испытать. Но я должен выстоять. В конце концов, поделом мне. Надо заехать за цветами.

Выбрав самый красивый букет из белых лилий, я стрелой помчался к дому.

Аня обожает их. Хотя, если по мне, они так воняют. Жуть. Но ей нравятся. Главное, чтоб она простила меня. Буквально через месяц всё изменится, и я смогу, наконец, ей всё рассказать.

Уже паркуясь у подъезда, я снова посмотрел на часы.

Опоздал, но на полчаса всего. Хотя для неё этого будет достаточно, чтобы моё помилование отложилось. Ну, ничего.

И глубоко вздохнув, я шагнул за порог нашей квартиры. Всё выглядело без всяких признаков жизни. Ни света, ни звуков, ничего. И аккуратно зайдя в большую комнату, я включил свет. Посередине зала стоял красиво накрытый стол, застывшие свечи и… пустая бутылка вина. Почувствовав себя ещё более виноватым, я непроизвольно уронил взгляд на пол, где валялись остатки её телефона.

Похоже, про помилование можно забыть. Хорошо ещё она об мою голову его не разбила…

Уже подозревая, где может находиться моя жена, я двинулся в сторону спальни. Свернувшись небольшим калачиком, в одном нижнем белье, она спала. Подойдя к краю кровати, я присел на корточки и стал рассматривать её лицо. Даже спящая и явно не трезвая, моя Аня была прекрасна. Локон её каштановых волос, небрежно покоился на её носике. И аккуратно смахнув его, я поцеловал свою жену в розовую щёчку и накрыл её одеялом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A5
от 392